внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост:
северина дюмортье
считать падение невесомых звезд и собственные тяжелые. собственные — они впитывались в тебя сладострастным искушением, смертельным ядом; падения собственного духа... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 23°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » just once


just once

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Сакраменто | 2019 | день

Astoria Winter & Malcolm Henning
https://i.imgur.com/rckngiN.gif

Малкольма арестовали, всего один шанс на то, чтобы выйти хотя бы под залог...

[NIC]Malcolm Henning[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/3OJgm0v.gif[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/cuzJr9V.gif https://i.imgur.com/PZCDEsj.gif[/SGN][LZ1]МАЛКОЛЬМ ХЭННИНГ, 30 y.o.
profession: фотограф, курьер
relations: Asti[/LZ1]

+1

2


         Дочь уже спала, когда женщина все еще сидела на краю кровати, боясь поверить в то, что ее сокровище с ней. Уж больно много дерьма произошло с того момента, когда ее сердце стало разменной монетой.  Когда дочь стала заложницей, которая была рычагом давления на Винтер. И вот сейчас, когда они прошли через полицию и психологов и ей позволили забрать Алиссию домой, она не могла поверить в это. Было много вопросов относительно того почему она не сообщила, и знала ли она Малкольма. Астории пришлось играть напуганную мать, что искала деньги чтобы вытащить своего ребенка. И когда ей позволили увидится с дочерью, она впервые за полгода услышала – Мама, - ей даже не пришлось играть, слез было уже не остановить. Обнимая ее, девушка целовала ее макушку прижимая лишь сильнее. И лишь когда эта волокита была закончена, ей пришли новости, что Малкольм арестован.
         Идиот.  Однако злиться на него она не могла, он заключил сделку…ради ее дочери? Даже не догадываясь, что это его ребенок, от которого Винтер не смогла избавиться тогда, когда сбежала стоило ей понять, что она беременна. И вот сейчас, когда неприятностей было больше чем брюнетка могла решить, он вновь появлялся в их жизнях. Астория никогда не думала, что он способен на подобное. Наклоняясь и целуя Алиссию в висок, она оставляет ее одну, нужно было узнать все о задержание ее папаши.
         Выяснить все детали задержания не составила труда, но не детали сделки, которую он совершил. Казалось бы, все элементарно, но в подобных сделках важна была каждая запятая, каждый оборот, который был или в пользу, или во вред. В отчете писалось, что его арестовали в квартире соседки, которую в свое время пробивала Винтер, одна из его моделей, с которой он общался слишком близко, они были друзьями. Малкольм прибавил явно проблем той блондинки, но, если рассуждать это было ожидаемо. Утром она нашла с кем оставить дочь, теперь без присмотра она ее врятли сможет оставить.
         Уже у участка, Астория посмотрела на свое отражение, поправляя выбившейся локон из прически. Яркая брюнетка, покидает машину и направляется к стойке регистрации, объясняя суть своего посещения данного заведения. Представилась она старой знакомой и ее разрешили это свидание. Пройдя по длинному коридору, ее завели в комнату, которая больше походила на допросную, только тут были кабинки и телефоны. Брюнетка села на стул, стала ждать, когда Малкольма посадят напротив нее. И когда это случилось, они не сразу взяли трубку, лишь спустя несколько минут изучения друг друга. Снимая трубку, она выжидающе смотрела на парня, пока он не взял свою. – Я разрываюсь между тем, чтобы сказать тебе спасибо и убить за твое безрассудство, - без приветствия начала она, рассматривая его в оранжевой робе. Вид был так себе. Он был в порядке, жив и не ранен, остальное не имело значения. Ее хотелось верить, что все пройдет хорошо и не придется искать несколько путей отхода. – Чем я могу помочь? Что сделать для тебя, -интересовалась Астория, прикасаясь к холодному стеклу. Ругаться ей не хотелось, это просто не имело смысла.

[SGN]https://i.imgur.com/hVe2JvI.gif https://i.imgur.com/NCMocwc.gif[/SGN]
[NIC]Astoria Winter[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/0XXKtPS.gif[/AVA]
[LZ1]АСТОРИЯ ВИНТЕР, 29 y.o.
profession: воровка;
dangerous ties: Malcolm Henning[/LZ1]

+2

3

     Рано или поздно это должно было случиться. А что он ещё хотел, когда решил ввязаться в подобное дело. Хотя стоило ли упомянуть тот факт подставы, который свалился ему на голову, и по воле того гребанного случая он оказался крайний. Малькольм то, Малькольм это. Нужен был тот, на кого можно было свалить всё и сразу? Получите и распишитесь. На большее и вовсе нельзя было рассчитывать. А всё, спрашивается, ради чего? Ну или кого. Один хрен разберет. Да и сам факт, что предварительное слушание закончится провалом, не заставил себя долго ждать. Один лишь хрен, ему удалось втянуть в эти дела Крис. Кажется, что миллион лет прошло с того самого вечера, когда он появился на пороге её квартиры в куртке испачканной кровью, где его потом и задержали. Но если говорить на чистоту, Малькольм знал, что рано или поздно его жизнь обернулась бы чем-то подобным.
     Ему сообщают о том, что к нему посетитель и это не может вызвать усмешку на его лице. Вроде не первый день он здесь, и кому вообще он мог внезапно понадобиться, ведь адвокат к нему приходил ещё совсем недавно, а Крис… Крис по всей видимости по-прежнему его ненавидит и всё это за то, к чему он так стремился. А не пошло ли всё к черту? Толика некоторых формальностей, которые приходилось выучить, дабы свыкнуться со своей временной-новой жизнью, и вот уже не самый удобный стул под задом, напротив окошка, по ту сторону которого он видит Асторию. И ведь не зря говорят, что каждое наше решение влечёт за собой последствия, вот только как с этими самыми смириться. Это не Крис, это Асти. Мимолетный взгляд на которую тут же отзывался реакцией в теле, заставляя мышцы напрячься, а сердце биться части. Вот только сейчас между ними было стекло, а плавать в потемках осознанного их совместного прошлого, мало могло помочь ему выжить там, где он был сейчас.
     Её приветственное заявление вызывает усмешку, но он тут же отводит лицо в сторону, только лишь за тем, чтобы понять, насколько вообще эта беседа может иметь свой вес в глазах его надзирателей. Печально.  Их разговор невозможно было отнести к числу конфиденциальности.
     — Какого черта, Астория?! Если ты пришла высказать мне и без того, очевидный факт, то у тебя это получилось. Хотя со втором пунктом у тебя вряд ли получится опередить очередь желающих — это сделать. — Печальная усмешка на лице, и самый простой факт — Астория по-прежнему не могла знать всей правды о том, что на самом деле произошло. Всё было слишком сложно, чтобы вот так вот сразу выплеснуть на поверхность. Его обвиняли в убийстве. При том, что это даже никаким образом не было связано с самой Асторией и её дочерью. Хотя признаться, было приятно оказаться в выигрыше хотя бы по одной статье. Ну, а если говорить за те дела, в которых Малькольм по-настоящему был виновен, то ангел определенно поцеловал его в задницу, если те не всплывут. — Сама понимаешь в чем меня обвиняют. — Прислонив трубку максимально близко к губам чуть слышно добавляет он с наигранным безразличием.
     — Ну если только у тебя не завалялись лишние миллионы, чтобы внести за меня залог. А то, знаешь, я тут прям как на курорте. Живу-поживаю, вон даже одеждой снабжают. Мне не нужна помощь, Астория, ты нужна своей дочери, так займись уже ей. Прошлое на то в прошлом, чтобы с ним можно было покончить. — Не факт, что она вообще могла понять его слова, но и прямо Малькольм не мог высказать ей того, чего думал. Ей следовало завязывать с криминальными делами и подумать о том, что действительно для неё было дорого. Он видел её руку, которой она прислонялась к стеклу, и да чёрт возьми, хотел её коснуться. Но не мог. Её место было не здесь. И лучше ей и вовсе не приходить сюда, а ему вернуться обратно в свою камеру, где он смог бы выплеснуть всё скопившуюся от этой встречи злость. — Позаботься о дочери Астория. [NIC]Malcolm Henning[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/3OJgm0v.gif[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/cuzJr9V.gif https://i.imgur.com/PZCDEsj.gif[/SGN][LZ1]МАЛКОЛЬМ ХЭННИНГ, 30 y.o.
profession: фотограф, курьер
relations: Asti[/LZ1]

+2

4


     Астория Винтер редко кому была благодарна, хотя бы по тому, что никогда никому не была обязана и тут впервые оказалось, что она должна сказать спасибо человеку, чью жизнь она отравила. Чутью жизнь разбила на мелкие кусочки, которые он видимо не старался собрать хотя бы исходя из того, что сейчас он был тут. Что он оказался в ее команде. Она привыкла быть убийцей и поэтому не важно по скольким головам ей пришлось бы пройтись ради дочери, по голове ее отца этого делать не хотелось, хотя бы по тому, что он сумел таким подарком показать ей другую сторону жизни.
     Асти видела его, он злился. Он не ждал ее, может подружку, в квартире которой его и взяли. Винтер привыкла в ненависти, она сделала все, чтобы он ненавидел ее. Они не могли говорить прямо, за ними следили, и прослушивали, девушка не была адвокатом с кем мог быть разговор более-менее адекватный, не завуалированный под что-то иное. — Остынь, — холодно бросила девушка на его взрыв и эмоциональность. Ему не следовало забывать кто перед ним. Злиться на него она не собиралась, не после того что он для нее сделал, и если она сможет сделать хоть что-то, она сделает чтобы оправдать или отмазать его. — Понимаю, но твоя вина не доказана, тебя даже арестовали в другом месте, — отозвалась она, ловя на себе взгляд охранника, но смотрел на нее он не потому что ему было интересно, о чем они говорят, а потому что ее вырез был несколько глубже из-за расстегнутой пуговицы. Это было случайностью, но сейчас могла сыграть им на руку. Пусть думает, что она его девушка, что хочет, чтобы его выпустили. Именно поэтому она театрально прикоснулась к стеклу, в поддерживающем жесте.
    — А я не хочу, чтобы с тобой было покончено, - демонстративная слеза скатилась из ее глаз, - Я заложу дом, но найду деньги, я хочу, чтобы ты был рядом со мной и рыжий тебе не идет, - стирая слезу сквозь улыбку говорила она, опуская ладонь. Они оба понимали, что деньги у нее были и она сможет их отдать без зазрения совести, однако ей хотелось его полной амнистии. Отсрочка была не выход. – Нужна и ты это знаешь. Не отказывайся, я прошу тебя, —губы и голос дрожали, но глаза оставались холодными и решительными лишь по тому, что он видел их один. Ей нужно было многое ему сказать, но сейчас было не место. Да и фразу. «Ты должен знать, что спас собственную дочь» не должна была прозвучать сейчас в контексте, концерта, который они сейчас устроили для всех. – Комнату для свидания нужна, - бурчал охранник рядом, когда поймал взгляд напарника на стороне Малкольма, что залип на чужом теле. Астория спряла улыбку, опуская глаза, на секунду переставая играть подружку заключенного.
      Часто она пользовалась телом, но сейчас ей хотелось оказаться с ним без свидетелей, ответить на все его вопросы, рассказать правду. Секундное помешательство? Хотелось бы верить в это. Ему не нужны были дети, о чем она только думала. — Позабочусь, именно поэтому я здесь, чтобы сказать тебе спасибо и ответить на твой поступок тем же, и я сделаю это, хочешь ты это или нет, - говорила Винтер, рассматривая его лицо, ей хотелось чтобы он знал, что она не отступит. Ему придется либо принять ее помощь и помочь ей хотя бы не сопротивляясь. Гребанный упрямец, неужели он думал, что Астория сможет оставить отца ее дочери в тюрьме, который попался то исключительно благодаря сделки, что вернула ей их дочь. Они всегда были эгоистами, только вот сейчас ей хотелось остаться человеком и сказать ему спасибо, пусть и таким способом. Когда у двух людей нет друзей, они могут быть теми, кто близко знаком друг с другом. Они были знакомыми незнакомцами, между которыми был человек который не был виноват ни в чем. Ребенок не должен был отвечать за ее действия, и уж тем более не должен был отвечать Малкольм, за ее ошибки. Во всем была только ее вина и просчеты и сейчас ей придется платить за это.

[SGN]https://i.imgur.com/hVe2JvI.gif https://i.imgur.com/NCMocwc.gif[/SGN]
[NIC]Astoria Winter[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/0XXKtPS.gif[/AVA]
[LZ1]АСТОРИЯ ВИНТЕР, 29 y.o.
profession: воровка;
dangerous ties: Malcolm Henning[/LZ1]

Отредактировано Kristel Ward (2020-12-28 23:42:22)

+2

5

          Что же на самом деле должно случиться с ним, чтобы он перестал вести себя по-скотски и продолжать выстраивать вокруг себя барьеры непроницательности. Выходило немного комично. Особенно для того, который рано или поздно мог оказаться здесь не по воле случая или какому-то там собственному решению, а по собственному стилю жизни, который был ему близок. Стиль давно уже было нужно пора сменить. Его жизнь уже успела сломаться, так не стоило даже пытаться сломать её ещё больше.
          И было бы грех не признать, а точнее сказать, лишний раз убедиться, в качественной игре Астории на публику. Не знай он всей правды и её настоящей, то вполне возможно бы купился, как и надзиратели, что были свидетелями их встречи. Они продолжали каждый играть свою роль. И только с этого Малькольм раздражался ещё больше. Она была там, а он здесь. И единственный здравый факт, который сейчас имел свой вес, это то, что она находилась сейчас именно там, где должна была быть — на свободе.
          — Если хочешь, как-то помочь, то оставь лучше всё на своих местах, — склонив голову в чуть в бок, в своей язвительной манере Малькольм посмотрел прямо в её глаза, игнорировав тот факт, что собственный взгляд мог его выдать. — Я уже всё сказал, тебе не место здесь. У тебя теперь есть дела поважнее, чем шляться по тюрьмам... — Пора было завязывать играть в благородство, но даже здесь он не смог сдержать своего порыва. Хотел ли он помощи чтобы выбраться наружу? Возможно. Но только Малькольм никогда не признается в этом даже себе. С того самого момента, как он подписал себя на своё финальное дело его жизнь уже успела начать новую главу. До и после. Как бы громко это сейчас не звучало. Облажался. Так лучше уж сейчас и по такому делу, ведь по факту он не был виновен в том, в чём его обвиняли. В чём угодно, но только не в этом. Все знали правду и это был вопрос времени, формальности, когда он снова может оказаться на свободе.
          — Уж предоставьте нам, если такая имеется… — скривив свой взгляд в сторону своего надзирателя, с ухмылкой паррировал он, делая вид, что пропустил последние слова Астории, пусть даже слышал каждое из них. Поймав на себе не самый радушный взгляд, но тут же сменив гнев на милость, когда Астория в который раз использовала свои чары. Что ж было бы интересно узнать, что ещё такого она может сказать. А то и вовсе было бы неплохо положить конец всему этому бреду, который сложился в их жизнях. Их общение никогда не было нормальным, и верить в то, что однажды оно перестанет быть таковым, в большей вероятности станет чем-то из ряда фантастики.
          — У вас не так много времени. Советую не терять время на разговоры. — Вместе со звуком дверного запора, и голос этого мудака остался позади за дверью. После всех событий, что успели случиться раньше, было неловко ощущать себя без наручников, при этом в одной комнате с Асторией. — Отличное шоу ты там устроила. Что из того, что ты сказала было правдой? — Всё ещё задерживаясь в дверях Малькольм не сводил сейчас с неё своего пытливого взгляда. Они были сейчас одни, разве не этого она так старательно добивалась последние несколько минут их общения. [NIC]Malcolm Henning[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/3OJgm0v.gif[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/cuzJr9V.gif https://i.imgur.com/PZCDEsj.gif[/SGN][LZ1]МАЛКОЛЬМ ХЭННИНГ, 30 y.o.
profession: фотограф, курьер
relations: Asti[/LZ1]

+2

6


         Очень сложно было решиться на правду, когда ты годами живешь во лжи. А кто как не Астория знает о лжи больше? Малькольм никогда не был для нее приоритетом и то только по тому, что у нее был ребенок, который встал на первое место. Винтер помнила, как держала ребенка на руках и хотела ее отдать, но не смогла, когда дитя схватило ее за палец, обхватывая крохотными пальчиками и невозможно было отказаться от нее. Именно в тот момент она была благодарна мужчине, что стал ее отцом, пусть и никогда не узнает подобного.
          - Нет, я не оставлю тебя, — жестко, не требующего дальнейшего разговора заявила девушка. Если он хотел подохнуть там, его право, однако не тогда, когда сама Астория могла остаться в должниках. Винтер не любила быть должной хоть в чем-то. — Ее зовут Кэти,  — просто произносит, так редко представляя кому-то ее. Вообще она слабо представляла, как ему сказать правду. Однако спорным был и сам факт, что она вообще собиралась это сделать. Минутная слабость, не более того. Она только вытащит отсюда и все, затем уедет. Она не знала, что будет дальше, но пока правоохранительные органы, не видели в Астории мошенницы, что радовало. Девушка понимала, что ходит по тонкому льду.
          Их проводили в комнату, с него сняли наручники, однако ее с пристрастием обыскали, от чего ей только захотелось помыться. Асти подходит ближе, проводя пальчиками по его щеке, на которой начала пробиваться щетина.  — Нам посоветовали не тратить время на разговоры, — проговорила девушка, наклоняясь и целуя его, ощущая вкус его губ, едва прикрыв глаза, пусть это будет последний поцелуй, она запомнит его. — Я вытащу, тебя отсюда, и не важно какая часть из моего шоу была правдой, Малькольм, — ответила на претензии мужчины, Астория, едва разнимая губы, чтобы произнести заветные слова. – Я ненавижу тебя только за то, что не позволил убить эту мразь собственными руками, но я благодарна за Кэти, она все светлое, что еще есть во мне,- признается Винтер, понимая, что их время тает. Новый поцелуй, который застает охранник. – Скорее уже, вы и так без записи, - возмущался мужчина, пока брюнетка отлипала от ангела, чьи крылья она самолично окрасила в черный цвет.
          Покидая его, она сразу же направилась к адвокату, который занимался апелляцией и залогом. Астория могла быть не одну тысячу мразью, но если она пообещала, она сделает, привыкла держать слово, которое в современном мире значило не всегда что-то нерушимое. Да у них нарисовались проблемы, но залог многое решал. Кэти ковырялась в тарелке, когда как она смотрела за ней. Астории казалось, что дочь так сильно выросла, и она потеряла уйму времени, хотя у этого монстра, она была долгие полгода, что тянулись для Винтер очень долго. Зазвонил телефон, брюнетка снимает трубку. – Мисс Винтер, его отпускают сегодня в полдень, залог был принят, - говорила адвокат. На губах девушки появилась улыбка. – Прекрасно, спасибо Марта, - поблагодарила она, проводя ладонью по голове ребенка, который не сдержал улыбку в ответ.
          Она сдержала слово. Она больше ничего не должна, так откуда это чувство недосказанности, что так противно долбит где-то изнутри. Астория даже не была уверенна, что этот мужчина захочет ее снова видеть. Ей оставалось только ждать, пока его выпустят и возможно он даже не захочет ее видеть. Мужчина получит конверт с ее адресом, однако она не ждала, что он явится к ней. Слишком гордый.
[SGN]https://i.imgur.com/hVe2JvI.gif https://i.imgur.com/NCMocwc.gif[/SGN]
[NIC]Astoria Winter[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/0XXKtPS.gif[/AVA]
[LZ1]АСТОРИЯ ВИНТЕР, 29 y.o.
profession: воровка;
dangerous ties: Malcolm Henning[/LZ1]

+2

7

          Всё происходящее напоминало Малькольму какое-то шоу, которое рано или поздно должно было прекратиться, да только его не могло заинтриговать продолжение их встречи. Она дразнила его, подогревая интерес не то к своим словам, не то к поцелую, который был нескончаем и продолжался до тех пор, пока их в действительности не прервали. Она была его личным сортом героина, как бы не было это банально сказано, словно какая-то вшивая сказка про золушку, в которой красотка влюбляется в плохого парня. И плевать, что золушка совсем о другом. Все эти сказки сводятся к одному — к зависимости. Зависимости от того, кого любишь? Зависимость от поступков от слов, и запаха, когда одного поцелуя может быть недостаточно, и какие-то слова про маленькую девочку, которую он помог спасти и в результате чего загремел за решетку теряются под её пальцами, вызывая кривую усмешку на губах. Он хотел удержать её около себя и не отпускать. Но это не то место, в котором вообще стоило признаваться хоть в чём-то даже самому себе. А он не свободный человек, а по всей вероятности будущий заключенный на несколько ближайших лет. Но ведь по факту. Он не был против того, если Астория внесет за него залог…
          — Так не хрен влезать, когда тебя не просят. — Огрызнулся Малькольм, не сводя взгляда с девушки, а потом послушно, словно домашний код поднял свои передние лапки к верху, в ожидании, когда на них снова сомкнутся кольца браслетов, стоило только одному из служителей исправительного учреждения засветиться на горизонте. Вот только в этот раз они сомкнулись куда жёстче обычного. — Ауч. Передавай привет, Кэти! — последние слова, которые он успевает бросить жгучей брюнетке, прежде чем его выведут из комнаты.
          Если это не свобода, тогда что? В его руках конверт, личные вещи вновь заняли места в карманах его привычной одежды, в которой некоторое время назад он был арестован. Крис, это первое, что пришло ему на ум, когда он только-только смог переступить на свободу. Свобода ли? Хочет набрать её номер, но взгляд снова обращается к конверту. А смелости позвонить блондинке прямо сейчас убавляется. Не говоря о том, чтобы явиться в свою квартирку, чтобы хотя бы сделать вид, что он не собирается никуда линять из города до того самого момента, пока с него не снимут все обвинения.
          — Ты даже оставила мне адрес в конверте, как мило с твоей стороны. — Язвительно-дружеское приветствие встречает Асторию, когда она откроет дверь прямо перед его персоной. Он никогда не умел быть лапочкой, не говоря о том, что его никто не учил говорить: «Спасибо», как вообще можно было подумать на первый взгляд. — Уверен, что у тебя завалялась пара мужских шмоток, чтобы я мог переодеться. А тем временем я в душ… Если только ты не хочешь состав… —говоря это он практически приблизился вплотную к Астории и его ладонь была едва готова соприкоснуться с её шеей, когда взволнованный голос девочки нарушил их коридорное рандеву, заставляя парня вернуться в исходное положение. — Мама, это кто? — её вопрос зависает в воздухе, когда она узнает в Малькольме того дядю, которого ещё недавно видела около своей матери, резко смущается. Вот только пообщаться тогда им не удалось. Да и сам Хеннинг был похож скорее на лешего, чем на самого себя.
          — И тебе, привет, как настроение? Хорошо проводишь время? — Спросил он, опускаясь на корточки перед девочкой и протягивая той руку, чтобы дружески поприветствовать. Он не был знатоком детей, однако эта девочка показалось ему милой и ей не составило труда протянуть свою ладошку к его. — Так ты так и не сказала, где у вас здесь можно привести себя в порядок или хотя бы умыться, — обращаясь уже Астории, Малькольм был не прочь наконец-то получить ответ. Не говоря о том, что он был чертовски голоден. А потом уже всё остальное. [NIC]Malcolm Henning[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/3OJgm0v.gif[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/cuzJr9V.gif https://i.imgur.com/PZCDEsj.gif[/SGN][LZ1]МАЛКОЛЬМ ХЭННИНГ, 30 y.o.
profession: фотограф, курьер
relations: Asti[/LZ1]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » just once


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно