внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост от лис суарес Неловко – и это еще мягко сказано – чувствует себя Лис в чужом доме; с чужим мужчиной. Девочка понимает, что ничего страшного не делает, в конце концов, она просто сидит на диване и... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 35°C
* jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » sectumsempra


sectumsempra

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

7 марта  2020 | около полуночи | клуб

Krista Wanger & Deyna Rays

https://funkyimg.com/i/35JR7.jpg

Всполох неонового света выделяет тебя из толпы, заставляя меня зацепиться взглядом. Знакомые волосы, знакомые глаза, знакомые губы... Вот только эти самые знакомые для меня губы изогнуты в совершенно незнакомой флиртующе-продающей улыбке.
И тут меня с головой накрывает злостью, раздражением и ... обидой?
Действительно, зачем со мной стараться, флиртовать или быть милой, если я и без того остегиваю деньги на лечение твоего брата.
Да, Дэй?

Отредактировано Krista Wanger (2020-06-17 15:39:31)

+2

2

День не начинался совсем. Как и утро, он был проведен за здоровым молодом сном. Который случается у людей: либо напрочь лишенных совести, либо живущим по заповедям Божьим. Само собой Дэй относилась к первому типу. Прошлую ночь она провела за просмотром очередной мыльной оперы, над которой выплакала себе все глаза и устала сетовать на свою неудачную личную жизнь. Точнее на полное отсутствие оной. А потому, проснувшись, почти что глубоким вечером она приняла простое и правильное решение. Пойти развлечь себя туда, где льются реки алкоголя, гремит музыка и ходят симпатичные молодые мужчины. Нет, шла она туда не за серьезными отношениями. Размышления о таких закончились на последней серии сериала. Дэй быстро вернулась в реальность и поняла что она и что-то серьезное - несовместимо. А точнее просто скучно. Но вот развлечься, покупаться в горящих и алчущих взглядах, а может, точнее скорее всего, повести ночь за весьма приятными физическими упражнениями - очень даже интересно. Решение было принято быстро. Оставалось вызвонить кого-нибудь в сопровождение (почему-то Дэй считала весьма некомильфо приходить в клуб одной) и подобрать наряд. За несколько часов обе проблемы были решены. Пара бывших одноклассниц были схожего с Дэй статуса и всегда "за" за посещение очередного развлекательного заведения. Они не были дружны, говорили лишь о шмотках и новых модных веяниях, но большего Дэй и не нужно было. По-крайней мере она себя в этом убеждала. Выбор клубного одеяния занял больше времени, но раз она шла с определенной целью то - много блеска и мало материала.
Думала ли она о Кристе? Да. Когда только родилась идея пойти на "охоту" в голове тут же замаячили: холодная тонкая усмешка Кристы, обволакивающий взгляд и наглые руки. Но Дэй не могла позволить себе при каждом своем желание или действие думать о Кристе. Она бы вообще предпочла не думать о ней никогда. Но приходилось смириться, что блондинкой, словно вирусом, надо переболеть.

Такси привезло ее в неприметный переулок. Точнее таким он был днем. Узкий, не слишком чистый, с темными глазницами окон двух домой, зажавших между собой полосу асфальта. Но по ночам, в недрах одного из этих домов растворялись врата. Из которых сухой воздух наполняла музыка, смех и табачный дым. Около дверей всегда толпились группки разномастных слоев общества. Кто-то дышал воздухом, кто-то проводил сложную операцию по удовлетворению своих потребностей - убеждая красоток променять это место на квартиру, кто-то просила подкинуть бабла или провести внутрь, так как вход был платным или по специальным картам. Место считалось эпатажным, молодым и модным. Дэй, не меняя привычки по поводу сумок, вытащила из-под чехла телефона помятую двадцатку и вместе с подругами нырнула в темное и голодное нутро клубного чудовища. Больше денег с собой у нее не было. Но когда это красивая девушка нуждалась в деньгах в клубе? Поить ее будут или заинтересованные мужчины, или сам клуб, который нуждается в привлекательных женщинах в своем заведении. А уезжать из клуба она одна не собирается, значит и с дорогой разберется. Три девочки, разные, но такие похожие (своими намерениями), быстро оказались у столика и успев пощебетать лишь несколько минут были одарены подносом с высокими скользкими бокалами шампанского. Подарив воздушный поцелуй дарителю, а больше он и не заработал со своими жалкими бокалами, девчонки продолжили болтать, стреляя глазками по залу в поисках "жертв".
Так прошло несколько часов, Дэй уже не знала где остались ее подруги. Она выпила достаточно и даже больше, чтобы весьма неустойчиво двигаться на своих, как всегда, высоченных каблуках, отвергла нескольку похабных и скрытно похабных предложений - все шло по стандартной схеме. Она заняла барный стул и стрельнув сигарету у высокой девушки справа медленно и задумчиво стала выпускать клубы дыма, целясь в мимо бегающего бармена.
Ей было скучно. Она потанцевала. Она с кем-то даже пообжиматься успела. А выпила столько, что ни одной здравой мысли в голове не осталось и будь кто рядом повнимательнее давно бы утащил ее в уголок. Но ей все равно чего-то не хватало, чтобы ловить прежний кайф. Но так как думать она не была в состоянии, то просто злилась на все и всех. Вдруг рядом раздался кофейный аромат, что так красиво смешался с запахом сигарет и возбудил желание удовлетворить эту утреннюю потребность.
Обернувшись, Дэй обнаружила рядом высокого шатена. Это все что она была способна узреть в данный момент. Мужчина пил кофе, что выделало его из толпы. А еще он пристально разглядывал Дэй, совершенно ничего не стесняясь. Дэй ответила тем же. Развернувший к мужчине всем корпусом и переложив сигарету в другую руку, она, постучав недавно наманикюренным пальчиком по чашке с кофе, одними губами спросила: можно? На что получила благосклонный кивок и тут же отпила несколько глотков. И это было то что надо. Горячий напиток быстро пробежался по телу разливая свое терпкое тепло и поднимая градус настроения. Затушив сигарету она протянула руку для рукопожатия и громко произнесла свое имя, не отводя слегка затуманенного взгляда от лица мужчины, которое все еще не могла разглядеть. Её тонкие пальцы оказались в крепкой мужской ладони и по законам жанра были не просто пожаты, а поднесены к лицу и одарены легким прикосновением сухих губ. Дэй послушно изобразила легкое смущение и кокетливое хихиканье. Все это было старым, много раз отыгранным шаблоном. И Дэй сегодня не хотелось нарушать правила. Она, в принципе была бы не против если б этот мужчина тут же бы забрал ее куда-нибудь к себе и хорошенько отрахал, чтобы окончательно освободить её голову от всяких неприятных мыслей. С которыми не справлялся даже алкоголь. К примеру, что вот буквально недавно где-то с другой стороны бара мелькнуло лицо Кристы. Это ведь было пьяное наваждение? И очень неприятное. И совершенно точно о таком хотелось забыть.
Сквозь громкую музыку было сложно вести беседу. Но этот потенциальный удовлетворитель пытался. Он произносил комплименты, все ближе и ближе склоняясь к Дэй. Губы которой носили приклееную улыбку, ресницы которой кокетливо порхали, кидая украдкой взгляды по залу, а пальцы которой непрерывно касались руки мужчины, пытаясь осознать насколько физически это тело подходит Дэй. Толстяков и рыхлых она не особо любила. Но и качки или намасленные рельефные модели ее тоже не привлекали. Но все портил костюм, совершенно не давал представление о реальном положение дел. Дэй пока еще обладала лишь одной информацией - он высокий.

+2

3

Однажды любовь к молоденьким девочкам не доведет меня до добра.
Однажды.
А пока я смотрю из окна своей квартиры вниз, на парковку, цепляясь взглядом за свою машину и размышляю, стоит ли рисковать. Или лучше вызвать такси и не париться? Просто откинуться на спинку сиденья, запрокинуть голову и прикрыть уставшие после часов работы глаза. Глаза, перед которыми нет-нет, но всё равно мелькает твой образ – пухлые губы, красивые глаза, пелена черных блестящих волос. Сжав руку в кулак я бью ей по подоконнику, а потом устало вздыхаю, ругая за этот опрометчивый поступок саму себя – руки надо беречь. Этими руками я зарабатываю себе деньги на безбедную жизнь и развлечения. Огладив второй рукой место удара на первой, я отхожу от окна, и в пустоте квартиры мои шаги отдаются эхом.
Иногда я думаю, что стоит завести кошку.
Потом, правда, понимаю, что кошка это очень плохой вариант, хоть и намного лучше собаки. Это ответственность. Это необходимость кормить, вычесывать, играть и следить за здоровьем маленького существа, которое не может пожаловаться на свою жизнь. А я живу так, что иногда сутками дома не появляюсь. Где уж тут время на мяукающий пушистый комок, которому нужно внимание и еда?
Вздохнув, я открываю приложение в телефоне и заказываю к подъезду такси – придется сегодня играть по правилам и пытаться честно-искренне заинтересовать кого-то из девочек в клубе. А потом всё по стандартному сценарию – поехать домой, где улизнуть от меня уже не получится. Помешает закрытая дверь, отсутствие воли и связанные руки. Я могла бы, конечно, просто набрать тебе сообщение и попросить приехать. И ты бы приехала, ведь у тебя нет никакого выбора и шанса отказаться – жизнь твоего брата в моих тонких, но цепких руках. Я могла бы, но не буду. И для этого у меня сегодня много причин, начиная с той, что я всё-таки никогда не смогу поступить с тобой так, как могу поступать с первой встречной хорошенькой девочкой. Остатки совести не позволят мне пытаться растоптать тебя, когда я знаю, в каком положении ты сейчас находишься и как переживаешь из-за Макса и анализов.
Не могу послать совесть куда подальше, потому что сразу перед глазами возникает твое обиженное лицо и глаза, в которых стоят слезы. И ведь не то чтобы я не хотела причинить тебе боль, но… не так.
Такси за каких-то пятнадцать минут домчало меня до клуба, в котором мне не составило труда раствориться в толпе, но вместе с этим отличаться от неё кардинально. Цепким взглядом выискиваю ту самую, которой я готова посветить сегодняшний вечер. Конечно, всегда интереснее иметь дело с милыми и умными девочками, но такие сюда почти не ходят, да и с глупенькими охотницами на бесплатную выпивку и развлечения всегда проще. Поэтому я выбираю симпатичную блондинку с пухлыми губами и, заказав два коктейля, иду прямо к ней. Пара фраз, жестов, улыбок и девушка, которая первым делом оценила стоимость часов на моем запястье, улыбается уже чуть ярче, чем всего пару минут назад. Сука. Черт возьми, в этом мире всем нужны только и исключительно халявные деньги и, желательно, чтобы для их получения не приходилось почти ничего делать.
Я тоже улыбаюсь своей собеседнице (хотя вести разговор при такой громкой музыке довольно проблематично), и улыбка моя даже не выглядит наигранной, потому что я в этот момент представляю, как изменится взгляд девушки и как потухнут искры в её глазах, когда она поймет, что ничем хорошим для неё наша встреча не кончится. Сладко воображаю о том, как слезы зальют прекрасное лицо, как потечет тушь и размажется под глазами, придавая моменту особой драматичности.
И вот всё, кажется, идет просто прекрасно. Мои губы шепчут что-то ей на ухо, она улыбается и смеется, а я уже снова забыла её имя. Но тут мой взгляд цепляется за такие родные черные волосы. Вороново крыло. Смоль. Черная дыра. Ночное беззвездное небо. И я чувствую, как агрессия волной подымается во мне. Еще больше этой агрессии становится, когда мне становится понятно, что ты флиртуешь с мужчиной, который сидит с тобой рядом.
Твой взгляд говорит об этом. Твоя поза говорит об этом. То, как ты почти касаешься его кожи – говорит об этом. И это выбивает меня из привычного состояния равновесия, в котором я находилась за секунду до того, как увидела тебя.
В какой-то момент наши взгляды встречаются. И я посылаю тебе своим молнию, а еще качаю головой так, чтобы ты поняла – я недовольна. Я блять сильно недовольна тем, что вижу тебя тут сегодня! А тебе, кажется, только этого и надо, да? Заинтересованная злостью в моих глазах, ты как будто льнешь к мужчине всё ближе и ближе. А я закипаю. Внутрь меня словно кипятильник сунули, и нет никакого шанса не закипеть.
Лучше бы тебе перестать, Дэй.
Лучше бы тебе не выводить меня из себя.
Ты хоть представляешь, чем это всё может закончиться?
Девчонка рядом со мной, которую я еще пару минут считала своей острой необходимостью, теперь тоже вызывает раздражение. Но я знаю, ты отметила моё присутствие. Ты тоже смотришь за мной, хоть и виду не подаешь особо. И о боже, если тебя не сердит её тонкие пальчики, сжимающие моё плечо, то я – Мать Тереза! Если тебя не сердит то, как она щебечет мне на ухо, а через секунду её губы мягко касаются моей щеки, то я – Святая. Но тебя это просто обязано сердить и потому я, не слишком считаясь с чувствами блондинки, запускаю пальцы ей в волосы и притягиваю к себе для поцелуя. Влажного, жесткого, глубокого. На твоих глазах. Я знаю – ты смотришь.
Видишь, как моя рука касается её талии? Как я сминаю ее кожу под своими пальцами? Как притягиваю чужое тело ближе к себе и вот между нами почти нет расстояния, просто одно тело впечатанное в другое в порыве страсти.
Девчонка старается. Отвечает на поцелуй с остервенением, страстью.
Видишь это? Чувствуешь?
И я жду ответной реакции от тебя.
Как ты поступишь, Дэй?

+2

4

Что случилось с очаровательной дымкой в голове? Куда исчез этот сладкий туман, обволакивающий мысли, придавая им форму облачных фигурок. Непонятных, смутных силуэтов, что не поддаются логичным критериям. Он начал растворятся, как будто чей-то уж очень острый взгляд проткнул воздушный шарик алкогольного дурмана. Дэй сдула с влажного лба черную прядь волос. Еще несколько минут назад они были собраны в небрежный пучок на макушке, спасающий от липкого и душного воздуха. Но чужая мужская рука, скользнув по спине Дэй, легко распустила волну блестящих черных волос. Ее спутник смелел. А точнее, он и был таким, просто для чего-то решил сыграть в джентльмена. Теперь Дэй видела его равнодушные глаза, на дне которых плескался огонек желания. К ней. К ее телу. И этого было бы достаточно в любой другой день, сегодня же вызывало презрение.
Девушка театрально рассмеялась над несуществующей шуткой, закидывая руку на мужское плечо и пододвигаясь чуть ближе, чтобы что-то произнести ему на ухо. Тот благосклонно кивнул и отвернулся к барной стойке, привлекая внимание обслуживающего персонала. Дэй же запустив ладошку в мягкие волосы, украдкой наблюдала мерзкую картину, разворачивающуюся, как казалось на другом конце света, но нет, всего лишь в паре метров от нее.
Что это, карма? Злодейская усмешка судьбы? В Сакраменто вдруг закрылись все клубы и не было иного выхода, как встретиться им двоим здесь, в эту ночь?
Рядом зазвенели бокалы. Заказ выполнен и Дэй резко отворачивается к ним. Ей только что дали ментальную пощечину и теперь ее щеки горят не от жара клуба. Глаза широко раскрыты и в них легко читается растущее раздражение.
Что это было за покачивание? Она что..? Осуждает меня? Что за херня!?
Дэй хватает прохладный бокал и мгновенно опрокидывает содержимое в себя не особо заботясь об образе очаровательной кошечки. Второй бокал, не предназначенный ей, тоже оказывается в тонких ладонях и стекло легконько стукается об белоснежные зубы.
Проведя язычком по губам туда обратно, Дэй, совершенно не чувствует вкуса алкоголя, а только нервозную опустошенность где-то глубоко внутри. И не видит, как взлетает бровь ее компаньона, и как его тонкие губы кривит плотоядная усмешка. От чего его лицо теряет свою интеллигентную маску и открывает его истинную натуру. Не слишком привлекательную. Но Дэй все это пропускает. Ее взгляд хаотично прыгает с бутылки на бутылку, ловя в отражающих поверхностях светлые волосы.
- Еще? - теплый тембр голоса мужчины ей нравился, но сейчас, она вздрогнула и пару раз хлопнув на него ресницами с трудом смогла сообразить, что вообще-то планировала еще немного пофлиртовать с ним и отправиться куда-нибудь для плотских утех. С ним. Не с кем-то еще.
Приди в себя, Дэй. Ты дурочка.
Она все-таки заставляет свои губы растянуться в сладкой и многообещающей улыбке, а мыслям, снова затуманенным, отвлечься от неожиданной встречи. Дэй радостно кивает на предложение алкоголя. Напиться в хлам это идеальный вариант. Какое-то неаккуратное движение позади, сталкивает ее с барного стула и она падает, в ловко подставленные руки мужчины. Дерека... кажется. Пока его ладони пользуются удачной возможностью и скользят по талии к ягодицам, Дэй, схватившись за его плечи может видеть, как самозабвенно липнет к ее Кристе какая-то тощая уродина. Ее пальцы впиваются в плечи Дерека, но это не проявление страсти, как мог подумать он. Дэй, наконец, ощущает под ногами покачивающий пол, и слегка оттолкнув от себя "воздыхателя" делает несколько уверенных шагов в сторону блондинистой парочки.
Сказать, что желала Дэй в этот момент? Оттащить за лохмы эту прилипчивую сучку от Кристы и послать ее крашеную мордочку на встречу со столешницей. С достойным ускорением. И это бы случилось, если бы ее запястье вдруг не попало в плен чьих-то рук. Разозленная, Дэй, обернулась. Она опять забыла, что она не одна. Ее взгляд - презрительной злобы, вдруг сменяется восторгом новой идеи, она легко разворачивается на своих каблуках и падая в объятья мужчины обхватывает его лицо ладонями, не обращая внимание, что ее ноготки оставляют следы на гладко выбритом лице. Когда их губы соприкасаются она чувствует привкус недавно выпитого кофе, выкуренной сигареты и каких-то лекарственных трав. Только это и никакой химии. Отдаться поцелую самозабвенно не получается. Ей не нравится. Это как маленький камушек в кроссовках мешает насладиться прогулкой, так и одна блондинистая голова вкручивающаяся в другую, не дает ей погрузиться в поцелуй полностью. Местью здесь и не пахнет. И полминуты не набежало, как ладошки Дэй отталкиваются от широкой груди и она делает несколько неуверенных шагов назад. Морщится.
Что она делает? Почему она не может насладиться вечером? Почему мысли о Кристе не покидают ее ни на минуту!?
Ненавижу.Ненавижу.Ненавижу.Ненавижу.
Дэй больше не хочет секса с этим мужиком. Она не хочет видеть как Криста соблазняет очередную девчонку. Такую же как она, только менее проблемную. Возможно, блондинка, вообще решила забить на уговор с Дэй. Вряд ли она хоть раз сталкивалась с проблемой найти себе развлечение на ночь. Дэй было необходимо покинуть это место. Чуть-чуть прийти в себя. Подышать.
С этой мыслью она снова разворачивается и двигается уже в другом направлении. Желание выбраться из узкого, жаркого помещения занимают ее всю.
Но только не все согласны с ее планами. Рука снова оказывается в чужом плену и ее резко одергивают назад. Слишком сильно. Дэй лишь чудом удается удержаться на ногах. Она оказывается напротив недовольного лица, которое еще минут 10 назад строило из себя такого очаровашку. Глаза Дэй давно потеряли фокусировку, но приближение агрессивного настроя она чувствует. Как аромат дешевых духов в воздухе, ну и крепкая хватка на запястье подсказывает. Возможно, стоило слегка подумать.
Но Дэй широко улыбается, легонько хлопает парня по щеке и громко говорит:
- Отвали!
К нему интерес она потеряла совершенно. А заниматься благотворительным сексом, вообще, не в ее стиле. А потому сегодня этому парня с ней точно ничего не светит. Да вот только Дерек явно не собирался легко соглашаться с этим фактом.
Видимо, боясь привлечь лишнее внимание, он пытается натянуть на лицо улыбку и говорит: что-то о том, что не понимает что случилось, что хочет ей помочь, возможно ему стоит проводить ее? Его рука по-хозяйски обхватывает обнаженные плечи Дэй и он вроде бы даже начинает движение к выходу вместе с ней.
А Дэй? Ну, а, Дэй какая разница, как попасть на улицу? Пусть будет с сопровождением.

+2

5

Не нравится.
Мне не нравится, как вы смотрите друг на друга. Впрочем, это преимущественно он пожирает тебя взглядом, а ты позволяешь этому случиться и, кажется, даже наслаждаешься этим процессом, вбирая его в себя по крупицам. И злость подымается внутри меня новой волной, лавиной, желая обрушится на тебя, на него, на дурацкую блондинку, чьи губы танцуют где-то у меня на шее. Я хочу смести всё вокруг одним взмахом ресниц, одним движением руки. Я хочу растереть между пальцами противную похотливую ухмылку, в которую складываются губы мужчины, который смотрит на тебя откровенно и с вызовом. И ты отвечаешь ему так же, давая зеленый свет.
Всё это случилось бы в любом случае, да?
Или тебя подстегнула девчонка, которая трется о меня с таким остервенением, словно от меня зависит её ничтожная жалкая жизнь. По факту же – ничего подобного. С маленькой блядью, что заглядывает мне в глаза с вызовом и желанием, ничего не случиться, если я оттолкну её прямо сейчас. Напротив, будем считать, что это её благословение – не придется с утра собирать себя по частям и размышлять на тему того, зачем повелась на дорогие часы на запястье, белоснежную улыбку и качественную одежду, забыв о безопасности. Будем считать, что Иисус Христос, если он вообще существует, поцеловал блондинку в лобик и отвел от неё проблемы. Девочка, да ты в рубашке родилась.
Думая обо всем этом, я отпихиваю от себя блондинку, с которой только что целовалась в губы. Мой взгляд устремлен к тебе, Дэй. Я вся устремлена к тебе и вижу только тебя. Ловлю каждый твой взгляд и каждый жест. Отмечаю все мелочи в твоем поведении и они неприятно царапают меня где-то в районе сердца.
Тошнит.
Ты целуешь его.
Ты. Целуешь. Его.
Сама. Я успела заметить, как ты развернулась к нему и обхватило чужое лицо ладонями. Заглянула в глаза. А затем потянулась губами к губам, от чего сердце моё подскочило в горло от злости и обиды одновременно. Я растерянно понимаю, что злюсь оттого, что меня ты никогда не целовала по своей воле. Да мы вообще почти не целовались. И всё это… абсурд какой-то! Кому нужна эта игра, в которой я отсыпаю деньги на лечение твоего брата? Кому нужна эта игра, в которой ты ни разу даже ко мне не прикоснулась? Почему я, чёрт возьми, позволяю этому случиться? Почему чувствую такое раздражение от осознания того, что кто-то может не делать для привлечения твоего внимания ничего? Но всё равно остается на ступень выше. Ты всё равно думаешь о нём лучше, чем обо мне. Тебя же совершенно не заботит, что это я протянула тебе руку помощи, когда больше было некому? Тебя не заботит, что мне ничего не стоило вышвырнуть тебя за дверь? Не заботит, что раз уж я плачу деньги, то могла бы использовать тебя вдоль и поперек по своему усмотрению?
Ярость внутри меня клокочет, и я просто не слушаю попыток той случайной блондинки узнать, что же случилось и почему я так переменилась в настроении. Меня словно нет здесь. Я вся целиком в сцене между тобой и тем мужчиной, от которого ты отталкиваешься, чтобы разорвать поцелуй. Я слежу за тобой так внимательно, что вижу – по красивому личику промелькнуло раздражение и отвращение.
Я видела.
Тебе не понравилось.
Ты не хочешь.
И это повод чтобы пробираться к выходу вслед за вами, когда твой сегодняшний кавалер вдруг оказался настолько настойчивым, что не принял твоего отказа с первого раза. Я прекрасно видела, что ты хотела уйти отсюда без него. Одна. Выбраться под темное ночное небо и вдохнуть свежего воздуха. Чего греха таить, я и сама хочу именно этого, и ноги несут меня вслед за вами, когда я локтями осторожно распихиваю танцующих со всех сторон людей. Люди-люди-люди. Они везде. И это вызывает раздражение. Еще больше раздражения вызывает мужская рука на твоем обнаженном плече. Ты такая хрупкая рядом с ним. Волшебная. Неземная. Словно вообще родилась не для этого мира, черт возьми.
У меня сводит челюсть от злости.
Мне нужно забрать тебя у него, иначе ничем хорошим для тебя это не кончится – я видела своими глазами, что с вечеринки ты хотела уйти одна. Видела, что твой взгляд не горел от страсти, когда ты оторвалась от его губ. Твой взгляд был потухшим, почти мертвым, а в какой-то момент почти испуганным. А потом ты смирилась.
Но я – нет.
Не смирилась.
- Дэй, – я окрикиваю тебя, едва выскользнув на улицу. Мужчина уже собрался вести тебя куда-то вниз по темному переулку, изредка освещаемому еще не разбитыми фонарями. Впрочем, света тут действительно недостаточно. Я смотрю на то, как ты делаешь шаг, другой. Как покачивается твоя тонкая фигурка на высоких каблуках, а потом ты оборачиваешься.
- Хватит, ты повеселилась. Нам пора уходить.
Я подхожу ближе к вам и надеюсь, что тебе не придет в голову сейчас возмущаться или строить из себя сильную и независимую. Я смотрю на тебя жестко и с претензией, пытаясь пригвоздить взглядом к асфальту, чтобы в твоей голове не смела шевельнуться мысль о том, что сейчас стоит уйти с этим недоумком во мрак темной ночной улицы. Потому что иначе у нас всех могут быть проблемы. Потому что ты понятия не имеешь, что делаешь, и куда тебя может завести это небольшое приключение.
- У тебя получилось заставить меня ревновать. Достаточно.
Мой голос - сталь. Без компромиссов. Я делаю еще один шаг по направлению к вам. Я в который раз разыгрываю историю, которая сообщает миру о том, что ты – моя девушка. Это становится какой-то дебильной традицией, честно говоря. Но если не предъявить на тебя права сейчас и максимально доступно, то парень рядом с тобой вполне может посчитать, что эту ночь ты должна была провести в его постели, делая ему минет. И вот далеко не все могут безболезненно справиться с такой утратой планов на ночь.
- Прости, друг. Тебе лучше поискать на эту ночь кого-то еще.

Отредактировано Krista Wanger (2020-08-18 10:31:20)

+2

6

Чертова картинка мира рассыпается на части, оставляя в глазах лишь крошки остаточных образов. Взмах чей-то тяжелой руки, ярко алые туфли, пиджак накинутый на узкие плечи, огонь в бокале. Ко всему этому добавляется какофония звуков. Мало привлекательных. Слишком тяжелые басы, раздражающий смех, громкие голоса. Но все это спустя секунду сменяется следующей декорацией и не оставляет после себя послевкусия. Дэй все еще движется к выходу. Иногда ей кажется, что она парит над землей. Как нематериальное тело, пропускает сквозь себя насыщенность клуба, не обращая внимания на тупую суету. Но ее нога обязательно что-то задевает и она на секунду возвращается в реальность, ощущая удушливость порочного заведения и чью-то крепкую неприятную поддержку. Наверное, она рада, что не одна. Но и эта мысль выскальзывает из головы, стоит лишь глазам словить очередную неоновую вспышку. Ничто не выдерживает конкуренции с алкогольным дурманом. Хотя стойте, что это за настойчивое постукивание на заднем плане мыслей? Что-то мерзкое и раздражительное. Ах, да, Криста с кем-то осталась за спиной. Но Дэй больше не оборачивается.

Улица не дает ожидаемого удовлетворения. Вместо свежего ветерка Дэй закутывается в горячий воздух, так и не остывших улиц и сигаретный дым мимо проходящих безликих существа. Её душит. Все это. Легкий расслабляющий вечер превратился в раскаленную сковороду на которой совсем не весело подпрыгивают раздражающие образы. Ей хотелось самой целовать эти губы. Давно хотелось. Хоть она и не признаётся себе в этом, желание не исчезает. Она должна была быть рядом и весело смеяться. Обмениваться легкими и непринужденными мыслями. Быть близко. Без горького прошлого. Без ужасающего настоящего. С лихой надеждой на будущее. Быть в долбанной диснеевской сказке, персонажами из Гриффинов.
Рука, что удерживала ее расшатанное равновесие неудобно прижалась к шее. Незнакомые губы что-то беззаботно шептали. Ей не хватало воздуха. Было больно. Обидно. Физический дискомфорт смешался с эмоциональным. Добавляя к неустойчивой психике такой диссонанс, что самой себе она казалась пустой хрустальной вазой, летящей сквозь моменты чужой жизни с многоэтажки. Потому что ей до ужаса не хотелось верить, что все это - ее жизнь. И она такая с ней до самого конца. Дэй совершенно не представляет куда и зачем движется. Что за сила её сейчас толкает и к чему приведет. Глаза тускло и влажно блестели сквозь опущенные, густо накрашенные ресницы; волосы, неловко зажатые тяжелой рукой, причиняли боль. Губы пересохли. Кажется она пару раз пыталась вырваться из этих тисков. Не вышло. А может и не пыталась. Рядом были люди, что-то говорили, кто-то смеялся. Она лишь двигалась вперед, в темноту недружелюбного переулка. И даже радовалась тому, что совершенно не знает что ее ждет там. Потому и стремилась туда. В привлекательное забытье непредсказуемых событий.
Дэй.
Почему она не может проигнорировать этот окрик, как и всё остальное вокруг? Почему не продолжит уперто идти вперед в неизвестность с неизвестным. Ведь она должна понимать, что чтобы там не случилось, это точно не будет хуже, чем то, что принесет и уже принес этот голос.
Но она оборачивается. Дэй вцепляется хрупкими пальцами в руку, поддерживающую-душащую ее, и оборачивается. Просто с неприличной скоростью.
Фокусировка зрения дается с трудом. Но ей и не нужно видеть. Она уже чувствует невероятной силы магнитное притяжение от нее, легко ломающее любые преграды и притягивающее безвольное тело Дэй.
Но она все еще не делает шага. Сопротивляется, глупая. Устремив серьезный взгляд куда-то рядом с Кристой. Найдя какую-то привлекательную точку на дороге.
Нам? Нам?! Что за дурная привычка появилась объявлять окружающим о "нас"! Ведь в "нас" даже дети не поверят!
Взгляд все еще пляшет по мостовой и Дэй старательно вслушивается в голос. И она недовольна. Не те слова говорит ей блондинка. Там должны быть другие звуки. Дэй даже ногой легонько топает от негодования.
Но, все-таки, Дэй выбирается из плена мужских рук, сделав пару неловких шагов в сторону. Она выставляет перед лицом указательный палец, а после указывает им сначала на мужчину, потому на Кристу. Она пытается вспомнить считалочку?
Неожиданно, хмурая маска распадается и Дэй начинается смеяться. Ей подойдет описание про звонкие колокольчики, тронутые весенним ветром на какой-нибудь сказочной опушке. Но смех обрывается на хриплой истеричной ноте.
Зачем ты пошла за мной Криста? Иди трахай ту девку. Тебе же легче найти себе потаскушку в клубе, чем позвонить своей, уже купленной?! И ты смеешь думать, что я вся твоя?! Со всем своим говном? Хрен тебе. Осуждает она меня! Оборзела!
Не было тут выбора. Дэй даже не пыталась. И на удивление четко, почти не проглатывая звуки повторила фразу Кристы, одаривая, пренебрежительным (или его имитацией), взглядом парня:
- Тебе лучше поискать кого-то еще!
А потом Дэй оборачивается к блондинке и тоже дублирует:
- И тебе лучше поискать кого-то еще.
И мне лучше поискать кого-то еще...
Но лишь секунду простояв в неожиданно наступившей тишине, Дэй хлопает себя по макушке раскрытой ладонью, будто что-то забыв, и начинает двигаться к Кристе.
- Ты ревновала меня? К нему? Ты? Тебе было больно, как мне? Непонятно с какого хрена, да?
Она вдруг утыкается горячим лбом в плечо Кристы, тихо посмеиваясь.
- Нам пора уходить.

Дерек в тот вечер мог получить звездочку за самую провальную "охоту". Первая девица отрубилась в туалете не успев даже рта открыть перед распахнутой ширинкой. Вторую увел смазливый блондин, а ведь та была почти готова, он вкачал в нее не только алкоголь, но и половинку волшебной таблетки. Драться за нее Дерек не стал, не выигрышное положение. И вот третья попытка - черноволосая, откровенная, сексуальная. Эта бы с лихвой возместила весь ущерб сегодняшнего вечера. Но оказалась чертовой лесбиянкой в ссоре с подружкой. Возмущаться у него уже не было сил. После непонятного тыканья пальцами от брюнетки, он развернулся и покинул сцену. Зрителей и так собиралось достаточно. А у него осталась лишь пара часов, чтобы обеспечить себя хотя бы коротеньким удовлетворением.

Отредактировано Deyna Rays (2020-08-18 21:55:47)

+2

7

Темнота ночи не выглядит спасительной в этот раз. Я вглядываюсь в эту темноту за твоей спиной с напряжением. Вглядываюсь и мысленно прошу тебя развернуться ко мне, потому что у меня нет никакого ощущения, что ты в безопасности, когда какой-то непонятный мужик обнимает тебя за голые плечи, притягивая к себе так по-свойски. И я всё ещё злюсь из-за этого: это не его место. Не он должен стоять рядом с тобой. Так близко. Так рядом.
Я. Это должна быть я.
И ты оборачиваешься. Словно в замедленной съемке, только не так идеально, как показывают в фильмах. Чуть пошатываешься и взгляд твой сначала кажется расфокусированным, но потом он впивается в меня с жадностью. В твоих глазах сейчас проскальзывает так много чувств и эмоций. Слишком быстро. Я не могу уловить ни одну из них, чтобы точно сказать, что именно ты ощущаешь в этот самый момент.
Горечь? Облегчение? Усталость? Злость?
И ты кажешься мне в этот момент такой хрупкой и маленькой, такой сломленной и по-настоящему несчастной, что я не могу пошевелиться. Даже дышать, кажется, забываю. Потрясающе болезненная и не свойственная мне мысль вонзается в сознание раскаленной спицей: «Что я с тобой сделала?». Но разум в попытках защититься тут же находит в ответ весьма резонное замечание: «Это не я заставила Дэй снова со мной увидеться». Но я же не слепая. Я вижу, как потерянно выглядит девчонка сейчас, замерев со своим не состоявшимся ухажером, вперив свой взгляд куда-то в мостовую, что-то решая и прикидывая в своей хорошенькой голове. Слишком юная для таких проблем. Слишком юная для того груза, который свалился на хрупкие девичьи плечи, когда с братом начались трудности, а родители больше не захотели помогать. Я не должна чувствовать своей вины,  но всё равно ощущаю, как она давит мне где-то в области сердца, затрудняя дыхание.
Мне надо бы вспомнить, кто я такая.
- Не будь такой тряпкой, Криста. Я почти в тебе разочарована, – голос шелестит на периферии сознания. Мне даже кажется, что я слышу его в тихом перешептывании листьев деревьев. Нервно повожу плечом, но взгляда от тебя не отрываю даже в этот момент, мысленно посылая мертвую сестру на хуй: сейчас не твоё время, Джей.
Дышать становится чуть проще, когда ты стряхиваешь со своей руки чужие пальцы – я одобрительно улыбаюсь тебе в этот момент, стараясь не допустить торжествующей улыбки на своем лице. В конце концов, ликовать еще рано. Один дьявол знает, что творится сейчас в твоей хорошенькой головке, которой ты чуть покачиваешь, когда предлагаешь мужчине поискать себе кого-то еще, повторяя мои слова точь в точь.
А потом ты оборачиваешься снова ко мне и произносишь эти слова уже для меня. Я только огромным усилием воли заставляю себя не закатить глаза и не начать раздражаться от этой сцены. Напоминаю себе, что тебе тяжело. На самом деле тяжело, ведь чёрт его знает, что там будет с анализами на совместимость, результатов которых ты так сильно ждешь, продолжая надеяться.
Твои вопросы на меня сыпятся-сыпятся-сыпятся. Я стою как громом пораженная от того, как легко срываются все эти слова с твоего языка, словно внутри прорвало плотину и теперь ты вдруг решила высказаться. А я не знаю. Не знаю ответы на эти вопросы и по факту знать едва ли хочу, да?
Ревновала тебя?
Было больно?
Возможно-возможно-возможно. Но мириться с этим, соглашаться с этим кажется до ужаса неправильным. Эти слова и мысли врываются в сознание резко и неприятно, со свистом, выбивая воздух из легких так, что приходится шумно вдохнуть и признаться себе: я не знаю, что я чувствовала. Не знаю, что это было. Но вот злость. Злость определенно была. Желание забрать тебя и больше никуда не отпускать – было. Я бы посадила тебя на цепь, если бы могла, Дэй.
- Так посади. В чём проблема? Силенок не хватит? Слишком высоки моральные принципы?
Я кусаю себя за нижнюю губу, когда ты неожиданно уткаешься лбом в мое плечо. Так близко. Отчаянно. Искренне. По-настоящему. Я не замечаю даже, но мои руки тут же обнимают твое тело, прижимая к себе плотнее, позволяя почувствовать себя рядом. Втягиваю глубоко в себя запах твоих духов и шампуня, почти уткнувшись носом в черную макушку.
- Пойдем, – соглашаюсь я, выпуская тебя из своих рук, но только чтобы тут же взять твою тонкую ладонь в свою, переплетая пальцы так, как это делают влюбленные парочки или девочки-подружки или сестры или… очень близкие люди. Я не хочу думать и анализировать сейчас, а злость по-тихоньку отступает, когда я наконец-то осознаю, что ты не стала сопротивляться и выпендриваться, как делаешь это обычно передо мной. Просто сдалась.
Хорошая девочка.
Моя девочка.
От тебя пахнет алкоголем и табачным дымом, которым пропитались волосы пока ты была внутри клуба. Но из всей этой массы запахов я так легко могу выделить аромат твоего тела и твоих духов. Приятно. И я прикрываю на секунду глаза, стараясь впитать в себя и этот запах, и этот момент. Слишком романтично для такой, как я.
Выйдя на главную улицу, я ловлю такси, всё ещё не выпуская твоей руки. И ты не пытаешься отобрать у меня свои тонкие пальцы. Даже не спрашиваешь, куда мы едем. Не выглядишь испуганной. Впрочем, о каком испуге может идти речь? Только что ты чуть не ушла с первым встречным черт знает куда. И к горлу подступает тошнота от мысли, как он мог бы с тобой поступить. И злость. Снова внутренности затапливает это чертово чувство, которое так и не находит выхода.
- Можно подумать ты обычно поступаешь лучше.
В такси я сажусь на заднее сидение рядом с тобой, и мы молчим ровно всю дорогу до моей квартиры. Я по-прежнему пытаюсь не думать, потому что это может привести к самым неожиданным последствиям. Знаю, что сжатая внутри меня пружина может разжаться и вылиться агрессией в любой момент. На тебя. На нас. И я не смогу сопротивляться, нас обязательно затопит этим чувством и его последствиями. А пока… пока так не хочется портить этот момент, дав нам обоим минуту тепла и спокойствия.
Но демоны отчаянно просятся наружу.

+1

8

Могло показаться, что на минуту Дэй отключилась. Криста пахла терпко и будоражаще. Ничто в этой женщине не вызывало покоя и умиротворения. Но почему-то Дэй было комфортно, как никогда. А кольцо рук, неожиданное, задело лишь край сознания и осталось почти незамеченным. Что жаль, Дэй могла бы потом мысленно обмусолить крепость и искренность этих объятий, поискать в этом подводные камни и как всегда остаться недовольной. Все что касалось Кристы не делало ее счастливой. Но вызывало такую бурю эмоций, часто новых и неопознанных, что ограничиться простым: хорошо или плохо не получалось.
У Дэй был непревзойденный талант. Выбирать из предложенных судьбой троп ту, которая заведомо принесет ей сплошную головную боль и расстройство. Так было по жизни. И в мелочах и в важных вопросах. Она пропустила стипендию, выгодное предложение по работе, жизнь своего брата. Вот и сейчас, казалось бы просто - неизвестный мужик или Криста. Но выбранный, Дэй, вариант был с худшим потенциалом.
Правда подумает она об этом завтра. Если, вообще, вспомнит, что у нее был какой-то выбор. Вспомнит о том, как беззаботно развлекалась, пока не уперлась в холодный и негодующий взгляд дьявола, о том как взбесилась своими пьяными мозгами на необоснованное осуждение, как хотела устроить кошачьи разборки, уйти одной, уйти с кем-то, и в конце концов наговорив смущающих дебильных речей упала в объятья блондинки.
Нельзя было знать наверняка, что останется в голове у Дэй наутро после пьянки. Иногда там царила безжизненная пустыня, а оазисы памятных моментов причиняли больше вреда, чем освежали. А бывало, что весь вечер был как на ладони с мельчайшими подробностями.

Посадка в такси прошла без ее сознательного вмешательства. Ее вообще устраивало быть ведомой. По жизни. Отчаянные попытки быть самостоятельной и взрослой выходили кривобоко, но были необходимостью по разным причинам. А сейчас ее тихо и мило уводили от плохого дяденьки, чтобы увезти к тетеньке. Хорошей или плохой мы решим попозже.
Дэй сидела на сидение, молча уставившись в окно и сдерживая, рвущий горло пьяный истеричный, смех. Размытые пятна дороги и города за окном вызывали у нее больше интереса, чем сплетенные пальцы. Хотя казалось бы... Но почему-то, руки переплетенные с Кристой были чем-то таким естественным, незначительным, самобытным. Как еще объяснить? Это просто было как надо.
В голове на первый план вырывалась незатейливая песенка, что-то подобное играло в клубе. Дэй всеми фибрами души подпевала
ей, но на губы пускала лишь легкую улыбку. Такой вид - легкомысленной и беззаботной - ей шел. И был ее защитой. А вот на задворках сознания шли горячие дебаты, и один из голосов чехвостил Дэй от всей души:
"Что ты творишь, идиотка? Сама пошла! Она же тебя сожрет! И потом уже не отговоришься тем, что ты тут не причем. Ты сама приняла это решение. И не говори про алкоголь! Ты пошла к ней по доброй воле. Ты этого хотела! Опять! Ты все забыла! Не строй из себя больше жертву! Это больше не ради Макса!"
Это причиняло боль. Это было страшно. Сердце жалкой птицей долбилось об ребра. Но этот звук не проникал наружу. Там царила безмятежная улыбка и переплетенные пальцы.

Шуршание колес затихло и пришлось покинуть уютное нутро машины. Бросив взгляд на дом, Дэй не сдержала глупое хихиканье. Сколько недель прошло? Парочка? Как она топтала асфальт перед этим бетонным монстром и принимала свое самое важное решение в жизни. И вот, пожалуйста, она за ручку вышагивает с Кристой. Смотри домик, до чего дошло. Бред и хаос!

Лестница, дверь, коридор, лифт - жарко, коридор, дверь.

Дэй оказалось внутри, так естественно и спокойно, без обидных колкостей, с которыми она в прошлый раз вылетала отсюда. Сделав лишь несколько шагов, Дэй вдруг снова хлопнула, уже освободившейся рукой, себя по лбу и суетливо, забавно, нестройно вернулась ко входу чтобы, изображая горе-акробатку, начать стягивать туфли, приговаривая при этом:
- Забыла, забыла! Надо обязательно разуться, чтобы хозяйка квартиры не обдала тебя взглядом, типа "иди и утопись в ведре с холодной водой".
Избавив маленькие стопы от обуви, она больше не сделала ни шагу. А, уставившись на Кристу, впервые с начала сегодняшнего вечера довольно-таки прямым взглядом, слегка мутным еще конечно, весело спросила:
- Мне раздеваться?
И пошатнулась, глупо хихикнув.
Все это время она избегала даже мысли о том, чтобы попытаться распознать какое у Кристы настроение. Она боялась увидеть там то, чего сегодня ей видеть не хотелось. Холодность, отчужденность, разочарование. Ее бы это так взбесило. И напугало. И вытолкнуло в бездну отчаянья. Она сама еще не понимала, что нафантазировала себе по поводу этой блондинки. Но явно не то что было в реальности.
Итак, вот она стоит. Тонкая, неустойчивая, открытая. Что будем с такой делать?

+2

9

Черное небо становится темно-серым, чуть разбеленным набежавшими на него облаками. Я заметила эту перемену в погоде еще даже не покинув салон такси. Небо хмурилось. Я хмурилась вместе с ним, хотя всё еще продолжала держать твою руку в своей. Почти неосознанно, наверное. Просто в какой-то момент привыкла к ощущению того, как твои пальцы удобно лежат в моих. Правильно. Так, словно находятся на положенном их месте. И эти мысли заставляют меня криво усмехнуться за секунду до того, как пошел дождь. Первые капли ударили в окна машины, крапинками разукрасили прозрачное стекло. Зачарованно уставившись на то, как их количество постоянно увеличивается, я не сразу заметила, что мы приехали.
Попрощавшись с водителем, я вышла из такси. Тут же телефон брякнул сигналом пришедшего уведомления – деньги за поездку успешно списаны с карты. Современный мир уже давно не должен поражать своей технологичностью и удобностью, но время от времени я все еще вспоминаю времена, когда вызвать такси было едва ли не дьявольски сложной задачей, а расплатиться можно было только наличкой. Когда вообще появились банковские карты? В какой именно момент?
Тяжелые капли дождя упали на плечи, стукнулись в темечко. Я поравнялась с тобой и снова взяла за руку. Кажется, ты этого даже не заметила, глупо хихикнув и уставившись на дом, в котором я живу. Пьяная. Даже не почувствовала начавшегося дождя, кажется. Тяну тебя за руку в сторону подъезда, и ты совсем не сопротивляешься, послушно переставляя ноги. Такая податливая и непривычно тихая. Не споришь. Не смотришь на меня с презрением или ненавистью. Не пытаешься задеть словами. Взираешь на окружающую обстановку будто со стороны и… это кажется каким-то неправильным. Мне хочется встряхнуть тебя и увидеть такой, какой ты привыкла быть со мной. Колючей, ядовитой и смертельно раненной всеми трудностями, которые случилось с тобой в жизни.
Когда я открываю дверь в квартиру, ты просто проскальзываешь внутрь. Никакого сопротивления. Ни секунды колебаний. За всю поездку ты даже ни разу не послала меня к черту. Ты ни разу не попросила отвезти тебя домой. Непривычно тихая, ты оживаешь только сделав пару шагов вглубь квартиры, досадливо хлопнув себя по лбу ладонью. Сначала я, стягивающая с ног кеды, не слишком понимаю, что произошло. А потом улыбаюсь, глядя как ты, пошатываясь, снимаешь туфли и ставишь их куда-то в угол. Мне хочется рассмеяться, но я сдерживаюсь. Впрочем, ты стоишь ко мне спиной и не можешь увидеть даже моей улыбки. Возможно, именно поэтому я улыбаюсь особенно искренне. Могу себе позволить, когда никто не видит.
- Могу предложить утопиться в теплой воде, если вдруг холодная тебя не устраивает, – саркастично, но вполне по-доброму отзываюсь я на твои слова, отчего-то испытывая облегчение. Уж не от того ли, что ты наконец открыла рот и потихоньку превращаешься назад в саму себя? Привычная Дэйна, которая не особо следит за тем, что мелет её язычок – такой я привыкла тебя видеть. Такой я тебя знаю. Возможно, ты гораздо многограннее, чем я привыкла. Возможно, в тебе есть двойное дно. Но я не уверена, что готова нырнуть так глубоко прямо сейчас. Есть шанс захлебнуться.
А потом ты смотришь на меня так пристально своими еще пьяными глазами, что я чувствую нечто среднее между раздражением и желанием о тебе позаботиться. Взгляд, метнувшись к твоим маленьким голым ступням, возвращается снова к твоему лицу, когда ты открываешь рот и спрашиваешь, раздеться ли тебе.
Мысленно я закатываю глаза и думаю сказать ли о том, что секс с едва соображающей девушкой это не мой фетиш. И да, мне не мешало бы наказать тебя и попутно объяснить, как не стоит себя вести, но опять же проворачивать все эти трюки с тем, кто не совсем в себе – опасная затея.
Это может подождать до утра.
И это подождёт до утра обязательно.
- Да, раздевайся, – язык выталкивает эти слова через губы, я смотрю на тебя, но во взгляде моем нет ни капли осуждения или раздражения. По крайней мере пока. Я решила, что оставлю все эти чувства и эмоции на завтрашний день, где им самое место. А пока просто подразню тебя, послежу за реакцией и тем, какой ты можешь быть в таком вот состоянии. На самом деле соблазн воспользоваться твоей податливостью достаточно велик. И мне приходится прикусить себе губу, чтобы помнить о том, что я только что прокручивала у себя в голове – оставить всё на утро.
- Только не надо в коридоре. Проходи в зал, – я легонько подпихиваю тебя рукой в спину, впрочем, делая это достаточно мягко, почти заигрывая так, как это происходит у обычных нормальных людей, которые не покупают секс за деньги и не запугивают своих партнерш, наслаждаясь страхом в их глазах. Щелкаю выключателем, и в комнате загорается свет. Щелкаю еще раз, чтобы он стал чуть более тусклым и больше не резал глаза.
- Начнем с этого, да? – выдыхаю тебе на ухо, стоя ровно у тебя за спиной, всего в паре миллиметров. И мои пальцы касаются низа твоего блестящего топа, под которым, вне всякого сомнения, нет нижнего белья. Оно там просто не предусмотрено. Усмехнувшись прямо тебе в ухо так, что ты могла поймать мою усмешку по колебанию воздуха рядом со своей кожей, я тяну ткань вверх, и ты послушно подымаешь руки, помогая мне избавиться от первой вещи на твоем теле.
В комнате прохладно, воздух касается твоей груди, и я вижу, как по тонким девичьим плечам побежали мурашки. Не могу удержаться и наклоняюсь вперед, касаясь губами того места, где только что была бретелька топа, а теперь осталась лишь обнаженная кожа. И ты так и замираешь словно красивая статуя, а у меня возникает ощущение, что ты боишься даже дышать в этот момент.
- Справишься дальше сама? – топ из моих пальцев выскальзывает и падает на пол, потому что я хочу руками коснуться твоей груди, накрыть её своими ладонями, утыкаясь носом всё ещё куда-то в твоё плечо. Ты вздрагиваешь. Под своими пальцами я чувствую затвердевшие горошины сосков и мне приходится шумно тянуть воздух в легкие, чтобы удержаться от желания ущипнуть за них.
Отстраняюсь от тебя, выпускаю из своих рук и иду в спальню, даже не обернувшись. Сердце отчего-то стучит слишком часто, ударяется о ребра. Завернув в гардеробную, я выдвигаю один из ящиков комода, сканируя взглядом его содержимое. Мне нужна для тебя какая-то футболка, чтобы ты могла спать и чувствовать себя удобно, в безопасности. А твои брюки и блядский блестящий топ явно не подходили для этого.
- Готова? – спрашиваю я, возвращаясь в зал, всё ещё похабно намекая на секс, которого не будет. Он не входит в мои планы, но я очень хочу чуть-чуть тебя помучить, увидеть в твоем взгляде затравленный страх или обреченность. Я хочу увидеть начнешь ли ты грубить или просто покоришься, потому что ведешь себя сегодня на удивление нормально.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » sectumsempra


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC