внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост от скорпиуса малфоя [эппл флорес] Сегодняшний день просто одно сплошное недоразумение. Как все могло перевернуться с ног на голову за один месяц, все ожидания и надежды рухнули одним только... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 35°C
* jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Bad Company


Bad Company

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Сакраменто | Февраль 2020

Serena Argent & Guido Montanelli
https://funkyimg.com/i/36bMr.gif https://funkyimg.com/i/36bMq.gif


Пуля по тебе летит и плачет
Бывший друг упорно глаз не прячет
Всё выходит так, а не иначе
Билли, неудобен ты для них

+3

2

- Я же сказала. Я не хочу. - Серена с вызовом посмотрела прямо в глаза Аннабет и скрестила руки на груди.
- Боишься? - усмехнулась в ответ брюнетка. Она неспеша подошла к девушке и усмехнулась, наклонившись к её лицу. - Ты слабачка, Арджент. - она зашла ей за спину. - Я это знаю. И ты это знаешь. -и толкнула её. - Так уходи. Мне не нужны слабачки. Или делай то, что я говорю, или оставайся одна.
- Да что ты к ней пристала? Она новенькая, пока рано. - Роуз присела на старенький диван, закинув руки за голову. Хоть она и выглядела непринужденно, но Серена видела, как она злится. Ведь они с самого начала договорились, что Серена не будет участвовать в "вылазках".
- Заткнись, Роуз. - фыркнула Аннабет, отойдя от Серены. - Твоя любимица давно уже не новенькая.
Серена понимала, что если не согласится, то Аннабет потом не успокоится, пока не устроит какую-нибудь пакость Роуз:
- Хорошо, но это будет маленький магазин и без погрома.
- Будь по-твоему. - довольно улыбнулась лидер их компании.
И почему-то все внутри вопило на это не идти…

- Ты издеваешься? - блондинка дернула Аннабет за рукав, показывая на магазин. - Это называется маленький?
- Другого не было. - пожимает плечами и усмехается в ответ лидер компании. - А что хочешь домой к любимой тетушке?
- Иди к черту.
- Не открывается. - тем временем доносится от Мика, который пытается взломать дверь.
Серена качает головой, понимая, что зря вообще во всё это ввязалась.
Она встретила эту компанию на новый год, когда спала в одной круглосуточной кафешке. Вернее там она встретила Аннабет, которая предложила ей пойти с ними. И на тот момент Серене было все равно. А потом, уже позже в компании, она встретила Роуз, которая стала ей подругой. И именно из-за которой она до сих пор не ушла из этой компании. Тем более до сегодняшнего вечера Арджент не участвовала в “вылазках”.
От своих мыслей девушку отвлек звук разбивающегося стекла и крик Аннабет:
- Какого черта, Дин?!
Парень запустил в окно несколько камней:
- Надоело, не можем через дверь, войдем через окно.
И тут же где-то на другой улице завыли серены полицейских машин.
- Пошли, возьмем быстро кассу и свалим! - в магазин ломанулся Мик.
- Дин, готовь машину!
- Убирайся отсюда. - рядом с Сереной оказалась Роуз. - Они нас загребут, так что уходи.
- Пойдем со мной. - Арджент не хотела оставлять её вот так, но попасться копам и за решетку даже за то, что она делала, девушка тоже не хотела попасть.
- Чтобы кто-нибудь из них тебя ножом порадовал? - Роуз протянула ей  маленький складной ножик. - На всякий случай. Иди.

Серена понеслась вперед, лишь на секунду оглянувшись, когда услышала голос Аннабет, рот которой тут же закрыла рукой Роуз. Девушка побежала быстрее и на всем ходу, едва не упав, завернула за угол. Но упасть ей не дали. Схватили и поставили на ноги. А потом накинули на голову мешок:
- Эй, вы кто такие?! - Арджент попыталась отмахнуться ножиком, но его вырвали с её рук.
- Будь потише. - резкий удар поддых заставил согнуться пополам.
Её взяли под руки и потащили куда-то. В эту секунду у Серены пересохло во рту, она поняла что на этот раз одно из её приключений зашло слишком далеко. “Но кому может понадобится девчонка у которой ничего нет?”
Арджент вскрикнула, когда её подняли над землей, за что получила ещё один достаточно ощутимый удар в бок.
Мешок с неё скинули, когда усадили на кресло. Девушка осмотрелась. Она была в машине рядом сидело несколько человек в костюмах. Посреди машины было встроено дорогое кресло. “Что за…”
- Послушайте, - улыбнулась Серена - мне кажется, вы немножко ошиблись и поймали не того человека. У меня вообще ничего нет, я не чья-то дочка или сестра. Давайте вы меня отпустите, а я просто забуду о том, что случилось и никому ничего не расскажу.
Но ответом ей стало молчание. “Значит не ошибка.” От этой мысли стало ещё больше не по себе.
Серена вздрогнула, когда в машине на одного человека стало больше. Мужчина в дорогой одежде, который был явно их боссом, ещё больше напугал девушку. В конце концов это могло означать только одно - охраны у него много и выбраться из этой ситуации ей будет ой как нелегко.

Отредактировано Serena Argent (2020-07-12 23:55:49)

+2

3

Когда отголоски полицейских сирен растворились в ночи, минивэн, увезшая одну из участников конфликта, была уже довольно далеко от места происшествия. Тяжёлая и закрытая наглухо машина тёмного цвета, казалось, куда больше подходила ночной темноте и тишине, нежели сине-белые седаны с проблесковыми маячками, куда лучше вписывалась в её спокойствие, будто сливаясь с ней воедино, - и даже скорость, набранная в начале, постепенно снизилась до неспешной, отчего ощущение от поездки становилось едва ли не комфортным. Почти торжественным, - насколько, конечно, можно считать таковым путь пленника до места встречи со своей судьбой: будь то казнь, или заселение в новое жилище, или скамья подсудимых либо трибуна в зале суда, - группа людей, сидящих в одном автомобиле с Сереной, одетых в тёмные костюмы, вели себя настолько невозмутимо и чинно, что и впрямь, напоминали не то малый состав присяжных, не то коллектив судей, - не то команду гробовщиков или палачей, но даже в этом тяжёлом молчании и относительной схождести в их одежде незримо, но вполне уловимо, витало прямое указание на то, что всё происходящее - ради девушки, вошедшей в кузов с мешком на голове, именно она - причина происходящего здесь и его центр.
Вскоре, сделав несколько поворотов, автомобиль остановился и вовсе.
С ухудшением эпидемиологической обстановки в стране стоило ожидать, что криминогенная обстановка начнёт ухудшаться - но всё же, настолько откровенные налёты на магазины немного удивила, насколько и может, и должна удивлять откровенная храбрость, наравне с такой же откровенной глупостью; но чем бы из двух это не являлось - особенно впечатлила коллективность этого явления. Стало быстро понятно, что случаи это не единичные, что они имеют определённую организацию, - пока неясную, и, скорее всего, примитивную, как и сами преступления, но всё же, - и выходило, что они имеют дело со вполне себе сформированной, сбитой шайкой. А дилетанты, сумевшие сбиться в группу - феномен опасный. От этой группы можно ожидать чего угодно, - сравнимо с эффектом толпы по своим свойствам, не угадаешь, куда она повернёт, не знаешь, кто и на что внутри неё решится в какой момент, и на что даже она в целом окажется способна, потеряв своих лидеров, - можно попробовать только предсказать разрушения.
И всё бы ещё ничего, но несколькие из мест, которые они обнесли ранее, находились на его территории. Если бы это стало происходить в другой части города, можно было бы просто предоставить дело полиции, но владельцы магазинов платили за защиту, кое с кем Гвидо имел и более углублённые деловые отношения, и это было причиной вполне достаточной, чтобы происходящее счесть делом уже своим. Теперь на кону стояла репутация его людей: нужно было показать, что они справляются лучше полицейских, что держатели бизнесов отстёгивают не просто так.
Оказалось, впрочем, что полицейские всё-таки тоже не сидят сложа руки, и если бы зазвучавшая сирена не отпугнула людей Монтанелли, - кто знает, не закончилось ли бы для магазинных воров всё несколько... хуже. Но произошедшее сегодня всё-таки можно было считать успехом: у них в руках оказался один из участников этой группировки, так что, побеседовав с ним должны обрразом, можно было бы выйти и на всех остальных. Серена этого не слышала, отгороженная от кабины минивэна достаточно непроницаемой дверцей, но новости Монтанелли узнал от человека, сидевшего рядом с водителем.
Дверь отъезжает вбок с характерным шумом, и человек, верхняя часть лица которого прикрыта тенью от полей шляпы, а нижняя - скрывается за медицинской маской, заглядывает в кузов, прищурившись немного - привыкая к тому изменению в поведении света, по сравнению с уличным освещением, - затем, взглянув на одного из "сопровождающих" Серену, кивнул ему в знак приветствия, задержался взглядом на кресле, подготовленном для него, чуть поведя бровями - только после сконцентрировал внимание и на ней самой, задержавшись пару секунд, изучая её лицо и стараясь его сразу запомнить. Только вот теперь, когда можно было сказать, что он обладал всей информацию о расположении людей и вещей в пространстве, частью которого должен был стать, - Гвидо поднимается в кузов.
- Ребята сказали мне, что ты попыталась от них отбиться... - Монтанелли не занимает обустроенного для него кресла - вместо этого он обходит его со стороны спинки, складывая на неё руки, слегка даже опираясь - и на девушку взглядывая как бы через неё, позволяя разделять их этому самому креслу. - ...вот этим. - В его крупных ладонях блестит лезвие ножичка, данного Серене Роуз - и на некоторое время Гвидо перевёл внимание на него, будто увидев сейчас впервые, и желая изучить вещицу - отчасти, впрочем, это было вполне справедливо, оружие ему передали когда он уже приехал сюда, перед тем, как он и отодвинул дверь минивэна; то есть, примерно пять минут назад. - Пожалуй, это делает тебя опаснее, чем ты выглядишь. - потому что видел перед собой Монтанелли молодую, даже юную девушку, явно ещё вчерашнюю школьницу, - и чего-то угрожающего от которой визуально не исходило, она выглядела довольно тривиально и безобидно. Такую никак не заподозришь в том, что она будет влезать куда-нибудь по ночам с целью воровства. Но так ещё хуже, впрочем: то, что опасно, но при этом носит обличье безвредности - опаснее вдвойне, втройне. Что делает комплимент, который он донёс до неё, немного менее сомнительным, - Гвидо, впрочем, не собирался делать комплиментов. - Как твоё имя, героиня? - ножик щёлкает, скрывшись в кармане его пиджака.

Внешний вид + шляпа + маска

+2

4

Ей не нужно было думать долго, чтобы понять, что она ввязалась в совсем не простую игру. Хоть Серена и не понимала причины, почему её схватили и привезли неизвестно куда, но мысль об ошибке ушла на второй план. А заодно и призрачная надежда, что её отпустят просто так.
Говорят существует два типа людей. Для одних стакан наполовину полон, для других наполовину пуст. Но для Серены такой стакан был просто наполовину разделен водой. Она не была не пессимистом, ни оптимистом. А всегда старалась трезво смотреть на вещи. И хоть она была реалистом, изрядная доля безрассудства в ней присутствовала, когда дело касалось некоторых вещей или людей.
Например, ножа, который блеснул в руках этого мужчины. Арджент понимала, что сегодня она может оказаться на том свете. Или даже сейчас, сделай она одно неверное движение. Но это был нож Роуз. Девушки, которая рискнула ради неё собой. Прикрыла её спину, даже не задумываясь о собственной. Серена знала, что Аннабет не простит ей то, что она помогла Серене уйти. Поэтому…
- А чем ещё отбиваться беззащитной девушке от двух взрослых мужиков, которые ничего не объяснив, накидывают ей на голову мешок? - парирует девушка, стараясь не показывать страха, который липким слоем окутывает её внутри.
Адреналин придает немного мнимой смелости, девушка гордо вскидывает голову и прищуривает взгляд. На её лице нет страха. Он сидит глубоко внутри, он лезет к горлу, норовя сорвать идеально спокойный голос, но она не позволит.
Наверное, если бы не её прошлое, то Серена скорее всего давно бы уже плакала и просила бы её отпустить. Но… куча фостерных семей, из которых далеко не все были милыми и добрыми. А некоторые и вовсе прикладывали руку к тогда ещё девочке. А ещё учителя, которые не видели или не хотели видеть, что происходило. Они всегда винили Серену. Говорили, что её эти люди ещё хорошо с ней обращаются и правильно делают, что “выбирают с неё всю дурь”.
“ - Я бы с удовольствием тебя исключила. - наверное эта женщина была противнее всех. Она и сама нередко давала то подзатыльники, то кидала тетради, то била журналом юную Арджент. - Но подумала о твоих приемных родителях. Они пашут день и ночь, ради такого ничтожества, как ты. Прекрасно, оставлю всё как есть, пусть жизнь сама поставит тебя на место.”
Только один раз в жизни Серена позволила себе мечтать. Вместе с приемными людьми и Кейси. Она позволила себе надевать красивую одежду, носить платья и каблуки, смотреть на свои рисунки и думать, что и с неё может что-то получится. А потом они умерли. А через полгода и Кейси.
Может именно поэтому Арджент попросила Роуз научить её драться, когда  только попала в их компанию. Может именно поэтому сделала из милой девушки, которая так часто выглядела, как куколка с витрин магазинов, девчонку, которая ничего, кроме кедов и джинс больше не знала. А ещё стала делать вид, будто ей ничего и никто не нужен.
Но в любом правиле есть исключения и этим исключением стала Роуз. Нет, у них не было милых разговоров о том, какое платье красивее, и какой тон помады выбрать. Они могли смотреть до утра телевизор и хохотать под детские мультики. Могли просто сидеть и молчать, утешая друг друга просто тем, что находятся рядом друг с другом.
Роуз присматривала за Сереной. Как-то по-своему, странно и немного неправильно, но присматривала. Даже в ситуации с вылазками, если бы Серена не согласилась выйти, она бы все равно отстояла бы это и не позволила бы Аннабет вывести её силой. Но тогда пострадала бы сама.
“ - Почему ты не разрешаешь мне? - Серена садится рядом с ней на диван и устало потягивается.- Ничего со мной не случится. Да и ты же понимаешь, что Аннабет не слезет с нас, пока не добьется своего. Не зли её.
- Потому что я не хочу, чтобы ты становилась такой как мы. - Роуз усмехается в ответ. - И злить Аннабет очень весело.Ты приглянулась Дину, вот она и пытается из ревности сжить тебя со свету.
- Чушь. - фыркает в ответ Арджент. - К тому же я уже такая, как вы. Во мне нет ничего хорошего.
Роуз заливисто смеется в ответ и смотрит на Серену с забавой в глазах:
- Ты в это веришь, потому что так говорили тебе окружающие?
- А разве не так? - Арджент злится из-за смеха и хмурится. - Какой смысл быть кем-то другим, если окружающие видят меня такой?
- Но у тебя не получается. - внезапно голос Роуз становится голосом старшей сестры, которая пытается внести в голову младшей что-то важное. Что именно, Серена не понимает. - Ты носишь кеды и джинсы, но намного трогательнее тех, кто носит платья. Хочешь казаться безразличной и непробиваемой, но всё равно показываешь свои эмоции. И хоть ты огрызаешься через раз, все равно несешься на помощь, даже зная, что сама можешь пострадать. Как и с Кейси, внутри ты и сама понимаешь…
- Нет. - Серена качает головой и вскакивает с дивана. - Это только ты так думаешь, а я знаю правду.  - и вылетает из комнаты.”

Точно, она может простить себе все, что угодно, кроме того, что случилось с Кейси и не важно, что случится с ней самой. Серена вообще с завидным безразличием относилась к себе и своей жизни последние полгода. Но ножик Роуз должен вернуться обратно. Она дала его ей. Только ей и больше никому другому.
- Серена. И… - она делает вдох, понимая, что это может быть последним, что она скажет. - верните мне его. Хотите поговорить - давайте поговорим. Но верните мне мою вещь. Вокруг куча ваших охранников, и вы и я прекрасно понимаем, что я не фокусник и не смогу им ничего сделать.
Возможно, если мужчина увидел надпись Р, на рукоятке, то он поймет что это чья-то вещь, подаренная Серене. Кто знает, как это повлияет на его решение.

+2

5

Девушка, по-видимому, не знала, или не поняла, кто он такой, а то бы не вела себя так смело. Впрочем, удивляться этому стоило едва ли: если бы из шайки кто-то представлял, на чьей территории находятся эти магазины - вероятнее всего, выбрали бы какие-нибудь другие, а если нет - так им было бы хуже. Хотя на самом деле, это было уже не так важно. По знанию или нет, но всё уже произошло, и всё, что оставалось теперь - это разбираться с последствиями. И если для Серены это означало оказаться в слегка потрёпанном виде, в незнакомом ей подозрительном автомобиле и мрачной компании, то для Монтанелли это обернулось испорченной ночью, которую он мог бы провести в постели с любимой женой, - одной из многих ночей, которые он не провёл дома, не такой уж большое события, но всё же, настроения это отнюдь не улучшало. Даже и наоборот - наглядно демонстрировало, какой пустяк в этом бизнесе иногда может не давать спать по ночам... однако же, это и был всего лишь бизнес; для компании Арджент ограбления были способом заработка денег - Монтанелли же делал деньги на том, чтобы они работали бесперебойно и спокойно, и сама суть конфликта - она банально в том, что их деловые пути пересеклись, они стали мешать друг другу. Ничего личного. Как выясняется сейчас, они даже знакомы друг с другом не были. Она не знала его, Гвидо её тоже в первый раз видел, и никто из присутствующих здесь его ребят с ней раньше не встречался.
И очень жаль, - девочка, оказывается, была с норовом. Не трусила, легко хамила в ответ, хотя осталась одна против троих мужчин, не считая тех, что стоит снаружи, такие кадры были любопытны, как минимум, такие люди могли бы пригодиться его улицам - для того, чтобы делать что-то полезное для них, а не вредить. Может быть, из неё вышел бы какой-либо толк, свяжись она с другой компанией?.. Стала бы материалом менее расходным, чем тот, которым является в данный момент. Смелость, впрочем, хоть и много - но ещё не всё, что необходимо для выживания.
Верность, например - в конечном счёте, она ценится не менее. Разговор, который Монтанелли собирается завести - и он прекрасно отдавал себе отчёт в этом, - он о вопросе верности, о том, чего она может стоить, и о том, насколько может быть важна её мораль, какой крепкой может быть дружба. Настолько ли она крепко дружна со своими подельниками, чтобы умереть за них?.. Некоторые из тех, кто даёт слишком однозначный ответ на этот вопрос, не очень хорошо представляют, насколько мучителен и болезнен может быть путь к собственной смерти; кое-кто - не получает в итоге возможности сберечь ни жизнь собственную, ни своих друзей, будем честны. Путаница в собственных принципах, однако, и сама по себе не ведёт ни к чему хорошему.
В этом смысле, может быть, даже жаль Серену: немногим в её годы приходятся совершать такой непростой выбор. Не все в её возрасте даже морально дорастают до подобных выборов... но жалость тут не причём; и её имя спрашивают сейчас только затем, чтобы было удобнее к ней обращаться - для Гвидо оно простой звук, Арджент ещё не смогла сделала его чем-то большим. Формат встречи, собственно, вообще создаёт очень серьёзные сомнения в том, что она успеет сделать.
- Вернуть тебе твою вещь. - Монтанелли повторяет её выражение. Не пытаясь скопировать манеру говорить, или передразнить, - произносит абсолютно в своей собственной манере, неторопливо, задумчиво даже, но притом чётко и внятно, даже сквозь медицинскую маску на его лице, скорее словно пробует это словосочетание на вкус, прислушивается к ощущениям от познания его смысла, будто сталкивается с подобным впервые в жизни. И произносит, словно делая заключение этим ощущениям: - Для той, кто привыкла присваивать себе чужое - требование очень наглое. Лицемерное даже, я бы сказал. - конечно, он не собирался возвращать ей нож - не потому вовсе, что эта безделушка имела для него какую-то ценность, конечно; а хотя бы просто по той простой причине, что нужно быть уже запредельным идиотом, чтобы дать оружие пленному. Любое, даже настолько несерьёзное. За свою довольно долгую уже жизнь, Гвидо видел несколько таких "фокусников", способных обращаться с лезвием достаточно искусно, чтобы справиться в подобной ситуации так либо иначе, а слышал - и ещё о большем количестве, да и сам умел творить из подручных средств кое-какие чудеса - но кого было по-настоящему много, так это отчаянных и дураков, которые рискнут попробовать, как бы ни были малы шансы. - Поговорить я очень хочу. Серена. - Монтанелли повторяет её имя чуть запоздало, через небольшую паузу, так, словно демонстрирует попытку его запомнить. - И надеюсь, что ты не будешь сейчас отрицать того, что влезала в те магазины с целью воровства вместе со своими друзьями. Это очень осложнило бы наш дальнейший разговор. - последняя фраза прозвучала бы почти безобидно, каким-то официально-деловым утверждением, если бы не тон, с которым Гвидо поставил особый упор на часть о осложнениях. Не став конкретизировать, как именно это общение осложнит, и каким именно образом придётся преодолевать эти сложности, он пытался донести до понимания Серены, что для неё это ничем хорошим не обернётся в любом случае, - но решает на всякий случай переспросить, на тот случай, если не был достаточно понятен и убедителен, а заодно и проверить, следует ли девушка вообще за его мыслью: - Это и ты, и я, понимаем одинаково хорошо? - причинить кому-то боль, пустить кровь, или даже навредить каким-то бескровным способом - для Гвидо не так уж сложно, а отдать приказ это сделать - и ещё проще. Но это не значило, что он наслаждался бы этим, что насилие ему нравилось, оно хорошо только тогда, когда уместно, и ровно настолько, насколько необходимо - степень необходимости во власти девушки сейчас и было определить самостоятельно. Во всяком случае - по отношению к самой себе... и было бы глупо и обидно создать такую необходимость по такому пустяку, как попытка откровенной лжи.

Отредактировано Guido Montanelli (2020-07-13 13:22:23)

+2

6

Нож так и не показался из его кармана, а это значило, что возвращать он его не собирался. Но вместо расстройства это скорее разозлило её. Хотя где-то логической частью, она понимала, что он не станет рисковать даже такой мелочью.
Следующая его фраза никак не удивила девушку. Люди привыкли делать о ней выводы, которые придумывали сами. Да, Серена иногда подворовывала в магазинах по мелочи, когда было совсем невмоготу. Но в вылазках до сегодняшнего дня не участвовала. Да и сегодня пошла лишь потому, чтобы у Роуз потом не было проблем с Аннабет. Но разве он поверит? Арджент усмехнулась и покачала головой. Едва ли.
Наверное все, когда находятся на волосок о смерти, задумываются о своей жизни. И в своих мыслях Серена не выбирала себе такую жизнь. Жизнь, в которой её бросили родители. В которой её порой терпели, как помойную кошку, которую принесло любимое чадо домой. В которой умерли единственные люди, которым было на неё не плевать. И которая забрала Кейси и подарила мерзкую тетку, которая не отдала её обратно до её восемнадцатилетия по одной причине - государство давало ей деньги на содержание Серены. А та на эти самые деньги была очень падка.
- Я тоже у вас нимба на голове не заметила. - огрызается Арджент.
Но это было уже хоть что-то. Хоть какая-то информация, которая могла навести её на верный след.
Серена понимала, что если бы её хотели убить - убили бы уже давно. Значит основная цель, почему она здесь  - это не её похороны. “Хотя в машине, кажется, только гроба и священника не хватает.” Но было что-то ещё. Что-то что им было от неё нужно. “То, что тебе не принадлежит…” Девушка ещё раз прокручивает эту фразу в голове. “Он имеет в виду, когда я подворовывала сама? Он что владелец этих магазинчиков?”
Арджент ещё раз смотрит на мужчину, на этот раз немного другими глазами. Потом переводит взгляд на его охранников и понимает, что нет. Магазинчики или ларьки, в которых она подворовывала, явно не могли принадлежать такому богатому человеку. Пусть Серена и не разбиралась в моде и всем таком, но она понимала, что один его костюм стоит больше, чем весь дом её тетушки вместе взятый с машиной. “Значит…”
Пазл в голове Арджент постепенно складывается в одно целое и она понимает, что лучше бы ей ошибиться.
Но следующие слова мужчины только подтверждают её теорию, отчего Серене становится не по себе. И в тоже время ей хочется расхохотаться от того, насколько её любит жизнь. Ведь насколько удачливой нужно быть, чтобы огребать за то, что она лично не делала. И плюс пойти первый раз на вылазку только из-за другого человека и попасть в лапы человека, который явно не последний в этом деле, если не первый.
Она не обращает внимание на то, как он произносит её имя. В её жизни так делали уже не раз. Да и то, что он хотя бы называет её по имени, это все равно не то, как с ней обращались раньше.
- Какой смысл говорить то, во что не поверят? - Серена улыбается мужчине и закидывает ногу на ногу.
Страшно ли ей? Да, до смерти. Но она уже не просто девочка с мешком на голове в чужом минивене. Её приемный отец часто говорил: “Кто владеет информацией - тот владеет миром”. Поэтому когда ей дали то, что было ей так сейчас необходимо, Серена решила, что стоит пересмотреть правила игры.
И сейчас в этой игре у неё появилось три задачи. И от того, как она их решит, зависит сможет она вернуть свой нож, выбраться отсюда живой и помочь Роуз.
Первая задача была проще других. Ей нужно было узнать чего же все-таки от неё хотят. Проще - потому что в конце концов он сам скажет ей об этом. Всё что происходило сейчас - предисловие, которое должно было её напугать, чтобы сделать более податливой.
Вот только Серена понимала, что если даст слабину, то тут же проиграет. Её просто убьют, как только она все расскажет.
Отсюда вытекала вторая задача. Арджент нужно было придумать, как переиграть ситуацию в свою сторону и дать понять незнакомцу, что она гораздо выгоднее им живой, чем мертвой.
И вторая задача плавно перетекала в третью. Если Серена правильно догадалась, то у неё в рукаве появлялся туз, которым, если она правильно сделает ход, то не только спасет свою пятую точку, но и вернет нож и поможет Роуз. А ещё отплатит за свои мучения одной прелестной особе, которая сама виновата, что Серена оказалась в этой ситуации.
Она решила не медлить. В конце концов, чем быстрее она поймет, что от неё хотят, тем быстрее поймет, как действовать дальше:
- И что вы хотите у меня узнать? - Серена чуть наклоняет голову вбок, изучающе смотря на мужчину. - Я понимаю, что если бы вы хотели меня убить, я уже была бы мертвой. И понимаю, что не в моей ситуации торговаться, но всё же… - девушка делает паузу и пожимает плечами, как бы говоря: “что я могу поделать?” - мне хочется жить, вам что-то от меня услышать, разве мы не можем помочь друг другу?
Её желудок скрутывает в тугой узел от волнения, хоть она и выглядит невозмутимой. Новая игра началась. И пути назад у неё нет, потому что первый ход уже сделан.

+2

7

Перед ним сейчас находилась всего лишь одна из членов мелкой воровской группировки, и рассказ о жизни и судьбе Арджент, вместе со всеми её перипетиями, лишениями, трудностями и фатальными совпадениями, Гвидо интересовал довольно мало - так что было не так уж важно даже, во что именно он поверит, если бы даже она решила поведать ему свою историю. Он имел бы право её просто прервать, и не выслушав. Что по-настоящему имело значение - что их сегодняшняя гостья принадлежала к этой шайке, была в курсе их деятельности, и, что самое главное, знала всех остальных по именам и в лицо - ну или не всех, то хотя бы кого-то из лидеров, хотя Монтанелли очень сильно сомневался, что они настолько многочисленны и умны, чтобы им нужна была подобного рода конспирация, больше похоже было на то, что они пропивали и проедали свою добычу в ближайших к месту своих работ заведениях. По примерным подсчётам, та выручка, которую владельцы таких магазинов рискнули бы оставить в своей кассе на ночь, как раз и приближалась к хорошему счёту в ресторане. Гвидо не удивился бы: вкус к красивой жизни как раз зачастую и проявляется в том возрасте, в котором находилась мисс Арджент - когда и переходный период остался позади, и возраст подростковый уже начинал постепенно сменяться взглядами на жизнь более взрослыми, и запросы формировались соответственно тому. Монтанелли не видел в этом чего-то неправильного, даже с учётом того, что в случае с Сереной такое формирование привело к воровству. Ошибки - тоже важная часть жизненного опыта.
Это если он, конечно, определил её возраст правильно - девчонка, хотя и дерзила, была по-своему права: нимбов здесь ни у кого не было, и потому их свет никак бы не помогал со скудностью местного освещения, так что Гвидо в ответ на её слова - решил внести немного своих коррективов в обстановку, достав из другого кармана своего пиджака небольшой, но мощный фонарик, какие иногда бывают в наборе автомехаников (он держал такой в своём автомобиле - на случай внезапной поломки, или если необходимо было бы найти что-то в салоне в тёмное время суток, хотя использовался этот инструмент гораздо чаще для несколько других целей) - и, щёлкнув им, направляет его луч прямо блондинке в лицо. Вот теперь он может рассмотреть его хорошенько.
Прямой свет в глаза, особенно если он ещё и более резкий из-за условий окружающей темноты, ослепляет и обескураживает ещё сильнее, чем чёрная темнота сама по себе, и тем сильнее, чем активнее пытаешься всмотреться в его источник - а так как зрение у людей это главный орган чувств определение опасности, человек попытается это сделать практически инстинктивно. Вот потому на допросах полицейские так любят направлять лампу в лицо подозреваемому, в плане подавления характера трюк достаточно действенный, а главное - очень простой и дешёвый.
- Станешь хамить - будем вот так разговаривать. - можно было бы попросить кого-нибудь дать подзатыльник из сопровождавших её просто отвесить ей подзатыльник или дать пинка, когда ему не понравился её тон, можно было бы отвесить ей пощёчину и самостоятельно, это было бы банально и по-своему действенно, - но насколько Гвидо понял, по пути сюда ей уже досталось, а у физической боли, всё-таки, есть свой предел, - тот, кого бьют слишком часто, может и сломаться, а может, и наоборот, выработать определённый иммунитет, и на сотрудничество выходить отказаться тем сильнее, чем становясь похожим на боксёрскую грушу. Сделать больно можно разными способами. И сделать страшно тоже. А в том, что касается самих пыток, как они есть - их изощрённость и изобретательность, отчасти, это ещё и то, что не даёт человеку к ним привыкнуть: нету лучше способа завладеть вниманием человека, чем удивлять его постоянно. Впрочем, Монтанелли выключает фонарь, как только посчитал, что рассмотрел Серену уже достаточно хорошо - какое-то время теперь и световые блики, которые у неё перед глазами, не дадут ей видеть его достаточно хорошо; через пару минут эти микроожоги на сетчатке глаза уже растворятся, но если этого времени окажется недостаточно, их можно будет освежить и её раз, продолжив общение в той манере, которую Гвидо и пообещал - он не любил бросать слов на ветер.
- Это верно. - не поверит. Во всяком случае, Арджент этого не отрицает - в данных обстоятельствах, это уже всё равно, что согласие, большего и не требуется. Вполне хватит и того, что девушка подтверждает, что находятся они на одной с ней волне, говорят на одном языке. А для того, чтобы диалог состоялся, уже этого - вполне достаточно; его глубина, интерес и выразительность будут зависеть уже несколько от других качеств. Монтанелли, наконец, обходит кресло, вновь представая перед Сереной в открытую и практически во весь свой рост (исключая, конечно, что приходится пригибаться, в полный рост тут, на самом деле, не разогнуться), и устраивается в кресле. Ёрзает немного затем - пробует, какого находиться в нём, сверяется со своими ощущениями... он вынужден признаться себе, что в нём вполне комфортно, но на самом деле - это его и раздражает сейчас несколько: понятно, что парни хотели сделать так, чтобы ему было удобно, старались ему угодить, это приятно - но комфорт к самой ситуации подходил не очень, здесь не время и не место расслабляться.
- Рад, что ты сама подняла эту тему. Это лучше всего говорит о твоём понимании всей ситуации. И о том, что голова на плечах у тебя есть. - во всяком случае, пока. Впрочем - на самом деле, Гвидо действительно не нужна её жизнь; для него она стоит слишком мало, - с тем же успехом, можно придать булыжнику, лежавшему на дороге, достаточную ценность, чтобы подобрать его с земли и унести с собой. Нет, некоторые дети, играясь - так и делают; а некоторые взрослые - и правда, склонны поступать с чужими жизнями, как с такими камнями, - но правда на самом деле в том, что не все взрослеют, и иные старики до гроба сохраняют разум маленьких детей. Даже убийцы. Но булыжник, если он никому не мешает, разумнее всего оставить там, где он лежал. Впрочем, если мешает - будет лучше убрать его с пути, пока никто благодаря ему не расшибся.
- Мне нужна от тебя информация. О твоих подельниках. Их имена, адреса, явочные точки, где собирается ваша шайка - всё, что ты можешь предоставить. - Гвидо кладёт руку, всё ещё сжимающую фонарик, на подлокотник кресла, направив его лампой в сторону Серены. Как если бы направлял дуло пистолета. - Расскажешь - уйдёшь отсюда, вместе с ножиком, который тебе так дорог. Чем охотнее расскажешь, тем легче уйдёшь. - не хромая, не ощущая боли при каждом шаге, не оставляя за собой кровавых следов и дорогу перед собой видя, причём обоими глазами - всё, что присутствующие здесь могли бы сделать с ней, Гвидо оставляет на откуп ей самой; её воображение само всё сделает за него, напугав Серену даже сильнее, чем он смог бы, обещая нечто конкретное - люди склонные думать о худшем, их собственная фантазия рисует вещи куда более страшные, чем есть в прейскуранте у палачей. Неизвестность - сама по себе страшней, чем нечто обещанное, что можно представить себе, к чему возможно подготовиться. - Как тебе такая идея взаимопомощи?

+2

8

Внутри её трясет. Страх пробирается в самые кости и Серена стискивает зубы, чтобы не то, что не вскрикнуть, даже не пикнуть, и не выдать свое внутреннее состояние. Она не может сейчас дать слабину. Не может проиграть.
Яркий прямой свет дезориентирует её и Арджент закрывает глаза и прислушивается к каждому шороху в машине. Так, на всякий случай, если это предупреждение со светом было обманкой.
- Окай, ослепнуть в молодости - так себе идея. - на этот раз голос девушки больше похож на шутливый.
Она прекрасно поняла предупреждение. Да и хоть Арджент и была той ещё язвой, испытывать судьбу, которая и без того не сильно жаловала девушку, совсем не хотелось.
Серена открывает глаза, через несколько секунд после того, как гасится свет фонарика. Перед глазами все еще плавают пятна и она пытается сконцетрировать свой взгляд. После такого яркого света это дается с трудом.
Это время с закрытыми глазами дало ей возможность немного поразмышлять. И девушка приходит к тому же выводу, что и всегда. Если бы не было Роуз, то вопрос стоит ли ей выживать в этой ситуации или нет в принципе не рассматривался бы. Она просто поступила бы под настроение. В конце концов её ничего не держало в этом мире. Да были несколько людей, которых она могла назвать друзьями, но это друзья. В душе друзей такие раны часто быстро затягиваются. А больше у неё никого не было, чтобы дорожить своей жизнью. Но это вариант, если бы не было Роуз.
А вот с Роуз всё немного иначе. Серена должна вернуться живой и без сильных “проблем”, чтобы помочь Роуз выбраться из лап Аннабет. Хотя кто знает, может быть она сможет помочь ей в этом и сейчас.
Когда мужчина обходит кресло, и следовательно приближается к ней, Серена инстинктивно вжимается к кресло минивена. В конце концов в одном кармане у него нож Роуз, а в другом неизвестно что. Не важно, как миролюбиво он выглядит на вид, Арджент прекрасно понимает, что за этим  спокойствием стоит угроза. “С головой на плечах”, умная и расчетливая, но все равно угроза.
Она внимательно слушает его ответ, пытаясь выцепить для себя хоть какую-то информацию и обдумать все, вплоть до тона его голоса.
Человек сидящий перед ней и вправду не похож на того, что будет ради забавы избивать или калечить людей. Но очень похож на того, кто не дрогнув засадит ей пулю в лоб. “И что из этого хуже?” - мысленно усмехается девушка.
Да, Серена не видит смысла в своей жизни. Да и по правде говоря, если бы присутствующие здесь узнали, как к себе относится эта девушка… вечные синяки где только можно и нельзя, сбитые коленки, и попадание в ситуации, в которых девушкам делать в принципе нечего. А заодно и то, что за все полгода, в каком бы состоянии она не была, она ни разу не была в неотложке по своей воле. А что ей там делать? Слишком дорогое удовольствие, для того, кто просто пытается выжить. Да, действительно, с таким описанием пунктик “да её просто пристрелить можно” увеличивается вдвое. В конце концов зачем оставлять в живых того, кто и сам к этому не особо стремится?
Арджент ничего не говорит в ответ на так называемый комплимент. Его тоже можно интерпретировать по-разному.
Серена выжидающе смотрит на мужчину:
- Так что именно? - она произносит это спокойно, но внутри замирает. Потому что если окажется, что её догадки были неправильными… “То стоит составить завещание, чтобы передать кому-то твое чертово везение.” - усмехается внутренний голос, но девушка игнорирует язвительный комментарий.
И оказывается права в своих догадках. И ещё больше Серену радует то, что незнакомец сам предложил в случае хорошего ответа забрать с собой нож Роуз. Ей даже не пришлось придумывать, как тузом забрать его обратно. Но этот туз…
Губы девушки расплываются в довольной кошачьей улыбке. Нет, Серена сама по себе довольно мирное существо. Тихое, ранимое и трогательное. И в тоже время её можно сравнить с ночным хищником, который не станет никого трогать, если не трогают её. Но совсем другое дело касалось, если кто-то затрагивал тех, кто был ей дорог. Вот тогда милый и невинный котенок, превращался в огромного рычащего тигра, который не остановится не перед чем, пока не защитит своё. Жаль, что этого не смогла вовремя понять Аннабет. “Очень даже жаль…”
- Прекрасно, - Серена довольно улыбается, проведя языком по губам, и чуть прищурив глаза. - я вам все расскажу и нам не придется расстраивать друг друга.
Теперь её улыбка была опасной. Но она была опасной отнюдь не для людей сидящих в минивене. Нет, у Арджент была своя цель.
И её она оставит на десерт, чтобы она хорошо запомнилась этому мужчине.
- Их всего 5. - Серена намеренно убирает себя и Роуз из этого списка. О ней он итак знает, а Роуз не выдаст даже если это будет стоить ей жизни. - Первые 2, это Майкл и Джордж Роджерс. Братья- близнецы, которые обычно стоят “настороже”. Они никогда не лезут в магазин, но отлично предупреждают, если вдруг кто-то появляется.
Чувствовала ли Серена угрызения совести? Да, было такое. Ведь эти двое и ещё один не сделали ей ничего плохого.Наверное, они, как и сама Арджент оказались не в том месте, не в то время и не в той компании. Но Серена не была глупой и понимала - их все равно найдут. С её помощью проще, меньше хлопот, без её сложнее, но все равно получится. Единственной разницей станет то, что в одном случае Серена будет мертва, а во втором сможет помочь Роуз. И как бы там ни было, на чаше весов они явно ей проигрывали.
- Этого о них достаточно? Более подробно, или продолжать дальше о других?
И всё же она ненавидит себя за это. Презирает. Да, то ради Роуз, но эта троица, которую она собирается сдать первой этого не заслужила. Оставшиеся два “экземпляра” да и изрядно. Но они нет. Всю свою жизнь она ненавидела людей, которые разрушают чью-то жизнь просто так. Из-за своих причин, или своей прихоти. Но сейчас она и сама выглядит так же. Как там говорят? Чтобы поймать монстра - нужно стать одним из них.

+2

9

Полицейским следователям необходимо собирать доказательства, подшивать протоколы опросов свидетелей, сверять отпечатки пальцев и подкреплять отчёты уликами, чтобы дело, оказавшееся у прокурора на столе, было как можно более основательно для обвинительного приговора - и колёса правосудия на моторе закона двигаются довольно медленно. Для Гвидо же - по сути, не нужны какие-либо доказательства, он не станет тщательно изучать улики и искать отпечатки, если чья-то вина и без того достаточно очевидна, и вынося свой приговор, на букву закона опираться он не обязан - что в общем-то не всегда означает, что его действия обязательно будут идти вразрез с уголовным кодексом, хоть, если посмотреть правде в глаза, так получается довольно часто, почти всегда. Это не то, чтобы означает, что с законом считаться ему не приходится, оглядываться на него приходится в любом случае, но в основе его решений лежат его собственные цели, а не те нормы поведения, которые указаны в определённых сводах, который в каждой стране свой, да и в их - имеет свойство несколько видоизменяться от того, в какой её части находишься; и в данный момент - целью было пресечь это магазинное воровство, входящее в систематику. Серена же - она просто оказалась средством для того, чтобы цели этой достичь, - приличия ради стоит отметить, ещё не окончательным, он хотел её сделать источником информации, но как информацией стоит воспользоваться в будущем, если она, конечно, окажется полученной - ещё оставались вопросы. Варианты развития событий. И фатальный - Монтанелли тоже допускал в число вероятных, но, скорее, просто потому, что не был уверен в том, чего можно ожидать от дружков Серены, как они себя поведут, чем воспользуются, - насколько неожиданно всё получится; в конечном итоге, нельзя списывать неожиданность со счетов - во многом жизнь, здоровье и судьба человека может определиться лишь секундами. Неосторожное движение рукой может оказаться смертельным - если стоишь напротив наряда полиции, например. Почти что национальный американский способ самоубийства. Нет, убивать, конечно, он этих глупых детей не планировал, если только они его не вынудят это сделать; но как-то наказать их за их поступки было необходимо. И, несмотря на то, что наказание это не будет согласно установленному законом правосудию, а работа ведётся совсем не полицейская, - один из спутников, тот, что сидел слева от Серены, в жесте прямо натурально детективном извлекает блокнот и шариковую ручку, готовясь записать то, что будет ей сказано. Щелчок пружинки отчётливо звучит в кузове, - слегка схожим, должно быть, с тем звуком, который издаёт при взведении курок пистолета; которого, к слову, за весь вечер пока и не мелькнуло ни разу - но если Арджент думала о том, что её встречные были вооружены, то она была вполне права, и то, что она не взглянула в дуло, объяснялось банально тем, что она не давала для этого хорошего повода. Ребятам всё удалось проделать довольно чисто - и до сих пор удавалось, даже удивительно, как легко всё проходило. И ещё удивительнее, что Серена так просто согласилась выдать ему своих друзей. От страха за собственную жизнь?.. Или просто по глупости? Впрочем, какими бы причины ни были, она разговорилась - и Монтанелли и не думал даже о том, чтобы прервать её речь. Худшим, что он мог бы сделать в этом потоке откровения - это неосторожным взмахом против течения неожиданно породить остров совести.
- Сколько им лет? Крепкие ребята? - задаёт Гвидо наводящие вопросы. Эксперт-криминалист, вероятно, попытался бы создать психологический портрет подозреваемого, что-то в этом духе, а если бы они составляли полицейскую сводку - интересовали в первую очередь особые приметы этих близнецов. К чему, впрочем, Монтанелли тоже ещё подойдёт в будущем, - но пока решил остановиться не на внешности тех, кого собирался найти, а отметить их личные качества, понять, насколько они могут быть опасны. Молодые люди и девушки в возрасте Арджент, как правило, полны сил, им ещё легко и не лень заниматься спортом. Ну, не всем, конечно, но в первую очередь Гвидо бы спортсменов искал в числе как раз ребят такого предколледжного возраста. - Есть шанс, что они могут быть при стволах? Вообще, в вашей группировке у кого-то есть более серьёзное оружие, или ножи вроде твоего - максимум, на что можно рассчитывать? - в стране, где владение оружием закреплено на уровне конституции - вопрос более, чем резонный; и несмотря на то, что ни при одном из проникновений со взломов, которые шайка уже успела совершить, огнестрельное оружие использовано не было, - насколько Гвидо было известно, во всяком случае, - он всё-таки не исключал того, что кто-то из них мог иметь при себе пушку, "просто на всякий случай". И тем более стоило бы знать об этом, что этот всякий случай он сейчас сам и собирался олицетворять... и в общем-то, даже и ножик - орудие достаточно опасное, чтобы его отметить; то даже, что Серена сегодня никого не порезала - везение такое же слепое, каким и была её попытка обороны с мешком на голове. Могло бы повезти и гораздо меньше.
- Есть ли какое-то место, где собирается ваша компания регулярно? - где можно было бы накрыть разом всех, без необходимости отлавливать каждого по одиночке или парочками. Удовольствие сомнительное и растягивать его более, чем нужно будет, не стоит. - Какое-то любимое заведение, - или, может, нечто вроде базы? - обычно более-менее организованные коллективы имеют обыкновение собираться где-нибудь, в каком-то конкретном месте, которое было бы им привычным, где можно чувствовать себя в безопасности и спокойной обсуждать свои дела эдакий оперативный штаб; но - тут не без исключений, конечно. Тем, кто не хочет дать себя поймать, как раз напротив - лучше не задерживаться в одном месте надолго. - Возможно, есть тайник, куда вы прячете добычу? - момент тоже немаловажный, деньги всё-таки есть деньги, даже если не такие уж большие относительно - и не стоит исключать возможности добраться и до них. Вполне вероятно, конечно, что они уже всё потратили и копить ничего и изначально не планировали, - но это не о большом уме говорит, если глядеть на происходящее с их позиции, сумму за это время юные налётчики могли бы собрать уже неплохую.

+2

10

Серена поняла, что они пришли к варианту “вопрос-ответ”. “Что ж...пускай будет так.” В любом случае, это все равно движется к определенной цели, так что ничего страшного в этом нет. Арджент слегка дернулась, когда сбоку от неё зашевелился один из его людей. И хоть на её лице не отразилось ровным счетом ничего, всё же это было заметно. На что девушка мысленно цокнула языком. “Прокол.”
- Двадцать пять лет. - ответила она на вопрос, вспоминая как они рассказывали о своей жизни. - Да, довольно. Они занимались боксом в школе.
А вот по поводу оружия Серена призадумалась. Она участвовала в вылазке в первый раз и не знала, что именно они использовали на других вылазках. И не знала, есть ли у них пистолеты. Один был точно у Аннабет. Но с остальными…
Арджент нахмурилась:
- Не уверена. Я ни разу в их руках не видела оружия. - пожимает плечами Серена. - Пистолет есть только у лидера этой компании - Аннабет. Но о ней, - девушка делает легкую паузу, а следом за ней рискованный ход. - думаю нам стоит поговорить отдельно. Думаю мне будет чем вас удивить. Не просто так конечно, а за сдержанное слово. - Арджент улыбается и взглядом указывает на его карман.
В конце концов она же ничего такого не требует, если подумать. Просто сдержать свое слово за информацию, и получить за это маленький бонус. А говорить всё вместе не хочется по двум причинам. Первая - информация о Аннабет слишком важная, чтобы смешивать её с остальной. Она как вишенка на торте. А вторая - это и есть тот самый “туз” Серены, или “билет” который увеличивает её шансы выбраться отсюда живой вдвое.
Когда мужчина упомянул про их “базу”, Серена усмехнулась. Наверняка он не ожидает услышать то, что она сейчас скажет.
- На заброшенном складе игрушек на Уорнор Стритт. Там закрыты почти все помещения, поэтому вы не ошибетесь. Там же стоит и сейф с деньгами и вещами, которые были украдены. - Серена размышляет о том, стоит ли говорить, что там есть несколько “комнат” с парочкой кроватей для того, чтобы им было где спать, и решает, что эта информация не будет никому нужна. - Это примерно… - Арджент прищуривается, пытаясь вспомнить расположение. - Третья-четвертая дверь от входа на первом этаже.
Серена хорошо помнила это место. Старый и заброшенный склад, который весь пропах сыростью. Она делила свою “комнату” наполовину с Роуз, поэтому всё было не так плохо. Ребята были в соседних двух. Единственная, кто никогда не ночевал на складе, была Аннабет. Она была лидером. Она принимала решение. И если бы кто-то сказал пару часов назад, что именно Аннабет станет её “билетом в жизнь”, Серена бы не поверила. Хотя, ей не было её жаль.
На все вопросы, которые ей задали, Арджент ответила, а потому решила, что стоит продолжить дальше. В конце концов время поджимает, а у неё на сегодня ещё много дел. И в них никак не входит рассказывать до утра обо всем на свете.
- Номер 3 - Мик Донневан.
Мика Серене тоже было жаль. Он был относительно ещё совсем ребенком, как по внешнему виду, так и по возрасту. Ему было всего 16. Зачем он пошел в такие дела? Затем, чтобы прокормить своих братьев и сестер, а заодно и болеющую маму.
В этом моменте Арджент запнулась. Одно дело сдать взрослых парней, которые, понимали на что они идут. И совсем другое - ребенка, который был вынужден это сделать. Тот вариант, который возник в голове Серены, не мог полностью помочь этому мальчику, но… “Может если он будет под защитой такого человека, то он сможет добиться большего и хотя бы выжить?”
- Мик очень хороший взломщик. Он может взломать практически всё. Начиная от простого замка и заканчивая сейфом, или компьютером. Ему всего 16. Он может очень хорошо пригодится, если вы дадите ему шанс себя проявить. - “Прости, солнце, но это всё что я могу для тебя сделать.” - проносится в голове у Серены и на душе становится ещё паршивее.

+2

11

Тихо, едва уловимо, - не слуху даже скорее, а какому-то внутреннему чутью, той областью мозга, которая отвечает за ориентирование на местности (или в помещении), шуршала ручка, выхватывая из слов Серены самую важную информацию и сухо умещая её на блокнотном листке, - будто спрессовывая её повествование, концентрируя, так же, как её же собственные чернила загустевают в стержне, который и является её основой, - одновременно и смыслом её существования. Сердцем этой ручки, - если, конечно, вообще можно допустить, что у канцелярской принадлежности может быть сердце, что эти два понятия можно ставить в одно предложение: Гвидо всегда считал, что нету более бессердечного явления, чем любое документарное проявление - перенесение на казённую бумагу чего-либо способно испохабить даже самое лучшее, что есть у людей. В самой основе своей это и делая, в общем-то - человеческие жизни сводя к исписанным листам бумаги, кровь превращая в чернила. Иногда - фигурально. А порой и вполне в буквальном смысле, как происходит, например, с Арджент прямо сейчас - пять жизней, их дружба, их совместные дела, характеры и предпочтения людей, с которыми она провела какое-то время бок о бок, судьбы этих ребят и её собственная, вся эта махина человеческих взаимоотношений уместилась внезапно на помятом разлинованном листе одноразового блокнота. Более того, она сама пообещала, что втиснет их туда.
И Гвидо даже сейчас смотрит в сторону этого блокнота с малоскрываемым неодобрением, почти презрением. Есть вещи, которые не стоят того, чтобы быть записанными - и одновременно с тем, которые записывать и нельзя; ему хочется верить, что есть всё-таки вещи, перед которыми бумага бессильна, которые можно, и следует, доверять только памяти.
- Интригующе. - кратко комментирует он обещание Серены. С её манерой повествования соглашаясь довольно охотно, ему-то в данный момент торопиться некуда, а если ей так удобнее излагать информацию - то почему бы и нет, тем более, что на главаре этой маленькой шайки и впрямь не лишним будет остановиться отдельно и как можно подробнее; у остальных есть, судя по всему, какая-то роль, или хотя бы направление для задач под ответственность, но они просто исполнители, - а мозговой центр всех операций это та обещанная Аннет. И диалог, если он и состоится, вести придётся именно с ней. Впрочем, единственный (?) на всю компанию пистолет - её же делает и самой опасной; а значит, и первой из потенциальных мишеней...
- Милая, если ты вздумала здесь торговаться, - подумай хорошенько ещё раз. А то ведь ребята так тебя удивить могут... всю жизнь дивиться будешь. Capisce? - проследив за её взглядом, Монтанелли пометку сделал более длительную, и один из сопровождающих - тот, второй, который не держал блокнота, - сделал характерное движение; будто бы полез под полу своего пиджака, за пистолетом, или ножом, а может и чем-то ещё поинтереснее. Чем именно, Серене разглядеть не удалось, Гвидо сделал предупреждающий жест - и его человек остановился. - Эта вещица для меня не имеет настолько большой ценности, чтобы я её тебе не вернул. - делать одно и то же обещание дважды - как минимум, неприятно, и вынуждать кого-то так делать - означает чуть не самое явное проявление недоверия из всех возможных. Неуважение. Конечно, доверять ему у Серены есть едва ли так уж много хороших причин, но всё же - своё обещание он ей сегодня уже дал. Нельзя не отметить, конечно, повышенный интерес девушки к этому довольно дешёвому, казалось бы, и абсолютно простому ножику; проявляя который, в общем-то, Арджент эту самую ценность его для Гвидо и увеличивает несколько. И всё это заставляет ощущать некую тень дежа вю - когда, несколько лет назад, он познакомился с Соней, - несколько другим образом, но ситуация, в целом, была схожей, - которая подобную сильную привязанность испытывала к опасной бритве, бывшей ей одновременно и чем-то вроде талисмана, и оружием... И Монтанелли вполне понимал, как такое явление работает, даже уважал это в каком-то смысле, - но на самом деле, правда в том, что привязанность к вещам в их бизнесе до добра доводит редко.
Но Серене он об этом рассказывать, конечно, не будет. Как и о Соне тоже.
- И как часто вы там бываете? В какое время? - многие, пожалуй, уже и не помнят, что на Уорнор был склад с игрушками - впрочем, наверное, не все и знали об этом; не сказать, чтобы он был сильно удивлён такой информации, чего-то подобного ожидать и стоило. Здание, до которого дела давно уже не было никому, но которое было бы ещё не настолько старым, чтобы начать разваливаться и стать по-настоящему опасным, одновременно с тем и достаточно просторным, чтобы можно было спрятаться в случае чего, - чтобы гостям из числа незваных было бы трудно ориентироваться там поначалу, что дало бы некоторое тактическое преимущество при облаве или необходимости дать бой. Одновременно и не настолько удалённое от города, чтобы перемещение стало бы неудобным. Не самое плохое место, чтобы организовать воровской схрон - Аннет его подобрала, или кто-то другой из их команды, но можно было бы сделать комплимент вкусу.
- Я так понимаю, что вскрытые двери магазинов - его заслуга? - Гвидо слегка прищурился, когда Серена повернула разговор таким образом, что начало казаться, будто она теперь даёт ему советы. Но не то чтобы сильно возражал, на самом деле - информация и впрямь могла бы оказаться небесполезной, для техника у него действительно могло бы найтись занятие. Сам Монтанелли мало понимал в компьютерных технологиях, но так и тем сильнее нуждался в тех, кто в них соображал бы - искренне хотелось бы, чтобы получалось вести дела по-другому, на определённых моментах это даже удавалось, но тягаться с техническим прогрессом было бессмысленно; а вот зарабатывать на нём деньги - некоторые способы обнаруживались. Но вся эта виртуальная деятельность была, - во всяком случае, казалась ему, - делом достаточно скользким и рискованным, чтобы не подпускать к его интересам в этой сфере людей непроверенных. И школьник-старшеклассник надёжным элементом в этой системе оказался бы едва ли, - шанс проявить себя ему бы дать, возможно, и стоило, но для начала надо было разобраться в том, во что этот Мик оказался втянут со своими старшими дружками.

+2

12

Нет, Серена никогда не была идеальной моралисткой и как выразилась девушка ранее “нимба на голове”, как и у всех присутствующих, у неё тоже не было. И, если не кривить душой, если бы перед ней поставили Роуз и Мика и сказали, что она может спасти только одного - Серена даже бы не задумалась над выбором. Но в этот миг, чтобы ответить на вопрос мужчины, ей понадобилось морально наступить себе на горло:
- Да, он умеет взламывать системы безопасности. - одно дело, когда перед ней стоит выбор и совсем другое, когда от каждого её слова зависит то, как его воспримут и как сложится его судьба дальше. - Он и вправду может быть полезен.
В этот раз её слова прозвучали не как совет, или просто “между делом”. “Не трогайте ребенка, пожалуйста” - скорее эта фраза стояла за её словами. Сказать, что он делает это из-за болезни матери, Серена не могла. Она боялась, что в таком случае её “новый знакомый” может просто использовать его, шантажируя этим, а потом избавится. Арджент привыкла не доверять впечатлению о людях на первый взгляд. И пускай сейчас этот человек сидел перед ней и только один раз “припугнул” её, это не значило, что он с такой же легкостью и спокойствием не скажет кого-то убить, или использовать.
- На складе они жили там всё время, как я помню, кроме одного человека. - отвечает Серена на ранее заданный ей вопрос.
Она больше не поднимает тему про ножик. Одного предупреждения было вполне достаточно. Сейчас ей предстояло рассказать о парочке тех, кого из этой компании она не любила больше всего.
- Дин Томас, номер 4. - она произносит имя не скрывая своей язвительности. Дин был не просто “правой рукой” Аннабет, учитывая характер и его “особый интерес” к Арджент, он её пугал. Хотя девушка ни за что не признается в этом даже себе.
“ - Ого, кто тут у нас? - Серена подскакивает, сонно поворачивая голову в сторону звука и видит перед собой, парня. Пока уставший организм думает над тем, кто это такой, напротив присаживаются ещё двое, парень и девушка. - Я Дин, а как зовут спящую красавицу? - язвительно усмехается он, осматривая её с ног до головы.
Мне пора. - Арджент накидывает сумку, но парень не поднимается, напротив, придвигается ближе, говоря “куда ты так спешишь?” - Не встанешь? - Арджент поднимает брови и холодно смотрит в ответ.
Его взгляд немного щурится и он с легкой забавой наклоняет голову, словно до этого не видел девушек, которые так бы разговаривали.”

Только потом Серена поймет почему он так выглядел в тот момент. Дина любила Аннабет. И ему прощалась любая выходка в банде. Любой каприз. Даже такой...
“Её впечатывают в стенку, толкая за плечи, пьяный  и злой, он смотрит на Серену немигающим взглядом и ей становится не по себе:
Не говори, что ты не такая, вы все такие. - и прежде, чем она успевает задать встречный вопрос или хотя бы дернуться в сторону, её силой прижимают к стене и он впивается в её губы.
Резкий удар ногой между его ног заставляет его согнуться. Серена не думая добавляет ещё один по плечу и несется вперед по коридору.
Дрожащие пальцы закрывают задвижку на замок. Её трясет. Серена трет губы тыльной стороной ладошки, но это не помогает. Подрывается, дверь в ванную ударяется о стену, вызывая звук, заставляющий её вздрогнуть, но девушка не обращает на это внимание и выдавливает на щетку зубную пасту.”

- Двадцать два года, правая рука и любимчик Аннабет, резкий и вспыльчивый. - каждое слово вылетает с её уст довольно таки спокойно, но девушке все равно не удается скрыть ту злость, которую она испытывает по отношению к этому человеку.
Серена смотрит на мужчину, злость на Дина добавила ей немного смелости, поэтому следующий вопрос она задает вполне спокойно:
- Двигаемся дальше?

+2

13

Лицу под маской становилось немного неуютно - тем не менее, Гвидо не торопился избавляться от неё; вовсе не потому, что стремился скрыть своё лицо от Серены, хотя в комплекте с полями шляпы и темнотой в кузове фургона она хорошо справлялась именно с этой задачей, - а банально из-за той обстановке в стране, что можно было бы мягко окрестить "сложной эпидемологической"; некий вирус из Китая, неизвестный доныне, малоизученный, а потому естественно и лечению поддающийся с трудом, начинал набирать силу, распространяться, - и здравый смысл подсказывал, что на этом фоне нахождение в одном замкнутом пространстве с незнакомым человеком с уже подтверждёнными сомнительными контактами может быть опасно в том смысле, о котором они не разу даже не заговорили ещё, да и вряд ли заговорят - на который не указывал бы ни нож, ни пистолет... Некоторые умные люди вещали из радиоэфиров, новостных выпусков и газетных статей о том, что для пожилых людей новая болячка опасна особенно, - Монтанелли, хотя и чувствовал себя довольно неплохо в целом, и выглядел старше, чем на самом деле был, - не обманывал себя лишний раз и не стеснялся собственной приближающейся старости: он уже был немолод. И маска на лице не могла бы скрыть от Серены ни седину в его бровях, ни выразительные морщины вокруг глаз, а шляпа же - вообще уже давным-давно прослыла атрибутом стариков.
- Выходит, у вас на складе электричество есть? И прочие удобства? - переспрашивает Гвидо, даже со вполне живым и настоящим интересом, когда собеседница его упоминает, что склад был для них даже чем-то большим, чем просто место, где происходили сходки и планирования их операций. Более-менее длительное и хоть как-то систематическое проживание на одном и том же месте подразумевает и некоторые аспекты жизнедеятельности, которые были и достаточно логичны - нужно было есть что-то, а значит, и готовить это должна была быть возможность, а если они и спали там - должна была иметься возможность и постирать постельное бельё или одежду. Или возможность подзарядить свои мобильные устройства, - может, даже включая и не такие уж мобильные, если в команде был ещё и представитель с талантом хакера; едва ли ему хватило бы одного смартфона для работы с полной отдачей. Сомнительно было, что группа молодых людей готовила бы себе пищу на костре и спала бы на тряпках, а стирала бы в каком-нибудь тазике... Их новая знакомая не выглядела, во всяком случае, как та, кто существовала бы подобным бродяжническим образом жизни. Это было довольно любопытно. И вместе с тем подводило к следующему вопросу, который Гвидо мог бы задать: - А как насчёт системы безопасности?.. - если уж есть электричество и человек, соображавший в компьютерах, можно было бы и состряпать некое подобие оной; технический прогресс сделал это возможным, а когда технологии перестали иметь такую жёсткую привязку к проводам - кажется, это стало даже несколько более простым. Монтанелли не так хорошо представлял, как это устроено, или может быть устроено, - но видел, как работает. Даже его сын был способен настроить веб-камеру - а ему не было ещё и двенадцати лет... Молодые люди, может, и не такие умные и расчётливые обычно, но зато в фантазии им не откажешь - и хитрость приходит вслед за ней.
- Просто резкий и вспыльчивый - или стоит чего-то большего? Мозги у него есть? - запрашивает Монтанелли более развёрнутую характеристику. Насколько он понял, хоть Серена и назвала парня четвёртым номером, - в группировке он скорее подходил под определение номера второго, заместителя Аннабет и главная опора её авторитета. Всё варьировалось от того, на чём вообще строилась структура их бандочки, какова была, так сказать, модель организации, схема лидерства - но если принять во внимание то краткое определение, которое дала ему Серена, и нотки презрения в её голосе, - явно не питала к нему чувств таких уж положительных, - можно было бы сделать вывод о том, что Дин - парень лояльный, но недалёкий; и, продвигая интересы Аннабет - едва ли способный на идеи какие-то собственные. Нечто вроде... цепного пса - годящегося для запугивания одновременно как врагов, так и своих же подчинённых. Впрочем, вывод этот мог быть и несколько поспешным. Да и опасности, которую мог представлять упомянутый мистер Томас, умаляло ненамного. Верная собака всегда хорошо понимает, что без хозяина она представляет из себя немного что - а потому может предпочесть погибнуть и вместе с ним, или даже вместо него.
И если эта Аннабет умудрялась действительно препроводить в жизнь эту систему - это делало её персоной и действительно неординарной; казалось бы, лидерство, построенное на страхе - предполагается самым хрупким и низкопробным способом власти, но на деле - не всё так просто, претворение в жизнь подобной схемы требует определённых талантов. Может, Серена ещё и не сдержала своё обещание в плане того, что могла прямо удивить Гвидо - однако, он был заинтригован, этого не отнять.
- Двигаемся. Насколько я понял, осталась та самая Аннабет - главарь вашей компании, так сказать... и ты говорила о том, что она стоит отдельного разговора. - Гвидо слегка изменил позу в кресле, будто приготовившись к беседе более длительной, и потому - хотел устроиться поудобнее; и одновременно с тем - отправил руку под полу пиджака, вынув нож с выцарапанной "Р" на рукоятке, повертел немного вещицу в пальцах. Вроде как, демонстрируя приближение логического завершения их знакомство, - как и то, что собирался сдержать данное обещание и вернуть Серене её оружие. Не раньше того, как услышит, что хочет услышать, конечно. - Так что она из себя представляет?

+2

14

Серена вспоминает то место с какой-то ностальгией и в тоже время с легким неприятием. Да, это однозначно было лучше, чем полупустые кафешки и заправки, по которым скиталась Серена, когда убежала от тетки. И когда она пришла на этот склад, то да, это однозначно было лучше:
- Да, парни сделали. Кровати появились с легкой руки Аннабет, как и прочее.
Заброшенный склад сложно было назвать нормальным жилищем. Может быть потому что в основном это было просто место, где они спали и ели, но не хотели жить. А может потому что это был склад родителей Аннабет и в любой момент его могли снести. Конечно, в комнатах было немного уютно, но не настолько, чтобы ей это нравилось.
- Систему безопасности сделал Мик и там, насколько я знаю, всё непросто, мы прикладывали палец, чтобы войти в ту часть склада, где мы жили. Он говорил, что там много всего установлено для “незваных гостей”, но подробности я не знаю.
Серена разбиралась в технике так же, как и все в её возрасте, но никаких особых талантов в этом направлении у неё не было.
Она не хочет говорить о Дине. О ком угодно из этой банды, но только не о нём. Серена не знала настолько глубока симпатия к ней, да и существует ли она вовсе, но то что он однозначно желает видеть её лицо среди трофеев, в этом девушка была уверена. Как и в том, что собиралась сказать…
- Он одержим. - в этой фразе нет злости, скорее какой-то подсознательный страх, хорошо скрываемый, но всё же. - Я не знаю, откуда это взялось, и это просто черта характера и что-то психическое, но если ему в голову приходит какая-то цель, то он не успокоится пока или не добьётся её, или не уничтожит.
Арджент хорошо помнила тот день, когда внезапно ему захотелось "поживится", но всё вышло из-под контроля и случился пожар:
- Один раз мы гуляли по городу. И он внезапно захотел ограбить магазин, и поняв, что не сможет этого сделать, поджёг магазин, чтобы эти деньги "никому не достались", как он выразился. Это было месяц назад недалеко от центра.
Как-то раз Роуз поспорила с Сереной на желание, Аланхарт его проспорила и они сели смотреть Сумерки. Первая часть у девушки вызвала по большей части недоумение, ибо по её мнению отсутствием логики просто несло за версту. Вторую Серена едва не проспала (спасибо Роуз, которая с завидным упорством огревала её подушкой каждый раз, когда она закрывала глаза). Третью часть Аланхарт делала "рука-лицо", ибо не понимала почему Белла выбирает Эдварда, если есть Джейкоб. Это, конечно, чисто субъективное мнение, но Эдвард совсем не казался Серене этаким таинственным принцем. Ему не хватало, по мнению Арджент, той самой решительности, которая была у Джейкоба. Эдвард думал-переживал-снова думал-и снова переживал, а Джейкоба просто брал и делал. В четвертой и пятых частях было примерно тоже самое, что и в третьей, Серена хотелось то ли завопить и призвать всю логику этого мира на спасение главной героини от её же нелогичного выбора, то ли изобразить Роуз и огреть её чем-нибудь тяжелым. “А что? Метод волшебных люлей ещё никто не отменял.”
Серена вспомнила сейчас про этот дурацкий фильм-сериал только по одной простой причине. В первой его части на главную героиню напал парень Джеймс (вроде его звали так), и это единственный момент за весь просмотр, когда у Арджент по коже побежали мурашки. Поведение, характер, привычки и та самая одержимость чем-то - этот парень просто был экранной копией Дина. Не будь он вампиром и экранным персонажем, Арджент подумала бы, что они близнецы.
Серену передернуло от мысли, что в этом мире мог бы быть ещё один такой, как Дин. “Но как всё это уместить в короткую характеристику? Может как есть сказать?”
Серена сомневалась, что в обществе или подчинении её нового знакомого не найдутся те, кто знаком с этой серией фильмов, поэтому решила рассказать так, как будет покороче и лучше всего понятно:
- Возможно прозвучит немного странно, но есть такой фильм “Сумерки”, - девушка уже давно заметила, как около неё все записывалось, поэтому решила что в этом конкретном моменте это и к лучшему. Если никто не смотрел этот фильм, смогут забить в поисковик характеристику персонажа и вуаля, вылитый Дин Томас налицо. Только не вампир и внешность другая. - и там есть персонаж “Джеймс”, та ещё сволочь, вот Дин его точная копия. Думаю это лучшее описание, что я могу дать. Если хотите можете забить в поисковик, или посмотреть этот фильм. Просто на рассказ о многогранности его личности уйдет несколько часов, а тут портрет, только в виде персонажа фильма.
Девушке едва удается сдержать вздох облегчения, когда они идут дальше. Её внимание мгновенно переключилось, как только в руках мужчины оказался тот самый заветный ножик Роуз. Арджент оживилась, понимая, что он всё-таки готов сдержать свое обещание. К тому же речь зашла об Аннабет, а её среди всей “честной компании” Серена любила меньше всех. И не потому что она была лидером, а потому что, хоть об этом не знал никто, даже Роуз, Аннабет была подружкой и помощницей той самой девчонки, из-за которой умерла Кейси. “Пора платить по счетам.”
- Аннабет Росс. Она особо ничего, разве что хитрость и подлость в одном флаконе. Но и это не самое главное... - Серена усмехается и чуть наклоняет голову набок, прищурив глаза, как довольная кошка. - доступ к заброшенному складу игрушек у нас появился с легкой руки Аннабет. Потому что эти склады, как и большая фирма игрушек, принадлежат её родителям. - “Я всегда отдаю то, что получаю.” - И её папочка, который занимает неплохую должность в городской администрации, отдаст немалую сумму, чтобы спасти свою любимую дочурку от тюрьмы.
Серена пожимает плечами и невинно улыбается, но в её глазах пляшут чертята, которые девушка даже не пытается скрыть. “Шах и мат, Аннабет, ты говорила раз богаче, то можешь делать всё, что захочешь. Что ж...попробуй сейчас.” Девушка закидывает ногу на ногу и выпрямляет спину:
- Я могу вам рассказать о ней всё, если вас что-то еще интересует.
Мучает ли Арджент совесть в этот момент? Едва ли.

+2

15

В молодости своей Гвидо разве только в фантастическом кино видел, чтобы двери открывались, или что-нибудь ещё там происходило по отпечатку пальца, да и слова "сенсор" знать-то не знал - а нынче, ты гляди, даже у кучки полубездомных воров-дилетантов есть возможность устроить себе подобную систему, было бы электричество, и компьютер какой, может, да те технические знания, которые можно умудриться нажить на семнадцатом году жизни. Чудеса, да и только... с каждым годом становится жить всё страшнее, такими темпами человечество и впрямь однажды выродится в каких-нибудь киборгов-терминаторов - едва ли, правда вот, при таком раскладе мышцами они будут обладать такими же, как некогда имел самый знаменитый губернатор штата, в котором они находятся сейчас. А впрочем, кто знает? С той пропагандой здорового образа жизни, которая ведётся столь активно в наши дни, посредством тех же мобильников и Интернета повсеместного, об этом, может быть, и не стоит судить столь категорично. В данный момент, впрочем, Монтанелли интересовало совсем не это, и размышлять с Сереной на тему столь масштабную и глобальную он не собирался, гораздо важнее было то, что их шайка умудрилась нагородить у себя в убежище - и тут почему-то вспомнился другой фильм из той эпохи, когда он был здоровей и моложе: где оставшийся в одиночестве мальчик раннего школьного возраста защищал свой дом от двоих домушников, превратив его в полосу препятствий. Казалось с чего-то, что набор таких вот примитивных ловушек, напоминавших местами больше детские шалости, лучше всего и подходили под определение вот этого вот "много всего". Впрочем, так это было или не совсем - Гвидо не сомневался, что та дверь, что ведёт в их общую спальню, открываясь приложением пальца, - откроется и приложением ноги с хорошего размаху, если понадобится. Нельзя сказать, что информация, которая была ему предоставлена, казалась такой уж смешной - он её принимал к сведению, запоминал, его люди тоже. Чем больше они будут знать об укрытии Аннет и её команды, тем легче будет.
- То есть, он недалёкий, упрямый и агрессивный?
И чем больше знают о членах этой команды - тоже. И то, что Гвидо услышал дальше, об этом Дине, его забавляло уже не очень. Монтанелли мог называться человеком в определённом смысле жестоким, однако он не мог выносить немотивированного насилия - и потому к элементам, подобным Дину, как описала его Серена, испытывал особенный сорт неприязни, считая, что они - лишь чуть лучше всяких серийный убийц и маньяков, которых, в свою очередь, по его мнению, стоило истреблять так же безжалостно, как огородник вырывает сорняки на грядках. Судя по тону Арджент - она тоже была о парне не самого высокого мнения. То есть, если этот самый несовершеннолетний изобретатель Мик чего-то стоил - о Томасе можно было сделать вывод, как о расходном материале; идеальный кандидат на роль примера для остальных членов банды, если дело дойдёт до фатальных исходов...
- Значит, и это тоже были вы. - заключает Гвидо. Он слышал об этом пожаре, просто до этих слов ему не приходило в голову связать его с деятельностью этой же самой шайки. Случай тоже нельзя назвать удачным происшествием для его бизнеса - к счастью, магазин был застрахован, убытки оказались покрыты, но то, что при пожаре никто серьёзно не пострадал - это было практически чистым везением. Что же, выходило, что шайка Аннабет - с учётом Дина, или без него, - и на подобное тоже была способна. Ещё один пункт, по которому с них можно было спросить... ну или даже лично с Томаса, которого Серена сейчас сравнила с персонажем из кино, - устроив ему отдельную от остальных беседу.
- Кто-нибудь что-нибудь сейчас понял?.. - Монтанелли обращается к своим ребятам. На самом деле, у него было не так уж много времени на кино - а, во-первых, в этом случае как-то само по себе начинаешь стараться подбирать только что-то стоящее для просмотра, а во-вторых - живя такой насыщенной и полной приключений жизнью, когда день ото дня сталкиваешься с насилием вполне себе настоящим - то вымышленное, что происходит на экране, выглядит... не то, чтобы совсем неинтересным, или не абсолютно всегда и полностью неправдоподобным - просто кажется тебе как-то не очень-то нужным. Хватает на всё на это смотреть и собственными глазами, без постановок. Нет, про такой фильм - Гвидо слышал, даже, наверное, видел какие-то его обрывки из демонстрационных рекламных роликов в телевизоре, и его дети вроде бы его смотрели, рассчитано-то произведение как раз на эту возрастную категорию, - но настолько глубоко в его сюжет он не вдавался. Да и не собирался - на самом деле, предпочёл бы лучше послушать лекцию о чьём-то характере в пару часов, впрочем, его человек, сделав очередную пометку в своём блокноте, избавил всех и от этой необходимости. Ему типаж оказался более знаком. И потому Монтанелли мог считать, что составил для себя достаточно полную картину о помощнике заводилы компании - и готов был получить наводку уже и на неё.
- Вот как? Тот самый Росса - из городской администрации?.. - переспрашивает он. Был наслышан... Что ж, и это уже само по себе объясняет довольно немало, и хитрость, и подлость, и возможности для подобной технической поддержки, и ту наглость, с которой шайка действовала. Подобные "золотые детки" - уже классический, даже можно сказать - извечный, пример разложения того общества, которое должно было бы быть интеллигентным, давая пример для остальных, для простых граждан: чувствуя свою безнаказанность, они вытворяют всё, что вздумается, зная, что родители их поддержат в любом случае - в свою очередь, бывает и так, что именитые родители того скрывать даже и не пытаются. Что же, откупиться от судей господин Росс, может, и в состоянии - но потребуется что-то существеннее просто голой денежной суммы, чтобы Гвидо закрыл глаза на её деятельность.
- "Р"... - Гвидо бросает случайный рукоятку ножа, рассматривая выцарапанную на ней букву. - Так вот, что это значит - "Росс"? - осеняет догадка. Самолюбование, желание всё вокруг подчинить себе, поставив везде собственную печать - выглядело вполне похожим на того Росса, которого он знал, - и казалось вполне закономерным, что его подросшая кровь и плоть начала бы вести себя подобным образом, хотя и несколько в другом формате. Но это в целом уже было похоже на проявление явления уже даже более организованного, чем казалось поначалу - выходило, что банда стремилась свой след оставить, завоевать себе имя, а не просто развлекалась или зарабатывая на карманные расходы. Следующим шагом могут начать набивать и одинаковые татуировки, как способ распознавания своих, - или что-то в этом духе... не сразу, конечно - но выходило, что организация у банды имелась, и некий потенциал всё-таки был - при наличии, так скажем, поддержки в лице властного родителя - так и особенно.
- Ещё как интересует! - разговор, и без того довольно занятный, как раз сейчас становился ещё интереснее. Серена держала своё обещание, и впрямь оказывалось, что ей было, чем удивить его. - Где она живёт, раз не обитает на складе постоянно, где бывает, с кем у вашего лидера ещё бывают контакты - и насколько хороши её отношения с родителями? Есть ли у неё какие-то слабые места, на которые можно было бы надавить? Или какие-то особенные привычки? Я хочу знать о ней всё, что знаешь ты.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Bad Company


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC