внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
гнетущая атмосфера обволакивала, скалилась из всех теней в доме, как в мрачном артхаусном кино неизвестного режиссёра... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 13°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Highway to the Truth


Highway to the Truth

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

САКРАМЕНТО | 12.07.2020 | ПОЗДНИЙ ВЕЧЕР

Michael Rinaldi & Amanda Wilson
https://i.imgur.com/E3HXdG8.gif https://i.imgur.com/qkfQfJb.gif

ФБР снова присели на хвост

​[AVA]https://i.imgur.com/PaP7mXm.png[/AVA]
[NIC]Amanda Wilson[/NIC]
[STA]______[/STA]
[SGN]___________________[/SGN]
[LZ1]АМАНДА УИЛСОН, 25y.o.
profession: стриптизерша в "Dollz", информатор ФБР";[/LZ1]

Отредактировано Livia Andreoli (2020-07-17 10:30:49)

+2

2

- Привет, - занырнув в автомобиль, девушка встретила Ринальди поцелуем и, устраиваясь поудобнее, перебросила копну каштановых волос на одно плечо. – А что с твоей тачкой? – безо всякой задней мысли оглядела салон незнакомой машины, в которой оказалась. Такую у Майка она прежде не видела. – Я так соскучилась! – вновь сладко потянулась к нему, обняла ладонями за шею и подарила мощный глубокий поцелуй, от которого у мужчин обычно сразу твердело в штанах.
Однако Майкл Ринальди не был обычным мужчиной и абсолютно не вписывался в каноны прежних любовников Аманды. Даже окажись с ним в одной постели, она наверное вряд ли бы задержалась там надолго. По ее меркам, он был уже староват для любовных приключений и вряд ли выдержал бы тот темп скачек, которые она обычно устраивала со своим бойфрендом. При этом Майк мнил себя чуть ли не древнегреческим богом, что вызывало у Аманды приступы смеха. Кроме того, эти перстни на всех пальцах и смоченные гелем волосы – что за безвкусная дичь из тридцатых? В общем, при обычных раскладах Аманда дала бы ему только за очень-очень большие бабки. Но у судьбы свои игры, и вот она уже пару недель вынуждена пробираться к нему в ширинку, несмотря на все свои вкусовые предпочтения.
Все дело было в том, что в один отвратный вечер к ней в тесную хату забились незнакомцы со значками Федерального Бюро Расследований и начали прессовать из-за ее парня, который по глупости попался на торговле наркотой. Теперь ему грозили такие серьезные сроки, что был шанс не увидеть его ближайшие лет десять. Но типы из Бюро сказали, что Аманда может ему помочь. Нужно всего лишь собрать кое-какую информацию на хозяина клуба, в котором она танцует стриптиз. Тогда, подписывая бумаги, девчонка и не думала, что это все выльется в необходимость трахаться с Ринальди. Ей сказали, нужно просто походить с жучками пару месяцев и потыкать такие же в клубе. Всё. Но потом этого оказалось мало. Информация, которую она приносила ФБР содержала лишь какие-то имена тех лиц, с которыми виделся Ринальди в «Доллз», а Аманда их, к тому же, еще и вечно путала. Более того, убеждала агентов, что рулит всеми важными делами на самом деле Беппо Горлеоне, а никакой не Ринальди. Но, к счастью, к этой версии в ФБР не прислушались, и настояли, чтобы она продолжила сближаться с Майклом. Тот хотя бы килограмм на сто поменьше в объемах, да и в целом выглядит посимпатичнее.
Так прошло два долгих месяца, в которые Аманда шарахалась от каждого вошедшего в ее раздевалку и ходила по улицам с оглядкой. А в итоге что? В итоге ребята с жетонами сообщили, что ее работа не представляет для Бюро должного интереса, и потому ее бойфренда от обвинений не освободят. Распсиховавшись, она устроила ФБР настоящую истерику, к которой те на самом деле были готовы и снизошли до того, что дали ей еще отсрочку. Пообещали, что если она в ближайшее время принесет более полезную информацию, они готовы пересмотреть свое решение относительно ее приятеля.
Прорыдавшись, Аманда взялась за дело. Она придумала несколько хитростей, которые помогли бы Майклу обратить на нее более пристальное внимание. Так, например, подговорила своего соседа, чтобы тот разыграл перед клубом агрессивную сцену на глазах у подъехавшего хозяина. Якобы он ее бывший, который не дает ей спокойно жить и продолжает терроризировать своими визитами и угрозами. Это сработало. Майк заметил ее среди других девчонок, и у них появились хоть какие-то общие темы. Помимо этого, запомнив от агентов, что Ринальди вероятно трепетно относится к детям (поскольку регулярно жертвует на их лечение), она приплела как-то, что у нее есть тяжело больной маленький сын, ради которого она пошла в стриптиз и стала продаваться за деньги. Тогда он отсчитал ей несколько сотен зеленых, необходимых на лекарства, и Аманда разрыдалась у него на плече. Плакала она не потому, что никогда еще так легко и просто не получала столь крупные, по ее меркам, суммы, а потому, что раньше ей не приходилось так нагло врать. И тем не менее, это не помешало ей в тот же момент, воспользовавшись ситуацией, признаться ошалевшему Ринальди в любви и полезть к нему целоваться. Так все и закрутилось.
- Ты задержался. Что-то случилось? – с трудом разорвав поцелуй, она мягко отстранилась. Сегодня днем они договорились о свидании в баре «Рокетмэн» - (наконец-то где-то помимо «Долз» и ее убогой квартиры!) а поскольку все ее звонки писались, там федеральные агенты натыкали повсюду жучков и уже добрых три часа сидели в засаде и жевали пончики в томительном ожидании появления главных героев сегодняшней мелодрамы.

​[AVA]https://i.imgur.com/PaP7mXm.png[/AVA]
[NIC]Amanda Wilson[/NIC]
[STA]______[/STA]
[SGN]___________________[/SGN]
[LZ1]АМАНДА УИЛСОН, 25y.o.
profession: стриптизерша в "Dollz", информатор ФБР";[/LZ1]

Отредактировано Livia Andreoli (2020-07-17 10:31:07)

+3

3

- Дядя,  ты уверен, что это так? В смысле… Она что, в натуре с дуба рухнула? – Ал задавал глупые вопросы да хлопал глазами, лишь подстегивая гнев Майкла. Беседа проходила в одном из спортивных залов «Барракуды» - среди матов и спортинвентаря. Этим Ринальди-старший уже один раз воспользовался, нанеся яростный удар кулаком по груше. – Говорю тебе, она просто пизда тупая! Даже походу не догадывается, кто я нахер такой! Ее хахаля поймали на дури или чем-то таком… - на лбу у Майка проступали капли пота, он задыхался от ярости, сердце бешено колотилось под шелковой рубашкой. Украшенные драгоценными перстнями пальцы шевелились, то стискивая воздух, то разгибаясь – словно хотел ухватить кого-то за горло. Тупящего племянника с его дурацкими замечаниями. Эту продажную блядь, умудрившуюся залезть ему под шкуру. Но, прежде всего,  себя, чертова дурака, попавшего на такую удочку. Кого Бог хочет наказать – того лишает разума. В этот раз он лишил его босса Семьи Торелли.
Быть может, это за то, что он провинился перед Ливией? Но ведь тут не было ничего серьезного – в их Семье испокон веков у ее членов были жены и были гуматы. Правда, Андреоли пока женой не была – но их отношения точно могли быть уже названы «серьезными». В сравнении с этой случайной интрижкой – уж точно.
- Мне эту инфу дал наш человек в департаменте полиции. Ну, ты знаешь… - речь шла о весьма ключевом парне – заместителе шефа полиции. Он случайно попал на междуведомственное совещание по борьбе с оргпреступностью и получил сведения, принадлежащие ФБР. И, естественно, сразу же сигнализировал Майклу. В этот раз он, при всей своей корыстности, даже не попросил гонорара – но крестный отец собирался вручить ему двести тысяч долларов премии по собственной инициативе. Такой жест заслуживал награды – и Майк его совершит, если выйдет из этой ситуации одним куском. – Ты подготовил для меня тачку? С битыми номерами, угнанную, так? – Ринальди собирался все сделать сам, иначе птичка могла бы упорхнуть. Однако планировал все обставить самым безопасным для себя образом – засечь номера его тачки не должны были даже камеры. Тем более он поставил свой навороченный «мазерати» недалеко от дома Ливии. – Все готово. Слушай, давай я сам все сделаю? Или поручу своим ребятам? – предложил капитан севера, но Майк отрицательно покачал головой. – Просто будь на точке в нужное время. И захвати мешок, да и лопату, на всякий случай.
Ведя красный «шевроле круз» и встраивая его в автомобильные потоки, Майкл курил сигарету за сигаретой. Ему надо было привести свои нервы в порядок, надо, чтобы его интонации звучали естественно. Нельзя было спугнуть стукача – иначе все могло закончиться крахом.  Видит Бог, он сделал за эти недели достаточно ошибок.
Cпать со своими работницами – не лучшая манера, и нельзя сказать, чтобы Ринальди делал это очень часто. У него и помимо «Доллз» была масса таких возможностей – на что, например, «Голодная птичка» или другие, не принадлежащие ему, заведения? И сейчас он стал жертвой не только и не столько своих давнишних распутных привычек, сколько жалости. Она сказала, что у нее больной ребенок, и затем так искренне и сексуально благодарила за его помощь. Сука! Тварь! Подстилка легавая!
Когда Майк наконец увидел Аманду Уилcон, на его губах была уже привычная улыбка – приветливая, с похотливым оттенком. Для этого ему пришлось вспомнить весь наработанный за годы правления Донато опыт лицемерия  - но ведь от этого зависела его жизнь. – Я тоже соскучился.  И мой друг там, внизу, тоже. – ухмыльнулся он, целуя стриптизершу в губы. Поцелуй он постарался сделать максимально страстным – хотя сам с большим удовольствием поцеловал бы даже болотную жабу. -  Моя тачка в ремонте, вот взял эту пока. – по ходу сочинил он, галантно раскрывая перед Уилсон дверь. Скоро он так же галантно раскроет этой сучке череп – посмотрит, что там Бог запихивает туда стриптизершам вместо мозгов.  – Да, был важный звонок по работе, слегка задержался… Слушай, я тут подумал… Может, в жопу этот «Рокетмэн»? Мои друзья тут сняли пару неплохих домиков за городом, на берегу Тахо. Живая музыка,  диджей, файер-шоу… Двинем туда?  - нажав на педаль газа, дон тронулся с места. Путь  их лежал в сторону пригородной трассы. – Как сама? Как сын? – с трудом удержавшись от того, чтобы не стиснуть зубы, спросил он. Пока что италоамериканцу надо было изображать, что он верит ее вранью – пока они не доедут до леса, разумеется.

Отредактировано Michael Rinaldi (2020-07-27 14:41:22)

+2

4

- Ммм... - услышав про друга в штанах у Ринальди, девушка довольно замурлыкала и, не дожидаясь приглашения, кокетливо завозила пальчиками по его ширинке. - Не верю, - игриво посмеялась она. - Докажи...
Актриса из нее была неплохая. Мама, мечтавшая слепить из дочери новую Лиз Тейлор, будь она сейчас жива, ей бы наверно очень гордилась. Саманта Уилсон всю жизнь работала гримером на голливудской студии в ЭлЭй и грезила об успешной карьере дочери. Толкала ее в постель к успешным продюсерам, подкладывала под знаменитых актеров, но, тем не менее, как-то не сложилось. Аманда спуталась с неудачником Риком, типом без определенного рода деятельности и покатила за ним по всем Штатам. Зарабатывать пришлось по-разному: официанткой в забегаловках, продавщицей в мелких магазинчиках, кассиршей на заправке... Но лучше всего с деньгами пошло после того, как Аманда оказалась в стриптизе. Здесь ей платили в два раза больше, а если повезет, можно было разжиться и чаевыми от щедрых клиентов. Со временем она научилась распознавать таких среди публики, пришедшей просто поглазеть, и уделять им персональное внимание. Приват-танцы быстро переросли в интим за деньги, и в дом она стала приносить гораздо больше своего приятеля Рика. Год назад они перебрались в Сакраменто, потому что ему наконец подвернулась приличная работенка, а Уилсон пришлось искать себе новое место. Вскоре им стал навороченный "Dollz". Наверное все бы у них пошло в гору, если бы Рик не впутался в очередное дерьмо.
- Но... - предложение плюнуть на "Рокетмэн" и поехать внезапно за город сбило Аманду с толку. Растерянность тот час отразилась на ее хорошеньком личике. Она непонимающе захлопала пышными ресницами. Нет, никакой ловушки в словах Ринальди она не углядела, (как и в смене тачки), вряд ли он мог в чем-то ее заподозрить, она ведь хорошо шифровалась, но смена планов грозила тем, что Бюро снова не получит от нее никакой полезной информации, а значит свобода Рика опять под вопросом. - Я уже настроилась на "Рокетмэн", сладкий, - обиженно вытянув губы в трубочку, провела ладонью по щеке мужчины. Просто так Аманда никогда не сдавалась. - Давай поедем туда. Ну, пожалуйста. Пожалуйста-пожалуйста! - замурлыкала у него под ухом, поглаживая ладонью ширинку. - А я... сделаю тебе за это массаж... Как ты любишь, - игриво посмотрела на него и отодвинулась обратно в кресло, давая понять, что сперва - бар, а потом уже все остальное.
Когда Майк спросил о сыне, девчонка заметно нахмурилась. И не потому, что в роль хорошо вошла, а потому что врать на этот счет ей не слишком нравилось. Но она сама заварила эту кашу, и сдавать назад было уже поздно.
- Более-менее... Он сейчас у мамы, - выдуманный малыш носил выдуманное имя Зак и на протяжении всей истории с Ринальди жил у "воскресшей" матери Аманды. Так проще было объяснить отсутствие мальчика в квартире, в которую она приглашала Майкла. - Твои деньги очень помогли. Спасибо тебе огромное. Теперь ему сделают операцию, и он сможет жить полноценной жизнью... Ты спас ему жизнь, Майки! - с благодарностью повернулась к мужчине и провела рукой по его волосам. Всем мужикам нравится, когда их хвалят и гладят по головке. Не только той, что у них между ног.
- А... где мы? - поздно заметила, что природные пейзажи плавно вытеснили городские. Она еще плохо ориентировалась в Сакраменто, поэтому дороги до "Рокетмэна" толком не знала, но догадалась, что до него было не так далеко. - Мы все-таки не в бар едем! - насупилась, сообразив, что ее обманули. - Ну, всё! - скрестила руки на груди, изображая глубокую обиду, и демонстративно отвернулась. - Я не хочу ни на какое Тахо! - молчанка не долго продержалась, и уже через мгновение она резко повернулась обратно. Пошла ва-банк. Ситуация с ФБР прилично давила на нее. Она психовала всякий раз, когда у нее ничего не получалось добиться от встреч с Ринальди. Ощущение было такое... будто она трахается за бесплатно! Никакой пользы.
​[AVA]https://i.imgur.com/PaP7mXm.png[/AVA]
[NIC]Amanda Wilson[/NIC]
[STA]______[/STA]
[SGN]___________________[/SGN]
[LZ1]АМАНДА УИЛСОН, 25y.o.
profession: стриптизерша в "Dollz", информатор ФБР";[/LZ1]

+2

5

-  А я думал, ты любишь сюрпризы! В «Рокетмэн» можно попасть каждый день – а вот такие опен-эры устраиваются не часто. – услышав, как эта сучка рвется в тот занюханный бар, Майк едва не скрипнул зубами. Возможно, этот бар был уже наполнен «жучками», а рядом находился фургон с агентами ФБР. Однако он сдержал ярость, вызванную желанием Аманды подвести его под монастырь  - и продолжил изображать, что ничего не понимает, вести праздную беседу. Даже вот употребил модное среди молодежи название для вечеринок на открытом воздухе. – Почему ты так туда хочешь? Что тебе там так нравится? Обычная забегаловка. А я ведь хотел тебя порадовать. В следующий раз в «Бургер Кинг» позвать, что ли? – Ринальди изобразил озадаченность и огорчение – хотя на самом-то деле догадывался, почему стриптизерша так стремится именно в это заведение. Попутно он свернул на хайвэй, отсчитывая каждую милю. Вскоре вдоль дороги уже пошли участки фермерской земли и заросли леса – до точки назначения оставалось не так много. Надо заболтать  - можно нести какую угодно херню, лишь бы она смотрелась естественной. И сдерживать свою ярость – например, насчет вранья, по поводу ее несуществующего сына. Тут италоамериканец также мог бы что-то добавить – например, что заедет привезти ее виртуальному дитя какую-нибудь игрушку – однако на это его сил не хватило. Сосредоточился потому на чем-то нейтральном, вроде «Рокетмэна».  Благо, они уже выехали за обочину и притормозили у лесной тропы. Майк вылез, открыл дверь, чтобы девка могла выйти – а сам же начал изображать льстивые уговоры. – Послушай, крошка, давай заскочим туда ненадолго… Я уже пообещал своим друзьям. А потом и в «Рокетмэн». А заодно заедем тебе за неплохим подарочком. Как насчет сумочки, Furla или что-то вроде того, так? Или какой-нибудь драгоценной блестяшки, что подойдет к твоим глазкам? Изображая сейчас обуреваемого похотью и идущего на поводу у ловкой прошмандовки дурака (пиздострадальца, как выражадся покойный Ники Спинелли) дон сейчас испытывал какое-то подобие садистского наслаждения – Аманда ведь уже не знала, что не сама плела паутину, а напротив попалась в нее. Какие-то такие бессмысленные словечки, ласковую воркотню, он продолжил нести еще какое-то время – а затем, убедившись, что их окружают лишь деревья, резко изменил тон. – И давно ты работаешь на федералов, а? Сколько они тебе платят за то, что решила на меня стукануть? Что им уже слила? Давай, колись, лярва! – рука Майка уже сжимала «беретту» с глушителем. Он никогда не убивал женщин, хотя как-то при нем Фрэнк и прикончил случайную свидетельницу. Потому даже при его спокойном отношении к любым актам насилия где-то в глубине души мафиози было по-прежнему не в своей тарелке. Он ведь считал это своим принципом – баб не трогать. Тем более детей. А ведь, поди же ты – его принципы не спасли его ни от этой ситуации, ни от гнилой истории с Тарантино и тем пацаном. – На тебе и сейчас микрофон, а? Майкл резко прижал стриптизершу к молодому дубку – и грубо обшарил ее. Совсем не так, как когда они лежали в постели. Убедившись, что прослушки нет, отшвырнул ее в сторону. Взвел курок. Один щелчок  - и все будет сделано.

+2

6

Похвастаться быстрой смекалкой Аманда, к сожалению, не могла. Как не успевала за школьной программой, так не угналась и за ходом мыслей Ринальди, потому и не заподозрила ничего странного в его поведении. Ну, взбрело ему в голову потащиться на этот долбанный опен-эйр, ну океееей. Ее уловки не смогли сломить его сопротивления «Рокетмэну». Как бы она ни дула губы, сворачивать мужчина был не намерен, а значит ей ничего не оставалось, кроме того, как сдать свою позицию. Не переводить же все в скандал. Ведь если Ринальди соскочет с крючка, будет еще хуже. Тогда федералы кинут ее и оставят Рика гнить в тюряге.

- Если ненадолго, то ладно, - пожала плечами, сбрасывая натянутость в своем теле, а затем снова потянулась с лаской к мужчине, который, как она была уверена, по уши в нее втрескался. ​ – Ради тебя я готова на что угодно, - еще немного сладкой лжи, прежде чем просиять от его обещания подарить ей новую сумочку и бриллианты. – Ты серьезно? – почти что взвизгнула она, подпрыгнув на кресле. – Я всю жизнь мечтала о Furla! – и кинулась его целовать. В принципе, федералы со своим «Рокетмэном» могли и подождать…

В общем, Аманда не догадывалась о подставе со стороны Майка и осчастливленная шагала за ним вглубь леса вплоть до той самой минуты, пока он не ошарашил ее резким вопросом о ФБР. Тогда она остановилась, как вкопанная, и глупо захлопала глазами. Ее охватил страшный испуг.

- Мммааа… - ее аккуратный ротик, который она подкрасила в машине после поцелуев, вяло приоткрылся и издал нечто нечленораздельное. Она машинально попятилась от Майка, а, увидев пистолет у него в руках, и вовсе затряслась. То, что он оказался в курсе ее отношений с ФБР, оказалось не просто неожиданным – это потрясение грянуло равносильно удару молнии, оттого Аманда наверное первые пару минут и не могла произнести ни слова. – Мммайк… - только и бормотала она, глядя в его пугающие стеклянные глаза и по инерции мотала головой, где-то на подкорке своего мозга понимая, что надо все отрицать. Затем вскрикнула, когда он больно толкнул ее в ствол дерева и стал грубо обыскивать. ​ – Яяя… ннне понимаю…. о чем ты... – всхлипнула, сотрясаясь от объявшего страха и готовая вот-вот разрыдаться. Силы на то, чтобы сопротивляться его жестоким рукам, не было, и она как ватная кукла, прижатая к дереву, безвольно позволяла Ринальди обшаривать ее одежду и тело. Закончив, он оттолкнул ее, и трясущиеся коленки не удержали - Аманда рухнула на холодную землю, а подняв голову к мужчине, увидела направленное в голову дуло пистолета.

- Нет! – она умоляюще выставила перед собой трясущуюся руку и резко отвернулась в ожидании самого страшного – собственной смерти. Рыдания вырвались наружу. Ее хрупкое складное тельце стало сотрясаться, извиваясь на земле, подобно вялой оглушенной змее. Она знала, что от оружия не уползти. Что даже если в ней вдруг проснутся невиданные силы, она все равно не сможет убежать или скрыться. В этой ночной лесополосе даже некого призвать на помощь. Они здесь одни, на расстоянии нескольких десятков километров от цивилизации. Безысходность своего положение и понимание близкой неотвратной гибели нагоняло еще больше отчаяния и слез на ее красивое личико, искаженное теперь рыданиями.

- Майк, я тебя прошу!.. Они заставили меня, - выкрикнула едва различимые слова и сделала попытки снова взглянуть на возвышающегося над ней воинственного Ринальди. Вдруг он все же не собирается пускать свою пушку в ход? Разъярен – да! Уязвлён – конечно! И наверняка хочет все выяснить до конца. Аманда не подумала больше врать. Отрицать было бессмысленно. Майк определенно все знал. Сейчас было не до игры, в которой она бесспорно успешно отличилась ранее.​ В глубине сознания теплилась жалкая ниточка надежды на то, что он ее простит, если войдет в ее положение. Простит и отпустит, если она ему во всем признается. – Они схватили моего парня на наркоте и обещали впаять ему огромный срок, если я им не помогу. Эти твари шантажировали меня…. Н-н-но… Я ничего им не рассказывала! – моментально оговорилась, подняв на Майка мокрые испуганные глаза. – Ничего такого, Майк… Клянусь! Клянусь тебе, слышишь! – набравшись смелости, как забирают поглубже воздух перед тем, как погрузиться в водную пучину, она ринулась Майку под ноги и, крепко обхватив его штанины, стала умолять его, захлебываясь все в тех же рыданиях. – Не делай этого… Прошу тебя! Я скажу, что ты бросил меня, – голые ноги, торчащие из-под задравшейся юбки, нещадно стирались о землю, потому что она волочилась вслед за пытающимся стряхнуть ее мужчиной. Туфли слетели. - Я больше с ними никогда не увижусь. Клянусь тебе!.. Слышишь?.. – подняв на него красное заплаканное лицо с подтекшей тушью на щеках, она решила пустить в ход последний козырь и посмотрела на него с такой болью и надеждой одновременно, что мама бы обязательно засняла это на камеру и отправила во все студии Голливуда. – У меня сын, Майк… - пробормотала упавшим голосом. - Что станет с ним?...
​[AVA]https://i.imgur.com/PaP7mXm.png[/AVA]
[NIC]Amanda Wilson[/NIC]
[STA]______[/STA]
[SGN]___________________[/SGN]
[LZ1]АМАНДА УИЛСОН, 25y.o.
profession: стриптизерша в "Dollz", информатор ФБР";[/LZ1]

+2

7

Аманда врала раньше – и продолжала врать сейчас. Нет, часть информации, которую она ему выдавала, соответствовала истине – о том, что она пошла на стукачество из-за своего парня-наркомана, например. Но более благородными это ее мотивы в глазах Ринальди не делало – речь шла о его собственной шкуре. Когда же стриптизерша снова заблеяла о своем мифическом сыне, Майкл лишь стиснул зубы и нажал на курок. Хватило лишь одного выстрела в затылок, на тот же манер, каким они много лет убивали крыс – много ли надо этой телке? Да и любому здоровому мужчине этого бы хватило. Перед пистолетом они все равны.
Когда объявился Ал, то Майкл стоял возле трупа танцовщицы и курил сигарету, отстраненным взглядом глядя в сторону. Почему-то на его душе не было того торжества, которое он нередко испытывал, избавившись от врагов. Не было и прилива адреналина. Внутри была какая-то пустота – причем с гнилостным оттенком. – Дядь, так  это она? Крыска та? – спросил Альберто,  деловито помогая спрятать труп в большой мешок.
Старательно сгибающий ноги трупа преступный босс немедленно огрызнулся. – Нет, левая телка, бля! Я же теперь маньяк, хватаю девок, трахаю и убиваю! Сейчас он по сути сорвал на племяше раздражение – однако за ее фразой таилось большее. Некие затаенные мысли. Подкатила депрессия. По всему получалось, что в его жизни все больше происходило ситуаций, которые он не мог контролировать.  Топорных и внезапных убийств. Которые к тому же противоречили его изначальным принципам. Не трогать невинных детей, жестоко наказывать детоубийц? А в итоге он он закрыл глаза на Агату, прикончившую ребенка-свидетеля. А как бы не закрыл – она его прикончила не из своих интересов, а подчищая концы после выполнения его, Майка, приказа. Не убивать женщин? Жизнь поставила его в такое положение, при котором пришлось это сделать своими руками. Нет, жалеть эту доносчицу не приходилось – но все же. -  Устал я, племянник. – как-то слегка по стариковски, потускневшим голосом, произнес Ринальди, когда они напихивали в мешок тяжелые камни и несколько увесистых железяк. Альберто предпочел не комментировать – когда дядюшка был в таком настроении, то лучше было лишнего не говорить. Он лишь крякнул и взялся за один из концов мешка. Майкл взялся за другой и они дотащили его до выходившего к берегу озера Тахо перелеска. Ведь не случайно Ринальди выбрал такое место – чтобы долго не орудовать лопатами. Они швырнули останки Аманды в воду. Некоторое время помолчали, глядя на расходящиеся по темной глади круги. Скоро от них не останется и следа – как и от непутевой жизни Уилсон. Ал выудил из кармана фляжку с виски, глотнул, молча протянул старшему родственнику – и тот жадно прильнул к ней губами, желая затопить в алкоголе оставшееся во рту неприятное послевкусие.
Вернувшись в город, Майкл пошел к Ливии не сразу. Он зашел в находящейся недалеко от ее особняка бар, чтобы пропустить по несколько стаканов виски. Себе это он это объяснил целями прикрытия – ведь по изначальной версии он приехал к Андреоли куда раньше. Вот и зашел бухнуть – чего особенного? На самом деле же ему попросту хотелось крепко выпить – после произошедшего.  Зайдя в паб, он приземлился у стойки, потребовал «гиннесс» и сотку «джека дэниелса». Пиво прикончил почти сразу и заказал еще. А вот виски уже тянул размеренно.
Ему, конечно же, не было жаль эту подлую сучку – она сама постелила себе свою кровать. Однако женщин (а уж тем более женщин, с которыми спал), Майк еще не убивал – потому его всего наполняло ощущение гадливости, подобное тому, которое приходит, когда вступаешь босой ногой в еще свежее дерьмо. Он старался не вспоминать какие-то интимные моменты, которые бы обострили это чувство -  однако они все равно лезли в голову. Затем полез туда же и убитый Агатой мальчишка – хотя он и фотку его не видел ни разу. – Плесни соточку. – Майкл не заметил, как добил напиток и заказал еще. По жилам растекалась теплота – но внутри теплее от нее не становилось. В какой-то Майку показалось, что он здесь сидит и пьет просто, чтобы оттянуть время. Не хотелось идти к Ливии,  быть свидетелем грозного явления легавых, участвовать в разборе полетов – пусть он примерно и представлял, как оно все будет проистекать. Не хотелось и обдумывать свою жизнь – но она сейчас обдумывалась сама.
Как и большинство мафиози, Майкл редко смотрел на свои поступки со стороны, вне философии Коза Ностра. В криминальном мире все вытекало одно из другого, казалось логичным и обоснованным, поскольку отвечало интересам организации. Однако сейчас, в момент упадка сил, Ринальди начал задумываться, и ход его мыслей обрел нежелательный оборот. Был ли он в самом деле хозяином своей жизни – или плыл по течению? Он считался преступным боссом, высшим звеном мафиозной системы– однако управлял ли он системой? Или она сама диктовала ему дела и поступки, пренебрегая даже его личными принципами, заставляя переступать через них? Куда еще так можно скатиться? Будут ли о нем в будушем думать как о великом лидере – или попросту как об обезумевшем звере, не щадящем даже детей? – Майк! Майк Ринальди! - внезапно из глубин паба вынырнул один из выпивох – и в нем Ринальди с удивлением узнал Cиднея Баркла, своего школьного одноклассника. Тот был заметно раскрасневшимся от спиртного и сильно располневшим – однако вполне себе узнаваемым. Эту характерной формы, прямоугольную голову, вкупе с носом уточкой, трудно было не узнать. – Ты какими судьбами? Чем занимаешься теперь? – задавал оживленные вопросы Баркл. Он был не из хулиганской компании Майка – напротив, считался странноватым. Сын протестантского священника, готовившийся к семинарии  и даже пива не пивший на школьных вечеринках – куда уж дальше от Ринальди? Однако сейчас явно был тому рад – возможно, сказывался алкоголь. – Да бизнесом занимаюсь, Сидни. Стройка, грузоперевозки, сфера развлечений. А ты как? – отчасти Майка обрадовало, что гость из прошлого отвлек его от подкатившего недовольства жизнью. Он пригляделся к Барклу – тот выглядел все-таки по другому. На пальце – толстое обручальное кольцо, физиономия пышет здоровьем, шея как у быка, на руке часы с фальшивой позолотой. – Я в «Кентукки Фрайд Чикен»! Но не на кассе стою, ты, бля, не думай! Заместитель генерального менеджера по региону, не хрен собачий! Франшизы толкаю, одним словом!  - заржал, словно лошадь, Баркл. Матерщина и развязные интонации Сидни были тоже Майклу в новинку. Какой там сын проповедника – типичный светящийся самодовольством управленец среднего звена, гордящийся тем, что не отстает от Джонсонов. – Да, серьезно? А мы думали ты как батя, в церкви будешь служить.   – спросил преступный босс, и озадаченно заглянул в свой опустевший стакан. Тем временем Баркл красноречиво поморщился –и к жировым складкам на его шее прибавились складки морщин на лице.  – А… Это больше от отца шло, тот верил. А я вот теперь думаю – может, никакого Бога и нет? Иначе почему оно… все вот так… - видимо, и Сидней пил сейчас не от хорошей жизни. Жена, изменила, может? Или кто из родственников заболел? Мало ли у людей бед, заставляющих задуматься о бессмысленности происходящего? Ринальди не было до того дела – у него был свой воз, поувесистей прочих. Много поувестистей. – А может и нет, Сидни..  Давай жахнем. – тяжело ответил Майкл, толкая стакан к бармену. Однако какая-то часть его ума, всегда остающаяся криминальной, подсказала – хорошо, что он сейчас бухает и треплется с этим мужиком. Еще один свидетель в его пользу…
К дому Ливии Майкл шагал уже хмельной, но куража это сильно не добавляло. Его направление мыслей сейчас, правда, перескочило на чисто бытовые вопросы. Как он будет разъяснять любимой женщине, что прикончил стриптизершу, которую трахал? Все мужчины в таких случаях изворачиваются – однако здесь о многом придется сказать. ФБР уже наверняка переполошилось, они станут искать свою ценную, мать ее так, сотрудницу. И лучше, чтобы они не застали Ливию врасплох. Некоторое время постояв около двери, Майк наконец позвонил в звонок. Он выбрал свою линию поведения  - надо держаться по-деловому. Держаться так, словно ничего особенного – особенного в личном плане – не случилось. – Привет, как ты? Извини, что я так, как снег на голову… - дон обнял и поцеловал Лив, улыбнулся. Он надеялся, что улыбка удалась – хотя подозревал, что вышла кривоватая усмешка. – Нужна твоя помощь, поговорить надо.  И ты это… Присядь только. Ты проверяешь дом на прослушку? – Майк огляделся, словно подозревая, что шпики могут засесть где-нибудь за кушетками. – В общем, слушай.  Ко мне в «Доллз» внедрили информатора. Одну из работниц.  Она могла сильно навредить всем нам – и лично мне. Мне пришлось ее убрать, самому, пару часов назад. Если уж все вываливать – так сразу. Шокирующе? Но позже будет еще хуже.  – Я все грамотно обставил. Припарковал свою тачку около твоего дома. Если будут спрашивать – мне надо, чтобы ты сказала, что я был у тебя еще два часа назад. Потом пошел выпить в баре. Мне нужно алиби. Здесь Майкл с крайним интересом взглянул на потолок – он себе представлял, какое выражение приобрело лицо Андреоли. Он бы сам охуел. Было бы время, он подготовил бы Ливию к этому заранее. Но увы, обстоятельства не позволяли – действовать следовало быстро.  – Видишь, даже выпил, чтобы натуральнее смотрелось. – ну да, будто бы Лив и сама не чуяла запаха спиртного. -

+2

8

Несмотря на позднее время, Андреоли по укоренившейся годами привычке еще не ложилась. Под шум новостного канала бесцельно слонялась босыми ногами по своему огромному дому и, неспешно попивая вино, листала интернет страницы в смартфоне. Поиск подходящего помещения под новый бордель все не давал ей покоя и по-прежнему отнимал большую часть времени.
Поздний звонок в дверь ее удивил и несколько насторожил, ведь без предупреждения к ней приезжали разве что федералы. Поставив недопитый бокал с вином на столик и запахнув шелковый халат, быстро скрывший бесстыдное кружевное декольте ночной рубашки, она приоткрыла входную дверь.
- Какие гости, - провокационно-радостная улыбка моментально вытеснила с ее лица тень тревоги, а рука без промедление притянула Майка за рубашку к себе, вынуждая перешагнуть через порог и оказаться в плену ее объятий. Не разрывая поцелуя, за которым потянулась, обхватив Ринальди за шею, она на носочках попятилась вместе с ним назад. От него пахло выпивкой, но крепость ароматного напитка только еще больше возбуждала. Поэтому она с жадностью продолжила его страстно целовать, прижимая к зеркальной дверце входного шкафа и совсем не замечая мужской неловкости вплоть до того момента, пока Майкл не отстранил ее с какой-то деловитой улыбкой и не прошел мимо - в гостиную. Неприятно ошарашенная подобным поведением, Лив еще несколько секунд непонимающе смотрела ему вслед и только потом прошла за ним, вслушиваясь теперь в то, что он говорил.
Их отношения продолжались. Несмотря на временные обиды и претензии, которые то и дело вставали между ними, они все еще были вместе. Ну не могла Ливия разорвать эту связь. Помимо банального влечения, Майк будил в ней непростые чувства, толкавшие на примирение, что каждый раз подтверждало - их история не закончена. Андреоли к своему удивлению обнаруживала в себе все большую привязанность и что еще более странно - смирение. Терпимость к его постоянной скрытности, нежеланию делиться какими-то умозаключениями. Даже выбор Ренато на должность своей правой руки Лив в конце концов оправдала стратегической логикой, в которой Майку пока еще не было равных. Словом, в итоге ему все сходило с рук.
- Что случилось? - вопросы о прослушке и принуждение сесть заставили забеспокоиться и задвинуть легкое женское недовольство на задний план. Она невольно послушалась и вслед за Майком присела. Поза осталась напряженной. - Проверяла... когда-то... - правда, это было давно, сразу после того, как к ней нагрянул О'Доэрти со своим допросом. - У меня видеонаблюдение, я бы знала, если бы кто-то ко мне проник, - а никого постороннего в этом доме не бывало. Только домработница Нина восточно-европейского происхождения, но ей Ливия доверяла. - Ты меня пугаешь. Что произошло? - голос ее стал откровенно тревожным, глаза остро следили за поведением озиравшегося Майкла. Он был сам не свой, хоть и явно пытался это скрыть, придавая своему тону будничную уверенность.
И дальше посыпались откровения. Про информатора, стриптизершу, ее труп, необходимое алиби... Голова пошла кругом, но Ливия не прерывала, пока Майк не замолчал сам. Ей понадобилось еще несколько минут, прежде чем сложить в своей голове верную картину происходящего. Она все еще продолжала молча смотреть на Ринальди с тревогой в глазах. Скользить взглядом по его примятой рубашке и непривычно пыльным ботинкам...
- Хорошо, - наконец тихо произнесла, не будучи уверенной, что все действительно хорошо. - Раз ты все продумал... - что она могла ему сказать? Разораться, что он - убийца? Вышвырнуть его за дверь? Сдать полиции? Разумеется, Ливия бы этого никогда не сделала, и Майк это прекрасно понимал. Не зря же заявил, что все грамотно обставил. Более чем. - Я оказалась самым удобным вариантом для алиби? - не кто-то из друзей, а именно она. Хмыкнула, поднимаясь с кресла и проходя мимо к серванту с выпивкой. Задумчиво плеснула себе виски. Интересно, он вообще понимал, что толкает ее врать властям и покрывать убийство? Или как всегда думал только о собственной шкуре? Осознавать, что любимый мужчина делает из тебя ширму было, мягко говоря, не очень приятно.
- А что, если тебя отслеживали? - не обернулась, но повернула голову к плечу, уводя фокус внимания от собственной обиды и начиная постепенно вдумываться в детали произошедшего. Они сейчас были, безусловно, важнее ее ущемленной гордости. - Или если следили за моим домом? - на этом отодвинула край шторы и пробежалась взглядом по улице - ночная тишь. Незнакомых фургонов не видно, машины - только соседские, в доме напротив нет света - вероятно, Мартинсы уехали... У Эдельштейнов в окнах мрак, они уже давно спят в такое время... Штора, колыхнувшись, с шуршанием опустилась обратно.
- Где это произошло? Далеко отсюда? - Ливия наконец обернулась и вперилась взволнованным взглядом в Майка. Чем больше она думала, тем сильнее возрастало беспокойство за то, что где-то Ринальди мог проколоться, а это значит, что ему грозит серьезная опасность. Отнестись к этому равнодушно Ливия не могла. - Что ты сделал с трупом?.. Его не найдут?.. А ее телефон? Они же могут отследить его... - начала перескакивать с одной мысли на другую, требуя от своего сознания максимальной концентрации на проблеме, будто бы она была ее собственная. Стакан с виски так и остался стоять на стеклянном столе нетронутым, а Ливия с озабоченным видом очутилась снова рядом с Майком.
- Эта шлюха успела слить что-нибудь важное? - в том, что все стриптизерши - шлюхи, разубеждать ее было бесполезно. И акцент был разумеется не на этом. Ливия не особенно волновало сейчас, какая именно из девок Майкла оказалась продажной шкурой. Главное - что она сумела разузнать за то время, что ходила с прослушкой?
- Господи... - в подступающем отчаянии уронила голову на свою ладонь. - Зачем ты сделал это сам? Почему не приказал убрать ее кому-нибудь другому? Если ты хоть где-то прокололся, федералы будут рыскать вокруг нас как раздразненные псы.
И тут внезапно ответ на заданный вопрос нашелся сам собой. Просто возник в голове, как разгадка не очень-то и сложного ребуса. На Майка поднялся ее тяжелый взгляд.
- Ты спал с ней? - спросила прямо, уже и без ответа в принципе понимая расклад. Это отлично объясняло и первые слова Ринальди о том, что эта девка могла навредить лично ему, и то, что он не доверил ее убийство никому другому. Предательства Майк не прощал и, конечно же, захотел разобраться с лживой девицей сам... Тем не менее, сложив у себя в голове весь паззл, Ливия никуда не уходила и даже не отвела от Ринальди глаз. Ждала его собственных признаний. Хотела посмотреть, хватит ли у него духу сказать ей это в лицо.

Отредактировано Livia Andreoli (2020-11-28 17:01:34)

+2

9

- Самым удобным вариантом для алиби? Нет. Ты оказалась человеком, которому я доверяю больше всего. Не хочу просить об этом кого-то из ребят, для которых я только босс. Сама знаешь… РИКО…  Федеральная программа…  Зачем зря вводить в  искушение? – Майкл хотел верить в верность и честь, которые сковывали их организацию, однако он был достаточно искушен, чтобы понимать,  что, по нынешним временам, кодекс нарушают слишком часто. Доверять кому-то со стороны еще одну тайну дона – это потенциально дать возможность, если что пойдет не так, выторговать свою свободу в обмен на его. 
Майк устало приземлился в кресло, провел рукой по волосам, достал сигарету. – Иное дело – мы… Знаешь, я все понимаю… Вся эта секретность…. Чтобы слухи не поползли. Но… Назови меня сентиментальным дураком, но я все же хочу верить в наше будущее. Италоамериканец проникновенно взглянул на женщину  - и задымил. Когда она начала делиться своими опасениями, то он махнул рукой. – Труп далеко. И… глубоко. Телефон я уничтожил, и ехал на другой машине. Свою оставил около твоего дома. Все сказанное Андреоли могло иметь место быть – но это являлось чертовой угадайкой. Да, они могли попасться – но если не предпринять мер предосторожности, то попадутся – вернее, Майкл попадется –  на сто процентов. Чего сейчас предсказывать судьбы на кофейной гуще? – Она много терлась около ребят. Они, сама знаешь, при шлюхах не всегда держат язык за зубами, особенно когда выпьют лишнего. Но реальные проблемы возникли бы, если бы она дала показания под присягой – тогда бы мы поплясали… Потому мне и пришлось действовать…
К следующему вопросу Ливии босс Семьи Торелли готовился долго и заранее. Даже сидя в пабе, он продумывал, что будет отвечать  - и говорить правду он не собирался, разумеется. Это ставило под угрозу и его алиби – и их отношения. Крестный отец не собирался рушить их из-за совершенной глупости – ни один разумный мужчина этого не сделает. Искренность в таких делах – надгробная доска для любой семьи, для любого романа. Кто там сказал про ложь во спасении? В этом случае она была во спасение во всех отношениях. – Спал с ней? Нет, блять! Думаешь, меня так уж привлекают эти дешевые шлюхи, которые трясут силиконом у меня у стойках? После того, как я каждый вечер вижу, как их трахают за пару соток баксов? Да и кто гадит там, где ест? Я думал, ты считаешь меня человеком с большим вкусом. – Майк придал своему лицу оскорбленный вид. Аргумент брезгливости – это, наверное, было неплохо, женщины нередко исходят из этого чувства, воздерживаясь от беспорядочных связей. Однако с мужчинами-то, особенно гангстерами, все было иначе. Лишний бокал, лишняя дорожка – и ты начинаешь смотреть на каждую крутую попку или упругую грудь. А Лив была владелицей борделя, она знала все эти мужские повадки – как и репутацию Майка. Корча из себя святошу, ее тяжело будет убедить в своей невинности. Нужно было другое.
- Ладно, слушай. Я не хочу, чтобы между нами были тайны. Расскажу все как есть. – Майкл взволнованно взъерошил волосы, прикусил сигарету, словно колеблясь, что говорить дальше. Он и вправду колебался – на кону было многое. Одно неверное слово – и все накроется пиздой. – Она подошла ко мне как-то после выступления, напела про своего больного ребенка. Рвалась общаться. Но мы ее раскусили сразу – Беппо мне передал информацию, что никакого ребенка у нее нет, а есть парень-торчок, которого недавно загребли УБН… Здесь Майк слегка внес изменения по датам разоблачения негодяйки – никто ведь и не подумал бы спать с заведомым информатором? – Я тогда поручил сначала Беппо, потом Алу выманить ее куда на свидание и исполнить. Но она не повелась. Морозилась, прикинь? Даже от красавчика Ала. А вокруг меня вертелись. Тогда мы и поняли – что ее на меня нацелили. И кончать придется мне. В общем, я забил с ней встречу и прикончил. Майкл брезгливо скривил лицо. – Спать с какой-то крысой! Скажешь тоже. ФБР наверное не знали, что я теперь не свободный мужчина -  вот и придумали своими мозгами куриными. Брачное бюро имени дяди Сэма, блять!

+1

10

Все эти слова про особое доверие... Были ли они хитро продуманной тактикой Майкла в сложившихся обстоятельствах или шли от самого сердца? Показалось, что сейчас не время задумываться об этом, поэтому Ливия молча приняла их, поймав себя на мысли, что ей приятно внезапно войти в круг доверия Ринальди. Отрадно осознавать, что в сумбурную и сложную минуту он пришел именно к ней и не стеснялся просить о помощи. Не этого ли она подспудно хотела? Завладеть его секретами. Разделить с ним тайны, известные только им двоим. Понимать, что он считает ее кем-то близким. Ведь сама Ливия вроде бы разрушила все свои барьеры, допустила его к своим переживаниям насчет Парадиза, насчет здоровья отца... Она больше не закрывалась и не пряталась под маской уверенной и насмешливой, а показала себя слабой, тревожной и даже ревнивой. Последнее прорывалось невольно, выскакивало в мелочах, когда она и сама от себя не ожидала подобных реакций. Могла не только подумать, но и сказать что-то резкое, острое, обжигающее. Впрыснуть яда, которым она была всегда столь богата. А потом остыть. Решить, что сама себя накрутила, и нет повода приставать к Майку с уличающими допросами. Благо, ей было, на что отвлечься.
- Я бы тоже хотела, чтобы у нас было будущее, - внезапно для самой себя не промолчала на услышанные слова. Не привыкшая говорить о чувствах или отношениях, Ливия сделала этой фразой невероятный шаг навстречу. Возможно, Майкл этого даже не заметит, но, проговорив это, Андреоли как будто решила собственные сомнения. Тайна их романа, которую она просила соблюдать, внезапно показалась ей какой-то глупостью. Несерьезной шалостью, у которой нет разумного объяснения. И никакие возможные слухи вокруг собственной персоны не могли ее оправдать. Она как будто стала уверенной в их союзе и в самом Майке. Страх за зыбкость их связи куда-то исчез. И это открытие так поразило Ливию, что она безо всяких условий готова была сейчас поддержать своего мужчину. Даже если для этого придется стать его ширмой от властей.
Ты не дурак, хотелось возразить в порыве нежности и признательности за его открытость. Я люблю тебя. Но на это смелости у нее все же не хватило. Да и разговор переключился на детали произошедшего убийства.
- Ты все правильно сделал, - заключила после его рассказа и утвердительно кивнула. Оставлять девку живой было слишком опасно. Не известно, какой информацией она успела завладеть. Тут Лив вспомнила о Джейн Кларк, которая представлялась их с Берн подружкой несколько лет назад. Втиралась в доверие, сближалась, а потом все это оказалось полным враньем, а Джейн Кларк - сучьим агентом ФБР. Чувства, пережитые Ливией, когда она узнала правду от работавшего на нее копа Хадди Уайатта, не поддавались описанию. Ей было стыдно за свою наивности и глупость. Она чудовищно злилась. Причем, не столько на Джейн, сколько на себя саму. На то, что ее обвели вокруг пальца, а она ничего не заметила.
Когда Майк принялся рассказывать ей историю о том, как лихо все закрутили федералы на нем одном, нетрудно было понять уязвленные чувства мужчины. Сомнения насчет его неверности растворились в искренних словах и интонациях. Его возмущение откликнулось у Ливии в душе, потому что она и сама пережила нечто подобное. Не всегда все меряется постелью. Для того, чтобы ощутить нож предательства, не обязательно снимать с себя одежду. Иной раз достаточно одного только ощущения собственной наготы. А когда ты начинаешь верить человеку, покупаешься на его эмоции и слова, проще простого стать уязвимым. Конечно, Ливия побилась бы об заклад, что никакие душещипательные истории стриптизерши не заставили толстокорого Ринальди полностью перед ней раскрыться, но то, что своим ловким враньем она его наверняка глубоко ранила, было естественно. Майк своих чувств, конечно же, не покажет - он уже спрятал их за возмущением и ярым недовольством, но Ливия хорошо представляла, как больно ему было узнать о том, что его держат за идиота.
- Ладно, забудь, - с коротким вздохом сказала она, присаживаясь к нему на колени и заключая в мягкие объятия. - Это наша жизнь. Никому нельзя доверять, - вдыхая аромат его одеколона, поцеловала его в висок. Ей овладело желание поделиться и своей давнишней историей о Джейн Кларк. Тогда она все скрыла и настойчиво приказала закрыть рот на замок и Бернадетт, потому что боялась реакции со стороны верхушки Торелли. Опасалась, что неверно истолкованная история может повлечь их с подругой смерть или, как минимум, отстранение ее от дел. Но сейчас... сейчас так многое переменилось. Между ней и Ринальди теперь уже не только бизнес. И сегодня ей хотелось отплатить ему за откровение. В конце концов, рассказывая о совершенном убийстве, он вложил свою судьбу ей прямо в руки.
- Со мной однажды случилась похожая история, - начала с осторожностью, неуверенно заправляя волосы за ухо. - Несколько лет назад на какой-то вечеринке со мной познакомилась одна девушка. Мы стали общаться. Ну, знаешь, вроде всякий бабский треп. Ничего серьезного. Но она мне нравилась. А потом мой прикормленный детектив-лейтенант из отдела нравов огорошил меня новостью, что она на самом деле совершенно не та, за кого себя выдает. Эта тварь работала под прикрытием. Все было придумано. Биография, имя, всё... Всё было тонко сотканным враньем, представляешь?- в ее тоне не осталось былой трясучей ненависти, но горечь звучала отчетливо. - Мне повезло, что это вскрылось быстро, и она не успела подобраться ко мне слишком близко. Уайатт помог мне избавиться от нее. Встряхнул с помощью своих связей ее грязное белье из прошлого и через шантаж мы вынудили ее уехать из города и перевестись в другое отделение... Так что... я понимаю твои чувства, как никто, - и я тоже бываю наивной идиоткой. Поделившись, ей стало легче, даже несмотря на то, что о много она, конечно же, умолчала. Об участии Бернадетт во всей этой истории, например. О том, что в тот период подруга встречалась с Майком, и что оказалась более расположена к новой знакомой, а та этим воспользовалась. Жила какое-то время у Рикардс в квартире и даже рылась в ее вещах, когда та ее случайно застукала. А еще без конца расспрашивала про Майка... Все это уже не имело значения и не представляло опасности, но могло лишний раз заставить мужчину тревожиться или даже злиться, поэтому об этом Ливия решила мудро умолчать.
- Нам нужно обговорить детали, чтобы не путаться в показаниях, если вдруг федералы до тебя докопаются, - отошла от истории давно минувших дней и вернулась к делам насущным. - В котором часу мне говорить, что ты ко мне приехал?..

Отредактировано Livia Andreoli (2020-12-16 13:54:41)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Highway to the Truth


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно