внешности
вакансии
хочу к вам
faq
правила
кого спросить?
вктелеграм
лучший пост:
хью бэнкса
Всё было не зря. Твои старания и кровь пролитая. Твои надежды, его улыбкой... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 33°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Загадка Милл-Сити » Леса


Леса

Сообщений 21 страница 37 из 37

1

Про Милл-Сити не зря говорят, что город будто бы спрятался от деревьев. Стоит только чуть-чуть отойти от домов, углубиться в лес, и вот, растительность смыкается вокруг непрошенных гостей, путая и сбивая с толку. Здесь намного темнее, чем в городе. Солнечные лучи с трудом пробиваются сквозь густую листву. Здесь тихо, будто до ближайшей цивилизации сотни километров в пути. Здесь даже слишком легко заблудиться… Тяжелый, влажный воздух пахнет землей, травами, цветами. И везде, куда ни глянь, сплошной зелёный цвет.
https://i.imgur.com/nKaGT4T.png

[NIC]Mill-City Mystery[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/u5IFnAJ.png[/AVA]
[SGN].[/SGN]

+6

21

взаимодействие: Спенсер, Мэтт
смс для: -

Эмма даже не пытается. Слишком уверенная в себе, чтобы взглянуть на себя чужими глазами - обуза. Воспитана своеобразным образом, слишком высокомерной матерью: никому ничего не должна. Ей страшно, одиноко, а до этого было ещё и больно. Что она должна сделать? Оборвать юбку, взять в руки палку и моментально, по щелчку пальцев превратиться в бесстрашную валькирию, отчаянную амазонку? Это не её роль, Эмма так не умеет. Она сидит на холодной земле и плачет, заикается и судорожно хватает ртом воздух, будто вот-вот начнёт задыхаться. Пальцы трясутся, телефон почти выпадает из рук, когда набирает матери ответное сообщение: надеюсь с тобой всё в порядке, мамочка. Мальчишки не понимают, ругаются между собой, почти приказывают ей успокоиться. А Эмма слишком напугана, чтобы злиться и пытаться огрызаться, дать отпор. Сообщение матери словно выжгли на внутренней стороне век. Держись от него подальше. Ох, знать бы от кого, мамочка. Почему ты не написала?
Спенсер не помогает. Только делает хуже. Пропавшие люди, лужи крови... Словно они все очутились в дурацком фильме ужасов, одна галлюцинация на всех, самый страшный в жизни сон, из которого всё никак не получается вырваться. Будь Эмма не в такой истерике, уже попыталась бы себя ущипнуть.

Последняя фраза Мэттью повисает в воздухе, она такая тяжелая и страшная, что окончательно выбивает из колеи. Только вот, похоже, сейчас тот самый случай, когда клин выбивают клином. Эмма перестаёт плакать, только вздохи продолжают быть рваными, грудная клетка сжимается сама собой, что-то неконтролируемое. Вытирает щёки мокрые щёки ладошками. — Я н-незнаю... Что ты такое говоришь? Конечно это они! Может просто что-то со с-связью и вдруг она появилась... — девушка кидает взгляд на экран смартфона и действительно, все сообщения, отправленные сегодня утром, оказываются доставленными. Двойная галочка выглядит весьма красноречиво. Вот только, доказывает ли это хоть что-то? Отправить сообщения действительно могли не родители, но Эмма отказывается об этом думать. Слишком страшно.

Только теперь с сожалением смотрит на машину, но горевать и переживать прямо сейчас не собирается. Ну в самом деле, разбитый автомобиль - наименьшая из проблем. Только жалко, что других ребят подвела, провалила миссию и... Додумать мысль не выходит. Все трое отчетливо слышат детские крики, и Эмма вскакивает, словно ужаленная.
— Вы слышите? Вы тоже это слышите? — большими, испуганными глазами смотрит на мальчишек. Размазанная тушь придаёт лицу ещё большую драматичность. Видит, что ответ на вопрос положительный, и уже больше не думает, ноги сами несут вглубь леса. — Нужно помочь! Нужно обязательно помочь!

[AVA]https://i.imgur.com/aLWvrfb.gif[/AVA]
[NIC]Emma Baker[/NIC]
[STA]god save the prom queen[/STA]
[LZ1]ЭММА БЭЙКЕР, 15 y.o.
profession: школьница;[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/4eesXfk.gif https://i.imgur.com/dxKs89T.gif https://i.imgur.com/cDplbTe.gif
досье на персонажа
[/SGN]

+3

22

упоминания: Мэттью, Эмма
смс для: -
взаимодействие: Эмма, Мэттью

Когда Мэттью прорвало нервной тирадой, Спенсер мысленно отмахнулся от чужих придирок, как от роя назойливых мух. Он поделился информацией, чтобы услышать сколько-нибудь адекватные рассуждения, а не эмоциональный выпад. Рассуждать Мэттью не собирался - досадно, но так тому и быть. Мальчик перевёл взгляд на дрожащую девчонку - та по-прежнему находилась в состоянии, не располагающем к трезвым мыслям.
Мэттью двинулся к автомобилю, и Спенсер принялся внимательно наблюдать за его попытками реанимировать транспорт - в конце концов, кое в чём он был прав: нельзя останавливаться, они уже уехали на приличное расстояние от Милл-Сити, возвращаться нет смысла, нужно двигаться дальше. И желательно не пешком - какими бы выносливыми физически не считали себя подростки, у них не было запаса как минимум воды, а жажда, несомненно, проснётся от нагрузок... Спенсер ещё мог сцепить зубы и потерпеть, но Эмма?
Увы, реанимация прошла безуспешно. Что за омерзительный день! Опустевший город, теперь это... куча вопросов - и ни одного ответа. Неизвестность, непосильная головоломка, которую не разгадать - именно это вызывало у отличника, привыкшего иметь решение к любой задаче, жгучее раздражение.
Мэттью снова начал возиться с Эммой, Спенсер же отвернулся от них, совершенно не заинтересованных в чужих телячьих нежностях. Он лишь понадеялся, что тому удастся привести истеричку в себя; сеять хаос в и без того хаотичной обстановке - явно лишнее, а обыкновенная просьба успокоиться на неё почему-то не подействовала. Не желая терять зря времени, Спенсер взялся за телефон, повторно набрал номер отца, выслушал нудную цепочку гудков, мучительно долгую, бесконечную... Сдавшись, отправил несколько смс, получил отчёт о доставке, но все остались непрочитанными. Казалось, мистер Айзенштейн добрался до телефона на одну секунду, отправил смс и опять потерял доступ к средству связи. Это объясняло, почему отец не позвонил: не хватало времени слушать гудки, не было уверенности, что Спенсер возьмёт трубку с первого раза... смс надёжнее. Родители других ребят могли следовать аналогичной логике. Вкупе с информацией о кровавых лужах звучит ужасающе. Что, если их похитили? Впрочем... не могли же сразу весь город... без всяких следов сопротивления...
Отчаянный детский крик заставил Спенсера вздрогнуть от неожиданности; он неуклюже выронил телефон, быстро нагнулся за ним и спрятал в карман, прислушиваясь. Крик сменился плачем, жалобным и неестественно громким. Несмотря на то, что события до абсурдности напоминали сцену из фильмов ужасов, волосы у мальчика встали дыбом.
- Стойте! - выкрикнул он, пытаясь удержать Мэттью и Эмму от необдуманных поступков. В его голосе не было паники или страха, но отчётливо слышалось напряжение, этакое волнение, как перед важным экзаменом. - Не спешите. Это междугороднее шоссе, никаких жилых поселений на мили вокруг. Мы ехали сюда на машине не один десяток минут. Другим живым людям, тем более маленьким детям, здесь неоткуда взяться.
Так подсказывает логика, но тогда встаёт следующий вопрос: кто издаёт эти звуки, если не живой человек? Какая-нибудь птица? Забытый или утерянный путниками аппарат с внезапно включившейся записью? Предположения - одно абсурднее другого, но слово "абсурд" хорошо описывает в принципе всё происходящее.
- И даже если это живой ребёнок, - всё же допустил Спенсер, - он кричит не просто так, вы же понимаете? Не будем туда соваться. Мэттью прав, мы должны добраться до города, как изначально планировали. Будем придерживаться плана.
[NIC]Spencer Eisenstein[/NIC][STA]Abyssus abyssum invocat.[/STA][AVA]https://i.imgur.com/MzOgHiN.jpg[/AVA]
[SGN]анкета персонажа
https://i.imgur.com/GKS8VPr.gif
[/SGN]
[LZ1]СПЕНСЕР АЙЗЕНШТЕЙН, 15 y.o.
profession: школьник[/LZ1]

+3

23

Мэтт открывает рот, чтобы поделиться возникшей в голове идеей, но не успевает выдавить из себя и звука – только нервное дыхание, когда приходится резко обернуться на чей-то крик. Волосы на загривке встают дыбом, по телу проходит волна мурашек. Он в полной мере осознаёт значение выражения «кровь стынет в жилах» из дешёвых бульварных детективов, и плотно стискивает зубы. Судя по воплю – маленькая девчонка. Здесь, на безлюдном шоссе?
- Бэйкер! Куда ты!.. – он даже не успевает осознать резкую перемену из состояния беспомощности в крайнюю самоуверенность, на волне которой Эмма срывается в лес. Даллас делает пару шагов вперёд за ней, но сгребает рукой воздух вместо её локтя, проваливаясь вперёд. Удержав равновесие, он оборачивается. На этот раз – на голос Спенсера.
Твою мать.
- Чёрт, - в чём-то он прав, и это раздражает в большей степени. Что ещё хуже, Мэтт начинает взвешивать его слова, расценивая необходимость бросаться на крик. Мнительность – штука поганая. Зачастую мешает жить и дробит ответственность. – Тогда что это, по-твоему? – разводит руками, смотрит на Спенсера испытующим взглядом сверху вниз, через перекрывающую глаза оправу очков. Нервно поворачивается в сторону леса, когда пауза затягивается. – Эмма! – орёт ей в спину, надеется остановить, но это всё равно что ловить воздух руками. Вся сцена разворачивается за считанные секунды.
– Да твою мать, блять, - Даллас со вздохом проводит рукой по лицу. Чувствует, как кровь бурлит от накатившего адреналина, как в голове стягивается кольцо напряжения от спутанных мыслей. Секунду он ещё колеблется, размышляя, что делать, а затем беспощадно отшкуривает тревогу от себя. Пора решаться. – Допустим, ты сказал наконец что-то умное за сегодня. Но Бэйкер! – Мэтт вскидывает руку, указывая через плечо большим пальцем в сторону хмурого леса. – Надо догнать её, пока в этом лесу не стало на одну визжащую девчонку больше. Если только тебе не совсем похер, как и всегда, - отворачивается от Спенсера, делает шаг вперёд. Если Эмму понесло, то понесло. И лучше найти её до того, пока она не сломала ногу на какой-нибудь кочке. Нести же её на руках до соседнего города – занятие, не вырисовывающее никаких радостных перспектив.
Даллас помогает себе удержать равновесие руками, балансируя на неровностях, и ловко сходит со склона в канаву. В груди сердце сжимается от волнения: не то, чтобы он боялся деревьев, но в лесу может оказаться кто похуже шепчущих от ветра кустов и визжащих людей. Если же он хочет шагнуть в густую, затянутую безызвестностью чащу, эти сомнения надо отбросить, как и все грёбаные ассоциации с классическими триллерами. Возможно, там лежат ответы – или новые вопросы. И то, и другое стоит того, чтобы сделать шаг вперёд.
- Ты идёшь? Можешь, конечно, сидеть на жопе ровно здесь, пока всё само собой не разрешится. Или можем догнать Бэйкер, понять, что за срань там творится, и срезать через лес, - даёт ему мгновение на размышление. Пойдёт ли? А, впрочем... Да похер на Спенсера. Пора решать за себя и для себя.
Мэтт решительно показывает спину, которая через миг скрывается за плотной стеной листвы.

По мере продвижения лес темнеет, теряя в редких лучах света, и вколачивает какое-то щемящее чувство мелочности, абсолютной незначимости в жизни. Деревья кругом слишком кучно и грозно нависают кривыми кронами.
- Эмма! Стой!
[NIC]Matthew Dallas[/NIC][STA]paint it black[/STA][AVA]https://i.imgur.com/vTkCTSE.jpg[/AVA][LZ1]МЭТТЬЮ ДАЛЛАС, 16 y.o.
profession: школьник
[/LZ1]
[SGN]

https://i.imgur.com/RsYLrRu.gif

   досье
  внешний вид
  х х х

[/SGN]

Отредактировано James Richter (2021-01-02 23:18:43)

+2

24

взаимодействие: Спенсер, Мэтт
смс для: -

Если бы Мэтти произнёс свои мысли вслух, если бы сказал ей прямо в лицо, что её беспомощность превратилась вдруг в самоуверенность, она бы удивлённо вскинула брови. Не было в ней никакой самоуверенности, по крайней мере, не прямо сейчас. Эмма не думает, когда срывается с места и скрывается за деревьями, она не сомневается. Слышит плачущего ребёнка так далеко от дома, слышит в его крике страх, потерянность и руководствуется естественным порывом души. Они ведь не в чёртовом фильме ужасов, чтобы бояться собственной тени, так? Вокруг творится какая-то чертовщина, но Эмма не может пока окончательно свыкнуться с мыслью, что доверять никому нельзя. За детским плачем, изо всех сил вслушиваясь в него, бежит не королева балла, не уважаемая всеми и любимая девчонка, а ребёнок. Которому как следует рассказали, что такое хорошо, а что плохо. Которого научили не проходить мимо, когда человек оказывается в беде. Разве может порядочный человек поступить иначе? Проигнорировать детский плач в глуши леса.

Эмма очень старается бежать, вообще-то, в неплохой физической форме. Однако получая высшие оценки по предмету спорта, она всегда бегала по прямым, подготовленным трассам, в кроссовках. Сейчас же под босоножками на высоком каблуке только влажная земля, кочки, камни, да бесконечные корни деревьев. Будь Бэйкер чемпионкой мира по бегу на каблуках, такая полоса препятствий всё равно оказалась бы ей не по зубам. А ведь она не была чемпионкой...
Девушка бежит несколько минут, пока в боку не начинает колоть, а комок грязи на шпильках, который с каждым шагом становился всё больше, не начинает мешать по-настоящему сильно. Останавливается, чтобы оглядеться и отдышаться, находя себя вдруг в полнейшем одиночестве. Может парни и не слишком далеко, но за деревьями, прямо сейчас, их не видно. Как назло замолкает и девочка...

Сердце в груди пропускает такт. Лишённая, наконец, своей цели, Эмма приходит в себя, решает задуматься о себе, о том, что происходит и где оказалась. В лесу неестественно тихо, жутко. Не слышны птицы, даже ветер не колышет листья.
— Мэтти..? Спенсер? Ау! Вы где? — ужас сжимает горло неприятным спазмом, но ей всё-таки удаётся позвать парней достаточно громко.

[AVA]https://i.imgur.com/aLWvrfb.gif[/AVA]
[NIC]Emma Baker[/NIC]
[STA]god save the prom queen[/STA]
[LZ1]ЭММА БЭЙКЕР, 15 y.o.
profession: школьница;[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/4eesXfk.gif https://i.imgur.com/dxKs89T.gif https://i.imgur.com/cDplbTe.gif
досье на персонажа
[/SGN]

+2

25

упоминания: Мэттью, Эмма
смс для: -
взаимодействие: Эмма, Мэттью

Несмотря на все усилия Спенсера, девица бросилась в темноту леса, как вспугнутая кошка. Спенсер раздражённо поджал губы; ох уж эти девчонки!.. Нет, он не был явным сексистом и честно считал, что и среди девочек встречаются толковые люди - на соревнованиях он играл с впечатляюще талантливыми шахматистками, бился за места на олимпиадах с такими же поглощёнными учёбой отличницами, как он сам... Дело, конечно, не в девчонках, дело в Эмме, которая, чёрт бы её побрал, совершенно не умела держать себя в руках и мешала делу идиотскими выходками. Да какая разница, кто там плачет? У них своих проблем полно! У них был план, а теперь всё рушилось секунда за секундой!
Спенсер терпеть не мог, когда ситуация выходила из-под его контроля, а сейчас всё шло именно так - то есть псу под хвост: сначала они разбили проклятую машину, соответственно, задача добраться до города сильно усложнилась, теперь приходится нянчиться с этой истеричкой... Сжав руки в кулаки, мальчик, тем не менее, не позволил собственным эмоциям мешать логичным рассуждениям. Ярость тоже не поможет, нужно сохранять хладнокровие.
- Это тёмный лес, - он указал Мэттью на очевидное, как бы призывая задуматься, - мы можем заблудиться, особенно если так же ошалело бросимся за ней, не разбирая дороги. К тому же, здесь могут быть дикие звери, - цивилизации рядом нет, в теории ничто не отпугивает местную живность от комфортного существования на территории, куда они, трое неудачников, ухитрились попасть.
Принимать решение было невероятно сложно. Если бы всё зависело от одного слова Спенсера, он бы оставил Эмму, не думая дважды: сама виновата, в конце концов! Но Мэттью все аргументы ни по чём, и если он отправится искать свою девчонку - а он отправится - Спенсер останется в одиночестве. В любой другой ситуации Спенсер бы только обрадовался такой перспективе - он никогда не считался командным игроком и предпочитал всё делать сам, а не полагаться на других, однако сейчас, в незнакомом месте с реально существующей опасностью, он нехотя признал, что оставаться одному безрассудно - это как минимум небезопасно. Значит... Боже, да, придётся идти на поводу у безмозглых баранов. Как наш мир жесток и несправедлив!..
Пока Мэттью кричал имя беглянки, Спенсер оглядывался по сторонам, пытаясь разглядеть хрупкий силуэт среди деревьев. Удивительно, но девица как сквозь землю провалилась! Темнота лишь затрудняет положение... мальчик выкрутил фонарик на телефоне на максимум и осветил им землю, свободной рукой схватив Мэттью за предплечье, удерживая на месте:
- Погоди. Во-первых, выключи свой телефон - будем беречь заряд. Сначала я использую свой как фонарик, если разрядится - настанет очередь твоего. Во-вторых, смотрим под ноги: земля податливая, Бейкер должна была оставить следы, особенно с такой приметной обувью.
Хорошо бы понять, в какую сторону она свернула... далеко Эмма не могла убежать. Адреналин, правда, творит чудеса, но почва слишком неудобная. Даже ему и Мэттью приходилось держаться настороже, чтобы не споткнуться о камни и коряги; нелюдимый лес, где наверняка долгое время не ступала нога человека, совсем не похож на милую полянку с протоптанными дорожками.
[NIC]Spencer Eisenstein[/NIC][STA]Abyssus abyssum invocat.[/STA][AVA]https://i.imgur.com/MzOgHiN.jpg[/AVA]
[SGN]анкета персонажа
https://i.imgur.com/GKS8VPr.gif
[/SGN]
[LZ1]СПЕНСЕР АЙЗЕНШТЕЙН, 15 y.o.
profession: школьник[/LZ1]

+1

26

- Бэйкер! – Мэтт злится и не скрывает этого, его голос напряжён от эмоций. Он всё ещё не в состоянии понять и осознать, кто вытянул их в лес, и это непонимание сковывает сердце страхом. Здесь ведь не может никого быть. Здесь не должно никого быть.
Он делает крутой оборот на месте, чтобы всмотреться в следы – вспоротую каблуками землю – и выбирает направление.
- Будь по-твоему, умник хренов, - неохотно, но всё-таки Даллас выключает свой телефон, только бы этот ботаник рядом не зудел ему над ухом. – Она прошла вот тут, гляди, – тычет пальцем в припорошенную листвой почву, на которой остались чёткие вмятины. Куда Эмме бежать в такой обуви? Они должны уже на неё выйти, не могла же она умчаться в самую глушь, чтобы они не успели её нагнать. – Идём.
Он пружинистым шагом двигается вперёд. По ощущениям всё происходит вслепую, они будто гонятся за ускользающим призраком. От Мэтта не отходит мысль, что вокруг стоит лесная тишина и не слышно никакой кричащей малолетней девчонки. Её здесь и быть не могло, – мысленно уверяет он себя, огибая старую прогнившую сосну. Здесь, среди глухих стволов, до них доносится крик – нечётко, как будто деревья намеренно заслоняют чужое эхо, отражая его обратно, а не распространяя вокруг. Но зов повторяется, и Мэтт, угадывая в нём нечто знакомое, отвечает:
- Эмма! Мы здесь! – вламывается в кусты наперерез, на её встревоженный голос. Сцарапывает руки, но это не имеет значения, потому что лес выплёвывает его на мелкую поляну, подпираемую крутым оврагом. Здесь полуголые могучие кроны окружают Эмму Бэйкер – девчонку, совершенно не вписывающуюся в местную среду со своими каблуками. – Твою мать, Бэйкер, куда тебя понесло! – своей злости он не скрывает, поэтому она рвётся наружу в словах и во взгляде. – Какого хрена, я спрашиваю? – опускает глаза ниже, на её ноги. Лучше бы она оставалась в тапочках. – Ёбаный в рот… - сплёвывает в сторону, тяжело выдыхает гнев – не весь, но хотя бы его жалкую часть. – Ты в порядке? Где девчонка? – запускает пятерню в свои патлы, проводит по росту волос. Озирается, но не находит ничего, кроме зловещей тишины. Настолько зловещей, что леденеет кровь в жилах. Надо занять чем-то руки. Мэтт не замечает, как сам невольно касается её плеча и делает естественное движение вперёд, чтобы приобнять, чтобы успокоить и подставить жилетку. Одновременно ощущает отвращение к себе за такую слабость – он опять на крючке у Эммы, мать её за ногу, Бэйкер. И он не знает, что с этим делать. По крайней мере, сейчас. – Чёрт тебя бы побрал. Скажи спасибо, что не свернула себе шею в канаве. Я едва догнал тебя, - а затем отстраняется, бросает взгляд назад, за спину, на Спенсера. Если бы тот не тупил, они могли бы поймать Бэйкер ещё у самого шоссе. А теперь же никто из них понятия не имел, в насколько глубокой жопе оказались. – Догнал бы быстрее, если бы кое-кто не тупил, как последний кретин, - и грубо толкает ботаника в грудь, выражая своё негодование.[NIC]Matthew Dallas[/NIC][STA]paint it black[/STA][AVA]https://i.imgur.com/vTkCTSE.jpg[/AVA][LZ1]МЭТТЬЮ ДАЛЛАС, 16 y.o.
profession: школьник
[/LZ1]
[SGN]

https://i.imgur.com/RsYLrRu.gif

   досье
  внешний вид
  х х х

[/SGN]

Отредактировано James Richter (2021-01-02 23:18:05)

+2

27

Мэттью зол, он этого не скрывает. Вот только, полянка, подпираемая крутым оврагом - максимально неподходящее место для проявления эмоций. И уж тем более это совсем не место для драк, даже небольших.

Физическая сила Далласа не идёт ни в какое сравнение с силой Спенсера, который большую часть своей жизни проводил за книгами, да за компьютером. Грубого толчка оказывается достаточно, чтобы худенький подросток потерял равновесие. Мэттью не рассчитал силы, а Спенсер не ожидал внезапной агрессии, поэтому заканчивается всё плачевно.

Спенсер делает шаг назад, в тщетной попытке не упасть, оказывается в опасной близости от края оврага, и снова подростку не везет. Почва под ногами осыпается и мальчишка стремительно летит вниз. Впрочем, не всё совсем уж так страшно. Айзенштейн отделается легкими ушибами, возможно, слегка порезался об острые камни и ветки. Больно, но жить будет. Только вот от Мэттью с Эммой он оказывается разлучен. Овраг оказывается больше, чем кажется на первый взгляд. До ближайшей точки "восстоединения" идти не меньше десяти минут, и то быстрым шагом.

[NIC]Mill-City Mystery[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/u5IFnAJ.png[/AVA]
[SGN].[/SGN]

+2

28

взаимодействие: Спенсер, Мэтт
смс для: -

Можно было бы сказать, что Эмма снова плачет, но она, кажется, и не переставала вовсе. Не успели высохнуть солёные дорожки на щеках, как снова наполняются влагой, блестят в редких лучах пробивающегося сквозь листву солнца. На этот раз девушка плачет не громко и не истерично. Во всем её виде скользит усталая обречённость. Цифры на экране смартфона показывают только 6 часов вечера, а кажется, будто утро было бесконечно давно. Слишком много событий пришлось на один единственный летний денёк.
Эмма чувствует себя усталой и потерянной, сильные эмоции, которые она пережила одна за другой, как будто по капле выдавили из неё всю энергию. Больше всего на свете хочется сесть, прямо на траву и грязную землю. Хочется заплакать громче, кричать и звать на помощь. Названивать маме, папе, дозвониться хоть до одного чертово взрослого человека, чтобы пришли, спасли, решили проблемы. Эмма не привыкла быть одна, не привыкла отвечать за саму себя. И уж тем более она не могла привыкнуть к реальности, которая всё больше походила на страшный сон.

Но у неё, увы, нет на это времени. Бэйкер совсем одна, в окружении тёмного, жуткого леса, рядом как будто нет ни души, и вдруг просыпаются первобытные инстинкты, которые подсказывают: сама себе не поможешь, никто не поможет. Девушка опускает глаза в пол, стирает с щёк слезы и отправляется обратно, по собственным же следам, благо шпильки оставляют в мягкой земле глубокие, отчетливые отметины.
— Мальчик... — договорить не успевает, Мэтти выскакивает из кустов, как чёртик из табакерки. Несколько короткий мгновений Эмме кажется, что с ним что-то не так. Тёмный, зловещий, в его силуэте чудится нечто противоестественное, она не смогла бы описать, что именно, оно скорее на уровне ощущений. Наваждение, впрочем, проходит так же внезапно, как и появляется. Вздрагивает, как от пощёчины, и кажется, потихоньку приходит в себя. По крайней мере, в Бэйкер определённо проснулась бойкость, всё это время прятавшаяся за истерикой. — Не ори на меня! — хмурится и надувает губы, как маленькая, в отточенном жесте, который сто раз репетировала перед зеркалом. Это выходит естественно, само собой, но голова занята мельтешащими мыслями так плотно, что не успевает удовлетворенно отметить про себя, что выглядит чертовски мило.

В объятиях, странным образом, становится спокойно. Эмма делает судорожный вдох - остатки плача, который душил так долго. Отбрасывает мысли о том, что обниматься с Далласом - не слишком хорошая идея. С ним приятно, спокойно и это всё, что прямо сейчас волнует девушку. — Кому спасибо сказать? Тебе? — и всё же, огрызается. А когда Мэтти решает спустить собак на Спенсера, смотрит без сожаления: вредный ботаник нравится ей с каждым часом всё меньше и меньше. И всё же... Он определённо не заслуживает того, что с ним происходит дальше. Эмма взвизгивает от испуга и отскакивает на несколько шагов назад, словно опасаясь, что земли начнёт осыпаться сильнее, доберётся до них с Далласом. Только потом, спустя секунд двадцать тишины, осторожно подбирается ближе к краю. — Спенсер..? Спенсер, ты жив? — бездонная бочка со слезами внутри Бэйкер открывается снова. Увы, при всём пережитом, первое, что приходит в голову: Спенсер упал и разбился насмерть. — Помоги ему! Сделай что-нибудь! — дергает Мэттью за рукав.

[AVA]https://i.imgur.com/aLWvrfb.gif[/AVA]
[NIC]Emma Baker[/NIC]
[STA]god save the prom queen[/STA]
[LZ1]ЭММА БЭЙКЕР, 15 y.o.
profession: школьница;[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/4eesXfk.gif https://i.imgur.com/dxKs89T.gif https://i.imgur.com/cDplbTe.gif
досье на персонажа
[/SGN]

+2

29

упоминания: Мэттью, Эмма
смс для: -
взаимодействие: косвенно Эмма, Мэттью

Эмма обнаружилась в полном порядке - нельзя сказать, что Спенсер вздохнул от облегчения при этой мысли, но ему определённо нравилась идея, что лес не так опасен, как казалось. В конце концов, детский крик мог быть воем какого-нибудь дикого зверя, к примеру...
Спенсер не обращал внимания на Эмму и Мэттью, которые снова принялись миловаться - а зря; он совершенно потерял бдительность, и когда Мэттью резко переключил внимание с девчонки на него, не успел среагировать. Толчок получился настолько сильным, что тело накренилось назад, а ноги сами собой спешно сделали несколько шагов в попытке удержать равновесие. Спенсер не успел даже разозлиться как следует - он почувствовал, как скользит почва под подошвой, как земля стремительно уходит из-под ног, успел тихо вскрикнуть от инстинктивной паники и кубарем рухнул вниз, в бездонную, как могло казаться в темноте, пропасть.
Мелкие камни и ветки больно впивались в кожу, оставляя следы, влажная лесная земля мазала одежду, но, как бывает в такие минуты, Спенсер толком не думал о том, чем этот полёт рискует закончиться, не думал о боли и уж тем более о грязи; в голове билась единственная мысль: очки, очки! Только не потерять очки, не разбить очки! Они соскользнули с его носа, но мальчик успел их поймать и прижать к груди, словно драгоценное сокровище.
Чёрт знает, сколько времени заняло падение, но замерев на земле, Спенсер решился наконец открыть глаза. Он лежал на спине; верхушки торчащих вокруг деревьев уходили ветвями в причудливо звёздное небо, удивительно красивое небо, но он видел только расплывчатые пятна. Торопливо нацепив очки, Спенсер испытал невероятное облегчение: поразительно, и дужки, и линзы выдержали непростое испытание. Теперь, когда главная вещь была в безопасности, он обратил внимание на остальное - тело, например, которое начало немилосердно ныть. Синяки отдавали тупой противной болью, царапины щипало - жутко неприятно, но потерпеть можно. По крайней мере, он ничего не сломал, все конечности функционируют, как им полагается, что в его ситуации жизненно необходимо.
Голос Эммы смутно послышался сверху, кое-как долетая до места, на котором стоял Спенсер. Осторожно поднявшись, мальчик запрокинул голову в попытках что-нибудь разглядеть и вдруг ощутил, как раздражение по отношению к его спутникам, то и дело просыпающееся в нём всю дорогу, эволюционировало в ослепительно интенсивную ярость. Он вспомнил, по чьей милости едва не разбил голову о местные камни.
- Ублюдок! - гневно взревел Спенсер, не особо заботясь, слышит его Мэттью или нет. - Тупой конченый ублюдок! - дыхание сделалось тяжёлым, хилая грудная клетка вздымалась, как меха для раздувания огня. Наверняка он кричал достаточно громко, чтобы его услышали на другом конце леса.
- Так ты радуешься, что мы нашли твою подружку?! И плевать, что я подал идею, как её искать, плевать, что я думаю о том, что будет с вами, идиотами, если фонарики сядут сразу у всех! Какого чёрта я вообще о вас думаю?! Пошли вы оба на хрен, ясно?! На хрен!
Абсолютно плевать! Он справится и без них. В конце концов, Спенсер знает, как ориентироваться по сторонам света, он найдёт дорогу в лесу и без компаса. Выберется к дороге и пойдёт вдоль неё, пока не доберётся до города. Да, это будет длинный, выматывающий путь, но Спенсер, несмотря на откровенно слабую физическую форму, умел быть выносливым и терпеть, закусив губу, ради определённой цели. Если бы у него не было силы воли, он бы никогда не стал отличником, чемпионом по шахматам и победителем олимпиад. Он всё сможет. Всё получится. Эти двое... эти двое, как малые дети, кидались в истерики, вместо того, чтобы спокойно остановиться и подумать. Они не понимали того, что понимал Спенсер: до сих пор он терпел их подле себя, потому что осознавал, что они нужны ему, нравилось ему это признавать или нет. Они не понимали, что он нужен им тоже.
Прекрасно. Всё просто замечательно.
Некоторое время ушло у Спенсера на правильную установку ориентиров, но когда мальчик выбрал направление, он решительно двинулся в нужную сторону. Эмоции поутихли, и сейчас, прислушиваясь к зловещей тишине леса, он начал сомневаться в своём решении. Логика напоминала, что всё-таки им стоило держаться вместе, но уязвлённая гордость гнала его вперёд. Впервые в жизни Спенсер поступил не так, как велела логика, а так, как велели эмоции, и его пугало, что даже его, оказывается, могут ослепить простые человеческие чувства.
[NIC]Spencer Eisenstein[/NIC][STA]Abyssus abyssum invocat.[/STA][AVA]https://i.imgur.com/MzOgHiN.jpg[/AVA]
[SGN]анкета персонажа
https://i.imgur.com/GKS8VPr.gif
[/SGN]
[LZ1]СПЕНСЕР АЙЗЕНШТЕЙН, 15 y.o.
profession: школьник[/LZ1]

+2

30

Мэтт застывает на месте на мгновение. Глаза ширятся от ужаса, резко в груди разрастается страх от произошедшего. Инстинктивно он делает рывок вперёд, запоздало царапает кончиками пальцев за край футболки и хватает в кулак воздух. Спенсер ускользает, а ему остаётся резко взмахнуть рукой, чтобы не отправиться следом вниз.
- Блядь… – Спенсер скатывается по крутому оврагу, поднимая за собой комья земли и листья. Мэтт стоит в оцепенении, тяжело дыша и приоткрыв рот – от того, что только что случилось. Позвонком чувствует ужас, который, кажется, материален и дышит ему в спину. Запускает пятерню в густые волосы и повторяет, - блядь... – Спенсер бесил его всю дорогу своей заумью и спесью, но он вовсе не хотел этого. В руку ему впивается Эмма, но он её будто не замечает. Такое ощущение, что вокруг него купол, и её голос слишком слаб, чтобы пробиться. Он звучит так отдалённо и так неестественно, как будто кто-то выключил звук, оставив только громкое биение сердца в ушах. Мэтт зажмуривает глаза, делает глубокий вдох – отогнать страх, отогнать – и вновь распахивает их. Мироощущение постепенно возвращается вместе с силой в одеревенелые конечности, и он поворачивает голову к Эмме. – И что, предлагаешь прыгнуть следом? – у них есть время, чтобы пособачиться и вскрыть несколько болезненных нарывов, но лес доносит приглушенный крик Спенсера, напоминающий больше рёв дикого зверя. Сковывавшие грудь кольца ослабляют давку, дают вздохнуть свободнее и почувствовать облегчение: чёртов ботаник жив. Но затем сожаление Мэтта растворяется, и вот он уже хмурится, практически не ощущая никакой вины за собой. – Успокойся, придурок! Это вышло случайно! – надрывает лёгкие, а потом понимает – ему нечего оправдываться. Ещё секунду назад он придумывал, как вытащить этого ебучего интеллектуала обратно, а теперь ему хочется, чтобы Спенсер нашёл ещё одну канаву. – Ну и прекрасно! Вали давай, дебила кусок! – может, оно всё и к лучшему. В конце концов, он с самого начала остро желал отвязаться от надоедливого Спенсера, считающего себя слишком крутым в их компании, а тут такой всратый подарок судьбы. Мэтт тяжело дышит от этой словесной перепалки, сам на себя не похож – взъерошенный, лицо перекошено от злости, пальцы дрожат. Его шатает на месте, и он делает шаг назад, подальше от уступа. – Да пошёл он, - сжимает кулаки, поднимает глаза на Эмму. – Всё с ним будет нормально. Я знаю эти места, - замолкает. Секунду-другую думает, потом тихим голосом добавляет, - ну, не то, чтобы хорошо, но… мы с отцом тут охотились, когда он… - делает движение кистью за нехваткой слов, - когда был на свободе. Если у Эйнштейна действительно есть мозги, то он будет идти вдоль оврага и не сворачивать. Выберется. А мы… - он вновь снижает голос. Потрясение, охватившее его несколько мгновений назад, отступает, позволяя принять рациональное решение. Мэтт закусывает щеку с внутренней стороны, чтобы справиться с волнением – теперь они с Эммой одни, а среди них двоих она явно не тянет на того, кто знает, что делать. Зато он знает, что ему делать. И знает, куда идти. – Мы пойдем, как и планировали идти. Надо двигаться вперёд, пока не стемнело. Срежем, сколько успеем, а потом выберемся на шоссе. Может быть, там встретим ботана. Ну? – вызывающе глядит на Эмму. – Ты со мной?
Впрочем, вряд ли у неё есть выбор. Разве что может прыгнуть следом за Спенсером.
[NIC]Matthew Dallas[/NIC][STA]paint it black[/STA][AVA]https://i.imgur.com/vTkCTSE.jpg[/AVA][LZ1]МЭТТЬЮ ДАЛЛАС, 16 y.o.
profession: школьник
[/LZ1]
[SGN]

https://i.imgur.com/RsYLrRu.gif

   досье
  внешний вид
  х х х

[/SGN]

+1

31

взаимодействие: Мэтт
смс для: -
упоминание: Спенсер

Эмма обиженно поджимает губы, хотя и сама понимает: в сложившейся ситуации вряд ли они могут сделать для Спенсера хоть что-нибудь. От язвительного предложения прыгнуть следом вздрагивает, зрачки сами собой расширяются от ужаса, и девушка спешит опустить взгляд. Она страшно устала, успела как следует перепугаться, но на самом деле, это всё - лишь цветочки. Смеркается и остаться в лесу, в полном одиночестве, без каких-то особых знаков ориентирования - вот, что по-настоящему страшно.

Они ничем не могут помочь Спенсеру, но проблема в том, что даже само желание ему помогать засыхает и опадает на землю, словно лепестки цветка, который забыли полить. Эмма хмурится, глядя в ту сторону, где должен находиться заучка. И едва слышно фыркает в ответ на его слова. Закатывает глаза, когда мальчики решают вступить в перепалку. Молчит и только дожидается, пока они закончат. Желания влезать и пытаться успокоить или, тем более, помирить, у неё не возникает. В конце концов, с трудом различая спину удаляющегося Спенсера в темноте (там, ниже, ещё как будто более темно, чем сверху), она тихо произносит: — Ну, вот теперь он мне окончательно не нравится, — в её тоне отчетливо слышится что-то доверительное, так звучит человек, который обсуждает со старым, хорошим другом, другого человека. А впрочем, Мэттью и был ей другом. Когда-то. Просто их отношения как будто заморозились, а затем она старательно старалась выкорчевать из себя все чувства к Далласу. Не очень успешно...

— Ну да, он же заучка... Поймёт, куда идти по положению звёзд или по мху на деревьях, — вроде бы насмешливо прыскает, но на самом деле верит в то, что говорит. И произносит эти слова, кажется, стараясь саму себя успокоить. Спенсер ей не нравится, однако, по какой-то непонятной причине, её не хочет покидать чувство вины. Если бы она не кинулась в лес, не повелась на детский голос, не повела себя так безрассудно, всё было бы хорошо. Ну, почти. Шли бы сейчас по освещённому шоссе, ничего не боялись, и уже через какой-нибудь час смогли бы обратиться за помощью.
Слушает Далласа, нервно кусая губы, и хотя бы чуть-чуть успокаивается. Да, точно, со Спенсером всё будет в порядке, он выберется и скоро доберётся до Милл-Сити. И с ними тоже будет всё хорошо, раз Мэтти знает эти места. При слове "отец" стыдливо опускает глаза, потому что всё это время в глубине души ощущала себя страшной предательницей. Отвернулась от Далласа в момент, когда от него отвернулись вообще все. — Прости меня, — извинение вырывается само собой. Эмма пугается слов, которые произнесла так неосторожно, однако быстро находится, берёт наконец себя в руки хоть чуть-чуть. — За истерику. И что убежала в лес... Мне правда показалось, что кто-то кричит. Вы же тоже это слышали, да? Я просто подумала, а вдруг это сестра Сони? Та самая пропавшая девочка, куда-то же она делась... Вдруг заблудилась в лесу и всё ещё по нему ходит, — предположение глупое, учитывая, что спасательные группы уже несколько раз искали её в лесу и ничего не нашли. Но что ещё оставалось думать в такой странной ситуации?
— Очень хочется домой... В смысле, пошли, конечно! Веди, я готова.
[AVA]https://i.imgur.com/aLWvrfb.gif[/AVA]
[NIC]Emma Baker[/NIC]
[STA]god save the prom queen[/STA]
[LZ1]ЭММА БЭЙКЕР, 15 y.o.
profession: школьница;[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/4eesXfk.gif https://i.imgur.com/dxKs89T.gif https://i.imgur.com/cDplbTe.gif
досье на персонажа
[/SGN]

+2

32

упоминания: Мэттью, Эмма
смс для: -
взаимодействие: -

Спенсер шёл, осторожно подсвечивая себе путь, уверенно, но без спешки: торопиться ему было некуда. Теперь он остался один, ни за кем не гнался и ни к кому не спешил. Конечно, ему хотелось поскорее выбраться из тёмного леса, но он предпочёл двигаться внимательно, а не быстро; лес обыкновенно не привечал путников и потому не имел никаких протоптанных дорожек - лишь сплошной лесной покров, влажный и скользкий, требующий хорошего баланса и чётко выверенных шагов. Спенсеру вовсе не хотелось снова встретить сырую землю коленями или локтями - ссадины, оставленные на теле по милости Мэттью, всё ещё неприятно пощипывали, зато места ушибов практически не болели, что успокаивало: значит, серьёзных травм не получено. Царапины его не убьют - прививки от столбняка и прочей гадости уже давно сделаны - и пусть испачканные джинсы напоминают об уязвлённом самолюбии, всё это легко переживаемо. Он доберётся до города и до их цели. Его цели.
Мальчик наступил на сухой сучок, и тот хрустнул под подошвой обуви. Спенсер вздрогнул от неожиданности; в глухой тишине, нарушаемой только его дыханием и тихим хлюпаньем шагов, треск прозвучал поразительно громко, подобно сирене или слабому взрыву. Сообразив, что звук издан им самим, Спенсер успокоился и продолжил идти.
Обстановка уже перестала пугать его. Продираясь сквозь нелюдимый, мрачный лес Спенсер ощущал напряжение, но не тревогу. Он не был впечатлительным паникёром и поэтому быстро смирился с мыслью, что остался один в жутковатом месте, где никто не пожелал бы бродить в одиночестве. Он больше не думал о детском крике, который изначально привёл их сюда, списав пронзительный звук на вопль дикого животного - вероятнее всего, птицы. Ничего страшного и кошмарного лес в себе не таил; главной реальной опасностью для Спенсера могла бы стать встреча с недружелюбным зверем, но мальчик не сомневался, что найдёт способ отпугнуть хищника. В конце концов, дикое животное, никогда прежде не встречавшее человека, с куда большей вероятностью убежит, трусливо поджав хвост, чем всерьёз полезет в драку с незнакомой добычей. Заблудиться Спенсер попросту не мог - он был уверен в своих навыках ориентирования на местности, как и во всех других, ему подвластных. Спенсер Айзенштейн никогда не ошибается. Он пишет контрольные тесты на сто баллов из ста возможных, обыгрывает соперников в шахматы, занимает первые места на олимпиадах. Всё это стоит ему свободного времени, друзей, нормального режима сна и приёма пищи, социализации и прочего, что в избытке имеется у его сверстников, менее зацикленных на академических успехах, но вместе с тем всё это сделало его выносливым трудоголиком - качества, которые здорово пригождались ему сейчас, когда джинсовая ткань немилосердно тёрлась о разодранную коленку при каждом шаге, а ушибленные плечи ныли под тяжестью рюкзака. Наверняка Эмма продолжает биться в ужасе от каждого шороха, а Мэттью - вопить и крушить всё подряд... Спенсер понадеялся, что у них хватит ума продержаться в целости и сохранности до приезда службы спасения, когда он доберётся до города и предупредит наконец местные власти о происходящем в Милл-Сити. В любом случае, эти двое сами виноваты...
[NIC]Spencer Eisenstein[/NIC][STA]Abyssus abyssum invocat.[/STA][AVA]https://i.imgur.com/MzOgHiN.jpg[/AVA]
[SGN]анкета персонажа
https://i.imgur.com/GKS8VPr.gif
[/SGN]
[LZ1]СПЕНСЕР АЙЗЕНШТЕЙН, 15 y.o.
profession: школьник[/LZ1]

+2

33

Мэттью смотрит на Эмму странными глазами. Спустя столько лет, он всё ещё испытывает привязанность к девушке, но прямо сейчас это не имеет никакого значения. У него попросту нет выбора. Злой рок, а может, кто-то гораздо более осязаемый, создал идеальные декорации для кульминационной сцены.
Даллас вдруг вспоминает всё плохое, что случилось с ним за последние несколько лет. Все обиды, злые слова и насмешливые взгляды, все предательства, и самое главное - предательство Эммы. Воспоминания жалят, словно пчёлы, набрасываются жужжащим роем. В сознании всплывает всё плохое, что было между ними, а хорошее забывается, словно не существовало вовсе. Мэттью ощущает злость, обиду, ненависть. Вот теперь он точно хорошо понимает, что делать дальше. 

Тем временем Спенсер отходит от парочки достаточно далеко, чтобы не услышать, в случае чего, чужих криков. В густых сумерках тихий лес выглядит особенно страшным, однако мальчишка хорошо ориентируется и скоро должен добраться до родного города. Вот только, когда он огибает очередной куст, смотря под ноги, натыкается вдруг на детские следы. Почва сухая, они выглядят старыми, но отчетливыми. Пойдя по ним, он очень скоро поймёт, что набрёл на некое подобие тропы. Трава примята, словно по ней много раз ходили. Ветки кустов обломаны, на коре деревьев, кое-где, отчетливо виднеются странные следы.
Эта тропа выведет его на загадочную полянку. В центре - огромный плоский валун, серый по краям и черный посередине. Если подойти поближе и приглядеться становится понятно, что чернота отдает алым цветом. За много лет камень в буквальном смысле успел пропитаться кровью.
В густой траве, то тут, то там, можно найти кости, самые разные. Свежие и совсем старые. Кошки, собаки, птицы, кролики, крысы, словно охотнику было совершенно плевать, кого именно ловить, лишь бы живое существо. Что гораздо более жутко - это мертвая девочка, та самая, пропавшая сестрёнка Сони. Впечатлительного зрителя спасёт только то, что оно полуприкрыто ветками ближайшего куста. Если подойти ближе, в нос ударит тяжёлый, тошнотворный запах разложения.
В этом месте ещё тише, чем во всем остальном лесу. Словно всё живое, в испуге, его избегало. А ещё от него тяжело на душе, почти больно. Привыкший к сумракам глаз легко рассмотрит руны, начертанные вокруг чем-то красным. Ими испещрены почти все поверхности: камни, кора деревьев, кое-где даже земля. И если кому-то вдруг пришло бы в голову сфотографировать, да поискать значение в интернете, ничего бы не вышло: как назло, помехи в связи, ничего не открывается.
Шанс найти хоть какие-то ответы есть только в городе.

[NIC]Mill-City Mystery[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/u5IFnAJ.png[/AVA]
[SGN].[/SGN]

+2

34

Мэтт немного успокаивается, пятит взгляд – он больше не думает про Спенсера, ботаник вполне и сам сможет о себе позаботиться, а если что и случится, то не его вина. Делает глубокий вдох.
– Да, – наконец выдавливает через себя, а затем сознаётся, – но я не представляю, как это вообще возможно. В смысле… Чёрт, – короткая пауза. Он слишком запутался, чтобы найти хотя бы одну рациональную причину, почему девочка–призрак, так чётко кричавшая у самой кромки шоссе, исчезла у них из–под носа. – Ты же ломанулась прямо на неё, а её вообще не видать. И даже не слышно, хотя готов поклясться, что кричала она очень громко, – может, они все вместе сходят с ума? От этой мысли в лицо бьёт лихорадка, от которой выступает румянец. Мэтт проводит холодными ладонями по лицу, затем опускает руки на пояс. В задумчивой позе он бегло осматривает трагичную полянку, затем качает головой. Идей – ноль. – Ладно…
Он поднимает на Эмму взгляд, и это порождает внезапную перемену. В голове щёлкает некий тумблер. Он даже дёргает головой, чтобы сбросить с себя наваждение, но не получается. Будто кто–то набросил шкуру из мазута, которую не содрать. Нутро переворачивается, и Мэтт вдруг чувствует, как обрастает новыми эмоциями – теми, которые запираются вместе с внутренними демонами в клетку и которые люди относят к категории безумных. Пере глазами яркая пелена воспоминаний: вот они с Эммой сидят на одном ряду в кино, вот он её ведёт в парк, вот покупает ей браслет на День Рождения… Картинка чернеет, становится приглушённой и скупой на цвета: вот его отца сажают в тюрьму, а вот уже Бэйкер отшивает его. От давно забытых чувств у него сводит скулы – они бьют с новой силой, вспарывают едва зажитые нарывы, пускают кровь. И вот он уже не чувствует ничего, кроме всепоглощающей черноты. Мэтт сжимает руку в кулак до болезненного покалывания в ладони – он вновь переживает тот день, когда Эмма втоптала в землю всё то хорошее, что они вдвоём разделили. Тот день, когда она отвернулась от него. Она! Единственный человек, которому он доверял.
Чувство утраты и одиночества сковывают по швам и нашёптывают в ухо: она никогда тебя не любила. Никогда, Мэтт. Она тобою пользовалась. Забавлялась. Репутация всегда была ей дороже. Ты настолько дурак, что вообще верил в ваши отношения? Ты никому не нужен, Мэтт.
В кровь врываются злость и ненависть, и в следующее мгновение глаза Далласа теряют прежний блеск. Там нет ни тени испуга, пережитого после падения Спенсера, ни отзвука переживания за Эмму. Теперь глаза отливали холодом, пробирающим до костей, и прогрессирующей неприязнью. Иногда смотришь на человека – и не узнаёшь его. Вряд ли Эмма сможет признать знакомого ей Мэтта в этом человеке с заострившимися чертами лица.
– Вот так просто «пошли»? – голос чужой, хриплый и студёный, как воды гренландского течения. Мэтт делает шаг навстречу. Листва и сухие ветви трещат под подошвой прямо, как напряжение в воздухе. – Домой хочется? – зеркальное отображение её собственных слов звучит особенно пугающе, потому что Мэтт внезапно тянет в полуулыбке уголок рта, тогда как глаза полнятся холодной злобы. – То есть бросим ботана, только потому, что он тебе не нравится? Даже не попытаешься мне возразить? Я забыл, насколько тебе легко бросать людей, Бэйкер. Ты ведь ни о ком, кроме себя не думаешь. Себя – и своём имидже, – шаг за шагом он давит на неё, пока наконец Эмма не втыкается спиной в сосну. Мэтт плавно запирает её в замок между двух рук, которыми наседает на ствол старого дерева, и склоняется максимально близко – настолько, что она впитывает его дыхание. Даллас спускает руку ей на плечо, большим пальцем стирает насевшее над ключицей пятнышко – руки у него ледяные, а прикосновения слишком учтивые, чтобы предвещать что–то хорошее. Он опускает вторую, и теперь её растерянное лицо обрамлено в ладони. – Ты меня вообще, – даёт ей выдержанную паузу, – любила?
Ответ уже не имеет значения. Ни то, что Эмма скажет, ни то, что на думает, ни то, о чём она попросит. Мэтт плотно сдавливает ладони. Губы трогает едва заметная дрожь. С перекошенным ртом на лице он вбрасывает всю силу в руки с проступившими венами, и в следующее мгновение голова Эммы резко отбрасывается назад, как у тряпичной куклы. Затылком об истлевшую кору, в кровь за боль и отрешённость, которые она принесла. Она в силках, ей не уйти, как бы она ни извивалась, и не позвать на помощь – левой рукой Мэтт затыкает её выдох, перекрывая шанс докричаться до пустоты. Она как птица в клетке, которую раздавливают. Он бьёт ещё раз, оставляя первое алое пятно на сосне. И ещё. Снова. Четыре. Сквош. С таким звуком дерево пронзает кожу, увеличивая рваную рану. В пятый раз – рукам тепло от чужой крови, просачивающейся сквозь пальцы. Ещё. И ещё. Жизнь, замкнутая в его руках угасает по мере того, как теплится в груди умиротворение.
Она никогда тебя не любила. [NIC]Matthew Dallas[/NIC][STA]paint it black[/STA][AVA]https://i.imgur.com/vTkCTSE.jpg[/AVA][LZ1]МЭТТЬЮ ДАЛЛАС, 16 y.o.
profession: школьник
[/LZ1]
[SGN]

https://i.imgur.com/RsYLrRu.gif

   досье
  внешний вид
  х х х

[/SGN]

+2

35

Эмма смотрит на Мэттью, и даже в густых сумерках замечает, как меняется в одно мгновение его взгляд. "Новый" Мэттью смотрит хмуро, исподлобья, у него нехорошего блестят глаза, и девушка чувствует, как по коже бегут мурашки, словно кто-то коснулся шеи ледяными пальцами. Эмма отводит глаза и решает смотреть куда угодно, но только Далласа. Она убеждает себя, что ей почудилось, показалось. Просто день был невероятно долгий, она устала, валится с ног и всё равно умудряется продолжать переживать: как там родители, где они? А где все остальные ребята? Нашли хоть что-нибудь? Беглый взгляд на экран смартфона показывает, что связи нет, и от этого становится только страшнее. Если что-то случится, позвать на помощь не получится. Но ведь в этих местах не водится диких животных. Они в полной безопасности, звать на помощь и не понадобится. Да..?

Не показалось. Голос Далласа обжигает студёным льдом, заставляет вздрогнуть, в испуге вновь поднять на него взгляд. Инстинкты включаются в игру быстрее головы: хочется отступить назад, а затем и вовсе броситься бежать, скрыться за деревьями. Она будет в безопасности, если окажется подальше от Мэттью. Эмма чувствует это на физическом уровне, и чем дольше Даллас говорит, тем сильнее всё внутри вопит, призывает бежать без оглядки. Вот только девушка сопротивляется этому внезапному, непонятно откуда взявшемуся страху. Мысленно одергивает себя: это же Мэттью. Всё ещё Мэттью, она хорошо его знает уже много лет. Просто, наверное, разозлился. Тоже устал и тоже страшно. Эмме хочется сказать в ответ что-нибудь мягкое, успокоить, быть может, даже пожалеть. Но слова бывшего возлюбленного больно царапают сначала по себялюбию, а потом и по гордости. И вот она уже упрямо вздёргивает подбородок, чтобы недовольно фыркнуть:
— Не смей разговаривать со мной в таком тоне, Даллас. То, что я согласилась идти за тобой, ещё не значит, что я собираюсь терпеть твои выходки, — храбрится и убеждает себя, что ей совсем не страшно, когда Мэтт делает шаг вперёд, в её сторону. Шаг за шагом, и успокаивать себя уже не получается. Эмма пятится, даже не задумываясь о том, что делает. Если бы взглядом можно было убивать, она бы уже превратилась в кучку пепла. Внутри всё переворачивается от ужаса, покрывается коркой льда, от его слов, интонации, даже походка как будто поменялась. Девушка набирает в грудь воздух, чтобы закричать, позвать на помощь. Но именно в этот момент ударяется спиной о дерево. Горло сжимает спазмом ужаса, внезапно осознание — убежать не получится — мешает дышать, но... Ох, Эмма, это только цветочки.

Она всегда любила размышлять о том, какой огромной, за последние годы, стала разница между мальчиками и девочками, насколько сильнее они стали. Однако никогда даже в голову ей не могло прийти, что она испытает эту силу на себе, захлебнётся ею так, что по-настоящему перестанет дышать. Прикосновения ледяные, страшные, девушку бьёт крупной дрожью. В широко раскрытых глазах плещется страх. Его так много, что жалкое, скулящее "пожалуйста, не трогай меня" так и не срывается с губ, застревает где-то в районе грудной клетки. Ей так страшно, что даже думать не получается: при всём желании не смогла бы ответить на его вопрос. А потом всё внезапно обрывается. Короткая, острая вспышка боли, и мир погружается в беспросветную темноту.
По крайней мере, больше не страшно...
[AVA]https://i.imgur.com/aLWvrfb.gif[/AVA]
[NIC]Emma Baker[/NIC]
[STA]god save the prom queen[/STA]
[LZ1]ЭММА БЭЙКЕР, 15 y.o.
profession: школьница;[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/4eesXfk.gif https://i.imgur.com/dxKs89T.gif https://i.imgur.com/cDplbTe.gif
досье на персонажа
[/SGN]

+2

36

ПРОСТИТЕ, ЧТО ТАК МНОГО, Я БОЛЬШЕ ТАК НЕ БУДУ! ЧЕСТНО!
упоминания: Мэттью, Эмма, Скайлер
смс для: Эмма, Скайлер
взаимодействие: -

Спенсер понимал, что движется в верном направлении. Почва под ногами постепенно менялась, становилась суше; овраг и окружавшая его влажная территория остались позади. Продираться сквозь глухой лес, в котором, казалось, с десяток лет не появлялось ни единой живой души, кроме местных животных, было непростой задачей, но мальчик справлялся. Он, Спенсер Айзенштейн, не мог не справиться.
Конечно, он внимательно смотрел под ноги - совершенно не хотелось оступиться в темноте, напороться на какой-нибудь острый сук или, чего доброго, змею - Спенсер знал, что они здесь водятся. Но не сук и не змея в итоге заставили его остановиться и озадаченно нахмурить брови: свет яркой лампочки смартфона осветил цепочку засохших, но ясно очерченных следов. Не просто следов - обувной подошвы. Когда-то здесь прошёл человек. Выходит, не так уж этот лес заброшен...
Спенсер осторожно присел возле следов, рассматривая внимательнее. Узкая ножка, размер небольшой - такая обувь могла принадлежать либо миниатюрной девушке, либо ребёнку. Оставлены следы давно - почва успела как следует засохнуть, но не настолько давно, чтобы потерять контур. Хозяин - или хозяйка - следов вряд ли весит много, слишком узкая обувь для стопы полного человека, но следы хорошо отпечатались; тот, кто их оставил, наступал на землю с силой - скорее всего, бежал?
Сердце мальчика забилось быстрее, в памяти всплыли объявления о пропаже девочки, которые в первые дни после происшествия были развешены по всему городу. Полиция перевернула город вверх дном, проверили каждое здание, каждый подвал и чердак, волонтёры исходили пригородную местность вдоль и поперёк; Спенсер не следил за ходом расследования - оно его не интересовало - но должны же были привлечённые люди проверить и лес? Или проверили только территорию вблизи от города, посчитав, что маленькая девочка не могла уйти далеко пешком?
Разумеется, нельзя делать выводы на основании одних только следов. Они действительно могли принадлежать кому угодно, но Спенсер, хоть и сохранял хладнокровие, не мог избавиться от давящего дурного предчувствия: глухой лес вдали от города - сомнительное место для пеших прогулок, особенно в одиночку... И хотя мальчик помнил о своей изначальной и главной цели, его естественная любознательность и пытливый ум, жадный до головоломок, на мгновение взяли верх. Неотступно следуя по маршруту таинственного путника, он вскоре выбрался к тропинке и тогда остановился, раздумывая. Тропинка - это не цепочка единожды оставленных следов; тропинка - это своеобразный коридор, неизвестно откуда взявшийся среди лесной чащи. Чтобы проложить такой путь, нужно время. Значит, здесь, конкретно в этом месте, тот самом, где он сейчас стоит, кто-то бывал не один раз. Кто-то с регулярной периодичностью возвращается в этот чёртов лес. В одно и то же место.
Спенсер нервно сглотнул. Можно предположить, что тропинку вытоптали звери, но чего ради? Почва сухая, никакого намёка на пролегающее рядом место водопоя... Чем дольше мальчик в нерешительности топтался, буравя взглядом примятую траву, обломанные ветви, подозрительные следы на коре деревьев, тем меньше ему хотелось здесь находиться. Даже если какой-то ребёнок пошёл этой тропой, что ему с того? В подобных делах должна разбираться полиция, а не он, школьник!
Вот только полиция исчезла.
Глубоко вздохнув, Спенсер двинулся по тропинке, прислушиваясь к каждому постороннему звуку. Тишина - звенящая тишина, никаких признаков жизни ночных животных, ни единой птицы, ничего. Гипотеза о тропе, вытоптанной зверями, с треском обрушилась.
Наконец мальчик выбрался на поляну. Он не знал, что ожидал найти - чей-то дом, чью-то берлогу? Пустынное поле? Что? К счастью, никаких домов или подозрительных сооружений - просторная поляна и странный валун в её центре, расположенный с практически инженерной точностью. Издалека большой камень не вызвал у Спенсера особого волнения, но чем ближе он подходил, чем больше он видел, тем чаще помимо воли становилось его дыхание. Камень был основательно измазан чем-то тошнотворно бордовым, и у мальчика не оставалось сомнений насчёт происхождения жидкости - кровь, точно кровь, оттенок самый что ни на есть правдоподобный, тёмный, не как в дурацких фильмах, и запах... Господи, как же жутко пахло! Будто сам воздух пропитался кровью!
Мальчик, впечатлённый зрелищем, забыл о том, что необходимо смотреть под ноги, и вздрогнул, наступив на что-то хрупкое, хрустнувшее под подошвой. Вздрогнув, он быстро глянул вниз и едва не отпрыгнул в сторону, сообразив, что наступил на чьи-то кости - мелкие, ссохшиеся косточки, принадлежавшие какому-то небольшому лесному зверю. Поёжившись, Спенсер начал рассматривать землю, прошёлся по поляне медленным кругом и обнаружил настоящее звериное кладбище. Некоторые кости почти истлели, некоторые выглядели крепкими, более свежими, все разного размера, что настораживало мальчика больше всего. Логично рассуждать, что он наткнулся, скажем, на охотничью территорию местного хищника, но у животных, как правило, есть вполне определённые пищевые привычки. Хищник, охотившийся здесь, нападал на всех без разбора.
В одной точке отвратительная вонь усилилась. Заткнув нос и рот рукой, Спенсер приблизился к кустам, в которых виднелось нечто крупное, размером превосходящее тушку зайца. Второй рукой он отвёл в сторону ветви кустарника, заслоняющие обзор, и замер, ощущая, как ледяной струёй катится пот по костлявой спине.
Сначала он увидел джинсы. Джинсовая ткань выступила в луче фонарика и уж точно не могла быть частью шкуры обычного зверя. Дрожащая рука дёрнулась в сторону, луч медленно, нехотя пополз выше по телу, осветил ткань какой-то смешной одежды, что-то вроде футболки с узором из мультяшных персонажей. Ещё выше - взлохмаченные волосы. И лицо. Лицо трупа в стадии разложения, которую Спенсер не собирался определять; он вообще потерял возможность думать. Едва увидев лицо, он резко очнулся от шока, одним прыжком отшатнулся от кустов так далеко, как только мог. Он не закричал - голосовые связки будто парализовало, да и некогда ему было кричать, рот был занят другим: Спенсер отвернулся от кустов, словно не находил в себе сил хотя бы просто смотреть в сторону мёртвого тела, согнулся пополам, и его стошнило.
Когда судорога, сводившая желудок, отступила, мальчик выпрямился на дрожащих ногах. Его не то трясло, не то знобило; он всё же обернулся на проклятый куст, но подходить больше не стал - незачем. Он понял, чьё тело обнаружил, и неожиданно для себя почувствовал резко пронзившую сердце тоску, тоску по юному созданию, безвременно покинувшему мир, жизни, прерванной несправедливо рано, не успевшей толком раскрыться и расцвести. Казалось, ещё немного - и он разрыдается, и едва Спенсер поймал себя на том, что мимика готова скривиться в гримасу скорби, а к горлу подкатывает горький ком - не тошноты на сей раз - он с силой шлёпнул собственную щёку, моргнул и быстрым шагом убрался в другой конец поляны.
Хладнокровие. Главное - сохранять спокойствие. Нет времени на эмоции, порыдать над невинным ребёнком можно когда-нибудь потом, на похоронах, да и с какой стати он должен над ней рыдать, он не знал ни её, ни её семью... Просто нервное потрясение сыграло с ним злую шутку, всё же он и сам был обыкновенным мальчишкой, школьником, пусть и академически блестящим, но к обнаружению чужого трупа жизнь его не готовила. Времени жалеть себя у Спенсера тоже не было, и он усилием воли собрался и сосредоточился на новых деталях: "Это ещё что за чертовщина?.." Возможно, он не заметил их прежде, не обратил внимания, но теперь понял: вся поляна пестрела пугающими знаками, отчасти знакомыми - символы имели определённую форму, повторялись, выгляди так, будто были написаны в определённом порядке и несли смысл, а не хаотично придуманы в импульсивном порыве; подумав ещё немного, Спенсер вспомнил руны - да, точно, самые настоящие руны! Но, разумеется, если узнать в непонятных знаках руны у него получилось, сходу расшифровать их он не смог - как ни крути, знать всё невозможно даже для Спенсера, как бы ему того ни хотелось. Информация непременно найдётся и он обязательно этим займётся, но сперва... сперва нужно убраться отсюда, и поскорее.
Не теряя времени, Спенсер тщательно обошёл поляну заново, сфотографировал все руны, какие смог найти, сделал несколько фото камня, поляны в целом, всех деталей, что бросились ему в глаза теперь, когда он осмотрелся как следует. Он даже заставил себя снова подобраться к кустам и сфотографировать очертания несчастной девчонки, но отводить в сторону ветви не решился.
Убедившись, что дело сделано, мальчик ринулся со всех ног подальше от окровавленной поляны и замедлил бег лишь тогда, когда и тропинка, и засохшие следы остались позади. Непривычные к нагрузкам лёгкие горели огнём, дыхание сбилось до хаотичных жадных вдохов, мышцы ныли, но облегчение, которое ощутил Спенсер, очутившись на расстоянии от кошмарного места, стоило того.
Интернет ловил плохо, но, к счастью, связь каким-то чудом показывала два деления. Развернувшись в сторону города, где ждала библиотека - священный источник знаний - Спенсер отправил несколько смс; плевать на разногласия, другие должны знать, что происходит. Про найденный труп он не стал уточнять - сейчас на первом плане стояли руны.
Первое сообщение - Бейкер; телефона Мэттью Спенсер не нашёл, да и неоткуда ему было взяться, а номер Бейкер он однажды сохранил, когда они координировались на выездную поездку на очередную школьную олимпиаду. Бейкер никогда бы не добилась таких результатов, как Спенсер, но как дочери влиятельной фигуры в городе ей решили дать шанс.
"Это Спенсер", - сразу к делу, без приветствий и пустой болтовни, - "по дороге я нашёл это место. 1) Символы что-нибудь говорят? 2) На вашем месте я бы убрался из леса." К сообщению мальчик прикрепил две фотографии: на первой хорошо просматривалась поляна целиком, на второй крупным планом запечатлелся один из рядов рун.
Второе смс Спенсер отправил Скайлер в ответ на сообщение от неё.
"Возвращаюсь в город. В лесу нашёл это место. Символы что-нибудь говорят?" - те же две фотографии в прикреплённых файлах.
Интересно, кровавая ерунда, которую те двое увидели на камерах, может быть как-то связана с тем, что творится на поляне?
[NIC]Spencer Eisenstein[/NIC][STA]Abyssus abyssum invocat.[/STA][AVA]https://i.imgur.com/MzOgHiN.jpg[/AVA]
[SGN]анкета персонажа
https://i.imgur.com/GKS8VPr.gif
[/SGN]
[LZ1]СПЕНСЕР АЙЗЕНШТЕЙН, 15 y.o.
profession: школьник[/LZ1]

Отредактировано Anthony MacIntyre (2021-03-03 16:59:47)

0

37

упоминания: Эмма, Спенсер
смс для: -
взаимодействие: -

Мэтт ничего не видит – всё как в пелене, всё тело будто подчиняется не ему, а неведомой силе. Все эмоции, кроме негативных, заблокированы, он не видит лица Эммы, на которым то ли застыл ужас, то ли так и не вымолвленная мольба; он не до конца осознаёт, что происходит, но чувствует, как пальцы становятся маслянистыми. Пребывая в состоянии, более близком к трансу, Мэтт ещё какие-то мгновения колотит разбитый затылок девчонки, больше походящей на бескостную куклу, о стёсанную кору. Чвак. Точно орех. Затем его руки наконец-то выпускают спутанные волосы, в которые он когда-то так любил запускать пальцы, и картина проясняется. Туман, охвативший разум, уступает место рациональному мышлению. Даллас медленно приподнимает руки, чтобы вытереть кровь, и при виде её внезапно застывает, точно постепенно осознавая, что произошло.
Секунду-другую Мэтт тяжело дышит, пытаясь понять, где он вообще находится, а затем негромко зовёт осипшим голосом:
– Эмма?.. – и опускает взгляд на бездыханное тело, изогнувшееся в неестественной позе. Эмма, погрузившись навеки в пустоту, лежит лицом в земле, в её космах спутались сухие листья и редкие веточки, а превращённое в крошево темечко исходится густой кровью, которая выбивается наружу, точно как из переполненной чаши. Её голова напоминает раздавленную вишню. Покачнувшись, Мэтт делает шаг назад, в ужасе подносит руки к лицу и тут же их на выдохе отдирает, усиленно пытается вытереть о нагрудной карман. В каком-то полупаническом состоянии он не может выдернуть себя из рукавов пару мгновений, но затем стаскивает куртку рывком и лихорадочно стирает въедливую кровь. Пятна уходят, оставаясь на изнанке, но та кровь, что забилась в борозды рук и под ногти, не поддаётся.
Через сдавленное пыхтение Даллас спешно пытается привести себя в порядок. Бросает на Эмму ещё один взгляд, но уже не дрожит всем телом, не чувствует от содеянного сжимающего, щемящего грудь страха. Возвращается какое-то странное, животное чувство, что Бэйкер получила по заслугам. Его Эмма, такая смеющаяся при их знакомстве и такая холодная, когда в дом Мэтта входит трагедия... Главная звезда школы, любимица своего папашки. Почему в ней раньше не замечал двойственной натуры, не видел, как ей важнее не его чувства, а то, что думают окружающие, что скажет папанька? Лицемерие, – заключает Мэтт для себя, избавляясь от последних чувств жалости.
Эмма никогда тебя не любила. Никогда. Ты слышишь? Ни-ког-да.
Даллас зажмуривает глаза, глубоко вздыхает, пытается резким кивком головы согнать с себя застилающую глаза ширму. Ему кажется чужое присутствие, кажется, будто кто-то вкладывает эти чувства в него, будто отсекает то человеческое, что пробудило однажды чувства к Эмме. Мэтт бьёт себя кулаком по виску, ещё раз и ещё – выбить эту дурь прочь, взять контроль над собой. В глазах слегка мутнеет, но когда взгляд вновь проявляется, рас фокусируя смазанные лесной пейзаж, он медленно отступает прочь. Здесь ему задерживаться больше не имеет смысла. Остаётся выбраться на условленное место, где они могли пересечься с ботаником, и рассказать, с чем ему пришлось столкнуться. Или, может, к чёрту Спенсера.
Мэтт торопливо убирается с поляны, на которую опускается зловещая тишина. Тело Эммы Бэйкер остаётся в одиночестве продавливать мягкую почву – когда Даллас скрывается в черноте неровных, пугающе мрачных деревьев, телефон Бэйкер издаёт сигнал. Сообщение Спенсера остаётся не прочитанным.[NIC]Matthew Dallas[/NIC][STA]paint it black[/STA][AVA]https://i.imgur.com/vTkCTSE.jpg[/AVA][LZ1]МЭТТЬЮ ДАЛЛАС, 16 y.o.
profession: школьник
[/LZ1]
[SGN]

https://i.imgur.com/RsYLrRu.gif

   досье
  внешний вид
  х х х

[/SGN]

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Загадка Милл-Сити » Леса


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно