внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост от скорпиуса малфоя [эппл флорес] Сегодняшний день просто одно сплошное недоразумение. Как все могло перевернуться с ног на голову за один месяц, все ожидания и надежды рухнули одним только... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 35°C
* jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » острые пули сыпались градом


острые пули сыпались градом

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://i.imgur.com/FzZ1EQ0.gif
Clyde & Bonnie
autumn 1995

[NIC]Clyde Davidson[/NIC][STA]все переплетено[/STA][AVA]https://i.imgur.com/GuBRzpi.gif[/AVA]
[LZ1]КЛАЙД ДЭВИДСОН, 25 y.o.
profession: вор;[/LZ1]

+1

2

внизу громко хлопает дверь. кто-то быстро поднимается по лестнице. знакомо скрипят ступеньки – пятая и двенадцатая. в последний момент суёшь в карман штанов нож-бабочку. он всегда с тобой. твой личный талисман на удачу. в довесок к ножу засовываешь универсальную отмычку. на всякий случай. скорее всего, она вам не понадобится. у тебя есть другая. поновее и поудобнее.
- слушай, я тут подумал, - шайни врывается в комнату вместе с уличной свежестью и запахом недавно прошедшего дождя. за окном низкие свинцовые тучи нависают над городом. хмурые высотки практически цепляются за них. за окном пока темно. город ещё спит и ровно дышит. и это вам на руку. ты, как всегда, надеешься, что всё пройдет если не идеально, то близко к этому. – я тут подумал, что нам стоит с собой прихватить ещё бензин. ну мало ли, - поддакиваешь шайни. от возбуждения у него блестят глаза, он взбудоражен. адреналин уже выплеснулся ему в кровь и сейчас бежал по его артериям и венам, проникал в каждую клеточку и заставлял сердце биться быстрее. – закинь в багажник. и уже пора ехать. самое время, - переводишь взгляд на часы на руке. стрелка медленно приближается к пяти часам. этой ночью вы практически не спали. с восьми до одиннадцати вечера – не в счёт. хлопаешь по карманам, убеждаешься, что все нужные вещи с тобой. накидываешь капюшон на голову и выходишь из комнаты вслед за шайни.
друг за другом вы спускаетесь по ступенькам, выходите к чёрной двери. за домом припаркован автомобиль. вы его смените по дороге. этот припаркуете у официальной работы шайны. любой из сотрудников скажет легавым, что вы были на работе. выезжали одновременно на несколько объектов, поэтому вас и не было в офисе. после дела вам придётся залечь на дно. ненадолго. недели на две, пока не утихнет шумиха в прессе и в полицейском департаменте.
проверяешь наличие простых латексных перчаток в бардачке автомобиля. ещё не распечатанные, они лежат в фирменной упаковке. отлично. – по две пары на каждого. надеваем сразу по две, мало ли, - парни откликаются. все они сидят сзади. им тесно и неудобно, но они готовы немного потерпеть. шайни заводит автомобиль. вы неторопливо проверяете остальную готовность. всё необходимое при вас. оружие, отмычки, сумки, вещи, какие-то важные мелочи. в автофургоне, который вы позаимствовали два месяца назад, стоят канистры с хлоркой, чистой водой, кислотой и бензином. это не первое ваше дело. и не самое волнительное. ты и вовсе почти спокоен. только сердце бьётся немного быстрее, чем обычно. дыхание ровное. и не сбивается. – поехали, - бонни вы подберёте по дороге. ты подберёшь. вы первые подъедете к кафе. парочка будет не такая заметная, как целая группа людей. парни будут подъезжать по очереди. каждый в своё время. когда вы уже – если всё пойдет, как и должно – будете внутри. недельная выручка, которую сделало это кафе, вдохновляет всех. и вас тоже. вы долго готовились. изучали местность и людей, взращивали план. холили его, лелеяли и пестовали, как любимое дитя.
в машине царит молчание. первым из автомобиля выходит ленни. он заберёт сестру и подъедет к кафе в четверть седьмого. следом за ним салон по очереди покидают джош и джерри. в машине остаетесь только ты и шайни. он барабанит по рулю какой-то прицепившийся мотивчик, ты лениво куришь, разглядывая изрисованные баннеры и афиши. город всё ещё спит. примерно через час он начнёт медленно и неохотно просыпаться. открывать глаза, подёрнутые сонной дымкой, вылезать из уютных кроватей и торопиться в новый день, наполненный запахом ночного дождя и дыма – с часу до двух горела автомойка на юго-западе. ты знаешь, потому что ты не спал.
выходишь из машины и сразу же ёжишься. прохладно. холодный ветер проникает под куртку, которая не увидит сегодняшнего заката. одежду, как и автомобили, вы сожжёте. шайни пересаживается в автофургон, весело подмигивает тебе фарами и уезжает. он немного покружится по району, примелькается, если вдруг какая-то ранняя пташка не будет спать. но ты надеешься, что будет. режим и ритм жизни квартала вы изучали больше месяца. самый обычный рабочий квартал. просыпается около десяти утра. кафе и магазины начинают работать в девять. первыми появляются повара. в половину восьмого. /вас к этому времени в районе уже не будет/. сигнализацию у кафе джош отключил ещё пару часов назад. вам ничего не грозит. к двенадцати в квартал потянутся белые воротнички. и вы будете среди них. ты пойдешь вместе с бонни.
милая пара. захаживаете в кафе три раза в неделю. берёте одно и то же. кофе и что-то их бизнес-меню – картошку и мясо или рис и рыбу. в зависимости от дня недели. вы сидите ровно сорок пять минут. после чего расплачиваетесь /стандартные чаевые и улыбка хорошенькой официантке/ и уходите. как и все сегодня, вы будете охать у вывески «закрыто», читать газеты с экстренным сообщением о грабеже и сплетничать. сольётесь с толпой. возможно, бонни будет утешать киру, которая тоже пострадает – разумеется. но кто подумает на бедную хорошенькую киру, в одиночку воспитывающую ребёнка /это не её ребёнок, это ребёнок лиззи, но кого это волнует/ и откладывающую каждую копейку на то, чтобы вырваться из трейлерного городка? как и никто не подумает о вас: милая пара. белые воротнички из одного из близлежащих офисов. стандартные чаевые и всегда вежливые улыбки.
вам ничего не угрожает.
пересаживаешься в машину, которую после всего этого дела сожжёшь на пустыре, /номера, как и машина, ворованные, но кого это сейчас волнует/. в пять пятнадцать подъезжаешь к дому бонни. ждёшь её, как и договаривались. все окна в доме тёмные. дом спит и ровно дышит. на твоих руках – две пары латексных перчаток. даже в машине не хочешь оставлять никаких следов. выходишь из автомобиля. прислоняешься к нему, медленно куришь. приветственно машешь рукой, в которой зажата сигарета, бонни. она кажется очень бодрой. влияние адреналина. к двенадцати, когда пора будет идти в кафе и играть роль добропорядочного офисного планктона, адреналин схлынет, и вы будете казаться такими же уставшими и самую малость сонными, как обычно. – перчатки, - кидаешь бонни две пары. – готова? – спрашиваешь для проформы. видишь, что готова. в автофургоне лежат ваши сумки с вещами. приличная офисная одежда. та же самая, в какой вы обычно появлялись в кафе. открываешь бонни дверь и возвращаешься за руль. пять минут вы сидите. ждёте. после этого ты заводишь мотор и мягко трогаешься с места. – сегодня будет чертовски длинный день. и, я надеюсь, чертовски удачный. для нас, - улыбаешься ей одним уголком губ.
у кафе вы оказываетесь без четверти шесть. машину вы оставляете там, куда обычно подъезжают грузовики для выгрузки товара. поставки товара сегодня не будет. его обычно привозят в четверг в шесть пятнадцать утра. сегодня должна быть инкассаторская машина. в восемь двадцать. но забирать ей будет решительно нечего. вы постараетесь ради этого. оглядываешь пустую  улицу и следом за бонни идёшь к чёрному ходу кафе. к тому самому, через который внутрь попадают сотрудники. вы не стали делать оригинальный ключ. вы можете и вскрыть замок. ты можешь. а раз можешь – делаешь. легко и быстро вскрываешь замок. без всякого шума. дверь тихо поскрипывает и впускает вас в тёплое и тёмное нутро кафе. у бонни в руках фонарик. а ещё она точно знает расположение сейфа и касс. сейфа здесь два: один в кабинете хозяина, другой в кабинете бухгалтера. вы справитесь. через десять минут подъедут джош и джерри. джош останется в здании напротив, он будет следить за полицейскими частотами и за улицей. джерри поможет вам. следом – ленни и кира. и последний шайни. к тому моменту, как он подъедет, у вас всё уже должно быть готово. вы приберётесь, уложите деньги в сумки и уедете. чисто. и не придраться. забираешь у бонни один из фонариков, мягко касаясь её руки. – куда для начала? – она знает и коды от обоих сейфов. ты вскроешь кассу, но там, скорее всего, осталась только небольшая сумма – каждый вечер деньги считают и отправляют в сейфы. исключительно, чтобы вам было удобнее их брать. игра началась. у вас есть время в запасе, но лучше его просто так не тратить.
[NIC]Clyde Davidson[/NIC][STA]все переплетено[/STA][AVA]https://i.imgur.com/GuBRzpi.gif[/AVA]
[LZ1]КЛАЙД ДЭВИДСОН, 25 y.o.
profession: вор;[/LZ1]

+1

3

ты просыпаешься за десять минут до будильника. волнуешься, нервничаешь, но держишь себя в руках, потому что готовилась ко всему эту более месяца: ходила с клайдом в закусочную, улыбалась, была приветливой девочкой и даже не воровала ничего у местных. к чему поднимать лишний шум, верно? провал в таком деле равняется годами за решеткой в какой-то колонии, откуда ты не сможешь выйти в нормальную жизнь. этого тебе не хотелось, как и всем в банде клайда. поэтому вы готовились основательно, изредка отвлекаясь на мирское. все знают что вы с дэвидсоном почти что сладкая парочка. у вас слишком много общего - сломанного, дворового, того, чего никогда не понять белым воротничкам и уж тем более золотым деткам.
ты одеваешься в темноте. не хочешь зажигать свет, поднимать лишний шум, наводить на подозрения и прочее. будильник, конечно же, отключаешь, чтобы он не узвенелся кому-то за стеночкой. если что, у тебя есть алиби. твоя соседка и ее ухажер подтвердят, что ты была третьей на их свидании и вы отлично провели ночь. конечно, если алиби тебе понадобиться, потому что ваш план проработан до мелочей. зайти внутрь, взять деньги из сейфов, из кассы, сложить все в сумки и ехать подобру поздорову. машину спалить, перчатки тоже.
закалываешь длинные волосы в "учительскую" прическу. скрепляешь все двумя резинками. сюрпризы в виде выпавших прядей и прочей ерунды тебе не нужны. как и шпильки, случайно найденные полицией у сейфа. вещественные доказательства вообще не должны оказываться на месте преступления. влазишь в джинсы, футболку - старые, чтобы можно было быстро снять или спалить в случае необходимости. знаешь, что у клайда всегда есть план "б" про запас, скажем так. если нужно будет, то вы предадите все огню или подорвете все к чертовой матери. а затем уедете куда подальше. возможно, даже заляжете на дно за городом. но пока у вас есть прекрасная квартира, в которой вы с клайдом провели несколько длинных и жарких ночей ночей. тебе в принципе все нравится: любовь с острыми касаниями по тонкой коже. чувство опасности, взаимного интереса. и курить одну сигарету на двоих. наблюдать, как никотиновая палочка медленно тлеет в его руках. ловить дымку между поцелуями, отдавать ему все, что у тебя есть. и получать тоже самое взамен. может все потому, что иначе вы не умеете. либо все. либо ничего. такой уж закон.
выходишь из дома в прохладную дымку утра. совсем скоро город проснется, начнет зажигать огни, а затем выйдет солнце. но до этого у вас еще много времени. гравий хрустит под кедами, а ты видишь его и улыбаешься. целуешь. сходу, мягко и плавно. без лишних слов и приветствий, - угу, спасибо, - раскрываешь раздражающе шуршащие упаковки и достаешь оттуда медицинские перчатки. надеваешь сначала одну пару, а поверх другу. не слишком удобно, но лучше перестраховаться. на дворе девяностые - легавые становятся все умнее и гораздо опаснее. мало ли. это не кража кошелька или кpeдитной карты посреди улицы. это нечто большее. крупное дело, которого вы так долго и с предвкушением ждали. чувствуешь, как сердце отбивает какой-то четкий, но не совсем ясный ритм в груди. садишься в машину, едва слышно хлопаешь дверкой и считаешь про себя. ты не готова. к тому, что что-то пойдет не так. и чертово шестое чувство подсказывает, что так и будет. хотя ты упорно пытаешься его не замечать, игнорировать.
ждать, пока клайд взломает замок. дверь открывается тихо и без скрипа, будто бы по маслу. в твоей руке фонарик, на улице все еще темно. ты не переживаешь, что вас кто-то увидит - окна затянуты ролетами, - прямо к хозяину в чистилище. там код сложнее, - а следовательно, денег побольше. впрочем, ты знаешь на память все цифры. клайд постоянно заставлял тебя повторять их. иногда даже будил по ночам и требовал назвать код от такого-то сейфа. тебя это бесило, ты хотела спать и даже кидалась в него подушкой, но потом понимала. что лучше назвать код. будет быстрее. плюс шансы получить поцелуй возрастают в разы. и хотя ты без ошибок называла все цифры, он продолжал постоянно спрашивать тебя о них, даже когда держал твои руки и вжимал в матрас твое хрупкое тело. в кабинет проникаешь быстро. цифра, цифра вправо, еще одна цифра влево. осторожно проворачиваешь механизм, внимательно слушая его. хочешь запомнить эти ощущения навсегда. дверьца открывается, обнажая крупную сумму денег. с удовольствием прячешь их в дорожную суму, даже не считая пачки бумаг. туда же кладень и документы. несколько золотых украшений - что на пальцы, прямо на перчатки, что в лифчик. удобно. особенно тебе нравится толстенная золотая цепь, которая отдает холодом по белоснежной коже. следующая точка маршрута - бухгалтерия. тут работы и возни гораздо меньше. пока клайд занимается кассой, ты спокойно займешься сейфом. не спешишь и спешишь одновременно. тебе хочется закончить и убраться отсюда пораньше. впрочем, ты так же знаешь о всех запасных входах и выходах. на всякий случай. вдруг пожар, копы, еще чего. достаешь последние деньги из сейфа, а затем слышишь непонятный шум, - чувак, чувак, тут кто-то уже есть, - по инерции гасишь фонарик, кладешь куда-то в карман. плавно двигаешься в сторону клайда, пытаясь ничего не запретить, - блять, мы влипли. держи пистолет, - ты осторожно выходишь из комнаты, прижимаешься к стене, не забыв при этом сумку. кажется ты оставила несколько штук баксов, но к черту.
осторожно к кассам. плавно, почти прижимаясь к стене. щелчка затвора оружия пока не слышно, что не может не радовать, однако надо делать ноги. сейчас и быстро, пока остальные ребята сюда не добрались. непонятно, сколько этих чужих. вот все ведь просчитали, кроме того, что не одни такие умные.
оказываешься в зале, видишь клайда. прикладываешь указательный палец к рукам. нет, это не игра. черт, он точно не поймет. подходишь ближе, понимая, что эти двое неизвестных знают о вашем присутствии, - тут кто-то есть, - тихо, почти что на ухо, - кроме нас, - понимаешь, что он явно не ожидал такого, ты собственно тоже, - а еще у них есть пистолет, - совсем тихо и спрятаться за барной стойкой, услышав треск в помещениях.
блять. 

[NIC] Bonnie Fitzgerald [/NIC] [PLA] [/PLA]
[STA] siren [/STA]
[AVA]https://i.ibb.co/4tMd4Sh/7.jpg[/AVA]
[LZ1]БОННИ ФИЦДЖЕРАЛЬД, 22 y.o.
profession: карманница[/LZ1]
[SGN]                    [/SGN]

+1

4

всё или ничего – не про тебя. ничего тебя никогда не устраивало. жадный до жизни, денег, силы. ты берёшь то, до чего можешь дотянуться, и не мучаешься совестью /она, очевидно, не входила в твою базовую комплектацию/. чёрно-белый, прогнивший мир, принадлежит тебе и таким же, как и ты: именно вы, а не белые воротнички и люди, возомнившие себя сильными мира сего, стоите во главе угла. вы определяете, чему быть, а чему уходить, вы искусственно завышаете цены, вбрасывая украденные деньги в оборот; вы накручиваете проценты и прокладываете дорогу криминалу и игорному бизнесу. рядом с вами процветают спекуляция и проституция, обман и искусно сплетённые интриги, затягивающие в свои сети тех, кто вам нужен. выходцы из самых низов, из той болотистой ямы, куда вышвырнуло вас правительство соединенных штатов, вы имеете за душой гораздо больше, нежели дома в респектабельных районах и дипломы лиги плюща. отнюдь не робин гуды, вы тем не менее крадёте у богатых, вычищаете до дна их карманы и открываете счёт за счётом на каймановых островах. не выезжая за пределы малой родины, вы спонсируете чужие идеи и отмываете свои-чужие деньги, наслаждаясь каждым долларом, заработанным не вашим честным трудом. вы никогда не попадете на обложку журнала forbs, про вас никогда не расскажут по телевизору, ограничатся кратким заявлением, если вам когда-нибудь не повезёт – жёлтые бульварные газетенки будут рады получить свою долю славы за ваш несомненно богатый счёт. но вы предпочтёте не попадаться, вы предпочтёте умереть, напоследок отобрав то, что никогда и всегда принадлежало вам. брошенные умирать на грязных городских улицах, вы потянете за собой тех, кто когда-то пренебрёг вами, оставляя вам – в качестве подачки – лишь смекалку и невероятную удачу. именно то, что позволило вам пойти вверх, оставаясь внизу.
ты не сомневаешься – у вас всё получится. время, потраченное на разведку, планы и схемы, обязательно себя оправдает. первый раз было страшно. сейчас уже давно нет. хозяин этого кафе лично тебе не сделал ничего плохого. может быть, он даже сделал много хорошего: рабочие места, неплохая заработная плата и возможность вкусно пообедать. ему просто не повезло – или повезло достаточно сильно, чтобы попасть в поле твоего зрения. добропорядочный гражданин, который не замечает своих соседей – бедный загнивающий райончик. разваливающийся, умирающий. // процветающий там, куда не бросают взгляд чужие //. вы не робин гуды, но сегодня одним богатеем станет меньше. просто потому что вам – когда-то – больше некуда было деваться. просто потому что вам уготована была эта жизнь. там, где не за что зацепиться, где умерла надежда и вера на благополучие и возможность хоть немного приподнять голову от земли – криминал всегда был и всегда будет. единственным средством существования. единственной возможностью получить то, что причиталось когда-то.
ты не думаешь, что будешь гореть в аду за то, что натворил при жизни. ты знаешь, что будешь гореть в аду, если он, конечно, существует. всегда если – ты не веришь ни в рай, ни в ад, ни в бога, ни в чертей, ни в ангелов. ты веришь в доллары и каждый новый ноль, появляющийся на твоём счете на каймановых островах. ныряешь следом за бонни в просторное помещение, максимально быстро привыкаешь к вязкой темноте, то тут, то там прорываемой лучами света. в твоей голове есть схема всего кафе, ты знаешь здесь каждый закоулок, хотя никогда не бывал в задних помещениях. прислушиваешься к происходящему снаружи. не ослабляешь внимание ни на одну секунду. стоит лишь прикрыть глаза, отвлечься, и вся ваша тщательная подготовка осыплется на пол пеплом. послушно и по-кошачьи мягко двигаешься следом за бонни к кабинету хозяина. в маленьком кабинетике стоит запах масла, кожи и крепкого застарелого кофе. морщишь нос и подсвечиваешь бонни – она быстро открывает сейф, без проблем вспоминая цифры кода. ты её третировал и мучил весь этот месяц. ради одного единственного мгновения – тихого щелчка, свидетельствующего об открытии тяжелой металлической двери.
как только дело оказывается сделано, уходишь к кассе. с ней придётся немного повозиться. в помещении всё ещё темно, не включаешь верхний свет, подсвечиваешь себе фонариком и ловко проворачиваешь отмычку в замочной скважине. простенький замочек легко поддаётся и открывается. улыбаешься, разглядывая не сданную и не спрятанную в сейф бухгалтерии выручку. сейф не был бы для вас проблемой, но всё равно приятно, что кто-то плохо делает свою работу. когда ты делаешь свою работу, пожалуй, слишком хорошо. что бы ни случилось, это дело останется не раскрытым. кого-то лишат премии в полицейском департаменте, а кого-то, может быть, уволят или снимут с должности за низкую раскрываемость. без лишних раздумий, складываешь деньги в сумку, прихваченную с собой. скоро все будут здесь. вы зальёте пол и всё, к чему притрагивались, отбеливателем – старый, как мир, метод, удаления всех следов. и уедете, чтобы на одном из шоссе в отдалении бросить украденный фургон и сжечь все вещи. если всё пойдет хорошо, а ты надеешься именно на это, кислота вам не понадобится. кислота – это последний вариант, когда другие не сработали. и когда вам понадобилось избавиться от всего места преступления, что в твои планы не входит. достаточно украсть деньги и ценности, зачем ещё и здание сжигать. люди ведь старались.
от твоего увлекательного занятия тебя отвлекает бонни. как она, однако, быстро справилась. – какого… - в ответ на её слова. это была ваша территория, кто догадался в неё вторгнуться? вы всегда четко определяли границы, соблюдая какой-то негласный кодекс, придуманный задолго до вашего рождения. прислушиваешься к происходящему, но бубнящие голоса не узнаешь – скорее всего, эти уроды в масках. у вас тоже есть оружие, но ты не планировал к нему прибегать. утягиваешь бонни за собой за стойку, вас не видно ни с одного входа. отцепляешь пистолет, прикрепленный к ноге, и протягиваешь его бонни. – держи, - не уточняешь, умеет ли она им пользоваться. жить захочет – научится. достаешь ещё один пистолет, спрятанный за массивной толстовкой. он уже для тебя. – у меня ещё есть нож, могу дать, - если он ей понадобится. не знаешь, как предупредить парней, что вы случайно нашли проблему. треск рации будет слишком громким. надеешься на то, что джош уже приехал и сейчас сидит в соседнем здании. но ты не слышал шума подъезжающей машины. вообще. ни одной. многие уже должны быть тут. или ты оглох, или проблема у вас не одна. авария на шоссе? перекрыли копы? какого черта день сегодня весь наперекосяк???
лучи сильных фонариков скользят поверх стойки, но до вас не достают. понятия не имеешь, как вы будете отходить. ползком, разве что. молча, сидишь рядом с бонни, и медленно подпинываешь сумки ближе к выходу. если надо будет выбирать – жизнь или деньги, ты предпочтешь жизнь. ты ведь ещё ни разу не был за пределами соединенных штатов. мечта однажды осесть где-нибудь на канарах тебя до сих пор не отпустила.
ты следишь за фонариками и не учитываешь, почему-то, тот факт, что кто-то может обойти стойку. так и случается. успеваешь только уронить бонни и закатиться вместе с ней куда-то совсем уж под стойку, когда там, где только что были ваши головы, вгрызаются пули. – Я НАЧИНАЮ ОХОТУ НА ПУТАН! – сквозь маску, надетую на ушлёпка, не сразу понимаешь, что он говорит. – как он нас только что назвал?? – спрашиваешь у бонни и стреляешь по нему, не дожидаясь от неё ответа. очевидно, это была какая-то кодовая фраза, вроде того, как вы кричали по рации «лягушки запрыгнули в банку» и красный воин сломал ногу». у вас были кодовые фразы на все случаи жизни и сейчас, в виду некоторых обстоятельств, пора было кричать в рацию «МЁРТВЫЕ СТОЯТ В ДОЗОРЕ», чем ты, в общем-то, и занимаешься, выкатываясь из-за стойки. ушлёпки, вторгшиеся на вашу территорию, стреляют, не глядя. не думаешь о бонни, но не осознанно держишься рядом, готовый в любой момент прийти ей на выручку. вы выйдете отсюда вместе или не выйдете вообще.
пули рикошетят от стен, одна из пролетает совсем рядом с тобой и даже цепляет толстовку. ты шипишь, пачкать всё здесь кровью тебе как-то очень сильно не хочется. метким выстрелом – всё ещё нихера не видно – попадаешь в кого-то, искренне надеясь, что не в своего. слышишь, как открывается дверь и в неё просачивается кто-то из ваших. джош, ленни или кто ещё – не разбираешь, просто знаешь: это пришли к вам на помощь. – стойка! – откидываешь одного из чужих от этой самой стойки. это ваши деньги. вы первые сюда пришли, в конце-то концов. главное, чтоб никто из бдительных граждан не вызвал легавых. вот только легавых вам здесь сейчас и не хватает для полноты картины «как создать проблему из фактически ничего».
[NIC]Clyde Davidson[/NIC][STA]все переплетено[/STA][AVA]https://i.imgur.com/GuBRzpi.gif[/AVA]
[LZ1]КЛАЙД ДЭВИДСОН, 25 y.o.
profession: вор;[/LZ1]

+1

5

тебе не привыкать к опасности. не привыкать к тому, что работа может тебя поглотить - просто так в один момент. возможно ведь спалиться перед умными легавыми, которые не поверят в то, что ты просто дурочка, решившая взять то, что плохо лежит. да и, собственно, брать чужое - всегда преступление. но жизнь не дает всем равные возможности. ты ведь не была из тех, кому повезло: кто родился в великолепном доме, который раз в три дня убирает прислуга. у тебя не было постельного белья выглаженного почти до состояния бумаги. и с мерзким запахом самого дорого кондиционера для ткани. ты не могла пойти в хорошую школу, потому что родилась тут - на окраине богом забытого района, в которым каждый сам за себя. и куда не суются даже копы. тебе каким-то образом каждый раз везет и никто тебя не трогает. знаешь, что это пока ты не доставляешь хлопот. и не занимаешься чем-то незаконных в местах, где каждый платит за крышу. тебе просто везет. каждый чертов раз и день везет. ты знаешь, что ничто не вечно и что за все надо платить. рано или поздно волна удачи заканчивается. хочешь этого или нет. но почему всему этому надо закончится сейчас? именно тогда, когда в твоей жизни наступили долгожданные перерывы.
это дело - первое крупное в твоей карьере, если выхватывание кошельков у людей вообще можно так назвать. ограбить закусочную и поделить деньги. звучит просто и почти что утопично. план продуман до деталей и в этом ты не сомневаешься. клайд оказывается не таким уж простым мальчиком с улицы, который не умеет думать. здесь все: ум, талант, а еще умение курить одну сигарету на двоих. тебе нравится быть с ним, придумывать планы. сидеть с ребятами, которые тебе не доверяют. но не лезут, потому что ты - девочка дэвидсона. и внезапно девочка не на одну ночь. которой отводилась довольно важная часть в этой операции. не то, чтобы открыть сейф было так сложно, но женские руки с этим справятся намного лучше, чем грубые и мужские ладони. и вот спустя месяц планирования и кучу мелких дел, вы оказались здесь. чтобы тут оказался еще кто-то. именно в тот же день и в ту же минуту.
ты паникуешь. пытаешься не показывать это клайду, но полное безразличие - не то, что может быть здесь и сейчас на твоем личике. он тут же затягивает тебя за барную стойку в целях безопасности. сумку ты из рук не выпускаешь. на всякий случай.
- но... - таращишься на пистолет, который сжимаешь в своих руках, - я не знаю, как этим всем пользоваться. - нож ей не поможет. им максимум может ткнуть. как там говорит твоя соседка - носи с собой только то, что не может быть использовано против тебя самой. а тут - нож и еще и пистолет, - клайд, ты с ума сошел, я не могу выстрелить в человека, - вообще, никак. одно дело взять кошелек, а другое кого-то убить. но отдать оружие не успеваешь, потому что видишь свет фонарика. блять. клайд помогает тебя оказаться по стойкой и ты отчетливо слышишь два выстрела. честно пытаешься не закричать, но паника бьется в голове, пытаясь выбраться в наружу хоть как-то - слезами, криком, чем угодно. ничего не соображаешь, оставляешь его вопрос без ответа, пытаясь выдохнуть. тебе страшно. но секунду спустя этот парень просто падает замертво. поворачиваешься к клайду, пытаясь понять, что вообще произошло. осознание приходит сразу. он убил человека. в твоем мире так всегда, либо тебя, либо ты. есть всего лишь два варианта. и ты рада, что не тебя.
- МЁРТВЫЕ СТОЯТ В ДОЗОРЕ! - слышишь от клайда, который уже на ногах. это код. у вас их было ровно восемнадцать штук и все их ты знала на память. план был продуман до мелочей и все пошло не так. ведь спрашивала, а что будет, если кто-то еще сюда сунется. ответ был прост: не сунутся. перестреляем на входе. только стреляют сейчас в вас, черт подери. пытаешься вылезти из под стойки и пригибаешься. ты не понимаешь, что происходит. одна пуля, другая, третья. потом еще. закрываешь голову руками, осознавая, что где-то у тебя есть пистолет. все еще его держишь в руке. зачем видишь, как клайд откидывает кого-то от стойки. неудивительно, там две сумки с зелеными. то, с чем еще можно уйти. если отсюда вообще есть выход.
тебе страшно, ты позволяешь этому страху выйти из себя. не понимаешь, что глаза наполнились слезами, а вокруг потекла подводка. ты хватаешь сумку с доларами и сама не знаешь, зачем, обходишь стойку и попадешь на кухню. потому что здесь безопаснее.
странный план тут же зреет в голове. вам не нужно, чтобы эти придурки рассказали о вас. и вас искали все копы этого города. вообще вы не планировали так далеко заходить, но с чем черт не шутит. у вас был сценарий при котором надо было уничтожить все и валить - лучшее решение. но шайни тут не было. с его припасами. так что ты просто открываешь газ на всех плитах. на одной, второй, третьей. кажется после 8й конфорки, тебе уже дурно там находится. хватаешь сумки и бежишь к клайду, что есть силы:
- валим, быстро, - хватаешь у него рацию и на ходу кричишь в нее слишком высоким для себя голосом, но различимым, -  ХИРОСИМА, - который означал, что здание надо покинуть сейчас и немедленно. потому что они решили все тут взорвать. правда при помощи шайни. наверное, удивится, когда узнает, что они сами все разрешили. надо бы еще закрыть все выходы. или попытаться. это сделать, - крысы бегут с корабля, - придумал это уже не помнит кто. в плане, все ведь пойдет нормально и никто не будет бежать из закусочной. ты чувствуешь, как пули свистят над головой, но не отпускаешь сумку. держишься рядом с клайдом.
слышишь в рацию еще один код. кто-то таки сообщил легавым. вот это дискотека. значит, у них минут 5, чтобы отсюда убраться. точнее меньше, потому что совсем скоро, газ просочится в помещение. и ему хватит всего лишь одной маленькой искры, чтобы вспыхнуть. вы с клайдом кое как добираетесь до дверей. конечно же заперто. ты помнишь, куда вы входили. но бежать туда слишком далеко. счет идет на секунды и ты пытаешься сообразить, что и как, подгоняемая несметным количеством адреналина в крови. кажется, что проходит целая вечность перед тем, как он все же открывает замок. в они оказываются на улице. теперь бы вытащить из рации батарейки или выкинуть ее к чертям собачим, но знаешь, что дэвидсон справится с этим сам. видишь, как ко входу подъезжает машина. ваша. шайни машет тебе рукой, мол, давайте быстрее. ты бежишь слишком быстро, радуясь, что успела застегнуть сумки с деньгами и не оставишь след зелеными купюрами для легавых. вы оказываетесь в темной машине с затемненными окнами. не понимаешь, что обсуждают ребята. то ли крича. то ли еще что. вы засветились. надо убираться. радуешься. что твое лицо закрыто шарфиком, который спалишь, как только вы доберетесь до безопасного места. и стоит вам отъехать, как закусочная взрывается. со всеми теми, кто был внутри или рядом. стекла соседних домой вылетают, а вы движетесь куда-то вперед. ты успокаиваешься, когда вы попадаете в обычный поток машин. а на улице, по которой вы не давно ехали маячат полицейские сирены. кажется, вам повезло. надолго ли?

[NIC] Bonnie Fitzgerald [/NIC] [PLA] [/PLA]
[STA] siren [/STA]
[AVA]https://i.ibb.co/4tMd4Sh/7.jpg[/AVA]
[LZ1]БОННИ ФИЦДЖЕРАЛЬД, 22 y.o.
profession: карманница[/LZ1]
[SGN]                    [/SGN]

Отредактировано Dominica Sharp (2020-08-01 18:31:16)

+1

6

ты чертовски удачлив, тебе везёт так часто, что ты сам в это слабо веришь. удача следует за тобой по пятам, раскрашивая твоё лицо счастливой и чересчур довольной улыбкой. удача всегда с тобой. и только сегодня что-то пошло не так. ты не понимаешь, какого хрена не так пошло абсолютно всё. вы так долго и так тщательно разрабатывали гребанный план, чтобы какие-то уроды разрушили всё одним своим появлением. и самое идиотское: ты понятия не имеешь, что это за уроды, какого хрена они тут забыли. это ваша территория! ваша долбанная территория, на которой – ещё немного, совсем чуть-чуть – вы начнёте контролировать денежные потоки. вы уже многое держите в своих руках, но, в основном, конечно, наркооборот. вы не употребляете, но руку с пульса не снимаете, ведь наркотики – это неплохой источник дохода. не обязательно участвовать в наркоторговле самому, достаточно иметь в сети «своих» людей. а у тебя, как у человека, выросшего в этой напрочь асоциальной среде, таких людей хватает. и вот эти уроды, забравшиеся на вашу территорию, нихрена не «свои» люди.
тебя вдруг всё это до жути выбешивает. вы, как крысы, поджавшие хвосты, прячетесь за стойкой, боитесь и нос высунуть. суешь бонни пистолет и недовольно отмахиваешься от её лепета: - жить захочешь – выстрелишь, - на полном серьёзе. у тебя нет времени защищать одновременно себя и её. ей придётся самой постоять за себя, ну же, большая уже девочка, чтобы уметь выгрызать себе право на гребанную жизнь. вся эта ситуация тебе совсем не нравится – пиздец какой-то, если честно. пули летят над вашими головами, вгрызаются в гипсокартоновые стены, выкрашенные в весёлые красный и жёлтый цвета. одна пуля попадает, видимо, в какую-то картинку, прикрытую стеклом: осколки сыплются на тебя и бонни, часть из них попадает за шиворот. ты шипишь и выплевываешь какие-то маты, оттираешь рукой тонкую струйку крови, текущую по лицу. ещё не хватало тут реально кровью всё залить. выпихиваешь бонни из-за стойки и вываливаешься следом за ней. дело принимает совсем скверный оборот.
стреляешь уже без разбору, смутно надеясь  и веря, что не в своих. ты резко забываешь о том, что и где у тебя не так, адреналин захлёстывает, обостряет все чувства. чудом уклоняешься от летящих прямо в тебя пуль и спешно продумываешь план отхода. но план – пиздец какой – не придумывается. всё должно было быть не так. СОВСЕМ не так. понимаешь, что кто-то из парней рядом, когда за спиной оказывается кто-то. не можешь определить кто, впрочем, тебе, наверное, плевать, главное, что тебя прикрывают со спины. бонни ты где-то потерял и теперь понятия не имеешь, где она. в закусочной всё ещё темно, хоть глаз выколи. кто-то бесконечно орёт и, судя по голосу, это не кто-то из ваших. рация трещит, но у тебя тупо нет времени ответить. вы не понимаете, за что сейчас вообще бьётесь. за какую-то смутную и призрачную прибыль? так она уже ваша. ты суешь руку в карман, вытаскиваешь оттуда нож и резко швыряешь его в мимо пробегающую тень. попадаешь. тень орёт, кляня тебя на чем свет стоит, в комнате появляется острый запах крови. растерянно оглядываешься вокруг, когда к тебе резко подлетает бонни. без лишних вопросов разжимаешь пальцы, выпуская рацию. бонни кричит о хиросиме, и ты ускоряешься, стремясь к выходу. счёт пошёл на секунды?
тянешь бонни за собой к выходу, совершенно не_нежно дёргая её за руку. ты не собираешься подстраиваться под её скорость, ты хочешь, черт возьми, жить. гребанная захлопнувшаяся дверь не поддаётся, толкаешь её плечом, плечо стонет от боли, дверь продолжает оставаться закрытой. – гребанный черт возьми замок! – вытаскиваешь из кармана штанов отмычку, суешь её в маленькую, почти крохотную замочную скважину. проворачиваешь туда-сюда, долго возишься. наконец-то, замок щёлкает, дверь под твоим напором распахивается. и ты уже почти устремляешься на свободу, когда какая-то гребанная пуля достигает адресата: то есть тебя. больно пиздец. в глазах темнеет, мир радостно едет в сторону, но стремление к жизни в тебе оказывается гораздо, гораздо сильнее всего остального.
выкидываешь рацию, разламывая её об асфальт. кровь бурным потоком стекает по твоей спине – пуля аккуратно вошла куда-то между плечом и лопаткой, как раз там, где не зажмешь. пропихиваешь бонни в машину вперёд себя и только потом залезаешь сам. плевать, тебя всё равно уже задело. – какого хера это вот вообще всё случилось?! – задаёшь, пожалуй, риторический вопрос. в машине творится какой-то хаос, ты даже не можешь определить, кто сидит за рулём, но можешь определить, что этот кто-то втаптывает педаль газа в пол, стремясь увезти вас подальше от закусочной. за вашей спиной она взлетает на воздух, хороня под завалами людей и всё то, что могло привести легавых прямо к вам домой.
машина на полном ходу вписывается в поворот и устремляется по трассе, ведущей из города. – какая-то падла меня подстрелила, - говоришь, когда все более или менее уже успокоились. – будет круто, если мы сможем где-то меня подлатать, - но сначала работа, потом всё остальное. сумка с деньгами мирно покоится между тобой и бонни – ну, типа вы не просто так всё это пережили сегодня. сжимаешь зубы, почти скрипишь ими. рана ужасно болит и пульсирует, тёплая кровь толчками покидает твоё тело. ты глухо материшься, стараясь не облокачиваться на кресло – гребанная обшивка, в твои планы не входит пачкать её своей кровью. ведёшь плечом, проверяя объём движений. мир вокруг приобретает красивый черно-коричневый оттенок, пульсирующий красными всполохами. громко материшься, проходясь по тому уроду, который – не особо на что-то рассчитывая – пустил в тебя пулю и, падла такая, попал.
вы останавливаетесь уже за городом, вываливаетесь из машины, переодеваетесь в чистую одежду, что ждала своего часа в сумках. кофту снять тебе помогает джош, он же разглядывает плечо. – хуёвая рана, клайд, - а то ты без него не знаешь. морщишься, с силой закусываешь губу. – приедем – разберемся, в чистом поле с ней всё равно ничего не сделать, - только наскоро перемотать можно. джош накладывает кривую повязку, приклеивает толстый бинт к твоему телу строительный скотчем – не особо запаривается, в общем. да и плевать, ты не нежный цветочек, привык. – это всё сжигаем и двигаем дальше, - стаскиваете одежду в кучу, поливаете бензином. огонь занимается быстро. машину, в конце концов, решаете не бросать. перекрасите и, естественно, поменяете номера. и ещё разберетесь со стёклами, уберёте тонировку. сейчас вам нужно залечь на дно, а значит, вам будет действительно уныло-скучно и нечем заняться, вот и посвятите свое время машине. по сути взрослые люди не так уж и сильно отличаются от детей.
снова садишься рядом с бонни. – как ты? повезло тебе, однако, обычно такой пиздец не случается, - обычно у вас всё проходит, как по маслу. откидываешься на спинку кресла (на некоторое время повязки хватит), прикрываешь глаза. больно до ужаса. еле-еле удерживаешься, чтобы глухо не материться сквозь зубы. рана пульсирует, мир вокруг тебя пульсирует. каждая яма и колдобина на гребанной дороге вызывает у тебя страстное желание сдохнуть желательно вот прямо сейчас. но ты всё ещё живёшь и даже, ну надо же, цепляешься за реальность. машина стремительно сворачивает к одной из просёлочных дорог. джош петляет, сбивая возможных преследователей с толку. вы колесите почти час, прежде чем оказываетесь у шаткого и кривого домишки. машину заводите в гараж и закрываете плёнкой, просто по привычке. вываливаешься из машины, цепляясь за бонни. она хрупкая, конечно, и надо было воспользоваться кем-то из парней, но бонни первая попала под руку. и вот кому ты должен доверить своё гребанное плечо? мир сужается до узкого туннеля, но ты всё ещё чудом держишься на ногах, и рухаешь, лишь когда оказываешься у кровати. – аптечка в … да на кухне, - и если они все вот прямо сейчас что-нибудь не сделают с твоей раной, ты лично перестреляешь их всех. сейчас тебе не до любви к ближним своим. и вообще не до любви. твою мать…
- хвоста не было, всё нормально. ну не считает, что некоторые умудрились поймать пулю. эй, бонни! разберешься? твой же рыцарь, - шайни весело гогочет и шлепает на табуретку рядом с тобой таз с водой. – если добьешь его окончательно, все только обрадуются, надоел возмущаться, - парни потихоньку рассасываются кто куда, адреналин в крови медленно распадается, хотя вот ты бы предпочел, чтобы не - с ним не так сильно чувствуется боль. ты изо всех сил цепляешься за реальность – потерять сознание совсем тупо, определенно. – справишься? – потому что… помнишь ты, как шайни в прошлый раз промывал и обрабатывал твою руку. лучше бы не трогал.
[NIC]Clyde Davidson[/NIC][STA]все переплетено[/STA][AVA]https://i.imgur.com/GuBRzpi.gif[/AVA]
[LZ1]КЛАЙД ДЭВИДСОН, 25 y.o.
profession: вор;[/LZ1]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » острые пули сыпались градом


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC