внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост от лис суарес Неловко – и это еще мягко сказано – чувствует себя Лис в чужом доме; с чужим мужчиной. Девочка понимает, что ничего страшного не делает, в конце концов, она просто сидит на диване и... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 35°C
* jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » мир станет легче, только выдыхай


мир станет легче, только выдыхай

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

ребекка моро & доминика шарп
сентябрь 2019

https://i.imgur.com/q9c45fz.png

https://i.imgur.com/Srs4dZx.png

https://i.imgur.com/drbIOnk.png

https://i.imgur.com/SnIrxLY.png

мои губы искусаны в кровь
в глазах - следы отчаянья.
ждать вердикта - страшно. от тебя - вдвойне.

+4

2

если что-то ребекка и понимает в жизни, так то, что плохие вещи случаются с хорошими людьми с той же вероятностью, что и хорошие с плохими — нет никакой кармы или вселенского замысла, по которому кто-то всемогущий и всевидящий карает грешников, устраивая им ад на земле за особо жестокие проступки: всем руководит бессистемный, глупый и зачастую несправедливый случай, который невозможно просчитать, сколько бы ни строилось теорий заговора, сколько бы ни создавалось религий. в любой момент тебе может упасть кирпич на голову, превращая череп в костные осколки, и кирпичу будет плевать, кто ты: криминальный авторитет, военный преступник, мать-одиночка или высококлассный нейрохирург, идущий на операцию, способную спасти кому-то жизнь. люди любят искать смысл там, где его — это дает им ощущение контроля, вот только нельзя контролировать множество переменных величин. если тебе кажется, что у тебя это выходит, значит, ты всего лишь попал под удачную цепь случайностей.
бекка знает о неудачных случайностях не понаслышке / шрамы на левом виске и на левом запястье под татуировкой не дают забыть о том, насколько жесток может быть случай, а потому может представить себе состояние доминики, случайно оказавшейся под катком из череды крайне досадливых обстоятельств. вот только из-за того, что и сама оказывается втянута в эту историю, связаться с подругой и поддержать ее моро не может, чтобы не доставить неприятностей им обеим.
в ее обязанности, в качестве судебно-медицинского эксперта, входит осмотр не только тел, найденных на месте преступления, но и тех трупов, по отношению к естественности смерти которых возникает ряд вопросов и сомнений. чаще всего речь идет о наличии злого умысла или врачебной ошибки, а поскольку порой все выходит из-под контроля, как в случае с пациентом доктора шарп, разбираться в том, за что не хочет по какой-либо причине подписываться патологоанатом, приходится ей или ее коллегам. в этот раз жребий падает на ребекку — очередная насмешка вселенной: ковыряться в теле того, в чьей смерти обвиняют подругу.
вот только в этот раз моро сомневается в том, что в деле замешана исключительно случайность: когда к ней приходит весьма сомнительное предложение, одна формулировка которого звучит, как минимум, оскорбительно для нее, как для профессионала. ее просят сделать заключение о том, что смерть была вызвана неверными действиями хирурга, проводившего операцию. она просит пройти к черту и дождаться официального отчета, где все будет отображено в соответствии с реальным положением дел. несмотря на то, что подобного рода предложения встречаются в ее практике не так уж и редко, к каждому из них бекка относится с изрядной долей раздражения: если люди думают, что правосудие так просто обмануть, заставить работать на себя, то куда в принципе катится этот мир, если не в бездну?
правда, до окончательного заключения о том, что смерть пациента была вызвана получением травм, несовместимых с жизнью, проходит несколько нервных дней, когда даже она при всем своем желании доказать обратное не может однозначно исключать наличие вероятности, что молодой парень, лежащий в одном из отделений холодильника морга, вероломно вскрытый повторно, будто ему было мало трудностей и боли перед своей смертью, мог умереть исключительно из-за ошибки доминики. будучи профессионалом, ребекка не могла отрицать всех возможностей, пока не будет доказана одна единственно верная; будучи человеком, близко знакомым с обвиняемой, ребекка не могла не чувствовать себя в некотором роде предательницей. правда, иллюзий о том, как бы она поступила, будь смерть паренька врачебной ошибкой, не питает даже в те долгие бессонные вечера наедине с бокалом вина на кухне. жажда справедливости в ней иногда доходит до абсолюта, точно нет никакой разницы, кого бросать в глотку судебной системе страны, если это означает, что виновный получит возможность быть наказанным.
доминика ведет себя до болезненного чувства под ребрами п р а в и л ь н о: не пытается выйти на контакт, хотя наверняка знает, кто занимается ее пациентом; не пытается узнать, как проходит экспертиза, хотя наверняка места себе не находит от волнения; не знает следует ли себе доверять, потому что нельзя отрицать вероятность ошибки, не в медицине, какой бы специфической ее отрасль ни была. ребекка думает, что чувствовала бы себя примерно так же, если бы была на месте шарп, если бы ее профессионализм поддавался сомнению и другой специалист копался в результатах ее работы. однако лучшее и единственное, что может сделать моро в сложившейся ситуации — это быть максимально бдительной и беспристрастной, изучая каждую деталь по несколько раз, чтобы выдать заключение, максимально отображающее действительность. и когда ей это удается, когда заключение попадает на стол детектива, ведущего дела, чтобы завтра тот смог его закрыть за неимением состава преступления, бекка дела то, что ей хотелось сделать уже давно: набирает номер телефона подруги.
— привет. мы можем встретиться? — все уже решено, записано и подписано. тот факт, что моро расскажет о результатах на несколько часов раньше, чем доминике позвонит детектив, не исправит ничего, кроме как подарит такое долгожданное спокойствие, что уже чертовски много в сложившейся ситуации, как ей кажется.

+2

3

вставать уже восьмой раз посреди ночи, чтобы попить воды, а заодно и запить ею вторую таблетку успокоительного, которое почему-то уже не действует. ее дни протекают на удивление одинаково, и казалось бы, можно было бы пожить у родителей, у кого-то из друзей. но шарп никого не хочет видеть, а уж тем более рассказывать о том, почему ее отстранили от операций. она честно рисует дни напролет и боится расшифровывать натальную карту - звездное небо под покровительством урана выглядит просто ужасающе, да так, что смотреть прогноз на ближайшую неделю даже не хочется. будет, как будет. если ее посадят за решетку, то значит действительно ошиблась.

день операции в голове словно надоедливая пластинка - вертится бесконечно в памяти, заставляя мозг хоть как-то работать. все шло просто ужасно. хотя бы потому, что парня невозможно было спасти. но ведь это долг - делать то, что в твоих силах. даже если пациент умирает на рабочем столе. и табло показывает одну сплошную зеленую линию, издавая жуткий и противный звук. каждый навсегда эхом в голове. к смерти пациентов невозможно привыкнуть. это неотъемлемая часть работы. хочешь быть врачом - имей стойкую психику, чтобы сказать родственникам, наблюдать, как они плачут, кидаются в истерике и не знают, кого обвинить: случай или же доктора в белом халате. врач в данном случае - осязаем и вполне реален, в отличии от случая. поэтому первому можно высказать все лицо, насыпать горы обвинений и приправить все это угрозами довести дело до суда. так случилось и в этот раз, со всеми вытекающими. впрочем доми держалась хорошо, просто сказав сухое "извините" в конце и ушла.

ад начался на следующий день, когда к ней пришла женщина. статная красивая, предъявив все угрозы. впрочем, шарп не боялась всего этого и сослалась на то, что все будет решать патологоанатом. и откупаться какими-то услугами она не намерена. жаль, что не сохранилось ни аудиозаписи этого разговора, ни точного портрета незнакомки в памяти - из-за тревоги в голове все перемешалось. и каким-то чудом фредди сказал, что он сомневается, умер ли парень своей смертью или это была ошибка травматолога. последствия не заставили ждать себя долго. уже через два часа доми была отстранена от операций. об этом она узнала прямо в раздевалке и опешила. к слову, человек, которого она должна была оперировать, тоже умер. хорошо, что не на ее столе. вот тут то сомнения закрались в голову. шарп пыталась хоть как-то прокрутить все моменты в своей голове, понять, где могла ошибиться, потому что могла, черт возьми. своими руками отправить человека на тот свет. ее тут же отправили в отпуск до выяснения всех обстоятельств, а дело было торжественно передано в смэ. и все бы хорошо, но человеком, который проводил расследование и снова вскрывал несчастного, оказалась бекка.

первым побуждением было позвонить. чтобы попросить ее рассказать результаты сразу, а не подделать их или что-то еще. но доми этого не делает. знает, что телефонный звонок подставит все под угрозу и труп могут передать кому-то еще. а в заключениях моро она точно не будет сомневаться. да и что подумает детектив, если врач, что находится под следствием позвонит тому, кто врачебную ошибку и расследует. так что телефон так и остался лежать на тумбочке в ожидании хоть чего-то. вообще, ей почти никто не звонил, изредка подбадривали коллеги, мол, все будет хорошо, просто фредди немного сошел с ума или побоялся кучи травм у пострадавшего. но все это на шарп совершенно не действовало. она перебывала в состоянии, когда еще чуть-чуть и паника накроет с головой. вино не помогало. виски тоже не дал расслабляющего эффекта, так что пришлось пить таблетки. которые на третий день всего этого кошмара тоже перестали помогать. осталось лишь включить ночное телешоу и заснуть под утро. в полном одиночестве, которое тоже не приносило хоть какого-то, но облегчения.

звонок от бекки раздается тогда, когда доми его совершенно не ждет - посреди парка следующим вечером, в который приехала посидеть на лавочке, отвлечься и подышать свежим воздухом. она смотрит на телефон и пропускает целых три гудка, потому что знает, моро явно хочет сообщить ей новости, а хорошие или плохие - это уже другой вопрос, - да, конечно, - на вдохе, пока сердце колотится в груди, - скинь мне адрес, я за тобой заеду, - может даже подкинет с работы домой, если будет в состоянии. где-то внутри зарождается огонек надежды, что все наконец кончено и все хорошо. а если нет - придется искать хорошего адвоката. впрочем, третье вскрытие точно не понадобиться, а если понадобиться, то результаты будут аналогичными с результатами подписанными моро. в этом она не сомневается.

по дороге заезжает в милое кафе, где делают сносный и даже вкусный кофе. взять два лате - оба на миндальном молоке. поставить горячие чашки в подстаканники и обнаружить, что руки, которые держат руль трясутся. в самом худшем случае, можно будет обратиться за помощью к реджи. хотя, не отрицает, что за свои поступки надо нести наказание. но чтобы это наказание было максимально мягким, даже шарп готова пойти на сделку с собственной совестью. доезжает до места встречи довольно быстро. отправляет короткую смс, что уже добралась и выжидает несколько долгих минут, в которые просто наблюдает за тем, как люди снуют туда-сюда на парковке. счастливые, их никто не беспокоит.

- привет, - улыбается, как только открываются двери и снимает с себя очки, чтобы не быть невежей. глаза заспанные, чуть красные - иногда плакала, чего уж греха таить. не всегда умеет быть сильной и независимой, впрочем, как и каждая девушка. есть моменты, которые ломают, могут стать поворотными и от этого никто не застрахован. подметить для себя. что бекка тоже выглядит немного уставшей, хотя, может ей так кажется, - я взяла тебе кофе. латте на миндальном. мой вроде ничего, - протягивает теплый стаканчик подруге, как бы давая понять, что в принципе, готова к любым новостям. правда готова, быстрее бы. в машине где приятно пахнет напитками, повисает что-то неуловимое и непонятное. может быть, это просто ее волнение, которое хочет наконец выплеснуться из реберной клетки: криками, слезами, да чем угодно, - так что, я правда стратила? - хриплым голосом, почти на надрыве. еще немного и доми точно сорвется.
прошу, просто скажи "нет"

Отредактировано Dominica Sharp (2020-06-06 23:39:00)

+2

4

ей кажется, что голос доминики, когда та отвечает, звучит взволнованно, но с легким флером усталости. так говорят те, кто привыкает к беспокойству, становится лучшими друзьями с перманентным стрессом, становящимся постоянным спутником и без того непростой жизни современного человека со всеми этими бешеными ритмами, нагрузками, стремлениями к максимальной продуктивности во всех сферах, будто иначе можно с легкостью считать себя пропащим, ни на что не годным человеком, коли не успеваешь заниматься саморазвитием, несколькими хобби, путешествовать, читать по паре книг в неделю и оставаться профессионалом в области своей профессии. наверное, в этом нет ничего удивительного — сама моро вряд ли бы на чужом месте чувствовала себя расслабленно — очередное подтверждение того, что она все делает правильно, когда решает рассказать о результатах отчета, не дожидаясь до официального подтверждения со стороны детектива о закрытии дела.

бекка просит шарп заехать за ней на работу, потому что, признаться, ей тоже не мешает хотя бы несколько часов непрерывного качественного сна, потому что тех минут, которые она урывала то у работы, то у бессонницы, катастрофически не хватает, и даже тональный крем не спасает от выражения усталости, застывающего на лице гипсовой маской наподобие тех, что раньше так модно было снимать с лиц умерших. шею нещадно ломит, и женщина трет кожу, пытаясь пальцами размять одеревеневшие мышцы в надежде, что это хоть немного сможет исправить ситуацию, втайне мечтая о том, как, оказавшись дома, примет долгую горячую ванну /а если добавить туда несколько капель лавандового масла, может, оно справится с ее неспособностью быстро заснуть, когда приходится рассматривать, как танцуют вальс тени от ночника с уличными тенями, отбрасываемые на стены комнаты/.

в департаменте уже не так людно, как днем, хотя людей на дежурстве или же трудоголиков, подобных ей, хватает: профессии, которая действительно должна быть призванием, потому что нельзя так просто найти других причин, почему возможно терпеть такое количество нагрузки, бюрократии и разгребать завалы рабочих задач, валясь с ног от усталости. или все дело в том, что каждый фанатик своего дела в первую очередь фанатик, которому бы не было лишним обратиться к психотерапевту с разговором о том, насколько верно расставляются жизненные приоритеты?

ждет доминику на улице, подставляя лицо лучам уходящего калифорнийского солнца, щурясь от нежелания доставать солнцезащитные очки, кои завалялись где-то на дне сумочки: не так часто получается побывать на свежем воздухе, хотя ее бледный фенотип кожи лишь выигрывает от редкого нахождения под палящим солнцем, бывающим столь суровым и непримиримым на западном побережье / часть ее все же скучает по прохладе балтимора, хотя нет ничего, что бы могло заставить ее снова вернуться в тот город для постоянного проживания, где все наполнено тенями прошлого, от которых на основание языка трепещется тошнота.

— привет, — отвечает на улыбку подруги легким подергиванием уголка правой губы, что в ее интерпретации и означает улыбку, когда садится в машину. шарп выглядит откровенно хреново: штампы тревоги и бессонных ночей видны отчетливо, а чуть припухшие, покрасневшие глаза не оставляют никаких сомнений в отношении того, чем эти признаки вызваны. однако ребекка даже не ведет глазом, усиленно игнорируя чужой внешний вид и не собираясь тыкать в него пальцем, взглядом или словами — в ней достаточно тактичности и эмпатии, чтобы не заставлять другого человека испытывать неловкость или воспоминать о недавно пережитых неприятных моментах. — не стоило, но спасибо. кофе очень кстати, — взгляд у моро теплый — под стать стаканчику в руках, но ровный, а с непривычки может даже показаться строгим, и она сжимает картон, не спеша сделать глоток, но спеша сесть боком на сидении, чтобы проще было смотреть в анфас.

— смерть вызвана травмами, несовместимыми с жизнью. когда пациент попал к тебе, его участь уже была предрешена, и никакое твое действие или бездействие не могло усугубить ситуацию, потому что усугублять уже было некуда. полагаю, если бы скорая помощь немного замешкалась по дороге, тебе бы в принципе не пришлось вставать за операционный стол, — ровным тоном произносит ребекка, медленно и внятно проговаривая слова, чтобы дать возможность доминике осознать смысл сказанного и пока что висящего в воздухе. облегчение пока еще маячит на горизонте, не формируется однозначно: даже для принятия хороших новостей нужно немного времени, чтобы точно увериться в том, что можно выдыхать спокойно, что можно расслабляться в осознании, что никаких неприятных сюрпризов более не предвидится. моро протягивает руку вперед и накрывает пальцами ладонь подруги, сжимая ее в качестве акта поддержки. наклоняется вперед.

— ты все сделала правильно, но не мне тебе говорить о том, что иногда медицина бессильна. ты отличный специалист, доминика, и последние несколько дней я работала с твоим пациентом, чтобы в очередной раз получить подтверждение этого, — на это раз улыбается шире, отчего кривизна мимики выделяется отчетливее. впрочем, с шарп уже давно можно не заботиться об этом — нужно лишь дать себе вспомнить, что в разговоре с ней можно не комплексовать. — я отдала свой отчет детективу и, думаю, он сообщит тебе о закрытии дела завтра, но мне показалось, что будет лучше, если я скажу тебе об этом сразу. ты явно это заслужила.

+2

5

доми выглядит ужасно - сама об этом знает, но почему то пока ее не очень то заботит внешний вид. когда живешь в постоянном напряжении [жаль, что им нельзя кого-то убить] походишь скорее на зомби, который не понимает, что почему куда и зачем. просто существуешь себе в своем маленьком мирке, закованная в цепи из нервов, приправленных угрозой судебного разбирательства. шарп всего этого не хочет, ужасно не хочут, но эту возможность не отрицает и не только потому, что на небе - ретроградный меркурий. ошибаются все: школьники в этих дурацких тестах, программисты, кассиры и банкиры. все до единого совершили в жизни хоть одну, но ошибку, иногда фатальную. в случае врача эта ошибка может стоить человеку жизни. а доми это могло стоить карьеры, которая вроде была была вполне себе успешной. и теперь все могло оборваться - в один момент. если в ее работе засомневались, значит на то были определенные причины. а если учесть, что дело дошло до бекки, то скорее всего, причины эти были весомыми.

подмечает, что подруга выглядит уставшей - кажется как раз из-за этого случая. шарп не то чтобы была королевой красоты, но у обеих хватает такта и взаимопонимания, чтобы промолчать. уже не дети и давно не в школе. и даже не резеденты госпиталя святого патрика, где судьба их вообщем-то и свела. в общем-то доми было даже жаль, что ребекка не осталась, пошла своей дорогой, но главное, что она счастлива и спокойна в своем морозильнике. не всем подавай живых людей, суматоху, вечный адреналин, который блондинка так любила в своей работе. впрочем, может быть, ей тоже нужно было просто работать с мертвыми - точно никого не убьешь, все сделали до тебя. но, с другой стороны, в больнице ты можешь продлить жизнь человека на несколько суток, дней часов. чтобы обрадоваться очередной победе. а здесь - детективные истории, который иногда будоражат. черт, как моро вообще с этим справляется? особенно, когда на стол попадает человек, который стал трупом, возможно, по вине твоей подруги. и фактически ее судьба в твоих руках. нет, доминика сейчас определенно не хотела быть на ее месте. ей просто хочется, чтобы этот весь ночной кошмар поскорее закончился. для обеих в этом зале.

она внимательно вслушивается в каждое сказанное слово, цепляется за предложения, как за спасательный трос. неужели все, что она говорит - правда. и никакой ошибки не было? доми чувствует, как ее очень медленно отпускает. словно какая-то тянущая и мерзкая жижа выходит из тела - странное чувство. в один момент она просто перестает держаться, расслабляется в кресле, прикрывает глаза. неужели... все хорошо. никто не ошибался. парень умер от травм, а не потому, что зловещий хирург в маске случайно его убила и сделала роковой надрез скальпелем. она пытается выровнять дыхание, выдавить из себя какие-то слова, но не может осознать, что это все действительно правда. потому что верила. что что-то пошло не так, потому что так бывает, так случается со всеми людьми: плохими, хорошими.
- спасибо, - тихо на очередном выдохе, смотря в глаза и вымучено улыбаясь. кажется, в глаза уже влажные. соленые слезы норовят покатится по щекам, но в данном случае от радости. от того, что чертово напряжение почти покинуло, потому. что стало легче и камень свалился с плеча. ей приятно, что бекка считает ее хорошим специалистом, что говорит такие слова. потому что подругой она всегда восхищалась, даже тогда, когда они обе были студентками. у доми совершенно не получались такие красивые и аккуратные швы, как у нее, - спасибо, что сказала сегодня. я... места себе не находила, но я думаю, это и так видно, - потому что, что ей было делать после всей этой истории? терять лицензию и работать каким-то администратором в поликлинике. и то, если повезет. без хирургии жизнь доминики что-то скучное и абсолютно бескрасочное - мерзко серое. несколько дней оказалось вполне достаточно, чтобы в этом убедиться.

только ее все еще мучает чувство сомнения. не то, чтобы она не знала бекку и ее принципы. кажется, если бы доми была писателем и хотела изобразить самого высокоморального человека это была бы именно моро. потому что, наверное, если бы шарп ошиблась, она бы так и написала в своем заключении. потому что за ошибки надо отвечать, но если бы, - а ты меня не сильно больно стукнешь, если я кое-что спрошу? - совсем, как ребенок. детский вопрос и такой глупый, но если все таки все это чисто для того, чтобы ее успокоить, не подставить. что если блондинка напротив перешагнула через себя, - это ведь точно не потому, что мы дружим и все такое? не то, чтобы я сомневалась в тебе. я сомневаюсь в себе, - всегда. еще со школы: в своих силах, планах, желаниях. во всем. может поэтому и любила астрологию, которая давала ответы хоть на какие-то вопросы. и потому что доми не верила в приметы, не была заядлой католичкой, которая ходила бы в церковь каждую неделю, прилежно надевая платок. каждому человеку надо во что-то верить.

- знаешь, когда он умер, ко мне подходила какая-то женщина, - в приемное, - все было так странно. она попросила выписать ей какое-то лекарство, я отказала, - потому что это - статья. за рецептами внимательно следят, а уж тем более за теми, которые выписывают те, кто имеет право отпустить наркотическое обезболивающее или что-то в этом роде, - она сказала, что этот парень был важен для нее. и что она докажет, что я его убила, - может поэтому фред и выдал такое сомнительное заключение? хотя, это всего лишь догадки, которые не имеют никаких доказательств, - а потом все это и началось. тебя подвезти домой или заедем куда-то выпьем? - потому что они давно не виделись. и потому, что им есть, что обсудить. по крайней мере, доми очень не хотелось сейчас оставаться одной. но она поймет бекку, если та откажет. итак слишком много всего. для обеих.

+2

6

слова зачастую имеют большую силу, даже если люди предпочитают этого не замечать. сейчас они служат триггером, большой красной кнопкой, нажатием которой так любят пугать друг друга мировые сверхдержавы. щелкает пусковой механизм, шестеренки начинают свой бег по кругу, и ребекка чувствует, как что-то внутри скрипит и дребезжит, приводя в действие пружину с большими толстыми витками, до этого момента плотно сжатую, но сейчас медленно расправляющуюся /не стремительно выстреливающую со всей своей накопленной энергией и силой упругости, будто разрывающаяся на части граната/. напряжение отступает и в ее теле, позволяя, наконец, окончательно осознать, что еще одно расследование для нее окончено /если только, конечно, кто-нибудь не согласится с результатами исследования и не потребует проведения независимой экспертизы, чтобы подтвердить или опровергнуть заключение моро — очередная чехарда со вскрытиями, изъятиями органов, исследованиями и анализами: кто-нибудь мог бы даже подумать, что подобное отношение к трупу лишено гуманности. впрочем, когда тело становится уликой оно перестает быть даже тенью человека — лишь образец в хладнокровных руках ученых, давно переставших видеть в мертвецах личности, чтобы психика не затрещала по швам окончательно/.
но доминика улыбается: устало и измученно, будто отчасти заставляет себя это делать, потому что так принято, потому что этика межличностных отношений требует подобного проявления эмоций — все равно улыбается, и эта улыбка стоит того, чтобы похвалить себя и за проделанную работу, и за скорость подачи информации о результатах судебно-медицинского заключения.
— любой бы на твоем месте с ума сходил, — мягко улыбается, потому что все еще лучшее, что она может предложить подруге — поддержка. поддержка и максимальная тщательность в проработке дела о смерти ее пациента, хотя не то чтобы доктор моро славилась своей небрежностью в части выполняемой работы. быть может, если карма все-таки существует, эта тщательность однажды ей зачтется, например, если результатами ее изысканий будет кто-то не удовлетворен во время расследования по очередному сложному делу — очередная погрешность профессии в стране, где у каждого третьего есть личный адвокат, с которым консультируются по каждой мелочи.
вот только шарп явно мучает что-то еще, отчего она немного напоминает ей брата, когда тот боится что-то спросить, но любопытство и желание все же перевешивает неловкость, страх и стыдливость, а потому бекка улыбается так же, как и айзеку: благосклонно, ласково и спокойно, утвердительно кивая головой на кажущуюся ей милой формулировку вопроса.
— я в принципе не думала о том, чтобы тебя стукать, — смешливо фыркает моро и выслушивает опасения подруги, в ответ на которые непроизвольно на лбу появляется небольшая морщинка. она понимает, что дело не в том, что у доминики есть сомнения в ее честности, однако легкий тычок внутренней обиды имеет место быть, а потому, когда отвечает, первые слова могут показаться холодными, впрочем, тон голоса быстро оттаивает, точно женщина одергивает себя, вспоминая, с кем разговаривает и на какую тему; вспоминая, что это не было оскорблением. — я ценю свою работу, и хоть дружбу с тобой я ценю ничуть не меньше, каким бы экспертом я была, позволяя себе делать выводу, руководствуясь субъективными причинами в виде отношений с подозреваемым? я написала в заключении ровно то, что увидела по состоянию тела, и если бы причина смерти была в твоей халатности, это бы тоже попало в отчет. потому что так было бы справедливо и верно, в том числе и для тебя. но смерть была предрешена тяжестью прав. это все, — лицо окончательно оттаивает, и бекке немного страшно, что она перегнула палку, но ей совершенно не хочется давать шарп лишний поводов сомневаться и в себе, и в профессионализме самой ребекки, коим та так или иначе гордиться, ощущая, что в целом мало чего добилась в жизни, кроме своего медицинского статуса.
однако дальнейшие слова подруги заставляют напрячься еще больше, потому в ее рассказе есть кусок головоломки, который отлично подходит к картинке, рисующейся в ее голове, буду навеянной недавними воспоминаниями. бекка снова хмурится, но уже в задумчивости, и произносит:
— ко мне тоже приходила женщина, блондинка, около тридцати пяти, нордический тип внешности. она пыталась дать взятку за то, чтобы в заключении о смерти была указана врачебная ошибка. я ей отказала, само собой, но если она изначально что-то хотела получить от тебя, тогда есть вероятность того, что все может не окончиться простым закрытием дела, — но тут же спохватывается, понимая, насколько излишним будет добавлять новых тревог подруге. — впрочем, мне не привыкать обосновывать свои заключения, так что это практически обычная рутина. многие адвокаты требуют повторных вскрытий или же присутствия экспертов на судебном заседании, — пожимает плечами и поправляет волосы, наконец, делая глоток кофе, стаканчик с которым до сих пор зажат в ее ладони.
— знаешь, а я бы выпила, — с легкостью соглашается на предложение бекка. — последние дни были какими-то бешеными, думаю, нам обеим не помешает немного расслабиться. только давай, пожалуйста, поедем в какое-нибудь тихое место: ты же знаешь, что я не очень люблю типичные шумные бары, — от одной только мысли об этом немного подергивает.

+2

7

- на твоем собственно тоже, - метания туда-сюда. желание как можно быстрее закончить с трупом, которому итак нелегко. мучают даже после смерти. но все это ерунда, потому что шарп не хотела бы оказаться на месте моро. даже не знает, что ощущала бы. если бы в смерти кого-то обвиняли бы подругу. с одной стороны, хочется побыстрее все сделать, чтобы закрыть дело в самый короткий промежуток времени. с другой же - изучить все детали и факты так, чтобы твое заключение было полным и расписаным от и до. а то бедному парню еще третьего вскрытия не хватало, а вам с подругой нервов.
вообще, странно задавать ей этот вопрос, но хочется. наблюдает за ее реакцией, понимая, что может даже чуть обидела, надо бы извиниться. вообще доми не то, чтобы сомневается в честности ребекки и в ее профессионализме. прекрасно знает, что моральные принципы подруги высоки, она из тех людей, что оставались правильными почти что всегда. может быть даже до тошноты. собственно доми почти можно было причислить к этим святошам, но ключевое тут как раз такие "прости". доктор шарп была из тех, кто может что-то утаить от родственников пациента, помочь кому-то выйти из больницы на несколько часов и все такое прочее. собственно, чего таить греха, уже поучаствовала в сомнительной подмене карт, но это все ради амелии. и не больше. так что святошей с нимбом на голове, она не была. впрочем, как и все люди. вопрос бекке был задан чисто потому, что такое вариант событий мог произойти. и потому что доми могла бы так поступить и может даже бы пошла на сделку с совестью.
- прости, - искренне извиняется за то, что спросила, - это скорее для собственного успокоения. не знаю, - мягко улыбается, пытаясь хоть как-то загладить свою вину, - просто иногда мне кажется, что я недостаточно хорошо работаю. и каждая смерть - все равно болезненна, как бы ты к ней не привык. а тут наш пат еще сомневался, так что я неделю металась по квартире, как сумасшедшая, - конечно без всех подробностей, просто констатация факта, - позитивный момент - почти как в отпуске побывала. нервном, но в отпуске. - спала до отвалу, если могла заснуть. смотрела сериалы с ведерком мороженного в руках и вообще почти что жила жизнью нормального человека. ключевое тут конечно же "почти".

заметно напрягается, когда речь заходит о женщине. странно все это, ой как странно и к тому же, совершенно непонятно, - с голубыми глазами и стрижкой под каре, да? - переспрашивает на всякий случай. потому что так проще, - она хотела с меня какие-то рецепты на запрещенные препараты. угрожала тем, что эта смерть с моих рук не сойдет. я не отнеслась к этому как-то... странно. знаешь, угрозы ведь от странных родственников бывают, - и чаще всего продиктованные горем. доми это понимает. хотя всегда достаточно холодно воспринимает все, что на нее выплескивается. но если эта дама приходила к бекке, тогда все ясно и просто. паренек был где-то кем-то важным. так что. черт, надо бы позвонить кому-то или рассказать обо всем амелии, которая что-то придумает. нет, она конечно, в убойном отделе, но тут на доминику хотели убийство повесить на минуточку! хотя удят вроде бы именно, как за "врачебную ошибку", а не за умышленное, но все же, - скорее всего, она и подкупила нашего пата. а он выдал, что не знает точно почему пациент умер и есть вероятность моей ошибки, - или что там написано в его заключении. в любом случае то, что это дело оказалось у моро было настоящей удачей. потому что если бы кто-то еще взял деньги - пиши пропало. кому-то пришлось бы сидеть в тюрьме, не смотря на попытки доказать обратное.
- тогда поехали, - заводит двигатель и как-то нервно сдвигает ручку на коробке передач. недалеко от ее дома как раз был паб - двадцать минут пешком. до бекки вроде тоже не очень далеко, так что - такси или же просто пешая прогулка. да и она давно не видела и не слышала, что там у моро, - как у тебя вообще дела? - спрашивает, когда они выезжают на дорогу. хватит говорить об инциденте, - когда планируешь в отпуск? - кажется, что через месяц доминике от точно понадобится. оплачиваемый, где-то на берегу океана, до которого благо - не так далеко ехать. хотя, можно психануть и полететь на другое побережье, чтобы посмотреть атлантику. или же вообще куда-то в матушку европу. чтобы уж наверняка сменить обстановку и ни о чем не думать, - а еще я впервые еду в бар не в красивом платье и с заплаканными глазами, - сейчас на ней джинсы и футболка. ничего более.
доми явно попала на зеленую волну, потому что они почти что не стоят на светофорах. только вот замечает что-то неладное. за ними едет какая-то странная черная машина. может быть это уже паранойя? шарп нарочно сворачивает не туда, виляя по нескольким улицам. на улице - уже вечер, так что фары у странного внедорожника включены, но только свет дальний - слепит, - знаешь, может стоит по дороге заскочить в полицейский участок? - не без тени тревоги. просто странно все это, - кто-то знал о том, что ты уже сдала заключение? в плане, может это совпадение, что этот парень за нами едет, но все это мне совсем не нравится, - и кому бы понравилось. впрочем, доми старается собраться с мыслями. и перестать нервничать и за себя и за бекку.

+2

8

в ее жизни и без того не так много моментов, которые можно назвать обычными: посиделок с подругами за бокалом вина с обязательным обсуждением всего происходящего в их жизнях и мелких, практически невинных сплетен; банальных свиданий, на которых нет неловкости и мучительной мысли о том, как выпутаться, когда все пойдет не так и не туда, потому что не так и не туда оно непременно пойдет рано или поздно. в ее жизни слишком много работы, а оттого смерти и тяжелой, отчасти торжественной музыки вагнера, без которого не обходится ни одно вскрытие, производимое ее руками. наверное, она и правда в некотором роде меняет друзей на классическую музыку и выступления симфонического оркестра, когда не остается сил на социальные взаимодействия после тяжелого трудового дня. с доминикой не получается видеться часто: еще один трудоголик в ее жизни, но зато способный понять, почему задержки на работе стоят того, чтобы отменить парочку еще давно назначенных встреч — обычно это может помочь либо спасти чью-то жизнь, либо дать дополнительные подсказки правосудию, чтобы то смогло восторжествовать. но сейчас им обеим будет не лишним расслабиться. они однозначно заслуживают этого, вымотанные и усталые, за все, что успели пережить за последние дни, и хоть моро без сомнений отдаст пальму первенства в том, кто из них больше нервных клеток убил за это время, сама тоже успевает изрядно перенервничать, распаляя себя своей же тщательностью и гиперответственностью.
— все как обычно, знаешь, — пожимает плечами, не думая, что сейчас лучшее время, чтобы грузить подругу мелочами, вроде: "мой брат лежит в реабилитационной клинике, куда я отправила его прямиком из больничной палаты, потому что он едва не умер от передозировки кокаином, но выжил, потому что у моего бывшего ученика, с которым у меня были неуставные отношения, еще остались зачатки совести, которой хватило на то, чтобы вызвать скорую помощь, пока еще мой брат дышал". у шарп и без того полно проблем, а у бекки и без того не особо большая любовь грузить других своими проблемами, похожая на извращенное проявление то ли заботы, то ли скрытности: она слишком не любит психотерапевтов, чтобы в этом копаться, и в принципе считает, что знает о себе достаточно, чтобы прибегать еще к чьей-либо помощи /горе от ума, как бы сказала ее мать, всегда считающая, что женщина должна быть немного проще/. — работы меньше не становится, как и желающих кого-нибудь подкупить: коллеги периодически рассказывают, как кому-нибудь из них что-то да предлагают. капитализм явно внушает людям веру в то, что все можно купить за деньги, — и если людей моро понять может, то тех, кто идет у них на поводу и переступает черту закона, пренебрегая обязанностями и полномочиями, на дух не переносит. — так что отпуск я и не планирую: иногда беру отгулы, но и это роскошь, — и зачастую дело не в том, что начальство ее никуда не пускает — в ее бюро работают опытные и ответственные эксперты, а значит, на них с легкостью можно положиться и позволить себе отдохнуть от всего пару недель, но, если так подумать, путешествия в одиночестве угнетают, а ехать к матери в гости — только трепать себе нервы, так что лучше уж работать. по крайней мере во время работы не так сильно чувствует себя одинокой.
— ты замечательно выглядишь, — с уверенностью заявляет ребекка и мягко улыбается. — уверена, что дашь фору многим, кто придет в платье и с макияжем, — и убирает прядь волос за ухо. — я вот вообще похожа на учительницу, как мне говорили когда-то, — фыркает, осматривая свои белую блузку свободного кроя и узкие черные брюки с черными балетками. наверное, не самый подходящий наряд для бара, но ее это не заботит: последнее, ради чего туда собирается направиться, так это соблазнять кого-нибудь. с нее этого хватит.
но расслабляться и предаваться блаженному, заслуженному спокойствию и мыслям о том, что, наконец-то, сможет провести вечер, как типичная женщина своих лет, а именно: выпивая вечером с подругой, оказывается рано. доминика замечает какую-то машину, следующую за ними, и даже гипотетическая возможность подобного развития событий пугает. или все дело в очередном приступе паранойи?
— если кто-то, кроме моего начальника и детектива, ведущего дело, и знает о том, что отчет готов, то у той женщины точно должны быть свои источники внутри участка: я не могу поручиться за каждого, кто там работает, — медленно рассуждает ребекка, сосредоточенно хмурясь и, изгибаясь на сидении, смотрит назад через заднее стекло, чтобы рассмотреть машину, которая настораживает подругу. — не хочется поддаваться панике так сразу, но может быть сначала проверим, что это не совпадение? например, покатаем его немного по округе, резко сменим направление движения, может, даже сможем сбросить его с хвоста. главное не заезжать в безлюдные места. а там уже будет видно. может, придется заглянуть и в участок. хотя я что-то не уверена, что это отпугнет, — чуть щурится, пытаясь разглядеть и запомнить номера. на всякий случай. — если он и будет просто так ездить за нами, большее, чего сможем добиться — пробить номера, а то звучит это все, конечно странно. но я все же надеюсь, что это просто сказывается стресс последних дней, — последняя фраза звучит, как одна из мантр самовнушения: последнее, чего хочется, это получить еще больше проблем из-за того, что какая-то дамочка не умеет принимать поражение. — опять же, не проверим — не узнаем: следит он за нами или нет, — смотрит на шарп и чуть поджимает губы, бросая взгляд в зеркало заднего вида. подозрительная машина по-прежнему следует за ними.

Отредактировано Rebecca Moreau (2020-07-11 18:14:20)

+2

9

отпуск - слово магическое. белый песок под ногами, море, какой-то койтейль на пляже. и вот сейчас - самое подходящее время. нормального отпуска, а не всей этой нервотрепки, что дополняется отстранением от работы, делом, которым заведует подруга. и самое главное - все ведь сразу. нельзя подчеркнуть нужное и выбрать, как в этих дурацких сертификационных тестах.когда все валится на твою голову, то хочется просто лечь на кровати и лежать. как минимум недели две. может и правда есть смысл попросить отпуск, пока все ее плановые операции отменены на две недели? отменят еще на одну, а шарп за это время смотается в доминикану, - может все же возьмешь? ну, отпуск. просто мне не с кем полететь, парней то я распугала, - точнее они ее, но неважно, если в сердце все равно лея. и она пытается не вспоминать о детективе, потому что все слишком сложно. уже год слишком сложно, - и я была бы рада, если бы ты составила мне компанию, - даже если ребекка решит сидеть на шезлонге целый день и читать книгу. даже если скажет, что ей все надоело и через несколько дней уедет к своим трупам. главное - компания и общение, а они итак редко общаемся, - будем жить в соседних номерах с видом на океан. и загорать на пляже. я бы порисовала что-то с натуры и мне нужен человек, который не будет на меня косо смотреть, - и заглядывать. мол, что же там эта недохудожница делает. поэтому она вообще редко рисует, - ну если ты готова читать гороскопы каждое утро и узнавать, какой сегодня лунный день, - заключает. и очень надеется, что предложение будет принято.
- да, с красными глазами, - обычно у людей куча домыслов. от "бросил парень" до "умер кто". помнит, как рыдала в университете от нервного напряжения. и почему-то никто не понял, что слезы вызваны учебой, все старались как-то втиснуть пафосные фразочки вроде "он тебя не достоин" и все в этом роде, - ой, да брось. если ты и похожа на учительницу, то на очень стильную, - не ту секси учительницу, которую показывают в фильмах для подростков. у которой каблуки, вырез по самое не хочу и вообще - мечта, - зато ты будешь прекрасно выглядеть с бокалом вина, - улыбается, - или еще чего-то, - они ведь едут в бар. значит можно будет взять несколько коктейлей. хотя, в этот бар бы теперь доехать.
доми не боится панических атак, травм, открытых переломов - чего только не видела за годы работы. ей плевать на самые сложные случаи, потому что она к ним привыкла и все это - обыденность. но почему-то сейчас чувствует, как нервы начинают стягиваться в твердый узел. хотя внешне шарп почти что спокойна. смотрит на дорогу, пытаясь не терять концентрации. едут то они собственно в бар. все еще. правда окольными путями, потому что машина позади начинает напрягать не на шутку. вряд ли все это связано, может какие-то парни решили повеселится и сесть девочкам на хвост. да и машина у нее не сильно дешевая - подарок бывшего, но впрочем реджи всегда был щедр на такие вещи.кажется, после расставания, она хотела продать свой внедорожник, чтобы выкинуть итальянца из глаз долой из сердца вон, но что-то пошло не так. авто ведь действительно хорошее и горячо любимое, к тому же, они вроде как хорошо расстались. нет, не друзьями, но если у него что-то случится, то доминика всегда поможет. потому что как бы то не было - у них слишком много хороших воспоминаний на двоих, чтобы все это обесценивать.
- тогда эта женщина - дъявол в юбке. или мафиози, - кстати похоже. истории про подкупных копов не такие уж истории, знает не по наслышке, потому что подруга, в которую безответно влюблена - детектив убойного отдела. и не то, чтобы амелия рассказывала очень много. просто несколько историй доминика точно слышала. про продажных легавых в том числе, - я пока пытаюсь быть спокойной. и честно проехала по другой улице, но все это странно. в любом случае, ты абсолютно права, мы так и сделаем, - правда странно. и они обе это признают. она осторожно перестраивается в поворотную полосу, затем просто напросто разворачивается, оставляя ребят позади, - проедем по другому маршруту, - хотя, если бы она была за рулем, то так бы не палилась, - твои ставки, - она включает следующий поворотник, на этот раз направо. и видит, что та подозрительная машина тоже развернулась. блять, - я попробую сейчас оторваться, ты помнишь последнюю цифру номера? - не то, чтобы память плохая. просто стресс так сказывается. начинаешь забывать о каких-то мелочах. закрыла ли двери в квартиру, куда положила телефон, где лак для ногтей. и другие не очень существенные мелочи, которые оказываются нужными именно тогда, когда их нет под рукой.
они лавируют по улицам. поворачивая то в одном направлении, то в другом. она съезжает с кругового движения совершенно не в том направлении, что обычно. знает, бекка мониторит зеркало. к тому же, может ребята в машине поняли, что они заметили слежку, потому что спустя несколько светофоров [на каждом она хочет матерится и барабанить пальчиком по рулю от нетерпения] машина, кажется, исчезает. давно она так не ездила по улицам - беспокойно, лезла почти что под каждое авто. спасибо за то, что ей уступали. хотя, пару раз таки посигналили, - вроде бы все, но думаю, что об этом лучше кому-то рассказать. может в том же отделе? мне пытались дать взятку, тебе, за нами следили. все это мне не нравится.- заключает, закусывая губу и осторожно паркуется за пол квартала до бара, который должен стать облегчением. мало ли. сегодня поедет на такси. сразу же в него сядет. и не будет ни о чем думать. ну, она на это надеется, по крайней мере.
выходит из машины и вдыхает вечерний воздух. все же, этот город - очень красив. особенно на закате. ставит машину на сигнализацию и шагает по направлению к бару, в который они должны были прибыть минут двадцать назад, но к черту, - так что по поводу совместного отпуска?

+2

10

все происходящее как часть какого-то совершенно дурного детектива: парочка главных героев стараются уйти от погони, лавируя в плотном вечернем автомобильном потоке и скрываясь в тени дороги, но будет ли от этого хоть какой-то толк? смогут ли герои выиграть немного времени, уйдя от преследователей, или злой рок так или иначе настигнет их в конце пути? бекка перестраховки ради вбивает номер преследующей их машины в заметки в телефоне, прямо следом за заметкой, в которой составлен список покупок с обязательным вином где-то в первых строчках. просто пособие какое-то  о том, к чему может привести принципиальность в рабочих делах: сначала ты сопьешься из-за повышенных нагрузок, а после тебя начнет преследовать какой-нибудь преступник, желающий наказать за верность закону. не самый веселый финал, если так посмотреть. — я говорила своему начальнику, что мне предлагали деньги за неверный отчет, — бекка нервничает, поправляя воротник блузки, но пальцы ее совсем не дрожат.  иногда ей кажется, что у нее может начаться приступ панической атаки, а руки по-прежнему смог сжимать скальпель без намека на дрожь или касаться клавиш пианино отточенными годами практики движениями без малейшей фальши. и черт его знает насколько хороша подобная дрессировка: минус один способ выплеснуть свое волнение и нервозность. она делает глубокий вдох, снова поворачиваясь назад, точно ожидает, как в любой момент треклятая машина вновь выскочит из-за поворота или обгонит тот красный фиат, что едет за ними след в след, но ничего не происходит. — но завтра поговорю еще раз. номер для верности записала, — стучит ноготком по экрану смартфона, — чтобы было что пробивать по базе. вот только, знаешь, есть еще один вариант, который мы упускаем, — задумчиво смотрит в окно рядом с собой, где переливается зеленым и красным огни на витринах, а после поворачивает голову к доминике. — мы просто перенервничал, и у нас началась одна большая паранойя на двоих. будем ходить к одному психиатру и рассказывать о том, как за нами ехала какая-то машина в час пик, и все такое, — фыркает, но получается немного нервно. все-таки последние дни никак нельзя назвать спокойными, а потому едва ли получится притвориться, что разум ее кристально чист и не подвержен нелепым, скоропостижным выводам. такое же можно сказать и о шарп, которая вне всяких сомнений в последние дни волновалась куда больше самой моро. — по крайней мере сейчас эта машина пропала. как думаешь, после такого стресса мы заслуживаем напиться чуть сильнее, чем это считается приличным? — это неверно: решать проблемы с помощью алкоголя, но, увы, иные способы расслабления с ней не работают /или просто так и не научилась с ними верно работать? даже йога уступает по эффективности уступает парочке часов силовых упражнений в тренажерном зале/.
на улице по-вечернему свежо, так что дышать полной грудью безумно приятно, и бекка дышит глубоко, втягивая носом воздух, точно хочет им захлебнуться. прилив кислорода должен заставить мозг работать четче и лучше, а значит, больше шансов логикой задавить все иррациональные панические мысли, вызванные небольшой встряской в виде погони /которую они все еще могли просто придумать себе — этот вариант было бы глупо списывать со счетов/. она старается не отставать от подруги, идя рядом с той в одном темпе, но не замечает выбоину в асфальте и спотыкается, умудряясь удержать равновесие каким-то чудом, а после на несколько секунд встает возле стены, упираясь в нее ладонью, чтобы поправить чуть было не спавшую туфлю. черт, они и правда так давно куда-то выбирались вместе: трудоголизм воистину болезнь, поопаснее многих. или это все же больше психическое расстройство? бекка отлично себе представляет, как анатомически устроен человеческий мозг, но в психиатрии едва ли чувствует себя комфортно: несколько не ее область еще даже по временам обучение.
— знаешь, а совместный отпуск — это отличная идея, — после недолгих раздумий соглашается моро, убирая прядь волос за ухо. — уехать куда-нибудь далеко от всего этого дурдома, обязательно отключив телефоны, потому что иначе от нас не отстанут. ходить на какие-нибудь экскурсии, чтобы слушать не о проблемах людей или их горестях, а о том, как какой-то хмырь, живший несколько веков назад, натворил всяких дел. или даже просто сидеть целыми днями в отеле, выползая только к бассейну и бару с дико яркими и сладкими коктейлями, — от одной только мысли о чем-то таком нестерпимо захотелось все бросить и сменить обстановку: нельзя вечно заниматься исключительно работой, если не хочешь, чтобы крыша окончательно съехала набекрень от стресса /будто у нее она и без того не ехала регулярно, подкидывая бессонницы в качестве веселого развлечения/. — мы как-то так ездили на курорт ла-хойя с джо бреннан. правда, тогда нас встретил шторм и большую часть отдыха были вынуждены провести в номере, но даже это было прекрасно: никто не тревожил звонками и срочными вызовами, можно было очистить разум от мыслей о работе и просто наслаждаться жизнью во всех ее проявлениях. в последнее время мне очень не хватает чего-то подобного, знаешь? из дома выхожу в основном только на работу, — поддается ностальгическим воспоминаниям, которые были приятными наверняка в основном из-за присутствия в них подруги. — куда бы ты хотела съездить? к океану или куда-нибудь в лес? можно будет снять небольшой домик, чтобы насладиться единением с природой.
они, наконец, добираются до бара и там, на удивление, не так уж и шумно, как обычно представляется, когда говоришь слово "бар". или все дело в том, что у ребекки маловато положительного опыта в посещении мест с таким названием? все же ей всегда больше по душе были рестораны. столик находится быстро, и вот перед ними лежит меню, которое моро изучает взглядом, попутно вешая сумочку на спинку стула.
— как ты думаешь, насколько стоит рисковать в выборе напитков? конечно, я всегда могу выбрать вино, но я всегда выбираю вино. наверное, это до одури банально, — улыбается и качает головой: ригидность все же одна из черт ее характера — с этим сложно поспорить. впрочем, стабильность ведь тоже подвид мастерства, а какого мастерства — никто намеренно не уточняет.

Отредактировано Rebecca Moreau (2020-09-01 10:22:10)

+2

11

глубокий вдох, за нем следует выдох. доми чувствует, как сердцебиение плавно замедляется, давая наконец свободно дышать и мыслить. она ставит на паузу все то, что ее беспокоит. умеет абстрагироваться в подобных ситуациях, откладывать волнение подальше. когда парень умер ощущала пустоты, размытую волнением и глубокой печалью. она не любит, когда у нее на столе умирают люди. да кто любит, потому что смерть следует под руку с жизнью и это нужно уметь принимать. как и то, что дерьмо случается с хорошими людьми. когда к ней приходит заведующая отделением, пугается. та подбирает слова тактично, но доминика понимает, что все может быть плохо. и дело не в том, что отстранят, не в том, что потеряет лицензию. или же сядет, пусть даже условно. за врачебные ошибки надо платить, как и за все в этом мире. ее пугает нечто другое - факт самой ошибки. ей хочется быть для себя идеальной. шарп просто не умеет оступаться, поднимает собственную планку все выше и выше, зная, что когда-то этот зверь внутри ее загрызет. ему стоит лишь обнажить свои когти и взобраться куда-то под кожу. но она умеет пресекать его. в тот самый момент, когда уже готов набросится на нее с оскалом. с желанием разодрать на части. в каждой женщине уживаются два разных "я". и с этой темной и призрачной личностью доминики она сама предпочитает не встречаться. вот и сейчас закрывает ее на несколько замков. подальше. но позволяет смотреть по сторонам оценивающе, придирчиво. что вообще это было? кто эти люди на странной машине и зачем ехали за ними? пока не знает, старается не думать о том, что ее решил кто-то подставить. в этом случае достаточно звонка амелии, а она уж там как-то разберется, хотя из убойного отдела. чертова детектив, все никак не выходит из ее головы, пробуждая бабочек в животе. жаль, что их так легко и просто не убьешь.

- хорошо, - бекка вообще образец правильности и порядочности. хорошо, что на месте нее не был тот, кто принял бы взятку, - если что я могу написать заявление, пойти в полицию или что там надо сделать, - спокойно пожимает плечами, чувствуя, как покой расползается по венам. еще раз мысленно повторяет, что все хорошо, что звезды на ее стороне. и вообще надо не забыть глянуть, куда там пошел ретроградный меркурий с ураном. адская комбинация, - если психиатр не сойдет с нами с ума. знаешь, мне кажется, что это вполне возможно, - распускает волосы, затянутые в тугой хвост. те распадаются, обрамляя лицо. непослушные, объемные. но ей нравилось ходить с короткой стрижкой, по ее мнению каре придавало какого-то шарма. и плевать, что его надо вечно укладывать, а времени на это всегда-всегда не хватает. подмигивает подруге и наконец не вымучено улыбается. как давно они вообще проводили время вместе? вот доминика не помнит. у каждой своя жизнь, дела, заботы, драмы и влюбленности. они часто списываются, советуются по мелочам и не только. и обе сетуют на то, что не хотят никаких детей. впрочем, шарп сетует и спрашивает, как оградится от матери, требующих внуков сейчас и немедленно. часто обсуждают работу. может быть иногда попадают на общие конференции. но чтобы пойти и напиться. ох, если они пили вместе год назад - это еще недолго, - я считаю, что да. давай сделаем это.

радуется, что ее предложение по поводу отпуска принимает довольно быстро. не раздумывая слишком долго, - обязательно отключим телефоны. или будем говорить, что мы за тысячу километров и совсем не можем приехать на работу, - сколько раз за прошлый отпуск она была в госпитале? два раза за неделю. два. конечно, все это оплачивается, потому что не просто навестить кого-то приходила, а работать. но ведь настроилась. казалось, научилась уезжать подальше, а как же, - предлагаю поехать на океан. радоваться жизни, взять один номер, сходить по всем возможным спа. чтобы за не думать о готовке и маньяках в лесу. и зайти в какое-то древнее место. и рассматривать заинтересованно древние каракули каких-то древних людей, пусть даже эта информация выветриться из моей головы за пол часа. я хочу захламить себе мозг этим, а не новостями о прорыве в медицине, которые я пойду читать сразу же, потому что это я, - и она действительно горела своей работой настолько, что сходила с ума по всему новенькому, читать книги профессоров и ездить на конференции.

спустя несколько минут они таки заходят в бар, в который добирались так долго. аллилуйя, слава звездам, вселенной, богам и святым хомячкам, в которых она верила в третьем классе. людей не так уж много, что удивительно. впрочем, им же лучше. тут есть свободный тихий столик. все заведение залито приятным светом, в котором все кажется проведенным через инстаграмный фильтр. садятся на свои места, им заботливо приносят карту различных напитков, - сколько вина ты выпила за последнюю неделю? - улыбается, потому что сама тоже грешила. нервы, зыбучее одиночество. все это приводит к тому, что бокал за бокалом пьется в полном одиночестве. это не болезнь, не диагноз, просто способ скоротать время и отвлечься от всего дурного. поразительно, но алкоголь открывает довольно много. и дело не только в поднятии настроения. ведет тонким пальцем по карте коктейлей, - начну пожалуй с этого, - ей нравится то, что написано в составе. - цитрусовый, должен освежать. и вроде не слишком крепкий для начала, - пожимает плечами, а затем обращает внимание на закуски, - что будем? сырную, мясную тарелку? тарталетки? слишком большой выбор, - она любит вкусно поесть. одно из наслаждений жизни, которое никто не отнимает. потому что еда - вторая страсть. после неразделенной любви, - мне кажется, что сегодня надо прямо оторваться за всю сложную неделю. потому что на работу мне не надо еще два дня точно, так что лечить никого с похмельем не придется, - но она и не собиралась. тот человек, который к работе относится очень и очень ответственно.  в этом они с ребеккой, пожалуй, даже слишком похожи, - так вот, на какой океан хочешь поехать? тихий, атлантический? останемся в штатах или вообще куда подальше? можно на бали, на нем же почему-то все помешались. песочек, пляжи, куча зелени, все вот это вот красивое. будем делать кучу фотографий всем на зависть, - две привлекательных блондинки в красивых платьях. а почему бы и да, в конце концов? взрослые женщины и делают, что и как хотят. и к черту общественное мнение.

+2

12

когда постоянно находишься в стрессе и напряжении, очень сложно так просто взять и расслабиться. каждая клеточка тела будто сопротивляется самой мысли об этом, ведь они держат оборону, вооружаются копьями и ружьями, чтобы быть готовыми в любой момент пойти отражать вражескую атаку, едва только мозг укажет, кого именно нужно колоть и расстреливать. и сейчас, усаживаясь удобнее на стуле, пытаясь осознать, что в ближайшие несколько часов нет необходимости судорожно обдумывать каждое произведенное действие, то и дело пересматривая результаты анализов, доступные к тому моменту, чтобы в очередной раз убедиться в отсутствии ошибки: на кону стоит слишком многое, а потому нельзя позволить себе облажаться. не с этим делом. не с этим делом. не когда от ее заключения в отчете судебно-медицинской экспертизы зависит карьера и жизнь подруги. организм свыкается с этой реалией, делает озабоченность и загруженность новой жизненной парадигмой, а затем вцепляется в нее всеми силами, совершенно не собираясь отпускать, несмотря на то, что бекка прибегает ко всем методикам самовнушения, чтобы добиться желаемого результата. хотя чего ожидать от ее собственного тела? сама ведь всегда славится поистине впечатляющим упрямством, с легкость переходящим в упертость /где проходит линия между двумя этими понятиями в ее случае едва ли сможет определить: высока вероятность того, что они сплавляются воедино, образуя огромный комок чего-то действительно не прошибаемого/.
ей кажется, что доминика чувствует себя сейчас схожим образом: чудесная новость приходит меньше часа назад, а потому окончательное осознание еще не наступает. это как после сдачи очень сложного экзамена не сразу приходит понимание, что больше не нужно ночами готовиться, зубрить определения и какие-нибудь огромные химические формулы органических соединений, потому что все закончено. вот только мозг продолжает раздумывать над тем, какой попадется билет и как можно будет выкручиваться, если вдруг вопросы окажутся из числа тех, к которым так и не удалось подготовиться с зашкаливающей дотошностью. моро думает: подобное притягивается к подобному, потому что как еще иначе объяснить, что ее ближайшие друзья — трудоголики-врачи, готовые ради блага пациентов чуть ли не жить в больнице, принося в жертву свою жизнь, силы, время, энергию. или все дело в том, что только тот, кто разделяет схожие с твоими взглядами, способен по-настоящему понять и не обижаться на, например, внезапную отмену давно оговоренной встречи из-за срочного вызова на работу. только трудоголик способен понять трудоголика, как инженер способен понять инженера. чужие проблемы всегда кажутся мало существенными, пока не влезешь в шкуру человека и не прочувствуешь все на себе, а даром эмпатии, увы, одарены далеко не все. пожалуй даже патологическое меньшинство, тогда как остальные чертовски зациклены на личных переживаниях, порой и не замечая этого. удобная призма эгоцентризма, когда не можешь толком оценить наличие у тебя эгоизма, потому что по умолчанию считаешь, будто мир вращается исключительно вокруг тебя — маленького самовлюбленного солнца.
себя бекка эгоисткой не считает, как не причисляет и к эгоцентрикам: то ли все дело в том, что в юности много нянчилась с младшим братом /хотя какой в юности — и сейчас с ним нянчается, ожидая, пока айзек найдет свой личный путь в этом мире/, то ли просто сама по себе другая. иногда это приносит неприятности, но зачастую не кажется чем-то обременительным, хотя, быть может, все дело в банальной привычке или клятве гиппократа, на которого любит мысленно переводить стрелки в ситуациях, когда берется оказывать кому-нибудь медицинскую помощь, даже если не обязана этого делать. для себя она обязана всегда. и для этого старого давно умершего грека тоже.
но бар оказывается действительно приятным не только на первый взгляд, но и при дальнейшем рассмотрении. тихая расслабляющая музыка, мягкий свет, приятный глазу, приличное по содержанию меню, в которое продолжает всматриваться, мучаясь выбором: что-то новое или классическое старое, потому что зачастую нежелание отходить от привычных ритуалов и шаблонов поведения раздражало, в первую очередь, лично ее. кажется себе какой-то старушкой, кому зачастую по возрасту из-за начала дегенеративных процессов в мозге и не положено отличаться гибкостью мышления и поведения.
— я даже не стану тебе говорить, сколько я выпила, — поднимает левую ладонь в защищающемся жесте, решительно качая головой, но улыбаясь при этом, продолжая вчитываться в названия ингредиентов имеющихся в баре коктейлей, — потому что иначе ты будешь вынуждена сдать меня в какую-нибудь клинику, где пытаются лечить алкогольные и другие зависимости, — шутит моро, втайне опасаясь, что в каждой шутке, в конце концов, есть доля правды. конечно, с одной стороны половина мира с давних времен ежедневно пьет по бокалу вина за ужином /особенно французы, от которых идут корни ее рода по отцовской линии/, но с другой стороны зачастую алкоголизм начинается незаметно, подкрадывается невидимым врагом, затмевая здравый взгляд на вещи, и в результате ты приходишь в себя, когда бокал за ужином каким-то образом превращается в пару бутылок. не считая того, что это категорически вредно для здоровья, так еще является совершенно непозволительным расточительством. — ладно. у нас в конце концов сегодня есть повод для празднования, — решает, наконец, ребекка, и ее выбор падает на "маргариту": от классике в виде вина до коктейльной классики — маленький шаг для человечества и большой скачок для одной личности со множеством ригидных установок.
— а давай возьмем всего понемногу, — ей хватило мук выбора среди коктейлей, чтобы сидеть и перебирать варианты закусок, тем более что, как обычно, в течение дня толком ничего не ест, забываясь от количество рабочий заданий и толком не испытывая голода из-за стресса, как с ней часто бывает. пожалуй, многие бы могли ей позавидовать: не есть от стресса — мечта тех, кого наоборот тянет на обжорство, но реальность всегда оказывается гораздо печальнее ожиданий. во всем нужен баланс, а потому недоедание не менее опасно, чем переедание. правда тактика "ничего не есть днем, чтобы потом объесться вечером" по сути своей тупиковая, но доминика права: они имеют полное право оторваться сегодня, потому что у обеих была откровенно дерьмовая неделя. — не знаю, как ты, а я толком ничего не ела и сейчас с радостью разберусь и с тарталетками, и с сыром, и с какой-нибудь ветчиной, — смеется, откидывая волосы назад, за спину, меняя положение ног, только теперь замечая белую кошачью шерсть на брюках, которую безжалостно убирает с ткани: иронично, что фидий еще совсем кроха, а уже умудряется пометить ее вещи, видимо, каким-то чудесным образом забираясь в шкаф.
они определяются с выбором и делают заказ расторопному официанту — молодому человеку, создающему крайне положительное и приятное впечатление. уровень заведения в том числе определяется и по персоналу, в конце концов. ей нравится посещать подобные места, где все выпивают крайне чинно, не устраивают пьяных разборок и не пытаются приставать. хотя подобные ситуации могут случиться с самом люксовом заведении, но в нем, по крайней мере, управляющий и персонал заинтересованы в том, чтобы не было скандалов, а не относятся к подобным происшествиям, как к очередному вторнику, лениво продолжая протирать бокалы.
— думаю, что атлантический океан — это не так интересно, — чуть морщит носик ребекка, на некоторое время задумываясь над вопросом подруги. — он у нас под боком: несколько часов на машине, и вот ты уже на берегу. думаю, чтобы полноценно прочувствовать отрыв от привычного образа, нужно уехать куда-нибудь далеко. вот хотя бы и на бали, да, как ты предлагаешь. просто рай для туристов и парочки очень уставших от своей рабочей жизни медиков, — снова смеется, чувствуя, как напряжение потихоньку начинает спадать: организм, наконец, начинает понимать, что нет нужды активизировать все имеющиеся в наличии ресурсы, а значит, можно и расслабиться. — вроде бы где-то там вода у пляжей прозрачная-прозрачная и по-настоящему лазурная? — отпуск в подобном месте в отличной компании действительно может считаться подарком судьбы. но разве они не заслужили чего-то такого? хотя бы недельку в раю, например, за все то хорошее, что сделали для этого мира, выполняя свой врачебный долг, пусть и в разных областях медицины.
когда приносят их заказ, бекка чувствует себя немного пьяной и без алкоголя: сказывается влияние легкого, приятного разговора, общей атмосферы и осознанию того, что нет нужды загонять себя в рамки и следить за тем, чтобы мимические морщины не двигались слишком активно, позволяя заметить небольшой изъян уголка левой губы, остающегося неподвижным из-за пареза: доминика входит в число тех, перед кем она не чувствует неловкости или комплексует. ловко подхватывая с только что поставленной на стол тарелки кусочек сыра с зеленой плесенью и странным запахом, моро откусывает от него, но как-то не удачно: внутренняя часть щеки попадает прямо на моляры, отчего во рту тут же ощущается солоноватый привкус крови. она тихонько ойкает, решая недолго думая сделать глоток коктейля.
— черт, прикусила щеку, — жалуется подруге, распробывая коктейль. — а это довольно неплохо. конечно, не вино, но очень даже вкусно, — предоставляет заключение, доедая сыр и вытирая пальцы о салфетку. — мне кажется, что наша проблема в том числе в том, что мы не умеем расслабляться. ну моя по крайней мере точно. мы постоянно думаем о работе, даже когда не находимся на ней, готовые примчаться по первому звонку. с одной стороны, это здорово: найти призвание, но с другой стороны, мы, как люди с медицинским образованием, должны понимать, что такое поведение только вредит. вот только как себя переделать? мы планируем сейчас отпуск, но не можем дать гарантий, что, даже если сможем договориться со своими начальствами и утвердить дату, не случится ничего, из-за чего придется все отменять, — откидывается на спинку стула, задумчиво крутя бокал с "маргаритой" в руках, то и дело отпивая понемногу, чтобы не напиваться слишком сильно, пока в желудке не окажется хоть сколько-то значительное количество еды.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » мир станет легче, только выдыхай


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC