внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост от лис суарес Неловко – и это еще мягко сказано – чувствует себя Лис в чужом доме; с чужим мужчиной. Девочка понимает, что ничего страшного не делает, в конце концов, она просто сидит на диване и... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 35°C
* jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Красный сигнал светофора


Красный сигнал светофора

Сообщений 1 страница 20 из 23

1

Сакраменто | 19/09/2017 | 23-45

Carter Severide and Kira Stertman
https://i.imgur.com/VpMhuB9.gif


Сколько длится автомобильная авария? Десять секунд? Пять? Но если вы внутри аварии, кажется, что она длится целую жизнь.

+2

2

Каждая смена пожарного, спасателя или полицейского – это возможность никогда не вернуться домой, к родным и близким. Люди, которые выбрали такую профессию, либо герои, либо чертовы психи. Но каждый делает этот выбор осознанно, делая «помощь людям» своим приоритетом, забывая про свои страхи. Да! Боятся все! Ведь не испытывать страх перед горящим зданием, куда ты должен войти, откуда все бегут, с глазами полными ужаса – глупо. Нет страха – есть безрассудность, а это плохое качество для пожарного, что приведет к гибели не только его, но и окружающих.
Утро началось по классике – горячий душ, кофе, два тоста с маслом и новая, обнаженная девушка в его постели, которую он быстро посадил в такси и отправился на работу.
- Доброе утро! – за спиной послышался хриплый голос шефа Бодана, по пути в пожарную часть.
- Доброе, шеф! – отозвался Северайд.
- Картер, я не видел от тебя отчет по последнему вызову. Есть проблемы?
Последний вызов… черт! Картер замолчал, он подозревал поджог, но не было доказательств.
- Нет, шеф. Все в порядке. К концу смены на вашем столе. Бодан кивнул и открыл дверь перед Северайдом, куда быстро забежали парамедики, почти сбив с ног Картера.
- И вам доброе утро, дамы! – улыбнулся он.
Обычное утро, все по стандарту. Порция кофеина, свежая газета и разговоры о еде, споры о том, кто будет стоять у плиты, зная фирменное блюдо каждого.
День, относительно, прошел спокойно, даже удалось выбраться за мороженым. Пара вызовов на бытовой пожар и спокойное чтение газеты в своем мягком кожаном кресле. На улицы медленно опустилась ночь и фонари зажгли свой яркий свет, оставаться в гараже уже становилось прохладно и Картер решил переместиться в общую комнату, так же учуяв приятный запах печеного мяса. Стол раздачи уже был атакован голодными пожарными, кто-то мирно сопел на диване, под бейсбольный матч, кто-то уже ушел и растянулся на кровати, надеясь на такую же тихую ночь.
- А тут всегда так тихо?!- вдруг спросил стажер расчета 51, дожевывая кусок мяса. Все замерли и уставились на него. –Ты серьезно?!- удивился Северайд и уже был готов рассказать ему о приметах, как раздался голос диспетчера.
«Расчет 51, расчет 81, расчет 61, спасатель 3 и начальник части. Автомобильная авария. Пересечение Мэдисон и Пуласки.» Пожарная часть снова вернулась к жизни, все бросили свои дела и быстро направились к машинам. Кто-то отвесил стажеру подзатыльник, выходя в гараж. -Эй, кандидат! Никогда не говори этих слов в пожарной части!- громко сказал Картер садясь в машину.
Прошло секунд 40, как все расчеты выехали на ночные улицы города, озаряя их яркими проблесковыми маячками, сопровождаемые громким воем сирены.
Через 8 минут расчеты были на месте. Автомобильная авария – это мягко сказано. Это было больше похоже на свалку автомобилей. Картер быстро огляделся, выискивая самые сложные случаи, где без помощи спасателей не справиться.
-Тони и Кэп, вы вместе! Круз, ты со мной, захвати сразу пневмораширитель и пилу! быстро скомандовал Северайд, направляясь к сильно помятой машине, черного цвета. Картер заглянул внутрь, за рулем сидел мужчина, прикрывая рукой рану на голове.
- Сэр, вы как? Вы меня слышите? мужчина кивнул -Закройте глаза! лейтенант быстро разбил стекло, убирая осколки. - Постарайтесь не шевелиться! сразу подоспели парамедики, надевая на пострадавшего фиксирующий воротник.
-Его прижала панелью, придется срезать дверь и ставить домкраты сказал Круз, уже держа в руках инструменты. Картер кивнул, взяв из его рук пилу и начал срезать петли.
Операция по спасению заняла не больше десяти минут и Северайд быстро направился к другой машине. Шеф вызвал подкрепление и новые расчеты все пребывали, что не могло облегчить работу. Картер уже подошел к другой пострадавшей машине, как на его плече ожила рация.
- Лейтенант, нужна помощь! Северный конец моста.У нас утечка бензина и жертва в салоне, не можем добраться до нее. послышался голос Тони.
-Принято! Картер переключился на второй другой канал - Шеф, срочно нужен рукав на северный конец моста, утечка бензина! переключение на первый канал - Всем свободным пожарным, белый минивен, у жертвы рваная рана на голове. передал он и быстро помчался на северную часть моста.
- Её зажало, домкраты не справляются, лишь гнут приборную панель отозвался Кэп.
За рулем сидела молодая девушка, по щекам текли слезы, смешиваясь в тонкой струйкой крови со лба.
-Хей! Леди, как вас зовут? Я Картер! Успокойтесь, мы вас вытащим! он подмигнул девушке, стараясь немного ее успокоить и аккуратно надел на нее фиксирующий воротник.
-Шеф, где рукав?! Картер наклонился к земле, чтобы оценить масштаб проблемы, под машиной уже была приличная лужа бензина, хватит одной искры, что бы тут все вспыхнуло. Через минуту, рукав был протянут.
- Поливайте машину, тут утечка! Теперь можно спилить дверь! Вперед! Круз и Кэп быстро справились с этой задачей, спилив дверь и полностью выпилив приборную панель.[float=left]http://forumfiles.ru/uploads/0010/a8/ca/7688/t123858.gif[/float]
- Нужна каталка, срочно! шипение в рации не прекращалось, постоянно шли переговоры с командным центром.
- Свободных машин нет! в рации отозвался Бодэн. Чёрт! - Северайд, какое состояние жертвы?
- Жертва в сознании, но повреждены ноги и может быть позвоночник! Нужны парамедики! ответа не поступило, видимо шеф искал свободную машину. К черту! Картер аккуратно взял девушку на руку.
-  Что ты делаешь?? начал Круз. - У нее может быть поврежден позвоночник!! Картер просто обошел его, направляясь к машинам расчета. - Ты можешь сделать хуже! Или даже убить ее!
- Думаешь, я не знаю!!!? Северайд повысил голос, крепче прижимая к себе девушку. - Если мы ничего не сделаем, она точно умрет! Она уже теряет сознание! Я беру на себя ответственность! все кивнули и помогли ему донести ее до машин.
- Северайд! Какого черта?!?! начал Бодэн, заметив Картера с девушкой на руках.
-  Нужно было что-то делать и я принял решение! быстро ответил Северайд.
- В мою машину! Круз за руль, Кэп с ним! отдал приказ шеф, грозно смотря на Северайда.
- Мне нужен очень подробный отчет к концу этой смены и объяснительная от тебя, лейтенант!
Через несколько часов суматоха на улицах начала утихать, пожарные и спасатели складывали инвентарь, эвакуаторы увозили разбитые машины, все жертвы, так или иначе, были доставлены в больницы и, пара жертв, в морги. Картер сидел на бампере пожарной машины, просто смотря на ночной город, жители которого могут даже не узнать, что сегодня ночью десятки людей попали в больницу, с повреждениями разной степени тяжести, а кто-то вообще больше никогда не вернется домой.
- Ты все сделал правильно! из раздумий его вывел голос Кейси, который протягивал ему бутылку воды.
-  Никто этого не знает, Кейси! Никто… он взял бутылку из его рук, делая большой глоток, остальное выливая на голову. - То, что я сделал… Я мог убить ее…
- Ты спас ее, Картер!
- Спасибо за воду! он похлопал Кейси по плечу и сел в свой расчет.

+1

3

Мне двадцать три, и я должна наслаждаться своей жизнью, вместо того, чтобы ехать домой с вечерней смены в баре. Несмотря на полученный диплом, позволяющий мне профессионально заниматься любимым делом, я все так же подрабатывала в баре. Опыта в оформлении и дизайне было недостаточно, чтобы самостоятельно браться за проекты, поэтому, пока я лишь довольствовалась совместными работами, либо же оформлением мероприятий.
Теплый осенний воздух проникает сквозь открытое окно, приводя мои рыжие волосы в беспорядок. Время близилось к полуночи, и город постепенно менял свой облик – ярче загорались неоновые вывески, громче играла музыка в развлекательных заведениях Сакраменто. Ночами я предпочитала спать, поэтому редко когда соглашалась на ночные смены в баре.
- Трой, ты же понимаешь, - качаю головой, смотря в зеркало заднего вида, - если ты будешь тянуть резину, то очень скоро сможешь наблюдать то, как Одри пойдет на свидание с кем-то другим. – Я усмехнулась, осознавая всю комичность ситуации. Как там говорят? Сапожник без сапог? У меня совершенно не клеилась личная жизнь, но я умело раздавала советы другим, и, о, чудо, они работали! – Реша-а-а-айся. – Протянула я, тихо смеясь.
Стивенс стал одним из тех, кого я уверенно могла назвать своим другом. Высокий, голубоглазый брюнет с шикарной шевелюрой, стоящий рядом со мной за барной стойкой, сводил с ума многих девушек, приходящих к нам, но его сердце уже давно было занято милой девчушкой, которая жила с ним по соседству. Уже пару месяцев мне доводилось наблюдать за этой любовной драмой, и пусть, я отрицала любую возможность этого, но в глубине души, я завидовала тому светлому и нежному, что зарождалось между ними.
- Может, - начинает он, и я поворачиваю на перекрестке, растягивая губы в улыбке. Осталось всего ничего до дома.  - Тебе тоже сходить на свидание?
- Не начинай, - прошу его почти умоляющим голосом, кинув беглый взгляд на экран смартфона, закрепленный с помощью держателя к лобовому стеклу, словно Трой увидит мой умоляющий взгляд и закроет тему. – Отношения не для меня. Вспомни, чем закончилось последнее.
- А что для тебя? – Я прикусываю губу, размышляя над ответом. Действительно, что же было уготовлено небесной канцелярией для меня? Встречу ли я когда-то того единственного, который заставит мое сердце учащенно биться, а голову кружиться? Если бы я знала о том, что все эти симптомы заведомо неверны….
- Может, когда-нибудь… - Ответ был в моем стиле, ничего конкретного и все в размытых пределах. Я не любила, когда мне навязывали чье-то общество, предпочитая проводить свободное время за работой, или же просто наслаждаясь хорошим фильмом или вкусной едой. Однако я была не прочь провести вечер в приятной, дружеской компании, увлеченно обсуждая что-то или же просто, сидя в тишине и думая каждый о своем. На мгновение в голове промелькнула мысль о том, что пора переставать быть затворницей, но эту мысль я почти тут же отмела в сторону. Мне было комфортно, а это я считала главным. 
Остановив тойоту на перекрестке, не доезжая стоп-линии и въезда на мост, я перевела свой взгляд на светофор. Цифры, сменяющиеся одна за другой, шли на убыль, и я, как загипнотизированная наблюдала за этой сменой. Тихое шуршание шин, и я поворачиваю голову, наблюдая за тем, как слева от меня останавливается еще одна машина – хонда, за рулем которой находился седовласый мужчина.
Три, две, одна – и можно продолжать движение. Я открыла рот, хотела что-то сказать Трою, но громкий звук слева привлекает мое внимание. Последнее, что я помню прежде, чем снова открыла глаза, это то, как чья-то машина врезается в другую, а после и в мою. Ударившись головой, я теряю сознание и уже не слышу того, как мой собеседник кричит что-то в телефон.
С полу-стоном, полу-всхлипом я открываю глаза, пытаясь сконцентрировать свое внимание. Голова нещадно кружилась, вызывая приступы тошноты, как после самой сильной пьянки, а все тело ныло от боли. Поворачиваю голову на бок, и правой рукой шарю по двери, ища ручку, но попытка открыть ее тут же проваливается, а затем еще одна и еще. Что-то горячее стекало по моей щеке, и, коснувшись ее кончиками пальцев, в тусклом свете ближайшего фонаря, мне удается рассмотреть кровь.
Улица, которая еще какое-то время назад, казалась мне пустынной, сейчас была наполнена различными людьми и звуками. Кто-то кричал, откуда-то доносился скрежет металла, и звуки сирен – все это смешивалось в один большой гул, который никак не помогал мне сосредоточиться на чем-то одном.
- Мисс, - кто-то привлекает мое внимание, и я перевожу взгляд на двух мужчин в форме, суетящихся возле моей машины, - мы вас вытащим, хорошо?
- Я, - начинаю негромко, - я не могу открыть дверь, я пыталась, но не получается. Эту чертову дверь заклинило. – В стрессовых ситуациях наше тело реагирует по разному – кто-то впадает в ступор, кто-то болтает без умолку, я же металась из крайности в крайность. – Заклинило. – Снова повторяю, и на мгновение замолкаю, потеряв мысль. – Он вылетел на красный… - Произношу задумчиво, пытаясь вспомнить, так ли было на самом деле.
Меня просят не двигаться, и не мотать головой, пока они пытаются открыть дверь какими-то инструментами. Я, правда, старалась сохранять спокойствие и следовать инструкциям, но дергалась от громких звуков, а головная боль никак не хотела покидать меня. Сколько прошло? Две минуты? Три? А после спасатели отошли в сторону, о чем-то переговариваясь между собой.
- Что происходит? – Я начинала волноваться. Состояние шока постепенно стало сходить на нет, уступая место надвигающейся истерике и возможному приступу паники. – Вытащите меня отсюда, пожалуйста.Мне больно.– Слезы постепенно стали подбираться ближе, возникая расплывчатой пеленой перед глазами, чтобы после начать стекать по щекам. Тело больше не могло терпеть боль, и почувствовав скорое освобождение, обрушило на меня все чувства в двойном размере. А еще мне было страшно, до ужаса страшно.
Появление еще одного мужчины возле моей машины я заметила не сразу, лишь только тогда, когда он обратился ко мне, и протянул руки, чтобы надеть воротник. Его вопрос поставил меня в тупик.
- Кира, - после заминки произношу, вспоминая собственную фамилию. – Кира Стертман.
Страх усиливался от вида того, как легко железо поддавалось острию пилы и того, в какой близости от моего тела было это самое острие. В какой-то момент мне и вовсе показалось, что я провалилась в пустоту, отключившись от всех звуков и всего происходящего вокруг. Аккуратное прикосновение выдернуло из темноты, и я распахнула глаза, понимая, что больше не была заложницей собственного автомобиля. Чувство облегчение я ощущала всего лишь пару мгновений, постепенно вновь проваливаясь куда-то, теряя сознание.
В одну из больниц Сакраменто меня доставили без сознания. Закрытая черепно-мозговая травма, сломанная ключица и пара ребер с правой стороны из-за удара о рулевое колесо, одно из которых чуть не пробило легкое, а так же разрыв селезенки, который повлек за собой внутреннее кровотечение. Добавим к этому синяки, порезы из-за битого стекла и пластика, ссадины и получим основной список моих травм.  Однако все могло оказаться куда хуже, если бы пострадал позвоночник.

+3

4

Всю дорогу до части никто не проронил ни слова, все молча кидали сочувствующие взгляды на лейтенанта. Едва машина остановилась, Картер быстро выпрыгнул из кабины, скинул защитный комбинезон и уже собрался удалиться в свой кабинет, что бы никто не видел его переживаний. Он лейтенант спасателей – слабость, недопустимая привилегия!
Едва он успел перешагнуть порог пожарной части, как голос шефа Бодэна, заставил его остановиться.
- Северайд! В мой кабинет! – сделав глубокий вдох, Картер поплелся за шефом, как провинившийся школьник, ожидающий подзатыльник. Кейси похлопал его по плечу, когда Картер прошел мимо.
- Все будет нормально! - кинул он, уже в спину Картеру, а тот лишь махнул рукой.
- Закрой дверь! – начал Бодэн, нависнув над своим столом и уперев руки в бока. – Вот! Прислали из больницы, по моему запросу…- он поднял со стало несколько бумаг, протягивая их Картеру. – Травма головы, разрыв селезенки, внутреннее кровотечение… И еще что-то!- Его голос звучал тихо, пока Картер читал все это на бумаге. – У тебя не было права вытаскивать ее из машины без носилок. – удивительно, но голос шефа звучал довольно спокойно, несмотря на то, что он мог лишиться своего лучшего подчиненного, из-за его поступка.
- Шеф, я …- начал Северайд, положив бумаги на стол перед собой. – Я должен был что-то сделать, и я готов отвечать! – просто сказал он, не сводя взгляд с шефа.
- Ты сделал все правильно! – просто сказал Шеф и уголки его губ немного дернулись вверх. – Но я должен тебя отстранить, наверху уже наслышаны об этом. Ты отстранен до последующих указаний.[float=right]http://forumfiles.ru/uploads/0010/a8/ca/7688/t312831.gif[/float]
- Что? Вы говорите, что я поступил правильно и сразу отстраняете? Так вы мне помогаете?!- вспылил Картер.
- Просто езжай домой. – голос Бодэна стал немного жестче.
Эмоции взяли верх и Картер вышел из кабинета сильно хлопнув дверью. Шеф Бодэн никогда не защищал себя. Он всегда был за своих людей, в любой ситуации. Так и сейчас. Отстранение Картера только ради него самого. Начальство уже прознало о событиях этой ночи, и это прекрасный повод «спустить всех собак» на часть 51 часть, через Северайда.
Каждый раз, когда случается какое-то дерьмо, на вызове или в просто в жизни, Северайд всегда в эпицентре событий. Обещание, которое он дает себе каждый раз, после очередного выговора, следовать всем правилам, не зря же они есть, чтобы не подставлять себя и свою команду. Все идет прахом, стоит ему увидеть человека в беде. Есть только жертва и путь ее спасения и не важно, что он нарушит миллион правил и подставит свою задницу под увольнение. Быть пожарным – призвание, а не профессия.
Пройдя сквозь общую комнату, где на него сразу обратились десятки глаз, он просто прошел мимо, не удостоив никого взглядом, сжимая в руке бумаги из больницы.
Картер кинул бумаги на скамейку перед своим шкафчиком, быстро закидывая вещи в спортивную сумку.
- Куда ты собрался? в раздевалке показался Кейси.
- Меня отстранили, на не определенный срок…- просто сказал Северайд, застегивая сумку. - Что? Бодэн не может… начал Кейси, но Картер быстро его перебил, прижав к его груди бумаги из больницы.
- Может! Лучше бы я ее просто убил, чем обрек на такую жизнь… он обошел друга и направился к выходу.
Кинув сумку на заднее сиденье машины, он сел за руль, положив голову на руль. Эта работа проклята! Люди, которые выбирают эту судьбу, должны просто отключить свои чувства и эмоции, но не человечность. Спасатель без человечности – робот. Иначе это просто сожжет тебя изнутри. Пропускать через себя всю людскую боль и страх, которую они испытывают во время пожара или аварии, которая давит на тебя сильнее, чем твоя собственная боль, это убивает тебя. Медленно съедает…
Северайд несколько часов просто катался по ночному городу, посетив место недавней аварии, пока не оказался на больничной парковке. Минут десять он сидел и просто смотрел на окна, как загорается свет, ходят люди и гадал, в какой палате может лежать та девушка.
Войдя в холл, он мялся у двери, пока не увидел знакомое лицо, Мэгги, старшая медсестра.
- Картер? Что ты тут делаешь? она подняла руку, посмотрев на часы. - Я думала ты на смене. Ваши парамедики привозили пострадавших в аварии. Северайд пропустил ее слова мимо ушей.
- Мэгги, я хотел узнать о девушке, ее привезли на машине Бодэна…
- Да, это вы постарались! Ее зовут Кира Стертман, она в палате интенсивной терапии, после операции.
- Все очень плохо?- Картер напрягся, на лбу выступила вена.
- Северайд, я знаю, что ты вытащил ее, Кэп не умеет держать язык за зубами- девушка улыбнулась, положив руку ему на плечо. - Ты нарушил все протоколы оказания первой помощи! Но ты спас ее. Позвоночник в порядке, но внутренне кровотечение могло стать летально!! Ты молодец! эти слова эхом отозвались у него в голове, медленно доходя до сознания. Он громко выдохнул, вытерев со лба испарину.
- Спасибо, Мэгг! Северайд обнял ее, прижав к себе. - Спасибо! Я могу увидеть ее?
- Картер, сейчас ночь… тебя вообще не должно тут быть… начала она, но сдалась под пристальным взглядом молодого человека. -  Она на третьем этаже, палата интенсивной терапии и я тебя не видела! она чуть подтолкнула его к лестнице, мило улыбаясь. -  Я твой должник! Картер быстро помчался на верх, через ступеньки.
- Картер! Мэгг окликнула его – Ты молодец! он лишь улыбнулся ей в ответ и скрылся на лестнице.
Тихо, почти на цыпочках он прошел по коридору третьего этажа, до палаты интенсивной терапии и просто смотрел на закрытую дверь. Он боялся войти и увидеть ее. В коридоре послышались шаги, и он быстро вошел в палату. Под тусклыми светильниками лежало хрупкое, бледное тело, длинные рыжие волосы были аккуратно уложены на подушку, кислородные трубки изгибами обогнули лицо, прячась в одеялах. Картер тихо прошел к кровати, чтобы посмотреть на нее ближе. Легкая улыбка появилась на его лице…
Устроившись, на небольшом кресле, возле кровати, он спокойно уснул…

Отредактировано Carter Severide (2020-06-29 20:34:21)

+1

5

Мой взгляд устремлен куда-то вдаль. Солнце медленно опускалось ниже, чтобы вот-вот и спрятаться за линией горизонта, встречаясь с океаном, его вода пенится у моих ног, а мелкие брызги остаются на коже едва заметными каплями. Тонкими пальцами я вырисовываю на бархатистом белом песке собственное имя, и как-то по-детски счастливо улыбаюсь. Здесь было так тепло и хорошо.
В реальности же мое тело лежало на операционном столе. Жизнь во мне прямо сейчас поддерживалась лишь с помощью переливания донорской крови, которая во мне практически не задерживалась. Удар оказался гораздо сильнее, чем мне казалось там, на месте аварии. Операция длилась несколько часов, и после удаления селезенки моя жизнь была уже не в опасности, хотя и оставался риск повторного кровотечения.
Откидываюсь сначала на локти, а после  и вовсе ложусь на нагретый песок, любуясь яркими красками, в которое прямо сейчас было окрашено небо. Я уже и забыла, когда вот так просто могла наблюдать за сменой времени суток, не торопясь на учебу, работу или встречу с очередным заказчиком, который в итоге предпочтет кого-то более опытного в этом деле.
Не знаю, сколько времени я лежала так. Час? Два? Была бы моя воля я бы и вовсе не вставала, но с каждым проведенным мгновением, с каждой минутой здесь, в этом идеальном мире, закрадывалось какое-то ощущение неправильности. Все было так и не так одновременно. Характерная складка появилась на моем лбу, когда я вновь поднялась, изменив свое положение. Солнце все так же клонилось к горизонту, имя оставалось на песке, но…

После селезенки оставалось собрать ребра и поставить на место ключицу. Если до этого над моим телом корпели хирурги общей практики, то сейчас работали хирурги-травматологи. Если не собрать ребро, то при малейшем смещении острый край может проткнуть легкое, что вызовет пневмоторакс, а это уже чревато нехваткой кислорода и возможной остановкой сердца. Мало приятного, да? Изредка мои показатели опускались ниже нормы, но, благодаря действию врачей, все закончилось благополучно. С ключицей они и вовсе справились за короткий промежуток времени.
Это самое «но» заставило меня подняться на ноги и пройтись вдоль берега, осматриваясь вокруг. Чувство легкой паники настигало меня вместе с осознанием того, что поблизости ничего нет. Ни дорог, ни других людей, ни каких-либо зданий или сооружений. Ничего вокруг.
- Что за хрень?
- Не выражайся. – Знакомый голос, который раздается прямо позади меня, заставляет подпрыгнуть на месте и резко обернуться. Энди улыбается широкой улыбкой, получая явное удовольствие от того, что смогла подкрасться ко мне незаметно. Ее рыжие волосы переливаются и подсвечиваются таким же медным оттенком, как и мои, но вот зеленые глаза смотрят с хитрым прищуром. – Ита-а-а-ак, - протягивает она, закидывая мне руку на плечо. – Где мы находимся?
- Я, - снова хмурюсь, осматриваясь вокруг, - вообще-то не имею ни малейшего понятия, где мы. Я скучаю по тебе. – Неосознанно поджимаю губы, чувствуя легкую грусть. Энди жила сейчас всего в полутора часов езды от меня, но я так и не могла вернуться в тот дом, из которого буквально сбежала несколько лет назад.
- Подумай, где мы? Это же твое место. – Ее голос уже звучит без игривых нот, и я останавливаюсь, глядя ей прямо в лицо. – Где ты была прежде, чем попасть сюда?
- Эй, Энди! – Восклицаю я. – Что за вопросы? – Теперь обе ее руки лежат на моих плечах, и тонкие пальцы больно впиваются в кожу, словно призывая меня собраться с мыслями. – Ладно-ладно. – Скинув ее руки, я делаю небольшой шаг назад, не понимая поведение сестры и того, что вообще происходит. – Я ехала домой с бара. Обычный день, ничего примечательного. – Пожимаю плечами, мол, очевидно же.
- Что было дальше? – Скрещивает руки на груди, выражая нетерпение.
- Я разговаривала с Троем, убеждала его пригласить соседку на свидание. Остановилась на светофоре, а потом…. – Яркой вспышкой, четким видением момент столкновения проносится перед мысленным взором, обретая реальные черты. Я снова оказываюсь на этой улице, и наблюдаю со стороны, как лобовое стекло моей машины разбивается, а все осколки летят в салон. Как я несколько раз ударяюсь головой, и чудом не вылетаю прямо из машины, удерживаемая лишь ремнями безопасности. И в качестве контрольного – удар о руль. Машина застывает на месте, и я  перевожу взгляд на девушку, все так же стоящую рядом в коротких шортах и лифе от купальника.
- Вспомнила? – На ее лице вновь безмятежное спокойствие, а я пытаюсь сделать хотя бы пару шагов вперед, но мои ноги словно увязли в чем-то густом и постепенно застывающем. – Тебе осталось только проснуться. Я знаю, ты справишься, а потом, когда все придет в норму, мы увидимся. – Словно прощаясь, она улыбается мне….

Открывать глаза было тяжело, веки словно налились железом. И перед глазами все упорно расплывалось, взгляд не удавалось сконцентрировать на чем-то одном, да, и полумрак в комнате не позволяли разглядеть обстановку. Повернув голову направо, я невольно морщусь от подкатившего чувства тошноты. В детстве я всегда боялась уколов и прочих процедур, связанных с протыканием моей кожи иголкой, но при этом лелеяла мечту о татуировке. Попытка пошевелить рукой вызывает ноющую боль, от которой я не сдержавшись, тихо шиплю.
Аккуратно поворачиваю голову налево, с удивлением отмечая, что с помощью света от мониторов медицинского оборудования, могу разглядеть чей-то силуэт неподалеку. Открываю было рот, чтобы сказать что-то, но горло ужасно саднило, и дикая жажда буквально сводила с ума. Однако анестезия и болеутоляющие еще делали свое дело, и глаза снова стали постепенно слипаться, а я сама проваливаться куда-то в пустоту.
В этот раз сновидений не было, так же, как и не было сестры или любой другой картинки. Ничего. Просто пустота и тишина, настолько оглушающая, что она действовала мне на нервы. Когда-то я читала о подобном явлении, психологи называли это эффектом белого шума. Находясь под длительным влиянием этого звука, а точнее отсутствия его и каких-либо других, человек постепенно сходил с ума.
Это было похоже чем-то на дремоту. Я вроде и спала, но могла контролировать свои мысли, могла раз за разом прокручивать момент аварии в голове, пытаясь увидеть что-то, чего не видела раньше. Для чего, правда, пока не понимала, но мое подсознание буквально требовало этого от меня. Раз за разом я наблюдала за тем, как машины сталкиваются, как меня мотает от удара из стороны в сторону, как кто-то кричит недалеко от меня. Все это по кругу несколько, может быть, десятков раз, пока какой-то другой звук не привлек внимание. Это были голоса, которых прежде не было, и именно за них я ухватилась.
Вторая попытка открыть глаза не была успешнее первой. Если тогда мне было просто хреново, то сейчас мне было все так же хреново и вдобавок к этому в комнате, а точнее в палате, уже было светло.  Никто из присутствующих не додумался закрыть шторы, пряча меня от солнечных лучей. Стоило мне только открыть глаза, как яркий свет резанул по ним, заставляя зажмуриться и застонать. Даже с самой дикой пьянки я никогда не чувствовала себя так хреново. Кто-то подходит ближе, и касается моей руки, привлекая внимание.
- Ты можешь назвать свое имя? – Приятный женский голос задает вопрос, который на секунду ставит меня в тупик.
- Кира Элизабет Стертман. – Произношу негромко, и все же снова открываю глаза. Силуэты сначала расплывчаты, но постепенно приобретают четкие очертания. – Слишком ярко, глаза болят.
- Отлично, меня зовут доктор Мэннинг, ты в больнице, но с тобой все хорошо. Помнишь, что произошло? – Вместо яркого теперь было мягкое желтоватое освещение.
- Да, - отвечаю, нахмурившись. – Какой-то кретин врезался в мою и еще несколько машин.
-У тебя сильное сотрясение, могут быть провалы в памяти, поэтому не пугайся, если что-то не сможешь вспомнить. Два сломанных ребра, ключица и нам пришлось удалить селезенку, чтобы остановить кровотечение, но с тобой все будет хорошо, мы за тобой присмотрим. Я могу позвонить кому-то из твоих близких?
- Отцу. Его зовут Дилан Стертман.
В палате был кто-то еще, стоял в стороне, но я чувствовала его взгляд на своем лице. Даже малейшее смещение головы чуть в сторону вызывает такое ощущение – трудно подобрать слова, чтобы описать. Словно, голову повернули, а зрение все еще цеплялось за какую-то предыдущую точку. Пришлось зажмуриться, чтобы предотвратить новый приступ тошноты.
- Ты был там, - произношу, удивляя саму себя. Воспоминания были смазаны, словно в момент снятия фотографий кто-то мотнул головой или сделал шаг в сторону. Общие черты – да, но не какие-то конкретные. – Кажется. Не помню.

+2

6

Увидев, что девушка в порядке, относительно, Картер немного успокоился и, спокойно провалился в сон. Душевные терзания отошли на второй план и пришло умиротворение, впервые за долгое время, он просто уснул, без долгих размышлений о глобальных проблемах, без самокопания и анализа прошедшего дня, все ли правильно он сделал, не замешкался ли где-то, что могло стоить человеческой жизни. Северайд мирно сопел на кресле, возле кровати Киры, изредка просыпаясь, чтобы проверить все ли с ней хорошо.
Тяжело припомнить, сколько раз Картер нарушал правила, когда дело касалось чьей-то жизни. Он прилагал все усилия, чтобы спасти человека, мог нарушить прямой приказ, если считал, что он не верный и может только усугубить и без того опасную ситуацию, мог надерзить вышестоящему офицеру, ну, или же, просто вытащить травмированную девушку, из разбитого автомобиля, без средств защиты. И всегда такие ситуации оборачивались лишь устным выговором от шефа, ему всегда удавалось не доводить это до вышестоящего начальства, лишением премии, могли отодвинуть очередь на новое оборудование, но никогда не было речи об отстранении…
Провалившись в сон, он видел лишь размытый силуэт Бодэна и его грубый, с хрипотцой, голос «Ты отстранен!» Из этого кошмара его вывел довольно громкий голос медсестры, которая вошла в палату.
- Ну, и что мы тут делаем, мистер Северайд?- перед Картером стояла чернокожая женщина, с пышными формами, вперив руки в бока, и с интересом смотрела на молодого человека.
- Эээ. ммм только и смог выдавить Картер, протирая глаза. - Черт! Уже 8 утра! кинув взгляд на часы, он подорвался с кресла. Женщина упрямо ждала объяснений, надменно улыбаясь.
- Простите, я знаю, что сюда нельзя… начал он, но Кира издала стон и все внимание с Картера резко переключилось на нее. В палату вошла Нетели, доктор Мэннинг, начала проверять какие-то показатели, задавать вопросы, Кира отвечала, почти шепотом. Картер отошел в другой конец палаты, чтобы дать врачам больше места для действий. Нетели, мило улыбнулась девушке, сжав ее руку. - Все будет хорошо! она перевела взгляд на Северайда.
- Картер? она открыла перед ним дверь. Приглашая выйти из палаты. - Нат, я знаю… Дай мне десять минут. он выдал самую милую из своих улыбок, надеясь на понимание доктора. Она лишь глубоко вздохнула, кивнула и вышла из палаты. - Я вернусь через час. Тебя тут быть не должно… сказала она, в закрывающуюся дверь.
Дождавшись пока из палаты все выйдут, он вернулся к кровати.
-Привет… Я Картер! он мягко взял ее ладонь. - Да, я вытащил тебя из машины… Как ты себя чувствуешь? сейчас в нем говорило чувство вины, которое просто пожирало его изнутри. Несмотря на то, что девушка в порядке, и что он принял единственное верное решение, он все равно винил себя… Но в чем?! В том, что спас ее? Или в том, что долго тянул с тем, чтобы вытащить ее из этой чертовой машины?
- Прости, глупый вопрос… он чуть улыбнулся, садясь на край ее кровати.
- Я просто хотел узнать, что ты в порядке…. Т.е. с тобой все хорошо, и ты поправишься! он резко отпустил ее руку, и встал с кровати, вдруг поняв, что он ей никто и никакого права у него нет тут вообще находиться, не то что бы держать ее за руку.
- Ты можешь позвонить отцу с моего телефона. Картер достал мобильный, на экране высветилось 17 пропущенных звонков от Кейси. Картер глубоко вздохнул, протягивая Кире телефон.
- Я выйду, что бы ты смогла поговорить едва он вышел из палаты, как перед ним оказался Кейси.
- Какого черта?! Я всю ночь тебе звонил!! Думал, что ты уже натворил какого-нибудь дерьма и оказался тут! начал он, уставившись на Северайда.
- Хэй, успокойся! Я тут, что бы навестить девушку… Картер поспешил успокоить друга, который до сих пор не мог отдышаться.
- О, да?!? Мегги не уточнила, когда я обзванивал больницы! выпалил друг, утерев со лба испарину. Картер растянулся в улыбке.
- Прекрасно! Кейси сплеснул руками. - Ему еще и весело!!
- Кейси, это так мило… Картер похлопал друга по плечу.- Я, надеюсь, что ты не успел оповестить всю часть? Картер растянулся в улыбке. Это было самое лучшее, что произошло за последние сутки.
- Да пошел ты! улыбнулся Кейси, скинув руку Картера с плеча. - Ну, как она? сказал Кейси, кивнув в сторону палаты, его голос стал серьезней.
- Все хорошо, есть ушибы, удалили селезенку, но она полностью поправится! выдохнул Картер. - Пошли! Картер открыл дверь в палату.
- Подожди, Северайд! Если все так, она должна дать показания, чтобы тебя восстановили!! Картер прикрыл дверь.
- Ты серьезно?! Думаешь, я могу сейчас ее просить об этом?? конечно, Картер уже думал об этом, но он быстро отогнал эти мысли, считая, что сейчас на первом месте она, а не его работа. Кейси громко выдохнул. - Я знаю тебя!! Ты не сможешь без работы… Ладно, пошли, хочу ее увидеть… Кейси сделал шаг в сторону палаты, но Картер остановил ее.
- Она еще слаба для гостей… Давай позже! довольно грубо сказал он, заходя в палату.
Сейчас Кейси сказал то, что Картер боялся сказать себе сам и это разозлило его.
-  Что? Да брось! Ты серьезно?! начал Кейси, но дверь закрывалась перед его носом. - Тебя отстранили, Картер!! Не глупи! кинул он и дверь закрылась.

+1

7

Как только доктор покидает палату, я зажмуриваюсь, силясь любыми способами отвлечься от не покидающего меня чувства головокружения и головной боли, появляющейся из-за того, что мое зрение никак не могло сфокусироваться на чем-то одном. Кажется, я не плохо так встряхнула мозги, когда ударилась головой в машине. Даже представить страшно, что было бы со мной, если бы я не была пристегнутой.
- Да, точно. – После короткой заминки едва заметно киваю головой, облизывая сухие губы. – Картер. – Повторяю его имя, воскрешая воспоминание о нашем, так сказать, знакомстве. Тем временем мужчина берет меня за руку, и его горячая ладонь приятно согревает мои холодные пальцы. Вероятно, мой организм еще не справился с кровопотерей.  – Я помню обрывками, видимо, периодически я теряла сознание. – Его вопрос о самочувствие заставляет меня усмехнуться и тут же скорчить лицо от боли и неприятных ощущений. – Голова идет кругом, остальное, видимо, притупилось из-за обезболивающих, но все равно болит все тело.
Непонимание отражается на моем лице, когда поведение Картера меняется: он вскакивает с кровати, оставив мою ладонь в покое, даже отходит на пару шагов, словно, выдерживая расстояние. Подобное никак не укладывается в моей голове с тем, каким он был буквально пару минут назад. Я даже открываю рот, чтобы задать вопрос, но так и не решаюсь – мы знакомые незнакомцы, и не стоит лезть в душу кому-то. Выдержав небольшую паузу, я перевела свой взгляд на него и попыталась сосредоточиться на его лице. Два вопроса волновали меня больше всего, они пробивались даже сквозь затуманенность рассудка, вызванную препаратами. – Ты не знаешь…. – Поджимая губы, я пытаюсь сдержать свои эмоции. – Нашли того, кто сделал это? – Подсознание вновь подтолкнуло кадр, как я смотрю в окно, отмечая мужчину на хонде, а после то, как в эту хонду влетает другой автомобиль.
Отвечаю ему вымученной, но благодарной улыбкой, когда он передает мне телефон, и даже оставляет одну. По памяти я набираю номер, и моя рука застывает над иконкой с изображением телефонной трубки. Мне предстояло сообщить ему о том, где я и что со мной, но стоило ли? У нас были сложные отношения после его ухода из семьи, и после переезда в Сакраменто, мы пытались их наладить, но что-то всегда шло против нас. Детские обиды и то, что мне пришлось пережить в подростковом возрасте, никак не давали простить отца за то, что не боролся за меня. Он просто сдался, проявил свою слабость.
Диалог с ним по телефону выдался коротким и сухим. Я не стала расписывать в красках, что именно со мной произошло, лишь упомянула об аварии и о том, что мне делали операцию. Он пообещал приехать в ближайшее время, и на этом я положила трубку, сделав глубокий вдох, о чем тут же пожалела.
Мое внимание переключается на стеклянную стену, одной из половин которой была автоматическая дверь, открывающаяся каждый раз, как человек подходил к ней. Вторая же была прикрыта плотной шторкой, скрывающая меня от любопытных взглядов. С тихим шелестом дверь открывается, но в нее никто не входит, а вот обрывки разговора долетают до моих ушей. Всего разговора я не слышала, но даже малой части мне хватило, чтобы понять, что у Картера были проблемы, и эти проблемы, кажется, начались с моим появлением в его жизни. В прочем, ничего нового и удивительного.
«Показания» и «восстановление» в одном предложении приводят к мыслям о том, что мужчин отстранили за что-то, связанное со мной, но за что? Ранее мне не доводилось общаться ни со спасателями, ни с пожарными, и я тем более не представляла того, как у них все там устроено, но что-то здесь было не так. И за это я испытывала чувство вины, которое появилось слишком внезапно даже для меня самой, но вместе с ним я взглянула на ситуацию по-другому.
Я, действительно, плохо помнила то, как меня вытащили из машины и привезли сюда, но что-то в этом промежутке времени произошло, из-за чего Картера отстранили – в этом я уже не сомневалась. И вместо того, чтобы ехать домой, он проводит ночь в палате той, которая могла исправить его положение, интересуется ее здоровьем, и просто ведет себя очень мило. Эта ситуация мне не нравилась 0 либо все действительно было сделано лишь с одной целью – получить от меня необходимое, либо я настолько не верила в людей, что обычную заботу и сочувствие воспринимала в штыки.
- Тебя отстранили? – Спрашиваю я, когда он раздраженный входит в палату. Голос другого парня лишь подтверждает мои догадки. – Я слышала обрывки вашего разговора. – Пожимаю плечом, мол, сами виноваты, а после здоровой рукой протягиваю ему телефон. – Отец приедет в ближайшее время. Если ты подготовишь необходимые бумаги или что там от меня надо, - прикрываю глаза, чувствуя, накатывающую слабость, - то я без проблем подпишу. Чтобы ни произошло, я не имею никаких претензий и готова это подтвердить. – Произношу на выдохе, а после ерзаю на кровати, ища удобную позу, желая провалиться в сон и проснуться же с лучшим самочувствием.

***

Прошло несколько часов прежде, чем новые посетители вошли в палату. Повернув голову в их сторону, мое лицо тут же изменилось. Отец вошел первым и остановился около постели, ставя цветы в вазу, стоящую рядом на тумбе. Очень милый жест, но он не изменит моего настроения, когда я увидела мать и отчима, на лице которого была все та же ухмылка, вызывающая у меня мурашки по коже.
- Что вы здесь делаете? – Мой тон был далек от доброжелательного и тем более любящего. Другие бы девушки, наверное, растрогались, увидев свою семью, я же пришла в состояние близкое к ярости, переводя взгляд с отца на мать, и стараясь игнорировать отчима. – Это ты им позвонил? – Я не верила своим глазам, а потому просто смотрела на него в упор, качнув головой. – Зачем ты это сделал?
- Я твоя мать, Кира. – Женщина делает шаг вперед, и была бы у меня возможность, я бы сделала два назад.
- Ты перестала ей быть тогда, когда закрывала глаза на то, что он, - взмах рукой в сторону отчима, от которого я поморщилась, - творил. – Это было больной мозолью в нашей семье, все старательно делали вид, словно, ничего и не было, но я мириться с этим не собиралась. -  Нет, - качаю головой, чувствуя, как перед глазами вновь все начинает расплываться, - убирайтесь.
- Не смей так разговаривать со своей матерью. – От этого голоса раньше у меня волосы на затылке вставали дыбом, настолько я боялась этого человека. Но это было раньше, не теперь.
- А то что? Изобьешь меня так же, как ты делал это в детстве? – Я была на грани – на грани сознания, на грани истерики, на грани пропасти. Ненависть к этому человеку чуть не выжгла меня изнутри, а поэтому….
- Кира Элизабет Стертман! – Мать округляет глаза, словно слышит это в первый раз.
-Не делай такое лицо. Ты смотрела каждый вечер на то, как он вымещал свое зло сначала на мне, а потом пытался сделать это и с Одри. Ты предпочитала игнорировать проблему, чем решать ее, и просто делала вид, что не видишь всего этого. - Я испытывала отвращение к собственной матери.-   Все, вы, убирайтесь. – Я заглядываю каждому  глаза. – Не хочу видеть никого из вас ни здесь, ни в моей жизни.

+2

8

Картер очень старался не думать о своем отстранении, всякий раз, когда эти мысли помещали его, он прикладывал все усилия, чтобы отогнать их. Но одна фраза Кейси, который действительно прекрасно его знает, заставила Картера вернуться к этим мыслям.
У меня просто нет права просить ее о чем-то!! Я подверг ее жизнь опасности!
Именно в таких ситуациях, когда дело касается его задницы, просто необходимо быть эгоистом, но это не про Картера. Он может проявлять невероятные чудеса эгоизма там, где надо бы усмирить свой нрав. Но когда доходит до спасения чье-то жизни, когда может пострадать человек, он будет защищать чужие интересы, но не свои.
Картер закрыл дверь перед носом друга и повернулся к девушке, стараясь согнать со своего лица признаки раздражения.
- Конечно, ты слышала… усмехнулся Северайд, усаживаясь в кресло. Голос Киры был слаб, глаза то и дело закрывались и ей приходилось прикладывать достаточно усилий, чтобы снова взглянуть на Картера. - Давай ты поспишь, и мы обсудим это, когда тебе будет лучше, хорошо? Картер дождался пока она уснет и вышел из палаты, желудок назойливо урчал, требуя еды. Едва он поднял голову, как десятки глаз сразу устремились на него. Медсестры перешептывались, кидая на Картера свои взгляды, на их лицах то и дело мелькала ухмылка. Кто-то смотрел с осуждением, кто-то с сожалением – равнодушных не было. Какого черта тут происходит?! Конечно, все уже знали подробности спасения девушки, которая лежит в палате за его спиной. Персонал больницы разделился на два лагеря. Те, кто думают, что Северайд находится тут только из корыстных побуждений, что бы спасти свою задницу. И те, кто искренне верит, что совесть у него все-таки есть и он действительно переживает за Киру.
Картер окинул всех взглядом и уже был готов съязвить что-то, но голос доктора Холстеда прервал его.
- Рабочий день еще не закончен! он демонстративно поднял руку и посмотрел на часы. Медсестры резко принялись за работу, изредка кидая взгляд на доктора.
- Ты чуть не стал свидетелем моего срыва… усмехнулся Картер, пожимая руку Холстеду. - Спасибо! Уилл натянуто улыбнулся и, не отпуская руку Картера, вывел его на лестничную площадку.
- Слушай, ты был тут все ночь? Ты же знаешь… начал он, но Северайд остановил его.
-Уилл, я знаю. Мне уже все сказали об этом…. Я, честно, не беспокою ее! Я просто хотел убедиться, что сделал все правильно Холстед усмехнулся с его слов.
- Я понял! Но ты выбрал не удачное время, что бы… Очистить совесть
- Ты тоже думаешь, что Картер Северайд настолько ублюдочен, что просидел тут всю ночь, чтобы прикрыть свою задницу и вытащить из девушки, которую я вытащил из машины, и которую ты оперировал, оправдание для себя?! Что бы прикрыть свою задницу?! его голос срывался на крик. У меня на столько плохая репутация?! Да что я сделал такого?!?!
Вся злость, что Северайд глушил в себе последние сутки, была готова вырваться наружу и смести все на своем пути. Его глаза горели огнем.
- Северайд, я не это имел ввиду…
- Нет, я все понял, Холстед! Спасибо! он сильно сжал его плечо и направился вниз.
Картер быстро сбежал по лестнице и просто вылетел из дверей больницы, чуть не сбив с ног пару парамедиков. На скамейке, возле больницы, сидел Кейси, держа в руках стаканчик с кофе, и еще один такой же стоял с боку от него. Северайд глубок вздохнул и медленно направился к другу.
- Ты и вправду хорошо меня знаешь! тихо сказал он, садясь рядом и делая глоток чуть остывшего кофе.
- Ты был прав, я не должен быть давить на тебя! начал Кейси.
- Да нет! Ты, как раз, был прав! Картер перебил его, поставив стаканчик с кофе на асфальт перед собой. Я должен бороться за себя! Я был уверен, что поступаю правильно! Но сейчас… Слушай, откуда у меня такая репутация?! Больше половины больницы уверенны, что я провел тут ночь, только из-за того, что трясусь за свою задницу! Но я же спас ее!! Разве нет?! Я успел вовремя!! Тогда что не так?! Почему, в этой ситуации, я отрицательный герой?! он сделал еще глоток кофе, кинув стаканчик в урну.
- Не припомню, что бы тебе было дело до общественного мнения… усмехнулся Кейси, последовав примеру Картера, и так же бросил стаканчик в урну.- Ты хороший человек и отличный спасатель! Никто из части даже не усомнился в правильности твоего решения! он положил руку на плечо Картера. - Часть 51 за тебя! И всем плевать. По какой причине ты тут ночевал! Поступай так, как считаешь правильным! Северайд изобразил что-то похожее на улыбку.
Кейси еще что-то говорил, но мысли Картера сейчас были далеко отсюда. Он прокручивал в голове вечер аварии, свои слова, действия. Как оказался в больнице, как ночевал возле ее кровати, как коснулся ее руки, и что он при этом чувствовал. Какого черта?! Я никому не обязан! Я сделал свою работу! Она поправится! Почему я веду себя, как провинившийся школьник, пытаясь заслужить прощения! За что?!?!
Северайд резко встал. - Ты полностью прав! Я должен вернуть свою работу! он быстро направился назад, в больницу.
- Картер! Я не это сказал!!! уже вдогонку сказал Кейси, но Северайд скрылся за автоматическими дверями больницы.

Северайд быстро поднялся на третий этаж и уже был готов повернуть ручку двери, как услышал голоса в палате. Там явно ругались. Картер решил не мешать, и сделал шаг в сторону от палаты, подслушивать чужие разговоры не хорошо, но он услышал голос Киры, который был на грани истерики.
И вновь, желание поступить в своих интересах, испарилось. Сейчас была важна она. Девушка, которая случайно появилась в его жизни.
Картер быстро открыл дверь и вошел в палату, окинув взглядом всех присутствующих.
- Что ты происходит?! довольно грубо спросил он, подходя к кровати Киры и беря ее за руку. - Она пережила аварию и только после операции! Какого черта вы тут устроили?!
-Это еще кто?! первая осмелилась заговорить женщина.
- Ах, да! Я же не представился!! съязвил Картер. - Картер Северайд, лейтенант спасателей, часть 51. отрапортовал он. - И жених вашей дочери! добавил он, чуть сильнее сжав руку Киры. Все переглянулись, явно удивленные данной новостью.
- Кире надо отдыхать! Так что прошу вас покинуть палату! Всех! недовольно хмыкнув женщина вышла первой и за ней все остальные.
Дождавшись пока дверь закроется, Картер отпустил руку девушки. - Спасать тебя входит у меня в привычку! он улыбнулся и уселся, уже в излюбленное, кресло.
- Не хочешь поделиться…. Это было эпично! Твой разговор с родителями?

0

9

Напряжение, висевшее в палате между присутствующими там людьми, можно было смело разрезать на порции и подавать на тарелочке. Той самой, с голубой каемочкой. Я готова была увидеть здесь кого угодно, но никак не отчима, которого ненавидела всем сердцем и всей душой, и не собственную мать, к которой с сознательного возраста я не питала каких-либо теплых чувств.  Их союз заставил меня рано повзрослеть и принять тот факт, что мир и окружающие – слишком жестоки иногда по отношению к другим.
Пусть всегда я и старалась избегать конфликта, отмалчивалась, делала вид, что признаю свою вину, в общем, всеми возможными способами я старалась никак не взбесить отчима, не спровоцировать его вновь на приступ агрессии, получалось это не всегда. Но сейчас все изменилось. Я уже долгое время жила в другом городе, самостоятельно встала на ноги, не прося и не требуя от них чего-то взамен, и теперь я командовала своей жизнью. И единственное, чего я сейчас искренне хотела, так это того, чтобы они ушли. Была бы моя воля – я бы сама покинула пределы палаты, но, к сожалению, я была прикована к кровати капельницей и различными подключенными аппаратами, которые отслеживали мое состояние. И судя по писку одного из них, мое сердце сейчас сходило с ума.
Появление Картера заставило смутиться. Мало кто знал о том, что происходит в нашем доме за закрытыми дверями. Мать с детства вдалбливала мне в голову, что это нормально, и это просто лишь способ воспитания, к тому же, мне никто не поверит. Я верила, кивала послушно головой и обещала молчать, к тому же, как позже выяснилось, мне действительно никто не поверил. Даже патрульный, который видел то, в каком я состоянии была в один из плохих дней. Смерив троицу уставшим и отреченным взглядом, я повернула голову в сторону окна, стараясь делать вид, что их здесь нет.
Мужчина подошел к кровати, и встал у изголовья, взяв меня при этом за руку. Была бы я обращена лицом к незваным гостям, те, наверняка бы заметили мой удивленный взгляд. Он вступает в диалог с матерью, и я невольно закатываю глаза, стараясь сдерживать себя и не впасть в состояние истерики и швыряниями всего подряд, лишь бы избавиться от их присутствия. Картер, видимо, верно, понял мое состояние. Правда, оно резко сменилось на шокированное, когда он представился моим женихом.  Неимоверных усилий стоило мне не рассмеяться прямо в голос.
- Как ловко из спасителя ты стал моим женихом. – Замечаю я, когда палату все же покидают лишние. Мне даже стало легче дышать. Правда, пришлось поерзать, чтобы устроиться удобнее. Ключица начинала напоминать о своем существовании, а резкие телодвижения отзывались ноющей болью в районе шва и сломанных ребер. – И что-то я предложения руки и сердца не припомню, или что там сейчас парни предлагают девушкам? – Усмехаюсь, в конце концов, найдя удобное положение.
Мне было непривычно лежать вот так, без какого–либо дела. Последние четыре года я находилась в постоянном движении, сменяя работу учебой и, наоборот. А еще сильно хотелось домой. Кто-то когда-то сказал, что родные стены – лечат, и я наивно верила в подобное. Наверное, в следующий раз стоит уточнить у лечащего врача, когда я смогу покинуть больницу.
-Это было очень мило, и я благодарна тебе за то, что они ушли, но-о-о… - Протягиваю я, а после морщусь от неприятных ощущений. – Зря ты это сделал. – Качнув головой, произношу, а после поджимаю губы. Он предлагает поделиться, и я вновь перевожу взгляд, смотря из окна на небо. – Может, лучше поговорим про твое отстранение и мою причастность к нему? – Спрашиваю, вскинув бровь, но перевожу взгляд на него, и понимаю – не отстанет, пока не расскажу. Прямо в его глазах вижу.  – Ладно.
Вот, только, что ему рассказать? О моем тяжелом детстве, о том, как я обнимала ночами плюшевого кролика и старалась не издавать ни звука? Или о том, как отчим выходил из себя при каждом удобном случае? Может, о том, как мать делала вид, что все в порядке? Хорошего в моем детстве было мало, да и в подростковом возрасте, в принципе, тоже. Хорошее началось лишь тогда, когда мне удалось вырваться из Сан-Франциско, и переехать сюда, в Сакраменто.
- Как ты уже понял – у меня очень плохие отношения с родителями, и с годами все это лишь усиливается. И, если с отцом, я еще хоть как-то общалась, по крайней мере, до сегодняшнего дня, то с матерью и ее, - замолчав, я подыскивала нужное слово, так как на языке были только нецензурные,  - новым мужем я не желаю общаться. Он плохо относился ко мне в детстве, а мать игнорировала происходящее в доме. – Пожимаю здоровым плечом, мол, как-то так. – И я до сих пор не могу простить им это.
Настроение, которое и так было ниже среднего, опустилось и вовсе до уровня плинтуса, в прочем, ничего нового, ведь разговоры о семье всегда вызывали у меня подобные эмоции. С таким не поделишься, такое не расскажешь между делом, и не выставишь на показ, как счастливые воспоминания. Это все копится внутри тебя, этакая темнота, которая с каждым днем отвоевывает маленький участок твоей души, норовя затем поглотить ее полностью.  Я всегда этого боялась, наверное, поэтому свела все контакты с ними к минимуму.
- В общем, история стара, как мир. – Подытоживаю я, вновь бросив на него внимательный взгляд. – Принеси мне необходимые бумаги, чтобы я их подписала. – Возвращаюсь вновь к тому, о чем говорила несколькими часами ранее. – А после проваливай на работу. – Произношу и тихо смеюсь. – Спасибо за заботу, но ты не обязан сидеть возле меня сутками, к тому же, я под присмотром врачей.

+2

10

As long as I'm here
No one can hurt you
Don't wanna lie here
But you can learn to
If I could change the way that you see yourself
You wouldn't wonder why here
They don't deserve you

По законам жизни, все дети должны рождаться в полной семье. С любящими родителями, которые дают свои детям все самое лучшее. Учат, что такое «хорошо», а что такое «плохо». Заботятся о своих чадах, холят и лелеют. Но так ли это в реальной жизни?! Бывает, но на столько редко, что кажется каким-то чудесным явлением. Так это по законам жизни? или же люди написали такие законы, у себя в голове, поколениями выжигая эти «правила» у себя, и у всех поколений, в подкорке. И если, вдруг, что-то пошло не так, вы посмели нарушить это «священное правило», разрушить семью – гореть вам в аду! Общество с осуждением будет смотреть на вас и перешептываться за вашей спиной.
Сейчас Картер, как никогда, чувствовал связь с этой девушкой. Конечно. Его детство было немного лучше, чем у Киры. Несмотря на то, что у него было все, что он хотел, у него не было самого главного-любви и заботы родителей.
- Прощать или нет – дело твое! Но сейчас ты свободна от них!- Северайд подался вперед, уперевшись локтями в колени. - И пока ты держишь в себе эту обиду. Ты тормозишь себя! Ты постоянно оглядываешься назад… Они тебе никто! Мне самому понадобилось не мало времени, что бы понять это!- он усмехнулся.
- И я уже говорил, моя работа подождет!- Картер немного потянулся вперед и мягко сжал ее руку. На его лице была довольная улыбка.

Как часто люди встречают кого-то, чтобы стать частью их жизни? Существует лимит друзей? Не просто людей, которых ты знаешь, а настоящих друзей! Которые приедут в любое время суток, на любой конец города, страны, чтобы спасти твою тушку или просто поддержать. И никто не знает, когда такой человек появится в твоей жизни и каким образом.  Может вы просто встретитесь на улице, столкнувшись плечами, а может ты вытащишь его из разбитой машины и будешь сидеть в больнице, возле его кровати. Сейчас Картер чувствовал сильную связь с этой девушкой. Они знакомы всего сутки, но кажется они были рядом всю жизнь.

Раздавшийся стук в дверь, заставил Картера оторвать взгляд от Киры. В палату вошли доктор Мэннинг, двое мужчин в форме пожарного департамента и шеф Бодэн. Началось! Северайд отпустил руку девушки в встал с кресла.
- Лейтенант Северайд, вы понимаете, что у вас нет права находиться здесь! Это давление на пострадавшую! начал седовласый мужчина, сжимая в руках папку с какими-то документами. - Вы были отстранены от службы в пожарной части 51, из-за того, что подвергли девушку, Киру Стерман, опасности. Что могло понести непоправимый вред здоровью.
- Что?! Какого черта тут происходит? Картер напрочь забыл о субординации. Как они вообще узнали, что я тут!! он кинул на взгляд на Нетели, которая не осмеливалась поднять взгляд.
- Северайд! Не забывайся! осадил его Бодэн, пристально смотря ему в глаза.[float=left]http://forumfiles.ru/uploads/0010/a8/ca/7688/t185595.gif[/float]
Седовласый мужчина недовольно поморщился, окинув Северайда взглядом, и открыл папку с документами.
- Я могу продолжить? язвительно спросил он, перебирая бумаги. - Так вот, вы нарушили одно из главных правил, опять! Вас снимают с должности лейтенанта спасателей и этот инцидент будет занесен в личное дело! он с силой захлопнул папку, протягивая Картеру копию постановления. На лице Нетели читалось удивление и непонимание.
- Что?! За то, что я поступил правильно?! И спас жизнь этой девушке?!?! Вам мало было отстранения?! он выхватил лист бумаги, быстро бегая по нему глазами.
- Картер!! подал голос шеф. - Тебе сейчас лучше уйти!
- Уйти?! Вот так защищаете своих подчинённых?! Уйти… он громко выдохнул, и демонстративно смял копию постановления в руках, не отрывая взгляд от представителей пожарного департамента.
- Кира, я обязательно зайду к тебе, позже! сказал он, не оборачиваясь на девушку.
Пройдя через мужчин, он вышел из палаты, сильно хлопнув дверью. Нетели выбежала вслед за Картером.
- Картер, стой! она догнала его, одернув за руку. -  Я должна была сообщить, что Кира пришла в себя. Она свидетель!! Я не знала, что все будет так!
-  Мы оба выполняли свою работу, так… он пристально смотрел на девушку. - Исполнить долг – что может быть важнее?! он всучил в руку Нетели скомканный лист бумаги и направился к выходу.

+1

11

Стук в дверь прервал наш разговор и мои собственные размышления на тему семьи, родителей и роли всего этого в моей жизни. С сознательного возраста я пыталась всячески умыкнуть из дома, но с появлением младшей сестры проворачивать подобное стало уже невозможно. Если он не срывал злость на мне, то непременно срывал ее на Одри, а я не могла этого допустить. Лучше я, чем маленькая она. Картер сжимает мою ладонь в знак поддержки, и я улыбаюсь ему с толикой грусти.
Непроизвольно оборачиваюсь к входной двери, когда она открывается и в палату входит сразу несколько мужчин и мой доктор. Мужчины были мне не знакомы, но глядя на их форму, не трудно догадаться, кем они являлись. Я даже открыла рот, готовясь к конструктивному диалогу, когда мужчина в возрасте, начал первым. Своими словами он лишь подтвердил мои догадки – я принимала непосредственное участие в отстранении Картера, пусть и, не осознавая этого.
- Может, вы не будете делать вид того, что меня здесь нет? – Однако, на меня, кажется, даже не обратили внимание.
«Пострадавшая» из уст незнакомца коробит меня, и появляется ощущение, словно на больную мозоль наступили. Вроде и не так уж больно, но приятного, определенно, мало. Пока затуманенный лекарствами и болевым синдромом мозг соображал со всевозможной скоростью, мужчины напрочь игнорировали мое присутствие, делая вид, что меня здесь нет. Это, к слову, раздражало еще больше.  Казалось бы, я только успокоилась после ситуации с родителями, как кто-то снова действовал мне на нервы.
От громкого голоса с заметной хрипотцой я и вовсе невольно вздрогнула, переведя свое внимание на темнокожего мужчину, который стоял чуть поодаль, уперев руки в бока. Подсознание сразу верно определило служебное положение этого мужчины – начальник Северайда. Их разговор на повышенных тонах отбивал всякое желание вмешиваться, но злить меня это не переставало. И я решила дождаться момента.
Ситуация накаляется, когда мужчине объявляют о том, что его снимают с занимаемой должности, а точнее – понижают. Я считала, что подобное было несправедливым поведением по отношению к тому, кто почти ежедневно спасает чьи-то жизни, рискуя своей. Его шеф, если я правильно выстроила предположения, буквально указывает ему на дверь.
- Картер? – Произношу негромко. Хоть, он и пообещал, что зайдет ко мне позже, но оставаться с этими людьми один на один не хотелось, от слова «совсем». Раздается хлопок дверью и вместе с ним, кажется, лопается и мое терпение. После коротких переглядок внимание мужчин теперь было целиком и полностью приковано ко мне, и я решаю воспользоваться моментом, уповая на случай:
- Какого черта вы тут устроили? – Задаю вопрос, на удивление, совершенно спокойным голос, однако чувствуя, как внутри клокочет злость, грозясь вырваться наружу. И здесь будет хуже, чем было буквально час назад. – Как вы верно заметили – я пострадавшая, которая лишь благодаря стараниям Северайда сейчас находиться здесь, а не в мешке для трупов! – Вот тут, каюсь, не сдержалась. – Если вы хотели устроить показательную порку, то могли бы сделать это где-то в другом месте, а не в моей палате. И в данном случае больший вред нанесли мне вы, чем Картер, устроив вновь приступы головной боли.
А головная боль действительно была, я чувствовала, как пульсация в висках бьет по нервам, а шум крови, быстро передвигающийся по моим венам и артериям, иногда и вовсе оглушала. Могу поспорить, что в какой-то момент мне даже уши заложило от этого ощущения.
- А теперь давайте перейдем к цели вашего визита сюда. – Предложила я, сделав глубокий вдох, когда показатели противно пискнули, намекая на повышение давления и учащения пульса. – Я прекрасно осведомлена о том, что сделал Картер Северайд на месте аварии. – Брехня, чистой воды брехня. Я знала лишь в общих чертах и то, о чем сама смогла догадаться после недолгих раздумий.  – А еще мне известно о возможных последствиях его действий или же, - я перевела взгляд с одного мужчины, на другого, - его бездействий. – Я видела, что им не нравилось то, к чему я вела, ведь я встала на защиту того, которого они при мне наказывали буквально только что. – А теперь, пожалуйста, услышьте меня – я не имею никаких претензий к Картеру Северайду, и готова подтвердить это любым доступным способ, а так же подписать любые бумаги, которые бы могли подтверждать это в дальнейшем. – Один из них открыл рот, но я же еще не закончила. – А так же заверяю вас – никакого давления, на «пострадавшую», как вы назвали меня, Северайдом не оказывалось.
На удивление мужчины меня услышали и поняли правильно. Это читалось в изменении их поведения, пусть они и старались делать вид, что были злы на Картера, но облегчение в их взглядах читалось слишком явно. К тому же, я не собиралась выдвигать каких-либо исков в адрес департамента пожарной части, чем непременно облегчила жизнь этим мужчинам. Но меня печалил тот факт, что Северайда лишили звания, и я никак не могла повлиять на это.
Разговор длился почти полтора часа. Мне пришлось подробно отвечать на их вопросы, расписаться в целой кипе бумаг, а после облегченно выдохнуть, когда, в конце концов, я осталась в палате одна. Усталость вновь напомнила о себе, и, ограничившись стаканом сока в качестве ужина, я провалилась в сон, так и не дождавшись Северайда.
Следующие два дня были похожи друг на друга. Периодически ко мне заходила доктор Мэннинг, интересуясь состоянием моего здоровья, и сверяясь с показателями прошлых посещений, меняла мое лечение. Заходили медсестры, спрашивая нужно ли мне что-то, но того, что я так отчаянно желала, они мне дать не могли – дико хотелось домой. И желание было таким сильным, что утром второго дня я попыталась встать и почувствовала, что организм явно против этого. Все мышцы ныли, оставался болевой синдром из-за ударов и образовавшихся синяков, так еще и последние дни не было какой-то нагрузки.
Примерно в обед ко мне заходил детектив и задавал почти те же вопросы, на которые я уже давала ответы людям из пожарного департамента. Была лишь разница в мотивах – одни хотели узнать виновен ли Картер, от того и вопросы все базировались уже непременно на самом процессе спасения и моих воспоминаниях, а вот полиция пыталась воссоздать картину происшедшего. Именно от детектива, сидящего напротив меня, я узнала, что тот парень чуть ли не подался в бега еще до приезда спасателей, полиции и скорой помощи, осознав содеянное.
Приходили и ребята из бара, водрузив на тумбу возле кровати букет с цветами и охапку воздушных шаров, которые я, признаться честно, обожала и по сей день. Не совсем комфортно мне было сидеть перед ними в таком виде – бледная кожа, с темными кругами на лице, и наложенными швами на лбу. Остальное, к счастью, скрывала уже моя пижама, которую мне привезла моя подруга. Очень радовал тот факт, что из всех она выбрала самую скромную – белая майка свободного кроя с ассиметричным вырезом и темно-серые лосины из мягкой ткани.
Доктор Мэннинг даже любезно разрешила мне сменить больничную сорочку на свою одежду, предупредив, что при необходимости пижама может пострадать, но ради того, чтобы почувствовать комфорт – я готова была пойти на такие жертвы. К вечеру второго дня мне удалось все-таки встать и даже немного походить по палате, придерживаясь за подставку, на которой крепилась капельница.
Утро третьего дня и вовсе показалось мне лучшим в моей жизни, ведь головная боль отступила, и мысли, наконец-таки были чистыми. Оставались неприятные ощущения в районе груди из-за швов, которые обрабатывали два раза в день, и сломанных ребер. Кстати, о них, так как швы постепенно заживали, то одна из медсестер зашла ко мне утром с корсетом, которым сменила тугие повязки. Теперь именно он должен был помочь удержать мои ребра на месте до тех пор, пока они не срастутся.
И, вот, вроде хорошо, но от одного взгляда за окном становилось тоскливо. Там светило солнце, согревая мою кожу даже сквозь толстое стекло окна. Боже, как же хотелось выйти на улицу. Стоило этой мысли промелькнуть в моей голове, как я решилась на хитрость. Покидать больницу мне было нельзя, но вот прогуливаться по коридорам, дабы разминать ноги – можно.
Накинув на плечи кардиган, который доходил мне почти до середины икр, я медленными и осторожными движениями дошла до входной двери, а после и вовсе покинула коридор. На моих ногах сейчас были удобные тапочки, которые позволяли мягко и бесшумно шагать по коридору, не привлекая к себе особого внимания. Удача, сегодня, была на моей стороне, и спустя десять неимоверно долгих минут, я все же вышла на улицу и растянула губы в широкой улыбке.
Спустя еще десять минут, я сидела на лавочке в небольшом сквере, который располагался возле больницы. Одна моя рука все так же находилась в неподвижном положении, закрепленная специальным фиксатором, зато во второй руке я держала рожок шоколадного мороженого. И не было ничего прекраснее в этот момент, чем этот вкус, честно.

+2

12

Что они знают - те, кто меня не видел.
Говорят за спиной без пауз, будто старый видик;
И лезут в друзья те, кто раньше ненавидел.
Столько фальши, я как в зале самый охуевший зритель.

Когда человек выбирает себе такую профессию, он заранее соглашается со всеми особенностями работы в государственной структуре, куда, непременно, будет вмешиваться политика. Где важен социальный статус и «лицо» департамента, а не его служащие. И, если для имиджа государственного учреждения, будет нужна показательная порка, поверьте, вы ее увидите. Так сейчас поступили с Картером. Все понимали, что он принял единственное верное решение и что его отстранение – это чья-то дурацкая прихоть и способ повысить свой политический рейтинг, но его наказание реально, в назидание другим, чтобы показать всем силу департамента и указать им на их место. Прекрасный политический ход!
Из больницы Картер прямиком направился домой, решив не исполнять свое обещание, хотя бы сейчас. Вываливать на девушку еще кучу своего дерьма, у него просто нет права. Он и так подкинул ей не мало проблем.
Едва он переступил порог квартиры, как сразу направился к маленькому столику. Где возвышались бутылки с алкоголем, разных мастей и размеров, кинув ключи и телефон куда-то в сторону кухонной столешницы. Налив себе тройную порцию виски, он почти залпом опустошил бокал и налил себе еще, прихватив бутылку и один чистый стакан, он просто провалился в диван, сняв обувь и закинув ноги на журнальный стол перед собой.
Северайд просто сидел на диване, устремив взгляд в одну точку, прижав бокал с виски к щеке, изредка делая небольшие глотки. Прокручивая в голове моменты своего прошлого. Его поведение по отношению к родителям. Правильно ли он тогда поступил. Может стоило просто плыть по течению, не показывать свой характер, не сбегать из дома, не употреблять алкоголь, а просто жить в достатке, сейчас бы управлял какой-нибудь миллиардной компанией. Картер усмехнулся своим мыслям, опустошив стакан. Поставив пустой стакан на столик перед собой, он взял бутылку, делая глоток из горла. Вкус алкоголя уже не ощущался, только повышал уровень его опьянения, все рецепторы уже отказали.
Картер потерял счет времени, он просто сидел в одной позе, медленно допивая бутылку виски. Где-то отдаленно он слышал шаги, как ключ вставляется в замочную скважину, но все это было так далеко от его сознания, что он просто не придавал этому значения, пока знакомый голос не позвал его и как следует не встряхнул за плечи.[float=right]http://forumfiles.ru/uploads/0010/a8/ca/7688/t657784.gif[/float]
- Ты становишься предсказуемым, друг!- Кейси сел рядом, вытащив из его рук бутылку. Картер усмехнулся. - Да нет! Это ты предсказуем. Я знал, что ты придешь… Картер указал на чистый стакан на столике перед ними.
- Если ты пришел по указанию Бодэна или читать мне нотации, то можешь выпить и валить от сюда! его голос был спокоен, не один мускул на его лице не дрогнул.
Кейси тихо улыбнулся и налил себе порцию виски.- Я просто пришёл выпить с другом! он поднял бокал и в один глоток осушил его.
- Хорошо! Картер встал с дивана, немного шатаясь прошел на кухню, выудив из холодильника бутылку текилы и пару стопок. - Раз уж ты пришел, то узнаешь первым! он открутил крышку. Кейси подошел к барной стойке. - Я больше не вернусь в пожарную часть 51! Северайд прокатил стопку текилы по столу, прямиком в руки Мэта и быстро опрокинул в себя порцию текилы. - Им мало было того, что меня отстранили! Они отняли мое звание! Эти чертовы политики!! Я! Я спас эту девушку!! Я принял правильное решение!! Все это знают! Но из меня решили сделать козла отпущения!! Хорошо! Только это без меня! слова просто выливались из него.
Кейси молча слушал его, пока поток слов Картера не иссяк. Он быстро опрокинул в себя рюмку текилы, с силой поставив ее на стойку.
- Тебя не отстранили! Кейси налил еще по порции. - Ты можешь приступать к работе со следующей смены… Картер замер, пытаясь вникнуть в суть его слов. Но алкоголь уже так крепко помутил его разум, что смысл слов доходил до него очень долго.
- И пока ты себя тут упиваешься жалостью к себе, Бодэн сохранил тебе звание лейтенанта!! Кейси пристально смотрел на Картера. - Черт!! Да что с тобой?!?! С каких пор ты пасуешь перед трудностями?!?! Твою мать, возьми себя уже в руки! он выпил еще порцию текилы.
- Бодэн… Как? где-то глубоко внутри, под литрами алкоголя, совесть начала подавать признаки жизни. - Он отказался от повышения, в твою пользу!
- Я должен извиниться… Картер поднял стопку, через мгновение раздался тонкий звон стекла…

Через день Картер вышел на смену, принеся свои искренние извинения шефу Бодэну. В части он чувствовал себя дома. Это был полностью его мир. В котором он знает свое место и место каждого члена команды части 51. Где никто и никогда тебя не осудит, а наоборот поддержит.
Едва смены успела закончиться, как как Картер быстро закинул сумку в свой шевроле и помчался в больницу. Он же обещал.Припарковав машину за больницей, у сквера, где гуляют пациенты, он заметил палатку с цветами. Улыбка быстро пробежала на его лице. Заглушив двигатель, Картер вышел из машины, купив красивый букет из белых ирисов. Ему не терпелось вбежать в палату, обнять Киру, вручить ей букет, и просто завалить ее благодарностями. Он представить не мог, что она сказала представителям пожарного департамента, что они просто закрыли его дело.
Какого… на скамейке сидела хрупкая и немного бледная девушка, чьи рыжие волосы, яркой огненной гривой, обрамляли худенькое личико.
- Если бы я знал. что ты уже можешь есть нормальную еду, то привез бы чизбургер, а не букет! улыбнулся Картер садясь рядом с девушкой. - Привет! он мягко коснулся ее плеча. - Что ты тут делаешь и где санитар? Картер огляделся по сторонам. - Разве они не должны присматривать за тобой?

+1

13

Бывали ли у вас моменты, когда вся ваша жизнь переворачивалась с ног на голову, буквально в одночасье? Вот, вы живете, ходите на работу, возможно, проводите время со своей семьей, а после случается что-то такое, что полностью меняет ее привычный ход? И здесь только от вас зависит дальнейший исход и то, как вы с этим будете жить дальше. Можно смело сделать вид, словно ничего не произошло, и попытаться вновь войти в колею, а можно воспользоваться моментом и изменить свои жизненные приоритеты.
Таким моментом в моей жизни стала эта авария. Всю свою сознательную жизнь я прогибалась, шла на уступки и делала все для других, забывая о том, что нужно иногда прислушиваться и к своим желаниям. Переехав в Сакраменто, я стала пропадать на работе, зарабатывая деньги на свое дальнейшее проживание, жертвуя личным временем и сном. Старалась везде и все успевать, не замечая, как сильно выматываю себя.
Оглядываясь сейчас назад, я приходила к выводу, что тогда иначе было никак, но сейчас… Сейчас я могла изменить свою жизнь, и этим я планировала заняться, выйдя из больницы. Как бы я не любила работу в баре, но с ней придется попрощаться. Впереди меня ждала карьера в совсем другой специализации, и пора было ею заняться.
Единственное, что, наверное, так и останется неизменным – это отношения с родителями. И появление в моей палате, и поведение напрочь отбили всякое возможно появившееся желание общаться с ними, даже не смотря на то, что мать упорно забрасывала меня сообщениями, пытаясь выяснить что-то о моей «помолвке», о которой, разумеется, ее в известность никто не поставил, а отец пытался принести извинения за бывшую жену.
- Привет. – Услышав голос моего «жениха», я поднимаю голову, наблюдая за тем, как он присаживается рядом со мной. На моих губах легкая и расслабленная улыбка, ведь, если честно, я не ожидала увидеть его еще раз в ближайшее время. Мы не были знакомы до той ночи, после он спас меня, а я помогла ему – вот и все. Квиты, как говорится. – Чизбургер и кусочек острой пиццы были бы весьма кстати. – Переехав из кампуса в небольшую квартиру, я клятвенно пообещала себе, что завяжу с фастфудом и перейду, если не на правильное питание, то хотя бы на полноценное. И я почти держала это обещание, предпочитая готовить и пробовать что-то новое и интересное, но в дни вселенской лени, я шла в ближайшее кафе, набирала там всяких вредностей и наслаждалась их вкусом, стоически игнорируя внутренний голос совести.
- Я… - прикусываю губу, ища правдоподобное объяснение тому, почему я сижу на лавке, хотя должна лежать в палате. – Скажем так, вышла подышать свежим воздухом. – Замолкаю, откусывая вафельный рожок. – Если честно, то в палате я начинаю медленно сходить с ума. – Произношу уже без тени улыбки, бросая на него беглый взгляд. – С той ночи я помню мало чего, но ощущение беспомощности и чувства, что не могу пошевелиться – хорошо врезалось в память. Поэтому иногда мне кажется, что я вновь там, и стены палаты начинают давить.  И, да, я сбежала. – Киваю головой, мол, каюсь, виновата, и готовлюсь выслушать череду нотаций. – Но, - поднимаю руку с мороженным, - во-первых – это того стоило, а во-вторых – я сижу ровно под окнами своей палаты и, когда я только вышла на улицу, то видела доктор Мэннинг в окне. Уверена, она знает, где я нахожусь.
И это было чистой правдой, я действительно видела ее и ее недовольное, моей выходкой, лицо, когда покидала пределы больницы. Меня не было в палате уже около пятнадцати минут и, наверное, пора было возвращаться обратно. Вот, еще пару минут посижу, и можно идти. Прикрыв глаза, я подставила свое лицо ярким солнечным лучам, которые словно напитывали меня своим теплом. Мысленно сосчитав до десяти, я открыла глаза, и кивнула.
- Надо возвращаться обратно. – Встав со скамьи, я очень сильно пожалела о том, что вообще покинула пределы кровати. На какие-то доли секунд перед глазами все сначала поплыло, а после и вовсе потемнело. Прежде, чем я успела упасть, Картер подхватил меня за здоровую руку, удерживая в вертикальном положении. – Воу. – Это, пожалуй, все, что я смогла из себя выдавить, прямо сейчас. Головокружение ушло так же резко, как и пришло, оставив только после себя неприятное чувство тошноты и дикой слабости. – Кажется, я слишком резко встала. Все хорошо. – Сделав глубокий вдох, я даже смогла улыбнуться, правда, вымученно. – Пойдем, жених, - обращаюсь к Северайду, усмехнувшись. Его выходка все еще не выходила у меня из головы. – Проводишь меня до палаты. – Замечаю в его глазах что-то, и качаю головой. – Я сама, просто, мне нужна помощь. Снова.
Мы шли медленно, вернее, я шла медленно, а Северайд подстраивался под мой темп. Своей левой я цеплялась за его правую, находя в ней дополнительную опору на тот случай, если волна головокружения и слабости вновь настигнет меня. В голове то и дело всплывал назойливый вопрос о результатах проверки его действий, ведь те мужчины приходили ко мне не из праздного любопытства. Я хотела спросить, но боялась услышать ответ, ведь, общаясь с ними я была несносной, несколько раз переходила на повышенные тона, а в самом начале и вовсе отчитала за их поведение.
- Что с твоей работой и званием? – Все же решаюсь спросить и задаю вопрос ненароком, буквально затаив дыхание. – Надеюсь, своим поведением, я не усугубила ситуацию.
Поднявшись на нужный этаж на лифте, мы шли по коридору, когда нам на пути встретилась доктор Мэннинг, свербящая меня осуждающим взглядом. Однако, на удивление, вслух она ничего не произнесла, наверняка, решит отчитать меня позже, когда я признаюсь в том, что это было плохой задумкой. В палате, Северайд помог мне опуститься на кровать и даже забраться под одеяло, что оказалось весьма проблематично, когда у тебя всего одна рабочая рука.
- Кстати, - ловлю его взгляд, - моя матушка теперь очень усердно интересуется, когда состоится наше бракосочетание. - Он улыбается широкой улыбкой и я не могу сдержать ответную. - Не смешно, она действительно поверила в это.

+2

14

Не слушай шёпот тех, кто якобы в курсе!
Верь сердцу, доверяй своим чувствам.

Может ли человек верить в чудеса? Конечно, может! Каждый человек полагается на чудо, на какое-то святое проведение, что все разрешиться само собой, без его участия. Но может ли спасатель надеяться на чудо? Когда задние объято огнем, стены перекрытия рушатся и слышан жуткий треск горящих стройматериалов и, в густых клубах дыма, видно еле заметный силуэт человека, который лежит на полу. На этот вопрос есть разные мнения, но Картер был уверен, что в этой работе, нельзя полагаться на кого-то кроме себя! Ты сам принимаешь решения и сам им следуешь! Иногда совершая безрассудные действия…
- Доктор Мэннинг… он на секунду замолчал, поднимая голову вверх, оглядывая окна. Наверно, надо извиниться…
- Можешь меня не обманывать. Не поверю, что Натали выпустила тебя одну! Картер усмехнулся, помогая девушке подняться. Взяв букет в левую руку, он слегка придерживал Киру, помогая ей идти. Они медленно двигались в сторону больницы, подойдя к большим автоматическим дверям, они пару секунд ждали, пока они распахнуться и вошли в приемный покой. На удивление там было тихо, парочка медсестер, которые кинули на них косые взгляды и один представитель больничной охраны, который вроде дернулся в их сторону, но остановился, проводим их взглядом до лифта. Какого черта?
- Да, я должен тебя поблагодарить! Я не представляю, что ты сказала этим «белым воротничкам», но меня восстановили! Спасибо! он чуть сжал ее ладонь. Поднявшись наверх, он помог ей зайти в палату, возле которой уже ждала Натали, окинув Картера злым взглядом. Северайд ей улыбнулся и вошёл в палату, помогая Кире лечь в кровать.
- Ты прости, но твоя матушка мне не показалась «мамой года»! он улыбнулся, поправляя одеяло. -Хорошо, что поверила! На это и было расчитано! стук в дверь прервал их диалог, на пороге показалась доктор Мэннинг.
-Северайд, можно тебя? она натянуто улыбнулась и скрылась за дверью.
-Да! он улыбнулся Кире. - Отдыхай, я сейчас! И может найду тебе бургер! Картер подмигнул девушке и н6аправился к выходу.
Едва он успел закрыть за собой дверь, как на него просто выплеснулся поток гнева.
- Ты в своем уме?! О чем ты вообще думал?!?! Ей только вчера сделали операцию, ей вообще нельзя ходить!! А ты вытащил ее на улицу!?!? Швы совсем свежие! Не думал, что может быть заражение, если они разойдутся?! Картер поднял руки вверх, стараясь прервать монолог девушки.
- Воу! Нат, полегче! Картер перебил ее, стараясь хоть немного оправдаться. - Я нашел ее на улице и помог подняться в палату, я был на смене…
- Тебя отстранили, разве нет? недоверчиво спросила она. - У тебя устаревшая информация! Можешь позвонить Бодэну, если я потерял твое доверие! Картера задела подозрительность Натали.
- И я хотел извиниться пред тобой, что нагрубил тебе вчера! Ты была права – я нет! Я знаю, как это все выглядело со стороны, но я правда переживаю о ней… он посмотрел на закрытую дверь, которая ведет в палату Киры.
- Извинения приняты. Нат чуть улыбнулась. - Но это ничего не меняет, тебе нельзя тут находиться! По крайней мере, пока ее не переведут в обычную палату. выдохнула она.
- Я понял, спасибо! Северайд чуть сжал ее плечо, на лице играла добрая улыбка. - Это значит, что я могу прийти после отбоя? еще шире улыбнулся он.
- Северайд!! взмолилась Мэннинг. - Сегодня дежурю я! Но потом…
- Ты лучше всех! он поцеловал ее в щеку и вернулся в палату.
- Мне пора, но я обещаю вернуться! А ты обещай, что будешь отдыхать, а не бегать по больнице, хорошо? Картер наклонился к девушке, что бы поцеловать ее, но замешкался и поцеловал в лоб. Уровень неловкости 10000000! С чего мне вообще ее целовать?!
- За мной бургер! сказал он и скрылся за дверью. Что это было?!?!

0

15

Белые ирисы отправляются в вазу, дополняя другие букеты, и я окидываю взглядом палату. Признаться честно, серость этих стен действовала мне на нервы, но воздушные шары у кровати немного поднимали настроение, как и тот факт, что рано или поздно я все же смогу выбраться из этого мира, пропитанного болезнями, горем и запахом лекарств. Мое место было не здесь, где угодно, но точно не на этой кровати.
- Это малое, что я могла сделать для тебя. – Пожимаю плечами, и это мимолетное движение причиняет дискомфорт. Гримаса недовольства тут же отображается на моем лице. – О, - усмехаюсь я, когда речь заходит о моей матери, - ты даже не представляешь, насколько ты сейчас прав. – Сказать, что у нас были сложные отношения – это просто промолчать. Уже после переезда в Сакраменто я множество раз думала над тем, как перебороть себя и попробовать наладить  с ней отношения, забыть старые обиды и ту боль, что они мне причинили, но так и не находила возможных вариантов. Или не находила желания, раз за разом прокручивая в голове те воспоминания. Дверь палаты открылась и в проеме показалась доктор Мэннинг. – Да, было бы хорошо. Больничная еда – зло.
Улыбнувшись кончиками губ, я проводила мужчину взглядом и сделала глубокий вдох, а затем медленный выдох, признавая, что выход на улицу оказался глупой затеей. Если до этого я просто чувствовала себя уставшей, то сейчас и вовсе была выжата, как лимон. И усталость эта была, как моральная, так и физическая. Телефон, лежавший на прикроватной тумбочке, зазвонил, и стоило бросить на него мимолетный взгляд, как я просто перевернула его экраном вниз, отключив при этом звук входящих.
Папа был хорошим отцом для меня, можно сказать, холил и лелеял, даже пытался как-то сдерживать мать, во время ее криков и истерик, но этого было недостаточно. Проиграв в судебных тяжбах и не получив опеку надо мной, он просто сдался, опустил руки и, как бы это печально не прозвучало, даже не выполнял роль воскресного папы. Лишь изредка звонил, передавал подарки на праздники и на этом проявление его любви заканчивалось.
- Если я вновь выйду из палаты без разрешения, то вероятнее всего, меня привяжут прямо к кровати. – И что-то мне подсказывало, что этот вариант исхода событий вполне имел право на жизнь. Легкое прикосновение теплых губ ко лбу вызвало на губах улыбку, а на щеках проявился румянец, особенно заметный из-за бледности кожи. – Ловлю на слове. – Кивнула я, но прежде, чем он покинул пределы палаты, я окликнула его по имени. – Картер,  я знаю, что у тебя опасная работа, но все же – будь осторожнее.

Три недели спустя.

Сидя на краю больничной койки, я болтала ногами, мысленно отсчитывая минуты. Сегодня с утра мне сообщили радостную весть – все необходимые тесты и анализы для выписки я сдала или прошла вполне удачно, а значит, как только документы будут готовы – могу отправляться домой. Вещи собрала в максимально сжатые сроки, скинула немногочисленные книжки, лежащие на прикроватной тумбочке, пижаму, и даже успела переодеться в джинсы и толстовку прежде, чем в палату вошла доктор Мэннинг с медицинской сестрой, которую раньше я не видела. В дверном проеме показалось кресло-каталка, и я отчаянно замотала головой.
- Ну, уж нет. – Словно, в знак подтверждения своих слов, я снова отрицательно качнула головой. – Я пойду своим ходом.
- Больничные правила, Кира… - Устало начинает брюнетка, скрестив руки на груди. - Мы же уже обсуждали с тобой это.
- Я прекрасно стою на ногах, - начинаю перечислять, - головокружения прошли, а значит, могу дойти до машины сама. – Какая-то часть меня жалела Мэннинг, ведь я – далеко не лучший пациент, который может быть. Упрямая, своенравная, постоянно пытаюсь сделать все по-своему и сбежать отсюда, как можно раньше.
- Просто будь с рукой осторожнее, не смотря на то, что все кости на снимках выглядят вполне нормальными, не следует давать нагрузку сверх меры.
Получив последние наставления, меня все же отпустили домой. Трой должен был забрать меня, но в последний момент в баре случилось нечто непредвиденное. Не желая видеть сочувственных взглядом и испытывать на себе излишнюю заботу, я с чистым сердцем послала его в бар, а сама же вызвала такси к центральному входу больницы. На улице уже была середина октября. Накинув на голову капюшон красного худи, я улыбнулась своему отражению в стеклянной двери – на макушке кокетливо торчали рожки дьяволенка.

+2

16

После отстранения прошло какое-то время, и жизнь вернулась в прежнее, нормальное русло. Северайд так же возглавлял команду спасателей, исправно выполняя свои обязанности, конечно, без приключений не обошлось, о чем говорит повязка на его шее.
Пожар в жилом доме, 4 этаж объят огнем, по последней сводке кто-то не успел выйти и, конечно, Картер принимает решение, отправиться в дом, несмотря на то, что по всем признакам у них было не больше трех минут. Дым становился черным и на уровне крыши стали виднеться маленькие, вылетающие из перекрытий, искры, сопровождаемые клубами густого, едкого дыма.
- Я иду первый, Круз со мной! Остальные страхуете снаружи. –Картер закинул баллон с кислородом за плечи, одел маску и направился к дому, едва они успели подняться на первые ступени, как дым просто скрыл их из виду.
- Северайд, у тебя есть пара минут!! Не больше! на плече оживилась рация и, из нее донесся голос Кейси. - Крыша скоро обвалится! Картер с Крузом перевязались страховочным тросом и быстро продвигались через дым, видимость близилась к нулю. Добравшись до четвертого этажа, Картер отцепил свой трос, и направился в северное крыло, отправив Круза в восточное. - Пожарные! Отзовитесь! прокричал лейтенант, открывая все двери. Открыв последнюю дверь, в конце коридора, ванная комната, он заметил ребенка, который сидел в ванне, прикрывшись тонкой, целлофановой шторкой.
- Вот ты где, приятель! Пошли, я выведу тебя! схватив полотенце, которое висело на двери, Картер быстро намочил его и накрыл им ребенка, прижимая его к себе. - Не отходи от меня! И прикрой рот и нос краем полотенца, понял? мальчик кивнул и они пошли к выходу.
- Круз, я выхожу! Я нашел ребенка! передал он по рации, но не прошло и двух секунд, как раздался сигнал mayday. Черт!
- Mayday! Mayday! Это Северайд! Я нашел ребенка, Круз не отвечает! Иду на его поиски! Отведу пострадавшего до второго этажа! рация противно трещала, пожар создавал сильные помехи.
- Северайд, это Бодэн! Времени нет! Быстро покинуть здание! Дым слишком черный! Картер остановился. Сейчас у него есть варианта, послушать шефа и покинуть место пожара, оставив Круза. Или же проигнорировать приказ Бодэна, и попытаться найти и вытащить друга. Его пауза длилась не больше одной секунды и, конечно, он выбрал второй вариант. Оставив приказ шефа без ответа, он снова стал пробираться через дым. Добравшись до восточного крыла, перед ним оказался горящий обломок крыши, под которым лежал Круз.
- Черт, Круз!! Давай!! Северайд стал толкать его, стараясь привести в сознание. -Круз!! Картер постарался приподнять край обломка, подперев его хулиганом, и вытащить Круза за ноги.
Рация противно шипела на плече. - Всем покинуть здание! Это приказ! Картер!!! но он просто не отвлекался на это, он был обязан вытащить его.
Вытянув Круза из-под обломков, он резко выдернул свой хулиган, что повлекло цепное разрушение и, один из обломков упал ему на плечо. -Аа!! Боль была, как яркая вспышка, словно в него воткнули раскаленный нож, быстрая и короткая. Развернув Джо к себе спиной, он стал вытаскивать его…
Едва они успели выйти из здания, как оно обрушилось, Картер вытащил Джо на подъездную дорожку, в клубах дыма и пыли.
- Он без сознания! Северайд упал на колени перед Крузом, стягивая маску с головы, хватая ртом воздух. - Его ударило обломком крыши, задняя часть обрушилась первой! Там очаг! откашлялся он, помогая погрузить Джо на каталку.
Когда машина скорой помощи уехала, Картер уселся на бампер автолестницы, держа в руках бутылку с водой. Сделав несколько глотков, остатки он вылил себе на голову.
- Ты смог продержаться три недели! Три! – послышался голос Бодэна. Картер встал. - Я отдал прямой приказ! Покинуть здание! Ты думаешь, я не знаю последствия своих приказов?! Я беру всю ответственность! его голос звучал грубо.
- Шеф, я знаю и уважаю вас, но я не мог его оставить и дать ему погибнуть!- Картер старался говорить спокойно, что бы, лишний раз, не раздражать Бодэна.
- А так ты хотел, что бы я организовывал двое похорон?! сказал он и прикусил язык. - Северайд! Ты должен быть лидером! уже спокойно начал шеф. -  Я снял расчеты со смены, едем в больницу!

Все расчеты тихо сидели в больнице, в  зале ожидания. Все изредка переглядывались и глазами выискивали врача, который выйдет из больших дверей реанимации. Прошло несколько часов, терпение было на пределе. Кто-то просто бродил по залу, лавируя между рядами стульев, кто-то сжимал и разжимал пластиковый стаканчик из-под кофе, издавая характерный звук мятого пластика. Кто-то стучал пальцами по деревянным подлокотникам стульев. Каждый старался отвлечь себя от плохих мыслей.
- Я отойду! На третий этаж, рация со мной! тихо сказал Северайд, наклонившись к Кейси. -  И попробую узнать что-то о Крузе. Картер направился к лифтам. Поднявшись на третий этаж, он сразу направился к палате Киры, постучав в дверь, он вошел в палату. Медсестра стягивала постельное белье с кровати, складывая его в большой мешок.
-  А где Кира?
- Кто?- спросила женщина, не поднимая на него взгляд. - Девушка, после аварии, она лежала в этой палате!
- Ее выписали, пару часов назад! кинула она. - А что вы хотели? она все-таки подняла глаза, но Картера уже не было.
Он спустился на пост медсестер, где его встретила Мэги, одарив улыбкой. - Северайд, опять ты! Что на этот раз? усмехнулась она, перебирая папки с историями болезни. - У нас Круз в реанимации, можешь что-то узнать? Улыбка сразу исчезла с ее лица, и она быстро подняла трубку телефона.
-Прости, я постараюсь что-нибудь узнать! Картер отошел от стойки, сев на стул возле стены, не сводя взгляд от Мэгги. Через пару минут она подошла к Северайду.
- Он еще на операции, удар пришелся на затылочную сторону, у него есть небольшое кровоизлияние, но прогнозы хорошие. Картер глубоко вдохнул, опустив голову на ладони. Мэгги похлопала его по плечу. - Он справится!
- Спасибо, Мэгги! он натянуто улыбнулся. -  Слушай, у меня есть еще одна просьба… Кира, ее выписали… Можешь, дать мне ее адрес или номер телефона?
- Ты знаешь ответ, Северайд! Я не могу разглашать эту информацию! довольно громко ответила она и вернулась за стойку, копошиться в бумагах. Картер посидел еще пару минут, пытаясь сообразить, где можно найти номер телефона девушки. Встав со стула, он направился в зал ожидания, но Мэгги его окликнула.
- Картер, ты не принесешь мне сендвич? вдруг спросила она с ухмылкой на лице, что не могло удивить Картера. - Эм… Что? переспросил он, засунув руки в карманы. - Сендвич, с сыром! Вот! она протягивает ему свернутый клочок бумаги. - Я записала, деньги тоже тут! он замешкался, и медленно подошел к женщине, вытягивая бумажку из ее рук. - Лаадно.. протянул он и вышел из приемного покоя.
Дойдя до кофетерия, он достал свёрнутую бумажку, на которой был написан номер телефона и адрес Киры. Улыбка повисла на его лице. Мэгги! купив пару сендвичей, кофе и десерт, он вернулся к Мэгги, поставив перед ней бумажный пакет с «благодарностью».
- Знаешь, иногда приятно поработать курьером! улыбнулся Картер, направляясь к выходу.
Вернувшись в зал ожидания, он сел рядом с Кейси.
- Он еще на операции, есть кровоизлияние в мозг… Но прогнозы хорошие! сказал он, довольно громко, что бы все услышали. По залу прошелся вздох облегчения. Достав телефон, Картер набрал сообщение. «Ты все-таки сбежала от меня! Надеюсь, что ты чувствуешь себя лучше и предлагаю встретиться! Наконец, без больничной обстановки!» Нажав кнопку «отправить», он резко встал, вслед за Кейси, осматриваясь по сторонам. Вышел врач…

0

17

Вернуться домой, пусть и после стольких дней отсутствия, было хорошо.  В родных стенах мне даже стало легче дышать, и ощущение, словно за тобой все наблюдают, исчезло, чему я была несказанно рада. Было непреодолимое желание заниматься рутинными делами, забить на существующий за пределами квартиры мир, и жить в своем, уютном.
Что там говорила доктор Мэннинг? Не напрягать руку? Что же, узнав, что в первый же день после выписки из больницы, я затеяла генеральную уборку, она, наверное, точно прописала бы мне успокоительное для моей пятой точки. Однако дома меня не было почти месяц, и на полках с немногочисленными фотографиями и книгами вполне можно было рисовать пальцем – слой пыли на них вполне позволял это делать. Холодильник, к слову, тоже пришлось освободить, даже не смотря на сроки годности продуктов.
Уже ближе к полуночи я сидела в гостиной на полу, перебирая старые чертежи и наброски, над которыми работала еще во время учебы. Как бы не была хороша работа в баре, но пора было перешагнуть эту ступень и начать заниматься тем, что я выбрала в качестве призвания и тем, что я действительно любила. Авария помогла мне взглянуть на некоторые вещи по-другому, сменить приоритеты и выбрать, как мне сейчас кажется, верный путь. Будет ли он таким спустя годы, покажет лишь время.
Второй день я посвятила целиком и полностью себе.  Щедрая оплата за смену и чаевые, которые мне оставляли постоянные гости, были бережно отложены мной на черный день – этой суммы вполне хватит на мои расходы до тех пор, пока с работой все более или менее не стабилизируется. Для этого утром я разослала свое портфолио нескольким заказчикам и с чистой совестью все же покинула пределы дома.
Взглянув на себя вечером, когда я стояла в собственной ванне, улыбка сама появлялась на губах. Рыжая копна волос исчезла, на смену ей теперь была аккуратная стрижка – каре, которая легко закрывала еще розовый шрам на лбу,  и приятный шоколадный цвет волос. Перемена, которая сейчас казалась мне кардинальной, уже спустя пару недель будет выглядеть сущим пустяком, ведь любая перемена – это шаг вперед.
Третий день я посвятила прощанию с баром и ребятами, что работали в нем. Нет, конечно, мы планировали видеться, собираться вместе, ведь они были хорошими, всегда поддерживали и выручали. Скорее я прощалась с этим местом и той жизнью, которая у меня была прежде. По бессонным ночам, проведенным за стойкой, по улыбкам постоянных гостей, которые стали, можно сказать, друзьями, по вечному движению и работе, которая в этих стенах кипела каждый вечер.  Посиделка в дружеской компании помогла мне немного воспрянуть духом, правда, домой я попала уже после полуночи.
Припарковав свою машину через дорогу от пожарной части, я кинула на нее взгляд и поджала губы. В очередной раз мне показалось это глупой идеей, но я уже была здесь, а пиццей уже пропах весь салон автомобиля, который я взяла у приятеля на время, мой автомобиль, к сожалению, восстановлению не подлежал. Мне еле удалось забрать свои личные вещи из него, и то лишь те, которые уцелели.
Подсознание, гаденько рассмеявшись, посеяло во мне еще одно семя сомнений, когда в голове всплыл вопрос – я действительно хочу сказать спасибо всем или это лишь предлог, чтобы встретиться с Картером?  В первую ночь, когда я, уставшая, лежала в постели и не могла уснуть, я думала о наших странных со стороны взаимоотношениях и пыталась понять что же все-таки. Гугл подсказал, что в психологии существует синдром принцесс, спасенных от дракона. Ладно, утрирую. Синдром спасенного выражается в симпатии и мифической любви к своему спасителю, симптомы продолжаются какое-то время, а после растворяются, словно туман по утру. В особо запущенных случаях спасенный вновь и вновь находит неприятности на одно место, чтобы заново пережить момент спасения.
Вдох-выдох, я все же покидаю пределы машины, достав с заднего сидения шесть коробок с пиццей. Я пыталась подсчитать, затем предположить, а после и вовсе угадать о том, сколько там человек, но в итоге так и не смогла. Взяла наобум и количество и вкусы, надеясь, что ребятам будет приятно. Однако нести самой – не самая лучшая идея. Взяв для начала пару штук, я в нерешительности сделала пару шагов, вновь окидывая взглядом здание пожарной части.
Стук каблуков утопал в городском гуле просыпающегося города. Солнце светило уже вовсю, но в воздухе чувствовалась прохлада. Серый кардиган, который доставал мне почти до середины икр, хорошо помогал согреться такой мерзлячке, как я. Большие ворота для двух машин были открыты. Люди в форме сновали туда-сюда, вытаскивая какие-то инструменты, что-то, видимо, проверяя, и записывая.
- Вам помочь? – Откуда-то со стороны раздается учтивый голос, и, обернувшись, я вижу мужчину в форме пожарного. Кивнув, я торжественно вручила ему коробки с выпечкой.
- Добрый день. – Чуть улыбнувшись, я замешкалась на мгновение, но после продолжила. – Было бы неплохо, если бы забрали остальное с машины. Она во-о-он там. – Указав рукой, я улыбнулась, вновь смутившись. – Травма руки. Была, но иногда ноет, когда находится в постоянном напряжении. – Поняв, что должна представиться или хотя бы как-то объяснить свой визит, я потерла руки. – Меня зовут Кира Стертман.
В глазах мужчины промелькнуло понимание, после удивление, а на губах улыбка. Ну, конечно, наверняка вся пожарная часть была в курсе того, что Северайда отстранили за мое спасение из разбитого автомобиля. Вернее из-за способа спасения. Было расследование с привлечением «белых воротничков», как назвал их однажды Картер, и одним из них, кстати, был шеф этой пожарной части. Грубость мне не свойственна, но тогда я вела себя действительно неподобающе, и где-то в душе проснулось желание извиниться при возможности.
- Меня зовут Кристофер Херрманн, добро пожаловать в часть пятьдесят один. Спасибо за это. Кандидат! – От его громкого окрика я невольно вздрогнула. – Эта прекрасная мисс принесла нам пиццу. Принеси остальное…
- На капоте стоят. – Произношу и вновь оборачиваюсь к машине, чтобы убедиться в том, что коробки были на месте.
- Спасибо еще раз, думаю, это взбодрит остальных. – Видя мой непонимающий взгляд, он вздохнул, и на его лице отобразилась не совсем понятная для меня смесь эмоций. – Один из наших на прошлой смене попал в больницу и все еще лежит там. – Улыбка на губах уже на моих губах дрогнула, и весь мой приход сюда вдруг показался бессмысленным. – Круз крепкий, и уже идет на поправку.
- Круз? – Ночь аварии я помнила лишь обрывками, даже не смотря на то, что память уже должна была восстановиться полностью. – Я уже слышала… - Произношу негромко, пытаясь воспроизвести в голове образ этого мужчины, однако, я помню форму и хорошо помню голос, но не более. – Он был возле моей машины в ту ночь. Хорошо, что идет на поправку. – Я неосознанно кивнула головой, в знак подтверждения своих слов. – Я заеду к нему на обратном пути. – Прежде чем я уйду, мне стоило встретиться с еще одним человеком. – Я бы хотела поговорить с Северайдом, он здесь?

+2

18

Мы в собственном ритме,
Мутим то, что помогает жить нам.

Как только, в дверях, показался хирургический костюм доктора Роудса, все команда сразу подорвалась со своих мест и окружила его.
-Спокойно! он поспешил всех успокоить, снимая медицинскую маску. - Операция прошло хорошо, он справиться. Правда, нужна будет реабилитация. выдохнул он, похлопав по плечу, рядом стоящего, Мауча.
- К нему можно? подал голос шеф, который старался сдерживать свои эмоции. - Он еще не отошел от наркоза… Я сообщу, когда он будет готов к посетителям! он постарался изобразить улыбку.
Доктор Роудс – ведущий хирург больницы. Это был молодой мужчина, высокий, темноволосый, с легкой щетиной на лице, который уже не раз вытаскивал пожарных из критических ситуаций. И если и можно было бы кому-то верить, то только ему.
- Спасибо, док! сказал Картер, повернув голову в сторону доктора. В шее неприятно заболело. Северайд приложил руку к шее, и на ней отпечатался след крови. Черт!
- Ты в порядке? Роудс заметил гримасу боли на лице Картера и подошёл к нему, повернув его голову вправо. На шее показалась сильная гематома, с частицами пепла, из которой сочилась кровь. -Док, аккуратнее! взмолился он. Боль отозвалась во всем теле. До этого момента, Картер даже не чувствовал, что у него есть травма. Видимо, напряжение, которое охватило всех членов команды, приглушило болевые рецепторы.
- Так, ты идешь со мной! Роудс, быстро сориентировался, взял с тележки медсестры чистые перевязочный материал и приложил к шее Картера. Бодэн закрыл глаза, делая глубокий вдох.
- Да я в порядке, дайте мне пластырь! Картер постарался отшутиться.
- Северайд! тихо сказал шеф, не отрывая от него взгляд. - Иди! Картер просто кивнул и поплелся вслед за доктором, скрываясь за большими автоматическими дверьми.
Эйприл, медсестра, быстро промыла его рану, наложила парочку швов и стерильную повязку.
- Ох, Северайд, ты не умеешь без этого… выдохнула девушка, снимая латексные перчатки. - Не забывай менять повязку! она улыбнулась и вышла из смотровой комнаты. - Спасибо, Эйприл! вслед уходящей девушки крикнул Картер, спрыгивая с кушетки.

Выходные прошли обычно, дома. Рана оказалась серьезнее, чем он думал, в шее неприятно пульсировало, он спасался обезболивающими и просмотром хоккейных матчей, периодически проверяя телефон. Ответа от Киры не было.
Очередная смена началась обычно. Картер подкатил к пожарной части, оставив машину почти у самых ворот. Посмотрев в зеркало заднего вида, он поправил пластырь, который, из последних сил, держал повязку на шее. Северайд приподнял ворот рубашки, стараясь скрыть следы своего «преступления», он просто не менял повязку. Он быстро прошмыгнул в раздевалку, стараясь не наткнуться ни на кого из парамедиков и, конечно, не пересечься с шефом. Северайд снял рубашку, но не успел надеть форму, как со спины раздался голос.
- Лейтенант расчета 3! за его спиной стояла Сильви Брэтт, старший парамедик расчета 61. Картер глубоко вздохнул и повернулся к девушке. - Я еще с парковки почуяла запах твоей старой повязки! Ты же понимаешь, что ее надо менять! Или ты предвкушаешь почувствовать, что такое заражение крови? девушка говорила очень серьезно, ближе подойдя к парню, она наклонила его голову, что бы получить больше доступа к ране. Едва прикоснувшись к повязке, она просто отвалилась от кожи.
- Бретт! Картер перехватил ее руки. - Я тебя понял! Я сейчас переоденусь и подойду к скорой, хорошо? девушка закатила глаза и вышла из раздевалки.
Картер быстро натянул футболку, с символикой спасателей, и вышел в гараж. Сильви уже ждала его в машине скорой помощи. Северайд сел на край машины, подставляя девушке шею.
- Можно нежнее! усмехнулся он, искоса смотря на парамедика. Сильви натянуто улыбнулась и крепко приложила дезинфицирующую повязку к ране. Картер вздрогнул. Твою мать!!!! девушка быстро промыла рану и наложила свежую повязку.
- Не мочи! И меняй вовремя!- она разгладила пластырь по краям повязки.
- Я уже понял… тихо, с усмешкой в голосе, с казал он.
- Кэп, не видел Северайда?? – по гаражу разнесся голос Германа. Картер спрыгнул с края машины и вышел к дверям гаража. За щуплым телом Германа стояла девушка.
- Да, Герман! Я тут! Картер еще раз прижал повязку к ране. - Что? он подошел ближе. Рядом с Кристофером стояла миниатюрная девушка, с копной шоколадных волос и милой челкой, в которой он не сразу разглядел Киру.
- Кира!! Северайд растянулся в улыбке, когда до него дошло осознание того, что перед стоит та самая девушка. Девушка, которую он вытащил из разбитой машины, которая помогла ему восстановиться на службе и, которая так внезапно сбежала из его жизни, так же как и ворвалась в нее.
- Ты прекрасно выглядишь! он крепко обнял ее, чуть приподнимая и прижимая к себе. Герман удивленно смотрел на них и поспешил быстро ретироваться, что бы рассказать всем «потрясающую новость!»
- Пошли! Я покажу тебе часть и познакомлю со всеми! он взял ее руку и повел внутрь.
Из общей комнаты доносились смешки и громкие возгласы. Картер закатил глаза, распахивая двери. Герман - трепло! едва они успели показаться в общей комнате, как их встретили радостными воплями.
- Да, да, да!! Народ, тише! Северайд старался их успокоить, но сам не мог скрыть улыбку. - Это Кира! Прошу любить и не обижать! широко улыбнулся он. Все стали знакомится с девушкой, кто-то обнимал, жал руки и приглашал присоединиться к обеду, который надо приготовить.
- Ну все! Хватит! Северайд протолкнулся через толпу, приобнимая девушку за плечи. - Она пришла в гости, а не готовить! он взял ее за руку и повел в сторону жилой зоны, в свой кабинет. - Я писал тебе, но сообщения не доходили. Я рад, что ты сама пришла! Как ты? Как твое самочувствие?- он открыл дверь своего кабинета, перед Кирой, приглашая сесть на стул. Сам занял место на краю кровати.

0

19

Кристофер оказался вполне приятным на общение мужчиной, улыбчивым и, как с виду, добродушным. С момента аварии у меня было много времени подумать о том, насколько храбры те, кто встает на защиту наших жизней. Наверное, быть пожарным или спасателем – это действительно, не профессия, а призвание, ведь не каждый сможет оставить дома семью и шагнуть в горящее здание ради незнакомых им людей. О том, что не все из этих славных и смелых людей возвращаются домой, живые, к своим семьям – думать не хотелось. Одна подобная мысль и по спине прошелся холодок.
Окрик, разлетевшийся по большому пространству гаража, невольно заставил вздрогнуть, ибо я слишком увлеклась своими мыслями. Как-то внезапно я поймала себя на том, что испытываю какое-то радостное предвкушение, в какой-то части даже волнение перед встречей с Картером. Мы довольно хорошо общались в больнице на протяжении всего моего лечения, он был частым гостем в моей палате, даже не смотря на то, что доктор Мэннинг периодически ворчала по этому поводу, но, вот реакция от моего появления здесь могла быть абсолютно любой.
- Тише! Ты сломаешь то, что я так упорно лечила.– Рассмеялась я, когда тот обнял меня, отрывая от земли и буквально стискивая в своих руках. На фоне него я была маленькой и хрупкой, хотя, давайте говорить честно и откровенно, я на фоне любого мужчины выглядела маленькой и хрупкой. Дюймовочка, блин. –Ммм, - протянула я задумчиво, - индивидуальная экскурсия, значит?
Он протянул мне ладонь, и уже спустя пару мгновений мы шли по зданию пожарной части. Любопытство, которое обычно благополучно спит, сейчас проснулось, и я то и дело крутила головой в сторону, окидывая взглядом пространство вокруг себя. Не знаю, что именно я ожидала увидеть внутри, но все было вполне обычно и просто, не считая, конечно, технических комнат, в которые путь мне был закрыт.
Широкий проем вел в общую комнату, чем-то напоминающую столовую. Большой стол с одной стороны и диван, стоящий перед телевизором – с другой, а вот прямо напротив вода располагался кухонный уголок. Народ встретил нас… Мягко говоря взбудоражено и слишком радостно. Подозрительно радостно. Я кинула на Картера, стоящего рядом, удивленный взгляд, вскинув бровь. Задать вопрос едва слышно – не получилось бы, а спрашивать при остальных – было бы слишком некрасиво.
- Привет. Приятно познакомиться. – Всю свою сознательную жизнь я старалась быть в тени, не выделяться и не привлекать к себе излишнего внимания, поэтому, оказавшись сейчас в его центре, испытывала какое-то чувство неловкости и, естественно, стеснения, хоть и старалась не подавать виду, продолжая улыбаться, кого-то обнимать в ответ, а кому-то просто жать руку. На помощь пришел Картер, и я облегченно выдохнула, когда он по-свойски растолкал ребят в сторону. – Если ваш лейтенант будет помогать мне в готовке, то, возможно, я соглашусь что-нибудь приготовить. – Да, это была подстава чистой воды, но за нее мне, к слову, не было стыдно, ни капельки. – Я принесла пиццу, скажем так, в знак благодарности вам за то, что вы делаете каждый день. – Улыбнувшись, я позволила Картеру увести себя в более спокойное место.
Покинув пределы общей комнаты, мы прошли чуть дальше по коридору, попадая в этакую спальню с несколькими кроватями и небольшими перегородками для создания ощущения уединенности. Северайд шел рядом, и, открыв передо мной одну из дверей, предложил войти внутрь.
- С чего такая реакция на мое появление здесь? – Спросила я почти сразу, как только он прикрыл за нами дверь, не переставая улыбаться. Я действительно была рада видеть мужчину, пусть и знала его не так долго. – А где ты взял мой номер? – Прищурившись, я смотрю на него, чуть склонив голову. Ответ на вопрос приходит в мою голову  почти сразу же, как только вопрос звучит вслух. – В карте был указан номер телефона, который пострадал в аварии без возможности восстановления. К сожалению, как и моя машина. – Этот момент до сих пор расстраивал меня. – Так чтоо.. – Протянула я, пожав плечом. Движение было легким и простым, но иногда, даже такое простое движение отзывалось болью и неприятными ощущениями. – Ну, уже гораздо лучше, чем в тот день, когда впервые открыла глаза после аварии. – Доля черного юмора проскальзывала изредка. – Иногда беспокоит плечо, но в целом действительно хорошо. Правда, теперь дома как-то непривычно, наверное, из-за долгого отсутствия. Руку нельзя сильно напрягать,  а так, как она у меня ведущая, то я порой просто не знаю, чем себя занять. – Отвечая на его вопрос, я присаживаюсь на стул, скрестив ноги. От взгляда не ускользает повязка на его шее. – Что с шеей? Тебя даже на пару дней нельзя оставить без контроля, да? – Произношу я, и тихо смеюсь.
Разговаривать с ним было легко и комфортно, словно, мы знали друг друга слишком много лет, и имели общие темы для общения. Из-за проблем в семье, я на подсознательном уровне не доверяла мужскому полу, но ему я верила. Не из-за того ли, что он спас мою жизнь? Вполне возможно, но было здесь и что-то другое, немного иного рода, не похожее на влюбленность или сродни этому чувства. Просто и хорошо, главное – чтобы это так и осталось.

+2

20

Ангел-хранитель, расправь свои крылья
Защити от боли и зла нас.
Душа устала от опасных игр.
Ангел, верни мне покой и радость.

Картер сидел на краю кровати и просто смотрел на девушку, на ее губы, как они двигаются, как на смену улыбки приходят поджатые губы, а в голове всплывают картинки той ночи. Когда он впервые увидел ее, такую беспомощную, прижатую панелью автомобиля.
- У тебя есть ангел-хранитель, детка! Это точно! Северайд усмехнулся, накрыв ее ладонь своей. -Если будет нужна моя помощь, звони! Я помогу! он отдернул ее руку, как только почувствовал небольшое напряжение, такое же, как было в больнице. Картер уже проходил это, и не раз, привязанность к пострадавшему, которого ты спас, и это работает в обе стороны. Часто, чувство благодарности, путается с симпатией или влюбленностью. Он немного откашлялся, в горле засел ком, и поспешил встать с кровати, как только Кира потянулась к его шее.
- Моя работа никогда не была самой безопасной! Северайд натянуто улыбнулся. Она была ему так близка, что не могло не пугать. Они знакомы всего пару недель, половину из которых Картер навещал ее в больнице. А связь между ними такая, будто они знакомы всю жизнь и прошли вместе через огонь, что правда, и воду!
- Слушай, я давно работаю… Начал Картер, устремив свой взгляд на Киру. -  И знаю, что сейчас происходит! Я спас тебя! Ты помогла мне восстановиться на службе. И то, что мы оба чувствуем – благодарность и не больше! Поверь мне! слова Северайда не могли не удивить Киру, которая смотрела на него широко распахнутыми глазами и была уже готова что-то ответить, но звук сирены прервал ее.
- Расчет 51, расчет 3, расчет 61. Автомобильная авария. Пересечение Мэдиссон и Уолкот.
- Дождись меня! Картер улыбнулся уголками губ и вышел из своего кабинета. За считаные секунды все расчёты были готовы к выезду на происшествие. Картер быстро надел свою защитную форму и уселся в кабину грузовика, в дверях гаража показалась Кира, на лице которой читалась тревога. Я просто мудак! Да еще и выезд на ДТП!!! Северайд махнул ей рукой, и похлопал по дверце грузовика. - Мы приедем очень голодные!! крикнул он, выезжая из пожарной части.
- А она ничего! сзади послышался голос Кэпа, который не мог оторвать взгляд от окна, провожая взглядом одиноко стоящую девушку. - Кэп, сосредоточься! грубо ответил Картер, не отрывая взгляд от дороги. Предлагаю помощь и всеми способами отталкиваю ее от себя! Я просто кретин! Почему нельзя сразу расставить все точки и спокойно жить?!?!

Расчеты с заливистым смехом вывалились из машин, наперебой, выкрикивая какие-то шутки.
- Вы видели его глаза!?! еще раз переспросил Отис, скидывая пожарную куртку. - Да, он надолго запомнит этот день!!! Картер с улыбкой смотрел на своих друзей, которые обеспечены хорошим настроением до конца дня. - Ладно, заканчивайте! Он еще ребенок! подал голос Кейси, направляясь в общую комнату.
По факту это было не ДТП, а просто случай для комедийного шоу. Молодой парнишка, которой только получил водительские права, перепутал педали и, на полной скорости, въехал в свой же гараж, который использовал для разведения экзотический животных..
- Вам все смешно?! Я даже вспоминать боюсь… Эти пауки… и змеи…- подъехала машина скорой помощи и из нее вышли парамедики, ежись от воспоминаний.
- Да брось, Брэтт! Они же такие милые! Картер изобразил, руками, паучки лапки, подкрадываясь к девушке. - Очень смешно, Картер! Северайд засмеялся и в шее, неприятно, заболело. Он приложил ладонь к повязке и на ладонь просочилась капля крови.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Красный сигнал светофора


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC