внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост от скорпиуса малфоя [эппл флорес] Сегодняшний день просто одно сплошное недоразумение. Как все могло перевернуться с ног на голову за один месяц, все ожидания и надежды рухнули одним только... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 35°C
* jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » into the wild


into the wild

Сообщений 1 страница 20 из 26

1

27-30 May
Diego Méndez, Richard Moore

http://i.yapx.ru/HnL39.gif

« Он тянет меня — то взобраться на гору, то вдруг — покорить океан. Да только нельзя отпроситься с работы, аврал и не выполнен план. Вот он говорит: ''в понедельник, в семь тридцать, поехали на Кавказ. Там небо, в которое можно влюбиться, созвездия — россыпью страз!'' Но я с головой погружаюсь в отчеты, как друг мой ныряет в моря. Работа, зарплата, усталость, зевота — рутины устойчивый ряд.»

джио россо

Отредактировано Richard Moore (2020-05-27 15:38:31)

+1

2

Идея поехать на озеро Тахо возникла не спонтанно. Изначально мы собирались туда вместе с Марко, но Иветт закатила ему обидку, мол, она тоже хочет поехать. В итоге, я слил их обоих, потому что не выдержу несколько дней с невестой брата в замкнутом пространстве и позвал Фелисити. Она сказала, что слишком взрослая, чтобы ехать вдвоем куда-то с братом. Предложила мне взять Ричи, а она прихватит очередного ухажера. Не один из них мне не нравился, поэтому я вычеркнул из списка всех своих родственников и их половинок и решил ехать только с Ричи. После дня рождения воинственных близнецов-Джейев он уже не так сильно на меня сердился. Накануне, я ему сообщил своих намерениях, но Ричи почему-то не воспринял их всерьез.

Итак дано: один арендованный красный пикап, две удочки, дорожных холодильник, пакеты с провизией и я в своих любимых коротких шортиках, заезжающий со всем этим добром за Муром в районе восьми утра. Последние несколько дней ко мне пришло вдохновение и я работал у себя в мастерской с мрамором, а это всегда сбивает мои биологические часы. Я проснулся, когда было чуть за полночь: забронировал дом, арендовал тачку, написал Муру, вмазался, съездил в ночной супермаркет, купил там всякой дребедени, вмазался, собрал вещи и поехал за пиратом. И каково же было мое удивление, когда я узнал, что Ричи не видел от меня сообщения, потому что в это время уже спал.

- Хм, симпатичные трусы. У тебя десять минут на сборы, - сообщил я, переступая порог его квартиры. - Позавтракаем по дороге. На выезде из города есть очень крутое кафе с вафлями.

Расхаживая по квартире Мура, я первым делом заглянул к нему в спальню, чтобы проверить его кровать на наличие спящих тел. Вместо них была обнаружена одна кошка. Хотя, даже если Ричи и трахался с кем-то этой ночью, мне не было особого дела. Важно то, что следующие несколько дней мы проведем с ним вместе в домике на озере Тахо, стоящем в такой глуши, что если даже Мур будет кричать - никто его не услышит. Вокруг только деревья и чистейший берег озера. Я был там пару лет назад с компанией знакомых - это были выходные в стиле Содома и Гаморы. Мы тогда расчехлили удочки, но не те, что для ловли рыб. С тех пор у меня остались незакрытые гештальты в этом местечке. Такие, как, например, пожарить сосиски на костре. У меня не было детских воспоминаний о походах. И опыта тоже в этом никакого не было. В детстве на лето мы ездили к бабушке и дедушке в Испанию, они жили в небольшой облагороженной деревушке в доме с передним двором и деревянным забором. Дед не водил нас в походы, не учил добывать огонь из говна и палок. Ничего такого. Хотя я неплохо проводил там время, резвясь на природе и гоняя соседских кур.

- Возьми пару теплых вещей и все. Больше тебе ничего не понадобится. Будем ходить и купаться в озере голышом. Там классное место. Вокруг не души. Только мы и клещи! Возможно, даже змеи есть...ядовитые, - мечтательно говорю я, мотивируя Мура на сбор необходимых вещей. Раньше на берегах Тахо жили индейские племена, пока их не почикали воинственные поселенцы. Сейчас там любят отдыхать и держать свои яхты американцы. Есть также по-настоящему дикие места, где вполне себе самобытный и нетронутый человеком ландшафт. В такие дебри мы забираться не будем - это так, для справки.

- Ничего, что сегодня среда? Ты же не ходишь прям в офис-офис? Или ходишь прям ходишь? Ну, не переживай, мы поймаем тебе интернет, - вру я, вспоминая, что прошлый раз со связью была полнейшая жопа.

Я припарковал пикап, как мудила. Поэтому у Ричи было так мало времени на сборы. Отъезжающие на работу граждане, уже столпились у тачки, сигналили и бесились. Я выглянул в окно. Какая-то дамочка увидела мою кудрявую голову и показала пальцем. Похоже, я у них единственный подозреваемый. Опасненько!

- Все, Ричи, пошли! Бросай все. Времени нет! Меня сейчас отлинчуют твои соседи! - кажется, я их действительно разозлил. Самое время притвориться мексиканцем.

+2

3

С реализации последней гениальной идеи Мендеса прошло меньше двух недель. Это, в общем-то, абсолютно ничего не значило. Просто потому что Мур не успел толком разозлиться в момент икс, скорее был шокирован, да и потом как-то было не до выяснения отношений и попыток донести, что сюрпризы должны быть приятными, а не вот такими, да и вообще не понимал, что он должен чувствовать по поводу дружбы Ди и его новоприобретённой семьи - инструкции ему выдать вместе с завещанием забыли, а для самого очевидного набора вроде: злиться, рвать и метать, резона не было. Сучий случай не более того. Просто вот так ему везёт последние месяцы, что сбить он умудрился именно лучшего друга мудака, разбившего ему лицо и обеспечившего две недели жизни вполсилы. Сбить, переспать, возможно, чересчур привыкнуть, начать откровенно привязываться и искать возможности провести вместе время, и вообще как-то незаметно для себя подпустить гораздо ближе, чем вообще привык - совместные поездки в больницу, чрезмерное употребление алкоголя и сам факт того, что Ди не попытался смыться с его тонущего корабля, полного печали и неумения справляться со всякой хренью в жизни в трезвом виде, располагали. 

Ситуация, конечно, полное дерьмо, но из всего списка потенциальных ответчиков перед судом имени Мура меньше всех во всём этом дурдоме был виноват, собственно, Диего. Правда ему тоже хватило мозгов рассказать свою случайную тайну балансирования меж перекрёстных огней максимально неаккуратно - с другой стороны в иной ситуации Ричи бы, пожалуй, сбежал с бала, предпочитая собственное душевное равновесие приятной компании. И он об этом прекрасно знал. Так что, возможно, Мендес банально достаточно хорошо его узнал и делал свой ход обдуманно. Ну или забыл подумать - Ричи не спрашивал, а теории строить дело неблагодарное, но склонялся, конечно, к последнему. В общем и целом никто на него не злился - в любом случае сама попытка примирить непримиримое выглядела именно как белый флаг, мол, скрывать не буду есть у меня вот такая пагубная привычка, обижать, которую не стоит - мелочь, а приятно, правда как жить с этим не очень понятно, но Мур худо-бедно справлялся. Как талантливый беглец дал себе фору и продолжил бег по кругу, как раньше, по старинке потерявшись в работе, вечернем роме для лучшего сна и вечных дедлайнах, отвечая на сообщения и не слишком порываясь встретиться - дел невпроворт, да и не был уверен, что не попытается поговорить о том, о чём говорить не стоило, но всё же отвечая - пожалуй, из-за отца у него уже итак достаточно проблем и головной боли, чтобы ещё по его доброте душевной терять и полюбившегося ему авантюриста.

Впрочем, его долгие душевные метания и последующие за ними отходняки никого не интересовали - это он узнал из первых рук, в полном неадеквате открыв дверь раннему визитеру, ломившемуся в его квартиру, планируя наорать и захлопнуть дверь, но не сложилось. Чужая бьющая через край энергия с ходу сбила его с линии нападения и оставалось только вяло защищаться, впрочем, случай был явно безнадёжный.

- И тебе доброе утро, Ди,- вчера он вырубился рано, но сказывался недосып предыдущих дней, да и алкоголь в качестве снотворного - дурная привычка, не добавляющая ему свежести и бодрости с утра пораньше. На фоне Ди он выглядел и вовсе паршиво. - Какие сборы? О чём ты вообще, Ди? Боже, который час и почему ты такой отвратительно бодрый?

Телефон как самая мерзкая привычка спасает от целого ряда дополнительных вопросов: вот же он чат, в котором ему радостно вещали о всех прелестях выезда за город - Ричи не впечатлился. У него митинги большую часть дня, горящий проект и очередной дедлайн. И на лице его вовсе не радость от приключения, а только раздражение. И да, он считал себя вправе быть недовольным: его разбудили, куда-то подгоняли, а ещё забыли получить от него согласие на всю эту авантюру, прежде чем заявляться на порог. По привычке попытался найти поддержку в глазах Матильды, но та решила, что сон важнее - и Мур разделял её позицию, что уж там.

- Ты издеваешься? Клещи, змеи... Что? Нет, я не хожу в офис, но мне нужно работать - как видишь, у меня по-прежнему нет шикарного дома и бездонных счетов. Ди, ты меня слушаешь вообще?- оценив масштаб бедствия под окном, Мур вспомнил один важный факт про своего бедового любовника - он вообще без тормозов. Мысленно прокляв собственные вкусы и понадеявшись, что с озера он сможет свалить на такси или сбежать ещё раньше, переобулся буквально за пару секунд, сдал позиции и по-быстрому собрался - вступать в переговоры с террористами дерьмовая тактика, но иногда только так и можно было сохранить остатки чувства собственного достоинства, да приемлемые отношения с соседями - ему ещё здесь жить. Все зажигательные речи Мендеса пропустил мимо ушей - влез в стандартный набор начинающего бомжа - модно драные джинсы, футболка, худи, самые удобные из целой армии у входа, кроссовки, тут же закинул в попавшийся под руки рюкзак ещё вещей на смену, пронёсся ураганом по ванной, забрав оттуда щётку с пастой, которыми ещё и воспользоваться успел - это всё не так важно. Его в целом из всего набора юного натуралиста интересовала только собственная техника: рабочий ноутбук, зарядки от него и телефона, гарнитура, пауэрбанк удачно заряженный - остальное он, если что, купит где-нибудь по пути. На автомате подхватил сумку с зеркалкой и объективами, в конце концов, если он убьёт Ди в лесу, то может хотя бы оставить себе на память пару снимков этого неугомонного типа, чтобы, видимо, дрочить и плакать по не сбывшемуся. - К твоему сведению, я тебя ненавижу и подумываю переехать, а потом забыть сказать тебе адрес, чтобы больше ты не устраивал мне таких сюрпризов. И если там не будет связи - я тебя подушкой придушу. Пошли, пока мне квартиру не подожгли.

В этом не было никакого смысла, но этому Мур уже не удивлялся, нет, правда. Ди и смысл - вещи несовместимые, возможно, в детстве ещё были какие-то надежды, что у них сложатся отношения, но сейчас определённо нет. Сам Мур подрастерял весь свой юношеский авантюризм в процессе становления типичным офисным планктоном - времени и сил на подобные вещи не осталось, его максимум, видимо, вписаться в драку на кладбище и завалиться пьяным к Мендесу. Впрочем, ещё не вечер. Напоследок погладив кошку, Ричи буквально выставил из квартиры Ди, рукой направляя его восвояси из его мира подозрительного порядка, закрыл дверь на ключ и уже на ходу, рискуя навернуться с лестницы, стал писать матери, что ему срочно нужно уехать из города, а ей присмотреть за Матильдой - даже удивительно, что с таким подъёмом он что-то соображал.

Разойтись с соседями бортами без жертв, не сдав им при этом на поругание Ди, кажется, отвратительно довольного происходящим, оказалась чуть сложнее, чем он рассчитывал, но спасала репутация - никаких вечеринок у него дома и приличное резюме в виде неоднократной помощи соседям сыграли ему на руку. Но в машину он садился всё равно в состоянии близком к тупой злости, с трудом давя из себя жалкое подобие улыбки. Ближайшие полчаса он планировал молчать и гипнотизировать лобовое стекло молча, чем и занялся, выкрутив какое-то дурацкое радио на максимум. Утро вообще не его время. И милым он мог быть только проснувшись от запаха кофе или поцелуев, но уж точно не от подобных сюрпризов.

- Так, ладно, допустим, я справился с желанием тебе придушить. А теперь с чувством, толком и расстановкой расскажи о перспективах и что ты там выдумал - у тебя двадцать минут, а потом мне нужна остановка и нормальный вай фай, иначе я за себя не ручаюсь,- немного обдумав произошедшее Ричи поймал себя на том, что в целом это смешно. И, если в доме мечты Ди есть приличный интернет, то никто даже не заметит его отсутствия в городе - не спать по ночам и оставаться в себе он уже давно научился, так что это может быть даже забавно. Чисто теоретически. - И кофе. Я хочу кофе.

Отредактировано Richard Moore (2020-05-27 22:18:44)

+2

4

Ричи оказался таким ворчливым и совершенно неоткрытым к приключениям. Меня это немного смутило, но я списал на действительно ранний подъем и на то, что Мур до сих пор на меня злится из-за Джейев. У меня была привычка не замечать вещи, которые мне не нравятся. Я просто перелистывал страницу и двигался дальше. Я не зацикливался. Да и колеса, которые я глотал горстями сводили такие чувства как грусть практически до невозможности.

И пока Ричи пытается вежливо объясниться с соседями, обступившими мой арендованный пикап, я аккуратно отодвигаю одного из них, снимаю со своего любовника рюкзак и закидываю на задние сидение. Люди шумят, я виновато улыбаясь, забираюсь в тачку. Не понимаю чего они так все возбудились. Впрочем, забываю уже об этом через двадцать ударов сердца. Мур сидит надутый как шар, предпочитая слушать болтовню по радио, нежели мою. Я лишь мысленно усмехаюсь. Кажется, у меня появилась красивая, но очень капризная девушка. Даю по газам, ловко обгоняю нерасторопных автомобилистов. Я хорошо вожу под кайфом. Подвергать риску своих пассажиров я не привык. Но и плестись в хвосте утренних пробок тоже.

- А почему ты желал моей смерти? - спрашиваю я, усмехнувшись, когда Ричи наконец решает со мной заговорить. - Ну, мы поедем на озеро Тахо и хорошо проведем время. Конец! В субботу вечером выставка, где мне нужно будет посвятить своим лицом и даже два подтвержденных интервью. Про это я пока не говорю Муру, потому что не уверен, что хочу.

Мы выезжаем из Сакраменто. Траффик идет на убыль. Я могу спокойно гнать. Форд пикап, конечно, не Роллс-Ройс, но у него тоже есть свои прелести. Солнце уже начинает припекать, я закрываю окна и врубаю привычный мне холод, позволяющий мозгам окончательно не растекаться. Еще десяток миль и мы причаливаем к придорожному кафе, знаменитому своими чудесными вафлями. Кофе там тоже делают и причем весьма себе сносный.

Лето еще не началось, а я уже загорелый как черт. Солнце просто обожает мою кожу. Загар моментально цепляется на меня, так что к открытию сезона я уже смугл и невероятно хорош собой. И еще, на удивление, я единственный кудрявый в семье. Меня будто бы подбросили, хотя я видел детские фотографии отца, на которых у него вились кудри и между нами наблюдалась некая схожесть. В любом случае, такая шапка кудрей выделялась в толпе и привлекала дополнительное внимание. Мне то и дело улыбались какие-нибудь дамочки, а старушки отвешивали комплименты по поводу шевелюры. Как и сейчас, два мило завтракающих пенсионера мило улыбались в нашу с Ричи сторону. Его гнездо из волос на голове тоже выгодно выделяло из толпы.

- Ну, как вкусно тебе? Когда ты перестанешь негодовать и начнешь улыбаться? - спрашиваю я у Мура, откусывая вкусную горяченькую вафельку. Тот в свою очередь уткнулся в ноутбук и забывает завтракать.
Я думаю о спальне на мансарде деревянного домика, окна которой выходят на берег озера. О том как мы валяемся в кровати делая незначительные перерывы между сексом, разговорами, барбекю и купанием голышом. Конечно, все это можно было делать и у меня дома, но я решил разбавить удовольствие запахами костра и выловленной рыбы.
- Ты умеешь ловить рыбу? Нужно что-то насаживать на крючок. Все еще копают червяков для этого или их можно купить?
У меня были слабые познания в этой сфере, но если мы заедем в специальный магазин, то я знаю, что не удержусь от покупки сапог в стиле “охота и рыбалка”. Меня они всегда веселили на витринах подобных магазинов. Мечтал их примерить, а теперь выпала возможность еще и обладать ими.

+2

5

Полчаса гипнотизирования лобового стекла под бубнёж рандомного радио позволили Ричи выдохнуть и не вылить всё своё негодование и непонимание подобного подхода к планированию общего досуга тут же на Диего, который, кажется, в самом деле не понимал, что такого в том, чтобы подорваться куда-то рано утром в среду и пуститься во все тяжкие в поисках приключений. В принципе он и раньше догадывался, что жизнь вообще не имеет ничего общего со сказками или романтическими комедиями, изобилующие счастьем, радостью и умением слышать друг друга хотя бы в слащавом финале, которые он изредка смотрел вполглаза вместе с матерью, как и знал, что то, что его так привлекало в Ди, а именно импульсивность, нежелание думать о последствиях и эта его удивительное умение жить так, как будто сегодня последний день его жизни, рано или поздно станут и причиной его злости, просто потому что их жизнь была построена диаметрально по-разному. И Муру ведь это в самом деле нравилось, ровно до момента как от него требовалось изменить своим привычкам, забыть об обязательствах и идти на поводу чужих желаний, не отягощённых обдумыванием достаточно важных деталей. Справедливости ради, он вполне мог выставить Мендеса за дверь и захлопнуть её перед его носом, но он не стал этого делать осознанно - ему чертовски не хотелось обидеть это дитя рандома, да и от собственной правильности иногда натурально подташнивало. Вот только паническая мысль, что в лесу вообще редко где нормально ловит сигнал не отпускала и преимущественно во время взятой паузы он вместого того, чтобы справедливо злиться или, это, конечно, совсем уже глупо, обижаться, обдумывал как ему выкрутиться из сложившейся ситуации и желательно не потерять работу. Вариантов было не так много, надежда на то, что Диего всё-таки учёл наличие у него той самой пресловутой работы по-прежнему брезжила на горизонте, но ком в горле, сотканный из его раздражения никуда не делся.
Потому что в случае с Ди надежды на благоразумие всегда тщетны.

- Ты серьёзно сейчас?- если бы взглядом можно было убивать, то Ди бы уже рассыпался на микроэлементы, но, к счастью, наверное, суперсилы существовали только в мире лохов, ведущихся на шарлатанов, и киновселенной марвел. Не добившись желаемого, Мур грешным делом задумался насколько всё это сюрралистично и выдавил из себя смешок, нервно качая головой - как он вообще в это вляпался? - Ди, солнце моё,- ласковое обращение как признак приближающегося приступа бешенства - глубокий вдох, короткий выдох,- - ты в самом деле не понимаешь, что такого в твоём порыве провести половину рабочей недели в лесу? У меня нет слов, я.. У меня работа есть, понимаешь? Я должен быть, как минимум, на связи. У меня uat в понедельник, я весь в огне, блин,- берёт драматическую паузу в своём монологе имени призыва к порядке и сам себя останавливает, напоминая, что Диего навряд ли это интересно - последнее что они обсуждали это вот такие скучные вещи из чертовски скучной жизни по расписанию пять через два в жизни Ричи. И его в самом деле могут не понимать, ну и к чему сотрясать воздух? Все эти притирки были слишком бытовыми что ли, а в эту степь ему лезть не хотелось - это бы значило, что ему не просто не хочется терять Ди, но ещё и хочется прийти к некоторому консенсусу и в таких вот важных вопросах, касающихся сосуществования и мало чего имеющих общего с отношениями ни к чему не обязывающими. А это уже серьёзно, а всему серьёзному в отношениях он по-прежнему отчаянно говорил «нет». - Ладно, проехали. Но хотя бы осознать, что я не фанат просыпаться от "у тебя есть 10 минут на сборы", ты в состоянии? Я не против провести с тобой время и даже куда-то рвануть посередине недели, но это было бы неплохо как-то обсуждать заранее. Я не могу просто взять и уйти в загул - я не свободный художник, и я ненавижу ранее утро, я вообще не понимаю как ты умудряешься быть бодрым в такую рань,- отчаянно жестикулирует и чувствует себя идиотом и уже ничего не говорит по поводу гениального плана - силы стремились к минус бесконечности без честно заслуженного им кофеина.

Объяснять очевидное Ричи не нравится - ему это кажется настолько простым и понятным, что нужные слова не находятся, а сам он только зазря начинает заводиться: он уже в машине, согласился поехать чёрт знает куда и было бы недурно получить от всего происходящего удовольствие, чтобы в случае реальных проблем было бы хоть что вспоминать, утешаясь. Правда план Диего его не впечатлил - он был настолько куц, что в пору взвыть и задать риторической вопрос в стиле «и ради этого ты поднял меня ни свет, ни заря и выбесил моих соседей», но он благоразумно оставляет его в своей голове, чтобы, видимо, задать позже. Сам уже не знает, в порядке ли он и злится ли - вроде бы да, а вроде бы это всё ещё настолько не его, что в самом деле интересно, что дальше. Но в своих требованиях для дальнейшего существования уверен - кофе и вай фай.
На секунду задумывается насколько в трезвом рассудке Мендес, но быстро даёт заднюю, утешая себя тем, что он навряд ли бы сел под чем-то за руль. Ведь не сел бы?

- Мм, да вполне,- врать про вкус еды уже давно в привычках - слишком увлечён работой, чтобы в самом деле насладиться вафлями, зато кофе выпил моментально и тут же попросил ещё. Наверное, ему должно быть стыдно и за свою мрачность, и за то, что он в самом деле тут же потерялся в ноутбуке и чатах, едва поймал приличный вай фай, но ему не было. Он итак старался изо-всех сил разрулить все свои проблемы, чтобы перестать нервировать и себя, и, вероятно, Ди, правда тот навряд ли ценил его потуги, но Ричи и не ради похвалы старался. - Улыбаться?- на секунду оторвался от стучания по клавишам и поднял взгляд на Мендеса, задумчиво его разглядывая и прикидывая насколько он вообще хочет мстить за дерьмовое доброе утро. Получалось, что не очень, да и, чёрт, это мило - непроизвольная улыбка не считается за проигрыш в этой битве титанов. - Когда закончу с делами простых смертных, Ди. Тебе, кстати, кто-нибудь говорил, что в рассеянном свете ты похож на какого-то южного божка? Мистически красивого, и, возможно, пьющего по ночам кровь глупых влюблённых мальчиков - это бы, кстати, объяснило твой неестественный энтузиазм с утра,- прячет очередную улыбку за монитором, продолжив всячески умасливать самого толкового в команде в попытке убедить прикрыть его и не паниковать до вечера субботы - всё равно выходные должны были быть жаркими, так что ничего по сути не изменилось. С той стороны уже даже почти не сопротивлялись, но Ричи продолжал давить, оправдывая себя тем, что раз в полгода ребята могут и прикрыть его раздолбайство, в конце концов ситуации наоборот случались регулярно, хотя в целом по-прежнему был не в восторге от того, что сам же и делал - привычка держать руку на пульсе не исчезает вот так запросто. Что, впрочем, не помешало ему вскользь подумать, что фотоаппарат стоило взять с собой - такие кадры пропадают. Придорожные кафе всегда нравились ему своей атмосферой и снимки в подобных получались здоровские.

- Было дело, ездил на рыбалку с дедом пару раз и с друзьями одно время увлеклись, правда, чаще, конечно, напивались вхлам, чем рыбу ловили, но удочку держать умею. Правда мне больше нравилось снимать ребят, чем возиться с лесками, крючками и стоять по колено в воде. Чего тебя вообще к природе потянуло?- аккуратно закрывает ноутбук, всё ещё неуверенный, что вообще готов к подобным подвигам, и, сложив на нём руки, с интересом смотрит на юного натуралиста, который, в отличие от него, умудрился загореть и, кажется, привлекал восхищённые взгляды к своей шевелюре - удивительно насколько он не в состоянии быть незаметным. - Можно просто ловить на креветок или сладкую кукурузу. Но, если есть желание, то можешь и червяков накопать - я с удовольствием посмотрю на тебя с лопатой,- издевается немного, но оправдывается тем, что всё ещё не постиг дзена и невольно косится на вибрирующий браслет, профессионально навскидку определяя насколько важны новые сообщения.

- Ты вообще рыбачил когда-нибудь? Или ищешь новых впечатлений?- выполняет своё обещание и честно улыбается, просто потому что это всё смешно. Два ребёнка городских джунглей едут на природу без должного опыта и вообще какого-либо инвентаря. Если бы что-то подобное устраивал сам Ричи, он бы, конечно, сперва прошерстил интернет на предмет всяких полезностей и потратил на это минимум пару вечеров, но сейчас ему откровенно не хотелось портить авантюру Ди - в конце концов навряд ли произойдёт что-то ужасное, максимум ничего не поймают, получат немного травм, да и всё. Не так уж и критично. - Я вроде разобрался с работой, так что можем ехать дальше, натуралист. Ты, к слову, скаутом в детстве быть не мечтал или ограничился мусорщиком?- приличия ради съедает приличный кусочек вафли, попутно допивая вторую чашку кофе. Настроение, как ни странно, начало колебаться где-то между «средней паршивости» и «в целом ничего», всячески пытаясь прыгнуть выше заданных параметров. - За руль пустишь?

Ричи в самом деле старается не быть обузой для Ди - это не так просто, как может показаться, но он в целом отходчивый и вообще не понимает как злиться на обладателя горячей испанской крови - его непосредственность сводила на нет все внутренние возмущения Мура. Всё происходящее, конечно, страшная дичь по его меркам и он бы с удовольствием ограничился внезапным утренним визитом и приятным продолжением, но решения принимал здесь явно не он - это на самом деле было самым странным для него в их отношениях и оттого крайне привлекательным. Обычно именно он держал в своих руках бразды правления, а с Ди буквально всегда был ведомым и не сказать, что его это расстраивало.
Главное и в этот раз не пожалеть о своей мягкости по отношению к Мендесу и его безумным идеям.

+1

6

Пока Ричи пялился в ноутбук, я пялился по сторонам. Несмотря на то, что это придорожное кафе, посетителей в нем было немало: путешествующие пенсионеры, бережно держащие друг друга за руку, парочка матёрых дальнобойщиков, сидящие за разными столиками, очень шумная китайская семья с бесконечным количеством непоседливых детей, подозрительный дядька с рыжими усами, беременная женщина с другой беременной женщиной, мужчина с двумя сыновьями и даже одинокий трансвестит в розовом парике. Публика действительно выглядела очень колоритно. Я знал об этом месте, потому что много лет назад я приезжал сюда на завтрак после ночных героиновых забегов в мотете «Пруденс». Вафельная ещё существовала, а вот существование Рут было под большим вопросом. И поэтому когда Мур заговорил о том, что в рассеянном свете я напоминаю ему божка, мое сердце болезненно сжалось.
- Да, - отзываюсь я, немного задумчиво. - Был один человек, который меня так называл.
Я столько лет не помнил о Рут, чтобы сегодня ее имя раскатом грома отозвалось в моей голове. С ней была связана моя темная страница истории, которую мало кто знает. Даже моя сестра Фелисити, которая знает обо мне больше других. И про Рут я никому не рассказывал. Никогда. Но я не избавился от этих воспоминаний, а просто хранил их глубоко в себе, в том месте, куда я никого не пускал.  На мгновение мне даже показалось, что я снова вижу Рут здесь -  ее тонкую фигуру, острые ключицы и большие выразительные глаза на уставшем лице. Где она сейчас? Бьется ли ее отважное сердце?

Официантка, не молодая краснощёкая женщина, приносит Ричи новую дозу кофеина. Он впивается в неё, как наркоман. Меня это умиляет. Я понимаю его чувство. Мой взгляд скользит по его запястьям. Мне кажется я влюбляюсь в них снова и снова. Моя маленькая одержимость - его  руки, моя большая - все остальное.
- С чего ты решил, что там куда мы едем, есть лес? Ты его уже несколько раз упомянул. Мы едем на озеро, а не в лес. Хотя, - призадумываюсь я, - лес там тоже есть. Очень много леса. Буду тебя пугать им. Ричи, смотри, лес!!!
Последнюю фразу я произношу слишком громко. На нас даже оборачиваются. Но я делаю невозмутимое лицо, так что все вопросительные взгляды автоматом переадресоваются Муру.

Хорошо, что Ричи закончил дела и смог поведать мне историю о приключениях на рыбалке с дедом. Только я не понял напивался ли Мур на рыбалке в хлам с дедом и друзьями его деда или же это были две независящие друг от друга истории. Ах, да. Там ещё были ребята, которых он зачем-то или на что-то снимал. Я уже говорил, что из-за принимаемых веществ мне чаще всего бывает очень сложно сконцентрироваться?
- Здесь я с тобой согласен, - заявляю я. -  Снимать ребят мне тоже нравится больше, чем насаживать червяков на крюк. Хотя, насаживаться мне тоже нравится, но не червяков.
Загадочно поигрываю бровями.

Мы заканчиваем завтрак и возвращаемся к арендованному пикапу. Мур почему-то хочет сесть за руль. Я не возражаю. Врубаю навигатор. На нем до пункта Б нам ещё ехать почти сотню миль. Это два часа при средней скорости. Скорей всего на такой Ричи и водит.
- Знаешь, - говорю я, изучая маршрут. - Кажется, нам нужно заехать за креветками, сладкой кукурузой или же лопатой. Что первое найдём, то и купим.
Через десять миль на карте встречается заправка с небольшим супермаркетом. Это наш шанс.

- И, кстати, я был скаутом. А вот твой брат… Тайлер, - решаю все-таки не торопить события и не называть Джейя его братом. - … не был. Его не взяли. Мама не отпустила или он просто проебался. Я уже точно не помню. Но я ездил пару раз в эти летние скаутские лагеря. Там такое творилось. Все трогали друг друга в палатках. И я тоже трогал. И был потроган,- мечтательно вспоминаю я свою первую парную дрочку. Он тоже был испанцем. Нас это как-то слишком быстро сплотило. Так что вместо разжигания костра, я научился будучи скаутом, разжигать страсть. Мы, кстати, до сих пор с ним общаемся, хотя он и женат.

Браслет Мура то и дело присылал оповещалки, пару раз ему даже позвонили. Я и раньше замечал, что он очень популярный, но сегодня утром наблюдался какой-то невиданный взлёт. Видно было, что Ричи не может расслабиться из-за этой работы. Мне хотелось поскорее оказаться с ним вне зоны доступа, чтобы от моего пирата все наконец-то отстали.
- Ты такой популярный сотрудник. Возможно, даже популярнее моего брата. А он работает хирургом и вечно носит при себе этот забавный больничный пейджер. Но лицо у него при этом расслабленное, как у Тибетского монаха. Хотя, это может быть потому, что его невеста Иветт хорошо ему отсасывает. Марко постоянно упоминает этот ее исключительный навык. Причём так говорит об этом, что мне даже самому интересно становится. Он думает, что если они с Иветт поженятся, то она перестанет делать такие шикарные минеты. И станет менее развязанной в постели. Не знаю почему, но Марко в этом уверен. И, видимо, поэтому он не торопится делать ей предложение уже почти семь лет.
Вместо того, чтобы рассказывать Ричи о себе, я рассказываю ему о своих родственниках. Заметил за собой такую тенденцию. Просто у меня их много.
- Я могу быть твоей секретуткой отвечать на звонки или  посылать голосовые сообщения в твои рабочие чатики очень томным голосом.

Супермаркет нас разочаровал. Он был маленькими, а ассортимент весьма скудным. Вместо креветок были замороженные мидии, вместо сладкой кукурузы - карамельный попкорн, а вместо лопаты - грабли. Я смотрел на эти находки очень растеряно. Пытаясь понять они нам нужны или скорее не нужны.
- Может быть возьмём попкорн? Он хотя бы вкусный. Может и рыбы его любят. Я сейчас погуглю.
Гуглю как моя бабка Розита: «Гугл, скажи, пожалуйста, можно ли ловить рыбу на карамельный попкорн? Спасибо.»

+2

7

Ричи растерянно улыбается обернувшимся на них посетителям, всем своим видом пытаясь дать понять, что он вообще не при делах, но никто ему не верит (актёр из него так себе, а вот из Ди явно получше) - пожалуй, не будь ему так смешно, то было бы уже чертовски неловко. Но он то ли не проснулся даже после двух чашек приличного, к слову, кофе, то ли уже и вовсе смирился с тем, что иначе быть не может, но в любом случае не чувствовал себя не в своей тарелке, оказываясь в центре чужого пристального внимания, правда шебутному парню за своим столиком всё равно подарил взгляд, обычно адресуемый нашкодившей кошке, что-то вроде «ты меня расстраиваешь, но я всё равно тебя люблю». Хорошо хоть не попытался почесать за ушком по привычке, ограничившись осуждающим качанием головы и поднятыми уголками губ. Объяснять Ди, что он не боится леса смысла не было, по большому счёту тому было без разницы: боится он или в предвкушении от пары дней наедине с природой, живностью, клещами и прочими радостями жизни вне города. И то, что его это не напрягало - это просто удачное стечение обстоятельств, не более того.

- Иногда мне кажется, что ты вообще меня не слушаешь, но так даже интереснее. А про твои вкусы я уже всё понял, не переживай, но я говорил про фотоснимки,- умение опошлить даже историю из детства - это талант, определённо. Ричи даже не против, хотя последнее время всё чаще замечал, что разговаривает как будто со стеной или каким-нибудь недоделанным искусственным интеллектом - ответы по крайней мере у Ди были иногда в духе гугл переводчика. Ничего непонятно, но очень интересно.

Ричи и сам не знает, зачем ему было садиться за руль, учитывая, что рабочий день никто не отменял и его отчаянно пытались найти, не гнушаясь ни звонить, ни расстреливать пулемётными очередями сообщений - иногда ему казалось, что даже после его смерти ему бы названивали в попытках уточнить детали и разрешить внутренний конфликт отделов. До сих пор не решил нравится ему это или просто уже привык к тому, что его постоянно разрывают на много маленьких Муров, но, по крайней мере пока, менять работу не собирался, даже не смотря на наличие в его руках перспективного бизнеса, благодаря которому он столько лет жил припеваюче - страшно заляпаться в чужой гнили, хотя казалось бы куда уж больше. В какой-то момент сам для себя решил, что его наличие за рулём вполне себе оправдание пропажи из сети, да и мелькнувшая мысль, что Ди больно бодрый для утра, учитывая его образ жизни, не отпускала. Сам он водил неплохо, но не часто - сперва привыкал, но быстро вспомнил что и как - это почти как с велосипедом, и ехал чуть быстрее средней скорости потока, предпочитая обгонять совсем уж медленных индивидов и не особо порываясь вступить в армию гонщиков. Лучше уж он будет живым, чем крутым, да и поздновато было выделываться перед Диего, в попытках продать набить себе цену - уже успел показать и лучшие, и худшие стороны себя, что уж там.

- Если вообще что-то найдём,- за нездоровый оптимизм в их дуэте отвечал не он, так что всё вполне справедливо. Неубиваемый энтузиазм Ди, наверное, был по-своему заразителен, правда на Ричи не действовал - он ограничивался беспрецедентным согласием практически на любые глупости, но ещё и быть при этом воодушевлённым отказывался. Его вклад в общее дело и так велик. - У меня нет брата, Ди, как и сестры, но к Тайлеру, как к твоему другу я отношусь максимально нейтрально насколько вообще это возможно, так что не парься,- когда-то он даже мечтал о большой и дружной семье, но с этим не сложилось чуть больше, чем полностью, и сейчас он к подобным переменам готов определённо не был и, как ему показалось, вторая сторона конфликты была с ним солидарна. То, что было в пределах нормы для Диего, вовсе не помещалось в узкие границы нормального в мире Мура и ему бы не хотелось вообще об этом говорить ближайшую вечность, а лучше вообще никогда, но что-то ему подсказывало, что его молчание будет воспринято превратно. А ни на что кроме как молчаливое согласие, что у Ди есть друзья, которые ему не нравятся по понятным причинам, сам Мур соглашаться не планировал, и под таким углом его вообще не волновало с кем общается Мендес, когда не с ним. Дружить семьями у них всё равно навряд ли получится. - И я надеюсь, что ты хотя бы научился в этих лагерях разжигать костёр, а не только анатомию изучал.

Надежды были не слишком серьёзными - в целом это ничего не меняло, да и вообще мало волновало самого Ричи. Гораздо больше интереса у него вызывала удивительная способность Мендеса говорить без умолку, но не рассказывать ровным счётом ничего про себя, если не задавать ему прямых вопросов, предварительно прижав к стенке. Это, конечно, было взаимно - Мур был собеседником и того хуже, он ещё к тому же и не мог генерировать бесконечные рассказы про родственников, друзей и ещё каких-то людей. Но всё равно это нет-нет, но цепляло за живое, распаляя интерес к его персоне в принципе и заставляя задуматься насколько ему в самом деле не без разницы, но не в достаточной мере, чтобы в самом деле пытаться что-то менять. И так неплохо. По крайней мере он точно успеет узнать кучу личной информации о семье Диего до того, как он в самом деле встретится, если вообще, конечно, встретится и не будет чувствовать себя странно - сомнительная, но польза.

- У нас с твоим братом сильно разная специфика работы, так что сравнивать нашу популярность как-то глупо. И ты не думал, что он просто боится обязательств?- по крайней мере Ричи бы медлил именно поэтому на месте Марко - это ведь в самом деле страшно, всегда есть шанс облажаться как хорошо известно кто, а далеко не каждый к этому готов. Но разводить полемику глупо, а версия с шикарным минетом и отсутствием развязности после заключения брака звучит в разы веселее. Паркуясь, он чуть не сносит бампер арендованной машине, впечатлившись чужим предложением - вот ему только секретаря в лице Ди не хватало сегодня, да и в целом в будущем, но вовремя бьёт по тормозам и делает вид, что ничего не произошло. - Я, конечно, благодарен тебе за потенциальную помощь, но всё же откажусь. Не хочу делить тебя со своими коллегами - они не заслужили такого счастья.

Ричи, правда, не уверен, что он тоже заслужил и главное за какие грехи, но оставляет свои сомнения при себе, покорно шествуя следом за Ди в маркет, попутно залипая в телефон и чуть не впилившись из-за него в плохо открывающуюся стеклянную дверь лбом, но, к счастью, обошлось - хватит с него и гордого звания пирата. Улов у них был так себе, что и требовалось доказать, но злорадствовать Ричи не стал, на самом деле он даже немного сочувствовал разочаровавшемуся в ассортименте и может быть жизни на целых полминуты Ди. Хотя его идеи по-прежнему отдавали лёгкой степенью безумия.

- Попкорн нравится мне, так что всё равно можем взять. А рыб можно прикормить на хлеб, ну и попробовать поймать тоже - в конце концов, не думаю, что в арендованном тобой доме не найдётся хотя бы мелкой лопаты, так что не отчаивайся,- вовремя отвлекается от работы, чтобы привлечь к себе занятого общением с гуглом, Мендеса и, с трудом не смеясь, запечатлел на его виске целомудренный поцелуй - ему в целом плевать на любопытную публику захолустной заправки, но как-то ситуация не располагала. - Бери всё и поехали.

Если честно, он уже устал от скорости смены декораций и дороги в целом, и, снова сев за руль, ощутимо ускорился - хотелось уже достичь цели и наконец-то понять насколько всё плохо (на всякий случай уже написал, что ему срочно пришлось сорваться к престарелой тёте и там могут быть сложности со связью - доверяй, но подстраховывайся). Гадать и предполагать порядком надоело - работать с фактами приятнее и проще, кому вообще по нраву висеть в невесомости, не понимая что к чему и что дальше? Впрочем, возможно, Ди как раз из таких.

- Если верить навигатору, то осталось не пропустить поворот и минут двадцать по лесной дороге, надеюсь, что твой форд не подведёт,- свернув с условно адекватной асфальтовой дороги, отстёгивается, чтобы лучше видеть картину перед собой и сосредоточенно объезжает всё, что вызывало у него сомнения, к счастью, дождей не было и непроходимых луж не наблюдалось. Почти не обращает внимания на заткнувшийся браслет, малодушно предположив, что либо сел, либо ребята сами справляются, но чувство, что его развели всё равно осталось. Двадцать минут растягиваются на все сорок, но это уже выглядит как вызов его терпению и, ну надо же, перед ним вырастает в самом деле приличный дом, смотрящий тёмными окнами прямо на озеро с небольшой пристанью и одинокой лодкой. Ричи задумчиво молчит, упершись в руль ладонями, пытаясь навскидку оценить стоимость их отпуска - цифры получаются несимпатичные, а спрашивать глупо. Ловит себя на мысли, что, кажется, в результате недалеко ушёл от матери в своих предпочтениях и оказался практически в её роли, только без ребёнка и другой семьи у Ди.
По крайней мере он надеялся, что у него нет жены и целого выводка детей.

- Красиво,- глушит двигатель, вылезает из машины, тут же встряхивая порядком уставшие от сидения ноги, и даже делает попытку размять позвоночник, наклоняясь вправо-влево. Тело как будто деревянное, хотя, казалось бы, всего пара часов в дороге. - Дом впечатляет, конечно, но ты, как хочешь, а я к озеру. Люблю воду.

Очень простая арифметика: внутренний интерьер он в любом случае успеет осмотреть и всячески изучить, а вот полюбоваться озером, бликующим от солнца, не факт - погода переменчивая штука. Не ждёт ответа Ди, хотя ему кажется, что он его знает, и направляется прямиком к озеру, неспешно спускаясь с пригорка. На самом деле ему всегда нравилось выезжать куда-то на природу - лесной воздух пьянил, солнце не воспринималось как проклятье, бьющее в глаза и мешающее спать дальше, да и в целом просто спокойно - только вне города его покидало чувство, что он о чём-то забыл. Ещё и птицы поют. Чем не повод для благостного настроения?

Замирает на краю пристани, сложив руки на груди и с интересом оглядывая местные просторы: здесь в самом деле красиво. И это, пожалуй, примиряет его со всем, что успело выбесить с утра пораньше.

+1

8

Гугл отвечает мне какую-то белиберду, а вот Ричи вспоминает старый добрый способ ловли рыбы на хлеб. Мне он кажется немного сомнительным. Поэтому я покупаю самый дорогой хлеб в этом мини маркете - цельнозерновой, обогащенный какими-то витаминами. Так у нас есть хоть какой-то шанс привлечь рыбу, потому что она навряд ли купится на обыкновенную дешевую булку. Решаю не озвучивать свои предположения вслух, чтобы не дать повод Муру постебаться надо мной. Он итак говорит, мол, бери все и поехали. И хорошо, что все - оказалось не полностью ассортимент магазина.
Женщина на кассе смотрит с ухмылкой на наши странные покупки - замороженные мидии, попкорн, грабли и элитный хлеб. Решаю смутить ее еще больше.
- Мне еще две упаковки презервативов и киндер яйцо для этого мальчика, - киваю в сторону Ричи, уткнувшегося в рабочие чатики.
- Обычные или со вкусом?
А тетка оказалась не промах. Вызов принят. Вступаю с ней в словесный батл.
- А есть ментоловые? - интересуюсь я.
- Любите экстрим?
- Ну, что вы!? Тогда бы я вообще их не покупал.
Сходимся с кассиршей на ничьей и я беру две разные упаковки.

- Побалуемся земляничкой, - говорю я Муру, закидывая презервативы в пакет с продуктами. Он снова садиться за руль и везет нас в конечный пункт со скоростью добропорядочной старушенции. Я никак это не комментирую. Ричи, кажется, перестает бурчать и начинает втягиваться в наши приключения.
- Блядь! Я грабли там оставил! Оплатил и забыл! - начинаю неистово смеяться. -Почему ты их не взял? Ну, ладно. В пизду их!

Мы сворачиваем с асфальтированной дороги на проселочную, а затем и вовсе колесим вдоль леса. Природа очень кайфовая. Солнце уже начало припекать. И приятно пахнет хвоей. В общем, красота. К тому же, браслет и мобильник Мура наконец-то замолчал. Это мы въехали в зону бермудского треугольника. Мне было пофигу. Я обычно никому не нужен кроме менеджера Кита и моих друзей-обрыганов. Кажется, я даже зарядку с собой не взял. Зато краем глаза подглядел, когда Ричи строчил кому-то, что уехал к своей престарелой тетке и может выпасть в астрал. Немного обидно осознавать, что эта тетка вообще-то я.

Приехали. Мур, как мальчишка выпрыгивает из машины и бежит к воде. Я пользуюсь этим моментом, чтобы глотнуть новых колес. У меня с собой много всего интересного. Кое с чем, я даже планирую поделиться с Ричи. Например, каким-нибудь безобидным экстази, который поможет ему расслабиться. Многие же их юзают просто, чтобы оторваться. По поводу своего регулярного употребления наркотиков у меня была такая же позиция, как и с собственной бисексуальностью. Я не прятал ее, но и не афишировал открыто. Кто поймет, тот знает. Это касалось и моей семьи. Родители притворялись, что не не знают, братья-сестры делились на тех, кто догадывается и на тех, кто в теме. В общем, все просто. Мама в детстве боялась применять ко мне термин "особенный ребенок", потому что из таких детей вырастают "особенные взрослые", а это, вроде, как полная чушь. Короче, я жил с не поставленным диагнозом. Кого-то заставлял страдать, кого-то делал счастливым.

В этом конкретном доме я раньше не бывал, но он выглядел миленько. Наверное, даже лучше предыдущих. Они вроде как были неподалеку, но достаточно далеко, чтобы почувствовать уединение: насыпной песчаный пляж, деревянный причал и даже обещанная на фотке лодка. Даже как-то чересчур романтично. Главное, чтобы Ричи не подумал, что я один из этих.
- Возможно, здесь есть комары, - говорю я загадочным голосом и щипаю ногтями кожу Мура. Он стоит на краю причала, я обнимаю его сзади. Хорошо, что сейчас не закат. Иначе, пришлось бы ему признаваться в любви. Замечаю в воде рыбу. Это хороший знак. Разуваюсь и сажусь на прогретый солнцем причал. Опускаю ноги в воду. Она ледяная. Она такая даже летом, максимально прогреваясь только до двадцати двух градусов. Не поплаваешь. Тахо - высокогорное пресное озеро с кристально прозрачной водой.
- Я тут подумал, если мы все-таки наловим рыбы, то что будем с ней делать? Ты умеешь ее потрошить и все дела? И как мы поймем, что ее можно есть? Я тут скачал по дороге приложение, которое распознает рыбу по фотке и сразу советует рецептик. У него правда ужасные отзывы.
Лодка была, кстати, с мотором, а не с веслами. Накрыта тентом от дождей. Будет круто на ней поплавать. Мне уже прежде приходилось управлять подобным плавсредством. Так что с удовольствием побуду капитаном.
- Пойдем посмотрим дом и разгрузим пакеты с продуктами. Я взял переносной холодильник, нужно закинуть его содержимое в морозилку.

+1

9

К выкрутасам Ди относится философски, предпочитая наблюдать со стороны и не вступать в очередные переговоры с террористом, наверное, как-то так себя ощущают матери, глядя на то, как их малолетнее чадо творит дичь, искренне радуясь тому, что получается в итоге. Ричи, конечно, не находил в себе даже намёка на гордость за безумное чадо, как и желания навлиять или, даже подумать смешно, воспитать из него приличного человека, но в принципе не имел ничего против - кто-то же должен веселиться, верно? Видимо, человек, сообщивший миру, что противоположности притягиваются что-то да понимал и совсем неважно, что скорее всего он говорил про частицы и вообще плевать хотел на людей. Возможно, если бы Муру пришло в голову сесть и проанализировать собственные мотивации, он бы ужаснулся, но, к счастью, видимо, на подобные глупости ему банально не хватало времени - работа, попытки вникнуть в дела доставшегося ему бизнеса, психологическая помощь матери, глушение своих чувств алкоголем и бесцельным блужданием по улицам и бара родного города, собственно сам Ди, проносящийся ураганом по всем его делам и смешивающий карты - слишком много дел для каких-то жалких двадцати четырёх часов в сутках.
Да и роль наблюдателя, вовлечённого в странное иммерсивное шоу, его полностью устраивала, особенно эмоциональная составляющая.

- Есть ощущение, что комарам моей крови не достанется - всю выпьешь ты,- ощутимый щипок возвращает обратно в привычное русло безостановочного движения, разгоняя иллюзии, что он в самом деле сможет отдохнуть и выдохнуть. Нет, ну как-то он, конечно, перезагрузится - всё-таки смена обстановки всегда работает безотказно, но определённо не так, как он привык. Никакой ему тишины, покоя и гармонии с собой. Уж точно не в смену Ди. Не расстраивается, конечно, знал на что соглашался - улыбается искренне и немного блаженно, попавшись в чужие руки и задумчиво кусает губы. Он в принципе ничего не ждёт от этих трёх внезапных дней отдыха - ничего не планируй и будешь счастлив, ведь нет ничего хуже разбитых о берега действительности сладких на вкус ожиданий. И просто плывёт по течению, не цепляясь отчаянно за берега и зазря бултыхясь, теряя силы в попытках переть против неостановимой силы чужого энтузиазма - это настолько безнадёжно, что просто непозволительно.

- Да вроде разделывал рыбу, так что, наверное, вспомню. Но если что гугл нам в помощь, не думаю, что мы настолько безнадёжны, что не сможем расправиться под чутким руководством какого-нибудь рыбака, любящего посветить лицом на видео,- остаётся стоять, с интересом наблюдая за болтающим ногами в воде Мендесом - что-то ему подсказывает, что температура воды ни разу не подходящая для купания, но собственный скепсис придерживает до поры до времени - по-прежнему не хочет быть тем парнем, что портит абсолютно любые начинания, выступая в роли здравого смысла. Во-первых, это бессмысленно, во-вторых, ему на самом деле интересно, что ещё может прийти в голову Диего - это почти рубрика эксперименты, но без вероятности летального исхода от случайного взрыва. Ну, по крайней мере, он на это надеялся. - И я сомневаюсь, что здесь водится что-то несъедобное. Чур, готовлю не я.

Почти наверняка уверен, что у Ди получится лучше, по крайней мере он не будет париться из-за того, что следовать рецепту от и до банально не получается. Хотя, конечно, в то, что они что-то поймают не верит - рыбылка требует тишины и неподвижности, а у Диего с этим очевидные проблемы, нет, даже не так, он просто безнадёжен. Так что просто малодушно не думает о том, что разделывал рыбу один несчастный раз в жизни и очень смутно помнит, как это вообще - вера в великий гугл в нём неискоренима. За всеми этими разговорами вспоминает о так подозрительно заткнувшихся уведомлениях - по-прежнему подозревает что что-то здесь не так, но решает проверить что к чему уже в доме - в нём ещё брезжит свет надежды, что он зазря напрягается.

- Ну, пойдём, натуралист. А за птичками вести наблюдения будем? О, давай вечером разведём костёр - я всё ещё надеюсь, что в этих твоих скаутских лагерях ты научился чему-то полезному,- издевается, конечно, но идея ему нравится всё равно. По крайней мере костёр развести у них хотя бы был адекватный шанс, в отличие от поимки настоящей рыбы, достойной того, чтобы тратить на неё и силы время в попытках приготовить. - Как водичка?

Совершенно не против делать что-то логичное - разбор продуктов явно подходил под это описание. Вытаскивает из машины рюкзак, закидывая за спину, на плечо сумку с зеркалкой, из багажника вытаскивает тройку пакетов, оставляя Ди право гордо нести переносной холодильник, оставшийся пакет и набор сумасшедшего, оставшийся на заднем сидении - до сих пор не знает, зачем им мидии, какой-то супер-пупер хлеб и едва живой киндер сюрприз. С презервативами хотя бы всё понятно, хотя торги в маркете всё равно не оценил - не видит особой разницы, но предпочитает политику невмешательства и дальше - чем бы дитя не тешилось, как говорится.

Дом внутри выглядит примерно так, как Ричи себе и представил, но он бы не расстроился, даже если бы они оказались в какой-нибудь едва живой хибаре - так было бы даже интереснее, но ничего против комфорта не имеет. Вот не ему, конечно, прибедняться и бить себя пяткой в грудь, крича, что ему плевать где и как жить - это откровенная ложь. Промахивается с комнатой, оказавшись вместо кухни в гостиной с камином, петляет немного и выходит всё-таки на кухню, ставя пакеты на кафель и сгружая тут же собственную поклажу. В доме прохладно и продукты от лишних десяти минут без холодильник явно не испортятся. Запрыгивает на островок посередине святая святых любителей творить съедобные шедевры, предпочитая высоко сидеть и далеко глядеть в ожидании когда к нему присоединиться Ди. Вспоминает, что давно не проверял как там ребята, пусть они и вроде как молчат - это ничего не значит, достаёт телефон и тупо пялится в экран.
Связи нет. Вообще. Задумчиво перезагружает смартфон, чувствуя как внутри снова поднимает голову бессмысленная злость.
Всё ещё нет связи.

- Ди, а у тебя здесь ловит?- говорит громко, но нарочито спокойно в пустоту, хотя так и тянет разораться, в принципе знает ответ и так, но изо-всех сил пытается держать себя в руках, хотя мысль психануть, забрать ключи от форда и свалить в закат, а в субботу может быть вернуться за любителем острых ощущений, кажется ему справедливее его тяги быть мягким, милым и удобным. Бездумно листает остатки непрочитанных сообщений и устало трёт переносицу, одновременно пытаясь считать до десяти и дышать, как учил какой-то дурацкий ролик про управление гневом. - Да, блять,- он был морально готов к тому, что будет сидеть с lte или искать, где тут ловит получше, но вот к такому дерьму, пожалуй, не был. Чужая непосредственность и отношение к его работе на самом деле неприятно бьют поддых - не понимает было ли это заранее запланированным условным предательством или случайность. Всё его благодушие, навеянное дорогой, местной природой и красивейшим озером испарилось по мановению волшебной палочки. Кладёт телефон рядом с собой и упирается руками в края тумбы, на которой восседает, цепляясь в них сильнее, чем того требовала ситуация - злится. - Надеюсь, что это шутка.

+1

10

Мне было приятно от того, что Ричи довольно быстро проникся природой и атмосферой единения с ней. Он даже возжелал разжечь вечером костер. Я, в свою очередь, пообещал рассказать страшные истории, чтобы он ночью боялся пойти поссать. Перед домом симпатичная терраса с зоной для барбекю. Здесь можно с комфортом пожарить на углях рыбу или мясо. Аренда всего этого стоила почти космических денег, но я заплатил их, не задумываясь. Я всегда так поступал с тем, что приносит удовольствие. Навряд ли я долго проживу, учитывая мои пагубные пристрастия, поэтому я делал то, что мне хочется. А то что не хочется, старался не делать.

- Вода ледяная, так что если я в угаре туда сунусь, просьба меня остановить. Хотя в доме должна быть сауна. Если заморочиться, то можно ей воспользоваться, а потом сигануть в озеро.

Дом внутри мне понравился. Небольшой, идеально чистый, с камином в гостиной, просторной кухней и даже островком, на который сразу же взгромоздился Мур, пока я, как хозяюшка, закидывал бухло и продукты в холодильник. Не знаю зачем я это делал. Просто почувствовал какую-то ответственность, которая меня не раздражала. К тому же Ричи был занят поиском сети. Не рыболовной. Мой мобильный болтался в кармане шорт. Я вытащил его и положил на столешницу. Сеть ловила, а вот интернет показывал всего пару палок. Обновил фейсбук. Все подгрузилось. Не так быстро, как в городе, но все же.
- У меня работает. Инет тоже почти есть. Если хочешь, вруби переадресацию на мой телефон, - пожал плечами я, а затем откупорил бутылочку с пивом. Холодненьким и очень вкусненьким. Ненадолго завис, любуясь красотами из окна. Озеро уходило в горизонт. Будто бы оно море.

Было около полудня. Можно было покататься на лодке, попытаться поймать рыбу или просто прогуляться по округе, но не заходя далеко. Таблички на въезде предупреждали, что в лесу могут встретиться медведи. Еще был альтернативный вариант - осмотреть спальню и зависнуть в ней. Вообще их было здесь несколько. Одна внизу и козырная на втором этаже с мансардной крышей.
Откупориваю вторую бутылку с пивом и ставлю ее перед Ричи. Находясь рядом с ним, мне крайне сложно сдерживать свои интимные желания. От этого парня всегда исходит бешеная сексуальная энергия. И было у меня подозрение, что он об этом даже не подразумевает. У меня случались помехи на канале, как только я видел Мура. Он выглядел сексуально даже, когда просто чем-то занимался, замкнувшись на предмете или в своих мыслях.

- И когда у тебя обеденный перерыв? -  спрашиваю я, немного заскучав. Я бы никогда не смог работать в офисе. Поэтому я сразу отъехал от подобного. Я не стал работать на отца и с трудом просидел пару месяцев в архитектурном бюро, специализирующемся на реставрации исторических памятников и культурных объектов. Хотя от меня там все кипятком писали. Но я не мог жить в системе и подчиняться расписанию. Это делало меня несчастным и злым.
Распечатываю упаковку с презервативами. Вскрываю один из них, подношу к носу, пытаясь почувствовать запах земляники. Ничего. Касаюсь кончиком языка. Действительно присутствует вкус. Но если не знать какой именно, то так и не поймешь. Не представляю при каких действиях мы сможем ощутить этот вкус. Даже будь я или Ричи девицами. Призадумался. Решил спросить у пирата.
- Не хочешь попробовать?
Такой, знаете ли, неоднозначный вопрос. Кидаю ему вскрытую упаковку. Забираю свою пиво и иду знакомиться со спальнями. Первая - рядом с гостиной. Очень даже неплоха. Поднимаюсь по лестнице наверх. Спальня здесь действительно радует глаз. Ничего лишнего - большая кровать размером king size, две тумбочки и окна в стене и в крыше. Невероятно светло. Разуваюсь, забираюсь на кровать. Приканчиваю пиво в два лотка и распластываюсь на кровати огромной морской звездой.

+1

11

Принимает к сведению, что Ди планирует быть в угаре и надеется, что в воду того всё же не потянет, даже не сомневается, что приобщится к его веселью - как-то речь не заходила про отношение к тому, чем балуется этот парень, но для себя уже успел решить, что хотел бы обойтись малой кровью, ограничившись старым добрым алкоголем. Сам не знает откуда в нём всё это пуританское, но уверен, что ему в самом деле не стоит. Не с его нагрузкой и неумением скидывать стресс простыми способами вроде спорта, секса или банального отдыха - почти уверен, что втянется. На удивление чертовски не самоуверен в вопросах зависимостей, в отличие от многих, наверное, сказывается опыт: так давно безуспешно бегает от всевозможных привязанностей, что уже наверняка знает, что безнадёжен. К слову, торнадо имени Мендеса в его жизни тому подтверждение. Что он там говорил любым отношениям, начинающим смахивать на что-то большее нежели секс без обязательств? То то и оно. А тут, конечно, секс в приоритете, но надо быть полным идиотом, чтобы не заметить, что связи гораздо прочнее, чем планировались.
Ричард Мур чертовски слабоволен и не в меру труслив, когда дело касается каких-то роковых решений. Но хотя бы признаёт за собой подобные недостатки, потому, наверное, и жив ещё.

- Огонь, спасибо,- тревога и злость отступают - может быть помог счёт до пятидести или его отходчивость, впадать в попытки самоанализа всё равно не собирается. Настраивает себе точку доступа через выданный ему телефон и задумчиво листает едва живые уведомления, то и дело откровенно пялясь на хозяйничающего по кухне Ди. Картинка приятна глазу и он вовсе не пытается скрыть своего интереса - заняться ему больше нечем. В собственной слабости перед чужим телом расписался ещё в первую встречу и обратно забирать своих слов не собирался. Ему нравится наблюдать, запоминать и хранить в своей голове такие бытовые сюжеты - по-прежнему раздумывает над тем, чтобы уговорить Ди побыть его моделью, только вот не хочет постановочных кадров, а как провернуть с ним что-то более живое, да при этом ещё не отвлечься в процессе на него же, запоров всю сессию, не справившись с неуёмным желанием коснуться и владеть - не придумал.

- Сейчас посмотрю, как там дела у команды и прервусь,- салютует любезно открытой бутылкой пива и прикладывается к горлышку, улыбаясь вполне искренне, беззаботно болтая ногами - за то, что сидит на тумбе, конечно же, не стыдно. Всегда мечтал о подобной роскоши на кухне, как раз для того, чтобы на ней гордо восседать - мечта на ближайшие три дня исполнилась и он не собирался упускать свой шанс. Отставляет бутылку, взлохмачивает и так беспорядочно лежащие пряди, непонимающе наблюдает за Ди и его странными развлечениями - никогда не был в восторге от презервативов со вкусом, но допускал, что кому-то они могут нравится. Ошибался, видимо. - Может быть позже,- ни черта не понимает, но рефлекторно ловит брошенную пачку, с сомнением разглядывая её содержимое - даже запаха толком не чувствует, пожимает плечами и кладёт рядом с бутылкой - как-нибудь потом.

Провожает взглядом спину Мендесу и в одиночестве проверяет почту и скайп, мысленно ликуя, что его не так уж и забомбили вопросами и просьба о помощи - хороший знак. Залипает, теряя счёт времени, но если верить часам справляется с рабочей рутиной минут за сорок - по его меркам быстро, по меркам любящего резкую смену событий Ди, наверное, ужасно долго. Ловит себя на чувстве вины за собственную правильность, пытается отмахнуться, но быстро сдаётся, откладывая телефон и сползая с островка. Задумчиво смотрит на кухню, зачем-то пытаясь прикинуть стоимость - ни черта не смыслит в кухонном гарнитуре, но решает, что этот точно стоит недешёво, хмыкает, отпинывает сумку-холодильник подальше от его старшего брата, пряча от случайных взоров за барными стульями и покидает единственную изученную им комнату с чувством выполненного долга, недопитой бутылкой пива в руках и пачкой презервативов заднем кармане джинсов в поисках подозрительно затихшего Ди.

Плутает по комнатам, толком ни черта не запоминая, очередная дурная привычка в его ассортименте - когда-нибудь ему это аукнется. Подмечает светлость комнат и думает, что был бы не прочь жить в таком доме всегда - улыбается мечтательно и продолжает поиски. Даже не удивляется, что находит Диего в комнате на втором этаже - не он один любит оказываться повыше. Останавливается в дверном проёме и приваливается к косяку, любуясь - кто ему запретит, верно?

- Заскучал?- не извиняется, считая, что это было бы уже слишком, хватит и того, что он старается быть с свободолюбивым художником на одной волне. В конце концов он не обязан перестраиваться ради него, верно? Впрочем как и Ди ради него. Никаких обязательств, никаких обещаний, только подозрительные привязанности о наличии которых говорить у них не принято. Допивает пиво в пару глотков и проходит к кровати, попутно отставив на тумбочку пустую тару и сняв кроссовки через задник. - На потолке что-то интересное?

Падает рядом, пытаясь найти на потолке что-то, на что можно было долго смотреть, но терпит фиаско и переворачивается на бок, укладываясь на чужом плече и обнимая. Светло, тепло, уютно. Вполне доволен своим обеденным перерывом и не спешит обещать, что больше не планирует сегодня работать, вместо этого просто наслаждается моментом, предпочитая словам касания, привычно ища тепла под чужой футболкой - жалеет, что недостаточно талантлив, чтобы наваять скульптуру по памяти.

- Принёс тебе десерт - в заднем кармане, если интересно,- шутка глупая, но его всё устраивает.

Ни черта не знает о чём им говорить, учитывая, что ни один из них не спешит делиться личным, не употребив предварительно лишнего. Так вроде бы проще, но в целом не очень удобно - слушать про родственников Ди надоело, говорить про работу не хочет. Упоминать общих знакомых в лице Джеев язык не поворачивается - мысленно объявляет этот дом свободной от них зоной. Поэтому находит самый простой способ быть искренним и в тоже время не отягощать друг друга лишним - проверенный и вполне устраивающий обоих.
Впрочем, просто ненавязчиво касаться и лежать рядом в тишине его тоже устраивает - он вообще не слишком привередлив, чтобы там уже на его счёт не решил Ди.

+1

12

Удивительно, но я находил себе занятия даже в пустой комнате, при выключенном телевизоре и отсутствии телефона. Мне редко было скучно с самим собой, особенно, если я под наркотиками. В такие моменты я просто проваливался в свой глубокий внутренний мир, перебирал воспоминания, создавал события минувших дней или моделировал новые. Еще я думал о Ричи: о том, что чувствую к нему и о своих желаниях, связанных с ним. Практически с первого дня нашего знакомства я ощутил, то как быстро привязываюсь, испытываю потребность видеть его, говорить с ним, прикасаться. Эмоции, связанные с Муром меня очень волновали. Я пытался разобраться, как отношусь к ним и что мне делать, если зависимость станет невыносимо сильной. Меня не пугало состоянии влюбленности, наоборот, мне нравилось ее испытывать. Проблема была в другом - в том, что рано или поздно Ричи от меня уйдет. Это неизбежно. Стоит людям капнуть меня чуть глубже, как их ожидания начинают разбиваться о несоответствия. И то, что я скрываю от Мура свою наркозависимость -  это ведь вопрос времени. Просто он сам не употребляет, иначе раскусил бы меня в два счета. Я знаю, что если он попросит, то я все равно не брошу. Ничего не изменится. И тогда он уйдет. Наши отношения лишь вопрос времени. Я знаю об этом. И хочу наслаждаться сегодняшним днем, который мы проводим вместе, хотя и в разных комнатах.

Кажется, я приснул, когда услышал голос Ричи над своим ухом. Он забрался на кровать и привычно мило устроил свою голову на моем плече. Вместе с ним в комнату проник аромат его парфюма, который я теперь всегда буду ассоциировать с Муром. Я поворачиваю голову, чтобы увидеть улыбку на его лице, а заодно уткнуться носом в шевелюру, пахнущую шампунем. Зеваю, блаженно ерзаю рядом, а затем замираю, изучая мансардный потолок, острым углом уходящим к небу. Руки Ричи, тем временем, забираются мне под футболку. Они прохладны, но быстро согревается от исходящего от меня жара. Потому что я знойный зной. Лежу кайфую. Думаю, что одно мое неосторожное действие, и мы надолго застрянем в постели. Мы оба уже не мальчики, особенно я, но непоколебимая тяга к телу друг друга нас не оставляет в покое.

- Ага, томился в разлуке, - усмехаюсь я. - Потолок классный. Обожаю эти пирамиды неправильной формы. Знаешь, кто их придумал? Начинаю рассказывать, не дожидаясь ответа. - В семнадцатом веке жил такой французский архитектор -  Франсуа Мансар. Он придумал как благоустроить помещение, которое находилось под крышей замка королевской свиты в Блуа. Они так охуели от счастья, что назвали этот дизайн-проект в его честь «мансардой».
Наверное, было странно слышать от меня какие-то серьезные исторические справки, но я действительно шарил в архитектуре и во многих видах искусства. Знания довольно легко попадали в мою голову и без труда там задерживались. У меня были таланты, иначе бы даже семейные деньги и отцовские связи не помогли мне поступить туда, где я учился. А мои работы не выставлялись бы на именитых выставках международного масштаба. Художник должен быть голодным - так гласит всеми известная истина. Мой голод не был физическим, я голодал душевно, растворяя себя и свою жизнь в наркотиках. С момента появления на свет я был немного безумен. Наркотики - позволяли мне адаптироваться к окружающему миру. По крайней мере, я так считаю.

- Посмотрим, что там у тебя, - улыбаюсь я, ощупывая рукой задницу Ричи. - Земляничный десерт. Хочешь меня им накормить или чтобы я накормил им тебя?
Нападаю на Мура со своими слюняво-страстными поцелуями. Терзаю его губы, терроризирую его язык своим настойчивым  вторжением. Параллельно вытаскиваю из заднего кармана Ричи, разорванную мной ранее, пачку с презервативами. Ту самую, что приобрел в придорожном супермаркете с результате словесного батла с юморной кассиршей. Достаю из нее упаковку с презервативом и вкладываю ее в ладонь Ричи. Я не против смены ролей, если этого хочет партнер. Я за первоклассный секс, когда всем его участникам одинаково кайфово. Но Мур в праве решать сам, чего он хочет и когда. Снимаю с него футболку, еще сильней взлохмачивая его раскидистую прическу. Затем проделываю тоже самое с собой и ложусь на него сверху. До здравствует магия обнаженных тел, которые безудержно трутся друг о друга!

Отредактировано Diego Méndez (2020-06-02 19:24:47)

+1

13

Слишком много думать вредно - это факт. Всегда есть риск наткнуться на что-то такое в собственной голове, что захочется забиться в тёмный угол, закрыть глаза, зажать уши и притвориться, что ничего этого не было. Ричи часто натыкался на подобное, поэтому и уничтожал себя, работая на износ, теряясь в людях, в хобби, напиваясь. Что угодно, лишь бы мысли не были такими громкими. Звон колоколов по собственному спокойствию ему не нравился. Но мысли всегда возвращались. Про отца, про семью, про мать, про то кто он и что делает, в конце концов про Диего - про него и вовсе всё чаще и чаще.

На самом деле он и до сегодня уже раздумывал не раз над тем, что с появлением в его жизни Ди, всё стало слишком стремительным рядом с ним (порой настолько чересчур, что сводило крепко сжатые зубы в приступе неконтролируемого раздражения) и тусклым, обыденным может, стоит ему скрыться за дверью, кинув на прощание какую-нибудь двусмысленность. И сегодня в целом не было исключением. Но как бы Ричи не был хорош в аналитике - в расчленении собственных эмоций, мотивов и привязанностей был до ужаса непрофессионален и, если лез в эти дебри, то резал по живому, спеша убрать всё якобы лишнее, мешающее быть уверенным в том, что будет завтра, послезавтра и даже через месяц. По сути своей Мендес был от и до этим самым лишним - с ним он не мог быть уверенным даже в следующем часе, речи о далеко идущих планах даже не шло. Это напрягало. Вызывало внутреннее отторжение, но интерес к чуждому ему побеждал. Да и немало было в нём самоуверенности, мол, успеет соскочить, если почувствует, что без стало ощутимо тоскливее, чем с и будет совсем не больно, он же профессионал в подобном - чистой воды самообман.
А признавать собственный стратегический провал неприятно - проще игнорировать и делать вид, что всё так и задумано.

Стоило задумываться о том, что влип и пора сбегать, как всегда и делал, когда выбрал его в качестве своего контакта на случай пиздеца в жизни - ехал к незнакомцу, но не смог ничего из себя выдавить, ведь терять и забывать так отчаянно не хотелось. Или когда закрыл глаза на сомнительную попытку примирить непримиримое - такие вещи для него на самом деле не пустяк, это вторжение на закрытые территории, недопустимая дерзость, но такая приятная лично ему в исполнении Диего. Безболезненно соскочить он бы мог разве что сильно раньше - не сейчас. Сейчас он проглатывал чужие идеи, даже те, от которых начинало потряхивать, искал причину примириться, пытался подстроиться, отчаянно это отрицая, и чувствовал слабые уколы вины за собственную размеренную жизнь и взвешенные решения. Искал в этом чудаке утешения, тепла и подтверждения, что он существует, получая в ответ желаемое - неважно, что вслух не было произнесено ни разу запрещённое слово на букву «л». Тянул руки беззаботно, не боясь обжечься, почти не пытался казаться лучшей версией себя, пусть по мелочи пока, но всё это как снежный ком, прощал больше, чем доброй половине людей из своей жизни, не переставал хотеть большего и раздумывал над тем, что хотел бы знать больше и о нём, а не его семье -  правда вслух просил больше в шутку, чем настаивая. И может быть даже говорить о себе. Трусил, правда, и давал заднюю, выбирая тишину и язык тела. Но факты на лицо.
И это в целом совсем и не страшно, вот только привязываться к незнакомцу, как и пытаться в нём потеряться, прячась от себя и всей херни, что с ним случилась -  плохой план.
Вообще на план не похоже, если уж быть честным с самим собой до конца.
И ничего такого в его еженедельнике записано не было.

В его планы на миллион вообще не входило что-то такое, немало отдающее безумием с обеих сторон, пусть и в разном формате. И проблема ведь не в Мендесе. Впрочем без его напористости, отношения к жизни, любви к авантюрам и способности жить даже не днём, а как будто текущим часом, ничего бы не случилось - как бы Мур сам себе не пытался врать, пропал он именно из-за этого. Злился на него по тем же причинам, но желание хоть с кем-то отпустить ситуацию и быть ведомым было сильнее всего прочего. Такая лёгкая форма мазохизма: не может так жить, но очень хочет, чтобы научили - показали, что так тоже можно. Вот, Ричи, смотри: можно не нести ответственность за себя и человека рядом, не держать руку на пульсе, быть, а не казаться. Необязательно быть атлантом, держащим небо.
Диего, наверное, и сам не знал, что он делает, но делал.
И всё же план на ближайшую пятилетку был совсем иным.

Впрочем, ничего из произошедшего за последние два месяца он не планировал. Ни единого хоть как-то значимого события. Всё давно вышло из-под контроля и у него не было возможности это как-то исправить. Это пугало. До накатывающей волнами тревожности, купируемой проверенными таблетками или верным другом алкоголем в паре с бесцельными шатаниями по городу, заканчивающимися плохо. Это не было нормой, но он правда был не в силах что-то глобально изменить, мог только адаптироваться, как в детстве, подстроиться и делать вид, что знает, куда его несёт - у него даже неплохо получалось. Единственная переменная, над которой у него была хоть какая-то власть - это, собственно, Диего, но она была настолько мнимой эта самая власть, что было бы недурно об этом не забывать.
Но он забывал.
И делал вид, что всё ещё что-то решает, уступая буквально во всём.
Так глупо. Но так приятно быть хотя бы иногда глупцом.

Слишком много думает не о том, снова и снова возвращаясь к точке невозврата «всё под контролем», разрешает себе быть хоть идиотом, хоть кем - от пары дней в чужой шкуре ведь ничего не изменится, теряется в ощущении тепла рядом, ни черта не понимает, удивляется только, что новая история не про людей, которых он не знает, а про архитектуру - не сомневается, что Ди как минимум гений в том, что делает, но немного сбит с толку темой разговора. Сам ничего про мансарды не знает и просто жмурится, теряясь в моменте, где он не одинок и в самом деле существует. Кивает невпопад и снова возвращается к тому, что был бы не прочь узнать что-то ещё, почти готов играть в правду или действие, но уверен, что его тут же отправят прыгать в озеро или что похуже - возможно, оно того не стоит.
Или стоит.

Ничего не успевает ответить - снова. Знает, что плывёт - опять. Сложно держаться берегов под горячими руками, будучи во власти чужой тяги к овладению прекрасным. Сдаётся быстро, отвечает на поцелуй искренне - страстно. Пытается не улыбаться в чужие губы - терпит фиаско. Не удивляется даже тому, как быстро он лишается одежды, пусть и не всей. Рассеянно сжимает вложенную в руку упаковку и просто смотрит, снова и снова пытаясь запомнить каждую деталь, выжечь на сетчатке - закрывает глаза и образ всё равно неполный. Обнимает нежно, крепко, терпко, сам не знает зачем собирается остановиться - как будто проверяет сам себя на прочность, хотя знает, что в чужих руках осыпается битым стеклом. Отчаянно качает головой, ни на что не соглашается и прерывает свой обет молчания.

- У меня есть идея лучше,- снова смотрит, облизывает губы немного нервно, смеётся, перекатывается вместе с единственным ураганом, названным не женским именем, по кровати, оказываясь сверху и с комфортом устраиваясь верхом, выпрямляясь, упираясь ладонями в чужую грудь. Диего, наверное, посчитает его за динамщика. Но ему почему-то правда важно попытаться снова прижать его к стене и вытянуть что-то личное. В последний раз его так накрыло, когда он был пьян, как какой-то школьник и ни черта не понимал. Так просто, так сложно. Так иногда нелогично. Так страшно пытаться рассказать что-то о себе - внутри привычный тугой комок сомнений. Ехал сюда, думая, что не говорить о себе - удобно. Прослушал лекцию о мансардах и поломался. Так разве бывает? Не пытается искать первопричину, предлагает свою дурацкую идею, как будто прыгая с обрыва - хотя это всего-навсего шалость. - Давай сыграем в правду или действие?

От собственной неуверенности смешно, но скорее неловко. Быть им вообще не всегда удобно - проще быть тем идеальным парнем, с чьей личиной почти сросся. Вот только у того парня нет всех этих сложносочинённых душевных проблем, нет тяги к саморазрушению, нет седативных и снотворного возле кровати, нет странного наследия, нет озлобленных родственников, нет сожалений. И его партия не должна была быть свободным художником, неспособным застывать во времени. Там всё проще. Понятнее. Структурировано.
Но у него всё на самом деле не так.
Вскользь думает, что почему-то уверен, что с Диего не встретит старость в любом случае и может быть поэтому так хочет быть честным. Странно это всё.

- Например, правда.

Улыбается светло, но немного растерянно. Не удивится, если Ди не поймёт, может быть даже не расстроится.

+1

14

Ричи - хитрый жук. Вот он совсем не кажется мне простым. У него столько всего творится в лохматой голове. Мне нравится его рассудительность и в каком-то роде застенчивость тоже нравится. И то как он со мной справляется, сдерживая мою напористость, сумасбродство и местами неадекватность. Жаль, что и у Мура есть предел. Я знаю, что однажды он не выдержит. Мне от этого тревожно и горько. В такие моменты я крепко прижимаю его к себе, как бы демонстрируя, что ему не вырваться. Ведь я не желаю его отпускать.
Ищу наслаждения в его губах, сползаю языком вниз по горячей шее, ласкаю им нежные бусинки сосков. Мне так хочется, чтобы это никогда не кончалось. Думать запрещено. Мысль - преступление, мыслящий - преступник. Возможное - это река или море, сдерживаемые плотиной. Невозможное - это река или море, лишенные плотин и оказавшиеся во власти бури. Буря - это я. Зато я могу быть уверенным, что абсолютно все женщины и мужчины уступают Ричи лишь по причине его улыбки, и никто об этом не знает, даже он сам. Истинный герб каждого - это его лицо. А еще Ричи, в отличие от меня, очень повезло родиться нормальным. Нормальным - в моем понимании. И мне хочется наслаждаться этим счастьем, потому что я понимаю, что это случайность. Мы все рождаемся со своим грехом, главное, чтобы последнее слово осталось не за ним.

- Ты играешь нечестно, - говорю я, когда Ричи задвигает идею с сексом, предлагая поиграть в игру, в которую точно не следует играть на трезвую голову. Может все плохо закончится. Я примерно представляю, какие вопросы посыплются в мой адрес и я не слишком готов к ним. С другой стороны, из этого дома далеко не убежишь. Связь почти не ловит, в лесу медведи, прямо перед домом озеро с ледяной водой. Но мне так нравится Мур, оседлавший мои бедра с таким независимым видом. Тяну его за петельку на джинсах, но тот держится крепко, упирается в мою грудь ладонями, не падает.
- Что будем делать с тем, если нам не понравится правда? Что тогда? Насколько далеко ты готов зайти в своих желаниях? - спрашиваю его совершенно серьезно. Хотя понимаю, что иногда сложно понять шучу я или нет.
Расстегиваю пуговицу на его штанах. Хочу видеть эти красивые линии тела, уходящие вниз. У меня, к слову, не стоит. И навряд ли будет, пока не выветрится то, что я принял. Поэтому я и предложил поменяться местами. Ну, в том числе и поэтому. Ладно, в действительности с моим организмом может произойти все что угодно. Тем более, что на Ричи мой член реагирует как-то по особенному.
- Не боишься, значит? Или не думаешь?
Мур выбирает правду. В голову приходит вопрос, который я еще когда-то хотел спросить, но он был не к месту, да и не особо важен, хоть и любопытен. Возвращаю улыбку на свое лицо. Это немного расслабляет Ричи. Я чувствую.
- Расскажи про свой первый раз с парнем и последний. Тот, кто был до меня. Хотя, нет. Про последний не надо. Вдруг он был вчера, - смеюсь я. К тому же это уже тема про измены и все такое, а я не хочу ее затрагивать. Я и моногамность - сложно совместимые понятия. Безусловно сейчас у меня наблюдается сдвиг в этом направлении из-за всецелом увлечением Ричи. Но это не значит, что я никого не целовал в промежутках. Хотя я ни с кем и не трахался, кроме него, насколько помню. Но мало ли. Вдруг об этом помнят другие.
- Хочу прямо во всех деталях. Сколько тебе было, как это произошло и что ты чувствовал.

+1

15

Чужую претензию принимает как похвалу - думает, что учился у лучшего жулика в этом доме, но вслух не произносит, предпочтя комплименту чаевые в виде лукавого и немного самодовольного взгляда. Ему не стыдно за свою авантюру - в сутках двадцать четыре часа и время для сбрасывания сексуального напряжения определённо найдётся. Всегда, по крайней мере, находилось. Это всё пустяки. Впереди маленькая вечность в глуши, где даже его работа не могла должны образом помешать - пока прогрузятся все вопли о помощи, они успеют устать друг от друга. Сейчас даже немного рад, что его сотовый оператор оказался столь недальновиден и не протянул вышки так, чтобы покрыть окрестности озера Тахо - бесконечные уведомления бы отвлекали и ничего бы не вышло. Наслаждается моментом, мнимой властью, слушает внимательно, подумывает назидательно убрать от себя вездесущие руки, но решает, что сильный и независимый - справится и с подобными препятствиями на пути к искомой им истине. Условно страшной тайне: кто же такой Диего?

- Может быть всё будет в порядке?- пожимает плечами, скрывая собственные сомнения - отлично понимает на что ему мягко намекают, но услышать призыв к отступлению не желает. Если уж начал, то хотел бы продолжить - знает, что правда может не понравится, как и примерно представляет о чём спрашивать не стоит. Просто потому что ответы не могут ему понравится априори, лучше продолжать догадываться, чем знать как оно на самом деле или пытаться понять соврали ли ему, вопреки названию игры - совсем не хочет своей инициативой загубить всё на корню, не ищет причин сбежать и не возвращаться. Всего-навсего хочет узнать человека от чьих рук терялся во времени и пространстве получше. Разве это преступление? - Можем ввести стоп-слово, например, камбала - ты же любишь рыб? Если слишком... просто слишком, значит, камбала,- улыбается ещё шире, почти позабыв обо всём что было до и своих сомнениях. В тонкостях чужой идеологии не разобрался до конца, но изо-всех сил старался равняться на эксперта в подобной религии. Здесь и сейчас - что-то такое, кажется.

- Не боюсь,- качает головой, всем собой отрицая страх, сидящий где-то под рёбрами. Мерзкий, холодный наощупь. Страх, что не справится и снова попытается вильнуть, как тогда в доме у Ди. Страх, что узнает лишнее. Страх, что шалость и желание быть ближе не только физически станет роковым. Сам предложил играть в игру, где в названии есть слово «правда» и начал со лжи. Очень в его стиле. Продолжает игнорировать чужие поползновения закончить игру, не начав, смотрит с лёгким осуждением, когда его тянут на себя, как и когда магическим образом - ловкость рук и никакого мошенничества - его джинсы оказываются расстёгнутыми. Упрямо держит военный нейтралитет в вопросах близости - сложно, но можно потерпеть. В конце концов ожидание всегда делает момент икс острее.

- А почему именно с парнем? Девушек не воспринимаешь как конкуренцию? Или уверен в том, что я стопроцентный гей? Это немного обидно, знаешь ли,- шутит, конечно, ни черта ему не обидно. В целом ему без разницы, что думает на этот счёт Ди - давно не сидит в шкафу и просто позволяет себе наслаждаться красивыми людьми. За это ему никогда не было стыдно. И навряд ли когда-нибудь вдруг станет. - Вчера никого не было, если тебе интересно,- впрочем, как и позавчера, и месяц назад, и даже два. Знает, что дело не в Ди и пресловутой верности, просто так сложилось, но с другой стороны они эту скользкую тему измен, недоизмен и предательств никогда не обсуждали. Чем вообще только занимались? Раздумывает недолго над тем, чтобы сказать, как было и уточнить, что не ждёт от Ди воздержания вне его общества, но всё же решает, что слишком серьёзная тема и аккуратно съезжает к сути заданного вопроса. Которому, в целом, не удивился. - Прям со всеми деталями, мм. Мне было девятнадцать,- помнит в общих чертах, но над деталями всерьёз задумывается. Чуть ёрзает на Ди, устраиваясь поудобнее и на время размышлений отводит взгляд на потолок, снова покусывая нижнюю губу, как привык делать в моменты раздумий - смотреть на Ди не боится, просто  тот слишком отвлекает собой и мешает углубиться в воспоминания.

- Его звали Чарли. Он был рыжий, с россыпью веснушек по всему телу и очень красивый. Не как голливудские звёзды, а иначе, не знаю, как объяснить, просто поверь на слово. Кажется, я заметил его в столовой в универе, ну, знаешь, он сильно выделялся на общем фоне, и сам предложил его отснять для своего портфолио. Не знаю почему он не отказался и не сказал, что я чудак, возможно, изначально не думал, что я притащусь к нему с целой сумкой техники и серьёзным намерением отснять шедевр, типа подкаты у меня такие нелепые,-, смеётся недолго, смотрит уже в глаза Ди, а не на потолок, пусть и немного расфокусировано, восстанавливая события давно минувших дней по крупицам, может быть даже немного приукрашивая. Тогда для него всё было ново и слишком быстро, сейчас кажется, что это всё, конечно, нелепо. - Но я в самом деле планировал запечатлеть его и ничего больше. Ну и, в общем, фотосессия закончилась своеобразно. Мне тогда нравилось работать с водой, так что мой первый раз с парнем был в ванной, такой типа угловой, он жильё снимал какое-то модное. Сейчас мне, конечно, смешно, но тогда это казалось не так уж и дико - парень спустя полчаса моих страданий над ним и стенаний, что он зажат и это просто катастрофа, перестал зажиматься и позволил мне увидеть скрытую в нём тоску и какую-то бескрайнюю нежность, ну и, кажется, немного не так понял мои комплименты -  не то, чтобы я жалел, но всё же был немного сбит с толку, оказавшись в чужих руках, в воде и самозабвенно целуясь. Но, за тот час, что я снимал, я, в общем-то, успел влюбиться и в целом меня всё устраивало. Я вообще падок на красивых людей, вот таких, чтобы необычных и удивительных - могу влюбиться за пять минут, но обычно держу себя в руках и на самом деле, если прошу сделать пару снимков, то без задней мысли - это просто бонус,- решает не уточнять, что в Диего тоже успел влюбиться не так чтобы до старости лет, а здесь и сейчас минут за десять нахождения на опасно малых расстояниях - пусть сам догадывается. Не смущается своих сомнительных приключений, как и не считает нужным уточнять, что Чарли не единственная его модель, с которой всё закончилось постелью, хотя это и так очевидно. В конце концов, его об этом не спрашивали, верно? - В общем, было мокро. Чарли был со мной очень нежен, ну я и не скрывал, что в подобной ситуации впервые, как и откровенно не был против, в целом я рассчитывал оказаться сверху, но меня не спрашивали. Он был.. хорош. Помню долгую прелюдию, не помню ни боли, ни отторжения какого-то, ничего такого, чтобы оттолкнуло - мне сейчас вообще кажется, что, если бы меня не тормозили, я бы сам себе навредил, спеша. Да и всё, наверное. А, нет, помню ещё, что потерялся в его веснушках, пытаясь как-то отвлечься, чтобы замедлиться, и нашёл себя уже в кровати под одеялом. Наверное, нужно было больше спать, чтобы не вырубаться от переизбытка эмоций.

Замолкает, немного потерявшись в воспоминаниях, всплывает из глубин сознания и смотрит уже на Ди, а не мимо, улыбается загадочно и надеется, что полностью удовлетворил чужой интерес. Знает, что немного сжульничал, говоря больше обо всём, что было до, а не отвечая прямо на вопрос, но он правда помнит мало. Воспоминания смазанные. А вот Чарли помнит хорошо и даже знает, где лежат те снимки - парочка в самом деле были удачными. Он бы мог лучше, если бы они ещё немного потерпели, но не сложилось. Мягко опирается на руки, смещая вес, чувствует, что малость перестарался с самокопанием - теперь игнорировать жар тела под собой ещё сложнее. Но пока справляется.

- Доволен? Или жаждешь знать все позы и сколько раз?- не намерен вспоминать, но это не повод не поддеть. Ему немного смешно от того, что его могли спросить о чём угодно, а предпочли узнать про потерянного во времени рыжего парня и его таланты. Но у всех свои интересы. - Правда или действие?

Отредактировано Richard Moore (2020-06-04 20:57:50)

+1

16

Есть у Ричи черта, которую я успел подметить - если он что-то вобьет себе в голову, то обязательно доведет до конца. Не отступится на половине дороги, не махнет рукой. Вот и сейчас, он решил, что мы не будем трахаться, а будем играем в игру, и уже ничего с этим не поделаешь. Это стоп-слово "камбала". Помню, что это какая-то супер-смешная плоская рыба с выпученными глазами, а вот где она водится не помню. Ну, допустим. Слушаю его рассказ очень внимательно, демонстрируя небывалую способность к концентрации внимания, хотя руки все равно у меня шаловливые. Они трогают рассказчика за соски, скользят по пояснице, залезают к нему в штаны, застегивают и расстегивают молнию на них. Это даже не совсем они, а наркотики, которые я принял. Они отвлекают меня, а я отвлекаю Ричи.
- Я спрашиваю про парня, потому что я парень,  - ну такая себе странная логика, хотя и полностью в моем стиле. Я просто не знаю ориентацию Ричи. Гей ли он, или же девушки ему тоже интересны. По сути, это было неважно, но интересно. У меня сексуальные контакты с представителями своего пола происходили гораздо реже. Наверное, я все же больше предпочитал девчонок, а может быть, они просто попадались мне чаще и тем самым портили статистику. Гомосексуальный половой акт имеет ряд сложностей. Его нельзя, например, начать в любую секунду. Вставить свою палку, потыкаться ей и ништяк - оргазм. Не то, чтобы меня пугали подобные трудности, просто для гомосекса нужно прямо очень сильно возжелать человека. Потому что непосредственно к самому сексу можно приступить после соответствующего петтинга и определенных манипуляций. Опять-таки, нужно расслабиться и никуда не торопиться. Возможно, это только мои заморочки, но я так видел всю эту картину. Причем неважно сверху ты или снизу. У меня было по всякому, но я редко предпочитал оказываться снизу. Хотя вот с Ричи мне было интересно попробовать поменяться местами. Мне кажется, что он будет невероятно хорош, если, конечно, согласится.

Мур рассказывает о Чарли, а я отчетливо представляю себе этого рыжего парня, покрытого конопушками. И то, каким сладеньким кусочком был Ричи в свои девятнадцать. А еще я вспомнил свой первый раз. Внимание! Он был с Тайлером. Я ведь даже и забыл. Так давно это было. Мне было восемнадцать, мы тусили с моим лучшим другом, баловались алкоголем. Я уже тогда начал употреблять героин, поэтому многие воспоминания потерлись из памяти. Тай, естественно, ничего не знал. Мы просто зависали, а потом произошло то, что произошло. У него уже был похожий опыт, а мне было интересно попробовать. Тайлер потом боялся, что это как-то скажется на нашей дружбе, но я дал понять, что не нужно из-за этого парится. Его член, однократно побывавший в моей заднице, никогда не сможет разрушить наш крепкий дружеский союз. Потом, правда, спустя шесть лет, мы снова повторили, но больше ни-ни. А еще Ричи вообще не нужно про это знать. И если он спросит у меня в ответочку, то я совру. Тай был первым у меня, а я был первым у Татум. И только сейчас до меня дошло, что я трахался со всеми Джеями. Ведь Ричи же отчасти тоже Джей...

- О, я тоже падок на красивых людей! - восклицаю я, восторженно подмечая наше сходство. А еще я слаб на передок, но об этом молчу. Просто улыбаюсь. Широко и задиристо. - И вы типо были в ванне прям или стоя? Не самые удобные условия для первого раза, но забавно. И где сейчас этот Чарли? А, блин, я уже не могу больше задавать вопросы. Типо моя очередь.

Я приподнимаюсь, чтобы просто лизнуть Мура в губы, а затем возвращаюсь обратно на свои лопатки.

- Я выбираю действие! Понятно тебе? - смеюсь я. Мне вот ничего не впадло сделать, ну, только если Ричи не попросит меня отвалить и не мешать ему работать… Но тогда я его привяжу к кровати и накажу телесно за такие действия. Я боюсь правды. У меня, как-то сильно много всего, о чем я не хочу рассказывать, особенно, Ричи. Хотя, я верю, что он не будет копать так глубоко. И потом, у меня всегда есть камбала.
Выжидающе смотрю на Мура, готовясь выполнять, то что ему придет в голову.

Отредактировано Diego Méndez (2020-06-05 01:54:15)

+1

17

Чужая логика - потёмки, но, наверное, в этом что-то есть: спрашивать про парней, потому что сам парень. Ричи в целом не жалко - из собственных предпочтений и вроде бы личной жизни тайны никогда не делал. Не понимал, какая разница кого любить и кем быть любимым, если все она по сути из одного теста. С агрессией и неприятием не сталкивалась, но и не афишировал, так чтобы громко и с табуретки - никогда не был в рядах, отстаивающих собственные права на любовь. Вечно был занят чем-то другим, как будто более важным. Никогда не задумывался над тем, что могло бы быть как-то иначе. Привычно держался своих понимающих людей и отмахивался от вопросов про семью и детей, даже не задумываясь. Не уверен, с кем просыпался чаще - никогда не думал, что это в самом деле стоит его внимания. С годами ничего не изменилось. И Ди улыбается искренне, принимая его падкость на красивых людей - понимает его прекрасно. Никогда, наверное, не насытится разнообразием человеческих лиц и тел, впрочем, ему вполне хватало права запечатлеть и оставить себе на память - не всё так плохо. Глазами любить проще, быстрее и безопаснее. Никто не поставит в укор быстро затухнувшую страсть. Объектив между ним и краткими влюблённостями как лучший способ защиты от боли, недопонимания и собственных демонов, в лица которых смотреть не хочет.

- Ты слишком любопытный. Только давай вот не будем повторять - сомневаюсь, что сейчас я после таких экспериментов в ванной, проснусь бодрячком и встану с кровати без помощи друга,- смеётся, конечно, но смутно припоминает, что даже тогда, когда спина меньше уставала от постоянного сидения за столом, да и сам вёл в разы более активный образ жизни, тело ломило пару дней после. Жалеть, конечно, не жалел, но задумался. - И да, ты не можешь, но я, так и быть отвечу,- от чужого умения сбить с мысли - внутри щекотно. Улыбается немного мечтательно, облизывает губы задумчиво, но остаётся непреклонен. Упрямство чаще всего мешает, но сегодня, пожалуй, самый верный его помощник - иначе бы давно уже сдался. Может быть даже до первого кона этой глупой детской игры, в которой обычно все вопросы только про секс, а действия - лютая дичь, которую по трезвости совершали только самые отбитые. Но ему она нужна для другого. Очень нужна. И он не сдаётся. - И так, и так. Но в ванной неудобно - жёстко, да и рост у нас неподходящий. А Чарли - не знаю, мы с ним в универе пересекались ещё пару раз, как минимум, я ему отдавал снимки, да и всё на этом. Если бы не моя мания, мы бы вообще никогда не заговорили, пожалуй.

Признавать свои пороки легко. Жить ими было приятно. Жаль, что так нельзя всегда. Чужое нежелание поддаться и поговорить, встречает укоряющим взглядом, но без обид. Игра предполагает что-то такое. Жаль он не знает игр, в которых можно только правду - слышал, что люди иногда так и общаются, говоря всё, что приходит на ум, выставляя себя на общее обозрение со всеми своими страхами, пороками и переломами, но уверен, что это просто слухи. Ситуация для него абсолютно невозможная. Не то, чтобы он лжец - нет. Просто профессионально недоговаривает и обтекает все острые углы. Это уже привычка. И сейчас он себя немного надламывал, пытаясь показать больше, чем всегда, но встречного движения не увидел - чёрт с ним, его право.
Справедливости ради, это ему захотелось поиграть в душевный стриптиз. Ди ему ничего не должен, верно?
Верно ведь?

- Понятно, конечно,- давно уже понял, что про себя Мендес говорить не любит, собственно поэтому они сейчас и не задыхаются в объятиях друг друга, а занимаются какими-то глупостями. Но и тут его обставили. Смеётся в ответ - вполне искренне. Немного расстроен, но не настолько, чтобы портить себе или Ди день (или уже вечер?). Прикидывает насколько честно запретить выбирать действия или в принципе запросить правду и только правду на ближайшие три часа - сам для себя решает, что перебор. Ни к чему так явно выдавать свои сомнения и желания познакомиться поближе не только через постель. Это явно его компрометирует. Смотрит на стену над кроватью, размышляя, вспоминает, что они сегодня только завтракали, да и то он съел четверть вафли в лучшем случае. И как-то необычайно легко решает, что раз его обыграли, то он в свою очередь выдаст самое скучное действие на свете.
И полезное обществу, что уж там.

- Приготовь обед,- так себе вызов обществу, но в этом-то и суть. Смеётся снова, ворует у Ди целомудренный поцелуй (умышленно, конечно же) и скатывается с него, а затем и вовсе с кровати, застёгивая штаны просто потому что может. Играть не по правилам не в его привычках, но ситуация обязывает. Смотрит без вызова, но с любопытством - сомневается, что увидит разочарование в тёмных глазах напротив, но на что-то такое надеется. А ведь мог бы отправить его прямиком в холодное озеро. Тянется лениво, не претендует на возвращение футболки на место - так даже интереснее. И сложнее. Ему же самому. Не решил над кем больше издевается - пока сидел верхом и разглагольствовал, успел пожалеть о собственных решениях, но ничего. Верит, что справится. Работал же он как-то с незаконно красивыми людьми и не набрасывался на них - такие навыки не пропьёшь.

- Вставай давай, я подразумевал прямо сейчас - хочу есть,- привирает для красоты, привычно влезает в кроссовки - не уверен, что не свернёт себе шею, подскользнувшись, без них где-нибудь в доме и спешно покидает опасную для его планов территорию - это не побег, а тактическое отступление. Вперёд, ниже, снова плутая по не такой уж и большой площади, попутно забредая в ванную и умывшись холодной водой, чудом находя кухню. Где снова взгромождается на своё импровизированное гнездо в виде островка и замирает, игнорируя телефон рядом - чудеса на виражах. Готовится наблюдать и говорить о себе, обо всём и в тоже время ни о чём.

- Ну и это надолго, так что, правда,- не боится действий, просто не думает, что для них ему нужна игра. А вот для правды - очень даже. Да и банально интересно каким будет второй вопрос - первый был ожидаемым. А вот со вторым ничего непонятно.
Знает, что в своём желании стать ближе чересчур настойчив, но что не сделаешь ради самого себя же и собственного спокойствия.

+1

18

Слушаю Ричи и мысленно смеюсь. Да, в первом разе нет ничего грациозного. Движения скомканные, ощущения невнятные, мысли рассеянные. Но я весьма скромного помню всю механику своих первых разов, но помню имена. В случае, с Таем - это несложно, но вот с Софи… Боже, это было исключительно глупо, но весело. Мне что-то около четырнадцати было. У всех моих друзей не было секса, а у меня уже был. Они смотрели на меня, как на героя, великого учителя и опытного наставника. Ну, я всегда был клевым чуваком.
- Мне нравится твоя мания выбить из меня правду, мистер Дана Скалли. Твоя истина где-то рядом.
Протягиваю к нему руки, но Мур ускользает. Встаёт с моих бёдер победителем, застегивает штаны и повелевает готовить обед. Как минимум, это нечестно. Но я смогу сделать это в своей манере. Смущать Ричи - это отдельное удовольствие. И этим я занимаюсь, кажется, на постоянной основе. Он такой раскрепощённый в постели и такой смущенный в быту. Но мне это нравится. Хотя с парнями типо того же Тайлера мне намного проще. Однако трудности меня вообще никогда не пугали. Более того, я их попросту не замечал. Мур искушал меня своим поведением, жеманством, магической недоступностью и стержнем, который явно в нем присутствовал. И я сейчас не про его член.
- Ричард, - кажется, я впервые назвал его полным именем. - У тебя была возможность заняться качественным сексом, но вместо этого ты выбрал обед, который наверняка будет несъедобным. Ну, что правда, то правда. Произношу это с соответствующей интонацией, чтобы Мур действительно понял чего лишился в ближайшие пару часов. - Все равно неизбежного не отложить, - грожу я ему. Нехотя поднимаюсь с кровати, понимая, что в ней мне нравилось находиться несколько больше, чем у плиты.

Спускаюсь вниз. Ричи уже привычно оседлал кухонный остров. Смотрю своему сопернику в гладкую деревянную столешницу. Видимо, этому куску дерева сегодня везло значительно больше, чем мне. Нахожу на кухни самый настоящий фартук, который используют, чтобы не замараться при готовке. Он прям новехонький. Нетронутый. На нем нарисована лисица с поварешкой в лапе. Кажется, у меня появился план. Мур, тем временем, выбирает правду. Проблем с придумыванием вопросов у меня нет.
- Расскажи самую постыдную историю в своей жизни. Вот прям вспоминаешь о ней и до сих пор неловко, - прошу я. И пока Ричи закатывает глаза и думает по поводу какую пошлятинку лучше рассказать, я расстегиваю пуговицу на своих шортах. Футболки на мне уже нет - осталась в спальне, так что в два счета расправляюсь с шортами, снимая их вместе с нижним бельем, повязываю на голого себя фартук, поворачиваюсь к Муру задницей и спокойно начинаю мариновать мясо для гриля. Не забывая при этом искать что-то в холодильнике, наклоняться, доставать кастрюльки-тарелки. Для того, чтобы приготовить стейк нужен просто очень хороший кусок говядины. Он у нас уже был порезанный и предназначенный для барбекю.

- Ты любишь с кровью или без? - спрашиваю я, вынуждая Ричи переместиться на террасу, где разжигаю жаровню и при этом не умудряясь спалить себя и все вокруг. На природе так хорошо, то и дело отвлекаясь видами на озеро, которое находится на расстоянии вытянутой руки, в которой лопатка для гриля.  - Я про уровень прожарки мяса, если что! - иронизирую я.

Совсем скоро начинает очень вкусно пахнуть. Я режу овощи, которые принес также на террасу. Все сам, как положено по правилам игры. Смотрю как Мур сидит рядышком, попивает пивко и наслаждается сразу двумя видами - озером и моих поджарых ягодиц.

+1

19

Ричард. Собственное имя звучит странно. В его голове отдаётся какой-то бескрайней безнадёжностью. Дёргается неловко, ведёт плечом как будто разминая его, улыбается растерянно, борется пару секунд с внутренним желанием срочно исправить ситуацию, принести свои извинения и сгладить углы - выходит победителем.
Так его звала мама, когда была чем-то расстроена. Так к нему обращался отец, когда они виделись. И, наверное, поэтому он никогда не любил своё полное имя, ну и ещё и потому что между ним и тем, в честь кого его назвали целая пропасть, усыпанная копьями его страхов.

Его желание срочно всё исправить, стать лучше, прыгнуть выше головы - это рефлекторное, и сейчас, в общем-то, никому ненужное. Но как-то так исторически сложилось, что в компании Мендеса он вечно не вполне владел ситуацией - сейчас вот, например. А потому растерялся больше, чем следовало, и, пожалуй, показал чуть больше, чем хотел, моментально сменив роль победителя и жестокого искусителя на вечно недостаточного сына.

Вздыхает тихо, хмыкает, чуть качает головой, берёт себя в руки и стирает умело с лица неуместную тень вины, улыбаясь шире. Конечно же, он знал, что у него мог быть секс, если бы ему не взбрело в голову ерепениться, но он у него в любом случае будет - тут Ди знает о чём говорит и это не неизбежное, а приятный бонус. А вот разговоры у них обычно не складывались, такие чтобы душевные и искренние до внутренней дрожи - не то, чтобы кто-то из них пытался, но он помнит, что в тот знаменательный день, когда его рвало на части от невысказанного, он всё же скорее промолчал, чем нет - это его беспокоило, ну или что-то около того. Знал почему вышло так, не особо жалел, но сомнения, поселившиеся в нём, никуда, к сожалению, не делись. И только поэтому он продолжает бомбардировку Ди своими «правда», не хватало только поклясться на библии (ну и потому что не любит отступать от намеченного).

Сейчас, в общем-то, разговор, тот каким бы он хотел его видеть, тоже не особо получался. Но в нём ещё не угасла надежда, что вопросы перестанут быть такими глупыми и станут более личными.
И может быть он даже сможет на них ответить честно, а не ловко заговаривая зубы.
Про вторую сторону этой молчаливой войны уже даже не пытался загадывать.

- Серьёзно? Можно спросить всё, что угодно, и ты спрашиваешь это? Ну, ладно,- пока пытается вспомнить, за что же ему стыдно по сей день, бесстыдно разглядывает перфоманс, устроенный исключительно для него. Он и не надеялся, что Ди сдастся - вообще не тот случай. Но, пожалуй, ему в голову не приходила подобная выходка. Не смущён, конечно, он слишком хорошо знал, как выглядит этот парень без одежды, по-своему любил, чтоб стыдливо прятать взгляд, но всё же сбит с толку. И молчит дольше, чем того требует ситуация, прислушиваясь к собственному телу, предательски норовящему перейти на вражескую сторону и закончить игру раньше времени. Задумчиво покусывает губу, пытаясь вспомнить что-нибудь во истину постыдное, не столько, чтобы ответить, скорее, чтобы охладить свой пыл. Но, кажется, память тоже сдалась. Жалость то какая. Взглядом скользит по спине ниже, изучая поджарое тело и думает, что он всё же всё усложняет. Может, ну его?.. - Ты играешь нечестно, Ди. Так вот, ни черта не помню, такого, чтоб прям вау. Поэтому будет тебе скучная история: как-то раз подростком ещё напился до мало вменяемого состояния и зачем-то вернулся домой, пока поднимался наверх - стало совсем дурно и, ввалившись в квартиру, я не придумал ничего лучше, кроме как наблевать в мамин любимый фикус в коридоре и прикопать улики землёй. Мама потом ещё пару дней, как раз выходные были, и мы оба дома остались, пыталась понять, чем так пахнет в коридоре. Признаться я не решился, но потом, конечно, при случае прикупил земли и всё убрал. Правда растение не пережило моего вандализма и вскоре померло, немало расстроив свою хозяйку. Как ты понимаешь, я до сих пор не покаялся.

Продолжает говорить, даже когда вынужденно и с неохотой слезает своего насеста, чтобы пойти следом за Диего прямиком на веранду во истину сожалея, что не слеп - так бы игнорировать изгаляющегося над ним парня было бы проще. Но, увы и ах. В награду за своё божественное терпение и способность держать себя в руках, прихватывает с собой бутылку пива с кухни, в результате вполне комфортно устроившись на кресле с отличным видом. В какой-то момент почти решается совершить дворцовый переворот и переставить кресло так, чтобы смотреть исключительно на озеро, а не на озеро и бесстыжего испанца в одном фартуке, но решает, что справится со своими низменными желаниями, тем более что, он в самом деле голоден - в ответ на божественные аромат жарящегося мясо, его желудок мягко заурчал, напоминая, что существует.

- С кровью,- почти уверен, что испортить стейки невозможно, и не то чтобы сомневается в кулинарных навыках Ди - в готовке умение импровизировать чуть ли не на первом месте, а у этого парня с этим точно всё в порядке. - А ты раньше бывал на этом озёре? Или просто нагуглил? Твоя очередь, кстати.

Салютует бутылкой повару на этот вечер, улыбается умиротворённо, снова и снова возвращается взглядом к чужой спине, скользя сверху-вниз и обратно, откровенно залипая на то, как Ди двигается. Красиво, конечно.
До боли красиво. Но не слишком информативно, вот в чём беда. Для себя решает (а вслух, конечно же, ничего не произносит), что пободается ещё максимум пару кругов и сдастся на поругание «врагу» - в целом он сделал, что хотел. Ну, а получилось, как получилось. Его странные внутренние возмущения и сомнения не повод испоганить остаток дня - он и так достаточно сегодня нервничал, срывался и огрызался. Не то, чтобы ему стыдно за своё поведение - в его системе координат он был прав, но всё равно хотелось бы, конечно, как-то не так. Хотелось бы, чтобы всё было мирно, полюбовно и весело.
Так оно, вроде как, правильнее. Не честнее, конечно, но уж точно приятнее, чем пока получалось.

+1

20

Я должен был рассказать Ричи о многих вещах, но больше всего мне хотелось сообщить о чувствах, которые так спонтанно пробудили во мне добродетели и о том, что в его честь целомудрие облачает меня золотыми доспехами. Но если бы не существовал на свете ангел-распорядитель грандиозных драм, то тогда бы все могло сложиться идеальнее. Я не мог говорить с Ричи откровенно, потому что я не мог это делать даже с собственной тенью. Я не хотел, чтобы за всем этим праздником, Мур вдруг разглядел человека потерянного и совсем не блистательного. Я не мог ему этого позволить, потому что очень боялся его потерять.
Счастье удлиняет мои минуты. Они растягиваются, и потому каждую секунду я проживаю как отдельную жизнь. Я хочу сохранить себя в памяти Ричи именно таким, уберечь его надолго от меня самого. Спасти себя от полного разоблачения. Хотя и понимаю, что мучительно скоро мой образ перейдет в реальный мир. И тогда Ричи будет замечать мои недостатки один за другим. Что для меня воистину невыносимо - начать ему лгать.

- Извини, это действительно первое, что пришло мне в голову. Она генерирует контент исключительно хорошо, если дело касается стыда или каких-либо пошлостей. Я переворачиваю мясо. Оно пахнет исключительно хорошо. Видимо, я действительно голоден. Так влияет на меня свежий воздух. На самом деле я уже и позабыл, как это уплетать что-то с огромным аппетитом. Дело в наркотиках и в таблетках. Сначала они меняют вкусовые предпочтения и это даже немного смешно, когда в разгар какой-нибудь тусовки ты только и думаешь, например, о цветной капусте в кляре. Но затем, наступают побочки. И вот твой организм перестает просить вкусненького, а ты ешь лишь только потому что должен.

- Все честно! - протестую я. - Мне кажется, что я заслужил эту безумную историю про блевотину в мамином фикусе и еще поцелуй, - заявляю и подставляю свои губы навстречу. Я испытываю покой лишь от одной мысли, что мне не нужно ничего делать, чтобы изменить Ричи на собственный лад. Он нравится мне таким, какой он есть. Но я знаю, что должен быть с ним осторожен, потому что из-за моей поспешности и слишком жадного стремления насладиться своим счастьем, могу нарушить тот комфорт, который я как раз так сильно в нем ценю. Всегда есть то, что принимаешь и то, чего требуешь. Что Мур потребует от меня? Я испытываю его. Я испытываю себя. Пытаюсь осознать, что значит его присутствие в моей жизни.

Ричи устает смотреть на мои булочки, которые к слову слегка подмерзли, и устанавливает кресло лицом к озеру. Солнце сейчас немного скрылось, но из-за этого на поверхности озера образовались красивые тени. Я думаю о том, что будет, если я однажды потеряю Ричи. Что останется у меня от него? Немного сырой соломы, на которой я буду спать и никаких воспоминаний о былой роскоши. Я привязался. Мне точно будет больно.
Мясо с кровью. Мне знаком этот выбор. Люблю тоже самое. Снимаю его с гриля. Мое действие выполнено. Обед действительно готов. Вместе со свежими овощами и острым соусом он выглядит вполне себе прилично. Ненадолго возвращаюсь в дом, чтобы снять фартук, надеть шорты, а заодно принести приборы и две бутылочки пива. Природа располагает к любованию. Я рад, что Ричи с ней даже немного слился.

- Я был в месте неподалеку отсюда с друзьями младшей сестры, - говорю я, тестируя мясо на вкус. - Кажется, оно съедобное. Но вместо мяса смотрю на Мура. В один миг я понимаю, что вся территория захвачена. Оккупирована им. Я больше нигде не у себя - везде я у него. Всюду я его жду и жду только его.
- И, кажется, я готов к правде, - сообщаю я, понимая, что мне больше не отвертеться. В знак того, что мне немного страшно, приканчиваю за два глотка половину бутылки пива. Красивый пейзаж, красивое лицо, красивое тело...  Именно с этого момента мы меняемся с Ричи ролями - моя завершается, а его начинается. Отныне только он может решать мою судьбу, сделать ее счастливой или несчастной.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » into the wild


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC