внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост от каспера кинга Еще несколько дней назад всё, что мог Каспер Кинг - скорбеть, смотря в никуда и наблюдая бесконечное ничто. Словно вокруг отключили мир, поставили на паузу, перекрыли белым... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 35°C
* jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
lola

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » не спеши'


не спеши'

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

давай перестанем притворяться большими.
давай как в детстве что-нибудь спонтанно решим.
ты просто возьми мою руку и тихо скажи мне:
"давай убежим?"
---------------------------------------------
https://funkyimg.com/i/34VDS.gif
Teddy & Apple
october 2019, Sacramento

+1

2

Нет, ты упорно не понимаешь почему должна сейчас что-то решить, почему каждый считает нужным спросить тебя об этом, напомнить о сроках и обязательно предложить свой вариант. А можно ты просто всем сразу скажешь - Оставьте меня в покое! Я решу, все решу, но когда придёт время. И вообще, на Эппл Флорес нельзя давить и нельзя заставлять ее злиться, потому что злиться - это не про тебя, по крайней мере, продолжительная злость - точно не про тебя. А сейчас ты сидишь уже больше получаса [да, это уже очень много по твоим меркам] и злишься. В одном наушнике, который в ухе, играет музыка - та, что должна сейчас стать спасением, любимая - беспроигрышный вариант, второй наушник на коленях и ты нещадно мучаешь его, перебирая пальцами, запутывая и распутывая снова. Не помогает. Пирожные, целых три штуки, каждое два раза надкусанное, тоже не помогают, лежат на тарелке под лампой вместе с очередной брошюрой из какого-то там колледжа. Ты знаешь, что уже через месяц все твои одноклассники начнут подавать заявки, а до этого у тебя взорвется голова от разговоров на одну и ту же тему. Неужели ты одна такая - неопределившаяся. Ну не может быть! Но спрашивать ты ни у кого не будешь, иначе не отвертишься потом. Что поделать, если у тебя слишком много всего в голове. Тебе хочется всего и по чуть-чуть, вот как по кусочку от каждого пирожного. А лучше даже не по чуть-чуть, а, если получится, урвать побольше. Берёшь с тарелки эклер и жадно откусываешь половину. Злость заедать сладким - самое оно, но ты морщишься и прожевываешь с трудом. Втыкаешь в ухо второй наушник, потому тебе самой его уже жалко.
Ну вот если задуматься, ты неплохо рисуешь, ты отлично рассказываешь, что немаловажно - можешь добавить деталей, красок, грамотно владеешь преувеличениями, афоризмы тебе тоже не чужды, да, ещё ты можешь проектировать, между прочим, у тебя даже есть специальная доска и все приспособления для чертежей, правда ты не помнишь когда последний раз ими пользовалась, но это уже другой вопрос. Главное - увлеченность, горящие глаза, азарт, вдохновение. Ты всегда считала именно так, когда загоралась новой идеей, когда маленькая лампочка начинала ярко светиться в твоей голове и с этого момента - пока не сделаешь - не успокоишься. Поэтому так сложно выбрать, ты не знаешь, что вдруг заставит тебя действовать - рисовать, чертить, строчить тексты. "Лучше всего ты умеешь чесать языком" - слова любимой тетушки и утвердительные кивки мамы на заднем плане. Предательница. Но потом она вызывает тебя на разговор, без лишних ушей [в виде тети и собак] и говорит, что этот твой "самый главный талант" можно использовать - журналистика, вот куда тебе дорога. Только представь какие ты статьи сможешь написать или интервью взять! Мама начинает вспоминать твоё детство, как вы мотались по городам и странам и что тебе это ничего не стоило, ты даже не уставала. И снова - увлеченность. Делом нужно болеть, как всегда болела мама, а ты вместе с ней, даже не понимая в чем вообще смысл вот этих постоянных перемещений и что за важные люди такие, к которым стремится мама, составляя в ночи список вопросов и изучая все возможные упоминания о них в интернете.
Да, хорошо, ты согласна, наверное это можно использовать. Ты качаешь головой - это и да и нет одновременно. Но у тебя не горят глаза так, как они горят у Марии, когда она восторженным шепотом говорит о твоём блестящем журналистском будущем. Потому что ты сомневаешься, о чем и пытаешься ей сказать. И ты впервые не хочешь спешить, потому что боишься совершить ошибку. Но их взгляды и намеки просто провоцируют, вынуждают. Закатываешь глаза, забираешь собак и уходишь на берег. Здесь вы гуляли с Тедди, когда он впервые оказался на твоей территории и весь тот уикенд был, как одно первое свидание, улыбаешься, краснеешь, хоть этого и не видит никто, кроме виляющих хвостами чудовищ, которых ты обожаешь. Но эти выходные без Тедди и ты уже хочешь, чтобы они закончились. В Сакраменто мама хотя бы на работу ходит и вы видитесь с ней только вечером, когда все можно списать на усталость и клятвенно пообещать, что вы обязательно все обсудите завтра. И ты пытаешься увести мысли в другую сторону, достаёшь телефон, пишешь сообщение своему несносному Тедди Джонсону, пишешь неизменно с улыбкой, что ты возвращаешься завтра, что ты соскучилась, что две невыносимые женщины тебя достали и тебе срочно нужна порция лечебных обнимашек, а ещё совет. Очень нужен совет, а может и не один.
С Тедди вы даже толком не обсуждали куда будете поступать. Разговоров о будущем было полно, о совместном конечно. Потому что об этом приятно говорить и приятно планировать. Дом, расположение комнат, живность всякую, которую необходимо завести, твои [исключительно] картины на стенах, вечера с китайской лапшой перед телеком, свой бассейн на заднем дворе [до этого вам, как до Луны]. Но вот об учёбе почему-то говорить не так приятно и это не логично. Ведь вернёмся к тому, что главное - увлеченность, а говорить о том, что тебя увлекает всегда здорово, когда говоришь об этом активно жестикулируешь, твои интонации меняются, тон то падет до шепота, то взлетает до вскриков. И исходя из этого, сейчас можно сделать только один вывод - что-то идёт не так.
Ты приезжаешь домой и тут же закрываешься в своей комнате, достаёшь тетрадь, карандаш и начинаешь рисовать своё утро. Несколько раз закусываешь кончик, грызёшь помятый ластик и снова шуршишь по бумаге уже затупившимся остриём. Надо достать точилку. Не глядя открываешь верхний ящик стола, копошишься там, находишь то, что искала, с сосредоточенным лицом крутишь карандаш, наблюдая как на листок падает цветная стружка. Прямо как твои мысли - точишь, точишь, а они только рассыпаются.
Мама заходит, чтобы позвать тебя на ужин и конечно восторгается твоим рисунком, как всегда. А ведь ничего особенного - просто маленький слегка размытый мир сквозь окно машины.
Завтра ты поговоришь с Тедди, нет, ты пожалуешься Тедди. Ты наконец скажешь, как устала, как измучена давлением и сомнениями. Наверняка он удивится, тебя вообще сложно представить измученной. Даже сейчас, подходишь к зеркалу, стягиваешь резинку с волос, крутишь головой, выглядишь отлично. Чем ты там измучена? Сама себе придумала, сама расстроилась. Вздыхаешь и падаешь на кровать, стряхиваешь с ног балетки. Сложно быть ходячим позитивом, как будто ты не имеешь права погрустить, повозмущаться [всерьез, а не в шутку], поддаться дурацким мыслям и хоть в чем-то быть нерешительной. Ещё минут десять ты просто смотришь в потолок, кавардак в голове решил успокоиться, уступая место спокойной дрёме. А потом ты проваливаешься в глубокий сон, конечно, чтобы среди ночи проснуться, в уличной одежде...
В школе тебя тоже успевают завести, одна из девчонок оказывается уже сто лет назад определилась, осталось только дождаться первого дня, когда можно будет оправлять заявки. Конечно, она подаст сразу в несколько, как и большинство, но мечтает только об одном, где самая лучшая и престижная кафедра социологии. Ты смотришь на неё с недоумением. Социология для тебя слишком абстрактное понятие. Вся эта болтовня и заявления типа - "Ты что ещё ничего не выбрала?!" очень раздражает. Ты просто ждёшь конца уроков, чтобы встретиться с Тедди и утащить его к себе, потому что мама сегодня должна работать допоздна и этим нужно воспользоваться.
На последних минутах естествознания ты откровенно смотришь в окно, за ним явно интереснее, а потом быстро записываешь домашнее задание и выбегаешь из класса.
- Привет! - ваше обычное место встречи - золотая середина между школой Тедди и твоей. Обнимаешь, зажмуриваешься и сразу становится тепло и спокойно. Нет, вам определённо нужно вместе жить. А то все так и норовят испортить хорошую Эппл и сделать из тебя депрессивного подростка с духом противоречия.
- Я соскучилась, - теперь можно сказать лично, ведь это совсем не то, что написать, абсолютно разные вещи. - Зайдём за вредной едой, пока мамы нет дома, - смеёшься, переплетая пальцы - необходимое действие и совсем не потому что Тедди слепой.
Скупаешь кучу всякой ерунды, а ведь мама всегда говорит - в магазин нельзя приходить голодной. А дома вы просто раскладываете все это на твоём широком подоконнике, ты шипишь пробкой от кока-колы, колючие брызги летят вам в лицо. Смеёшься. Тебе хорошо. С ним тебе всегда хорошо.
- Ты решил куда будешь поступать? - Эппл, у тебя температура? За этот вопрос ты ещё пять минут назад готова была прибить любого, да и сама не горела желанием его задавать, а сейчас он взял и слетел с языка, потому что все таки волнует, мучает и потому что поговорить об этом с Тедди - это не с мамой и не с одноклассниками и возможно этот разговор как раз поможет тебе расставить все точки над i и все остальные сверх заинтересованные в твоём успешном будущем наконец оставят тебя в покое. А ведь это ещё только октябрь...

+1

3

Каникулы, проведённые вдали от твоей, с позволения, так сказать семьи, показались тебе раем. Полтора незабываемых месяца в летнем домике за городом в кругу одноклассников и старых друзей. Бесконечная болтовня до самого утра под грозное шипение воспитателей под дверями комнаты, сплетенки о том, кто с кем начал встречаться, кто в кого влюбился, и почему вас всех так сильно тянет в девчоночий корпус, если раньше вас туда и палкой было не загнать. Вы повзрослели, начали очаровываться и влюбляться. Самые обычные подростки с самыми обычными планами и мечтами. Возвращение домой ты воспринял, как наказание. Хотя Энди была оптимистично бодрая и показательно счастливая. Всю дорогу до дома она расспрашивала тебя о каникулах, рассказывала об отпуске, который они провели на побережье, и старательно обходила тему вашего дальнейшего совместного существования.

Ты уговаривал, умолял, ругался. Но Энди упорно стояла на том, чтобы и этот год ты прожил под одной с ними крышей. В феврале тебе исполнится восемнадцать, и тогда Энди не сможет ничего решать, но пока государство считает тебя ребёнком, ты обязан подчиняться. Тебе хотелось вернуться в школьное общежитие, окунуться в привычную для тебя жизнь. Игра в родственников тебе надоела чуть больше, чем до смерти. Все эти совместные – из-под палки – ужины, походы по воскресеньям в церковь – стояли поперёк горла. Когда мог, ты уходил к дедушке и бабушке, они, в отличие от Энди и всех остальных, не тяготились твоим присутствием  и не пытались доказать всем и вся, что им комфортно. Им, действительно, было комфортно. Так же, как и тебе. Ты с удовольствием возился с ними на кухне, слушал радио и занимался всеми этими неинтересными для подростка вещами. Дедушка и бабушка не просто раскрывали для тебя двери своего дома, они раскрывали для тебя свои сердца. И ты поистине был им благодарен.

Но Энди ведь никого, кроме себя, не слушала. Она была уверена, что жить дома – лучше. А ты был уверен в обратном, и вы чертовски в этом не сходились. По сути, вы с ней были скорее соседями, чем родственниками, тебе жаль, что так получилось, но как это исправить ты не представляешь. Хотя нет, представляешь. И знаешь, что для начала Энди стоит, как минимум, начать воспринимать тебя отдельной от себя личностью, имеющей свои мечты и желания. Наседать на тебя – самое недальновидное, что она могла придумать. Она принимала за тебя решения, на которые не имела никакого права, придумывала, что ты хочешь, хотя тебе давно уже не восемь лет, и чувствовала себя ужасно несчастной, когда оказывалось, что хочешь ты совсем иного. Или решение, принятое тобой, совершенно не сходится с её, Энди, решением. Что ж… Гармоничных отношений между вами не сложилось, эксперимент получился неудачным, пусть попеременный успех всё же был замечен.

В сентябре возобновились твои походы в психологический центр. Центр тоже для тебя был спасением – местом, где никто не решает за тебя. Ты чуть с большей охотой, чем в прошлом году, работал в группе и даже практически перестал пропускать индивидуальные сеансы. Ты делал успехи и всё сильнее находил психологию увлекательной наукой. Тебе нравилось. Человеческий мозг казался тебе тайной за семью печатями, и тебе очень хотелось хоть немного разгадать эту тайну. Твой интерес поддержали. Не сообщили тебе, с громким звуком поджатых губ, что психология – это не для тебя, тебе стоит изучать литературу или математику, к которой у тебя когда-то отмечался талант, не отмахнулись, а поддержали. Нашли интересные книги, подобрали аудиоуроки. Странно, но сотрудники психологического центра стали для тебя друзьями, хотя ещё полгода назад ты воспринимал их, ну, практически врагами, призванными испортить тебе жизнь.

Ты всё чаще задумывался о том, что хотел бы быть, как они. Все эти люди, что были с тобой вот уже почти год. Хотел бы помогать подросткам, вроде тебя, находить свой путь в жизни и бороться с трудностями, неизменно сопровождающими подростковый период. Несколько раз ты говорил об этом со своим психологом, выспрашивал у неё отличия разделов психологии и искал, что же подойдет тебе, что увлечет тебя настолько, чтобы сделать это своей жизнью.

С Эппл о будущей профессии ты не разговаривал. Не потому что тебе нечего было ей сказать, сказать тебе было что, а просто… Ты предпочел дать ей и себе время выбрать, остановиться на одном или двух самых привлекательных направлениях. К вам в школу с сентября месяца несколько раз приходили представители университетов, они представляли, с какими проблемами в жизни вы столкнетесь, а потому не рассыпались перед вами предложениями, которые никогда не смогут стать частью ваших жизней. Только разумные варианты для подростков, имеющих различного рода дефекты зрения. Вам не обещали стипендию и горы золотые, с вами разговаривали, как со взрослыми. Какими вы и были – последний год школы, одной третьей класса уже исполнилось восемнадцать.

Как и во всех других классах, вы обсуждали дальнейшие перспективы. Выбирали, советовались и решали. Ты ещё думал, но уже скорее между разделами психологии. То, что это будет факультет психологии, ты решил окончательно и бесповоротно. У тебя ещё не было времени сообщить об этом Эппл – вы встречались катастрофически редко. Последний учебный год прошёлся по вам. Вы оба были просто завалены домашними заданиями и бесконечными контрольными работами. В великий день икс – вы наконец-то договорились о свидании, хотя скорее просто о встрече, вам слишком многое нужно обсудить, у тебя было целых две контрольных работы и сочинение. Ты сидел в душном классе среди одноклассников, старательно записывал свое мнение об отцах-основателях и пытался представить, какого это было – сопротивляться целой стране, у тебя и с матерью-то получается плохо. Звонок прозвенел неожиданно, ты как раз только-только дописал последний вопрос. Оставалось надеяться, что в истории ты не так безнадежен, как в испанском – вчерашнюю контрольную работу ты практически завалил. Не дожидаясь напутственного слова от учителя, ты подхватил с пола рюкзак и выбежал из класса. Знаешь ты, что он скажет. Что верит в вас, что результаты будут на следующем уроке, и что без хороших знаний по истории вас не примут ни в один университет. Старая песня.

- Привет! – на Эппл ты почти натыкаешься. Обнимаешь её в ответ и безошибочно целуешь в уголок губ. – Как школьный день? – наверняка тоже пара штук контрольных и какой-нибудь занудный урок на закуску. – Я тоже по тебе соскучился. Все эти уроки – кажется, я только и делаю, что занимаюсь учебой, - дергаешь плечом и морщишься. Уроки, уроки, уроки. Бесконечно. Ты по уши завален книгами, тетрадками и проектами. Только на завтра тебе нужно сделать километр заданий, а ещё дочитать книгу по литературе (ты её даже не открывал, не успел). Но вместо домашней работы, послушно сплетаешь свои пальцы с пальчиками Эппл и идёшь рядом с ней. – Чизбургер, картошка фри и вишнёвая кола. Две банки, - улыбаешься, параллельно поправляя очки на носу. Миссис Флорес вашу тайную любовь ко всякой гадости не одобряет, но и явно не запрещает. Просит не увлекаться. Типичное поведение взрослого зануды, но она хотя бы пытается – не быть занудой.

Дома вы рассаживаетесь поудобнее, ты сразу же хватаешь чизбургер – такое ощущение, что в желудке разверзлась чёрная дыра. Впрочем, она разверзлась внутри тебя ещё лет пять назад. Откусываешь кусок, пачкаешься в соусе и тянешься за салфетками. Как раз, когда Эппл огорошивает тебя вопросом. Как топором по голове. Откладываешь бургер, шипишь колой и, как можно более скучающее, сообщаешь: - ага, - не то чтобы у тебя выбор огромный. – Факультет психологии, - дедушка и бабушка сказали, что оплатят твою учебу, даже если ты не заработаешь стипендию. Учишься ты неважно, потому их поддержка – в том числе финансовая – для тебя много значит. – Представляешь, я и психология. Но мне нравится. Гораздо больше, чем математика, в которую меня толкают все, кому не лень, - у тебя ведь способности. Не зарывай талант и бла-бла-бла. К черту. Тебе нравится психология. – Я думаю о Калифорнийском, не очень хочу уезжать отсюда. Но попытаться пробить в Йель или Гарвард я обязан, - широко улыбаешься Эппл и снова откусываешь от чизбургера. – А ты решила? Мы однозначно должны поступать вместе! Ну, трудно будет встречаться, если мы поступим в разные университеты, - весьма трудно, потому что зачастую университеты находятся в разных штатах, не то что в разных городах. – Знаешь, нам все уши прожужжали в школе с этим поступлением. Вам, наверняка, тоже. Не понимаю, куда мы торопимся, столько времени, чтобы решить, - пожимаешь плечами. Университеты с удовольствием принимают заявки и без окончательного выбора факультета. Ты знаешь, ты узнавал. – Так чем бы ты хотела заниматься? – даже не думаешь, что твоя Эппл и не выбрала. Это же твоя Эппл! Она такая решительная и такая уверенная, наверняка, у неё есть вариант или два. Пододвигаешься к ней поближе, тебе интересно. У неё так много талантов (в отличие от тебя, у тебя их практически и нет, ты весьма обыкновенен), тебе хочется ею гордиться. И ты непременно будешь, ты в этом уверен, как и уверен в том, что вы до конца жизни будете вместе. Макаешь картошку в заботливо подставленный соус и закидываешь её в рот. А почему вы вообще говорите о поступлении? Точно. Вирус, гуляющий по старшим школам, заразил и вас. Ну, и когда-то же нужно было поговорить о ваших дальнейших перспективах.

+1

4

Тедди всегда заказывает чизбургер, видимо специально для тебя, чтобы ты потом смотрела, как он его смачно откусывает и капли соуса капают ему на рубашку или на джинсы, одно из двух или на то и другое сразу. В этом у него просто талант. При чем ты уверена, что даже если бы он видел, то все равно бы обляпался. Тебя это умиляет, поэтому свой сэндвич ты держишь в одной руке и есть не спешишь, наблюдая как Тедди тянется за влажной салфеткой, которую ты же ему под руки и подложила. Кстати, к вишнёвой коле тебя тоже Джонсон приучил, с ним ты ее распробовала и сейчас выпила уже половину своей бутылки.
Пока ты ещё на улице рассказывала Тедди как прошёл твой день, жалуясь на жуткую нагрузку, кучу домашних заданий и какие-то бестолковые темы сочинений, которые вам задают чуть ли не на каждом уроке по литературе [при том что для тебя не существует ни одной нормальной темы, кроме свободной], ты вспомнила, что вообще-то готовила для него сюрприз. Но ладно, оставишь это на потом, после того как вы обсудите все животрепещущие темы, ты немножко поноешь у Тедди на плече, стащишь из его пакетика с картошкой пару-тройку штучек, самых поджаристых (ты любишь именно такие), после поцелуев со вкусом сыра и горчицы и может быть после ещё чего-нибудь, если позволит время. А пока он слишком очаровательно ест, чтобы ты могла думать.
- Стоп, как это ага? - только ты откусила кусочек ужасно аппетитного сэндвича с курицей, так твой Тедди вот так запросто заявляет, что уже определился? Ты возмутилась даже не прожевав, хорошо не подавилась, быстро запила колой, прокашлялась и уставилась на него во все глаза. Видел бы он сейчас твое лицо и выражение на нем, не сулящее ничего хорошего.
- И когда ты собирался мне сказать? - свешиваешь ноги с подоконника, шурша бумагой, откладываешь свою еду, и сидишь насупившись.
- Психология...хм, - ты же ненавидел психологический центр, ненавидел все эти беседы, сеансы. Я знаю, что сейчас у тебя с этим лучше, и отношения наладились и книжки я у тебя всякие видела[/b], - слезаешь с подоконника и достаёшь из рюкзака Тедди одну из книг. Тебе давно следовало научиться читать шрифт Брайля, но ты...ты то ленишься, то завалена домашними заданиями. И тебе стыдно. Кладёшь книгу обратно, хотя тебе хочется спросить о чем она и чем это так интересно.
- Мне тоже не нравится математика, но ты уверен, что сможешь преуспеть в психологии? - ты вдруг резко расстроилась. Не потому что Тедди выбрал психологию, ведь главное, чтобы ему нравилось, так ведь. А потому что он так уверен, что у него никаких сомнений нет, что он не мечется, что говорит с улыбкой, воодушевлением, вон уже даже универы выбрал. А когда ты расстраиваешься, тебе хочется вредничать.
- Уже представлял себе, как будешь вести сеансы? Как к тебе будут всякие девицы приходить, с депрессиями, лежать на кушетке и тратить все твои бумажные платочки для рыданий. Ведь у каждого психолога такие есть, да? Целая упаковка бумажных платочков, - снова берешь сэндвич, с особой жадностью вгрызаешься в него зубами. Не хватало ещё и ревности. Может Тедди совсем даже не психологом-консультантом хочет стать, а работать например с группами подростков, как в центре, или изучать клиническую психологию, работать в больницах, ты ведь даже не спросила. Зато успела уже кучу всего напредставлять. Ты даже вообразила, что сама приходишь к нему на приём, приносишь чизбургер и смотришь как он как обычно пачкает соусом свой красивый костюм, потому что психолог, у которого есть свой личный кабинет для приемов обязательно должен принимать клиентов в костюме. Бред конечно, но твоей фантазии фиолетово.
- Я тоже хочу в Калифорнийский. Мама естественно будет настаивать, чтобы я подавалась и в другие, покруче, мои баллы позволяют, но мне не хочется уезжать. Хотя, потом все равно придется, когда придет время стажироваться, - ты так и не озвучиваешь свои сомнения, и будто боишься произнести те варианты, которые рассматриваешь. Ну сама подумай, разве Тедди может тебя осудить или высмеять или попытаться отговорить. В конце концов, раз собрался становиться психологом, значит должен уметь слушать и стараться понять, может быть даже помочь направить в нужную сторону.
- А вот со специальностью я ещё не определилась. Если честно, эта тема не сходит с языка по-моему у каждого моего одноклассника и не только у них, какие-то группы собираются после занятий, уроков им что ли мало. Обсуждают поступление, списки составляют, баллы считают. Половина уже тоже знают куда пойдут, то есть на кого. А я не знаю, - дожёвываешь свой бутерброд, допиваешь колу. У тебя ещё есть пирожок с черной смородиной и его бы лучше съесть горячим, но ты отодвигаешь его от себя, забираешься на подоконник с ногами, обхватывая руками колени.
- Может на факультет искусств, или архитектуры, или журналистики, - ты все это произносишь таким скучающим тоном, что совершенно невозможно понять, что именно из перечисленного тебя хоть немного вдохновляет. Да, к вам тоже приходили все эти представители университетов, и студенты первокурсники, активно рекламирующие свои факультеты. Все брошюры, которые тебе там всучили теперь с печальным видом торчат из мусорной корзины. Ну нельзя на тебя давить!
- Я люблю рисовать, люблю писать тексты и вроде бы у меня неплохо выходит. Иногда сама перечитываю и думаю - неужели это я написала? Когда-то нравилось чертить. Но это все только увлечения, как хобби, понимаешь? - говоришь, а сама расстраиваешься ещё больше. Получается, что ты везде понемножку, а по-серьезному нигде. Во что ты готова погрузиться с головой, чему жизнь посвятить? Вот Тедди будет людям помогать, а ты что? Рисовать картиночки?
Шмыгаешь носом, нет ты не плачешь, просто пузырьки от колы попали, тут плакать нечего, тут надо крепко думать, не слушать советов, прислушиваться к тому, что сердце подскажет. Ну почему так сложно-то?
- Я думала мы вместе будем выбирать, а ты оказывается уже. Хорошо хоть в один универ со мной хочешь, а то усвистаешь в свой Гарвард и все - пишите письма, - хмуришься. - Теперь вот, после того как ты мне сказал, что определился, я тем более не знаю что хочу. Полная прострация. Может мне какой-нибудь тест на профориентацию надо пройти, - усмехаешься, сто раз ты уже такие тесты проходила и они тоже не дали никакой конкретики. Фигня это все, психология эта. Злишься конечно на психологию, потому что Тедди ее выбрал и очевидно она тоже его выбрала. А что выберет тебя? Может надо знаки какие-то искать, подсказки. А может они уже есть, а ты их просто не замечаешь.
Смотришь на Тедди, кажется ты его тоже расстроила. Ну а чего он ожидал...Вообще могла и порадоваться за него конечно. Ты рада, но сейчас это не получается проявить должным образом. Первый разговор о вашем профессиональном будущем, важный, ты его так ждала, а получается, прямо скажем, так себе.
- Слушай, а не хочешь попрактиковаться? Ну раз уж ты выбрал такое направление. Может попробуешь покопаться в моей голове? Я конечно понимаю, что ты слишком хорошо меня знаешь и все такое, да и я о себе никогда не молчала [а может стоило иногда]. Но ты ведь не сможешь, пусть даже зная и чувствуя меня, прямо сходу сказать что мне нужно, чем я должна заниматься? Или сможешь? - прищуриваешься, двигаешься ближе, касаясь мысочком в ярко-салатовом носке колена Тедди. Ты его не проверяешь, нет, и совсем даже не хочешь, чтобы он попал впросак и не ждешь отказа, ты только хочешь ещё немножко повредничать и одновременно с этим все таки попробовать определиться со специальностью. Приятное с полезным.

+1

5

Все вокруг вас только и говорят, что о колледжах и университетах. Школьники с энтузиазмом обсуждают факультеты, кафедры, направления. Спорят, ссорятся и маниакально подсчитывают свои шансы поступить в понравившийся вуз. Ничего удивительно, что общий ажиотаж захватил и вас. Обсуждать, конечно, времени особенно не было, всё время приходилось делать домашние задания, выслушивать нотации из разряда «в университете нянчиться с вами никто не будет» и пытаться преодолеть невозможное. Многие уже сейчас плохо спят, вскакивают среди ночи и бегут к учебникам, чтобы проверить какой-нибудь факт – тот самый, который, по мнению учителей, окажется в итоговом экзамене. Тебя, конечно, всеобщее сумасшествие обошло стороной, но не совсем. Ночной сон ты пока ещё не терял, но загнанной лошадью себя уже ощущал – на подготовку к школе уходило от пяти до семи часов в день, а тебе при этом хотелось ещё и с Эппл встречаться, и гулять ходить, и вообще… Столько классных вещей в мире существовало, а ты был вынужден сидеть в четырёх стенах и зубрить предметы, которые тебе никогда в жизни не понадобятся.

- Ну… я собирался, - слышишь нотки возмущения в её звонком голосе, но изо всех сил удерживаешься, чтобы не начать глупо оправдываться. Она ведь в курсе, что у тебя заданий ничуть не меньше, чем у неё? Вы потому и виделись так редко, что вечно были где-то или чем-то заняты. Всё свободное время у тебя сжигал психологический центр, куда ты ходил, конечно, с большим удовольствием, чем в прошлом году, но всё равно коллективные сеансы едва ли были твоей большой и светлой мечтой. – Да я и сейчас не особо горю, но одно дело ходить к психологу, а другое – им быть, - подхватываешь невольно тон Эппл и тоже начинаешь ворчать. Ещё не хватало, чтобы ты тоже начал сомневаться! Раздумывать, передумывать по пятому кругу.

- Да не знаю я, но мне кажется, что идея хорошая, - ну, вот, вирус Эппл заразил и тебя. Теперь ты думаешь, а вдруг ты не справишься. Подростки, дети, несчастные матери будут на тебя надеяться, а ты их подведёшь. Не сможешь помочь или – того хуже – вообще всё испортишь. Тебе как-то попадала под руку статистика самоубийств у подростков, но ведь с этими же детьми кто-то разговаривал, но не смог убедить их в том, что самоубийство – это не выход, что жизнь, в любом случае, лучше. Вдруг ты не справишься? Ну, нет, тебя так просто с мысли не собьёшь. У тебя получится. В конце концов, ты ведь будешь учиться – долго и нудно, потом практиковаться и стажироваться…  - Ну я… вообще я думал о работе с детьми или подростками, а не с девицами. Или вот ещё в больнице есть психологи, это тоже интересное направление, - оправдываешься и представляешь вот этих вот девиц, рыдающих на кушетке. Никаких девиц, определенно. Хватаешься за чизбургер, как за спасительный круг, и нарочито медленно жуешь.

- Можем вместе попробовать и другие, здесь нам медом не намазано, - не думаешь, что случится, если один из вас пройдет, а другой – нет, и вы будете вынуждены учиться в разных местах. Вообще не представляешь, что будет, если вы с Эппл окажитесь в разных учебных заведениях. Вы, конечно, и сейчас в разных школах учитесь, но это не то, вы живете в одном городе и встречаетесь постоянно. Летних каникул, проведённых вдали от неё, тебе хватило с головой. Почему-то на тебя нападает какая-то паника от того, что Эппл может уехать и без тебя. Волнительно ёрзаешь и хмуришься, пытаясь выбросить ненужные мысли из головы.

- У тебя же ещё есть время определиться, почитать, посмотреть, поузнавать там, - не совсем представляешь, как вообще узнают о том, что интересно. Вы ведь так многого не знаете в этой жизни, откуда вы можете знать, что вас, допустим, интересует работа летчика, например, если вы ни одного летчика в живую не видели и с ним не общались? Представители разных профессий к вам в школу не приходили, только университеты рисовали перед вами блестящие перспективы /оторванные от реальности/. – Видишь, ты знаешь, что у тебя получается и что тебе нравится, а там и факультет выбрать недалеко, - улыбаешься, но сразу же как-то гаснешь, делаешь глоток из банки и думаешь о каких-то глупостях, вместо того, чтобы помочь Эппл. Может быть, предложить ей что-то совсем отвлеченное? Никак не связанное с творчеством. Не знаешь, тебе просто как-то психология в голову сразу пришла, и ты особенно не мучился выбором. Поспрашивал, поузнавал и решил, что, да, точно. Психология. Ты разве что ещё думал, какая из тебя увлекает больше… Точно не та, где есть все вот эти вот девицы, лежащие на кушетке и рыдающие в бумажный носовой платок.

- Все эти тесты – сплошная фигня, ничего полезного, - заявляешь, пожалуй, слишком категорично для человека, собирающегося поступать на факультет психологии. Чешешь нос, обдумывая свои же слова. Может быть, тесты не такая уж и фигня, кому-то они, наверное, помогли. Просто ты в силу тестов не веришь и никогда их не проходишь. Они не способны оценить человека и показать, какой он настоящий. Только время зря отнимают.

- Если ты сама не знаешь, то мне откуда знать? – из тебя, однако, выйдет великолепный психолог. – Ну, ты правда хорошо рисуешь, но нравится ли это тебе настолько, чтобы заниматься этим, если не всю жизнь, то добрую её часть? Можно стать каким-нибудь дизайнером, хотя это, конечно, фигня, кто в здравом уме становится дизайнером? Или архитектором. У архитекторов сложная работа, но зато там пригодится и твоя фантазия, и твоё умение рисовать, - главное, вам случайно не поссорится на почве выбора факультета для Эппл. Не предлагаешь ей посмотреть буклетики, знаешь ты, куда она предложит тебе эти буклетики девать. – А ты не думала стать учителем? – будет очень, очень, очень – максимально – неловко, если сейчас окажется, что к детям Эппл равнодушна. – Ты умеешь интересно рассказывать, детям бы с тобой понравилось, - ты, конечно, слабо представляешь Эппл в роли учительницы, но правда думаешь, что у неё бы получилось. Дети бы её полюбили. Особенно маленькие, в начальной школе. И вы бы даже смогли работать вместе. Твоя фантазия уже скачет куда-то за горизонт – вот вы вместе заходите в приземистое трогательное здание младшей школы, где пахнет жвачкой и тайком съеденными конфетами, Эппл ведёт своих малышей в класс, а ты готовишь какой-нибудь классный час… Стоп, учительницей Эппл ещё не согласилась стать.

- Можно стать, ну, я не знаю… Да кем угодно. Ты можешь стать угодно. Логопедом, бухгалтером, биологом там каким-нибудь, врачом, поваром, - куча профессий, на самом деле. Одна беда: о многих вы ничего не знаете. Но можно ведь поинтересоваться, гугл вам на что… - Однозначно, нужно использовать свои сильные стороны: вот ты легко сходишься с людьми, легко устанавливаешь с ними контакт, ты добрая, энергичная, у тебя хорошая фантазия и творческие способности, - останавливаешься, не развиваешь дальше свою мысль, ежу ясно, что ты хотел сказать. – Ты любишь работать с животными, можно стать ветеринаром. Или пойти работать в зоопарк, - кажется, ты вот вообще не помогаешь сейчас. Только увеличиваешь количество вариантов, выбрать из которых будет очень сложно. Надо избрать какую-то другую тактику, но пока ты только думаешь. Подставляешь кулак под подбородок, выхватываешь из пакетика ломтик картошки и быстро-быстро его точишь. Ты думал, что вы поговорите о чем-нибудь… ну, о чем-нибудь другом! А вы, как и все одноклассники, кинулись обсуждать профессии. К концу этого года ты сойдешь с ума, однозначно. – Может, взять листочек и попробовать записывать плюсы и минусы каждой профессии? Может, это как-то поможет решить, что для тебя ближе, - подаёшь идею, но сам веришь в неё слабо. Но вы выберете, обязательно выберете. И вы сделаете это вместе.

+1

6

Тебе не нравится тема вашего разговора, вот не нравится и всё. При том, что ты сама ее завела, получила ответ, возмутилась, почти обиделась и теперь сидишь недовольная и чего-то ждешь от Тедди. Ну правильно, от кого же ещё ждать, не от себя же.
На маму ты последнее время только рычишь, зная как она любит давать советы, лучше ты будешь предвосхищать все, что она может сказать просто поднятием вверх ладони, что означает - «пожалуйста, только не сейчас», при этом на твое лица такое мученическое выражение, что мама только хмурится и машет на тебя рукой с зажатым в ней полотенцем, даже ужин не предлагает. Знает, что стоит ей устроиться в гостиной на диване и задремать, ты тут же выскользнешь невидимкой из своей комнаты, не дыша откроешь холодильник и стянешь оттуда, оставленную специально для тебя, тарелку, не будешь даже разогревать, чтобы не шуметь микроволновкой. Усядешься вот так, как вы сейчас сидите с Тедди, на подоконник, поставишь тарелку перед собой, мечтательно посмотришь в окно и только потом начнёшь уплетать за обе щеки, под музыку, играющую в наушниках.
На самом деле, советы тебе нужны, но от разных людей они воспринимаются по-разному и даже если какой-то совет покажется тебе очень даже ничего, может случится так, что ты всем своим существом воспротивишься ему, потому что тот, кто его произнёс тебе чем-то не нравится. Ну что с тобой сделаешь...Хотя, ты уверена, что так у большинства. Только потом, оставшись наедине с самой собой, ты ещё раз хорошенько все обдумаешь и возможно примешь услышанный совет, но тому человеку никогда не признаешься, что это его заслуга.
Тедди для тебя значит очень много, он самый близкий для тебя человек, после мамы и тети, но они родственники, так что это не считается. Можно сказать, что Тедди - номер один в твоей жизни и то, что он скажет ты никогда не пропустишь мимо ушей. Тем и объясняется твой насупленный вид. Без тебя решили, не посоветовались, не поделились, вроде как и нужным не сочли, хотя говорят что собирались. Ко всему прочему, кажется и Тедди задело, что ты вдруг на него взяла и наехала, ни за что не про что. А он так чувствует твое настроение, и так быстро его перенимает, что ты даже не удивляешь, только чувство вины начинает немножко покалывать, куда-то в бок и ты елозишь на подоконнике, стараясь устроиться поудобнее, неловко пихаешь Тедди [как бы он не подавился ненароком]. Бурчишь что-то похожее на извинения, но таким тоном их обычно не говорят.
- Наверное тебе и правда это подойдёт, но будет сложно. Маме вот очень сложно. Не знаю, может быть мужчины все воспринимают иначе, лучше могут абстрагироваться. Моя мама очень сильная, редко плачет, и я бы не назвала ее мягкой по натуре. Но, какой бы она не была или не старалась быть, каждую проблему ребенка или подростка, с которым она работает, пропускает через себя, приходит после таких встреч выжитая как лимон, - вздыхаешь, упираешься лбом в окно, на стекле появляется запотевшее облачко от твоего дыхания и ты выводишь на нем пальцем сердечко.
- Значит девиц не будет, - говоришь как можно более равнодушно. - Ну посмотрим-посмотрим, - сердечко на стекле медленно тает.
Ты думаешь о словах Тедди, тебе не хочется уезжать из Сакраменто, вот сейчас в эту минуту не хочется. Не факт, что за ночь, например, ты не передумаешь и проснешься с мыслью, что совсем даже не против перемен, тем более вместе со своим парнем, это было бы наверное  здорово - поступить в Йель, собрать чемоданы, попрощаться с родными до каникул, взяться за руки и...начать совсем другую, новую, самостоятельную жизнь. На самом деле, это даже воодушевляет.
- И правда, мёдом не намазано, - ты смотришь как Тедди жуёт свой чизбургер, медленно, чтобы подольше ничего не говорить или параллельно мысль обдумывает. А ты снова вздыхаешь и смотришь на него укоризненно. Нет, вот если он и правда решил податься на психологию ему ещё учиться и учиться.
- Мне много чего нравится, в том-то и дело. И вообще ты это прекрасно знаешь, я часто хватаюсь за несколько дел сразу, не успевая доделать предыдущее, в моей голове постоянно рождаются новые идеи и я бросаюсь их осуществлять, хотя только что была занята совсем другим. Это сложно, ооочень сложно, - тянешься к рюкзаку и достаёшь пакетик фисташек, стоит тебе начать их грызть, тут же спокойнее становится. Но пока ты их просто чистишь и кладёшь на тарелку. Наверняка хруст скорлупок ужасно раздражающий. Но ты уже заметила, что обязательно если есть что-то одного человека успокаивающее, то другого это же самое действие будет бесить. Так что это нормально. Ты только периодически поглядываешь на Тедди, чтобы понять - он тот, кого раздражает или тот, кому все равно.
Молча соглашаешься, что тесты фигня, впрочем ты и сама так думала, но предложила, потому что уже готова попробовать все. Будто в какой-то гонке участвуешь. Никто ведь не обязывает решать вот прямо сейчас, но у тебя синдром отличницы.
- Интересно чем это тебе дизайнер не угодил? Мне кажется отличная профессия, зато можно креативить, весь мой хаос в голове выплеснуть в какой-нибудь супер современный дизайн, ну кто-то же точно оценит, - странно, что ты сама об этой профессии не задумалась. Надо взять на заметку.
- Учителем? - поднимаешь бровь, очищаешь очередной орех и сразу отправляешь в рот, жуёшь и думаешь. - Нууу, это, между прочим, тоже вариант. Я смогу поладить с детьми, это точно. Вот в школе у нас с Ханной одна подружка младшеклассница уже завелась, - говоришь о Кларе, как о щенке или о моли, которая вдруг завелась в твоем шкафу. - И в принципе можно тоже пофантазировать, привнести что-то свое, новое в учебный процесс или организацию досуга, особенно у мелких. Но это мне придется учиться педагогике - скучно, муторно, боюсь, что заброшу быстро, - берешь ладонь Тедди и высыпаешь на нее очищенные фисташки.
- Стоп-стоп-стоп, так я точно никогда не выберу, - он сыпет вариантами, как из рога изобилия, а потом просто спокойненько ест картошку фри, ну чудо, а не будущий психолог.
- Ладно, давай так и сделаем, - слезаешь с подоконника, отряхиваешься от шелухи, оставшейся от скорлупок, находишь лист бумаги, ручку, разделяешь линией лист на две половины и начинаешь перечислять в одном столбике все профессии, что-то сама, что-то с подсказки Тедди. А потом начинаешь ставить плюсы напротив каждой во втором столбике.
Получается примерно так:

Учитель ++
Архитектор ++
Дизайнер +++
Журналист +++
Художник +
Ветеринар +

И что теперь с этим делать ты понятия не имеешь.
- Легче мне не стало, - отодвигаешь остатки еды, пакетики, салфетки и садишься рядом с Тедди, шуршишь листком, кусаешь губу, за неимением ластика на кончике ручки.
- Учитель и архитектор получили по два плюса, а дизайнер и журналист по три. И что ты мне сейчас посоветуешь?- смотришь почти умоляюще, но он все равно не видит твоего лица.
- Я знаю, что можно поизучать, посмотреть, полазить в инете, но это все не то, хочется прочувствовать, понимаешь, повариться в этом, понять как все устроено изнутри, в той же редакции газеты или журнала какого-нибудь, например. Но кто же мне это разрешит..., - опять слезаешь и тянешь Тедди за собой. После вредной еды, всегда хочется поваляться. Падаешь на кровать, изучаешь потолок [за последние пару лет он точно не изменился], и продолжаешь мучительно думать.
Наверное Тедди уже жалеет, что согласился придти к тебе, ведь ты заставляешь его думать с тобой да ещё обвиняешь, что он плохо думает и не дает тебе готовое решение, за которое ты радостно уцепишься и больше тебе не придется насиловать свой мозг.
Переворачиваешься на бок, опираешься на локоть. Изучение потолка тебе надоело, лучше поизучать Тедди, это можно делать бесконечно. Трогаешь его волосы, будто поправляешь, а в действительности наоборот. Так делать тебе больше нравится.
- Наверное я просто безнадежна. Если все начинается с того, что я даже выбрать не могу, что же будет дальше. Может мне стать дизайнером зоомагазина, о котором я же буду писать статьи и водить туда детей на экскурсию? Звучит очень даже в моем духе, - улыбаешься и целуешь Тедди в уголок губ, они соленые от картошки фри. Облизываешься.
- Расскажи, а ты хотел бы личный кабинет? Что бы в нем было? Ну я имею в виду наверняка большое мягкое кресло, стол с бумагами, небольшой столик с цветком - это обязательно. Ещё графин с водой, кушетка не для девиц, - тихо смеёшься. - Или ты будешь работать с группой ребят в классе? Мне кажется кабинет круче, я буду собирать тебе еду с собой, - мечтать намного приятнее, чем пытаться принять решение и думать о другом человеке, о нужном и любимом важнее и почему-то легче, чем о себе.

+1

7

Ну, вот, из-за Эппл ты теперь переживаешь и сомневаешься в правильности своего выбора. Такая маленькая, а какая коварная! Заразила тебя своим вирусом «я не знаю» и «я не могу выбрать». Вы вообще-то так не договаривались! Очень, очень, очень приблизительно ты знал, что тебя ожидает на будущей работе. Подростки вроде тебя самого, не желающие идти на контакт и обсуждать проблемы // ведь, как известно, у подростков нет никаких проблем //, маленькие дети, задёрганные и затюканные родителями. Подозреваешь, что легко никогда не будет, что всегда будет сложно и трудно, но главное это ведь желание помочь и сделать жизнь тех, кто к тебе пришёл, лучше. Однако Эппл рассказывает о маме, а ты с каждым её словом сникаешь и сдуваешься всё сильнее. Ты, наверное, вот так не сможешь… Пропускать всё через себя, болеть за детей всей душой. Тебе сложно допускать что-то до себя, ты всегда держишься немного в стороне. Какой тогда из тебя психолог получится, если ты вот такой вот …

Нет, ты определенно не будешь обо всём этом думать. А то таким образом профессию выбирать вы будете не только Эппл, но и тебе. Фыркаешь и суешь в рот ломтик картофеля. Ужасно. Заканчивать школу и выбирать университет – сущий кошмар, может быть, остаться на второй год? – Никаких девиц. И вдруг я ещё передумаю… Вдруг я всё-таки решу, что математика – хороший вариант, раз все её предлагают, не могут же все ошибаться, - будешь в своей школе уроки вести, хотя ты не хочешь. Математика тебе нравится, ты хорошо считаешь, но преподавать её – сплошное какое-то бррр, нет, пусть этим занимается кто-то другой. Психология в этом плане точно лучше.

Весь ваш разговор идёт в какую-то не ту степь. Не то чтобы ты планировал поговорить о чем-то таком, но профессии ты обсуждать точно не хотел. Все эти разговоры ещё в классе тебе надоели. Но Эппл надо помочь, только как? Как так вообще получилось, что она не знает? Ты думал, что она ещё лет в пять раз и навсегда выбрала профессию своей мечты, а оно вот так, оказывается. Ладно. – Ну, может, не настолько нравится, раз ни на чем конкретно остановиться ты не можешь? – это как с кружками по интересам. Вроде всё нравится, везде весело и интересно, но нигде сердце не ёкает. – Мне вот история с литературой нравятся, но просто нравятся… Хотя изучать историю я бы хотел дальше, в отличие от литературы, - замолкаешь, поправляешь очки на носу и мысленно ругаешься. Вот до чего любимые девушки доводят! Теперь ты думаешь, что было бы классно стать учителем истории… Но вообще-то ты уже выбрал профессию! // Но кто тебе мешает подать документы сразу на два факультета? //

- Да ну, дизайн. Фигня какая-то. Не профессия, а так. Художники, которые рисуют плохо, - ну не нравится тебе! Никогда ты не понимал всех вот этих вот дизайнерских глупостей. Тебе как-то ближе приземлённые профессии. – Зато потом после университета будет интересно. А вдруг бы мы поступили вместе… Учились бы всему вместе, даже скучной педагогике, - ты загораешься этой новой для тебе идеей. Может и правда, нафиг эту психологию? Станешь учителем истории, круто же. – Ладно, давай. Неси листочек, - грызёшь фисташки, которые Эппл любовно высыпала тебе в ладонь и продолжаешь думать. Так недалеко и воспаление мозга какое-нибудь получить… Нельзя столько думать же! А вечером тебе ещё с уроками сидеть. С кучей уроков. Боже, дал бы тебе кто сил на это всё.

Терпеливо ждёшь, пока Эппл расписывает профессии и расставляет плюсики. Ковыряешь пальцем петельку на рубашке [получишь от Энди же за это] и ешь фисташки и картошку фри. Странное сочетание, но кто сказал, что ты не странный, да? Ты не хочешь торопить Эппл, с выбором тоже торопить не хочешь. В этом деле спешка не нужна, вы же не хотите разочароваться через пять-десять лет в выбранной профессии. – Ну, почему? Ты же ещё не пробовала. У вас в школе есть какой-нибудь журнал или что-нибудь типа такого? Вот в нашей школе есть, их даже как-то водили в настоящую редакцию, они там общались с журналистами. Может, у вас тоже есть что-то такое? – Эппл утягивает тебя на кровать, ты наконец-то вытаскиваешь палец из петельки для пуговицы и ложишься рядом. Ерзаешь, пытаясь улечься поудобнее, стаскиваешь с себя очки и цепляешь их дужкой за ворот футболки. Без очков удобнее, хотя они, конечно, самые удобные из всех, какие у тебя в жизни были.

Не знаешь, выберете ли вы сегодня или нет. В целом, всё равно. Тебе хочется дурачиться, но, кажется, Эппл спихнет тебя с кровати, если ты начнёшь играть и развлекаться, когда она с тобой серьёзные вещи обсуждает. Одним усилием воли заставляешь себя просто лежать. Складываешь руки на груди, потом вытягиваешь их вдоль тела. Потом снова складываешь на груди. Ты замучился и измаялся. Нет, а можно было обсуждать что-то, что не будущие профессии?! Скорее всего нельзя… Ну и ладно. Тайком зеваешь и приподнимаешься на локтях, а то уснёшь. Эппл принимается трепать твои волосы, ты улыбаешься ей, радуясь тому, что она не умеет читать мысли. Не хочешь сознаваться, что все эти обсуждения набили тебе оскомину, и ты хочешь уже выть от них. Она твоя девушка, ладно, вы пообсуждаете профессии. Чем быстрее вы выберете Эппл профессию, тем больше времени проведете, обсуждая не их.

- А я буду в этом зоомагазине штатным психологом. Для животных! – смеешься и целуешь Эппл в ответ, безошибочно попадая в губы. Ну, вот как можно ворчать на неё, когда она такая милая? Лениво переворачиваешься на живот и тыкаешь Эппл пальцем – куда попадаешь, кажется, попадаешь куда-то в плечо или нет, ты не уверен… - Никаких классов. Как я могу заставлять детей ходить на групповые занятия, когда сам их терпеть не могу? Беседы один на один гораздо эффективнее, правда. Там можно поделиться тем, что бы ты никогда не сказал в группе. Поэтому, да, наверное, у меня будет кабинет. Вряд ли будет круто, если я обставлю его по своему вкусу, поэтому обставлять его будешь ты! У меня только одно требование: кресла-мешки. У нас раньше в школе в кабине психологической разгрузки такие были, а потом их куда-то убрали. А они были клёвые так-то, да, - тебе нравилось на них сидеть. Правда, вставать с них было неудобно, но всё остальное приводило тебя в восторг. Даже обивка! Такая шуршащая, чуть шероховатая.

- Вообще, я бы хотел учиться с тобой вместе и работать с тобой вместе. Может, всё-таки станем учителями и дело с концом? – ухмыляешься, поворачиваешься в сторону Эппл. Твой невидящий взгляд устремлён куда-то поверх неё. – Я тебе совсем не помогаю выбрать, - заявляешь вдруг с полной уверенностью в сказанном. Целоваться было проще, чем напрягать мозги. Может быть, вы лучше будете целоваться и обсуждать какие-нибудь глупости? Берёшь её тоненькую ручку в свои ладони, загибаешь и разгибаешь пальчики. Развлекаешься. Тебе как будто семь, а не семнадцать. – Мне нравится журналистика. Я представляю тебя журналистом, а вот дизайнером – точно нет, - не можешь перестать фыркать на дизайнера. Ну вот не угодил он тебе, не нравится. Хотя сама по себе профессия, конечно, хорошая, но тебе всё равно кажется дурацкой. Тебе вообще-то многое в жизни кажется дурацким… Из тебя определенно выйдет восхитительный психолог /кошмарный, скорее всего/. – Надо найти какого-нибудь журналиста и пообщаться с ним, чтобы понять – хочешь ли ты быть журналистом. Или может быть… - весело хихикаешь и морально готовишься к тому, что тебя сейчас спихнуть с кровати, - почитать цветные буклетики?

+1

8

Когда поднималась тема о подростковых противоречиях, по обыкновению, твоей мамой, конечно, ты тут же вспыхивала, активно доказывая, что вот тебе это совершенно несвойственно. Сотни аргументов, ещё больше примеров, ты не такая, ты объективна, ты умеешь соглашаться, ты всегда принимаешь чужое мнение и вообще никогда не навязываешь свое. И это абсолютная правда, потому что врать ты тоже не умеешь, от слова совсем. Даже с тетушку, которая обожает споры, ты никогда не поддерживала, особенно когда та рассказывала, как правильно вычесывать псов, ты совершенно не была против того, что она советовала, просто сделала по своему, ничего не сказав, посчитав, что так будет лучше, ты придёшь с гордо вздёрнутым подбородком и остальные только разведут руками, признавая свои способы борьбы с шерстью провальными. Но вместо фурора ты произвела несколько другой эффект, хотя мама с тетей посмеялись от души, когда ты сдирала с себя клоки шерсти, прилепившиеся будто намертво и выплевывала собачьи волосы изо рта. Нет, это все конечно разные вещи, общение с родственницами, эти незначительные несогласия с ними и общение с Тедди, с которым ты совсем не хочешь ругаться, даже в шутку, не то что всерьёз. Но он как будто специально вредничает.
- Спорим ты сможешь читать мысли животных или излечивать их одним прикосновением, - ты даже не пытаешься увернуться, ты в более выгодном положении, ты видишь и часто предугадываешь его движения, но не всегда, надо отдать долгое этому мальчишке - он умеет подлавливать и заставать тебя врасплох. Но не сегодня. Ты улыбаешься, хихикаешь, отвлекаешься на эти короткие секунды. Поцелуи и прикосновения почему-то всегда занимают очень короткое время, а дурацкие мысли застревают в голове надолго и не желают из неё вылезать. К слову, возвращаясь к теме противоречий - чем ему не угодил дизайнер?! Ты не хочешь быть учителем, вот уже совсем не хочешь, а становиться дизайнером почему-то захотелось ещё сильнее. Разве это не интересно, разве это не требует развитой фантазии, умения правильно оценивать пространство или компоновать цвета и материалы. Тебе всегда это нравилось, ты всегда мыслила немного шире, чем другие. Ну, так тебе казалось. Ты видела тысячи оттенков в полуденном небе, когда другие видели просто небо, что в нем особенного, небо и небо.
- Знаешь что, Тедди, я не собираюсь с тобой соглашаться, - ты усаживаешься на кровати по-турецки, складываешь руки на груди и смотришь на парня, которого тебе ужасно хочется сейчас легонько стукнуть, а может быть и не совсем легонько, своими маленькими кулачками по груди, а потом зацеловать до потери сознания, потому что злиться долго на него ты не можешь. Смотришь и думаешь как заставить мыслительный процесс затормозить и выдать что-нибудь умное, с чем он не будет спорить. Хотя, какие у него вообще аргументы против дизайнера, что это недохудожник и все. Так это ужасный аргумент, ты его в пух и прах разнесешь. Молчишь, все ещё пытаясь выудить из всех более менее подходящих фраз, одну, но потом ложишься рядом и хватаешь руку Тедди, как будто бы это не ты сейчас сама вскочила, расцепляя ваши пальцы, а он тебя оттолкнул. Теперь ты начинаешь загибать его пальцы.
- Дизайнер можешь создать уют, красоту и практичность одновременно - это раз, - загибаешь мизинец на руке Тедди.
- Дизайнер может рассказать тебе как правильно использовать то, что у тебя уже есть, не делая лишних затрат - это два, - загибаешь безымянный. - Дизайнер может тебя офигенно круто одеть - это три, - средний палец. - Может создать для тебя супер-сайт в инете, чтобы именно к тебе обращались за консультацией - четыре! - указательный палец прижимается к ладони и ты кладёшь сверху свою.
- И наконец пять - дизайнер вообще из любого дерьма может конфетку сделать, - пытаешься спрятать кулак Тедди в свою ладошку, но это невозможно априори. Наклоняешься и целуешь его в нос. Да, ты не умеешь на него злиться, но он правда не помогает, а ещё наверняка думает, что лучше бы был сейчас дома или даже уроки учил, вместо того, чтобы возиться с тобой, отвечать на дурацкие вопросы и выбирать за тебя профессию, при том, что с его выбором ты ещё и не соглашаешься. Ну просто лучшая девушка, которая только могла ему достаться.
- Я знаю - не убедила, но смотри, ты ведь сам говоришь о том, что оформлением своего кабинета ты заниматься не будешь и что это буду делать я. А представь если я выучусь на дизайнера, я сделаю тебе такой удобный кабинет, что ты будешь бежать на работу и наслаждаться ею и ребятам там будет очень нравится. Ведь самое главное это комфорт, и психолога и клиента, правда ведь? - трешься носом о щеку Тедди. Подлизываешься не иначе. - А уж какие у тебя будут кресла мешки, самые лучшие на свете, - воображение работает на ура, ты уже разрабатываешь мысленно дизайн кабинета твоего будущего мужа-психолога и тебя это очень веселит.
- И почему ты не видишь меня дизайнером я не понимаю, думаешь я не способная, да? - твоя очередь тыкать пальчиком в бока Тедди и заставлять его уворачиваться. Осторожно, Эппл, так ведь он и сбежать может от твоей навязчивости. - Но я тоже хочу учиться вместе с тобой, - говоришь тише, прильнув к его плечу. Ты не хочешь спорить и не хочешь, чтобы он продолжал не соглашаться. Получается, что вы опять в тупике?
- Знаешь, я не хочу, чтобы ты шёл на жертвы ради меня. Из тебя выйдет отличный психолог, наверное, - тихо смеёшься, от Тедди все ещё пахнет картошкой фри, хотя ты уже успела поцеловать его ни один раз. Последний долго и сладко, так, что почти забыла о чем вы только что говорили и на что ты злилась.
На улице начинает темнеть и тебе сейчас слишком уютно, так, что хочется только натянуть сверху одеяло, пригреться и просто помолчать, а потом проснуться где-нибудь среди ночи ну или чуть раньше, когда мама войдёт в комнату, посчитав своей обязанностью вас разбудить.
- Мы ведь можем просто выбрать один город, правда? Если не получится пойти в один колледж? - у вас ещё есть время, на панику в том числе. А сейчас, кажется, ты только вселила в Тедди сомнения и себя накрутила. Наивно было надеяться, что вы все быстренько решите и продолжите хрустеть фисташками, обсуждая всякую ерунду и прижимаясь друг к другу  между смехом и поцелуями. Вот ты же знала, что взрослая жизнь - штука сложная и не просто так сопротивлялась, удерживая себя в беззаботном детстве.
- Вот бы ещё один год на подумать, - целуешь Тедди куда-то в подбородок, забираешься руками под его футболку. Вы уже слишком тесно связаны, слишком крепко сплелись, чтобы сводить все к детским шалостям, обходя разговоры вот о чем-то таком, как сегодня, но иногда так хочется чуть-чуть отмотать назад, совсем чуть-чуть, чтобы клубничные пирожные, звёзды, бессвязный шёпот, горящие щеки и больше ничего.

+2

9

Упрямо фыркаешь на её дизайнера. Нет, правда, что она такого интересного там нашла? Хрень какая-то. Но, в принципе, чего ожидать от пацана, который очень смутно представляет цвета – тебе всё время кажется, что ты представляешь что-то не то, что в жизни всё совсем по-другому. Наверное, тебе хочется когда-нибудь, ну хоть одним глазком, ну хоть мельком, увидеть окружающий мир и узнать, какое оно, солнце. И небо. И зелёная трава. И тёмно-шоколадная шерсть Саймона. И улыбка девушки, которую ты любишь безоговорочно, так, как можно любить только в семнадцать лет, когда любовь обволакивает весь мир и поселяет в душе безграничное счастье.

- Да не нравится мне твой дурацкий дизайнер, - смешно морщишь нос и складываешь руки на животе. Не знаешь ты, куда девать эти самые руки! Ну, капец… Чувствуешь себя почему-то дураком, интересно, а обязательно так себя чувствовать? Облизываешь пересохшие губы и морально готовишься к атаке. Эппл так просто не сдастся. Ты сам через пару минут запросишь пощады и согласишься, что дизайнер – самая профессиональная профессия из всех, которая, безусловно, пойдет твоей девушке. И пойдет даже больше, чем ты, идущий рядом.

Эппл снова укладывается рядом и берёт в заложники твою руку. – А че, просто девушка уют и красоту создать не может? Обязательно для этого становится дизайнером? – комментируешь её слова в пользу этой странной дурацкой профессии (ну, по-твоему мнению дурацкой). Ждёшь, когда Эппл тебя всё-таки стукнет или скинет с кровати, но она почему-то этого всего не делает и не делает. – По-моему, каждый человек сам в состоянии разобраться, что делать со своими вещами, а если нет – ну, тогда это беда. И тут появляется психолог! - у тебе просто чувство противоречия не дает покоя, хотя ты вообще-то прекрасно понимаешь, о чем говорит Эппл. Может быть, дизайн – не так уж и плохо. Может быть. Это не точно. И черта с два ты согласишься признать правоту Эппл и отказаться от собственного мнения: дизайнер – ну херня же какая-то… - Как одевают дизайнеры – так упаси боже. А сайты делают программисты, - просто признай, Тедди, тебе нравится её бесить. Пятый факт не оспариваешь и никак не комментируешь. Загадочно молчишь.

- Это будешь делать ты, потому что я немножко не вижу, - ласково ведёшь пальцами по её спине, наслаждаешься тем, как она к тебе подлизывается. Ладно, наверное, всё-таки дизайнер не так уж и плох… - Конечно, всем должно быть удобно, доверительная обстановка, все дела, - а кресла-мешки не бывают плохими или неудобными. Крепко держишь Эппл, но не делаешь ей больно. Вы, кажется, продолжаете спорить по поводу этого дурацкого дизайнера – может быть, стоит поцеловать её, крепко-крепко, чтобы у неё вылетело из головы вообще всё? – Мне просто не нравится профессия «дизайнер». Дурацкая она какая-то, - пожимаешь плечами и чуть откатываешь, избегая её острого пальчика. – Ты способная, но ну нахер этот дизайн, - в мире ведь столько прекрасных профессий, а она вцепилась в этого своего дизайнера. Нашла, блин, мечту, блин, всей своей жизни.

- Разумеется, из меня выйдет отличный психолог! А потом я займусь наукой, начну преподавать, все студентки меня будут обожать и записываться ко мне на курс целыми толпами, - мечтать не вредно, Тедди, вредно – не мечтать. Обнимаешь Эппл и целуешь – жарко-жарко  - до тех пор, пока в лёгких не заканчивается воздух. Жадно хватаешь его, он пахнет духами Эппл и совсем немного картошкой фри. Облизываешь губы, от постоянных поцелуев они немного припухли. Улыбаешься довольно, как кот, который наелся сметаны.

- Мы обязаны выбрать один город! И жить в одной съемной квартире. И чтобы у нас там вечно царил творческий хаос, и чтобы мы вечно спотыкались о вещи… - говоришь как-то слишком мечтательно. В твоей голове вспыхивают яркие краски, но не появляется никакого конкретного образа. Ты не можешь представить ничего конкретного. Всё только смазанное_размазанное. Прислушиваешься к тому, что происходит на улице. Где-то вдалеке лает и воет чужая собака, ты скучаешь по Саймону. Из-за большой школьной нагрузки ты триста лет не был у бабушки с дедушкой. Надо будет вытащить к ним Эппл на выходных. Она им чертовски нравится. Можно будет уговорить бабушку постряпать пирожки с вишней и клубникой и найти альбом с твоими детскими фотографиями, Эппл их не видела, а тебе кажется, что уже пора. Показать ей, какой ты в детстве был милый. Ты и сейчас милый из-за этих кудряшек на голове. // Надо от них избавиться, милым можно быть в пять, в семнадцать как-то уже не по возрасту //.

- Вообще, никто не заставляет нас сразу-сразу после школы поступать куда-то. Мы можем взять год, подумать, позаниматься чем-нибудь. Ты, например, можешь стать помощником дизайнера и присмотреться к профессии, взгляд изнутри, скажем так. Если тебе действительно понравится, поступить в университет, а если нет – будет время выбрать что-то другое, - иногда ты бываешь чертовски благоразумный, ещё бы сам к своим собственным словам прислушивался – цены бы тебе не было. Целуешь Эппл, а потом добавляешь: - знаешь, что… мне ужасно надоели эти разговоры о профессиях! В школе только об этом и говорят. Бесконечно приходят представители университетов и колледжей, психологи какие-то и кто там … ну эти, которые со своей профориентацией – слово-то какое-то ругательное, - усаживаешься на кровати, притягиваешь к себе Эппл в медвежьем объятии. – Жду, когда уже это всё закончится. Можно подумать, если мы через неделю не решимся, то всё, мир рухнет. Нам семнадцать лет, почему мы вообще должны выбирать профессию, которой посвятим всю свою жизнь? Мы даже не до конца знаем, что нам нравится, а тут профессия, такой ответственный выбор… - замолкаешь, нервно облизываешь губы. Поворачиваешься лицом к Эппл, нежно её целуешь, наслаждаясь вкусом её губ, ласково цапаешь подбородок. – Давай сбежим? Будем жить в трейлере, перебиваться случайными заработками и наслаждаться своей кочевой жизнью, - понятия не имеешь, откуда вы вдруг возьмете трейлер, но это предложение, на самом деле, весьма не серьёзное. Просто иногда тебе правда хочется сбежать от всего этого. Сбежать и хотя бы немного не думать, не мучиться, не вы-би-рать. Вам действительно всего семнадцать лет и у вас вся жизнь впереди, успеете ещё определиться. Ну, ведь успеете же!

- Не хочу ничего выбирать. И учиться тоже не хочу, мне надоели эти вечные контрольные, сочинения и вот это вот всё. Вот бы сейчас обратно в летние каникулы, где ты, я, прогулки и клубничное мороженое, - вздыхаешь, прижимая её к себе ещё сильнее. И спорить тебе уже надоело из-за профессии. Черт с ним, хочет быть дизайнером, пусть будет дизайнером. В конце концов, она же не заставляет становиться дизайнером тебя (и слава богу!). Как-нибудь вы разберетесь. Главное, чтоб вас перестали все торопить. Профессия – чертовски ответственно, а вам … а вам подавай поцелуи, прикосновения и глупости. А потом всё, а потом поздно будет. Сейчас надо!

+1

10

Кто вообще придумал все это? Зачем все так усложнять, вынуждать делать выбор, нет, - обязывать, требовать, сгущать краски и сокращать сроки. Тебя это нервирует, а что хуже всего - из-за этого вы с Тедди рискуете поссориться. Хотя конечно без ссор отношения - это не отношения. Когда все сладко да гладко - это как-то не по-настоящему. Но вот это непонимание, подозрительно похожее на вредность и упрямство тебя напрягает. Причем с обеих сторон. И откуда вы взялись такие умные, да ещё и соединились, как вцепилась ты однажды в руку Тедди, так и не хочешь отпускать и если бы он ещё сопротивлялся, а он все делает наоборот. Вот сейчас например, целует так, что ты забываешься, вы оба перестаёте дышать, совершенно сознательно лишая себя доступа к кислороду. Ты хватаешься одной рукой за его одежду, другой кажется царапаешь под ней, случайно. Закрываешь глаза, создавая баланс и гармонию, тебе нравится быть на равных, ощущать, не визуализируя, но и то, что ты в любой момент можешь открыть глаза и увидеть Тедди тебе тоже нравится. Потому что он удивительный, даже несмотря на то, что порой бывает противным и слишком много умничает. Ох, Эппл, замолчи лучше, как будто сама не такая. Однажды мама сказала, что вы два сапога пара и совершенно неважно, что Тедди слепой, а ты в каждой бочке затычка. Было немного обидно, но в конце концов, ты была вынуждена согласиться. И сейчас, бормоча что-то невнятное в поцелуй ты снова с этим соглашаешься. Он упрямится из-за дизайнера, ты из-за учителя, каждый приводит свои аргументы и каждый прав по-своему, в итоге вы все равно уступите, потому что устанете и вообще есть дела поинтереснее и поприятнее, если бы только Теодор Джонсон не портил все своими провокациями.
- А я смотрю ты просто мечтаешь о толпах девчонок перед дверью в твой кабинет, - выдыхаешь после поцелуя, раскрасневшаяся и растрёпанная, но вся из себя возмущенная. Выпутываешься из рук Тедди, смотришь на него так будто пытаешься вложить картинку с выражением своего лица ему в голову. Не видит, так пусть представляет.
- Я конечно просто девушка и я могу навести уют без всякого образования, но пожалуй я ещё подумаю делать мне это или нет. Помогать тебе осуществлять мечту о других девицах я точно не собираюсь, - ревнуешь, хотя прекрасно понимаешь, что на это и расчет и нет у тебя никакого повода, а вот у Тедди есть - посмеяться над тем, как ты надуваешься, потому что для этого не нужны глаза - это ощущается,  да ты и скрывать не пытаешься. С Джонсоном ты стала ярче выражать эмоции, голосом, прикосновениями, у вас даже появилась собственная система знаков, причем вы ее специально не разрабатывали, она сама. Более мягкое прикосновение - значит ты хочешь что-то спросить, когда сильнее сжимаешь руку, значит что-то тебя беспокоит, что-то важное, о чем ты хочешь поговорить немедленно, если два раза - значит нужно остановиться, тебя что-то напугало или насторожило. И ещё много разных тактильных ощущений, с помощью которых вы общаетесь, иногда подкрепляя словами, а иногда и без них, хотя для тебя это все ещё очень сложно. Но самые приятные прикосновения - это те, которые значат лишь то, что ты хочешь прикоснуться, обнять, притянуть поближе, урвать возможность ощутить тепло, поцеловать. Этим обычно все и заканчивается, а потом вы с трудом возвращаетесь к тому с чего начали, только уже с другими эмоциями, они прекрасно смягчаются объятьями, беспорядочным шепотом, шуршанием одежды, которая очень мешает и не терпится от нее избавиться. Все это по-прежнему смущает, заставляет дрожать, просить быть осторожнее, но при этом нет ничего желаннее, самое искреннее, что может быть между вами, и разве после можно сопротивляться чему-либо? Ответ очевиден.
Но пока ты просто любуешься  довольным Тедди, закатываешь глаза, а сама улыбаешься до ушей. Он прислушивается к тому, что творится на улице, а ты к тому, что за дверью, тебе совсем не хочется услышать шаги мамы в самый неподходящий момент, поэтому вы не рискуете, довольствуясь горящими щеками и припухшими губами.
- Мне нравится творческий хаос, - поправляешь пуговицу на рубашке, спуская одну ногу с кровати. - Ну ты наверное это давно заметил. Вот сколько раз был в моей комнате, но все равно во что-нибудь обязательно врежешься, - оглядываешь свою комнату и понимаешь, что в вашей с Тедди квартире все будет совсем не так. Во-первых, меньше розового и фиолетового, больше благородного серого и коричневого, ты вообще хочешь чтобы было побольше дерева, а ещё у вас будут свои маленькие ритуалы, кажется ты уже думала об этом, но с Тедди так и не поделилась.
- Ты правда думаешь, что так можно? - у тебя удивительная способность перескакивать с одной мысли на другую, переключаться, при этом не теряя той предыдущей мысли, а оставляя ее на потом. Ты ведь уже напредставляла себе квартиру, создала в ней уют, расставила милые вещички на тумбочки, шкафчики и застеклённые полочки, остановилась на постельном белье, воображая каким оно будет, можно же выбрать что угодно, хоть цветочки и бабочки, Тедди ведь не увидит, но ты пытаешься мыслить и за него тоже. А тут такое заманчивое предложение годик подождать с колледжем.
- Мне кажется мама меня убьет, если я заявлю, что не собираюсь поступать сразу после школы. Хотя..., - принимаешь поцелуй и смешно морщишься, ни за что не признаешься, что именно такие нежности тебя подкупают больше всего.
- Тетя например, вообще универ бросила и совсем по этому поводу не парилась. Я конечно не говорю, что это хорошо, но мама же не перестала с ней общаться, - вздыхаешь, укутываешься в объятья, обнимая Тедди и пряча руки под подушкой за его спиной.
- Может быть я и попробую пойти в какую-нибудь дизайнерскую студию, спрошу есть ли вакансии, любые. Просто чтобы побыть в этой атмосфере. А может быть и нет. В любом случае перестань называть эту профессию дурацкой, - поднимаешь голову и легко прикусываешь Тедди за подбородок, оставляя маленький след, тут же целуешь в это же место и довольная снова кладешь голову ему на грудь. Но не прошло и пяти минут, как тебя настигла месть. Стоило встрепенуться и активно закивать, соглашаясь со словами Тедди, на твоём подбородке тоже остаётся короткое, но ощущение от укуса. Невозможный он все таки, этот мальчишка.
- Серьезно? В трейлере? Это будет романтика. А ещё мы можем прибиться к какой-нибудь компании, на таких же трейлерах и путешествовать вместе. Ты представляешь меня за рулём трейлера? - снова возращаешься к мечтам, к картинкам в голове. Тебе видятся хиппи, с вплетенными в волосы лентами, с кучей разноцветных браслетов на запястьях. - Мы будем как в одной стае, - смотришь на Тедди и как-то сомневаешься, что ему это по душе.
- Ну или нет, - смеёшься. - Будем только вдвоем, так спокойнее, а то ещё начнут толпиться вокруг тебя всякие там, - жмешься к Тедди, ласково трешься носом о шею, ещё немножко и замурлыкаешь.
- А ведь мы только первый раз говорим об этом, а тебе уже надоело. Слушай, неужели это наши первые сложности во взаимопонимании? - тихонько хихикаешь, щекочешь своим  дыханием где-то под воротником. - А вообще, Тедди Джонсон, ты у меня такой умный и такой рассудительный. Тебе нужно учиться. Как это не хочу. Вот я могу не хотеть. Я не усидчивая, я  хочу слишком много и сразу и везде, а это невозможно. Ты сразу определился с профессией и если бы я не посеяла сомнения, то все было бы проще, - переживаешь, что из-за тебя сегодняшний разговор получился каким-то скомканным, что в результате вы ни к чему не пришли. Но все равно, он был не зря и ты многое поняла для себя. В первую очередь то, что твой парень самый лучший, он готов поддержать тебя во всем, даже в обучении на дурацкого дизайнера и он хочет учиться с тобой а одном городе и он хочет...жить с тобой. Пожалуй стоит вернуться к мысленному выбору постельного белья.
- Прости что я так резко начала и сбила тебя с толку. Не хочу ссориться, - тянешь за край одеяла и из складок выпадает фисташка. - Нет, ну ты представляешь, я нашла фисташку в кровати, тоже мне принцесса на горошине. Твоя будущая жена - никакая хозяйка, - ну ты как всегда, ляпнула, а потом подумала. Вы только сегодня впервые столкнулись со сложностями в обсуждении совместного будущего, а ты...язык бы тебе оторвать.
- В смысле хозяйка из меня никакая, ну ты понял, - как-то неловко выползаешь из объятий, садишься на кровати, отправляешь в рот найденную фисташку и молчишь. Не просто так ведь это вырвалось, не представляешь ты себя без Тедди Джонсона. Это и хорошо и плохо одновременно. И ты тоже хочешь обратно в каникулы, чтобы без забот, чтобы конфетно-букетно. 
Встаешь с кровати, умудряясь каким-то образом споткнуться о валявшийся на полу рюкзак, сама на себя злишься, отряхиваешься от шелухи, оставшейся от скорлупы одной единственной маленькой фисташки.
- Пойдем за мороженым, - поворачиваешься к Тедди, секунду смотришь на него, а потом, аккуратно обходя рюкзак, забирается коленями на кровать, подползаешь, целуешь. Да, он тебе очень нужен, ты это признаешь, принимаешь и не желаешь думать о возможных последствиях в виде каких-то там душевных травм и прочего. Рано вам ещё об этом думать.
- Только на этот раз я хочу малиновое.

Отредактировано Apple Flores (2020-09-15 23:19:40)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » не спеши'


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC