внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост от тео марино Псих. Наверное, я действительно псих, раз решился на такое. Наверное, я действительно выжил из ума, если поддался похоти и решил, что лучшей местью бывшей жене будет переспать с её матерью... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 35°C
* jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » endless war;


endless war;

Сообщений 1 страница 20 из 80

1

Jess & Iker. . .
[LZ1]ДЖЕСС, 29 y.o.
profession: (у)гонщица, шулер;
[/LZ1]
[NIC]Jess[/NIC]
[AVA]https://funkyimg.com/i/35pTX.jpg[/AVA]
[SGN]   [/SGN]

Отредактировано Raphael Suarez (2020-06-04 11:48:41)

+6

2

Ночь, улица, фонарь. Аптеки поблизости не наблюдалось, зато гладкие бедра чужих автомобилей уже намозолили глаза. Икер устало зажмурился, тяжело вздохнул и размял затекшую шею, наклонив голову сперва вправо, потом влево. Суставы откликнулись утомленным хрустом, ловкое эхо подхватило звуки и быстро утопило в кожаном салоне автомобиля. Наступила ласковая тишина; по крайней мере, она стояла в стенах старого субару, звукоизоляция в котором могла дать фору комнатам допроса в местных полицейских участках. А на улице было громко: двигатели рычали, шины скребли по неровным дорогам, ругались собаки и лаяли люди. Обстановка над шоссе накалялась, воздух злился – и все потому, что какой-то чувак не справился с управлением и познакомил дешевенький шевроле с невозмутимым дубом. Дуб, кстати, подобной наглости вынести не смог – еще бы, сто двадцать лет гордо стоял и никого не трогал, а тут нате, распишитесь. Дуб, неуверенно покачнувшись, решил отомстить наглецу – и решительно упал прямо на дорогу, перегородив людям долгожданный путь домой.

Иньеста застала та же участь, только он не особо расстроился, пожалуй, даже выдохнул с облегчением. Сегодня выдался свободный вечер: несколько долгих, мучительных часов ничегонеделания. Такое времяпровождение сводило Икера с ума. Армия, а потом и война, закалили Иньесту, научили быть занятым. Всегда. И если находилась свободная минута, он пытался подобрать занятие. Сегодня занятия подбираться отказывались, и испанец предвещал нервные попытки уснуть в кровати, которая в такой ранний час будет мягкой, слишком приторной. Слащавой. А тут – раз – и два часа, убитых в пробке в компании хорошей музыки и крепкого черного кофе с теплыми сендвичами. Правда, напрягал сосед по пробке в новеньком черном ауди. Он смотрел так, как будто знал Икера уже давно, как будто следил за ним. И глаза у него были как у охотника, который наконец выследил оленя, взял на мушку и с минуты на минуту готовился спустить курок. Пришлось взмахнуть головой, чтобы отогнать посторонние мысли, а они вцепились в мозг, как изголодавшиеся клещи. Икер понимал, Икер знал, что подобные подозрения беспочвенны и всего лишь выработаны армейской привычкой, но интуицию пересилить не смог. Интуиция оказалась права – сосед пришелся с приветом.

― Моргальник включай, если в свой получить не хочешь, ― прорычал испанец, когда сосед попытался перестроиться в его полосу, не включив поворотника, и задел крыло. Гневу Икера не было предела. И, конечно, он предположить не мог, что поцарапанный автомобиль – наименьшая из его проблем на сегодняшний вечер. Сосед вышел, сделал вид, что извинился. Солнцезащитные очки, из-за которых он походил на муху, нехорошо свернули в приглушенном свете уличных фонарей. А Икер пацана узнал – испанец не раз видел это квадратное лицо на фотографиях, что украшали полицейский участок вот уже несколько блядских месяцев. Сосед, поцарапавший испанцу машину, был одним из членов банды – той самой, в которую Иньесте нужно было втереться, не вызывая подозрений.

А вот фото Джессики коллеги повесить забыли.

Он увидел ее на пассажирском сидение в том самом ауди. Сперва быстро царапнул по салону взглядом, не обратил внимания – и только потом сообразил, узнал, вспомнил. Всего на мгновение Икер как будто оцепенел, причем, в ступор впало не только тело, но и сознание. Пришлось встряхнуть лохматой головой, поглядеть в сторону, чтобы зацепиться взглядом за что-то более реальное – например, за гидрант. Вот гидрант – и он реальный. Вот Джессика – и она тоже реальная. Иньеста, нахмурившись и поджав губы, впился в Альварез взглядом. Испанец тупо не знал, что делать, что говорить – он не сообразил еще даже, что Джесс может быть членом злоебучей банды стритрейсеров. Мозг, сукин сын, отключился. Икер, угрюмо обогнув пацана с плеча, подошел к пассажирскому сидению ауди, по-хозяйски распахнул дверь и присел возле Джесс на корточки. ― Леди, блять, ― он весело ухмыльнулся, ― познакомиться с вами можно?

[NIC]Iker[/NIC][AVA]https://funkyimg.com/i/32kZC.gif[/AVA] [SGN]

http://funkyimg.com/i/2zf4E.gif http://funkyimg.com/i/2zgAG.png

http://funkyimg.com/i/2ze4f.png

[/SGN][STA]there's a devil in the church[/STA][LZ1]ИКЕР, 33 y.o.
profession: коп под прикрытием[/LZ1]

Отредактировано Lis Suarez (2020-06-03 16:02:32)

+6

3

- Джесс, поехали, времени нет..

Из глубокой задумчивости меня вывел голос друга и в то же время члена нашей банды. Мы на общих началах угоняли тачки, участвовали в гонках и заставляли самых заядлых стритрейсеров, считающих себя богами скоростного мира, скалиться и недовольно пыхтеть. Мы не позиционировали себя как искусные гонщики, а просто делали своё дело.

Сегодня был как раз тот день, когда надо было собраться и решить, что делать. Копы начали подозревать нас, и уводить их по ложному следу становилось всё сложнее. Точнее сказать, практически невозможно. За несколькими из нас уже следили, и меня это чертовски раздражало. Раздражало, потому как я понятия не имела, что делать. Последнее время всё чаще ловлю себя на мысли, что либо из меня хуёвый - во всех смыслах- лидер, либо копы стали слишком агрессивные.

А может всё и сразу.

- Пошли. - коротко и без лишних эмоций произнесла я, упершись руками в подлокотники кресла и, оттолкнувшись, поднялась, расправив плечи и немного помассировав затёкшую шею. Тигр, лежащий рядом, поднял голову, фыркнул и облизнулся. - Прости, товарищ, сейчас не до тебя. - наклонившись и потрепав его по загривку, я коротко улыбнулась, после чего стянула со спинки кресла куртку, и мы с парнем вышли на улицу.

- Ты вообще думала, что делать будем? - этого вопроса я боялась больше всего. Он вводил меня в полнейший ступор, заставлял сердце неистово долбиться о рёбра, а шкала моей раздражительности грозилась перевалить за максимально допустимую отметку.

- Да нихуя я не знаю, Макс.. - нервно, сквозь плотно стиснутые зубы прорычала я, косо глянув на парня. Тот лишь пожал плечами, крепче сжал руль и протяжно выдохнул. Любила его за понятливость и способность не распылять тот пожар, который зарождается в моей душе каждый раз, когда мою задницу загоняют в угол, давая слишком мало времени, чтобы выбрать единственный правильный выбор.

Я вновь задумалась. Глубоко и совершенно не обращая внимание на то, что творилось вокруг. Просто упёрлась взглядом в панель автомобиля и думала о чём-то своём. Если конкретно - как быть и что делать, чтобы ни мою задницу, ни задницу друзей, не прижало так, что захочется выть от ёбаной безысходности.

Когда я услышала голос, который раздался на слишком небезопасном расстоянии от меня, то сжала зубы и фыркнула.

- А по зубам, блять, отхватить не хо... - Господи, лучше бы я не переводила взгляд на обладателя этого злоебучего голоса. - чешь? - закончила свою фразу. Со стопроцентной уверенностью не скажу, но глаза мои, кажется, грозились вывалиться из орбит примерно через секунду после того как я узнала в наглой, ухмыляющейся морде своего старого друга и ёбаного мудозвона, подпортившего мне жизнь.

Около шестнадцати лет назад. Барселона.

- Да хватит уже.. - топнула ногой белокурая девчушка, злобно сверля взглядом парня. - Садист ты несчастный, сколько можно запускать в мою комнату змей?!? - в руках у неё был не то уж, не то полоз. Змеёныш какой-то, проще говоря. И, крепко сжимая его в руках, она смотрела на высокого, голубоглазого блондина, весело хохочущего, сложив руки на своём животе и развалившись на её кровати, в её комнате. Кинув в него пресмыкающееся, она фыркнула, и следом за живностью в парня полетела подушка.

Они были знакомы достаточно для того, чтобы Джесс считала Икера своим другом. Почти братом, который заёбывал её, всячески издевался, но во времена, когда ей требовалось его дружеское плечо (ну там, обидчику, коих было не так уж и много, но они всё-таки были, задницу надрать; с какой-нибудь пацанячей работой помочь), то он всего был рядом.
Родной же брат никогда не одобрял их дружбы, но это лишь раззадоривало младшую Альварез, у которой, в следствии своего взбалмошного характера выработалось одна очень специфическая привычка: делать всё с точностью, да наоборот.

- И убери ноги с моей кровати, дурень. - упершись руками в колени Икера, Джессика попыталась скинуть их на пол, но, честно признаться, вышло у неё не очень удачно. Это лишь больше рассмешило Иньесту. - Мудак! - это был первый раз, когда девчонка назвала его услышанным где-то ранее словом, толком не зная его значения, но будучи уверенной, что оно обозначает что-то обидное.

- Икер? - прищурившись, не веря своим глазам, спросила я. Взгляд мой метался по его лицу, стараясь найти хоть какую-то черту, дабы удостовериться, что это не он, а просто какой-то смертник. Но нет. Это был он. И знаете, что я сделала после того, как полностью удостоверилась что он - это он? Нет, я не кинулась ему на шею с радостными воплями, говоря как  скучала и как мне его не хватало. И в любви признаваться я ему тоже не стала. А вместо этого, сжав руку в кулак, я не сильно, но всё-таки так, чтобы Иньеста это ощутил, ударила его в плечо. - Сучара ты последняя, убери от меня свою самодовольную рожу и не появляйся на горизонте столько же лет, сколько не появлялся до этого. А лучше не появляйся вообще.. - что вызвало во мне такую бурю негодования? Обида. Банальная обида за то, что за столько лет этот мудак не удосужился даже, блять, позвонить.
[LZ1]ДЖЕСС, 29 y.o.
profession: (у)гонщица, шулер;
[/LZ1]
[NIC]Jess[/NIC]
[AVA]https://funkyimg.com/i/35pTX.jpg[/AVA]
[SGN]   [/SGN]

Отредактировано Raphael Suarez (2020-06-04 11:50:15)

+6

4


Прохладные лапы вечернего зарева смыкались на улицах Сан-Диего медленно, но верно погружая город в дремоту. Деревья, безвольно подчиняясь северо-западным порывам, лениво покачивались из стороны в сторону; исхудавшие от голодного декабря бледно-желтые листья заговорчески перешептывались между собой. Птицы молчали, заводы гудели, автомобильные шины царапали неровные дороги в ближайших подворотнях. Швыряли зеваки, чесались водители, то и дело оглядываясь заминку, образовавшуюся в центре пробки. Темнело, холодало, ветер усиливался и забирался под одежду, вызывая неприятную дрожь. Стоило немалых усилий побороть инстинктивное желание дернуться, стряхнуть с тела прохладу, сонливость и усталость. Впрочем, взбодриться, очухаться и собраться с мыслями прекрасно помогла ситуация, в которой испанец себя нашел. Или загнал? Он еще не решил, да и не понял толком.

Иньеста рефлекторно облизнулся, наклонил голову и, саркастично скривив губы в усмешке, вновь поглядел на Джесс исподлобья. Нет, кто бы мог подумать, что спустя столько лет они встретятся в другом конце света при столь занимательных обстоятельствах. Пожалуй, раньше – лет десять назад – именно Иньеста протаранил бы автомобиль Джесс или ее родителей. Сейчас все случилось в точности да наоборот. И даже то, что за рулем сидел какой-то мохнатый тип, не умоляло комичности ситуации: Иньесте поцарапали машину, и в этом была замешана Джесс. Впрочем, виновная собственной вины признавать не собиралась. Как только Альварез пришла в себя – сразу пустила в ход кулаки, впрочем, Икер тоже не пальцем деланный: испанец показательно перехватил хрупкое женское запястье и театрально помотал головой из стороны в сторону, мол, нет, этого делать не нужно. Все это был скорее фарс, комедия. Никакой серьезности, ей Богу.

― Плохая девочка, плохая, ― прохрипел испанец, подражая владельцам собак, которые отчитывают питомцев за испорченные обои. ― Нельзя обижать старших, — ирония возымела обратно пропорциональную реакцию: Альварез, решив наглядно продемонстрировать неповторимый национальный нрав, выгадала удобный момент и познакомила свободный кулак с плечом сержанта. Икер аж поперхнулся от девичей наглости, пошатнулся, но на корточках усидел. И почему-то очень захотел курить, впрочем, удержался. ― Рано еще руки распускать, Альварез, ― испанец неспешно, но уверенно поднялся, занял вертикально положение. Опершись правой рукой на гладкую крышу симпатичной ауди, Икер навис над подругой подобно грозовой туче, от которой не приходилось ждать ничего, кроме глобальных проблем. ― И не при людях же, ― он повернул голову и окинул взглядом мохнатого типчика, ― стыдно должно быть, Альварез, — он говорил абсолютно серьезные вещи, но делал это совсем несерьезно. Льдистый взгляд – холодный и надменный – только иногда искрился издевательской, но беззлобной иронией. В конце концов, десять лет – не повод для того, чтобы делать Джесс поблажки. Не на того напали.

― Слышь, мохнатый, раз уж ты мне машину поцарапал, ― Икер поднял голову и посмотрел на парня, который наконец стянул с физиомордии солнцезащитные очки. Да и правда – на дворе ночь почти, темно, ничего не видно. ― То садись за руль и еблань в ближайший автосервис, ― испанец ловко кинул ключи от автомобиля в сторону пацана. Тот ключи словил, правда, еле-еле. А вот наглое предложение, больше походящее на безапеляционный приказ военного, пришлось мохнатому совсем не по нраву. ― Не упирайся рогом в жопу, будь другом. Не будем же мы копов вызывать, чтобы аварию зарегистрировать? ― долгожданный ход конем. Шах и мат не заставил себя ждать. Тот, кто копов обходит стороной, не будет бросаться в их дружелюбные объятья. Впрочем, это мы еще посмотрим. Да, Джесс? ― А тебе я разрешаю выбрать место, где будем сегодня ужинать.

[NIC]Iker[/NIC][AVA]https://funkyimg.com/i/32kZC.gif[/AVA] [SGN]

http://funkyimg.com/i/2zf4E.gif http://funkyimg.com/i/2zgAG.png

http://funkyimg.com/i/2ze4f.png

[/SGN][STA]there's a devil in the church[/STA][LZ1]ИКЕР, 33 y.o.
profession: коп под прикрытием[/LZ1]

Отредактировано Lis Suarez (2020-06-03 16:02:16)

+6

5

Я думаю, что не стоит говорить о том, насколько я была зла, видя перед собой щетинистую морду Икера. Я была зла на него за то, что не подал никаких признаков жизни в течение тех долгих лет, когда я всерьёз считала, что он уже давно кормит всякую живность в земле. Была зла на себя за то, что сама ни разу не предприняла попытки его найти. А всё потому, что гребанные проблемы одна за другой наваливались на мои хрупкие женские плечи. И не смотрите на меня так, они реально хрупкие, просто кость хочет казаться суровой.

Проблемы с законом, постоянные приводы в полицию - благо пока не по особо серьёзным поводам - смерть, в конце-то концов! Чем вам не весомый аргумент, чтобы заниматься собой, а не поиском пропавших друзей? И то, что смерть была всего лишь фарсом, не даёт повода гнать на меня бочку. Не даёт ведь? И вообще, я честно клялась, что как только разрулю все дела - дам клич в программу "Жди меня".

- Джесс, всё в порядке? - опомнился Макс, удивлённый, видимо, всей этой ситуацией. Конечно, попробуй пойми, что вообще происходит, когда девушка пытается отмудохать мужика, а мужик стоит и зубы скалит. Кого спасать то? Хотя, зная меня и мои врождённые стремления надрать кому-нибудь зад, вкупе с необузданным испанским характером, можно легко предположить, что помочь неплохо было бы Иньесте. Ещё чуть-чуть, и от него останется три волосины с бороды.

Ну, это должно было так казаться, по крайней мере.

- Всё нормально... - отзываюсь я, не отводя своего пристального, испепеляющего взгляда от Икера. Господи, знали бы вы, настолько сильно у меня чешутся руки уебать ему, да по-сильнее. - Кто бы говорил о стыде, - усмехаюсь, потирая то место, куда вцепился своими клешнями парень. - Макс, - поворачиваюсь к другу, глядя на него сквозь тонированное боковое стекло. - езжай, все дела потом, скажи там... ребятам. - замялась, тут же глянув на Иньесту, который всё ещё пялился в мою сторону. Почему-то в голове промелькнула мысль, что не то место и не то время, чтобы раскрывать ему все карты. Всё-таки род моей деятельности легальным назвать можно слишком посредственно, и относится это только лишь к салону, в котором, к слову, я не появлялась уже пару дней. Об остальном рассказывать первому встречному - пусть даже этот первый встречный мой старый и, что уж говорить, любимый блядо друг - было бы слишком опрометчиво и глупо. Я понятия не имела, что с ним было все эти годы, что успело случиться и насколько сильно потрепала его жизнь. Хотя, глядя в чужие глаза, последний вопрос отваливался как-бы сам собой.
Видно, что жизнь его знатно так похуесосила.

- Вот столько лет прошло, а ты как думал о еде, так и думаешь о ней постоянно. - короткая усмешка касается губ и я, всё-таки сдавшись, признаюсь самой себе, что скучала по этому дурню. Но вслух об этом не скажу, даже не просите. Пока не скажу. Хотя... и потом, наверное, тоже не скажу. Ибо нехуй так делать.

Слежу за траекторией движения Икера, который, обходя автомобиль спереди, садится на водительское сидение. Сама усаживаюсь полубоком, упираясь одной лопаткой в мягкое кожаное сидение, а второй - в твёрдую дверную панель ауди. С лёгким прищуром смотрю на парня, скрестив руки на груди.

- В паре кварталов отсюда, - всё-таки сдаюсь. Ну а хренли делать-то ещё, когда пристальный взгляд голубых глаз как-бы не просто намекает, а буквально орёт в полный голос, что фиг от меня отстанет. Хотя, я б, наверное, сделала также при каких-нибудь иных обстоятельствах. - неплохое место. Чизбургеры у них охуенные. - заканчиваю я свою фразу, вздёрнув бровь, и один угол губ дёргается в короткой, еле заметной улыбке. Не забыла, как этот траглодит любит фастфуд в целом и чизбургеры - в частности.

В свете некоторых событий, я сама начала питаться крайне скудно. Пара бутеров, кофе и неисчислимое количество энергетиков - вот моя пища последний несколько недель. А кому надо сказать спасибо? Конечно же копам. Будь у меня яйца, сказала бы, что они прижали их очень мощно, но так как яиц не наблюдается, скажу, что прижали они какую-нибудь другую часть тела. Факт в том, что прижали, и теперь надо всё это как-то разгребать. И во всей этой грёбанной неразберихе Иньеста умудряется появиться в самый неподходящий момент. Хотя, если вспомнить все наши общие моменты - это его привычное появление в моей жизни. Всегда не вовремя и постоянно нарушая какие-либо мои планы. Но, честно скажу, в данном случае я на мгновение даже порадовалась, что появился он именно сейчас, оттягивая тем самым моё растолковывание того, что делать дальше, своей компахе, а я ведь понятия не имею, что говорить и что вообще, блять, делать.
[LZ1]ДЖЕСС, 29 y.o.
profession: (у)гонщица, шулер;
[/LZ1]
[NIC]Jess[/NIC]
[AVA]https://funkyimg.com/i/35pTX.jpg[/AVA]
[SGN]   [/SGN]

Отредактировано Raphael Suarez (2020-06-04 11:50:20)

+6

6


Опершись правой рукой на гладкую крышу новенькой красивой ауди, Икер смотрел на мохнатого пацана – наблюдал за его действиями. Макс – а именно так назвала парня Джесс – явно был вне себя от ярости. Еще бы, вырисовывался какой-то лохматый тип, нагло подкатил к твоей подруге (они встречаются?) и с военной выдержкой в низком голосе приказал катиться куда-нибудь в жопу – в ближайший автосервис то есть. Икер за такое обращение точно физиономию бы расквасил. Но испанец-то вообще без тормозов – всегда первым бросался на смертельную амбразуру, никогда не бежал от драк, а особо скучными вечерами и сам в них отчаянно лез.

Врожденный национальный  темперамент не смогли исправить ни строгая армия, ни кровавая война, ни опасная работа в полиции. Кажется, они только закалили блядский характер, отточили его, словно море камни, залили свинцом и сделали несокрушимым, как сталь. Впрочем, Икер не жаловался. Характер – неотъемлемая часть человека, а Иньеста считал себя очень даже неплохим мудаком. Да, сдержанностью и терпимостью не вышел, зато был отчаянно храбр, справедлив и всегда тянулся к защите тех, кому это необходимо. И пока при рождении все стояли в очереди за хитровыебанной расчетливостью, Икер успел ухватить здоровую долю иронии, чувства юмора и непревзойденной растительности на собственной непревзойденной физимородии.

Но вернемся к нашим баранам.

Макс, потоптавшись на месте, обеспокоенно посмотрел на Джесс и сердито – на Иньесту. Пожалуй, так дети, у которых отобрали любимую игрушку, смотрят на других детей – старших, соответственно, более сильных, матерых. Испанец скривил губы в очередной ухмылке, чувствуя на собственном затылке пронзительный синий взгляд. Альварез не сводила с Икера глаз, и тот, выгадав удачный момент, повернулся и встретился с барышней лицом и к лицу.

Ничего не сказал, ничего не предпринял – только подмигнул ровно также, как делал это десять лет назад, когда Джесс злилась, ругалась и всячески пыталась выгнать блядодруга из собственной спальни. Его и того милейшего змееныша, которого он притащил с собой. Икер тогда смеялся, с показательным спокойствием лежал на чужой кровати в грязной обуви, иногда даже курил и театрально гладил безобидного, но чертовски обиженного ужа, обещая, что через пару месяцев тот вырастет и сожрет на ужин кошку Джесс. Альварез снова срывалась на крик, вопила, размахивала руками – и только спустя несколько часов ей удавалась выгнать Иньесту на улицу. Он выпрыгивал в окно, весело подмигнув на прощанье, и ловко спускался по раскатистым ветвям старого дуба.

А ужа оставлял на память. Чтобы не забывала.

― Бывай, Макс. Не проеби мою машину, ― усмехнулся на прощанье Икер, ловко садясь за руль ауди. Салон встретил испанца соблазнительным запахом новой кожи. Иньеста не выдержал и на мгновение прикрыл глаза, втянул носом запах и улыбнулся. ― Не всегда я думаю о еде, ― отбрыкнулся испанец. Он весело отсалютировал мохнатому на прощание и свернул в ближайшую подворотню, желая обмануть пробку коротким путем. ― Иногда я думаю о пиве и об ужах. Помнишь сентябрьского? Я назвал его Джонни, а ты снесла бедняге башку ржавой лопатой, ― он не смотрел на Джесс – смотрел на дорогу.

Закусочная встретила гостей теплом и мягким искусственным светом; ароматы булок, мяса и картофеля приятно лобызнули обоняние. Икер вошел первым, выбрал наиболее удобное место, подозвал официантку и сделал заказ – попросил принести то же самое, чем Иньеста и Альварез перекусывали в подобных заведениях в детстве.

― Слышь, Альварез, ― начал испанец, расслабленно и несколько устало откинувшись на спинку дивана, ― ты чего тут забыла? И че за мохнатый рядом с тобой ошивался?

Икер приподнял голову и взглянул на Джесс исподлобья. Он не хотел верить, что Альварез как-то замешана в том громком ограблении, которое произошло в Сан-Диего месяц назад. Но мохнатый точно под подозрением – его физиомордия украшает полицейский участок вот уже несколько недель.

И Икер решил перейти в решительное наступление.

― Его физиомордия показалась мне знакомой. Видел его на гонках.

Испанец поджал губы и буквально вонзился в Джесс взглядом. Слова могут обмануть. Тело - жесты, мимика, взгляды - никогда.

[NIC]Iker[/NIC][AVA]https://funkyimg.com/i/32kZC.gif[/AVA] [SGN]

http://funkyimg.com/i/2zf4E.gif http://funkyimg.com/i/2zgAG.png

http://funkyimg.com/i/2ze4f.png

[/SGN][STA]there's a devil in the church[/STA][LZ1]ИКЕР, 33 y.o.
profession: коп под прикрытием[/LZ1]

Отредактировано Lis Suarez (2020-06-03 16:01:59)

+5

7

- Я, кажется, тогда со счёту сбилась, пытаясь запомнить всех твоих товарищей... - призадумалась, возведя глаза к небу, которое сейчас мне заменила крыша автомобиля, и показательно постучала указательным пальцем по подбородку, старательно изучая каждую деталь в обивке потолка ауди.

В детстве, даже не смотря на все те неисчислимые количества раз, когда я бездумно лезла во все происходящие на территории Барселоны (которая отличалась своими обширными просторами), стычки, участие в которых частенько заканчивалось, так и не успев начаться - и тут следует сказать спасибо либо разлюбезному брату, который чуть ли не по пятам ходил за мной, стоило только намылиться куда-либо за пределы территории дома, либо Икеру, который всегда появлялся в самый неподходящий момент, в чем мы уже успели убедиться - я дико боялась всего ползающего, летающего и в принципе всего того, что было меньше моей кошки. То бишь, змеи, букашки и всё в этом духе.

С тех пор время прошло достаточно, чтобы я успела убедиться, что то, что меньше меня по размерам, не может грозить мне должной опасностью. Змей, от одного взгляда на которые у меня дух захватывало, в самом прямом смысле этого слова и не в самом положительном контексте, я перестала бояться ровно с того момента, как моя испанская подруга притащила в дом анаконду. Хочешь не хочешь, но встречаться лицом к лицу с этой чешуйчатой тварью приходилось достаточно часто, и я, спустя несколько безуспешных попыток послать в зад Диаз вместе с её питомицей, смирилась и даже сдружилась с её красавицей. Дальше тараканы, которые, в принципе, не несли никакой угрозы, тоже были любезно посланы в зад вместе с боязнью их же. Ну и верхом моего бесстрашия стал аллигатор Сэйдж, который быстро подружился с моим тигром. Ну а я че? Левая что-ли... я тоже с ним подружилась, и теперь вся клыкасто-крылато-ползающая братия мне по боку.

Оставшийся путь до места забивания собственных желудков различной жратвой мы ехали молча. Икер старательно следил за дорогой, а я, усевшись ровно, упёрлась локтем в подлокотник, положила подбородок на собственный кулак и смотрела на дорогу, которая в лучах заходящего солнца постепенно начинала пестрить различными вывесками, неприятно режущими глаза. Собственно, меня это никаким боком не волновало. А волновало больше двоякое чувство по отношению к Иньесте. С одной стороны, я была рада его видеть, скучала по его самонадеянной и нахальной роже и нашему совместному времяпрепровождению. Но с другой стороны, я теперь не знала как себя вести. Он ведь попросит какие-либо подробности моей личной жизни, и, честно говоря, я не знаю, что ему ответить. Мой образ жизни за эти годы кардинально изменился и если несколько лет назад я могла с уверенностью сказать, что кроме автосалона и стабильного, легального заработка больше ничего не имею, то на данный момент гонки и периодически наёмническая деятельность преобладают в моей и без того приключенческой жизни. Конечно, я могла бы соврать, сказать, что есть только автосалон, и сделала бы это не задумываясь, будь на месте Икера любой другой человек, но врать ему - могу, умею, практикую, но не с огромным желанием, честно говоря.

В закусочной, где мы сейчас сидели, так же,  как и раньше, царила добрая, домашняя обстановка и всё та же вкусная, радующая желудок еда. Не сказать, что я часто здесь бывала - но всё-таки бывала - и тех немногочисленных раз хватило, чтобы запомнить, насколько вкусные здесь бургеры.

Вальяжно развалившись в кресле напротив Икера, я, постукивая пальцами по подлокотнику, молча сидела и посматривала на официантку, которая, пока друг делал заказ, записывала что-то в своём блокноте, при каждом удобном случае глядя на испанца с восхищением и, возможно, желанием, которые тщательно пыталась скрыть за маской полнейшей безразличности и натянутой улыбки. На меня же её взгляд был устремлён всего единожды, и он не пестрил теми же эмоциями, с которыми она смотрела на Иньесту. Скорее наоборот: злоба с толикой соперничества, которые вызвали у меня лишь кривоватую усмешку.

Я бы и дальше сидела в той расслабленной позе, что и раньше, если бы не вопросы друга, вполне ожидаемые и совершенно меня не радующие. Точнее, вопросы то были не так страшны, как упоминание о гонках, которое заставило моё сердце пропустить пару ударов, а взгляд, до этого рассматривающий посетителей заведения, резко замереть. Пара секунд, и он перемещается на голубоглазого; грудь, до этого вздымающаяся при каждом вдохе, на выдохе замирает, а тело невольно напрягается.

- Мохнатый - мой... товарищ. - отвечаю я, чуть помедлив в выборе того, как назвать Макса, после чего вновь расслабившись и немного сменив позу. Официантка, лучезарно улыбаясь во весь свой силиконовый рот, принесла наш заказ. - Ехали мы, так же как и ты. По делам, - без каких-либо левых эмоций отвечаю я, уставившись в только что принесённую еду. - которые ты снова умудрился нарушить. - добавляю, беру один ломтик картошки фри, и покручивая его в руках, поднимаю взгляд на Иньестую. - Он - гонщик, видимо поэтому ты его видел на гонках. Сам то что там забыл? - задаю свой вопрос, вздёрнув бровь, и уголки губ дёрнулись в ухмылке. - В гонщики подался? - закидываю ломтик картошки в рот. Краем глаза замечаю всё ту же официантку, буравящую меня злобным взглядом и Икера - восхищённым. - Смотри-ка, баба сейчас с ума сойдёт от твоей бородатой морды, автограф бы дал, порадовал деваху. - прожевав, слегка улыбнулась я, кивнув в сторону девки, которая, заметив это, тут же отвела взгляд.

В любой непонятной ситуации, когда хочешь избежать разговора - переводи тему.
[LZ1]ДЖЕСС, 29 y.o.
profession: (у)гонщица, шулер;
[/LZ1]
[NIC]Jess[/NIC]
[AVA]https://funkyimg.com/i/35pTX.jpg[/AVA]
[SGN]   [/SGN]

Отредактировано Raphael Suarez (2020-06-04 11:50:27)

+6

8


Заказ принесли на удивление быстро: сочный чисбургер, хрустящий картофель фри и двойной черный кофе без сахара и молока через десять минут дымились на столе. Пожалуй, больше фастфуда Иньеста любил только кофе, причем, напиток обязательно должен был быть только что сваренным, свежим и обязательно – без всяких блядских добавок типа сливок, молока, корицы и даже без сахара. Только хардкор. Непременно горячий, как кастинги Вудмана, а иначе – сами пейте. Холодный кофе – это как теплое пиво – издевательство над вкусом. И кто бы мог подумать, что такой толстокожий парень, как Икер, закаленный строгой армией и кровавой войной, настолько избирателен в напитках. Впрочем, изысканность в выборе кофе он с лихвой компенсировал щедрым пожиранием всего, что попадалось под руку – совсем без разбору. Испанец без проблем мог заебланить пельмени на завтрак, жрать супы с шоколадом и салаты с огромным обилием майонеза. Но чисбургеры в хит-параде «рано или поздно ты сдохнешь от диабета» честно занимали первое место на протяжении многих лет.

Коротко, но благодарно кивнув официантке, Икер впился зубами в мягкую свежую булку, откусил еще теплый кусок и принялся старательно его пережевывать. Иньеста жевал и не сводил глаз с испанки, улыбался ей издевательски, но беззлобно, и молчал. Сощурившись, словно мартовский кот, который только что вернулся с гулянки и сожрал всю хозяйскую сметану, испанец наконец проглотил кусок, неторопливо запив его кофе. На официантку он не смотрел вообще, хотя сразу все понял. В конце концов, не дурак, пусть никогда не был профессиональным психологом, да и в эмоциях людей разбирался примерно так же, как танцевал балет – никак то есть. Он не умел читать между строк, не понимал намеков, а иногда и прямого текста. Порой Иньеста искренне скучал по тем временам, когда служил в армии – там не нужно было гадать и догадываться, там все сводилось к прямым приказам и беспрекословному их выполнению. Подчинился – молодец, хороший солдат; не подчинился – иди драить унитазы. Все максимально легко и просто, доступно, и Икера, который тоже был прост, как два пальца об асфальт, это вполне устраивало. А потом он ушел с армии, ушел с войны, забыл о приказах и вспомнил о людях, которые имели свойство недоговаривать, выражаться завуалировано, намекать, юлить. Испанец тупо не понимал, не мог понять, но адаптировался – научился читать язык тела. Взгляды, жесты, мимика – они давали куда больше знаний, чем слова. И реже обманывали. Иньеста приспособился. И вот сейчас, сидя в этой богами забытой закусочной напротив Альварез, Иньеста больше смотрел, чем слушал. Испанка то и дело кидала негодующие взгляды в сторону официантки, поджимала губы, хмуро сдвигала брови к переносице – и во всем этом недовольстве становилась чертовски соблазнительной. Икер, никогда не любивший ревность – а это была именно она – вдруг понял, что иногда это чувство может быть очень даже симпатичным. Испанец ухмыльнулся, ловко бросил чисбургер на тарелку и вальяжно откинулся на спинку кресла. Синие глаза смотрели и смеялись, издевались. Иньесте явно импонировало то положение, в котором оба оказались.

― Альварез, ― самодовольно хмыкнул Икер, предварительно убирая со стола все вилки, ножи и даже ложки, ― да ты никак ревнуешь старого боевого товарища? Он засмеялся – приглушенно, гортанно, с привычной хрипотцой в голосе. Все в нем говорило, кричало, что играть ту роль, которая ему сегодня досталось, дьявольски нравилось.

Облизнув губы, он снова склонился над столом и принялся за еду. Теперь в ход пошел уже остывший картофель фри.

― Если тебя так раздражают ее взгляды, ― заметил Икер как бы между делом, как бы невзначай, не поднимая головы и не отрывая взгляда от тарелки с едой, ― то великодушно разрешаю меня поцеловать. Ну же, Альварез, ты же с четырнадцати лет только об этом и мечтала. Да, и к слову. Я хочу затесаться в эту вашу банду стритрейсеров. В Испании меня чуть не накрыли, поэтому пришлось сматывать удочки и переезжать. Теперь я в поисках себя. Машина есть, ― он поднял глаза и поглядел на подругу, ― к тому же, мне кажется, Мохнатому я понравился. Как считаешь? ― он улыбнулся и подмигнул, снова откинувшись в кресле и скрестив руки на груди.

[NIC]Iker[/NIC][AVA]https://funkyimg.com/i/32kZC.gif[/AVA] [SGN]

http://funkyimg.com/i/2zf4E.gif http://funkyimg.com/i/2zgAG.png

http://funkyimg.com/i/2ze4f.png

[/SGN][STA]there's a devil in the church[/STA][LZ1]ИКЕР, 33 y.o.
profession: коп под прикрытием[/LZ1]

Отредактировано Lis Suarez (2020-06-03 16:01:38)

+5

9

- Ревную? - переспрашиваю я, вздёрнув бровь, и тут мои губы растягиваются в красивой ухмылке. - Серьёзно? - рассмеялась, взяв ещё один ломтик картошки и закинув его в рот. Проследила взглядом за действиями голубоглазого. Правильно, колющие-режущие в моём присутствии несут опасность, лёжа на таком небезопасном расстоянии. Взрывной, мать его, характер при неудачном стечении обстоятельств сулит пару лишних дырок в теле.
На самом деле я, опять же, слишком двояко отреагировала на слова друга, потому как на самом деле не знала, что за чувство зашевелилось где-то в глубине души, когда я увидела лицо официантки и её глаза, в которых открыто читались все эмоции, хоть виду она пыталась и не показывать. Хотя, если быть точнее, я знала, что это за чувство, просто не очень понимала, почему оно решило дать о себе знать именно здесь и сейчас. А вот чего я действительно не знала - как реагировать в этой ситуации. И реагировать не на слова Иньесты, звучавшие с нескрываемым подъёбом, а на свои собственные эмоции.

Я любила Икера. Любила с тех самых пор, когда тот вытащил меня из беспросветной задницы впервые. Не помню точно, сколько лет назад это было, и всей сути происходящего тогда тоже не помню, ведь на грани и в беспросветной заднице я была после этого ещё многочисленное количество раз. И по сей день продолжаю влипать во всякие неприятности, которые, порой, находить было слишком просто, а порой они образовывались даже там, где неприятности найти в принципе не возможно. Но я могла, могу и буду делать это до того момента, пока крышка моего гроба не захлопнется.

Так вот, к чему я это всё.

Я любила Икера, но любила как друга. Как человека, способного прийти на помощь не смотря на сложность или, если выражаться более правильно - глубину той беспросветной пучины, в которую я, волею судьбы и своей магнетической на проблемы задницы, попадала. Он был рядом в самые сложные периоды моей жизни, приободряя как умел. И пусть его приободрения не пестрили милыми и успокаивающими словами, а в контексте каждый раз мелькали такие фразы, как: че ты нюни распустила, сопли на кулак наматываешь, пропиздону тебе вставить - и прочие, очень "в тему", словечки.
И я никогда не  воспринимала его, как того парня, с которым я способна связать свою жизнь. Наверное, именно это восприятие подавляло чувство ревности ко всем бабам, которых возле него всегда было достаточно. А что сейчас? Вроде бы ничего не изменилось, но свербящее чувство царапалось где-то на краю сознания. И объяснение этому я могла дать лишь одно: мы просто стали старше, как бы банально это не звучало.

- А ты, я смотрю, очень хорошо запомнил, о чём я мечтала с четырнадцати лет. - сделав глоток кофе и почувствовав приятную горечь, следом добавила: - огорчу тебя, но нет. С четырнадцати лет я мечтала, чтобы отец подарил мне мотоцикл. Прискорбно, что он не считал моих желаний адекватными и не видел в них перспектив. - и тут я прищуриваюсь, подавшись вперёд и, упершись скрещенными руками в столешницу, пристально смотрю на Икера, с упоением поглощающего чизбургер. Такое чувство, что год не ел, но сейчас не об этом. - Может это ты мечтал, чтобы я тебя поцеловала, а сейчас спираешь свои похотливые желания на меня? - не в бровь, а в глаз. Ни больше, ни меньше. Переводить стрелки я мастер, что уж там говорить.

Забавно. Мне нравится наша игра под названием "разведи на чувства". Только вот я не понимала, что за чувства появились в моей душе вместе с внезапным возвращением в неё Иньесты.

- Понятия не имею, о какой банде идёт речь.. - покачав головой, вновь откидываюсь на спинку кресла, взяв в руки ложку, которая до этого покоилась в моей кружке, облизнув её, оставив во рту и плотно сомкнув на нагревшемся металле губы.

Решила сделать вид, что не имею никакого отношения к гонкам. Впрочем, всё-таки заинтересовалась тем, что, со слов Икера, тот занимался в Испании чем-то подобным. - Это та машина, на которой уехал Макс? - поинтересовалась я, вытащив-таки ложку изо рта и, поставив её вертикально на столе, прижала сверху указательным пальцем, чуть покручивая. - Не знаю, возлюбил ли он тебя. Спроси у него сам при встрече. И вообще, - внезапно убираю палец с ложки и та со звоном ударяется о столешницу, привлекая несколько любопытных глаз, на которые я не обратила внимания. - с чего ты взял, что я участвую в гонках и состою в той банде? - просто стало интересно. Я вроде бы ничем себя не выдавала, да и дружить с гонщиком - не значит вертеться в одних кругах. Тогда назревает вопрос: догадался ли Иньеста случайно, или же он что-то знает, но просто старательно это скрывает?
[LZ1]ДЖЕСС, 29 y.o.
profession: (у)гонщица, шулер;
[/LZ1]
[NIC]Jess[/NIC]
[AVA]https://funkyimg.com/i/35pTX.jpg[/AVA]
[SGN]   [/SGN]

Отредактировано Raphael Suarez (2020-06-04 11:50:33)

+6

10


― Абсолютно серьезно, ― как бы невзначай пожал плечами Икер, подаваясь вперед. Вопреки всем стараниям статной и благонравной матери, которая так долго и мучительно выбивала из неотесанного сына толк, испанец положил локти на стол, шмыгнул носом и снова врезался взглядом синих глаз в лицо напротив. Матушка, конечно, приложила немало усилий для достойного воспитания сына, но не учла, что обычно, когда толк выходит – бестолочь-то остается.

― Разве я похож на шутника? ― он ухмыльнулся и, чуть погодя, поднес к губам чашку с уже остывшим напитком. Фу, какая гадость, этот ваш прохладный кофе. Фыркнув, испанец отставил тарелку и стакан в сторону – подальше от себя, мол, закончил, спасибо, – уносите, забирайте. Официантка подоспела быстро, нагнулась, чтобы Икер успел оценить все достоинства глубокого и, чего душой кривить, весьма соблазнительного декольте. Лизнув взглядом острые женские ключицы, Икер улыбнулся теперь незнакомке и, подмигнув, благодарно кивнул. В конце концов, антипатия со стороны Альварез – не повод быть неблагодарной скотиной. Впрочем, злить Джесс, издеваться над ней, дразниться – занятие не менее увлекательное. И если раньше испанец обходился полудохлыми змеями и пустыми угрозами, то сейчас, спустя десять лет, вышеперечисленные варианты с пресмыкающимися друзьями и ничего не стоящими словами никуда не годились. Испанец подсуетился и придумал новый способ, который, кстати, на блюдечке с голубой каемочкой преподнесла ему сама Джесс. Ревность. Ужасное, на самом деле, чувство. Отвратительное, низкое, мерзкое. Икер не любил ревновать и ненавидел, когда ревнуют его, и у испанца имелись на то веские причины. Вернувшись с армии, Иньеста первым делом отправился в местный парк – гонять с ребятами мяч, бегая по старенькому пыльному стадиону. Там и познакомился с будущей девушкой, которая слишком быстро стала бывшей – а все из-за ревности. Барышня не только ревновала Иньесту к каждому фонарному столбу, но еще и от него подобного поведения добивалась. Провоцировала. Всегда и везде. «А ты видел, как он на меня посмотрел?» «Икер, дорогой, он меня оскорбил». А Икер не дурак – сразу смекнул, что к чему. В итоге барышня не добилась ничего, кроме смачных пиздюлей. Обиделась и подожгла испанцу машину, змея подколодная. Но, пожалуй, еще никогда ревность не была столько соблазнительной. В конце концов, одно дело – разводить на тотальное отсутствие свободы, другое – немного поиграть с огнем. Правда ведь, Альварез?

Официантка выпрямилась, кивнула, отошла. Икер, проводив ее взглядом, вскинул брови, поджал губы и посмотрел на Джесс. Взгляд наглый, вызывающий, так и напрашивающийся, честно говоря, на пару знатных пощечин. А потом Икер поднялся и, упершись ладонями в поверхность стола, навис над девчонкой подобно нехорошей грозовой туче. Его лицо было дьявольски близко к ее – Икер чувствовал на собственных небритых щеках тревожное женское дыхание; он смотрел ей в глаза и впервые за всю встречу не улыбался. Был серьезен, как никогда. И без того ничтожное расстояние между ними медленно сокращалось. И в последний момент, когда, кажется, все пути к отступлению уже отрезаны, испанец усмехнулся, вскинул бровь и властным движением убрал со лба девчонки прядь собственных волос.

― Альварез, ты серьезно думаешь, ― он не спешил отдаляться, ― что на форестере я бы сколотил состояние? Нее, субарик я выиграл в одном из последних заездов. У меня старенький, но верный мустанг. И перестань делать из меня первородного дебила, ― испанец показательно закатил глаза, ― я видел тебя с Мохнатым на гонках. Я переехал сюда пару месяцев назад, но уже успел разведать обстановку, ― Икер отвел голову и поглядел на официантку, а потом спустился к столу, опершись корпусом тела на согнутые в локтях руки. Он теперь не нависал над девчонкой, а был с ней наравне – и все также близко. ― А теперь можешь меня поцеловать, соседка. И он снова рассмеялся – хрипло, низко, гортанно.

[NIC]Iker[/NIC][AVA]https://funkyimg.com/i/32kZC.gif[/AVA] [SGN]

http://funkyimg.com/i/2zf4E.gif http://funkyimg.com/i/2zgAG.png

http://funkyimg.com/i/2ze4f.png

[/SGN][STA]there's a devil in the church[/STA][LZ1]ИКЕР, 33 y.o.
profession: коп под прикрытием[/LZ1]

Отредактировано Lis Suarez (2020-06-03 16:01:22)

+5

11

- Честно сказать? - вздёрнув бровь, я провела согнутым указательным пальцем, который до этого упирался в висок, вниз, и правый угол губ дёрнулся в насмешливой улыбке. - Ты похож на человека, который неделю не вылезал из запоя. Что, как в старые-добрые? Скажи бухлу "да" на неделю вперёд.

Помнится, именно Иньеста прикупил бутылку виски, которая стала для меня той отправной точкой в мир алкоголя и неадекватного состояния, после которого я возлюбила все напитки, что по градусам превосходят квас. Тогда-то и получила грандиозных пиздюлей от брата, наехавшего на меня в тот самый момент, когда моё состояние позиционировалось примерно на том же уровне, что и ходячие элегантные дрова. Я вроде бы даже пыталась как-то выгородить Икера, с заплетающимся языком и крайне несвязной речью рассказывая Лео, что вискарь я нашла в отцовском баре, утащила его и выпила в одну харю. При всём при этом активно жестикулировала, напоминая чем-то разбушевавшуюся ветряную мельницу. Весёлое, мать его, детство и заполненный неадекватом и кучей приключений переходный возраст. С тех самых пор я стала вливаться во все компании, где хоть каким-то боком мелькали горячительные напитки, и появляться не только в местах, где меня ждали и встречали с распростёртыми объятиями, но и там, где меня не ждали вовсе. Эффект неожиданности возымел место быть в моей жизни с тех же самых пор, мирно сосуществуя с беспардонностью и абсолютным отсутствием инстинкта самосохранения. И если первое и второе со временем я искоренила, то последнее не удалось извести, как бы я не пыталась, поэтому по сей день хождение по острию ножа, ловко балансируя на грани жизни и смерти - то привычное положение вещей, с которыми я смирилась и ужилась.

Проследив взглядом за испанцем и не упустив момент, когда тот с отвращением отставил чашку, хмыкнула, вспомнив, насколько бывает привередлив этот парень. Господи, не завидую тому человеку, который решится связаться с ним до конца своих дней. Мозг вынесет качественно и немного не с той любовью, о которой все привыкли думать.

Официантка тут же примчалась, стоило только увидеть, что на горизонте появилась отличная возможность простоять на расстоянии вытянутой руки с объектом своих сексуальных, а может и не очень, фантазий. Не знаю уж, что в голове этой девушки, но широкое декольте и вываливающиеся, в переносном смысле, оттуда силиконовые долины, были пущены в ход далеко не случайно. И как я отреагировала на все взгляды и подмигивания, которые кидала друг другу эта парочка? Не поверите, никак! Нет, может где-то, на каком-нибудь отдалённом и, возможно, воспалённом участке сознания я и почувствовала то самое чувство, свербящее с новой силой, но внешне никак не отреагировала от слова совсем. Только провела кончиком языка по нижней губе и с титаническим спокойствием продолжила есть уже успевший остыть картофель фри.

Как только официантка свалила, покачивая бедрами, я, абсолютно не увлечённая этой особой, подняла взгляд на Икера, отвечая на его вызывающий взгляд абсолютным похерфэйсом. Если вы думали, что я сейчас закачу тут истерику, кидая налево и направо фразы, типа "ах ты скотина", "какого хера ты так на неё смотришь", "я тебе сейчас мозг вилкой проткну", то вы глубоко ошибаетесь. Даже тот мизерный зародыш ревности, который появился внутри, я благополучно придавила своим стальным эго.

Приближение испанца на небезопасное расстояние, влезая в моё личное пространство, было слишком резким. Не ожидала, наверное, поэтому сердце судорожно заколотилось, скорость его почти сравняло со скоростью бега Усэйна Болта, а взгляд, до этого пофигистичный и незаинтересованный, резко встретился со взглядом ледяных глаз и серьёзного, сосредоточенного лица. Хочешь не хочешь, а придётся словить это напряжение, возникшее между нами за считанные секунды.

- Появление на гонках ещё не означает моё прямое отношение к ним. - абсолютно серьёзно произношу я, не отрывая своего пристального взгляда от парня, и поджимю губы. Слишком близко он находится, слишком запутанными становятся мысл. Что-то с этим надо делать. Только вот, что?

Решение пришло как-то само собой.

Как только голубоглазый произносит свою последнюю фразу, рассмеявшись, я, не долго думая, касаюсь своей ладонью его щетинистой щеки, тем самым заставляя замолкнуть. Взгляд, до этого неотрывно сверлящий бездну голубых глаз, медленно скользит на губы парня, и я чуть прикусываю свою нижнюю губу. Горячее дыхание и... внезапно моё лицо озаряет усмешка, ладонь, которая всё ещё мирно покоилась на щеке Иньесты, отталкивает его лицо в сторону, а я смеюсь.

- Всё-таки мечтаешь, чтобы я это сделала..

Пусть даже на словах он начнёт отнекиваться, а он обязательно начнёт это делать, но тело не врёт. Слишком заметно оно отреагировало на каждое моё движение, на ладонь, которая со всей нежностью, пусть даже и наигранной, касалась его щеки.

- Не думаю, что Макс обрадуется твоему появлению в нашем коллективе. - на выдохе произношу я, откидываясь на спинку кресла. - Но ты можешь попытаться. Сам, всё сам. - поднимаю руки, как бы говоря о том, что никаким боком способствовать этому не буду. - Я тебя пропихивать не стану, даже не надейся. У нас каждый сам зарабатывает своё место в команде. - достаю из кармана джинсов телефон и, щёлкнув кнопкой блокировки, смотрю на время. - У меня тигр дома некормленый, так что пора валить. - пожимаю плечами, вновь щёлкая всё ту же кнопку, и убираю телефон восвояси. - До дома довезёшь, раз уж ты теперь такой при крутой тачке?
[LZ1]ДЖЕСС, 29 y.o.
profession: (у)гонщица, шулер;
[/LZ1]
[NIC]Jess[/NIC]
[AVA]https://funkyimg.com/i/35pTX.jpg[/AVA]
[SGN]   [/SGN]

Отредактировано Raphael Suarez (2020-06-04 11:50:38)

+5

12


― На человека, который не вылезал из запоя, я похож с рождения, ― весело парировал Иньеста, все еще находясь в непосредственной близости от девчонки. Он не собирался отдаляться, покорно поднимая белый флаг; он не собирался двигаться ближе, переходя в агрессивное наступление. В конце концов, Икер и Джесс – теперь два взрослых человека, а не шальные подростки с неуправляемыми всплесками гормонов – они в силах контролировать собственные желания. Иньеста не полезет в личное пространство испанки, если она будет против. Брать силой – не в его интересах. От пещерного человека по развитию испанец ушел далеко – спасибо воспитанию матери, армейской закалке и бесконечной войне. Сидя в блядском окопе с винтовкой наперевес, когда над головой свистит жадный до крови свинец, невольно переосмысливаешь жизнь, открываешь не только шестое чувство и второе дыхание, но и новые взгляды на мир. Зарекаешься никогда не делать того, чем занимался раньше, и что было по всем параметрам неправильным, например, брать понравившегося человека, как вещь. Икер этого не понимал до тех пор, пока самого не взяли в плен – тоже как вещь. Выбравшись не целым и отнюдь не здоровым, но все же живым, Иньеста пообещал, что никогда не повторит прежних ошибок, не будет испытывать мироздание на терпение. Брать силой он не собирался. Но добиваться – совсем другая история. И в момент, когда Альварез подалась ближе, когда коснулась мягкой теплой ладонью небритой щеки, показалось, что добился. Икер на мгновение выпал из реальности, оставшись с девчонкой за невидимым, но твердым и толстым, звуконепроницаемым стеклом. Инстинктивно он ухмыльнулся – не потому что захотелось, а потому что привык. Он смотрел в светлые глаза, не отводя взгляда и, пожалуй, ждал продолжения. Которого, как это всегда случается по закону подлости, не предвиделось. Ебись троянским конем по всем усадьбам страны, ебаное мироздание. Испытал ли он разочарование? Ни в коем случае. Сейчас их неоднозначные отношения напоминали едва тлеющий костер, и Альварез весьма коварным способом подкинула в него дров. Икер в долгу оставаться не хотел и ловко крутил в руках невидимую канистру с маслом, но терпеливо ждал подходящего момента. ― Ладно-ладно, Альварез, за мной не заржавеет, ― он, подмигнув, уперся ладонями в стол и ловко откинулся обратно на мягкую спинку дивана. ― Давай, складывай эти свои ноги и погнали, так уж и быть, подвезу тебя. Где живешь?

В чужом автомобиле Икер курил, приоткрыв окно с водительской стороны, и ни разу не подумал о том, что владелец может быть против дыма. Испанец продолжал троллить подругу детства на чем свет стоит, напоминал об ужах и особенно о Джонни – любимчике Иньесты, которому злая Джесс снесла башку ржавой лопатой. Ни разу он не проговорился о том, что служил – и даже армейский жетон тщательнее спрятал под майку. И, конечно, ни слова не сказал о работе в полиции, в конце концов, если Джесс хоть как-то замешана в ограблении, в которое Иньеста вцепился зубами и ребрами, то подобная искренность делу помешает. Он пребывал в уверенности, что Альварез не заподозрит подвоха, в конце концов, куда ему – первому хулигану на деревне – идти в копы. Туда ведь высшее образование требуется, а Иньеста на весь город славился тем, что в десятом классе ни разу не объявился в школе. Учителя со злорадным упоением пророчили оболтусу скудное будущее в бомжах, в тюрьме или в политиках. Испанец уделал их всех, пустив нескончаемый энтузиазм на благо родине. А вот Джесс, волшебным образом связавшаяся со стритрейсерами, сильно удивила испанца. Не ожидал, пожалуй, даже немного ахуел. Папина дочка, избалованная родительским и пацанским вниманием, пошла не в модели, не в юристы и даже не в актрисы, а в бандиты. Впрочем, Икер еще не доказал причастность Джессики к ограблению. Если честно, то очень не хотел доказывать.

― Приехали. О, смотри-ка, Мохнатый и машину мою подогнал уже, ― Икер хлопнув дверью сильнее, чем всегда, вышел из автомобиля и по-хозяйски вальяжно прошлепал к старому доброму субарику. С водительского сидения тут же выглянул Макс. Без предупреждения он кинул ключи в сторону испанца, но Иньеста не пальцем деланный, натренированный и с отменной реакцией, поэтому ловко перехватил подачу в полете. ― Спасибо, красавчик. Я тут подумал, что неплохо было бы в вашу банду затесаться. Если нужно, могу надрать тебе задницу, чтобы показать на что способен. В гонке, конечно, ― Иньеста оперся рукой на крышу автомобиля со стороны Мохнатого , повернулся и, ухмыльнувшись, поглядел на Джесс.

[NIC]Iker[/NIC][AVA]https://funkyimg.com/i/32kZC.gif[/AVA] [SGN]

http://funkyimg.com/i/2zf4E.gif http://funkyimg.com/i/2zgAG.png

http://funkyimg.com/i/2ze4f.png

[/SGN][STA]there's a devil in the church[/STA][LZ1]ИКЕР, 33 y.o.
profession: коп под прикрытием[/LZ1]

Отредактировано Lis Suarez (2020-06-03 16:00:59)

+5

13

Я вполне могла поцеловать Икера, чтобы утереть нос той официантке, которая от нашей неоднозначной ситуации, а именно такой она казалась со стороны - в этом я практически уверена - просто глаз не отрывала, сверля злющим взглядом, вперемешку с интересом, по большей части меня. Узнать, что будет дальше, хотелось, похоже, не только ей, но и нескольким левым людям. Но было ли мне это нужно? Конечно нет. Плевать с высокой колокольни я хотела на эту бабу, на все её взгляды и мысли, касаемые моей скромной персоны.

Я могла поцеловать Икера просто так, сделав, возможно, неожиданность для него и, скорее всего, для самой себя, ведь всякими спонтанными поступками в своей жизни я отнюдь не пренебрегала, но, опять же, было ли мне это надо? Возможно, на подсознательном уровне я и хотела этого поцелуя, но мешал невидимый барьер в моей голове, стремительно выстроившийся после того, как неприятное чувство ревности дало о себе знать. Скорее всего это был банальный страх, что после с виду шутливого поцелуя мне захочется ещё, и тогда я вгоню себя в глубочайшую пропасть безысходности и непонимания. Почему именно туда? Да потому что я до сих пор не была уверена, что за столько лет нашей общей и абсолютной неизвестности друг о друге, те отношения, тщательно выстроившиеся за немалое время, сохранились на том же уровне, а не разрушились, словно карточный домик от дуновения ветра. И страх, что лишние желания и эмоции испортят то, что мы имеем на данный момент, был настолько велик, что я предпочла бы закрыть всё это на двести пятьдесят три замка и закинуть в дальний угол. К чему я всё это... к тому, что целовать испанца я не собиралась, по крайней мере до того момента, пока не стану на все двести процентов уверена, что это тот самый Иньеста, которого я знала много лет назад и что ни время, ни какие-либо другие факторы не изменили его настолько, что мне придётся послать его ко всем чертям, чего мне крайне не хотелось делать.

- Сейчас, погоди... - кинула я, поднявшись со своего места, и направилась в сторону бара. - у вас ручки случайно не найдётся? - упершись руками в стойку, спросила я у бармена, который тщательно натирал стакан. Тот, чертыхнувшись, достал откуда то канцелярский предмет и протянул мне. Поблагодарив его кивком, я взяла салфетку, лежащую на расстоянии вытянутой руки, и быстро написала своё маленькое, но очень содержательное послание, суть которого была примерно такой: "выпей за наше здоровье и не печалься, дорогуша. И на твои силиконовые просторы найдётся путешественник". Размашистый смайл, сто баксов, которые сунула в середину салфетки, и, вернув ручку бармену, я не спеша направилась обратно к Иньесте. - Всё, поехали. Дорогу покажу. - придавив своё небольшое послание чашкой недопитого кофе, я влепила испанцу смачный подзатыльник в знак своей безграничной любви и шустро выскользнула из заведения.

Как только мы заехали на территорию моего небольшого, но до жути уютного загородного дома, взгляд сразу упал на автомобиль, стоящий у гаража. Та самая тачка, на которой ехал Иньеста. Незамысловатый логический процесс, и я понимаю, что Макс где-то неподалёку. Надежда оттянуть разговоры о вступлении в нашу компанию развеялась, словно пепел над рекой Ганг.

- Очень вовремя он решил это сделать.. - тихо пробурчала я, сверля взглядом отремонтированный автомобиль, пока выходила из ауди. Хлопнув дверью чуть с меньшей силой, я не стала идти следом за голубоглазым, а села на капот, скрестив руки на груди.

- Шутишь, да? - удивлённый взгляд карих глаз уставился сначала на испанца, а затем и мне уделил внимание. - Джесс, он шутит? - тычет пальцем в Икера Макс, на что я лишь молча пожимаю плечами. Мохнатый никогда не стремился занять место лидера, не пропихивал в команду своих каких-то друзей, даже если они позиционировались как искусные гонщики. - Незнакомые люди, непонятная банда, и ты хочешь в неё затесаться? С чего вдруг такие странные желания? - подозрительно прищуривается Макс, сверля парня пронзительным взглядом. - И почему я должен с тобой гонять? - он резко открывает дверцу, сталкивая с места Икера и выходит из субару. - У нас есть лидер, пусть он с тобой и гоняет.. - после этих слов сердце моё вновь пропустило несколько ударов. Что угодно, только не гонка с Иньестой. Я не готова к таким подвигам, тем более не зная, стоит ли вообще брать его в нашу компанию. И тут я снова мысленно ставлю галочку возле пункта, подтверждающего, что лидером где-либо и в чём-либо быть дохуя сложно. Как минимум потому, что все серьёзные решения всегда ложатся на мои плечи и если вдруг что-то пойдёт не так, то отвечать за всё это буду тоже я. Выйти сухой из воды не составляло труда в любой ситуации - и тут спасибо надо сказать моему врождённому умению гибко мыслить - но тщательно анализировать, прежде чем что-либо делать, я не умела.

И это, порой, выходило мне боком.

Макс, тем временем, поймав на себе вопросительный взгляд леденящих душу глаз, указывает пальцем на меня. А что я? Я опускаю голову, зацепившись взглядом за камешек на асфальте и старательно изучая в нем каждую деталь. Не хватало ещё шаркающей ноги и вообще картина маслом. - Решение в любом случае останется за ней, - как бы подводя итоге всему сказанному, произносит кареглазый. - а я погнал. Джесс, - проходя мимо меня зовёт он, кладя руку мне на плечо. Я лишь поднимаю на него взгляд, отлепившись от капота автомобиля. - знаю, как ты любишь неожиданные принятия решений, но давай в этот раз без них. - косится на испанца Макс, после чего садится в ауди и быстро-шустро сваливает с горизонта. - Ну охуеть теперь.. - очень содержательный комментарий срывается с моих губ и я, разведя руки в стороны и не глядя на Иньесту, зашагала в сторону дома, чувствуя на себе взгляд голубых глаз, от которого по спине невольно пробежала толпа мурашек. И к чему это вдруг...

Подозрительное и не самое приятное чувство назревающей бури крепко засело у меня в подсознании.
[LZ1]ДЖЕСС, 29 y.o.
profession: (у)гонщица, шулер;
[/LZ1]
[NIC]Jess[/NIC]
[AVA]https://funkyimg.com/i/35pTX.jpg[/AVA]
[SGN]   [/SGN]

Отредактировано Raphael Suarez (2020-06-04 11:50:44)

+6

14


С каждой минутой на улице становилось все прохладнее и темнее. Солнце давно покинуло дворы, на бесконечное небо выкатилась круглолицая луна, но и она постоянно пряталась за томными, темными тучами. Звезды, сияя неприкаянным синим светом, показывались изредка. Лишь верные уличные фонари и фары проезжающих мимо машин проливали тусклый серебристый свет, освещая пространство, отбрасывая на гладкие стены большого белого дома угрюмые тени. Мрачно и тихо. Если царящий мрак был вполне объясним, то тишина – искусственная, вязкая и тягучая, липкая – напрягала. Как будто чья-то невидимая рука взяла пульт и убавила во всем мире громкость. Перестали петь птицы, деревья не покачивались из стороны в сторону, подчиняясь порывам прохладного ветра, худые листья старых деревьев прекратили таинственно шептаться между собой. Где-то вдали затихло ворчание старого пикапа, который никак не мог завестись. Поезд уехал – и растворилось гудение. Даже соседская собака перестала истошно гавкать, проклиная соседей за беспокойный сон. Иньеста нахмурился: подобное затишье ему слишком хорошо знакомо. Оно бывает перед бурей.

Мохнатый вывалился из седла, боднув Икера в ребра дверцей машины. Испанец не сразу сообразил, что случилось, а когда пришел в себя, то посмотрел с таким осмысленным раздражением, что Макс спешился и поторопился перевести стрелки. Он кивнул на Джесс, мол, она руководит процессом – ее и дергай. А вот и долгожданная буря. Давно не виделись, сукина дочь, проходи, раздевайся, садись на излюбленное место рядом с бесконечным изумлением, неверием, онемением. Чувствуй себя как дома, в конце концов, так давно не виделись, наверное, соскучилась. А я по тебе не скучал. Прямщас бы задушил, утопил, изничтожил. Сука.

Икер среагировал не сразу – не потому что не мог, а потому что не хотел. Слова Макса футбольным мячом влетели в голову, срикошетили о стенки мозга, потом еще раз, еще раз. Они прыгали несколько блядских минут, отдаваясь гулким эхом во внезапно потяжелевшей башке. Икер в это время стоял, все так же опершись рукой на крышу собственного автомобиля, машинально барабанил пальцами по гладкой черной поверхности и смотрел теперь на Джесс. Пожалуй, даже не так: он смотрел не на нее, а сквозь. Насквозь. Испанец никак не мог поверить, не хотел поверить, что Альварез не просто связана с бандой ебучих стритрейсеров, но и является лидером. Вывод напрашивался сам собой: она замешана в ограблении. Возможно, и там руководит. Икер, словно от невыносимой боли, поморщился, зажмурился и тяжело отвел голову в сторону. Сжав зубы, он устало выдохнул и попытался сообразить, что делать дальше. С одной стороны, он – друг. С другой – он коп. И перед ним встал выбор, кем быть сейчас. Чувство чести вступило в бескровную борьбу с чувством долга. И проиграло.

Иньеста закусил нижнюю губу, выпрямился, расправил плечи и посмотрел на Джесс куда четче. Взгляд нацеленный, фиксированный. Больше не мажется. Себя испанец оправдывал тем, что был дьявольски зол, в конце концов, какого хуя она вообще поперлась в преступный мир? Что, блять, там забыла!? Икер не понимал, не знал, а поэтому дьявольски злился, бесился, но мастерски скрывал истинные эмоции за маской удивления. Пусть думает, что он удивлен ее статусом, а не тем, что рано или поздно она окажется за решеткой. Иньеста все делает правильно. Но почему так хуево-то?

― Значит, мне придется надрать задницу тебе? ― он пытался говорить с тем же хриплым сарказмом, с тем же мефистофельским блеском в льдистых глазах, с той же высокомерной, но беззлобной ухмылкой. Вышло паршиво – Икер и сам это чувствовал, понимал. В конце концов, очень сложно оставаться в тонусе, когда по тебе проехались ебаным бульдозером, а потом еще уебали ржавой лопатой под дых. ― Назначай время и место, Альварез.

[NIC]Iker[/NIC][AVA]https://funkyimg.com/i/32kZC.gif[/AVA] [SGN]

http://funkyimg.com/i/2zf4E.gif http://funkyimg.com/i/2zgAG.png

http://funkyimg.com/i/2ze4f.png

[/SGN][STA]there's a devil in the church[/STA][LZ1]ИКЕР, 33 y.o.
profession: коп под прикрытием[/LZ1]

Отредактировано Lis Suarez (2020-06-03 16:00:33)

+5

15

- Макс, грёбаный стрелочник. - мысленно фыркнула я, закатив глаза и протяжно выдохнув, пытаясь отогнать от себя неприятное чувство безысходности, которое прилипло, пульсирующей болью отдаваясь в виски. С чего бы это вдруг? Мне совсем не нравилось, что парень вот так просто взял и рассказал, если образно выражаться, всю мою подноготную, которую я хотела скрыть от Иньесты и как можно дольше не выдавать истинное положение вещей. Не хотела опять же потому, что была не уверена, а лидерство в банде хочешь не хочешь, но подразумевает под собой причастность ко всем преступлениям, которые эта самая банда совершила. И тут совершенно неважно, что именно - банальное и на каждом шагу встречающееся у гонщиков нарушение скоростного режима или же какое-то крупное дело, участие в котором несёт за собой не самые приятные последствия. Как раз таки недавно подобное дело было, и хоть я участвовала в нём посредственно, всего лишь координируя действия, но всё-таки участвовала. И даже того доверия, которое было у меня к Икеру, казалось слишком недостаточно, чтобы посвящать его в самые детальные подробности своей жизни.

Шансы, при которых Макс согласился бы на гонку, были ничтожно малы, но я упорно верила, что такой херни, как перекидывание на меня этого, так скажем - пари, он не выкинет. Ёбаная дилемма, бушующее чувство неопределённости и развивающейся на фоне всего этого мигрени, просто не позволяли всё тщательно переосмыслить. А что я обычно делала, когда не видела решения проблемы там, где, казалось бы, всё предельно просто? Правильно, пускала всё на самотёк, предпочитая решать проблемы по мере их поступления. А зад мой чуял, что при любом оглашённом мною решении, проблем окажется хуева туча и все они буду касаться непосредственно меня и Иньесты.

- Ты так хочешь попасть в банду... - я остановилась, но поворачиваться к парню не спешила. Голова была чуть опущена вниз, но из-за сгустившихся над этим районом тяжёлых свинцовых туч стемнело слишком стремительно и под ногами практически ничего не было видно. Зажмурившись и потерев переносицу большим и указательным пальцами, я поджала губы, размышляя о верной постановке вопроса. Той весёлой, шутливой обстановки с дружескими подколами и препираниями, царившей с момента встречи, вмиг не стало. Я не видела лица Икера, но этого и не надо было, чтобы ощутить, как пристально он за мной наблюдает. Незаинтересованный человек этого и не заметил бы, но мне словно передалось то напряжение голубоглазого, которое возникло после раскрытия всех карт, скажем так. Я не уделила этому должного внимания, хотя сама невольно напряглась, но мне проще было думать, что это всё моё воспалённое сознание подкидывает очередные выебоны, самостоятельно что-то там выдумывая и загоняя меня в какие-то долбанные рамки. Отказывалась верить, что моё нынешнее положение каким-то образом задевает испанца. Вроде бы вон он, всё тот же парень, всё такой же насмешливый и саркастичный. И с виду совершенно спокойный. В чем тогда проблема? Почему внезапно появились чувство, что землю кто-то перевернул к хуям? Что вообще за пиздосрань, Альварез. Ебанулась что-ли? - для чего? - наконец задаю свой вопрос я, поворачиваясь к Иньесте лицом и глядя на него холодным взглядом голубых глаз. Абсолютное спокойствие снаружи и полнейший хаос - внутри.

Внезапно стало не до шуток.
Внезапно стало всё слишком серьёзно.
Мне это не нравилось.

Иньеста, херов ты мудак, хватит выглядеть, как ёбаная неприступная скала! - хотелось внезапно выкрикнуть, но я промолчала, вместо этого сказав: - Потому что когда-то увидел на гонках меня и внезапно решил, что должен попасть именно к нам? Но ты даже не знал о моей принадлежности к банде... - короткая усмешка, коснувшаяся моих губ, в темноте казалась какой-то слишком... зловещей, что-ли. И мне словно отшибло память в свете последних событий, и вопросы напрашивались сами собой, хотя я как-бы вкратце была осведомлена о желаниях и стремлениях испанца, с его же слов, но почему-то не замечала ту очевидность, которая присутствовала во всей этой ёбаной сетуёвине. - Или решил тогда, когда Макс тебя подрезал? - секундное молчание, и я продолжаю. - Спонтанные решения - это не твоя фишка, Иньеста. Тогда зачем? При твоих талантах и способностях, ты мог выбрать более прибыльный и легальный бизнес. - я делаю шаг к парню, чуть склонив голову к плечу. - Или банду, которая занимает большее влияние в городе. - ещё несколько шагов, и расстояние между нами сократилось до опасного минимума. - Но ты рвёшься к нам, толком не зная ничего. Почему? - выдыхаю я, не отрывая взгляда от глаз испанца, которые отчётливо видела даже в беспросветной тьме, как бы иронично это не звучало, и пыталась найти в них... что? Ответы? Вряд ли они там есть. Тогда что я хотела там найти? Честно, сама не знала. Мне просто было интересно. Собственно, психологическое давление - это не мой конёк, тем более по отношению к такой сильной не только физически, но и морально, личности как Иньеста. Тогда какого хера я вообще делаю? А вот хуй его знает.

Достав телефон из внутреннего кармана, я, сняв его с блокировки, быстро набрала по памяти знакомый номер.

- Макс, далеко успел уехать? Заебись. Возвращайся. Будешь свидетелем... Нет не на свадьбе.. Да, я всё решила... Нет, я не ебанулась.. Всё, давай реще. - двигаю пальцем по сенсору, сбрасывая звонок, и убираю телефон.

- Хочешь в банду? Флаг тебе в руки. Здесь и сейчас. - указываю на свои ворота. - Старт. Дорога идёт вокруг дома. Здесь же и финиш. Победишь - ты в банде. Проиграешь - катись лесом, через поле. - улыбаюсь, словно чеширский кот, и слабо ударяю Икера кулаком в плечо. Макса же решено было вернуть для того, чтобы появление Иньесты в банде, в том случае, если он выиграет, не было необоснованным. Мохнатый будет свидетелем, который подтвердит, что я не просто с бухты-барахты взяла и приняла испанца в банду, по доброте душевно, и близкому знакомству.
[LZ1]ДЖЕСС, 29 y.o.
profession: (у)гонщица, шулер;
[/LZ1]
[NIC]Jess[/NIC]
[AVA]https://funkyimg.com/i/35pTX.jpg[/AVA]
[SGN]   [/SGN]

Отредактировано Raphael Suarez (2020-06-04 11:50:53)

+5

16


Захотелось курить.

Он ловко достал из внутреннего кармана черной кожаной куртки пачку, зубами выудил одну из никотиновых подруг и подкурился. Густые серые клубы табачного дыма неровными кольцами сорвались с задумчиво приоткрытых губ, ушли вверх и там растворились, исчезли, как на холодном ветру исчезает теплое дыхание. Икер переступил с ноги на ногу, приподнял голову и исподлобья поглядел на Джесс, которая приближалась медленно, неуверенно, словно каждый новый шаг грозил неминуемым распятьем. Иньеста закусил нижнюю губу, тяжело отвел голову в сторону. Зацепившись взглядом за мрачную женскую тень на гладкой белой стене дома, испанец поймал себя на мысли, что здесь у всех в карманах припрятаны тайны. Он – коп под прикрытием, бывший военный, пытающийся влезть в чужую личину, втереться в доверие и раскрыть преступление; она – та, кто к этому преступлению причастен, возможно, та, кто его совершил. Как бы Икер не оправдывал, не обелял, факты говорили, нет, кричали, орали, разрывая связки в кровь, что Джесс теперь вовсе не та, какой была раньше. В какой-то момент, когда его не было рядом, Альварез оступилась, упала, разбилась, но нашла сил подняться, встать и, расправив плечи, идти дальше. Только выбрала не ту дорогу. Винил ли Икер себя в этом? Нет. Или да. Хуй знает. Пожалуй, если и винил, то очень поверхностно, в конце концов, не дети малые – что вершим, за то отвечаем. Джесс давно вылезла не только из подгузников, зимних шерстяных колготок и подростковых гормонов, но и из «я не виновата, оно само!» В ее возрасте за поступки несут ответственность. Но знает ли об этом Джесс?

Она подошла вплотную, без разрешения ворвалась в личное пространство, как несколько часов назад – в жизнь. Подобно торнадо, девчонка вломилась в ровное, размеренное существование Иньесты, перевернула мебель, выбила стекла, к хуям разгромила всю посуду, а заодно и планы на светлое будущее. Впрочем, их приятельская встреча прошла очень даже неплохо, но последние пять блядских минут перечеркнули все впечатления от нее. Испанец злился на Джесс, но еще сильнее – на себя. Не понимал почему, поэтому раздражался пуще прежнего. Очень хотелось выпустить пар, блять, хоть кто-нибудь подвернулся бы под горячую руку. Где там Мохнатого носит? Но мироздание не подкинуло никого, кроме Альварез – виновницы паршивого настроения. Иньеста сам не понял, как это случилось, но вот Джесс сделала последний шаг – и он оказался решающим. Перед пропастью. Икер выплюнул сигарету, ловко крутанулся на месте и прижал девчонку к дверце автомобиля. Альварез вжималась лопатками в прохладную поверхность, а испанец отрезал пути к отступлению – упирался руками в ребро крыши по обе стороны от плеч Альварез. Теперь он находился в личном пространстве девчонки, смотрел в красивые глаза, царапал взглядом щеки, приоткрытые в протесте губы, острые скулы. Не понимая, чего хочет, Иньеста сжал зубы как будто от невыносимой боли в висках и на вытянутых руках отдалился. Ладони продолжали стискивать ребро прохладной крыши, только теперь слабее, расслабленнее. Сам Иньеста, склонившись над землей, сгорбился, закрыл глаза и попытался собраться с мыслями. Его макушка коснулась ее подбородка.

― Ты же меня знаешь, ― начал он, не разгибаясь. Стеклянный взгляд мазал промерзшую землю под ногами, ― я не буду искать сложных путей, если можно прокатиться легкой дорогой. Зачем мне рвать жопу на британский флаг, пытаясь пробиться в левые банды, если есть ты? ― он, облизнув губы, поднял голову и встретился с ней взглядом. И отдалился окончательно, оттолкнувшись руками от крыши. ― Не надумывай ничего лишнего, Альварез. Я притираюсь к тебе, к твоей банде, потому что мне тупо нужно притереться. Один в поле не воин, ― он пожал плечами, отошел и снова закурил. Ушел в себя. Вернусь не скоро. Нужно все обдумать. И пока Иньеста копошился на Мохнатого, нарекла его свидетелем и была такова. Испанец встретил нового знакомого сухим кивком головы и, не сказав больше ни слова, упал за руль собственной машины. Двигатель замурлыкал, Икер выжал педаль газа и, посмотрев на Джесс, свалил нахуй с этого несчастного дома.

И спустя полчаса вернулся в назначенное Джесс место. Форестер был заботливо оставлен в гараже, уступив борзому темно-красному, как кровь, мустангу дорогу. Форд рычал, бесновался и требовал скорейшей разрядки. Впрочем, как и Иньеста. ― Его я тоже выиграл, ― соврал Икер, ― в Мадриде. Он ухмыльнулся точно так же, как делал это до признания Джесс, повернул голову и врезался взглядом в дорогу.

[NIC]Iker[/NIC][AVA]https://funkyimg.com/i/32kZC.gif[/AVA] [SGN]

http://funkyimg.com/i/2zf4E.gif http://funkyimg.com/i/2zgAG.png

http://funkyimg.com/i/2ze4f.png

[/SGN][STA]there's a devil in the church[/STA][LZ1]ИКЕР, 33 y.o.
profession: коп под прикрытием[/LZ1]

Отредактировано Lis Suarez (2020-06-03 16:00:18)

+5

17

В какой-то момент я слишком сильно начала загоняться. Оказавшись прижатой к автомобилю - загналась ещё сильнее. Руки Иньесты стали непоколебимой преградой, полностью перекрыв мне возможность выбраться. Вжавшись в твёрдый металл настолько, насколько это было возможно, я чувствовала каждый его изгиб, между тем ощущая некоторый дискомфорт. И этот дискомфорт был далеко не от того, что в который раз за сегодняшний день испанец стоит на расстоянии вытянутой руки - если точнее, то буквально на расстоянии вытянутого пальца -  а, скорее, от того, что лопатки слишком неожиданно врезались в дверцу машины. Не придала этому никакого значения, так как сейчас та мизерная боль, доставляемая моим же собственным напряжением, была самым последним, о чём стоило волноваться.

Забавно, как время поспособствовало такому кардинальному изменению в, казалось бы, таких обыденных действиях. Непроизвольно в голове всплывали моменты нашего общего времяпрепровождения тогда, в Барселоне, много лет назад, когда совершенно нормальным считалось лежание Иньесты на моей кровати и лежание меня на моей же кровати, но не вдоль, как делал это он, а поперёк, положив голову ему на живот. В силу своего возраста я никак не воспринимала подобные тесные контакты, но, сделав то же самое сейчас, эти, с одной стороны, ничем не примечательные действия воспринялись бы мной иначе - в этом я была уверена если не на все сто процентов, то процентов на шестьдесят точно. И мне это не нравилось. Мне не нравилось, что эта близость - точнее не конкретно она, а ощущения и чувства, к которым она приводила - делала брешь в моём внутреннем, тщательно выстроенном годами и неудачными опытами барьере, который до этого стоявший, словно вкопанный и тверже самого прочного металла, начал медленно, но верно разрушаться. Я сопротивлялась, но блять... какого хуя вообще происходит, что мне с этой ёбаной пиздосранью делать? А делать что-то надо было. И я прямо сейчас решила, что вернув ту Альварез, которая не разменивалась на чувства, станет гораздо легче.

- Понятно... - коротко, ёмко и очень по делу, произнесла я, выслушав парня. Всматриваясь в его лицо, с лёгким прищуром и чуть вздёрнутым уголком губ, я удостоверилась, что пустив всё на самотёк, станет легче делать какой-либо выбор. Иньеста хочет в банду? Он в неё попадёт, если выиграет. А если не выиграет, тогда что? Тогда... хуй его знает, что будет тогда. Когда встанет вопрос - что делать дальше, тогда и будем его решать.

Выдохнув, когда испанец отступил, я отошла от машины и краем глаза заметила свет фар. Не дожидаясь появления Макса в поле зрения, я уверенным шагом пошла в сторону гаража, где меня ждал мой железный конь. Помещение встретило меня тишиной, режущей слух, и тусклым светом люминесцентной лампы, которая загоралась каждый раз, когда кто-то появлялся в пределах четырёх стен. Ничем не примечательная внешне, но снабжённая хорошими внутренностями, специально для гонок, хонда стояла в самом центре. Если бы не слабое освещение, то чёрный, как смоль, кузов автомобиля абсолютно ничем себя бы не выдавал, сливаясь с кромешной темнотой, проникающей с улицы.
Сев на водительское сидение, я положила руки на руль, медленно проведя по нему ладонями и протяжно выдохнув. Оглядев салон автомобиля, зацепилась взглядом за недопитую бутылку виски. Иногда у меня случался бзик, если можно так выразиться: я приходила в гараж, садилась на пассажирское сидение, чуть откидывала спинку и, включив любимый плей-лист, расслаблялась. Иногда не без помощи алкоголя. Оттуда и бутыль, если кто-то ещё не догнал. Усмехнувшись, взяла её, большим пальцем крутанула пробку, которая, завертевшись, улетела куда-то под сидение, и выпила остатки, которых хватило всего лишь на два средних глотка. Запах алкоголя, ударивший в нос, и приятная горечь, наполнившая рот, переплетаясь друг с другом, заставили тело чуть расслабиться и разогнали мысли. Мне казалось, что именно алкоголь, словно спасательный круг, сможет вынуть меня из пучины раздумий и водоворота эмоций, и поможет сделать правильный выбор в сложившейся ситуации.

Открыв окно, бросила бутылку в сторону, и та, со звоном ударившись о бетонный пол, разлетелась на множество осколков. Хмыкнув, достаю из бардачка ключи и вставляю их в замок зажигания. Размеренный, урчащий звук двигателя приятно ласкал слух; фары моментально осветили дорогу; недоигранная мелодия старого-доброго рока приятно ударила по ушам.

- Дай старт, - произнесла я через открытое окно, глядя на Макса и не решаясь взглянуть на Икера, когда мы стояли на импровизированном старте и финише одновременно. Кареглазый кивнул и встал между двух машин.

Крепко сжимая одну руку на руле, второй я щёлкнула по стеклоподъёмнику. Нога упиралась пяткой в пол, а носок кроссовка расслабленно постукивал по педали газа. Взгляд был прикован к Максу, и как только тот даёт старт, переключаю передачу, вдавливая педаль газа до упора. Задние колёса пару раз со свистом прокручиваются впустую, и машина срывается с места, оставляя после себя лишь запах жжёной резины и черные отметины на асфальте. Взгляд, прикованный к дороге, ни на секунду не смотрит на автомобиль Иньесты, который, к слову, не отставал, а даже наоборот - ехал на четверть корпуса впереди. Моих губ коснулась лёгкая усмешка. Первый поворот, и я, не сбавляя скорости, выкручиваю руль, с азартом покосившись на красный мустанг, который так же не сбавил скорости, грациозно войдя в первый поворот. В такие моменты, ощущая всю прелесть скорости и бурлящий в крови адреналин, я чувствовала, что живу по-настоящему, и этому чувству я не могла найти аналога, как бы не пыталась. Только гонки и только скорость заставляли меня почувствовать всю прелесть жизни в этом грёбанном мире.

Последний поворот, в который мы входим не менее красиво, практически на равных, и финишная прямая, освещённая двумя парами фар. Корпус мустанга снова чуть впереди, стремительно несётся к победе, и тут мне следовало бы переключить скорость, прибавив газу, утереть нос испанцу и до конца своих дней припоминать, что баба сумела уделать его в гонке. Но вместо этого, когда до финиша остаётся буквально сотня метров, нога, до этого с остервенением вдавливающая педаль в пол, расслабляется, и стрелка спидометра, дрогнув, медленно скользит, отсчитывая цифры в обратном порядке. Мустанг пересекает мнимую черту финиша, а моя машина замирает как вкопанная примерно в пяти метрах от неё. Это было необъяснимо в первую очередь для самой себя, но я сделала свой выбор ещё до старта. Скорее всего тут спасибо надо сказать тем двум глоткам алкоголя, который вступил во взаимодействие с мозгом, намекнув, что именно это решение будет правильным.

Я не спешила выходить из машины, продолжая сжимать руль одной рукой. Состояние внезапно стало таким, будто я выпила по меньшей мере половину бутылки. Адреналин, вкупе с алкоголем - не самая лучшая смесь. Так и не выйдя к суровому Максу и, видимо, ликующему Икеру, я свернула во двор, остановив машину у ворот гаража.

- Вот и прокатились.. - в очередной раз плавно провела руками по рулю, затем хлопнула по нему же и вывалилась из машины, чуть покачиваясь. - Поздравляю, Иньеста, ты меня сделал, - торжественно произношу я, когда парни появляются в поле зрения, переминаясь с ноги на ногу и упираясь одной рукой в заднюю дверцу хонды. - можешь теперь всем рассказать, что баба и машина - хуёвое сочетание. - усмехнувшись, отталкиваюсь и еле заметно покачиваясь подхожу к испанцу. - Красавчик, уделал. - хлопаю его по плечу. Я не чувствовала себя пьяной, но тело наотрез отказывалось адекватно воспринимать мои попытки его утихомирить и вернуть былую чёткость.

- Макс, - чуть отклонившись, чтобы из-за широких плеч Икера было видно позади стоящего парня, я прикладываю указательный и средний пальцы к виску и импровизированно отдаю честь. - катись, куда катился. Тот лишь шумно выдохнул, обречённо покачав головой, и скрылся из виду.

Охуенно насыщенный какой-то день выдался.

Теперь надо сделать так, чтобы моё моральное состояние было таким же, как и физическое. То бишь, надо выпить.

- Что? - возвращаю своё внимание к Икеру, ловя непонимающий взгляд голубых глаз. - Пойду отмечу вступление тебя в наши ряды. - мои губы растягиваются в поддельно пьяной улыбке. Нажимаю на брелок, и сигнализация отзывается стандартным пиликаньем. - Помни, - резко (на самом деле не очень; движение получилось размытым, и я чуть не запуталась в собственных ногах. Но! Не запуталась!) разворачиваюсь к парню, добродушно улыбнувшись. - теперь мы в одной упряжке. Ну а... - указываю большим пальцем на здание позади себя. - мой дом - твой дом. Как и раньше.
[LZ1]ДЖЕСС, 29 y.o.
profession: (у)гонщица, шулер;
[/LZ1]
[NIC]Jess[/NIC]
[AVA]https://funkyimg.com/i/35pTX.jpg[/AVA]
[SGN]   [/SGN]

Отредактировано Raphael Suarez (2020-06-04 11:51:01)

+6

18


Темно-красный мустанг раздражался, злился, бесновался, желая как можно скорее сорваться с места и показать зазнавшейся тойоте, кто здесь главный. Икер в отличие от собственного автомобиля сохранял ледяное спокойствие – только искоса поглядывал на Альварез. С каждым взглядом трезвый разум вступал в борьбу с блядскими чувствами: с одной стороны Икер пребывал в твердой уверенности, что Джесс замешана в ограблении, закручена, сама виновата, сама напросилась, в конце концов, вряд ли она полезла в это дерьмо под дулом пистолета. С другой стороны испанец всеми доступными средствами пытался ее отмыть, оправдать. Он до последнего не хотел верить в то, что девчонка вот уже несколько месяцев (месяцев ли?) роет себе могилу, но еще больше не хотел принимать тот злоебучий факт, что пару часов назад тоже взял лопату. Но Иньеста все сделал правильно. Когда-то он поклялся служить своей стране, служить Родине и был готов задницу на американский флаг порвать во имя исполнения миссии. Мужик он или как? Мужики слово держат, и неважно, дано оно человеку или стране. Он отвернулся, устало потер лоб шершавой ладонью и тяжело вздохнул. Льдистый взгляд зацепился за зеркало бокового вида, мазнул по недовольной физиономии Мохнатого. Твоюжмать, сколько раз Иньеста сидел напротив его фотографии «на доске почета»? Он представлял, как повяжет Макса, как заставит вжаться небритой щекой в недружелюбный капот автомобиля, как скрутит, унизит, уничтожит. А сейчас, царапая синим взглядом мощеный силуэт, Иньеста только несчастно поморщился: он даже к придурковатому Максу за эти несколько часов успел привязаться. Так что говорить о Джесс? Джесс. Джесс. Четыре блядские буквы врезались в мозг, как ржавые гвозди. У кого-нибудь в этой заблеванной богами подворотне не завалялся случаем гвоздодер?

Мохнатый, с показательным недовольством пожевав жвачку, лениво поднял руку и резко опустил – дал старт. Иньеста склонил голову, поджал губы и выдавил педаль газа. Двигатель радостно зарычал, завопил, затрепетал в предвкушении страстной борьбы. Соскучился по хорошей скорости, бедняга. Помнится, Икер накрыл предыдущего владельца мустанга в Севилье. Долго охотился, выслеживал, как хорошо натренированная гончая зайца, и одним прекрасным днем все же поймал, скрутил и вжал подбородком в капот собственного форда, который в итоге отошел государству. И пригодился. Предыдущий владелец хорошо прокачал любимого коня, даже не догадываясь о том, кому в итоге будет верно служить форд.

Вторая передача. Третья. Четвертая. Для пятой еще слишком рано, тем более, скоро поворот – в него на ста двадцати километрах не войдешь, слишком узкий, закрутит. Иньеста участвовал в гонках и по праву считался одним из лучших водил, правда, было это давно – лет сто назад. Именно тогда, когда Джесс свалила из Испании – Икер остался один и понятия не имел, чему посвятить жизнь до армии. Вот тогда и прокачал в гараже старенький отцовский бмв. Сам, без мам, пап и кpeдитов. Руки с рождения из того места росли. А потом завертелся в гонках, правда, участвовал в них не ради денег даже, а ради удовольствия. Бешеный адреналин бил в венах, отдаваясь победной барабанной дробью в висках; глаза горели и кровь бурлила, бесновалась, требовала немедленно попробовать на вкус долгожданную победу. Икер плыл по течению, по дорогам, ловко минуя препятствия и ухмыляясь, перехватывая удивленные взгляды соседских машин, которые рано или поздно отставали, проигрывали. На скорости в сто пятьдесят километров удивительно легко дышится, вы замечали? То же самое происходило с ним сегодня. Иньеста как будто снова вернулся в прошлое, в свои восемнадцать лет, однако, сейчас он контролировал себя куда лучше, поэтому держался с Джесс вровень и только на последней решающей секунде вдавил педаль в пол до упора. Мустанг, ликующе рявкнув, сорвался, словно с цепи, вперед и пересек финишную прямую первым. Иньеста понятия не имел, что Джесс ему поддалась – и это определенно к лучшему, а то мужская самооценка – вещь очень шаткая, знаете ли.

Двигатель заглох, возбужденное рычание эхом стихло в кирпичных стенах подворотни. Икер с торжественной ухмылкой вывалился из автомобиля и подвалил к черной тойоте, на заднюю дверь которой спиной опиралась Джесс. Иньеста подошел близко и тут же уловил запах алкоголя. Остановился, встряхнул головой, как будто пытаясь отогнать видение, но оно уходить отказалось. Значит, не видение. Значит, не показалось.

― Да, Макс, катись, куда катился, ― недружелюбным эхом повторил Иньеста. Он приподнял голову и сердито заглянул испанке в глаза. Мохнатый, выругавшись на чем свет стоит, махнул рукой и был таков. Только удаляющий хрип двигателя напоминал, что пацан тут плясал и тусовался. Икер, устало потерев ладонью небритую щеку, поджал губы и подошел к Джесс совсем вплотную. Он уперся правой рукой в крышу черного автомобиля, снова отрезая пути к отступлению, только теперь с одной стороны. Приподняв голову, он посмотрел на Альварез. Взгляд сухой, чертствый, пожалуй, даже злой и колючий, разочарованный. ― И какого хуя от тебя алкоголем разит, как от ликероводочного?

[NIC]Iker[/NIC][AVA]https://funkyimg.com/i/32kZC.gif[/AVA] [SGN]

http://funkyimg.com/i/2zf4E.gif http://funkyimg.com/i/2zgAG.png

http://funkyimg.com/i/2ze4f.png

[/SGN][STA]there's a devil in the church[/STA][LZ1]ИКЕР, 33 y.o.
profession: коп под прикрытием[/LZ1]

Отредактировано Lis Suarez (2020-06-03 15:59:59)

+6

19

Окей, гугл, что делать, и как дальше жить?

Упираясь спиной в дверцу своего автомобиля, я скрестила руки на груди, вертя между пальцами застёжку ремня, имеющегося на моей кожаной куртке, и глядя куда-то в сторону. Тех двух глотков виски, которые были сделаны ещё до начала гонки, оказалось достаточно, чтобы плотный, вязкий туман обволок сознание, полностью пресекая собой все попытки к здравомыслию. Мой мозг, сейчас больше напоминающий холодную жидкую кашу, был примерно таким же полезным в мышлении. Но, сквозь весь этот эмоционально нестабильный фон, одна вещь проносилась эхом в мой, заполненной овсянкой, голове: почему меня до сих пор не покидает саднящее чувство неправильно принятого решения?

Я не могла найти подходящее и устраивающее меня объяснение совершённым поступкам, как бы не старалась. И тут в расчёт надо брать не только конкретно сегодняшнюю ситуацию с Иньестой, а всю мою жизнь в целом.

Я никогда не была примерной дочерью для родителей, которые с ранних лет старалась сделать из своего чада - леди, вдалбливая в меня все известные правила этикета, вместе с этим вырабатывая тошнотворные рефлексы и дичайшее отвращение ко всем светским мероприятиям, стоило только услышать о них краем уха; не стала примерной сестрой, вымотав брату все нервы своими, порой глупыми, поступками и постоянным влипанием в ситуации, которые по степени серьёзности начинались от банально разбитой витрины магазина и заканчивались угоном машины, вкупе с нанесением тяжкого вреда здоровью. Конечно, не конкретно я угоняла и наносила вред, но я присутствовала и если бы попалась, то запросто сошла бы за соучастницу. Оттуда и началась моя кривая дорожка по наклонной - вниз, в пучины преступного мира. И меня это почему-то вполне устраивало. Балансировать на грани, изо дня в день подвергать свою жизнь опасности, играя в суровую, но увлекательную игру с самой смертью - это то, без чего я не представляла себя в настоящем. Возможно, если бы я не уехала из Барселоны, оставшись рядом с Икером, моя жизнь сложилась бы иначе, но я об этом никогда не задумывалась.

Вообще, если хорошенько подумать, то моя жизнь не пестрила правильными поступками: я не переводила бабушек через дорогу, не жертвовала деньги во благо, не спасала бездомных животных и не вставала на защиту тех, кому она требовалась. И вот сегодня, в очередной раз, я не была уверена, что сделала правильный выбор.

- Мммм... - задумчиво протянула я, переведя на Иньесту взгляд. Он подошёл. И снова вплотную. Какого хуя опять? - хотелось задать вопрос, но я геройски сдержалась, с совершенно спокойным лицом глядя на озлобленного парня. Внешне спокойным, но чувство, будто внутри распаляется огонь негодования, смешанный с безграничной злобой, не отпускало. Осознание содеянного ворвалось в голову слишком внезапно - прям как Гитлер в сорок первом - нестерпимой болью ударилось в виски, заставив зажмуриться. - наверное, потому что я выпила.. - осеклась, фыркнув, и добавила, сквозь стиснутые зубы: - допила остатки. В машине была бутылка. Сто грамм виски. Я чувствовала, как пресс испанца касается моего живота каждый раз, когда тот делал вдох. Чувствовала его напряжение и напрягалась сама. - И какого хера я вообще оправдываюсь? Че ты бесишься? Че тебя не устраивает? Ты выиграл - радуйся. - на выдохе прорычала я, чувствуя, как гнев медленно, но верно заполняет сознание, и единственное, чего мне внезапно захотелось - это выпустить всю злость наружу. Но не на Иньесту. На кого угодно, только не на него.

Резким движением, коснувшись своей ладонью груди парня, я отталкиваюсь от машины, вместе с этим отталкивая от себя и его. Короткий, наполненный безысходностью взгляд голубых глаз пробегает по лицу испанца, и я ухожу прочь.

Что за ёбаная хуйня, спросите вы? И я вам отвечу.

Слабо контролируемый приступ гнева зародился в моей душе далеко не по отношению к Икеру, а по отношению к самой себе, и я нашла всему этому вполне логичное объяснение, устраивающее меня в полной мере - чувство неправильно принятого решения было вызвано банальным страхом, но страхом не за себя, а за Икера, мать его, Иньесту. Этот сучек хоть и был способен дать знатных пропиздонов всем и каждому, но был далеко не бессмертен. А я знала, к чему могут привести некоторые дела, творящиеся в мире стритрейсинга, и меня это не радовало от слова - совсем, потому что уже успела потерять двоих друзей во время очередной стычки. И эта потеря воспринялась мною довольно таки тяжело, хотя с этими ребятами я была знакома от силы пару лет. И не сложно догадаться, насколько велика была боязнь в какой-то момент потерять настолько близкого человека, как Икер. Неважно, насколько, порой, сильно он меня бесит - иногда доходя до абсурда - и насколько сильным является желание уебать ему промеж глаз в такие моменты - я всё равно люблю его и как невозможно выкинуть из песни слов, так и невозможно забить на нашу дружбу, и тут совсем не важно, что прошло много лет со дня нашей последней встречи.

Хуевастый сегодня день.

Именно сейчас я пожалела о принятом решении, будучи озлобленной на Иньесту за то, что он попросился в банду, и на себя за то, что поддалась.
[LZ1]ДЖЕСС, 29 y.o.
profession: (у)гонщица, шулер;
[/LZ1]
[NIC]Jess[/NIC]
[AVA]https://funkyimg.com/i/35pTX.jpg[/AVA]
[SGN]   [/SGN]

Отредактировано Raphael Suarez (2020-06-04 11:51:08)

+6

20


Расстались паршиво.

Она оттолкнула его, упершись ладонью в грудь, бросила что-то несвязное в стиле Хэнкока и была такова. Икер, проводив пьяные шаги усталым взглядом, вздохнул и почти поплелся следом, но вовремя спохватился: когда он успел превратиться в ручную собачонку? Ошейника на теле не болталось, и Иньеста не собирался это исправлять – знал прекрасно, что рано или поздно любой ошейник превратится в роковую петлю, что сдавит горло. Посмертно. Икер жить любил и расставаться с ней так скоро не хотел. Еще он не хотел, чтобы Альварез – полупьяная, помятая и отчего-то расстроенная – садилась за руль. И все же допустил это – сам не знал почему. Винил он, как настоящий мужчина, конечно, женщину. Ну а хуле? Ворвалась без приглашения в жизнь, расставила все по

своим местам, выбила окна и перевернула мебель, а сама села в центре комнаты, вцепилась руками в обивку кресла, явно давая понять, что здесь надолго. Ишь, наглая какая. Совсем не изменилась. Икер не понимал, что сам поступил так же. С ней. Или не хотел понимать. Хуй знает. Самоанализ – явно не его конек. Решив больше не копаться в себе, он выбросил импровизированную лопату и тупо отошел в сторону. Иньеста еще пожалеет об этом, обязательно пожалеет, но сейчас он слишком устал, чтобы думать об этом. Отпустив Джесс в свободное плавание на хуйзаетскольковремени, он плюхнулся в мустанг – и тот встретил нового хозяина приветливым мурлыканием мотора. Впервые за день Иньеста расслабился на пару минут, а потом, ловко тронувшись с места, скрылся в ближайшем переулке.

Он отчитался перед начальством о проделанной работе и в качестве награды получил товарищеский хлопок по плечу от капитана. «Хорошая работа, дружище, всего неделя в городе, и уже затесался в банду», ― ободряюще сказал коп в строгом черном костюме. Его работа сейчас сводилась к сидению в офисе в окружении дерьмового кофе, приторных пончиков и бесконечной бумажной волокиты. Иньеста натянуто улыбнулся, перешагнул с ноги на ногу и поймал себя мысли, что он лучше раньше уйдет на пенсию, чем закончит свою карьеру вот так. Только экшн, только драки и погони, только хардкор. Впрочем, сегодняшний хардкор прилично выбил испанца из колеи, и он во что бы то ни стало решил сильнее ухватиться за уздечку, чтобы окончательно не вывалиться из седла. Он знал, что все самое тяжелое еще впереди. И был готов к этому морально. Думал, что готов.

Три дня прошло с момента их последней встречи с Джесс. За все это время ни звонка, ни смски, ни блядского сообщения в социальных сетях – и только сейчас, в семь вечера, на экране его мобильника высветилось сухое приглашение на пикник, якобы, там собираются стритрейсеры города. Икер идти не очень хотел, в конце концов, палевно на подобных мероприятиях светиться копу. Но желание увидеть Альварез в какой-то момент взяло верх над трезвым рассудком, и Икер, допив горячий черный кофе, ушел в душ. Крупные холодные капли приятно освежили тело, взбодрили, вернули силу духа. Сунув лохматую башку под струю прохладной воды, испанец с горечью усмехнулся, подумав, что, увы, нельзя вымыть голову изнутри. Пригодилось бы. К восьми вечера он был готов, но прежде, чем вырулить в пункт назначения, Иньеста завернул в ближайший Старбакс – взял себе двойной американо и Джесс – латте. Кажется, она всегда его любила. Даже странно, что испанец до сих пор это помнил. ― Держи, не подавись, ― он протянул ей горячий бумажный стаканчик. Джесс, как и ожидалось, стояла возле излюбленной черной тойоты. Рядом с ней верно крутился Макс. ― А это тебе, Мохнатый, ― и Икер ловко бросил в его сторону киндер-сюрприз. Пристроившись возле них, прислонившись спиной к автомобилю, испанец опустил голову, приложился губами к собственному кофе и исподлобья оглядел всех, кто здесь тусил. Народу было немало. Радовало одно: темно. ― Ну и в чем смысл мероприятия? Себя показать, на людей посмотреть?

[NIC]Iker[/NIC][AVA]https://funkyimg.com/i/32kZC.gif[/AVA] [SGN]

http://funkyimg.com/i/2zf4E.gif http://funkyimg.com/i/2zgAG.png

http://funkyimg.com/i/2ze4f.png

[/SGN][STA]there's a devil in the church[/STA][LZ1]ИКЕР, 33 y.o.
profession: коп под прикрытием[/LZ1]

Отредактировано Lis Suarez (2020-06-03 15:59:35)

+5


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » endless war;


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно