внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост от лис суарес Неловко – и это еще мягко сказано – чувствует себя Лис в чужом доме; с чужим мужчиной. Девочка понимает, что ничего страшного не делает, в конце концов, она просто сидит на диване и... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 35°C
* jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
lola

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » «Селам»


«Селам»

Сообщений 1 страница 20 из 123

1

«Селам»

https://i3.imageban.ru/out/2020/06/06/e1b60ffc7dd49de6c91b3b77afff9893.gif

https://i2.imageban.ru/out/2020/06/06/44f0a6712e24edfdf562b85c74cd5012.gif


Бавария, окрестности Мюнхена, канун осеннего сезона охоты.
В особняке испанского посла, Ларсо де ла Вега и его супруги Марии на фоне политических реформ едва не окончилось успехом покушение на главу семейства, из-за чего они вынуждены выйти из тумана беззаботной жизни. Трое сыновей, один другого распущенней, не дают родителям поводов для гордости, неоднократно вынуждая посла идти на крайние меры.


место:
Kingdom of Bavaria

время:
August, 1852

участники:
Yanko de la Vega, Abigail Presley


[NIC]Abigail Presley[/NIC]
[LZ1]АБИГЕЙЛ ПРЕСЛИ, 21 y.o.
profession: горничная
[/LZ1]
[STA]к дому Бонасье, Лондон левее[/STA]
[AVA]https://i2.imageban.ru/out/2020/06/07/a8634db93360d704858e1b7ba4a05eb4.gif[/AVA]
[SGN]Xok aaq’a'
https://i4.imageban.ru/out/2020/06/07/77a6737c74769ba50ff381c624d4ce4a.gif
[/SGN]

Отредактировано Abigail de la Vega (2020-06-07 00:07:39)

+3

2

Умение останавливаться вовремя свойственно тем, кто не готов зайти за рамки дозволенного. Страх перед маменьками, папеньками, вечно недовольным обществом, отравленным нескончаемыми сплетнями королевским двором – все служит рычагами давления на недозрелые умы, которые всего лишь хотят как следует покутить. И потому легко можно было определить в толпе чинно потягивающих сидр мужчин, кто есть кто.
Вот, сидит в углу трактира компания с характерными шапочками, да в замызганых рубашках из второсортного серого льна. Такие будут пить до последнего, не подойдут к весёленький девке, не ущипнут за крепкий задок, не пойдут отплясывать вместе со всеми, вздумай унылый флейтист сменить настроение вечера; у стойки расселись юноши, едва ли минувшие черту совершеннолетия – молоко на губах обсыхало так же, как пиво, ни у кого ещё нет черных удлиненных пиджаков°, да боевых шрамов, которыми можно хвастаться днями напролет. Знай себе, наливаются и ходят буянить, ища приключений и поводов выделиться.
За грубо обтесанным столом у окна раскинули карты бывалые шулеры, каждый вечер сравнивающие под звон серебра свое мастерство, изредка заманивая в свои сети азартных выпивох; словом, жизнь в Мюнхене и окрестностях шла своим чередом, привычным и скучным, ничем не выделяясь на фоне других городов, деревенек и стран.
Тоже самое можно сказать и про бегущего по ухоженной территории парне, который словно состязался с солнечным светом, который неторопливо стелился следом за ним, сопровождаемый предрассветным туманом. Высокие кожаные сапоги, стоптанные и покрытые росой, оставляли характерные следы грязи и влаги, пока юноша пробирался через вход для прислуги на кухню. Пришлось их снять и идти дальше босиком, зажимая в зубах помятый двубортный тёмно-коричневый сюртук, от одного вида которого становилось жарко благодаря разбушевавшейся погоде подходящего к концу августа.
Заскрипели половицы, тонкий белый шелковый шарф сполз и упал на ступени, сползая ниже, к дверям зимней кладовой, сам же владелец стремительно несся на третий этаж, стараясь никому не попасться на глаза – судя по лёгкому шуму, прислуга уже на ногах.
Наконец, цель достигнута – самая дальняя от лестницы дверь, всегда тщательно смазываемая, не издающая ни скрипа, ни шума – все благодаря воску и жиру, спасибо Иосифу – и вот бесчувственное тело Янко де ла Вега, без стыда и без совести завалилось поперек кровати прямо в одежде, завернулось в одеяло и скрючилось на манер поджаренной медведки, все так же избегая солнца.

– Grüß Gott, her de la Vega!– не прошло и двух жалких часов, как в дверь послышался знакомый стук и визгливое приветствие, от которого Янко захотелось только сильнее завернуться в простыню, которая намоталась поверх одеял.
– Иду, иду,– мученически выпутываясь под возобновившийся стук, Янко даже не удосужился переодеться или пригладить торчащие во все стороны сальные патлы – лишь нырнул в домашние, заботливо подставленные рядом с кроватью туфли и вышел из комнаты, отправляясь на поиски братьев. Если повезло – они покинули импровизированный праздник раньше него и смогут помочь прийти в чувство до полудня; если же они вернулись так же, как и Янко – впереди животрепещущая лекция от maman.
Запах пива накрепко окутал темный жилет и рубашку, настолько измятую, что, казалось, ее усиленно жевало все принадлежащее им стадо овец; к основному алкогольному амбре примешивался табачный купаж, без которого ни одна попойка не считается полноценной. Мелкие дырочки на рукавах и животе говорили о том, что дело дошло до самокруток, минуя трубки и жевательный лист в заветном коробке, что приятно оттягивал карман брюк. Часы, похоже, он опять где-то пролюбил – даже цепочки не нашел, пока шарил по немногочисленным карманам в поисках платка, которого, к слову, так же не обнаружил. Зато на пол посыпались многочисленные примулы и бутоны красных гвоздик, от которых Янко лишь закатил глаза и побрел по этажу дальше, стуча поэтапно в каждую дверь комнат братьев. 
– Эй, Рози, ты не видела Илая и Хоакина?– заприметив пробегающую мимо с тряпками горничную, старший де ла Вега притормозил ее, схватив за белый подъюбник, игриво проглядывающий под зелёным подолом.
– Ой! Герр де ла Вега!– конопатая девчонка тут же захихикала, опуская глаза – но кому нужны ее заигрывания, когда требуется простой и лаконичный ответ? Поэтому Янко встряхнул ее за плечи, возвращая с небес на землю и повторил свой вопрос:
– Ты братьев моих видела или нет?
– Видела, они изволят завтракать!
– Почему ты сегодня убираешь на этаже? Где Лидия?
– Фрау де ла Вега созвала всю прислугу вниз, изволит держать разговор по поводу смены работников.
Скрипучий немецкий, от которого Янко хотелось напиться повторно, таки со второго моргания донес до него простую мысль – мать занята, следовательно, может, вечерняя вылазка останется безнаказанной.
Отпустив девчонку кивком, Янко запустил пятерню в волосы, кое-как приглаживая и потопал вниз, прямиком в столовую.
[LZ1]ЯНКО ДЕ ЛА ВЕГА, 23 y.o.
profession: старший сын посла, шеволежер
[/LZ1][STA]sic parvis magna[/STA][AVA]https://i.imgur.com/F3ZoiOC.png[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/4GjZwzp.gifНе прожигаю жизнь, а подкуриваю[/SGN]
°черный удлиненный пиджак – наличие супруги, статус семейного человека

Отредактировано Yanko de la Vega (2020-06-07 04:28:49)

+2

3

Повозку сильно тряхнуло на ухабах, от чего клюющие носом девушки, словно сонные птички под порывом ветра, стали клониться вперед, чуть ли не сталкиваясь лбами друг к другу. Их утро началось сегодня в районе трех, если это вообще можно назвать утром, еще когда-то, всего лишь несколько лет назад, Абигейл искренне считала три часа после полуночи поздней ночью, но никак не ранним утром. Забавно, но от уже привычного подъема ее отделяло лишь полтора часа, потому что к половине пятого нужно было уже занимать очередь к умывальня, одеваться, тушить свечи и спешить на цокольный этаж за чистыми тряпками и щетками, чтобы привести в порядок коридоры до пробуждения хозяев. Ведь зачастую они только ложись с рассветом, оставляя грязные следы вдоль всего ковра, и это повезет, если хмельное состояние еще держит равновесие, в иных случаях доставалось и мебели.
Но к сегодняшнему дню девушек (и не только) подготовили заранее. Кого-то привезли за пару дней до отправки, кого-то всего за день, а кому-то повезло меньше, как Абигейл и их доставили на распределение с вечера, за несколько часов. Уже несколько дней все только и делали, что шептались об объявлении, которое оставил дворецкий из дома посла о том, что они набирают новый штат. Мечта практически каждой уважающей себя служанке постать на работу в дом к высокопоставленному лицу, даже если работа тебе там не понравится, рекомендацию они все равно оставят. А так как, чем человек выше, тем он привередливее, то и не важно было какую рекомендацию, главное, что от двора посла. Но так уж вышло, что никто не мог обращаться напрямую по данному объявлению, потому что планировали набрать сразу штат, а не проводить лично с каждым собеседование, поэтому специально нанятые для этого люди обходили богатые дома Мюнхена и окрестностей в поисках подходящей прислуги. Ее выкупали, выменивали, договаривались, каким хозяевам, как угодно было, а после всех собирали в небольшой коморке на ночь-две и погрузили в повозку до самого поместья де ла Вега.
Абигейл считала себя сильной девушкой, а потому несмотря на тяжелость усталости, которая в буквальном смысле давила на плечи вместе с увесистой накидкой тугой вязки, обещала себе не засыпать до самого конечного пункта. В катеру бы они все не поместились, сажать всех в телегу - можно застудить или растерять, поэтому на повозку с подготовленным каркасом натянули старый, но плотный шатер, и набросали под ноги сена, чтобы в грозу, если та решит сорваться, так сильно не тянуло сквозняком.
В такой конструкции сильно по сторонам не посмотришь, только если сидишь с краю и то лишь пейзажи, оставленные позади, но Абигейл сегодня везет по-крупному, поэтому она даже рассветающего горизонта не видит со своего места.

— Всё должно пройти быстро, поэтапно и размеренно. Нужно успеть до начала охотничьего сезона, поэтому никаких поблажек. Кто не может или не хочет - сразу на замену, даже никаких конюшен, возиться с ними времени нет.
Мария де ла Вега переживала стресс не только по поводу недавнего покушения на мужа, но и предстоящего званного ужина от иностранных гостей из восточного графства Англии. Среди гостей уважаемые и влиятельные люди, с которыми об этом визите договаривались за много месяцев и просто перенести столь массовое мероприятия из-за какого-то покушения Мария не могла. Однако, очень остро стал вопрос о самом его проведении, то есть, о наличии достойной прислуги.
— Нам обещанные только самые подготовленные и молодые работники, которые полны сил для того, чтобы вложиться в этот дом. И парочка преклонных профессионалов, - женщина ходила вдоль шеренги оставшейся в их доме на фоне всех событий прислуги и поясняла, что они тут теперь все условно за старших, хоть и не давала им прямом повышения, и за наставников одновременно.
— Но при этом вы должны помнить, что ваши обязанности с вас никто не снимал. И по качеству их выполнения они не должны страдать. Глаз да глаз потребуется за каждым, - ступеньки лестницы предательски заскрипели, на что обернулась вся прислуга и только ровнее выпрямила спины, мало ли, может это глава семейства, но к счастью тот уже давно уехал в город и вернется только к ужину. Однако, это был герр де ла Вега старший, которого мать распознавала по одним лишь шагам, что ей даже не нужно было оборачиваться.
— И это касается не только нашей новой прислуги, - Мария широко улыбнулась и специально добавила громкости в голосе, давая понять сыну, что прекрасного его слышит, и знает, какой именно это сын. Теперь мимо и просто так уже было не проскользнуть, особенно после того, как обогнав его по лестнице с выпученными глазами и на полной скорости пролетел средний сын.
— Янко! Ты чего телишься! Быстрее, сейчас привезут новых ... - юный Хоакин тормозит у подножья лестницы, оборачивается к ней лицом и боковым зрением замечает мать, от того и резко замолк. Каково это было так облапошиться и чуть не проговориться о том, что они с братом первые, кто должны отбирать новую прислугу. Ведь это им потом с ними... по грибы ходить да коней запрягать, конечно, сыновья должны быть в курсе.
— Доброго утра, м... матушка, - пока старший мог самодовольно ухмыляться чего он собственно так крался, средний уже потирал затылок и пытался исправить ситуация своей широкой обаятельной улыбкой. На мать всегда работало безотказно.
— Хоакин. Янко. Рада вас видеть, - она улыбалась искренне, без едких примесей, потому что любила сыновей в три раза больше мужа и своего подвенечного платья. А еще она ими очень гордилась, каким бы ветряными разгильдяями они все еще не были.
— Хорошо спалось? И я надеюсь крепко, - одного лишь уточнения от матушки было достаточно, чтобы понять - она в курсе, но сейчас ей очень и очень некогда, — Куда торопитесь в такую рань? Не хотите к нам присоединиться?

Повозка сделала крутой поворот и стала замедляться. Девушки еще после предыдущих ухабов окончательно проснулись и стали перешептываться, кто успел познакомиться на передержке, а кто был знаком по соседним домам. Абигейл знала только одну девушку и она не важно себя чувствовала с самого начала пути.
— Фиона, с тобой точно все хорошо? - она коснулась ее огромный юбки в районе колена и ощутила, что девушка даже сквозь ткань просто горит, но при этом усиленно делает вид, что в полном порядке.
— Да, определенно. Просто не выспалась, - но не выспалась здесь именно Абигейл, а у Фионы жар был на лицо.
— Не нужно так рисковать, давай поедешь обратно с ... - договорить она не успела, как Фиона ее перебила и сунула в ладонь кусочек пахучего сухоцвета, совершенно сбив девушки с первоначальной мысли.
— Что... что это? - на Абигейл были перчатки без пальцев, но она все равно не могла понять, что за пряная ветвь у нее была в руке и почему вдруг там оказалась.
— Держи крепче, а лучше, давай так, - Фиона перехватила веточку обратно и засунула Абигейл прямо за ворот корсажа в районе груди.
— Что?! Что ты делаешь?
— На удачу. Отгоняет все плохое и располагает хорошее, - после чего повозка остановилась и девушек попросили выйти и скинуть капюшоны. На улице у дома ух уже ожидали для того, чтобы встретить и провести в большой зал, ибо утреннее небо серело и намекало на дождь. Предпоследней из повозки выскочила Абигейл, а последней должна была выйти Фиона, но еще мгновение и кучер снова прихлопнул лошадей и повозка снова отправилась обратно в город. Абигейл накрыла легкая паника, что же с ней теперь будет? С ее подругой или лучше сказать хорошей знакомой? Но долго думать ей не дали и попросили выстроиться за остальными, пока девушку неожиданно осенила мысль "Это лаванда..."
[NIC]Abigail Presley[/NIC]
[LZ1]АБИГЕЙЛ ПРЕСЛИ, 21 y.o.
profession: горничная
[/LZ1]
[STA]к дому Бонасье, Лондон левее[/STA]
[AVA]https://i2.imageban.ru/out/2020/06/07/a8634db93360d704858e1b7ba4a05eb4.gif[/AVA]
[SGN]Xok aaq’a'
https://i4.imageban.ru/out/2020/06/07/77a6737c74769ba50ff381c624d4ce4a.gif
[/SGN]

+2

4

– С твоего позволения, матушка,– Янко даже не стал делать вид, что не заинтересован и шел совсем не сюда – порой признание поражения экономило больше времени и сил, чем обеспечивала наслаждением мелкая бытовая победа.
Подойдя к матери и получив ритуальный поцелуй в лоб под тихое сетование на состояние волос, Янко обернулся на брата и привычно отошёл, держась чуть поодаль, скрестив руки на груди. Прислонившись к холодной стене, жуя невесть откуда добытую мяту, он терпеливо дожидался конца маменькиной речи, пока средний мостился рядом, выдавая свое нетерпение подрагиванием правого мыска.
– Как думаешь, среди них много будет девушек?
– Ты хотел сказать – симпатичных? Не знаю, зависит от того, сколько среди них пруссачек и француженок. Они такие же страшные, как и их портреты, тут даже на художника не спишешь.
– Ой, да ладно тебе, у меня была одна красивая француженка!
– Рыжая? Француженка? Не Сирена ли часом?
– А ты откуда знаешь?
– Она проститутка с самого популярного красного дома на Изаре, «Венера» называется. Они там все ходят под именами древнегреческих и римских божков, оттуда и узнаваемый стиль. И нихрена она не француженка, и зовут ее Вала, с северной Ирландии, ее папаша продал, когда обанкротился при переезде и не смог покрыть долги лавки. Такое сплошь и рядом происходит, вообразил себя наследником Ганзы.
Пока братья перешептывались, обмениваясь сплетнями, смешками и мнением по поводу трудолюбивой работницы, не взявшей с Хоакина оплату и тем самым сбившая его с толку, в рядах прислуги прошло оживление – фрау де ла Вега дала команду запускать новоприбывших вместе с теми, кто уже успел приехать вечером в дом и дожидалась, когда все девушки, женщины и парни выстроятся в несколько рядов, учтиво опустив глаза к полу, сложив руки перед собой.
– Вон та хорошенькая.
– У которой сиськи до пола?
– Нет, левее.
– Да это парень!
– Другое лево!
Прыснув в кулак, одновременно бледнея от пульсирующей головной боли из-за похмелья и нелосыпа, Янко встретился взглядом с мельком взглянувшей на смеющихся братьев брюнеткой с густой челкой и длинной косой, переброшенной через плечо. М-да, хороша.
– Может, в этот раз тебе повезет,– Хоакин зашептал ещё тише, расплываясь в широкой улыбке при виде черноволосой красавицы, легонько дёрнув пальцами, когда она перевела взгляд на среднего,– И тебе достанется девственница?
– Я тебя умоляю, что я с ней делать буду? На живца единорогов ловить?
– Ты ж все хотел.
– Это прислуга, Хоакин. Дохлый номер.
Мать строгим голосом зачитала правила поведения в доме – список негласных правил, которых придерживались в большей части домов высокопоставленных господ – не дерзить, не ломать казённое имущество, лишний раз на глаза не попадаться, все вопросы, советы, комментарии и так далее передавать через гувернантку или камердинера, с иностранными гостями без разрешения не разговаривать, после заката соблюдать тишину. Ничего необычного, никаких «тайную комнату на чердаке не открывать». Жалование в конце месяца, на сим всё – и фрау повернулась к болтающим сыновьям, кивком поощряя их внести свое слово, если им было, что сказать, прежде чем начнется распределение.
– Раз ты решила уволить Лидию, матушка, то у меня просьба на новую горничную. Два пункта – моложе тридцати и говорящая на английском или испанском. Лучше, конечно, на обоих, французский ни от кого даже требовать не стану. Ну и, конечно, никаких местных.
– Янко, ты расист и плохо считаешь до двух.
– Заткнись, Хоакин,– звонко расхохотавшись, Янко сложил руки за спину и принялся прогуливаться вдоль длинного ряда, поочередно поглядывая на девушек,–Ну, есть кто-нибудь такой? Нет, ты местная, я тебя у Хью видел на прошлой неделе,– отмахиваясь от нескольких девушек, Янко, наконец, притормозил напротив невысокой блондинки, зацепившись не столько за ее внешний вид, сколько за тонкий запах, который на фоне его собственного пропитого и прокуренного камзола чувствовался особенно ярко,– А ты? Ты говоришь по-английский?
Хоакин на заднем плане лишь закатил глаза и покосился в сторону младшего брата, спускающегося демонстративно неторопливо, вытирая губы и руки о белый платок, словно дегустировал что-то не особо приятное.
[LZ1]ЯНКО ДЕ ЛА ВЕГА, 23 y.o.
profession: старший сын посла, шеволежер
[/LZ1][STA]sic parvis magna[/STA][AVA]https://i.imgur.com/F3ZoiOC.png[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/4GjZwzp.gifНе прожигаю жизнь, а подкуриваю[/SGN]

Отредактировано Yanko de la Vega (2020-06-07 04:27:56)

+2

5

Теперь во всей шеренге Абигейл шла последняя, а потом и за ней двери закрывалась с холодным хлопком. Те самые тяжелые двери, что брали своей массивностью и дорогой резкой отделкой, а теперь еще и стали для девушки окончательно точкой над попытками догнать Фиону, вернуться обратно в повозку и снова уехать в город, а может быть до самой крепости и попытаться поймать попутку до соседнего города. Но что там, что здесь, Абигейл больше не видать ничего, кроме хозяйских опочивален по другую сторону двери с грязным бельем в руках. Бежать от того, кто ты есть больше не получится, потому что с таким лицом и работой сложно остаться незамеченной. Слуг богатых домов (особенно хороших слуг) знают в народе, примерно, так же хорошо, как и их хозяев, а если ты сменила несколько таких домов, то шансы твои в разы увеличиваются. Плюс Абигейл был в том, что до последнего места работы, она служила господам вдалеке от Мюнхена, и до де ла Вега был всего один дом, но это не облегчало положения, бежать все так же было некуда. Оставалось надеется на приличный заработок, репутацию и минимальное количество плетей.

Первое, что отметила девушка, так это то, что в округе больше не видно было никаких крыш, только поместье посла и хозяйственные сооружения. Это значит, что территория достаточно большая, возможно даже огромная, так что, никаких приставучих, нахальных, глазастых, а так же добрых соседей, на всякий случай. Второе, что посол далеко не местный житель Баварии. Да, его жена типичный представитель белой знати и, скорее всего, она тоже не чистых местных кровей, но бледнокожая аристократка, все как и полагается. А вот ее сыновья, что старательно изображали из себя незаинтересованных господ позади всех, несколько отличались внешне и уже больше напоминали посла Ларсо де ла Вега.
Люди хорошо к ним относились, уважали в обществе, всегда были рады попасть на бал или званный ужин, а уж прислуга мечтала попасть на работу в этот дом. Однако, Абигейл было по большей части все равно, где бы она не оказалась, господа чаще всего говорили на немецком, а она из него знала только "Entschuldigen Sie" и "Leider, spreche ich Deutsch nicht." Собственно, остальное даже не особо старалась учить, ибо ее почти до дрожи коробило от него и, словно, отказ от принятия этого языка означало еще каплю веры в себя и в надежду на то, что однажды ей больше не придется на нем говорить. Поэтому, будь то испанский, на котором парни перебрасывались, пока рассматривали новоприбывшую прислугу, или английский, на котором фрау де ла Вега повторила несколько основных правил, без эмоционального окраса. Но говорила фрау чисто, без примесей, без акцента, что могло говорить о том, насколько ей этот язык ближе. И уж если ее сыновья изволят шутит на испанском и понимать мать на английском, то в этой семье все знают, как минимум, два.

Глаз девушка не поднимала до самого последнего момента, пока один из парней не просто подошел ко всем, но и не обратился лично к ней. Только после чего она позволила себе приподнять подбородок, взглянуть на него своими голубыми глазами и негромко ответить.
— Да, господин, - пусть Абигейл ответила и коротко, зато сразу на английском. Но при этом, она немного подвисла, после того, как подняла на молодого человека глаза и даже не сразу присогнула колени, чтобы одновременно и поприветствовать его. Эту оплошность сразу подметила фрау де ла Вега, но только недовольно набрала в грудь побольше воздуха, потому что сказать поперек у нее еще будет момент, а пока выбором занят ее старший сын.
— Еще говорят на английском Марта. А на испанском еще и Розалинд, - позволил себе разбавить повисшее молчание услужливый дворецкий, который и набирал эту команду, а потому безошибочно знал куда смотреть в их личные дела, что сейчас и красовались списком перечней важных отметок у него в руках.
— Tienes suerte, - донеслось негромкое, но достаточно довольное от Хоакина, что стоял и наблюдал за всей картиной с того же места. но не упустил возможности подметить их с братом еще свежий разговор.
— Podrías tener suerte, - девушка добавила от себя уточнение ее фразы, словно дерзко поправила неумелого носителя языка. но на самом деле, Абигейл просто дала понять, что прекрасно слышала их обсуждения еще на походе и имеет представление о том, что они хотят увидеть среди прислуги — милое личико и мягкое тельце. А у нее помимо этого есть и кое-что еще, и это далеко не тот пряный аромат, что учуял старший на подходе к ней.
[NIC]Abigail Presley[/NIC]
[LZ1]АБИГЕЙЛ ПРЕСЛИ, 21 y.o.
profession: горничная
[/LZ1]
[STA]к дому Бонасье, Лондон левее[/STA]
[AVA]https://i2.imageban.ru/out/2020/06/07/a8634db93360d704858e1b7ba4a05eb4.gif[/AVA]
[SGN]Xok aaq’a'
https://i4.imageban.ru/out/2020/06/07/77a6737c74769ba50ff381c624d4ce4a.gif
[/SGN]

Отредактировано Abigail de la Vega (2020-06-07 05:15:43)

+2

6

– Правда?– растянувшись в лисьей улыбочке, Янко скрестил руки на груди и обернулся на дворецкого, приятного мужчину сорока-сорока пяти лет с военной выправкой и безупречным испанским. Мистер Лэддоу – урожденный англичанин, потомственный слуга и дворецкий был крайне любезен и согласился сопровождать семейство де ла Вега в их изнурительной жизни, в которой слово «оседлый» воспринимается исключительно как шутливо искаженное слово «осёл». Вместе со старым камердинером и главной кухаркой он был той незыблемой частичкой, что напоминала если не о доме, то хотя бы старательно это делала, говоря на угодном господам языке и подавая те вещи и блюда, которые от них ожидали.
– А передо мной два в одном – и вместо Марты, и вместо Розалинд. Как вас зовут, моя леди?
– Абигейл Пресли, юный господин,– бросив такой же многозначительный взгляд на девушку, как и фрау де ла Вега, дворецкий отрапортовал так быстро, что и рта не дал девушке раскрыть, словно опасаясь, что она сейчас опять что-нибудь ляпнет.
– Альберт,– укоризненно покачал головой – но только домашние знали, что Янко укорял отнюдь не за то, что слуга не дал ответить девчонке, а за опостылевшее "юный господин", от которого старшего из троих наследников всегда коробило,– Ты старый зануда. А гербарий свой мартовский оставь моим братьям. Я уже все решил.
Настал черед вернуться к самому объекту обсуждения, что продолжала стоять с гордо выпрямленной спиной, чем контрастировала с несколькими скособоченными после утомительной поездки и бессонной ночи женщинами.
– Когда закончишь с распределением, зайдешь в мою комнату, расскажу, что тебе нужно будет делать,– не дожидаясь больше ни от кого ни «да», ни «нет», ни каких-либо других комментариев и слов, Янко развернулся на каблуках и направился прямиком в столовую, попутно бросая дворецкому:
– Пусть принесет в комнату нюхательной соли. У меня чертовски болит голова.
И на этом покинул собрание, надеясь унять хотя бы желудок, который громко оповещал о возмутительном поведении своего обладателя.
Янко было безразлично – насколько бледна была кожа новоявленной девушки в сравнении с остальными, как длинны были ее светлые волосы, приятен ли тембр ее голоса под чарами родного испанского – она лишь очередной винтик в безупречном, но слишком нагроможденном механизме их большой семьи, и если с винтиком что-то случается – его либо чинят, ставя на место, либо меняют. И если мать с Лэддоу и камердинером помнили всех наизусть, порой даже возвращаясь в воспоминаниях к давно позабытым именам и событиям – Янко был не такой.
И с полным осознанием своего поведения напополам с болью и навязчивым голодом, старший де ла Вега приземлился за стол, с аппетитом накидываясь на телячью вырезку с овощами.
Завтрак, вопреки чопорным традициям, в семействе всегда был плотным и мясным, поскольку братья чаще всего воспринимали завтрак, как поздний ужин.
И лишь насладившись добавкой, что провалилась так же быстро, как и основной перекус, Янко отхлебнул разбавленного кислого вина, поперхнулся и резво направился обратно, на третий этаж, оставляя дверь нараспашку в ожидании новой прислуги.
[LZ1]ЯНКО ДЕ ЛА ВЕГА, 23 y.o.
profession: старший сын посла, шеволежер
[/LZ1][STA]sic parvis magna[/STA][AVA]https://i.imgur.com/F3ZoiOC.png[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/4GjZwzp.gifНе прожигаю жизнь, а подкуриваю[/SGN]

Отредактировано Yanko de la Vega (2020-06-07 06:19:34)

+2

7

Фрау де ла Вега тут же хмыкнула, как только ее сыновья скрылись за колоннами перед обеденным столом.
— Тебе очень повезло, - женщина широкими, но неторопливыми шагами подошла к девушке, что смело все еще держала взгляд и не опускала, а женщина лишь повертела головой из стороны в сторону, осматривая ее.
— Надеюсь, что и руками ты своими так же владеешь, как и языком, - Мария позволила себе взять девушку за обе сложенные ладони и в раз стянуть с нее половинчатые перчатки, словно хотела убедиться, что она действительно прислуга, а не подосланная какая-нибудь шлюха. Уж больно милая на личико, точно не местная, но и не соседняя, однако светленькая и, судя даже по тугому корсажу и объемной юбке, пышных форм. Такие либо на фермах обычно ходят, либо при иных обстоятельствах принимают балы на другом берегу Северного моря. Но руки девушки были в мозолях, старых и новых, половина палец с поврежденными ногтями. а местами виднелись побелевшие шрамы. Что поделать, бедняжке просто не повезло родиться с такой мордочкой в подобных условиях, но не ферма и уже хорошо.
Убедившись в своей теории, фрау де ла Вега отдача распоряжение остальной прислуге, что именно нужно им показать в первую очередь и где разместиться для жилья. Абигейл покорно следовала за остальными, пока ее не наградили комнатой с соседними койками с еще двумя девушками, одна из них была определена во двор, на уборку, а другая из старичков и она занимается сервировкой. После всем дали время переодеться, разобраться со своими немногочисленными вещами и снова вернуться в общих холл для дальнейших указаний. Абигейл снова повезло больше остальных, ведь указания она успела получить еще до распределения койки, а потому дворецкий быстро выдернул ее из общего строя и вручил поднос со стеклянным флаконом, кружкой теплой воды, какой-то мелкой травяной закуски с ярким запахом и чистым платком.
— Слушай внимательно. Выпрями спину. Идешь на третий этаж, самая дальняя дверь от лестницы, окна выходят на солнечную стороны, из окна бьет до самого порога, ты не ошибешься. Оставить поднос на столике перед диван, уточнишь чего еще изволит и вернешься. Успеешь как раз к вводной лекции по двору. Поняла?
Девушка легонько кивнула в ответ, а потом закрепила и словесно. Дело в том, что не сразу запомнила, как зовут дворецкого и пришлось сделать над собой усилие, чтобы выкрутиться. Но тот тоже не первый день слуг нанимает, поэтому прекрасно понимал ее состояние, да еще и с таким-то представлением, поэтому просто вежливо повторил.

— Фрау де ла Вега права, тебе повезло, - как только наставники покинули большую кухню, чтобы ожидать остальных во дворе, одна из новеньких девушек решила разоткровенничаться.
— Что? - держа поднос в руках, она немного недоумевающе обернулась на соседку. Абигейл настолько была охвачена стремительными событиями, что до сих пор не понимала о каком таком везении идет речь, учитывая, что девушке в принципе сложно было смириться с подобной участью и называть это везением в любом смысле.
— Повезло тебе, говорю. Это же старший из сыновей де ла Вега. Будешь тихо-мирно под ним лежать и все у тебя в порядке будет, - но тут экономка громко окликнула всех, кто еще мешкал и еще раз позвала во двор, куда собственно все и побежали, оставив Абигейл наедине со своими мыслями.
Значит, вот за этим ему нужен английский и испанский?
Еще секунд семь она так простояла на кухне, а затем вспомнила четкий маршрут от дворецкого, куда именно нужно было отнести эту нюхательную соль, но девушка уже заготовила для нового господина кое-что еще.
Достигнув третьего этажа, стараясь как можно меньше оглядываться по сторонам и стенам, словно она не собиралась в принципе долго задерживаться в этом доме, достигла порога приоткрытой двери, которую так ярко освещали утренние лучи и, несмотря на то, что она была приоткрыта, все равно сначала постучала. Выждала пару секунд, сначала сразу нашла глазами тот самый столик перед диваном и только потом вошла. Она все так же не оглядывалась, приземлила поднос на свободное место и снова выпрямилась.
— Еще чего-нибудь изволите? Юный господин - особого акцента она на последних словах не делала, но прекрасно помнила, что именно их отметил старший сын при дворецком, а значит теперь уже и горничная может позволить себе говорить нечто подобное, а нравится это юному господину или нет, еще придется выяснить, если успеет.
[NIC]Abigail Presley[/NIC]
[LZ1]АБИГЕЙЛ ПРЕСЛИ, 21 y.o.
profession: горничная
[/LZ1]
[STA]к дому Бонасье, Лондон левее[/STA]
[AVA]https://i2.imageban.ru/out/2020/06/07/a8634db93360d704858e1b7ba4a05eb4.gif[/AVA]
[SGN]Xok aaq’a'
https://i4.imageban.ru/out/2020/06/07/77a6737c74769ba50ff381c624d4ce4a.gif
[/SGN]

Отредактировано Abigail de la Vega (2020-06-07 07:43:54)

+2

8

Янко к ее приходу уже успел переодеться в свежее белье да брюки и как раз застёгивал мелкие пуговки нательной рубахи. Посвежевший вид уже больше подходил для господина этого дома, а не конюха, но безобразие на голове по прежнему позволяло в этом усомниться. И потому, когда Абигейл постучала и вошла после разрешения, он рефлекторно попытался зачесать пятерней патлы, но быстро отказался от этой безнадежной мысли.
– Изволю. Не называй меня так. Это дурацкая привычка людей, которые знают меня с детства и я не хочу их задевать подобными просьбами. Для тебя я сеньор де ла Вега. Запомнила? – поморщившись уже откровенно от «юного господина», старший де ла Вега кивнул при виде подноса и бросил скомканные вещи в корзинку рядом с платяным шкафом, присаживаясь на кровать.
– Ты вообще где до нас работала? У кого, как долго? – как бы между делом спрашивая, Янко приоткрыл флакон и коротко вдохнул соли, морщась ещё сильнее, как финик на солнце. Которое, к слову, с каждой минутой становилось в комнате только ярче, едва ли не ослепляя при попытке взглянуть на окно.
Темных штор не было, хотя тяжёлые кольца висели на карнизе – возможно, они в стирке, а может, сам владелец комнаты приказал убрать их с глаз долой – кто его знает.
Сама комната была довольно аскетично обставлена по сравнению с роскошью первого этажа и тех межкомнатных проемов для переговоров и игр, которые встречались по пути на третий этаж и в спальню старшего из братьев. Была широкая двуспальная кровать, явно сделанная на заказ под размер – высокий рост владельца не подразумевал привычные гробики, которыми славились местные подмастерья. По обе стороны кровати тумбы с двумя ящиками, никакого ковра, ни паласа, ни в принципе предметов декора. Большой платяной шкаф из дубового массива, стойка с оружием – две сабли, неаккуратно переброшенная портупея с охотничьим ножом, позади на стене висел карабин. Один пистолет висел рядом же, с ним явно должен был соседствовать ещё один – но его нигде не было. Путем простой логики и малого количества мебели можно было рассудить, что пистолет либо в одной из тумбочек, либо в столе, захламленном так сильно, что при малейшем порыве ветерка, вторгающегося через приоткрытое окно, шорох поднимался невообразимый. Множество сточенных грифелей в деревянной урне рядом со столом, промокашки и перья – возникло ощущение, что в этой зоне никто никогда не прибирается. Пачки писем, минимум штуки четыре папье-маше – скорее всего, подаренных из-за отсутствия фантазии, груда книг с коричневатыми страницами и множеством закладок. Навскидку – политическое устройство Франции – на французском, два тома истории древнего Рима – на английском, трактат Тацита на латыни и несколько разной толщины испано-немецких словарей.
Большая аккуратная карта с небрежными карандашными пометками над столом, углем выведены жирные линии, судя по всему, марша полка, границы помечены крестиками.
– Какая дрянь. Вместо воды приноси, пожалуйста, молоко, будь любезна,– залпом запивая горьковатую закуску, Янко поднялся с кровати и, чихнув в согнутый локоть, приоткрыл все три створки шкафа,– Тут все очевидно распихано, я даже углубляться и разъяснять все не буду. Главное, чтобы всегда была чистая сменка, остальное меня не волнует. И вот ещё что,– указав на стойку с оружием, помотал указательным пальцем,– Не трогай, я сам все чищу. И тумбочки мои тоже протирать и открывать не надо – там нет ничего интересного, но я замечу, если залезешь.
Следующим на очереди был стол, при виде которого Янко печально вздохнул, словно вспомнил что-то важное и не очень приятное,–На столе тоже убирать не надо, только выносить урну. И...если я попрошу тебя сжечь какой-нибудь толмуд на немецком – не слушай меня, это я погорячился в пылу чувств к местному колориту.
Последний шкаф рядом с ростовым зеркалом был однодверным и выбивался из общей мебельной композиции – был намного ярче, новее и с резной дорогой ручкой.
– Здесь моя форма,– приоткрыв шкаф, Янко открыл взору несколько висящих чёрных мундиров с почерненными латунными пуговицами, красным воротом-стойкой и подстать черными брюками. Черная плотная шинель, рассчитанная на зиму, была аккуратно прикрыта сверху сшитым чехлом, видавшего вида сапоги валялись небрежно внизу вместе с парадными, начищенными до блеска. Фуражки заброшены на верхнюю полку вместе с какими-то лентами.
– Меня могут призвать на службу, поэтому все должно быть чистым и свежим. Контролируй это без моего участия и напоминания, ладно?
Дверца закрылась, остался последний пункт – дверь в личную ванну, но Янко не стал туда девушку ни вести, ни заходить, лишь махнул в ее сторону,– Там никаких условий, что там обычно делают с ванными – тоже самое будет и на тебе.
На этом осмотр подошёл явно к концу, поскольку ничего в просторной комнате больше не было, кроме самого Янко, который, наклонившись, подобрал с пола пару выпавших из кармана красных гвоздик и выкинул их прямиком из окна, сопровождая негромкой испанской бранью.
Тем не менее переключился обратно на английский, легко, словно внутренним щелчком, впиваясь в Абигейл совершенно иным взглядом, нежели тем, что был внизу, во время смотрин или в процессе короткого ликбеза. Темные, из-за света казалось, что и вовсе черные без зрачков глаза немного сощурились, осматривая девушку с головы до ног, казалось, он сейчас либо отдаст команду раздеваться, либо заставит делать что-то явно неподобающее даже для прислуги.
– Ты говоришь по немецки?– вместо этого Янко снизил голос до шёпота и стремительно преодолел расстояние до двери, аккуратно ее захлопнув и выкрутив ключ в замке, кладя его тут же в карман, возвращаясь к новоявленной горничной,– Или, хотя бы, понимаешь его?
И застыл в ожидании, подойдя так же близко, как совсем недавно выспрашивал ее имя, может, чуть ближе, благодаря чему можно было едва шептать – и все будет слышно только им двоим.
[LZ1]ЯНКО ДЕ ЛА ВЕГА, 23 y.o.
profession: старший сын посла, шеволежер
[/LZ1][STA]sic parvis magna[/STA][AVA]https://i.imgur.com/F3ZoiOC.png[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/4GjZwzp.gifНе прожигаю жизнь, а подкуриваю[/SGN]

+2

9

— Да, сеньор де ла Вега.
Абигейл все ещё не до конца понимала, чего именно хотел от неё «юный господин», или как его теперь изволите называть сеньор де ла Вега. То горькая ему запуска, молока принеси. То смотри внимательно, это мой шкаф. То стоял не трогай, то форму чисть, то с ванной все как обычно. В принципе, ничего нового девушка-то и не узнала, вот только за молоком не успела сходить. Господа всякие бывали, но обычно пересекались они все в одном:  личные вещи, которые обязательно должны быть в порядке и личные вещи, которые всегда должны быть в беспорядке. Обычно это то, что трогать нельзя ни под каким предлогом, даже если то сама фрау прикажет, ибо это потом грозит скандалом с сеньором де ла Вега.
Абигейл было не сложно читать людей, нужно было всего лишь наблюдать, а это она умела получше других. Так она заметила у него сразу два тома истории древнего Рима и машинально улыбнулась уголками губ. Когда-то она тоже из читала, много чего узнала не только о мифах и легендах, но и об окружающих их сооружениях, названиях, изобретениях, мироздания. Но это "когда-то" было так давно, что девушка начинала сомневаться в том, сможет ли она осилить маломальски усложнённый текст, тем более, с латынью. Для этого у неё был небольшой записной блокнот, который она отсевов собой через все города и дома, запираясь по ночам в комнате или ванной, тут уж как повезёт, и старалась описывать свои достаточно примитивные и однообразные будни сложносочиненными предложениями, интересными речевыми оборотами и какими-то новыми услышанными словами. Чтобы просто не забывать. И чтобы рука не забывала, и чтобы она не забывала, кто она есть, а это все - лишь период жизни.
Некоторые страницы из того самого блокнота были сильно деформированные, будто на них пролили случайно чай или брызнули водой. Но вспоминая реальные причины испортившейся бумаги, уголки губ Абигейл снова поползли вниз и она принялась слушать дальше.

— Я работала у Байеров. Это не Мюнхене, в соседнем городе и его пригороде Регенсбург, - именно туда Абигейл попала два года назад, даже сама не заметила того, как быстро решается дела в порту, когда у тебя есть наличность золотом. Бам-бам, и уже никто не вспомнит о тебе. Никто. Только ты будешь помнишь сколько золотых в тот день отзвенело за тебя, когда жизнь лихо перевернула ход событий. Там-то девушка и познала все азы работы горничной, а так же личной горничной, ей пророчили карьеру фрейлины, но увы, это были только обещания, а теперь она здесь. Будет начинать все сначала, заправлять хозяйские кровати, делать вид, что никто, кроме сеньора на них ночью не спал, не обращать внимания на лишние разговоры, а самое главное - не лезть не в своё дело. С этим у Абигейл были очень большие проблемы и, слава богам, подобное не указывали в резюме. Ко всему прочему добавлялся ее не особо сносный характер и в зависимости от семьи, ну могли уже давно снесли подвину пальцев, да горничным они очень нужны. Однако, плети никто не отменял, чтобы там не писали законы, а когда хозяин зол - он хочет видеть результат, поэтому шламы должны были оставаться обязательно.
Одежда, обувь, постель, письменный стол, ванная, все это раньше убирала Лидия? Кто она такая? Предыдущая горничная? Или личная горничная господина де ла Вега? Простите, сеньора де ла Вега
— Пуговицы уже немного немного зачернили, позволите я из почищу? - сразу отметила та, как только взору открылся шкаф с формой.
— Да и старые сапоги, наверно, лучше хранить в общем шкафу, иначе блеск вторых будет сильно стираться, - тут уже ее дожидаясь ответа, ведь понимая насколько эти правильно, девушка нырнула и взяла его видавшие виды сапоги.
— Вы служили в кавалерии, сеньор? - девушка попыталась как-то развеять и увести разговор, потому что его взгляд прорывался его задолго до того, как де ла Вега стал откровенно его проявлять через заинтересованный прищур. Но фокус не удался и пока Абигейл ввозилась с тем, чтобы аккуратно собрать сапоги и не задеть другие, послышался звук дверного замка.
После первого вопроса, он все ещё подкладывался к ней медленно, неторопливо, словно хищник, который уже понимает, чтобы добыча никуда не денется, поэтому можно и поиграть.
— На каком языке вы хотите, чтобы я говорила с вами? - Абигейл ловко увернулась от вопроса и снова выпрямилась по струнке, как только парео настиг ее, но она гордо и достойно держалась, даже не дрогнув лицом. Но второй вопрос требовал углублённого ответа, на что получил аналогичный и встречный упор.
— Зачем вы заперли дверь, сеньор де ла Вега? - она повторила за ним тон голоса, почти так же тихо, только не шептала, надеясь получить ответ, хотя бы, на один из своих вопросов. Однако, напряжение, возникшее между этими двумя, резко перебивал пряный аромат лаванды, от которого Абигейл все ещё утеплялась сознанием за оставленную с Фионой свободу и мысленно хвататься за надежду. Да и просто не падать духом рядом с такими надменными маленькими сынками, которые всегда знают, что останутся безнаказанными.
— Я не шлюха, сеньор де ла Вега. За это даже не доплачивают.
Тебе бы следовала почаще держать язык за своими зубами, целее бы была. Но Абигейл учуяла от господина Янко ароматы девичьих благовоний ещё на смотринах и приветствиях, а в доме явно не наблюдалось никаких будущих миссис и сеньор де ла Вега. Судя по помятому общему виду внизу и спутанным волосам, старший сын предложил в родном имении только обеденный сон, а все ночи посвящал обладательницам красных гвоздик, что вылетели минутой ранее в окно.
Ей сразу хотелось расставить приоритеты, предупредить, что его слово внизу ещё ничего не решает в из неожиданной "дружбе" если это модно так назвать, или будем честными, просто его избалованным глазом. Вышвырнет ее посреди своих бескрайних полей и огромных владений? Замечательно, ещё август, до города она и пешком дойдёт. Обвинит в краже в первый же день? Ничего страшного, уйдёт голая для доказательств опровержениям. Но никаких запертых дверей и двухзначных взглядов, пока этого не видит его матушка. Да собственно, и ее она, слава богу, тоже не слышит.
[NIC]Abigail Presley[/NIC]
[LZ1]АБИГЕЙЛ ПРЕСЛИ, 21 y.o.
profession: горничная
[/LZ1]
[STA]к дому Бонасье, Лондон левее[/STA]
[AVA]https://i2.imageban.ru/out/2020/06/07/a8634db93360d704858e1b7ba4a05eb4.gif[/AVA]
[SGN]Xok aaq’a'
https://i4.imageban.ru/out/2020/06/07/77a6737c74769ba50ff381c624d4ce4a.gif
[/SGN]

+2

10

– Байеры? Из Регенсбурга? Байеры, Байеры... Ааа, все, вспомнил. Две дочери-злыдни, которых никак не сплавят замуж даже с таким приданным и землями, что за них обещают. И пятнадцатилетний сын, уже успевший подсесть на опиум. Пусть Томас де Квинси что угодно пишет в своей дурацкой книжонке, но опиум убивает, я видел. Просто не сразу.
Ознакомление горничной с площадью будущих работ – нормальная практика, которая всегда проводилась в доме, поскольку никто не ждал от прислуги магических талантов и способности читать мысли. Вот только эта горничная какая-то неправильная, как сломанная кукла – кажется, она воспринимала все так, словно надо кидаться и выполнять все немедленно. И это немного смешило старшего де ла Вега.
– Потом всем займёшься, когда меня не будет. Вообще все делай максимально в мое отсутствие.
Закрытая дверь придала уверенности, особенно, когда Янко встретился взглядом с проходящей в комнату напротив прислуги – видимо, кого-то из новеньких. И пусть свеженазначенная горничная за первые полчаса в доме успела надерзить столько, сколько решались только самые старые слуги за всю свою жизнь, Янко ей это спустил – во-первых, портить с ней отношения сейчас не резон. Во-вторых... вообще-то это даже забавно на фоне немецких подстилок, одна другой послушнее и страшнее.
– Давай начнем ещё раз, – почесав затылок, опуская голову к полу, как будто это он тут прислуга, продолжил шептать,– Я – один из твоих хозяев, сеньор Янко де ла Вега. Сын посла, тебе это о чем-нибудь говорит? Вижу, что говорит, ты девочка не глупая.
От нее действительно приятно пахло. Янко в целом был привычен к любому амбре, после недельных конных маршей все, что не пахнет конем или мочой – кажется благовонием. Но на фоне проясняющейся после соли головы тонкий оттенок лаванды приятно скрашивал эту двусмысленную ситуацию.
Чтобы уж наверняка показать свои намерения, Янко сложил руки за спиной.
– Ты говоришь на нескольких языках, это хорошо. Значит, многое можешь слушать и слышать. Может быть, до тебя доходили слухи, что на этой неделе на моего отца было совершено покушение. Виновника не нашли, как и заказчика, расследование перешло на государственный уровень. Поэтому если ты увидишь, услышишь или почувствуешь что-то неладное...
Пришлось расцеплять из замка руки и лезть в карман, доставая пригоршню серебра – отсчитав ровно пять, соразмерно ежемесячной оплате, Янко повертел ими на свету, отчего сноп солнечных зайчиков пробежался по светлому лицу девушки, но не торопился их отдавать.
– ...я бы хотел обо всем знать. Мне не нужны кухонные сплетни, за них я платить не буду.
Вместо денег протянул Абигейл ключ от двери, тем самым отпуская ее и давая возможность покинуть комнату в любой момент, сам же направился к столу, отодвигая со скрипом немного продавленный стул, бросая через плечо.
– Придёшь вечером, после ужина с молоком и дашь ответ. Сейчас иди, иначе тебя накажут за опоздание на инструктаж.
И принялся вскрывать сложенные стопкой письма, словно в комнате никого и не было.
[LZ1]ЯНКО ДЕ ЛА ВЕГА, 23 y.o.
profession: старший сын посла, шеволежер
[/LZ1][STA]sic parvis magna[/STA][AVA]https://i.imgur.com/F3ZoiOC.png[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/4GjZwzp.gifНе прожигаю жизнь, а подкуриваю[/SGN]

+2

11

Докладывать? На остальных? Пожалуй, это не самый лучший способ подружиться со старой прислугой, что была здесь до неё, в новом доме, в первый же день. Если бы это хоть кто-нибудь из них услышал, Абигейл бы ждало публичное презираете среди своих коллег и только бы и оставалось ждать камня в спину, все то же обвинение в краже тли шашни с сеньором. Хотя, судя по сеньоре, второе здесь вообще не аргумент.
Девушка даже не смогла сразу правильные слова подобрать, господин так быстро поменялся в лице, вывалило на неё свой хитро спланированный замысел и притянул ключ. Или в этой комнате настолько жарко, потому что солнечная сторона совсем без теневых штор, или же новоиспеченная горничная сильно волнуется от столько неожиданно предложения.
Его зовут Янко... сеньор Янко.
Он переживает за отца, опасается, что убийца возможно до сих пор проживает в его жоме и не готовятся ли нечто подобное повторить? Или же этот юнец не хотел бы так быстро унаследовать все поманите с хозяйством да и временными полномочиями от отца, поэтому предпочёл побыстрее избавиться от возможных препятствий на беспечную жизнь и дальше? Или же он сам и является заказчиком, который как молодой и современный ум, увидит все в новом мире по-своему.
Ответов на эти вопросы Абигейл не знала, но ей предоставили возможность это выяснить, или же, стать соучастницей. Так или иначе, ей все равно придётся нести вечером молоко, а значит разговор ещё не закончен.
Девушка кивнула, что бы этот ответ ни значил, что она согласна или что просто все поняла, но после повторного уточнения, нужно ли что-то ещё сеньору де да Вега и отрицательного взмаха руки, она покинула комнату.

Ключ девушка так и оставила торчать в двери, потому что выходила хоть и быстро, но всё-таки под воздействием шока. Человек так резко поменялся за какой-то час, минимум дважды, показав свое истинное лицо и маску. И какое же из них настоящее? Этого Абигейл, увы, не знала и запуталась окончательно. Стоило ей не Нино отойти от двери и скрыться в тени коридора, она припала спиной к стене, тяжело дыша и прилипая руки к солнечному сплетению. Ей словно не хватало воздуха, хотя с такими потолками и окнами, его было более, чем предостаточно.
Он мог действительно ее хорошенько удалить за столько наглый порыв дерзости. Плавали, знаем. Мог просто вышвырнуть из дома в ту же минуту с угрозами, если посмеет вернуться. И такое бывало. А запертая дверь могла оказаться той самой гранью, которую уже, увы, не вернуть. А здесь просто прискорбно признавать.
Абигейл вспоминает свою подругу Фиону, потому что это ей должно было достаться место горничной в этом доме. Она хотела этого больше всех остальных, больше Абигейл, больше старого камердинера, и даже без знания двух языков сразу ее бы взяли, потому что она превосходная прислуга. Но в этот такой дорогой и превосходный план вмешалась сначала простуда (и о боги, Абигейл надеялась, что это именно она), а потом и острый язычок блондинки. И все, теперь ты шпион на короткой привязи, и попробуй откажись.

— Янко! - братец буквально влетел в комнату, потому что дверь в неё всегда была не заперта, а если заперта, это можно слышать ещё на подходе. Хватаясь высокие балясины деревянной кровати и благодаря сопротивлению, притормаживая.
— Ну? Как тебе наша новенькая остренькая горничная? Ничего, а? - Хоакин заигрывал с братом, изображая недотрогу, какими были большинство новеньких служанок и по-хозяйски развалился на животе поперёк кровати.
— Если не нравится, отдай мне. Она симпатичная и совсем не старая. Будет с кем на пикник ходить да и от матушки подальше, - мечтательно протянул парень, переворачиваясь на спину и совершенно не замечая чем станет старший брат, потому что в голове были только одни порядочные девушки.
Но всё-таки молчание в ответ на восторженные комментарии напрягли Хоркина и тот снова вернулся на живот, пытаясь снова окликнуть брата, что сидел за столом.
— Эй? Янко? Ты слышишь меня?- ещё пара минут и можно было нагонять туч для привлечения внимания.
— Ты же помнишь, что завтра с нами ууууууужинает, - специально растягивал братец не только звуки, но и улыбку.
— Магдалена де Фуа вместе со своими родителями.
Фамилия де Фуа - ещё один уважаемый и довольный старый род Мюнхена, они почти что коренные жители, с хорошей родословной и отличными связями. А ей Магдалена была невестой Янко, которую ему уготовили ещё до армии.
Несмотря на то, что она немка, мать позаботилась о психическом состоянии своего любимого сына и выбрала ему не просто богатую невесту, но и красивую. Красивая и статная брюнетка, с пронзительным взглядом и курносым профилем, ее осанке мог позавидовать весь город, а уж сколько у той было кавалеров - можно новый полк собрать. Однако, ей очень льстило то, что именно старший сын посла стал ее избранником и Магдалена то ничуть не противилась.
[NIC]Abigail Presley[/NIC]
[LZ1]АБИГЕЙЛ ПРЕСЛИ, 21 y.o.
profession: горничная
[/LZ1]
[STA]к дому Бонасье, Лондон левее[/STA]
[AVA]https://i2.imageban.ru/out/2020/06/07/a8634db93360d704858e1b7ba4a05eb4.gif[/AVA]
[SGN]Xok aaq’a'
https://i4.imageban.ru/out/2020/06/07/77a6737c74769ba50ff381c624d4ce4a.gif
[/SGN]

Отредактировано Abigail de la Vega (2020-06-07 18:24:04)

+2

12

«Достопочтимый сударь!...»
Да кто так письма начинает? Ясное дело, собирается просить денег.
Коричневый конверт, едва вскрытый, с не извлеченным до конца письмом упал прямиком в урну.
«Горячо любимый, желанный и!...»
Господи боже, какая бульварная вульгарщина.
Янко аккуратно вытащил лист до конца и раскрыл письмо, пробегаясь по убористому почерку, сообщающему на языке любви – бишь, французскому – о той самой что ни на есть любви. Которая преследует даму во снах, возвращая в ту самую ночь снова и снова.
Кто только учит шлюх письму, скажите на милость?...
Тем не менее Янко с любопытством продолжил читать, захваченный не столько льстящими его мужскому эго (и не только) комплиментами, сколько вопросом, кто мог написать такое бесстыдство, если не кто-нибудь с дома на Изаре?
Ах... вдовствующая графина де Лафе...в урну, живо, живо. Жаль, нет свечей, чтобы поджечь предварительно.
«Дорогой друг! Спешу сообщить тебе, что я беременна!»
Аннабет? Серьезно? Янко весело фыркнул, выкидывая письмо, так же не дочитав – последний раз с ней кувыркаться выдалось в канун прошлого рождества Христова. Либо она слон, а Янко тогда выпил куда больше, чем обычно себе позволял, либо она перебрала все варианты, сверяясь с календарем, и после Янко начала писать любовникам двухгодичной давности. Авось сработает.
«...прошу явиться на построение от сего дня для поддержания духа союзных войск...»
Это письмо пришлось прочесть до конца, медленно и вдумчиво, но что-то в нем не давало Янко покоя. Построение, но без официального вызова? Без гонца? Да, он не королевских кровей, и был в построении лишь в третьей колонне, но дань уважения сыну посла – дело, как минимум, чести.
В этот момент послышался за спиной голос Хоакина, и Янко тихо, без подозрительных резких движений убрал письмо в стол, подтягивая небольшой томик с английскими пьесами.
– А?– крайне натурально изобразив рассеянность, старший брат заторможенно обернулся, ловя взгляд развалившегося на постели юноши,– Меня все устраивает в моей горничной, так что держи карман шире. У тебя была возможность выбирать после меня, хочешь сказать, ты все профукал и таки выбрал парня?
Книгу пришлось отложить – слух царапнула знакомая фамилия и Янко рефлекторно перекосило, как от зубной боли.
Нет, не то, чтобы Магдалена его не устраивала. На один, ну, может, два раза она вполне бы сошла, особенно, если налечь на шнапс, который в Мюнхене не умеют готовить от слова совсем, и отвлечься от тяжёлых дум о ее расовой принадлежности. Частично именно этим матушка и воспользовалась при первом знакомстве – устроив пышный прием, она не проводила церемониальных объявлений гостей и Янко сам напоролся на черноволосую красавицу, принявшись умасливать со всем свойственным ему обаянием.
Вот только узнав тем же вечером, какие узы по согласию родителей должны их связать в ближайшем будущем, Янко не только потерял к девушке какой либо интерес – кажется, его начало воротить от вида любой безымянной брюнетки в целом.
– Ты сказал – де Хуа? Какая неприличная фамилия. Нет? Чихуа? Как та ненормальная псина, которую привез отцу из Китая лорд Рейкхарт? Её ещё наш дворовый кот задушил?
Уворачивайся – не уворачивайся, а надо собраться с духом и поговорить с отцом, что весь этот фарс со свадьбой никому не нужен, не выгоден...неприятен...
Да, за исключением огромного наследства, когда приданное присоединится к отписанному на Янко имуществу.
– Боюсь, Магдалене придется довольствоваться только твоим несносным обществом, дорогой братец. У меня появились срочные дела, требующие присутствия в Мюнхене. Вернусь ближе к отбою.
Или не вернусь до утра, как повезет.
Встав со стула, Янко торопливо принялся одеваться для верховой езды, шаря по ящикам в поисках кожаных перчаток.

– До конца сбора урожая подъем – в четыре утра, в семь утра звучит первый звонок – герр и фрау изволят подниматься довольно рано. В девять – завтрак уже должен стоять в столовой, герр Илай спускается сам, герр Хоакина следует разбудить за полчаса до общего сбора, герр Янко будить без его особых указаний или приказа герра Ларсо де ла Вега и фрау не стоит,– вот миновала основная экскурсия по кухне, кладовым и отхожим местам. Абигейл гувернантка смерила уничижительным взглядом, словно несколько минут наедине с молодым господином уже поставили на ней определенное клеймо. По крайней мере, в ее глазах.
Смешливые девчонки, прибывшие сюда вместе с Абигейл, уже успели отхватить по лицу и рукам за шуточки и такой же дерзкий тон, который позволила себе говорящая на двух языках блондинка. Как говорят, дурной пример заразителен – а с заразой в домах подобного ранга борятся палкой и хворостиной. Поэтому они рефлекторно сторонились Абигейл, словно это она была виновата в их внезапном порыве, а не их длинные языки.
– Сервировка проходит в три этапа. Скатерть, сервиз и разнос еды. На обслуживании всегда остаются две горничные, которых я назначаю перед отбоем.
От монотонного голоса хотелось спать, бессонная ночь, стресс и полное отсутствие приветливых лиц давали о себе знать, но нужно было держаться. Если не ради кого-то, то хотя бы из принципа.
Кажется, такого же мнения придерживалась одна из новеньких девушек, высокая и нескладная блондинка с тонкими жидкими косичками и острыми чертами лица – такую даже во сне сложно назвать красавицей, отчего грустные серые глаза и надвисшие брови этой моли вызывали особенный отклик у всех, кто ведал о жалости.
– Меня в посудомойки отправили и помогать в летних кладовых,– стоя рядом с Абигейл, зачем-то сказала она едва слышно, словно надеясь хоть на каплю дружелюбия от этого места, пусть и воображаемого на долю секунды в начале их разговора,– А тебе что назначили, кроме прислуживания старшему сыну?
Гувернантка расслышала шепот, но, обернувшись, не распознала, откуда он шел. Лишь насупила брови и продолжила бубнить, поправив пенсне, прохаживаясь вдоль ряда из горничных.
Ещё пара условностей касательно обеда, чаепитий, ужина и приема гостей – и девушек повели в крыло для прислуги для распределения койко-мест.
[LZ1]ЯНКО ДЕ ЛА ВЕГА, 23 y.o.
profession: старший сын посла, шеволежер
[/LZ1][STA]sic parvis magna[/STA][AVA]https://i.imgur.com/F3ZoiOC.png[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/4GjZwzp.gifНе прожигаю жизнь, а подкуриваю[/SGN]

Отредактировано Yanko de la Vega (2020-06-07 19:36:05)

+2

13

— Что значит твоей горничной? - брат искренне удивился и даже в какой-то мере успел возмутится, но с одобряющей улыбкой на лице.
— Ты назначил ее в личные горничные?! Вот так сразу?! - ну, конечно, Хоакин хотел тоже "поиграться", прежде чем старший брат отхватить себе огромный кусок пирога от всего новоприбывшего состава. Да и обычно всем слегам дают время освоиться, ознакомиться, изучить дом и только через время они себя проявляют, и господа могут определить какая или какой из них могут сойти за личных горничных. Ну, конечно это чаще всего "какая", иначе выше и старше ты заводишь себе уже камердинера, так что, пока ещё молод, надо этим наслаждаться.
— Так нечестно, брат! - но тут скорее не в претензию, а для поддержания разговора все с той же улыбкой.
— Я тоже ее хотел. Ну сразу же видно, что она не из местных, кожа такая светлая, я видел под капюшоном эти золотистые прялки волос из пучка. А глаза? Ну ее же явно приятно рассматривать! Да и не только, - тон сменился на более игривый, когда Хоакин подпрыгнул и присел на кровати, не сводя глаз с брата.
— Досталась так досталась, ты же старший. Но разок на пикник я могу с ней сходить? Ну всего один? Наверно.
Сразу было видно, что брату не просто весело, а что при вероятном отказе, он попытается ещё раз попросить, или может уже пойти напрямую к Абигейл, смотря как пойдёт или не забудет.
Хоакин в целом всегда прибывал в более лучшем расположении духа в присутствии старшего брата. Одни шутки про фамилию своей! невесты доводили его до коликов от смеха, не говоря уже об остальном чувстве юмора старшего брата. Хоакин вообще хотел быть очень на него похож, даже больше, чем на отца. И несмотря на то, что между ними всего полутора годовалая разница, они были совершенно разные, не только внешне и но и личностно. И сколько бы Хоакин не таскал книг у Янко со стола, ни копался в старых записках и письмах, ни перелистывал бережные закладочки, ни примерял камзолы старшего, ни знакомился с похожими девушками. И что самое главное - старший никогда ни одному из пунктов не препятствовал! Хоакин  все так же отставал. У него не было проблем с вниманием от дам или отставаний в учёбе, или в адаптации в обществе, и так далее по списку. Но Янко есть Янко, и хоть с табуретки ты прыгай рядом с ним - все равно не достанешь.
Это не было каким-то маниакальным увлечением или завистью, братья были достаточно дружны, в потому Хокаин просто в таком необычном выражении на самом деле очень гордился братом и почти создал себе кумира. И тут уж даже не без помощи матушки, у которой хоть и было три сына, но особую любовь к первенцу скрыть невозможно.

— Как это? Какое это такое ещё дело? - улыбка брата быстро смеялась недоумением, это что - он прямо сейчас собирается уезжать? Сейчас?!
— Эй, а что за дело? Магдалена приедет только завтра... А возьми меня с собой, я тоже хочу в Мюнхен!
В тот самый момент, когда Янко встал, чтобы переодеться в дорожный костюм и начал шарить по ящикам в поисках кожаных перчаток, с его локтя медленно и прямо в дверцу начала парить тоненькая голубам ленточка, которую Хоакин за своими возмущениями даже не замечал.
Она была шире обычной нити, но не толще. Намного меньше и короче той, что дамы завязывают в волосы, но с отработанными краями, будто это кусочек аксессуара. Тоненькая, атласная и небесно-голубого цвета полосочка напоминала больше закладку из маленького сборника или подобного печатного издания. А учитывая, что на ней был характерный залом, то сомнений оставалось все меньше - это из книги. Одна беда - у Янко не было таких ни книг, ни закладок, так откуда же это?

Дальнейшая инструкция по дому для Абигейл и лекция, на которую она благо успела, проходила как на автомате. Ничего совершенно нового ни она, ни другие не узнали, просто сейчас идёт внутреннее мини-соревнование на то, кто быстрее всех запомнит она положение всех комнат, служебных помещений и предпочтения господ. Между делом, пока Абигейл перебывала в своим мыслям и раздумьях насчёт предстоящего вечера, а конкретно, время после ужина, ее уже успели в буквальном смысле обсмаковать от мала до велика, хотя большинство из них была вся новая прислуга. И непонятно, то от это зависит, то от претензия, но очевидно было одно - стоило переступить через себя и попробовать все же с ними подружиться. Хотя, после слов за спиной «главное наши раздвигаться пошире, ибо у старшего де ла Вега зверский аппетит», она все больше сомневалась в этой коллективной затее.
— Абигейл, поди сюда, - пока девчонки занимали койки и раскладывались вещь, экономка, которая все это время да и Асю жизни, умела хорошо слушать, попросила Абигейл выйти из предназначенной ей комнаты и отвела немного в сторону.
— Слушай внимательно, повторять не буду. Здесь все в курсе о предпочтениях и образе жизни герр де ла Вега старшего, чьей личной горничной ты теперь являешься. Поэтому не нужно строить из себя какую-то особенную девчонку. Поверь, ты не такая. Но я хочу и от себя тебе добавить, что я слышу и вижу гораздо больше, чем ты можешь себе представить. Не ты первая и не тебе быть последней при юном господине Янко, однако, мы всегда знаем, что нужно делать с замечтавшимся девчонками. Ты поняла?
Куда уж более понятливей. Любая, кто решит, что у старшего сына фрау де ла Вега умней какие-либо настоящие чувства, что эта любовь из книжек и баллад, что именно с ней все по-настоящему - отправляется обратно отправителю как испорченный товар. И это в самом лучшем случае. Потому что стоит быть любому из братьев неосторожным в своих играх с дамами, особенно служанками, и мать быстро избавляешься от любого намёка на возможное родство.
— Поняла, - создавалось впечатление, что за более развёрнутый ответ ее могли выпороть прям сейчас, всё-таки, от приветствия и смотрин не все ещё отошли. Поэтому Абигейл приходилось сдерживать себя, хотя бы до той поры, пока она не сможет пообщаться с кем-нибудь ещё, помимо завистливым слуг.
— Помимо твоего назначения на личную горничную, будешь помогать и остальным. Все-таки, юный господин Янко чаще всего отсутствует в поместье, нежели присутствует. Да и если он на месте, нужно чтобы ты была недалёко, при доме или дворе, чтобы не заставлять юного господина долго ждать, он этого не любит. Но пока будешь учиться - начнёшь помогать с сервировкой. Делала это когда-нибудь? Впрочем, не важно. Сегодня присутствуешь на ужине. Запомнила?
Не настолько Абигейл была глупа, чтобы не запоминать прихоти привередливых господ. Но больше всего задевало то, что так считал каждая из высшего назначения прислуга. Дворецкий, камердинер, экономка. Увы, это одновременно и не изменить, но и не привыкнуть, особенно тем, кто смириться никак не может. Но одной Абигейл знала теперь наверняка, что личной горничной сеньора Янко де ла Вега живётся хуже всех в этом доме, потому что все остальные его обитатели делают все, чтобы они как можно реже пересекались и не дают ей продыху.
[NIC]Abigail Presley[/NIC]
[LZ1]АБИГЕЙЛ ПРЕСЛИ, 21 y.o.
profession: горничная
[/LZ1]
[STA]к дому Бонасье, Лондон левее[/STA]
[AVA]https://i2.imageban.ru/out/2020/06/07/a8634db93360d704858e1b7ba4a05eb4.gif[/AVA]
[SGN]Xok aaq’a'
https://i4.imageban.ru/out/2020/06/07/77a6737c74769ba50ff381c624d4ce4a.gif
[/SGN]

Отредактировано Abigail de la Vega (2020-06-08 01:22:24)

+2

14

– Хоакин, сам вспомни, какая она острая на язычок. Помимо того, что она должна им отлично работать, она так же может нажить себе кучу неприятностей. А я хочу объездить эту сноровистую кобылку без моральных и телесных травм, на которые так споры наш управляющий и миссис Гибли,– Янко говорил бездумно, лишь бы заполнить образовавшуюся тишину от его немого ступора. Голубая лента, удачно слетевшая не на пол, а на резную дверцу, была ловким движением руки поймана и спрятана мимоходом в нагрудном кармане, где лежал запасной носовой платок.
– Так что смирись, этот червивый персик на ближайшее время только мой. Но ты не переживай – в самый ответственный момент я буду напоминать ей о тебе,– изобразив бедрами характерные толчки, запрокинув голову, к которой прислонил в шутливом жесте по-женски оттопыренную ладонь, нарочито визгливо принялся постанывать имя брата, тут же скатываясь до банального хохота,– Уверен, после такого она с радостью помчит с тобой на пикник.
Но тут же сам оборвал свои шуточки, засуетившись и принявшись переодеваться – в который раз уже за день? За этот длинный, нескончаемый день...
Дорожные брюки с кожаной нашивкой по площади бедер и ягодиц, высокие сапоги, к которым Янко уже настолько привык, что не снимал даже в мирное время – а поверх рубахи привычный темно-рыжий сюртук на ремешках и крупной пуговице под горло. Вот и все, только лёгкий темный плащ на одно плечо, да треуголка, как в знак издевательства над местными одноперышниками – кожаные перчатки Янко так и не нашел, успел лишь повернуть ключ в ящике стола и тут же дёрнулся, пока не забыл, к стойке с оружием, пряча в специальном кармашке голенища тонкий стилет, да опоясываясь пистолетом с кисетом пороха и запасных пуль.
– Матушке скажешь, что я на свидание,– больше ничего старший объяснять не стал, отмахиваясь от тысячи вопросов, что застыли на красивом, пока даже не покрытом пушком лице брата.
И вылетел из комнаты, оставив, как обычно, дверь нараспашку.
Не прошло и пяти минут, как со стороны внутреннего двора послышались обрывочно разговоры, смех и затем – топот гнедой кобылы, на которой обычно Янко отправлялся в Мюнхен или отдавал с возвратом на постоялый двор почтовым дилижанса, нередким гостям в округах города.

За прошедший час намывания пола в огромном зале для банкетов и встреч Абигейл умудрились задеть локтем дважды. Пространство было настолько большим, что было сравнимо с отдельным небольшим зданием, настоящим предметом искусства от и до, вот только сейчас это место было некстати запружено туповатыми неумехами, с чего-то решившими, что, скучковавшись, они перевернут девушке мир. Мир не перевернулся, как и она смогла устоять на ногах, а вот ведро, к сожалению, с такой моральной дилеммой не справилось и потому было предательски опрокинуто, как только не сработал план по кувырку Абигейл.
Можно было подумать, что девушка напросилась сама к старшему сыну в услужение. Можно было подумать, что она этому рада, просто сияет от самого бесхлопотного в бытовом плане члена семьи. И сидя в тот момент на коленях, глядя на свое отражение из-за разлитой по изысканному мозаичному паркету воды, Абигейл точно знала – будь кто угодно на ее месте из недавних забияк, с ними происходило бы тоже самое. Даже горничные, что должны были наводить порядок в комнатах остальных братьев, казалось, косились в ее сторону и злорадно посмеивались.
Стоило ли пытаться с такими наладить контакт? Возможно, но это потребует куда больше усилий, чем оно того стоило, в самом-то деле.
Перед ужином было небольшое окно, на котором позволялось перевести дух, привести себя в порядок или же аккуратненько шмыгнуть каждый в свою сторону.
Так, путем недолгого наблюдения Абигейл уже точно знала, кто получил похожее предложение, как и она, только от кухарки и, судя по лицам вернувшихся к тяжёлой работе юношей, от камердинера лично. Больше никто не пытался с Абигейл заговорить до самого вечера, ни служанки, ни слуги "повыше", только разносились суетные команды, да подкидывалась посуда утомленным посудомойкам.
Вечером, как выяснилось, традиционно, все сели пить горьковатый, явно местного производства чай и составлять планы на завтра. Первую партию распределяли по кухне, вторая должна была помогать основному составу с уборкой, Абигейл попала вместе с симпатичной брюнеткой, той самой, на которую положил глаз Хаокин, на сервировку, которой уже успели проесть все уши, плешь и дыры в висках до самого мозга.
От гувернантки Гибли ни одно смятение на лице не могло укрыться, ни один вздох или отвлечённый шепот – даже после официального освобождения от обязанностей, кроме подающих ужин и посудомоек три девушки были как следует оприходованы хворостиной по задранным понталонам, оставляя на молодой коже ярко-красные рубцы.
Улучив момент, Абигейл получила разрешение покинуть кухню и направиться в комнату старшего в трио сыновей де ла Вега со стаканом молока и парой кусков вяленого говяжьего мяса – но о вкусах не спорят.

Янко держался на взмыленой лошади из последних сил – бессонная ночь, к которой стремительно пыталась присоединиться вторая подряд, множество впечатлений за день, гонка на опережение, странное письмо, о происхождении которого он поехал узнавать напрямую – все начисто выпило из него все силы. На этот раз плащ держался на плечах, затянутый парчовой тесьмой, капюшон наброшен на лицо как можно сильнее. Лихо перемахнув на несущейся галопом кобыле, он стал потихоньку переводить ее на рысь, поощрительно похлопывая по боку, мягко прищелкивая языком и повторяя имя взбешенной лошади снова и снова, пока не удалось ее притормозить где-то уже ближе к особняку.
Сил хватило только снять узду да седло, Янко даже не сразу сообразил, что неплохо бы стреножить своенравное животное, рванувшее тут же к корыту с водой – но пришлось, все же, как следует повозиться, потому что все конюхи давным давно спали. Как и охрана, черт бы ее побрал, не смотря на недавний случай.
Стараясь не шуметь, Янко подлетел по лестнице прямиком на третий этаж и, заметив в своей комнате дрожание света свечи, чуть пригнулся, задержав дыхание. Рука сама собой нырнула за стилетом, пока он крался к скачущим теням, отлично просматриваемым на стенке напротив.
Выскочив из-за дверного косяка, заслышав лёгкий шум в спальне, говорящем о том, что там определенно кто-то есть, Янко приготовился было нанести удар, как тут...
– Вот черт, что ты тут делаешь?!– со стороны лишь было заметно, как дернулсч плащ со стороны правой руки – де ла Вега уже привычным движением нагнувшись, спрятал нож обратно, рассматривая из под капюшона не ожидавшую такого визита Абигейл, словно не помнил, что он сам ее в это время и пригласил в свою комнату.
– Впрочем, не важно, ты как раз вовремя. Нужен таз с водой – не возись с теплой, сойдёт любая.
Скинув быстрым жестом плащ, Янко предстал в не самом товарном, не шедшим ни в какое сравнение виде по сравнению, даже, с утренним представлением. Сюртука на нем не было, колени перемазаны землёй – и хвала Пресвятой девы Марии, если это только земля – в то время, как нательная рубаха была вся в разводах засохшей крови с разодранным воротом.
– Кстати говоря, ты принесла молоко? Ужасно хочется пить.
[LZ1]ЯНКО ДЕ ЛА ВЕГА, 23 y.o.
profession: старший сын посла, шеволежер
[/LZ1][STA]sic parvis magna[/STA][AVA]https://i.imgur.com/F3ZoiOC.png[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/4GjZwzp.gifНе прожигаю жизнь, а подкуриваю[/SGN]

+2

15

— Вечно ты идёшь какими-то окольно сложными путями, брат, - вдоволь отсмеявшись и приняв аргументы брата насчёт горничной за чистую монету, Хоакин кажется начинает понимать, почему именно они так отличаются, несмотря на то, что один так стремится быть похожим на другого. При всех возможностях, которые открывались для семейства де ла Вега, у них было множество вариантов решения любого вопроса и проблемы. Логично всегда идти к тому, что более приятен, интересен, тем более, раз ты можешь себе этого позволить. Ну а Янко чаще делал иначе и шёл за своей личной, никому неизвестной целью, зачастую она была выгоднее или полезнее, от того может не всегда легка и приятна. Поэтому он выбрал себе эту служанку, и поэтому Хоакину никогда до него не допрыгнуть.
Когда Янко уже накинул плащ, стало понятно, что брата он совсем он слушает да и не собирается. Поэтому какие-либо поползновения что-то выведать или напроситься были все равно, что горох об стенку. А просьба списать все на очередные любовные похождения так и вообще была для вида. Потому что если старший брат собрался и уехал в город без отца, который сегодня даже не в столице, а где-то далеко, то значит однозначно гулять и балаганить.

Самой большой дилеммой для Абигейл стали, пожалуй, не насмешки и издевательства со стороны остальной прислуги по поводу ее назначения, а скорее мысли о предстоящем вечере и предложении от серьора де ла Вега. Девушка поработала уже в нескольких домах до этого и прекрасно видела, что бывает со стукачами и каково им живётся среди остальных, если дополнительное "хобби" придаётся массовой огласке. Поэтому пока Абигейл натирала пол в банкетном зале до блеска, все пыталась придумать причину, чтобы не доносить на этих приятных личностей дружного коллектива. Но всё-таки воспоминания прошлого и отдельное воспитание имели рычаги давления на девушку и уже к концу дня размышления сменились на то, как бы просто вежливо отказать сеньору де ла Вега и не вылететь из дома в ту же минуту. Хотелось, хотя бы, немного поесть да и поспать пару часов, уж очень она устала за сегодня.

— Однажды, я накоплю много денег и уеду отсюда, - в спокойной и мечтательной манере с Абигейл пыталась завести разговор та самая темненькая девушка, пока они стояли вместе и натирали посуду для ужина.
— И куда же ты поедешь? - решив, что если совсем молчать, то скоро можно онеметь от безумства и обречённости, Абигейл усмехнулась и решила поддержать ненавязчивый разговор.
— Да ну какая разница! Главное подальше. Уеду, куплю себе маленький домик на окраине. Буду развозить птиц и продавать мясо. А потом и сама уже работников нанимать. Кстати, меня зовут Лора, - девушка была достаточно дружелюбной и кажется ещё не обработана сетями безумных местных служанок, от того была лёгкой и такой же новенькой как и Абигейл.
И пока они болтами о том, о сем, кем бы могли быть и кем бы стали, до светлой головы неожиданно дошло - она теперь работает в доме посла. Да, и до этого ее хозяева были достаточно уважаемые и богатые люди, но посол, это новая возможность попробовать уехать отсюда. За весь тяжёлый день Абигейл впервые полегчало в прямом смысле этого слова, она выдохнула и наконец-то приняла окончательное решение. Поэтому когда ее загрузили молоко и вяленым мясом для старшего де ла Вега, девушка уже точно знала, что ответить.
Идея была в том, чтобы помочь послу и его старшему сыну с расследованием в покушении на отца. Абигейл не будет доносить, она будет внимательно слушать и учиться сортировать полученную информацию. И возможно если она поможет найти виновника и затейщика, посол или его сын смогут в дальнейшем помочь ей.
Лишь один маленький момент омрачал столько резко став прекрасным вечер, это то, что за весь сумбурный день девушка и не заметила, как потеряла закладку из своего записного блокнота. Она ничего драгоценного не стоила и практически ничего не значила, но это была та деталь, которая начала с ней это нелёгкое путешествие с самого начала и в какой-то степени была частичкой прошлой жизни. Абигейл пока не могла никому здесь доверять и поэтому везде таскала блонконт с собой, закреплённый у пояса под множеством складок в юбке. У неё уже был определённый опыт в этом, поэтому девушка была уверенна, что он не выпадет и не потеряется, а позднее она найдёт ему место у своей кровати. Но вот закладка всё-таки умудрилась выпасть и видимо именно тогда, когда она его перекладывала. Потратив все свое свободное время и то самое окно на поиски этой маленькой детали, Абигейл была обрыла и осмотрела всю комнату прислуги, где они последний раз раскладывались вещи и получали койку-место, забыв совершенно про смену одежды или личные дела. Но чем глубже наступал вечер, тем больше она себя успокаивала тем, что найдёт для закладки что-нибудь другое и впредь будет более острожной.

В комнате было слишко тихо, не похоже на то, что старший де ла Вега уже отошёл ко сну, ведь Абигейл даже не готовила ему ещё постель как положено. Дверь была приоткрыта и она смогла аккуратно занести вяленое мясо и молоко, взгромоздив на все тот же небольшой столик перед диваном. Убедившись в том, что сеньор Янко и правда отсутсвует, Абигейл поспешила зажечь парка весей на столе и решила, что пока ей будет этого достаточно для того, чтобы проверить и подготовить постель. Застелить и как свежеет заправить по кроям простынь, скинуть и свернуть в ноги одеяло, взбить каждую подушку и проверить настиле запасных ночных тапочек. И когда она наклонила к полу под кровать, то ее осенила одна мысль - а что, если она выронила закладку здесь? Быть такое может с очень маломальской вероятностью, ведь Абигейл доставала блокнот только в комнате прислуги. Но маленький червячок ожидания, который пока надеялся дождаться старшего де ла Вега для разговора, подсказывал, чтобы она не тратила времени зря и поискала.
Пришлось поползать на коленях, проверить под мебелью, у дверей, на тумбочках, мельком бросить взгляд на стол и вспомнить, что рыться ей там нельзя. Потом вспомнить ещё про высокий шкаф с формой, где она брала старые сапоги и нырнуть туда, но снова ничего. В конечном итоге Абигейл уже даже немного запыхалась от своей неожиданной авантюры и просто выпрямилась для передышки, как в дверь буквально впрыгивает перекошенный сеньор.
Девушка приметила в его руке нож и как он возвращало его обратно, мало того, что она ни на шутку переругалась от такого появления, так ещё и с вероятностью угодить на лезвие. Но она не успела даже взвизгнуть, а лишь глубоко вдохнуть и схватиться за фартук.
— Вы ... вы сами же просили меня прийти, сеньор, - мысленно она уже попрощалась со всякими там планами и помощью, потому что готова была передать привет покорному папочке. Но Янко не даёт ей напрочь сплестись с этими мыслями и тут же раздаёт новые указания. Как только он скинул плащ, было достаточно одного его внешнего вида, чтобы понять о том, что сеньор удалил в какую-то потасовку, а которой Абигейл никто не спрашивал.
— О боже, это что - кровь? - вглядываясь в его рубашку, она поняла, что сильно тормозит и пора бы расслышать, что от тебя просят. Догадываясь, что ей все равно никто не ответит, а говорит она на автомате, девушка нырнула в хозяйскую ванную и взяла таз. Там же всегда были заготовлены сосуды с водой на всякий случай, в том числе, и всякий ночной, поэтому Абигейл вторым заходом принесла широкое ведро и наполнила им таз, постоянно проглядывая на сеньора, который возился со своей одеждой.
— Молоко на столе. Может быть, я могу помочь? - оглядывая его с головы до ног, так как сама сидела на коленях перед тазом, разбавляя воду и размешивая ее рукой.
[NIC]Abigail Presley[/NIC]
[LZ1]АБИГЕЙЛ ПРЕСЛИ, 21 y.o.
profession: горничная
[/LZ1]
[STA]к дому Бонасье, Лондон левее[/STA]
[AVA]https://i2.imageban.ru/out/2020/06/07/a8634db93360d704858e1b7ba4a05eb4.gif[/AVA]
[SGN]Xok aaq’a'
https://i4.imageban.ru/out/2020/06/07/77a6737c74769ba50ff381c624d4ce4a.gif
[/SGN]

Отредактировано Abigail de la Vega (2020-06-08 17:04:29)

+2

16

– Прости меня, я забыл,– не задумываясь над тем, что происходит в комнате, что он говорит и как это выглядит со стороны, Янко суетливо раздевался – сначала сапоги, затем пропитанная потом и кровью рубашка. Сразу стало понятно, что кровь принадлежит не ему – немного впалая грудь и жилистые руки были безупречно ровными, загорелыми, без единой царапинки, словно сеньор сходил на прогулку и переборщил со сбором смородины. Когда вода оказалась в тазе, Янко подтащил стул и опустил горящие ноги в воду, согнувшись пополам, укладывая руки на колени и утыкаясь в них головой.
В полутьме нескольких свечей, что подрагивали от малейшего движения в комнате сложно было что-то рассмотреть – но длинный косой шрам на спине просматривался достаточно четко. На самом деле это было нормой – будь ты кавалерист или пехотинец – без пары подарков со службы уйти невозможно, слишком много случаев, обеспечивающих подобной возможностью с головой. Вот только все сувениры, доставшиеся, скорее всего, именно со службы, были именно со спины.
– Если я отключусь – разбуди,– командный тон рассекал надвое предупредительную мягкость извинения, словно наточенная сабля кусок животного жира, де ла Вега старший явно был все ещё взбудоражен и сам отчасти напуган, раз крался в собственную комнату.
Что послужило поводом думать, что там его мог кто-то поджидать?
– Подай стакан, – приподняв совсем немного голову с набрякшими мешками под глазами, Янко протянул просяще руку, за две минуты уже третий раз меняя тон разговора,– Встать не могу.
Получив из рук девушки долгожданное молоко – казалось бы, в такой ситуации уж лучше потребовать бренди – юноша опрокинул стакан, с наслаждением опустошая его в пару мощных глотков. Было видно, что ему не хватило, но Янко жажда волновала мало – рой мыслей отчаянно боролся с усталостью, пока глаза лихорадочно метались по комнате, словно что-то ища.
– Ну, что ты решила по поводу моего предложения, мисс Пресли?– подняв кувшин с ледяной водой, отставляя стакан прямо на пол, он просто опрокинул себе прямо на голову, честно стараясь попасть только в таз, негромко вскрикнув от перепада температур.
[LZ1]ЯНКО ДЕ ЛА ВЕГА, 23 y.o.
profession: старший сын посла, шеволежер
[/LZ1][STA]sic parvis magna[/STA][AVA]https://i.imgur.com/F3ZoiOC.png[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/4GjZwzp.gifНе прожигаю жизнь, а подкуриваю[/SGN]

+2

17

Странный и взъерошенный вид сеньора пугал Абигейл не меньше того, когда она влетел в свою комнату с ножом. На какие-то пояснения или рассказы она явно может не рассчитывать да и не должна, однако, то, что ее господин был явно не на свидании, как о том шептался весь оставшийся день двор, теперь можно было четко и аргументированно видеть. Либо же это свидание закончилось в итоге дуэлью.
Кажется, он извинился из-за того, что забыл о своей просьбе, но это было не столько похоже на правду, сколько то, что извинения были из-за случая с ножом и неоправданной резкой угрозы. Кто вообще станет извиняться перед прислугой? Ну испугался сеньор и что в этом такого, а прислуге положено всегда быть где-то неподалеку и адекватно реагировать на любые реакции своих господ. Но Абигейл не стала придавать этому значения, поспешно подавая стакан молока со стола, как тот и просил.
Разбудить? То есть, не давать ему спать? Но он же устал. В этом не было никаких сомнений и по внешнему виду, а махинация с водой и ногами более чем подтверждали данную теорию.
Разбудить? То есть, мне не уходить отсюда? Всю ночь? Сидеть и будить его? Список странных просьб от господ, которым прислуживала Абигейл вновь пополнился, но беспокоил ее больше не это, а то, что когда адреналин от внезапного появления пройдет, комната погрузится в тишину, она и сама может уснуть, даже сидя или стоя.

Вода из кувшина перелилась не только в таз, но и на пол вокруг стула, на котором сидел сеньор. Абигейл предварительно и почти сразу переставила стакан с пола обратно на столик, но картина мелких лужиц напоминала ей пока еще свежие события сегодняшнего дня в банкетном зале, когда она оттирала бесконечно мокрый плиточный пол. Ничего не поделаешь, лучше делать все своевременно, пусть даже тебя об этом не просил сеньор де ла Вега, но потом на вздутые полковницы ее обязательно ткнет миссис Гибли, и тогда уже ничего не оправдаться. Потратив меньше минуты на то, чтобы снова пройти в ванную и вернуться с огромными полотенцами для ног. Абигейл села на колени перед стулом и тазиком, постелила парочку вокруг сеньора, тем самым, моментально заставляя впитаться пролитые лужицы, и одно оставила сухим, отложив немного в сторону.
Девушка проигнорировала его вопрос, словно не услышала или все еще никак не могла решить, хотя еще за ужином была уверенна, что ответ может быть очевиден.
— Наверно, подпруга разболталась на обратном пути, - девушка немного подтянула свои рукава, которые и без того были укороченные, но немного перестраховки еще никому не помешали. Ее руки нырнули в таз и одна из ладоней быстро нащупала одну из стоп, при поднимая немного над водой, чтобы омыть, а потом опустила обратно, но уже до упора к ближайшему к ней борту таза, чтобы девушка могла продолжить то, что начала.
— Из-за этого стремена часто сползают по сторонам и вызывают лишнее напряжение на ноги, - или просто сеньор де ла Вега сильно торопился на обратном пути и ему было уже не до этого, чтобы что-то там поправить, но девушка об этом технично промолчала.
Вода в тазу не была ледяной, больше комнатной температуры, а погреть Абигейл ее просто не успела бы. Ее небольшие, но крепкие ладони стали постепенно массировать широкую стопу от пятки к центру, перебирая подушечками больших пальцев неторопливо и расслабляюще. Постепенно они переходили на основание пальцев, разводя костяшки и разминая каждую прожилку отдельно.
Убить одним делом двух зайцев: помочь сеньору де ла Вега наверстать эффект воды, если бы она была теплой, и за одно привести свои мысли в порядок, ведь ей нужно было что-то ответить.
— Я не очень хорошо разбираюсь в политике, сеньор де ла Вега. Но раз у вас работает разноплановая прислуга, то наверно могу и что-то подмечать из этого, - таким образом она дала понять, что ответ на его предложение положительный, но докладывать она не собирается. А если будет какая-либо опасность и для этого требуется человек, знающий более одного языка, она готова помочь. После чего постепенно перешла ко второй стопе.
[NIC]Abigail Presley[/NIC]
[LZ1]АБИГЕЙЛ ПРЕСЛИ, 21 y.o.
profession: горничная
[/LZ1]
[STA]к дому Бонасье, Лондон левее[/STA]
[AVA]https://i2.imageban.ru/out/2020/06/07/a8634db93360d704858e1b7ba4a05eb4.gif[/AVA]
[SGN]Xok aaq’a'
https://i4.imageban.ru/out/2020/06/07/77a6737c74769ba50ff381c624d4ce4a.gif
[/SGN]

+2

18

Как же не хватало простого человеческого "поговорить". Взять и выплеснуть весь накопленный эмоциональный багаж, который тянется за ним следом, словно прикованное пушечное ядро на цепи. Рассказать, что происходит за пределами безопасных, казалось бы, стен в обманчиво мирном, как видится многим, королевстве, где последние годы самая большая проблема – сорванный из-за непогоды конкурс прекрасных пастушек. Но братьев втягивать в этот порочный круг было нельзя – слишком ещё зелёные и бестолковые мальчишки, у них ещё есть время получить свою порцию беззаботного удовольствия. Отец – не поймет, и ладно бы расхождение взглядов закончилось бы только скандалом – в его власти отрезать Янко от всего, начиная от мелких развлечений и заканчивая открывающими многие двери связями. Мать? Ей только и снится, как старший женился и приступил к ответственной работе по производству взвода внуков, которыми она выложит в своих покоях благодарственную речь к женщине, согласной терпеть его, Янко, в роли супруга.
Друзья? Как-то не свезло из-за кочевого образа жизни, хотя здесь, в Баварии, они знатно подзадержались. Янко все опасался, что отец планирует остаться здесь навсегда, ведь время шло, количество высокопоставленных, вхожих в дом лиц увеличивалось, а сладкой фразы:"Мы переезжаем в следующем месяце" все не звучало.
Вот и оставалось буравить совершенно не виноватую в его растрёпанных чувствах прислугу, терпеливо протирающую воду вокруг тазика.
Веки сами собой смыкались под чарами прохладной воды, успокаивающей тянущую боль. Но тут небольшие ладони коснулись стопы и окутали неторопливыми, плавными проглаживаниями, от которых одновременно бросило в жар и позволило впервые за день расслабиться, опасно клюнув носом спустя пару минут.
Лёгкое возбуждение цепкими мурашками поползло по ногам к самому поясу, приятно оттягивая кожаную вставку брюк, предназначенных для длительных поездок верхом. В битве за обладание хозяином сошлись перевозбужденный под воздействием адреналина и происходящих событий мозг, понимающий важность хотя бы нескольких часов сна рассудок и само тело, жаждущее логичного продолжения от массажа, утомлённое прилично затянувшимся воздержанием, о котором наверняка знал только сам Янко.
Веки снова опасно едва не сошлись, тяжелея с каждой минутой, юноша уже готов был просто обмякнуть прямо так, на стуле и отключиться, поддаваясь обещанной эйфории от сладкой дрёмы – но перед глазами непрошеным гостем мелькнула картинка, вынуждая его подорваться на стуле, тяжело дыша.
Сон как рукой сняло, колотящееся сердце попросилось наружу, желательно, через горло. Янко останавливающим жестом коснулся светлых волос и аккуратно погладил, отвлекая за подбородок девушку сначала от ее занятия, а после и вовсе поднимая с колен, выпрямляясь следом за ней.
– Спасибо,– осознание того, что он здесь, сейчас, в своей комнате совершенно не помогало. По груди и спине всё ещё стремительно стекала вода, пропитывая запоздало брюки и белье, недоразумение в форме растрёпанных темных волос, падающих на плечи беспорядочными волнами, под импровизированными водными процедурами сгладились, являя куда более приемлемый вид. Убирай он всегда так волосы – и точно сошел бы за слегка перекоптившегося на солнышке франта.
– Принеси мне четыре...нет, пять часовых свечей.
Наступая на разложенные вокруг полотенца, принимая из рук Абигейл отложенное сухое, он уткнулся в него и с каким-то остервенением принялся вытирать лицо, словно пытаясь с него что-то стереть. Например, кровь, что он успел вытереть ещё перед приездом домой, чтобы ненароком не напугать полуночных слуг. Или видения, что на фоне переутомления вздумали ожившими полотнами разворачиваться перед глазами в натуральную величину, словно де ла Вега оказался вновь участником недавних сомнительных действий. Или вновь накатившее желание поговорить, да хоть с кем-то, какая разница, прислуга перед ним или благородная дама? Один черт – половину не поймет, половины испугается.
– И ещё кое-что,– возвращая полотенце, Янко направился к шкафу, без стеснения стягивая с себя штаны, стоя к горничной искалеченной в прошлом спиной,– Забери рубашку и избавься от нее. Чтобы никому на глаза не попалась. Сожги, залей ваксой, что угодно.
Хватило не больше минуты, чтобы оценить скорость привычного к такому темпу жизни сеньора. Обычный домашний костюм, из тех однообразных комплектов, что носят господа в пределах своего дома, но явно не для сна – свободного кроя льняная рубашка, широкие рукава которой Янко неторопливо подворачивал, разворачиваясь в процессе к девушке – скорее всего, собираясь что-то писать. Из той же ткани небрежно завязанный аскот, тонкие подтяжки, да латунь пуговиц на завышенной талии черных брюк. Оставив рубашку небрежно расстёгнутой, Янко внезапным жестом перехватил Абигейл за руку, попридержав от похода за свечами:
– Погоди ещё немного.
Рука была на удивление теплой и жёсткой, хотя ни о каких рабочих мозолях и разговора не шло. Едкий аромат пороха, всё ещё не смытый с тела запах крови, что вставал в носу металлическим комом и лёгкий шлейф табака перемешались в один полноценный портрет, который все никак не хотел впитывать все черты нового господина, что достался девушке по капризу судьбы.
– Я...– споткнувшись в самом начале фразы, сеньор де ла Вега нахмурился, глядя в одну точку куда-то над плечом Абигейл, словно взвешивая,– Нет, ничего. Иди за свечами.
Отпустив ее, дождавшись, когда девушка выскользнет под взглядом, ясно говорящим: немедленно, оставив полотенца и тазик, Янко торопливо подобрал мокрые брюки и достал оттуда смятый, перепачканные бурыми пятнами носовой платок. Внутри него, как он и ожидал,всё ещё хранилась тонкая голубая лента – лишь немного помялась, да пропиталась с одного края такими же пятнами, не то, чтобы безнадежно испорченная – край можно обрезать – но уже и не презентабельная.
И потому он скрыл ее в кармане, возвращая стул на место и садясь за стол, разгребая немного пространства, почти не глядя доставая письменные принадлежности, дожидаясь горничную со свечами и подсвечником, поскольку старый был напрочь залит воском, скрывая под собой всю резьбу и литьё.
[LZ1]ЯНКО ДЕ ЛА ВЕГА, 23 y.o.
profession: старший сын посла, шеволежер
[/LZ1][STA]sic parvis magna[/STA][AVA]https://i.imgur.com/F3ZoiOC.png[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/4GjZwzp.gifНе прожигаю жизнь, а подкуриваю[/SGN]

+2

19

— Да, сеньор, - девушка воспитанно попустила глаза к влажному полу, когда парень подошел к шкафу, чтобы начать переодеваться. Не то, что бы она там чего-то не видела у мужчины или стеснялась этого, но считала, что не ее это дело пялиться туда, куда не следует. Бывали у Абигайл господа, которые вытворяли подобное из принципа, чтобы заставить раскраснеться служанку или напрямую уже крыть намеками о том, что он не откажется от помощи в ванной или даже предложит совместные процедуры. Но по Янко не похоже было, чтобы он хотел смутить свою личную горничную или что-то в этом роде. Скорее ему было абсолютно все равно, а тратить лишние сиды на то, чтобы о чем-то просить, сейчас непозволительная роскошь.
Девушка решила, что не станет тратить на элементарное созерцание пола и соберет мокрые полотенца, от чего снова кинулась на пол и принялась их собирать, попутно протирая последние мокрые следы от ног сеньора. Одежду все равно будут завтра на стирку собирать, поэтому она еще за ней вернется, а вот полотенца уже к утра нужны чистые и сухие, поэтому стоит их заменить по пути за свечами. Но тут Янко ясно и главное вовремя дал понять, что от перепачканной в крови рубашки нужно избавиться немедленно, не просто прихватить с собой до прачки, а больше не возвращать в его гардероб. Девушка не стала задавать лишних вопросов и просто сгребла ее в кучу полотенце, которые собиралась унесли и краем глаза заметила, что он уже закончил с брюками. Этот момент стал отправной точкой для того, чтобы подняться на ноге и скорее отправиться на первый этаж за свечами, кажется миссис Гибли еще днем показывала где хранятся те, что господа могут запросить в любое время для и ночи.
Но тут девушку останавливает неожиданный перехват у самой двери и она замирает практически не дыша. Сколько еще мыслей могло проскользнуть в этот момент? Сеньор Янко де ла Вега явно многого не договаривает о своих поездках в город не то, что личной прислуге (да и не должен), но и наверняка матери, и братьям, раз весь основной переворот происходит среди ночи и после отбоя. Знала ли о чем-то подобном его предыдущая горничная, Лидия? И куда она в итоге делась? На самом деле, очень хотелось задать этот вопрос напрямую, однако, именно сейчас Абигейл понимала, что лучше просто слушать, момент для подобных вопросов еще не наступил. А чтобы она окончательно в этом убедилось, Янко даже начинает свою фразу с уверенного "Я" и девушка машинально приоткрывает губы, словно помогает ему этим жестом не бояться говорить, да хоть на каком языке. Но сеньор де ла Вега раньше возвращается с небес на землю и еще раз делает акцент на том, что свечи нужны как можно быстрее. Девушка кивнула и после того, как он ее отпустил, вылетела в дверь?

Что это было? Что вообще случилось? Почему он вернулся весь в крови да и с такой скоростью, что забыл про подпругу и сбил ноги? Почему даже дома сквозь дрему он не чувствует себя в безопасности?
Сложно было перенаправить мыслительный потом, даже при выполнении каких-то бытовых и однообразных действий. Спуск с лестницы, путь до прачки, сортировка полотенец, скомканную рубашку Абигейл  ловко перепрятала в свой подол, чтобы заняться ей после уже своего отбоя.
На кухне точно были часовые свечи, для них была отведена отдельная тумбочка, а рядом стояли несколько начищенных подсвечников. Абигейл отсчитала ровно пять свечей, прихватила одну из тех подставок, что казалась не особо приметной, и старалась просто не греметь. Конечно, были и те, кто либо еще не ложился, либо отбывал наказания за физическим трудом до самой ночи, потому что за день не успели. Этому набору прислуги Абигейл просто старалась не попадаться на глаза, благо их было наименьшее количество, по сравнению со всем штатом и она достаточно быстро вернулась обратно на третий этаж.

В отличии от самого хозяина покоев, Абигейл прикрыла за собой дверь, когда снова вошла и заметила, что совсем забыла про таз.
— Вот пять часовых свечей, сеньор. Как вы просили, - она аккуратно положила их вместе с чистым подсвечником с краю письменного стола, за которым сидел Янко и развернулась к тазу с водой. Он был достаточно переполнен из-за дополнительной жидкости кувшина, от того и тяжелый для перемещения. Поэтому девушка половину отгребла все тем же ведром и поспешила опустошить его в ванной, а после вернулась и уже знала, что сможет дотащить остальное без особого труда.
[NIC]Abigail Presley[/NIC]
[LZ1]АБИГЕЙЛ ПРЕСЛИ, 21 y.o.
profession: горничная
[/LZ1]
[STA]к дому Бонасье, Лондон левее[/STA]
[AVA]https://i2.imageban.ru/out/2020/06/07/a8634db93360d704858e1b7ba4a05eb4.gif[/AVA]
[SGN]Xok aaq’a'
https://i4.imageban.ru/out/2020/06/07/77a6737c74769ba50ff381c624d4ce4a.gif
[/SGN]

Отредактировано Abigail de la Vega (2020-06-09 02:04:04)

+2

20

– Да, хорошо,– как и ожидалось, де ла Вега отреагировал отвлечённо и поверхностно,  полностью погруженный в бумаги, что были раскиданы перед ним на столе. При беглом взгляде можно было заметить грубую, набросанную не слишком опытной рукой карту Мюнхена и окрестностей. На городе акцента практически не было, в отличие от лесистых территорий, что были разбросаны, в основном, на северо-западе. Несколько областей были небрежно замалеваны цветными мелками, смазав и без того неаккуратные чернильные границы, но, похоже, вольного творческого подхода начинающий картограф не стыдился и значения огрехам не придавал.
Остальные записи убористым почерком состояли из имён, которые так запросто и мельком не различить – нагроможденные титулы были записаны по-немецки, часть из них была обведена или подчёркнута. Свежие пометки на одном из листов состояли из трёх вычеркнутых фамилий, которые Янко торопливо переписывал в сшитую книгу с чистыми листами, предусмотренную для карандашных записей во время походов. Поскольку места на столе уже не осталось – последний островок заняли свечи, массивная литая чернильница и промокашка, пришлось уложить походный блокнот на колено, предварительно перекинув ногу на ногу для высоты.
– Утром, когда прислуга начнет собирать всех к завтраку, зайдешь ко мне и отнесешь пистолет Филлипу, я положу его на столик и оберну тряпкой. Пусть прочистит ствол и выдаст ещё пару унций пороха, кисет я потерял. Поэтому перед этим возьмёшь любой холщовый мешочек в прачечной. Настаивай, что все должно быть готово до полудня.
Он все это говорил быстро и тихо, пока девушка возилась с водой и тазом, коротко поглядывая в ее сторону, пока сохли чернила. Наблюдая за движениями в процессе перелива воды, за торопливой уборкой нескольких луж, натекших с таза, за лёгким шагом, когда Абигейл ушла в ванну. Словно пытался разобрать каждое действие и принятое решение по полочкам, прокручивая все фразы, которыми они успели обменяться за две короткие встречи. И ожидая реакции при просьбе взяться с утреца пораньше за пистолет.
– На сегодня все, можешь идти.
Поднявшись, отставив записную книжку на стул, Янко стремительно направился к двери и приоткрыл ее, дожидаясь, пока девушка покинет комнату, доделав все, что осталось. Усталое выражение лица говорило о чем угодно, только не о готовности вести диалог, отвечать на вопросы или строить из себя дружелюбного покровителя – вполне типичное поведение господина в отношение прислуги, которую часто и за мебель то не воспринимали без должного намека.
Замок за спиной Абигейл щёлкнул от прокрутившегося в замысловато оформленной всевозможными завитками скважине ключа – тем самым Янко отсек от потенциальных незваных гостей себя на всю ночь.
Как только девушка покинула комнату, он застыл в нерешительности со своей стороны, разглядывая совершенно не подходящую под полуказарменную обстановку дверь – с резными узорами, шпонированную из темного ореха. Такие двери ведут, по идее, в роскошные спальни, единственные следы на полу в которых – от алкоголя, простыни измяты от страстных порывов, а на столе остатки принесенных с кухни явств, а не сметенная за один присест вяленая говядина, которой было отчаянно мало – но стоило съесть ещё что-нибудь, и Янко наверняка знал, что отключится, не доведя свои дела до конца.
Черт!
Вспышка адреналина застелила глаза, вырываясь, наконец, со старательно сдерживаемым гневом, который копился все это время внутри, ожидая уединения. Янко сжал кулак и хлопнул со всей силы по деревянному массиву, ушибившись, благодаря чему удалось избавиться от груза эмоций, преследовавших весь сегодняшний вечер. Прислонившись лбом к двери, чувствуя живительную прохладу, распахнул объятия и приник горячими ладонями к неровной поверхности, невольно оглаживая, проходясь тонкими пальцами по очертанию выдавленных декоративных прямоугольных подушек...
– Не в то я время родился,– проворчал сам себе под нос, когда душевное равновесие более менее воцарилось в мятежной душе и де ла Вега смог вернуться обратно к столу, поджигая новую свечку,– Ох не в то.
Закулисная война, напоминающая по масштабам бескрайнее поле брани, рядом с которым Елисейские поля – так, детский лепет – неохотно, упорствуя изо всех сил подпускала его только путем непрерывной борьбы наизнос, вынуждая быть кем угодно, только не собой.
Взгляд усталых глаз вновь упал на центральный ящик, где таилось такое простое и греющее сердце решение. Достаточно протянуть руку, выкатить ящичек, погрузиться в него рукой, черпая пальцами оббитое бархатом дно...
Нет.
Вспомни любимую фразочку отца, которую он считал с полузабытого фамильного герба, когда искал родственные связи во Франции и другие пересечения аристократов с их испанской линией. Por el bien de la familia.
Помни это. И чти.
Одернув тем самым себя, Янко просидел над бумагами и парой книг до рассвета, отвлекаясь только при смене свечей, когда огарки на последнем издыхании начинали дрожать от малейшего воздушного порыва.
Когда первые предрассветные звуки наполнили комнату, а всполохи синевы подавили тьму горизонта, он закончил свое вынужденное бдение и отложил все записи, книги, давая просохнуть. Провернув по пути ключ, открывая тем самым дверь, Янко направился в ванну, используя остатки сменной воды в попытке смыть с рук наляпанные чернила. Пемза и застывший бросок из жира и чайных трав справились с этой задачей, а дальше... в ход пошла спрятанная в тумбе бутылка отменного скотча, флакончик женских духов и орудия дьявола, против которого выступала в свое время даже королева Виктория – пусть и делалось это орудие из пчелиного воска, да экстракта герани и розы.
Оставив пару смазанных отметин на щеке, шее и рубашке, де ла Вега отложил помаду обратно в тумбочку, взбаламутил высохшие ровными прядками волосы, положил свёрток с пистолетом на столик рядом с диваном и...завалился, наконец, на постель, распространяя миазмы, как будто только что вернулся из самого дешёвого борделя. Достаточно было только моргнуть, даже не закрыть целенаправленно глаза с целью заснуть ненадолго – и все поглотил туман, в который Янко с готовностью провалился, изредка глухо постанывая во сне, взмокнув от прямых злых лучей летнего солнца, превращающего комнату в настоящий парник. Но сам сеньор этого совершенно не чувствовал, забыв перед падением на постель даже скинуть домашние туфли.
[LZ1]ЯНКО ДЕ ЛА ВЕГА, 23 y.o.
profession: старший сын посла, шеволежер
[/LZ1][STA]sic parvis magna[/STA][AVA]https://i.imgur.com/F3ZoiOC.png[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/4GjZwzp.gifНе прожигаю жизнь, а подкуриваю[/SGN]

Отредактировано Yanko de la Vega (2020-06-09 11:42:44)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » «Селам»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC