внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост от скорпиуса малфоя [эппл флорес] Сегодняшний день просто одно сплошное недоразумение. Как все могло перевернуться с ног на голову за один месяц, все ожидания и надежды рухнули одним только... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 35°C
* jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » prisoner decisions


prisoner decisions

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

M & M
folsom state prison
16.06

0

2

Здание Фолсом Стейт Призон возвышалось над девчонкой нелепой, неожиданно неуместной и совершенно дикой сторожевой башенкой в духе средневековых замков, щерилось бесконечным каменным забором, который навязчиво тянулся весь долгий квартал по левую сторону дороги. А еще внушало затаенный испуг. Одно дело знать, что тебя могут посадить, а другое - видеть это воочию. Где-то внутри молчаливой паникой бился детский вопрос «а вдруг я оттуда не выйду?».  Мишка, конечно, отдавала себе отчет, что так это не работает, но навязчивая картинка, где перед ней закрывают двери на свободу, рисовалась в ее воображении очень ярко. И охрана в серой форме, и черны дубинки, и сожаление в выдохе массивных створок.

Где-то подспудно она опасалась, что документ, состряпанный Холденом, окажется недействительным. После всего произошедшего Мишка отказывалась доверять начхрану даже в абсурдном. Уже после проанализировав внезапную смену настроения и весь ход событий, она пришла к мысли, что МакГирр что-то ей подмешал. Пытался так ее утешить и уберечь себя от истерик или имел целью выпытать лишнюю информацию, но точно знал, что он делает. И эти агентурные методы внушали ей дикие опасения. Чему их там, в УБН, еще учат? Мишка разобралась – без уверенности в конкретном препарате – только потому, что умела себя наблюдать и шарила в теме. Какой-то барыга посчитал бы свою внезапную душевную откровенность – перепоем. Если МакГирр сливает информацию или пытается подмять сеть, сколько всего он успел вызнать, пока числился своим парнем? Последние дни девчонке казалось, что все ее мысли украшены вопросительными знаками, и она носится одного человека к другому, беспомощно задавая вопросы.

Ей чудом удалось разыскать психованного  афганца с большой дороги. После общения с МакГирром, Мишка уяснила, что кто бы ни был виноват в сложившейся ситуации: сам Холден, барыги, мексиканцы, конкурирующие банды или итальянцы – ей здесь не рады. Никто не станет ей помогать, а кому верить непонятно. И человек, заинтересованный в ее жизни хотя бы материально, стал абсолютной необходимостью. Оставалось надеяться, что на выходе он не подведет и не свалит с задатком. Может она хотя бы здесь не облажаться? Вот все успехи и достижения на сегодняшний день.

When I was just a baby,
My Mama told me, "Son,
Always be a good boy,
Don't ever play with guns"

В голове ехидно и залихватски скорбел о пропащей бандитской душе Джонни Кэш, который намозолил ей уши еще в Техасе. Но там это был озорной медляк, под которой девочки раздевались до ковбойских сапог и патриотичных звездно–полосатых стрингов. Тогда блюз не казался Мише таким унылым и угрожающим.

But I shot a man in Reno,
Just to watch him die,
When I hear that whistle blowin',
I hang my head and cry.

Был это приемный день, приемный час, или здесь всегда так людно, но девчонке пришлось томительно ожидать, пока на кпп проверят и подпишут ее документы, мысленно перебирая все, что она хочет сказать – успеть сказать – пытаясь найти скользкие, уклончивые слова, чтобы соседние столики не уловили опасные смыслы. Сидеть среди других заключенный и их родни, как на вокзале среди багажа и страждущих прибытия поезда, было не по себе, но немного лучше, чем общаться в пластиковых кабинках. Там она не смогла бы сказать ничего дельного, в полной уверенности, что разговоры записывают. Даже если потом они не смогут послужить доказательством в суде, какая-нибудь новая Ханна снова заявится узнавать подробности и задавать вопросы, теперь куда более прицельно.

Мишка выбрала пустующий столик в центре. По периметру болталась тюремная охрана, а здесь казалось потише. Во всяком случае, между рядами столов они пока не ходили. Может, начнут потом, когда набьется еще народу. Пока вместе с ней в ожидании заключенных сидели несколько мясистых негритянок в яркой бижутерии, знойные размалеванные мексиканки разного возраста в широком разбросе от убитой горем седой старухи до малолетней беременной девки в мини. На фоне этого колорита джинсовые девки без этнического колера смотрелись бледно, но тоже очень старались. Только сейчас Мишка сообразила, что ее попытка выглядеть неприметно, делает ее очень примечательной в этой нарядной топе. А весь этот парад грошовой моды затеян для того, чтобы произвести впечатление на заключенных. Такими их светлые образы и унесут в камеры мужья, братья и сыновья. До следующего свидания. Значит, Юль запомнит ее напуганной, издерганной и растерянной. Как всегда. Она ждала этого момента неделю. А может и все полтора месяца и сейчас вдруг поняла, что совершенно не хочет выяснить отношения, упоминать и даже думать об этом.

Заключенные в сигнальных оранжевых робах входили строем. Строй разнокалиберных, татуированых, мелких и крупных, лысых и бритых, черных и желтых мужиков, одинаково притихших под пристальными взглядами охраны, произвел на Мишку оглушающе тяжелое впечатление. Когда знакомая, угловатая фигура дилера мелькнула в череде заключенных, она невольно прикрыла рот рукой, хотя не собиралась кричать. И была далеко не уверена, что сможет говорить. Потрясено смотрела, как он приближается, чтобы сесть напротив. Юль, которого она планировала больше никогда не видеть. Моргнула и аккуратно, опасливо, опустила ладонь на забитые костяшки.

- Мартин, что происходит? – только услышав себя, сообразила, что говорит шепотом, и невольно откашлялась, возвращая голосу силу, но слова все равно терялись в общем гомоне. Ей в первую очередь хотелось прояснить обстоятельства ареста, оставлявшие много вопросов, на которые Мартин мог уже знать ответы и точно имел время обдумать варианты. - Что, вообще, случилось? Что за дичь я читала в протоколе?

Отредактировано Misha Juhl (2020-07-15 22:12:32)

+1

3

Вся эта ситуация давалась дилеру тяжело. Самое хреновое, что могло с ним приключиться, было даже не сам арест, - о том, что его ждет, он хотя бы смутно, но мог представить, - а  неопределенность, в которой он болтался уже вторую неделю. Он понятия не имел все это время, что происходит в Сакраменто и хватился ли его вообще кто-то, пока ему не дали разрешение на звонок. Он не стал звонить ни Ринальди, ни кому-то из барыг, сразу набрал Холда. Времени подумать у него было предостаточно, и первое, что надумалось, так это то, что для налаживания какой-то связи с внешним миром, ему необходимы связи бывшего агента.

Идея насчет Миши пришла уже во время разговора, когда МакГирр стал настойчиво предлагать подкупить кого-то из охраны, чтобы получить возможность звонить прямо из камеры. Позже он, естественно, собирался пробить эту тему, но пока предпочитал сидеть тихо и влиться в здешнюю обстановку, а еще обеспечить любовнице относительно свободный доступ в тюрягу. В часы посещения, естественно, никаких других вариантов здесь точно не было.

За всей этой возней за полтора месяца чувство вины за то, как поступил с девкой, уже серьезно поистрепалось. Оно было, но все вышло в веренице проблем на улицах. Ему не было стыдно, но он жалел, что просто не развернулся тогда и не ушел сам, исключив из всего этого дерьма жестокие побои. Миша по своей наивности тоже не смогла избежать этой ситуации, прекрасно зная, что самоконтроль точно не был коньком Юля. Как бы то ни было, та ситуация не давила на Юля так, как сложившаяся нынешняя, так что если им и предстояло это обсудить, то точно не теперь, пусть он и знал, что своей очередной идеей подкинет дров в эту топку, но никакого другого выхода пока не видел. В конце концов, если девка решит, что все это ей не нужно или испугается, развестись было не проблемой, а делом одного похода в администрацию, а пока он ждал, когда Холден все организует, у него было время подумать и о дальнейших своих действиях.
- Юль, на выход, - охранник отмахнул в конец коридора, и решетка с толстыми железными прутьями под противный сигнал съехала в сторону. – К тебе посетитель.

Камера была на двоих. Вместе с ним сидел парень лет двадцати пяти - Тэд. Мотал второй срок за грабеж и на этот раз ему накрутили по полной программе, впаяв шесть лет, из которых он еще и года не отмотал, но уже вовсю грезил об УДО. Тэд уверял, что успел обзавестись тут неплохими знакомствами, что знает, с кем нужно говорить, а с кем дел лучше не иметь. Обещал познакомить его с парнями из нацистской группировки, которых снабжали с воли разным дерьмом, но пока все оставалось на уровне разговоров. Сам Юль о подробностях своей жизни и деятельности, понятное дело, распространяться не собирался.

Молча пялился на ладонь блондинки поверх своей какое-то время и от чего-то это простое прикосновение легло еще одним камнем к тем, что и без того давили на него в этих сраных стенах. Просто понял, что скучал по девке все это время и после ее ухода, возвращаясь в пустую квартиру, чувствовал себя странно. Видимо, ему нужно было почалиться тут недельку, чтобы это понять.
- Не знаю, - собственный голос слышался как будто со стороны, не особо уверено. Дилер поднял взгляд и поймался со светлыми глазами напротив. – Все нормально. Я не знаю, что случилось, это не важно.

Он, вроде бы обдумывал их разговор до мелочей десятки раз. О том, что должен был сказать ей по делу. Но теперь, сидя напротив девки, понял, что все мысли из головы моментально улетучились. Нет, он уже был в таких ситуациях, когда его насильно лечили от зависимости, например. Сестрица явно выложила тогда нехилые бабки, раз работники этой богадельни не боялись, что пациенты их пойдут в суд. Честно, выбравшись оттуда, у Юля даже не возникло такой мысли. Но сейчас ситуация была чуток другая.

- Все было, как там написано. Это случайность, - или подстава. Разговаривать тут было особо не о чем, в долгие рассуждения не кинешься. Хотя дилер мог понять, что со стороны все это пока что выглядело для девки непонятным хаосом. – Слушай, не до этого сейчас. Придется тебе забыть пока про склад. Есть там, кого оставить? Мне надо, чтобы ты сделала кое-что здесь, в Сакраменто.
Не спрашивал о том, хочет ли она что-либо делать, ведь должна была понимать, что речь тут не о личных отношениях – стоило им вылететь из игры, как они оба лишаться практически всего. Накроются медным тазом и заводы, и склад, и все сделки, по массе завязанные на итальянцах, которые вряд ли будут долго ждать, пока они разрулят свои проблемы. Как и тихуанцы, впрочем.

- Тебе надо съездить к парням, сказать, что все остается так же, как и было. Связь я постараюсь наладить в ближайшее время, - он отвлекся на пару мгновений, осматриваясь по сторонам, и потом подался чуть вперед, опираясь на локти и уже тише добавив. – Они отдадут тебе посылку для Майка. Если будут задавать вопросы по этому поводу, то скажи, что ничего не знаешь. Эй, - он взял девку за руку, заставляя посмотреть на себя. – Не показывай им, что что-то не так. Увереннее, окей? Нам нельзя сейчас все проебать.

Миша могла рыдать перед ним и изображать беспомощность, во всем полагаясь на него, но он знал, что в стрессовых ситуациях она способна была взять себя в руки. В том числе и осилить внешнее давление, если кто-то из барыг будет излишне настойчив. Хотя, с этой стороны он мог и не ждать подлянок, но уже привык надеяться на самые дерьмовые расклады, чтобы в дальнейшем ничему не удивляться. То, что дилер продолжал держать подчиненных в неведении и вся его созданная независимость пока что в делах ему только помогали, так что он собирался действительно все оставить, как есть.

+1

4

- Не важно? – развела ладонями над серой столешницей в скомканном, тесном жесте, который и изумлением-то не назвать. Сдавленное непонимание, застрявшее в горле и где-то маякнувшее в дрожащих пальцах. Отпустила его руку. Все это время Мишке казалось, что стоит разобраться в произошедшем, как все встанет на свои места.

- Я устала перебирать, кто виноват. Я уже перебрала всех! Я не пойму, кому верить!– шепотом все эти восклицания могли казаться комичными, если бы не складка между бровей, не осунувшееся, пустое лицо дилера напротив. Он как будто потерялся и никак не мог найтись, вспоминал о реальности откуда-то издалека, из глубины колодца, и теперь, пытаясь дать ей указания, делал это с трудом. Точно забыл слова, а весь мир по эту сторону решетки смазался, стерся, истончился в тонкую дымку. Хотелось дернуть его, снова схватить ладонь - и разбудить. Девчонка поняла, что смотреть на барыгу ей страшнее, чем на каменные стены, на сетки, на табор размалеванных баб вокруг, на копов с дубинками, на блеклые лампы. Что избегает его взглядом. Он все еще был живой и с ней, но как будто где-то не здесь. На героине он был не здесь куда сочнее: неповоротливым, плавным, ублюдочным раздолбаем, будто все заебись и ничего стремного не происходит. А сейчас перестал. Остался невесомой, жутковатой бесплотной тенью, сотканной из чистой воли и собранности. Поймала себя на этом бегающем взгляде и вмазалась в барыгу широко распахнутыми темными от испуга глазами. А потом уцепилась повыше за руку, над запястьем, вжалась подушечками в чернильный рисунок на ноже, пытаясь почувствовать его, найти снова – в бое пульса, в пружинном сопротивлении упертой шкуры - следами ногтей. И нашла – взглядом где-то в вырезе робы между ключиц, коротким желанием вжаться туда губами, чтобы глотка забилась запахом кожи и казенной одежды. Облегчением.

- Я уже забыла про склад, - тихо царапалась по чернилам, по слабоуловимому рельефу татуировки.
Примерно когда к ней явилась Ханна, Мишка поняла, что дела склада сейчас станут самым несущественным в ее короткой и, возможно, трагической судьбе. Склад на крайний случай можно просрать. Свернуть все развитие и оставить грошовый аспирин с тихуанского завода. Черт с ним со складом, пока там болтается кокс и пушки! Если сейчас Мартин сядет, она успеет проклясть этот проект столько раз.

Мишка только сейчас сообразила в чем суть, вся подноготная этой аферы. Невероятно! Не была уверена, в ярости она или восхищении. Но, похоже, все эмоции оставила в кабинете МакГирра и теперь только покачала головой, отпуская его руку. Юль не собирался упускать ни сеть, ни Ринальди, не оставлял возможности барыгам встретиться с мафией напрямую. Зато ей предлагал выкручиваться между этими жерновами. Справишься как-нибудь. Соберись, не будь тряпкой! Девчонка раздраженно откинулась на стуле, когда Юль поймал ее и потянул обратно.

-Тебе нужно им отзвониться. Когда у тебя звонок? Хорошо, если ты им веришь, - сейчас не хотела рассказывать про Холдена. Но теперь едва ли верила кому-то из барыг тоже. – Но кто я такая? Я на хер им там не вперлась.

Так и видела, как триумфально вваливается на хату, где три мужика фасуют жирные пачки нала, и прихватит весь улов в неизвестном направлении. Тройничок в Мексике ярко всплыл в памяти. Рассказала бы дилеру, в каком разлете принимает порошок и окси, чтобы работать и чтобы спать. Но мимо, между гудящими столами, отчеканил мерные шаги равнодушный охранник.

- Послушай, -  потянула его руку к себе и мягко вжалась губами в костяшки. Не простила, не забыла, но словно отодвинула последние обиды. И теперь смотрела в глаза Мартина над сплетенными пальцами, пока дыхание скатывается вниз по рельефу вена на тыльной стороне руки.– Ко мне в СанДи приезжала агент ФБР.

Понизила голос, внимательно всматриваясь в сумеречные прозрачные глаза барыги, точно могла что-то разглядеть в этой мгле.
- Ханна Мерсер. Баба из протокола. Она сказала, что среди убитых были люди из Тихуаны, - все еще ждала: не желает ли Мартин ей что-то прояснить про свое «неважно». – Она готова докинуть тебе висяков поверх 5 грамм лет на 10 вперед, чтобы ты поискал контакты в Мексике.

Не объясняла, как испугалась и как рисовала там дурочку, как после пила взахлеб, и что их теперь ждет. Знала, что Юль отлично понимает без представлений.

- Отдай им кого-нибудь. Никакой латинос тебя не стоит! Ты выйдешь отсюда раньше, чем все пойдет по пизде.
Качнула головой куда-то, где за тяжелыми воротами Фолсома раскинулась вдоль реки голодная прорва города с рытвинами чахлых гетто, жгущими мет; с особняками по ривесайду, засыпанными снежком; с погасшими к утру кострищами клубов в пене синтетиков, с бизнес-центрами, где забиваются коксом, чтобы высидеть новый день, – туда, где лежал город, который только что принадлежал ему целиком – по самую глотку, а теперь брыкался и исходил кровавой слюной, как бешеная кобыла.
- Там уже какой-то пиздец. Мне рассказывали такую жесть с улиц...

+1

5

Вряд ли Юль хоть когда-то предполагал вариант, допускал, что окажется в такой ситуации, при которой вынужден будет отдать бизнес малолетней девке, но они ведь все когда-то начинали. Миша была далеко не глупой, но часто ей мешали эмоции, порой они мешали ей слишком серьезно, как и любовь к перекладыванию ответственности на других людей. Это вообще было отдельным пунктом и происходило только из-за недостаточного опыта, конечно.

Юль резко глянул на руку девки на своей руке, пока ногти впивались в шкуру, поймался со светлым взглядом, поняв, что своим видом пугает девку не меньше, чем вся эта сраная ситуация. Что он сейчас мог сделать? Ровно счетом нихуя, только сидеть и ждать, когда станет известно хоть что-то. Находился в неопределенности не меньшей, чем сама Миша, даже не стал связываться со знакомыми адвокатами, думая о том, что на них могут надавить, потому что толком не знал, чего ждать от окружающих. Макгирр ему явно помогать не торопился, хоть и задавал вопросы о своих дальнейших действиях.
- Сегодня. Позвоню сразу, как уйдешь, - он кивнул уже увереннее. – Они все соберут за два-три часа. Просто не дай им понять, что все вышло из-под контроля, и все. Они этого еще не знают, у нас еще есть время.

На него все еще пытались давить. В принципе, барыга такому раскладу не удивился. Пытались прикрутить ему мотив для убийства Эктора и его подельников. Звучали версии, что Юль появился на месте бойни просто, чтобы проверить исполнителя своего заказа и убедиться, что дело сделано. И другие, не менее интересные и вполне себе жизнеспособные. Версии были, вот только улик и свидетелей не было, поэтому Юль пока был относительно спокоен. Тем не менее, сидеть сложа руки он тоже не собирался.

Когда Миша заговорила про Мерсер, Юль нахмурился, слушая ее, и отвел взгляд, услышав о тихуанце, снова задумавшись. О том, что это какая-то подстава он думал сразу после того, как решил, что это ебучая случайность, но теперь уже и сам был ни в чем не уверен. Если среди трупов были люди Арельяно, то это очень меняло дело. На ум моментально пришли Борхесы, - кроме них и еще Гейнса, барыга о тихуанцах в Сакраменто больше ничего не слышал, - на фоне их продолжающегося конфликта. Если тут были замешаны эти двое, то отправлять к ним Мишу с вопросами было тупо и опасно.

Барыга потянулся свободной рукой, коротко выгладил девку по щеке, чувствуя теплое дыхание на ладони и тут же убрал руки после ее последних слов. Теперь уже то ли с легким недоумением то ли со злостью глядел на любовницу. Не понял, серьезно она говорит или действительно не догоняет сути своего предложения.
- Ты в своем уме? Кого отдать? – теперь изумление уже откровенно читалось на лице барыги. На минуту повисла пауза, когда мимо снова прошелся охранник, а потом Юль недовольно махнул рукой. – Конечно, я тогда выйду отсюда раньше. Даже раньше, чем ты думаешь. Вперед ногами блять.

Не собирался злиться, у него не было на это уже ни сил ни времени, он уже достаточно успел на себя позлиться за эту неделю и передумать все возможные варианты. Однако, как обычно, Миша умело выводила его из себя какой-то одной фразой. Вот он думает, что она умная большая девочка и вот перед ним опять сидит сопливая малолетка, которая едва ли думает о том, что говорит. Мартин тихо выдохнул, подавив в себе волну раздражения. Понимал, что для нее это то еще испытание и что он ее вынуждет теперь переживать вещи, которых она в целом может и не переживать – наплевать на него и свалить, жить дальше своей спокойной жизнью, наслаждаться ей в домике на берегу моря. Кто он вообще такой? Мудак, который ее отпиздил за то, что намотал на свой конец болячку?

- Не думай об этом. Со здешней хуйней я сам разберусь, ты мне нужна сейчас там, - он кивнул в сторону окна, подразумевая дела в Сакраменто. – Говоришь, там был тихуанец? У нас только один вариант узнать подробности – добиться встречи с нужными людьми и задать нужные вопросы. Если не захочешь, я пойму, но мне нужно, чтобы ты встретилась с Майком. Он знает хороших юристов, кто шарит в этих делах, я нахуй понятия не имею, кому тут можно верить. Мне надо точно знать, что федералы не продавят защитника, даже если им сильно этого захочется, иначе они блять меня сгноят здесь, - Мартин коротко глянул в сторону охранника и перевел взгляд на девчонку. - Все будет нормально. Скажи этим мудакам, чтобы разобрались с беспорядками, окей? Скажи, что связь скоро наладится.

+1

6

В какой-то момент весь гул, пестрядь и парфюмерная вонь зала потерялись, остались смазанной сферой, поймавшей их с Юлем наедине, дрожащей на грани слуха и зрения. Все Мишкино внимание было сосредоточено на собеседнике, на словах и подтексте, на интонациях и смене эмоций, уловимых едва-едва на привычно непроницаемом лице напротив.

Девчонка прикрыла глаза, прислушиваясь, как скользят по щеке жесткие костяшки, и на миг утонула в знакомом спокойствии и тепле; упала куда-то в раннее утро, когда она еще не проснулась, а Юль только вернулся; в мягкие простыни, в умиротворяю уверенность хозяйского объятия, забирающего ее из дремной пелены под бочину, к ребрам, сердечному бою, теплу его тела, где можно свить гнездо, чтобы беззаботно уснуть в нем дальше, вплавиться в кожу, блаженно ощущая их одним спутанным целым, до того, как соски оцарапают грудину, и сладкое желание, дремное и вязкое точно патока, не вынудит отираться кошкой о вымотанного за ночь барыгу, мазаться губами по шее и ниже – языком по черненым контурам мышц, плавно устраиваясь сверху, как будто он и не заметит.

Никогда не знала, как Юль делает это с ней - случайными прикосновениями. Как он абсолютно выбил почву у нее из-под ног, когда-то в клубе, где Мишка вовсе не планировала изменять своей подруге и на стоянке выкручивалась, как могла, а потом осознала себя уже со спущенными штанами посреди темной парковки… В мыслях не имела с ним трахаться, когда шал туда! И теперь тоже не планировала с ним ничего, но еще момент - и ее можно будет раскладывать на этом столе. Тут бы взбеситься! От этой беспомощности и абсолютной невозможности устоять. Вот сейчас дилер погладит ее по коленке и выше, заберется пальцами туда, где теплее по шву, и она все простит, как будто отшибло память! Задвинет и отставит гнить больной недосказанностью, проходит с этим еще несколько месяцев, лет, чувствуя, как трескается самооценка и патиной покрывается душевный блеск. Мишке нетрудно было простить, она легко забывала дурное начисто. Стоило обернуться в прошлое, и там оставалось только мутное пятно с привкусом обиды, но ничего не было точно, никаких деталей. Ребра уже зажили - и черт бы с ними! Но ей было страшно прощать. И забыть было страшно.

Девчонка настороженно дернулась прочь от ладони, стоило словам сменить тональность. Словно барыга ее ударит, отхлестнет сейчас наотмашь до звона в болтнувшейся голове. Тревожно поймала темноту в глазах напротив.

- Не рычи на меня, - вскинулась к нему умоляющими взглядом. В душе ей было обидно, что Мартине не приписывает ей ни капли дальновидности, но куда страшнее, что он сейчас рявкнет и выйдет из комнаты. Даже теперь, когда ему это совершенно не выгодно, даже теперь, когда она могла бы хлопать глазами вместо того, чтобы сломать себе голову его ситуацией, даже после всего случившегося, когда она имела право хлопнуть дверью и вообще положить хер на его дела – он же выкрутится так или иначе! Почему бы не показать характер? Мишка знала, что ее характер барыге нахер не нужен. Его можно, конечно, показать. Когда она решит проститься с Юлем навсегда. В детстве мать говорила ей, что на обиженных возят воду. Девчонка долго не понимала, что эта метафора означает, но обижаться отучилась. Зато дилер очень быстро ей растолковал, что на обиженных кладут хер. И теперь она больше всего опасалась увидеть его спину, провожать взглядом между лопатками, не в силах ни удержать, ни вернуть. Этот страх обескураживал и начисто лишал ее способности думать.

- Не рычи, - чуть успокоилась, когда Юль тоже выровнялся в тоне, и стало понятно, что буря миновала. Теперь ее слова звучали примирительно. – Я уже думала съездить к нашим знакомым здесь и спросить про этого тихуанца, но если они причастны, все станет еще хуже. Пока я не шевелюсь, я не существую. Если я начну делать движения, от меня избавятся очень быстро. Я могу сделать один-два хода, но только наверняка. Ты хочешь, чтобы я…

Девчонка мотнула головой туда, где примерно пролегала граница. И неожиданно осознала, что она снова в тюрьме, в толпе надушенных баб, зацепилась за охранника, за какую-то взопревшую лысину и широкие плечи в апельсиновом костюме… Реальность обрушилась на нее едкой тревогой, взяла себя в руки.

- Я понимаю, - вернулась к нему пальцами, снова забрала ладонь, которой только что испугалась, и снова вела свой безмолвный разговор, бережно оглаживая подушечками костяшки, когда дилер зачастил, и в стройном нажиме успокоительных фраз слышалась его собственная тревога, досада, его собственный страх и его отчаяние, которое Юль никогда не признает. Куда больше, куда страшнее, чем ее собственное. Потому что его жизнь казалась куда ценнее. Стоила дороже – это точно. – Я договорюсь с Майклом. И с людьми, но там… Меня там нахуй не пошлют с такими подкатами?

Ее не так пугала встреча с Арельяно – даже после нашумевшей групповушки – как то, что наркобарон откажется ее слушать. Хотя бы потому что после их первой встречи видит в ней жалкую шлюху. И никого больше. Никого значимого и способного принести важные вести, убедить. Ей предстояло хорошенько обдумать, как подавать свои проблемы Луису. Трескучий звонок обозначил конец отведенного пленникам времени. Спугнул Мишку, не оставляя паузы для сомнений.
– Ты выгребай здесь. Там все будет толком, – прощально сжала пальцы. - Я слетаю.

Еще внутренне дергалась его этой торопливой заботой, напряжением, сквозящем в теле, этой жутковатой оранжевой формой, когда подписывала бумаги, чтобы забрать пакет с личными вещами: ключи, мобильный, часы… Почему ей не отдали 5 грамм личного порошка?! Внутренне готовилась окунуться в тусклый дневной свет. Если верить Ханту, никто не пристрелит ее на выходе и не убежит с добычей. Если верить. Но Мишка так и ждала, что МакГрии заломит ей руку за спину прямо у тюремной двери. Отсчитывала секунды.

+1

7

Хант не слышал, о чем эти двое болтали, зато со стороны видел, как мужик давит напряженную улыбку, разговаривая с девкой. У самых ворот он к ней подгребать не стал, вылез из тачки, только когда она уже была на подходе к Доджу. Алистер все это время держался в стороне, как дебил стоял за ближайшим деревом, стараясь не отсвечивать, и успел скурить почти треть пачки, дожидаясь конца свиданки. Зато, когда они свернули к тачке, стоящей в стороне, наемник вытащил из-за пояса джинс Беретту и подоспел, видимо, как раз к тому моменту, когда бывший агент начал терять терпение в попытках вытрясти мобилу и улыбка с его лица сползла. Привлекать внимание Хант и не собирался, правда, девка чуть все не поломала, когда бросила на него взгляд, так что Ал размахнулся как раз в тот момент, когда Макгирр начал оборачиваться. Благо это не помешало жахнуть его по башке, старательно рассчитывая силы, чтобы он просто отрубился, а не склеил ласты.

- Че смотришь, багажник открывай, - он убедился, что Миша вышла из легкого ступора, и присел возле мужика без сознания, торопливо вытаскивая из карманов тряпку и пару стяжек, чтобы на автомате прихватить ими руки и ноги Макгирра, и следом перевязать башку тряпкой.

Пришлось еще повозиться, чтобы запихать мужика в багажник, но вскоре Хант выпрямился, захлапывая его и осматриваясь. Убедился, что они своей возней не привлекли лишнего внимания, после чего уселся в тачку и кивнул девчонке.
- Поехали на лесопилку, - и, когда она тронулась, выруливая на дорогу, вытянул мобилу из кармана, набирая знакомый номер. – Ты в мастерской? Помощь нужна будет, - услышал ответ и скинул вызов, убирая мобилу обратно в карман, а потом повернулся к блондинке и пристально поглядел на нее. – Все норм?

Понятия не имел, как она ко всему этому относится, но, вроде бы, держалась нормально, так что он отвернулся и всю оставшуюся дорогу спокойно пялился в окно и по сторонам.
У мастерской их встретил Марк, младший брат Ала, без каких-либо эмоций помог вытащить бывшего агента и затащить в цех, где они его и бросили прямо на пыльный пол. Тот как раз начал приходить в себя и даже уже начал осознавать, что твориться какая-то поебень.

- Блять. Какого хуя… Кто здесь?!
- Да не рыпайся, все свои, - Хант дождался, когда девчонка пройдет в цех следом и с улыбкой проследил, как братец услужливо припер ей стул из офиса. – Ну, блять, прям джентльмен.
- Иди нахер. Я работать пошел.
- Список вопросов у тебя с собой? – все еще улыбаясь, наклонился и подцепил тряпку на башке Макгирра, сдернув ее. – Не пизди лишнего, понял? Я пиздец, какой нервный. Твои бывшие дружки из агентсва тебя вели?

- Какие блять дружки… Ты кто такой? – тот наконец-то, заметил, что они не вдвоем, замер взглядом на блондинке и явно занервничал. – Миша, че за херня творится? Эй! Ну, прекрати. Это шутка какая-то?
- Не смотри на нее! На меня, сука смотри, на вопросы отвечай! – Хант от души приложил мужика пяткой по ребрам и тот скрючился. Ал наклонился, схватив того за волосы и заглядывая в лицо. – Кто с тобой был возле тюряги?! Кому ты сливаешь инфу?! Не беси меня, злой я тебе не понравлюсь!

Вообще-то, Хант наблюдал за дорогой от тюряги до лесопилки и нихрена подозрительного не заметил. Хвосты он обычно вычислял, да и Мишу заставил свернуть раньше, чтобы поехать чутка другим путем, так что был почти уверен, что за ними никто не следил, но ему надо было убедиться, что мужик готов отвечать на вопросы. Хотя, судя по всему, он еще не готов был.
- Какую инфу, я не понимаю какого хуя ты несешь! – он снова метнулся взглядом к блондинке. – Миша, мы можем все решить. Все пока неплохо, а? Давай разберемся сами?[NIC]Alistair Hunt[/NIC][STA]you touch my tralala[/STA][AVA]https://i.imgur.com/Y3RxTQO.gif[/AVA][SGN]...[/SGN][LZ1]АЛИСТЕР ХАНТ, 39 y.o.
profession: наемник[/LZ1]

Отредактировано Martin Juhl (2020-08-15 14:39:23)

+1

8

Все время в приемнике она надеялась, что не увидит МакГирра в ближайшие несколько часов, после спокойно соберется в какой-нибудь паб на окраине по его звонку, и там все решится очень тихо. Непримечательно. Никто ведь не мешает мечтать. Отлично знала, что Холден не даст ей шанса спрятать телефон, но все равно наткнувшись на него у дверей, глотнула легкой паники. Отшатнулась.

– Привет! Напугал меня, - отмахнула с лица светлые прядки. – Слушай, давай не здесь. Мне надо скинуть домашнюю инфу, и я отдам тебе симку. Или пойдем выпьем кофе, я солью по блютус.

Холден рухнул на землю раньше, чем дернул девчонку под руку. Только глухой удар остался эхом на периферии слуха. Мишка отпрыгнула, чтобы дать место безвольно упавшему телу, и вперилась потрясенным фиалковым взглядом в Ханта, точно в жизни не видела трупа. А этот ведь был еще живой.

- Сейчас. Иду, - моргнула и кинулась в тачку, чтобы открыть багажник. Почему-то ей казалось, что все происходит стремительно, и она не успевает среагировать. А может, и не казалось. Девчонка торопливо пыталась быть полезной и не путаться в ногах. Пока поддергивала рукава, следила, как ловко Ал пеленает свою добычу, и кинулась ему помогать заталкивая волочащиеся ноги Холдена в багажник.

- Нас же никто не видел? – тревожно окинула взглядом парковку и юркнула за руль, спешно снимаясь с места. Слушала его разговор краем уха, испытывая сдержанное облегчение от того, что где-то и кто-то их ждет и чем-то поможет. Даже не понимая, о какой помощи речь. И только коротко кивнула на вопрос, не представляя, что на него реально ответить. Норм ли, вообще, то, что они делают. А если она ошиблась, и МакГирр не задумывал ничего дурного, если все равно придется выкинуть полтинник за его шкуру. Он умрет так или иначе. Фактически это живой труп. Иногда Мишке следовала останавливать мыслительный процесс, чтобы не приходить к лишним выводам.

Мужик, ожидавший их у дверей лесопилки, изумил девчонку абсолютной невозмутимостью. Вот где ей действительно стало страшно. Это у них здесь само собой? Сейчас все в порядке, никого ничего не напрягает? Трупы подвозят каждый день? Жизнь Ханта окрасилась в ее тревожном воображении интересными акцентами. Но виду девчонка не подала – лучше сразу сойти за свою - и двинулась за телом начхрана, собираясь с духом. В конце концов, это ей придется говорить с Холденом. Это она предъявляет обвинения, по которым его казнят.

Улыбка Ханта ее развеселила, а может быть упала релаксом на вздернутые нервы, и Мишка невольно рассмеялась комментарию, провожая глазами спину сурового парня, махнувшего стул ей под жопу. Тот показал афганцу фак и двинулся к выходу.

- Спасибо. Холд не еби мне голову. Мой друг мой, видишь, нервничает, - откинулась на стуле и только теперь поняла, что устала до ноющей боли в пояснице. Устала так, что не чувствует сладковатый запах дерева и смазки. – У меня все еще есть видюшка двухлетней давности, где ты палишь в мирных граждан в Остине.

Наверняка, где-то есть. Валяется в облаке. И если напрячь Джесси, ее можно добыть, но это не имело сейчас особого значения.
- Просто расскажи нам, зачем тебе контакты Юля? Зачем ты подкинул мне наркоты в нашу последнюю встречу… что ты задумал? Нет-нет, не начинай, - отмахнулась от бесячих протестов про наркоту. – Даже не начинай загонять мне свое УБНовское фуфло. Ты же серьезный человек. Вон там распилочный станок, видишь?

Кивнула в сторону, куда пленник еще мог дотянуться взглядом. Неожиданно ей было сказочно спокойно. Может быть, дальше напряжение отзовется ломкой и отходняками, но сейчас Мишка ощущала себя очень собранной и полной сил. Короткий рык Юля еще стоял в ушах. И она отлично понимала, что делает все это ровно для того, чтобы не видеть его больше кошмарной сигнально-оранжевой робе. В этом уравновешенном трансе, в ней не оставалось ничего человеческого, ничего, похожего на сомнение или испуг. Если бы Хант велел ей взять со стены молоток и разбить МакГирру пальцы от сустава к суставу, Мишка не смогла бы раздумывать. Не попала бы, не разбила бы, но не стала бы спорить. Ей хватало его ровной уверенности в каждом движении, чтобы неожиданно быть очень сильной.

- Ты видел, сколько здесь интересных инструментов, - оглянулась на комнату, словно взволнованная девочка на экскурсии. – У меня есть адреналин и морфий. Мы сможем развлекаться так долго…

Почувствовала, как голос оседает хрипотцой, становится тише, и доверительно наклонилась к бывшему уже начхрану.

- Какое отношение ты имеешь к аресту, и что ты рассчитывал с этого поиметь? - внимательно вглядывалась в тусклые, зеленые глаза МакГирра. Никакой химии у Мишки, конечно, не было. Но кто об этом знал? – С хуя ли ты начал управлять сетью, когда сеть об этом даже не слышала? Ты меня так впечатлил…

Отредактировано Misha Juhl (2020-08-16 00:14:19)

+1

9

- Да никого со мной не было, отъебись!! Я был там один! – Хант явно нервировал бывшего агента, специально толком не давал ему поначалу ответить на ворох посыпавшихся на него вопросов, заставляя суетиться, так что и на крик его только оскалился. – Сука…
Алистер выпрямился, дожидаясь, когда девчонка задаст интересующие ее вопросы и пока больше не трогал мужика, давая ему время продышаться, пропустить боль от ушибленных ребер через себя, чтобы она растеклась по телу и следующая порция побоев была бы уже чуть более ощутимой, чем прежняя.

- Я не знаю, зачем подлил тебе эту срань, серьезно, - Холд пару раз кашлянул и коротко ткнулся башкой в пыльный пол. Кажется, у него было сотрясение от удара на парковке, но это сейчас уже была меньшая из его проблем. – Я не собирался. Думал, что ты расскажешь мне что-то, чего я не знаю, ты же не хотела говорить! Не для того, чтобы слить. Конечно, я остался смотреть за сетью, а кто еще?! Ты?! Ты ничего о ней не знаешь, а я в курсе поставок, в курсе складов, времени, людей! Спроси у Юля, кому бы еще он ее оставил?! – Холд недоверчиво и с опаской покосился на лысого, который все еще торчал рядом, будто прикидывая, что тому известно, но потом плюнул на это и поднял взгляд на блондинку. – Думаешь, его крыша будет в восторге, когда не получат свой конверт, а? – усмехнулся криво. – Тогда-то нам всем точно пиздец, тогда нечего будет уже делить, они быстро найдут того, кто будет «у дел»!

В конце концов, Макгирр почти не лукавил. Знал стопроцентно, что Юль никому никаких распоряжений на этот счет не давал, но при этом бывший агент уже достаточное время возглавлял силовую сторону, чтобы быть в курсе нужных для нормальной работы сети деталей – насчет тех же поставок, как происходит распространение в городе и все остальное. Он, конечно, не знал, о чем конкретно девка была в курсе, но был уверен, что она мало что понимала во всей этой организации, у нее же своих дел хватало. Ну, не болтали же они об этом в койке!

- Я не знал, что его арестуют. Если бы знал, то сунулся бы вам помогать?! Мобила мне нужна была для того же, для чего и тебе, мне нужны были контакты, чтобы поставки не сбились! Надо было убедить мексов, что все в силе и ничего не поменялось!
- Ты меня достал, еблан. Чет все у тебя так охуенно гладко, хоть садись с тобой за стол, чтобы пивка распить. Но, знаешь, что? Я тебе нихуя не верю.
- А я тебя нихуя и не убеждаю, тупой ты мудак! – Макгирр плюнул в сторону незнакомца. – Вы меня не грохнете, вы ведь не уверены, что я не стучу Управлению, а?! Потому что, если я стучу, то они быстро поймут, что я проебался и вот тогда у вас будут охуенные проблемы, да, ребятки?!

Ал зло рыкнул, когда терпение его кончилось и подался к бывшему агенту, чтобы схватить его за ворот одежды, легко вздернув вверх.
- Знаешь, есть такая охуенная мудрость… нет тела – нет дела?! Ты либо начинаешь петь, либо тебе пиздец, - прорычал ему в лицо и тут же вписался кулаком тому в челюсть, а потом еще раз и еще, принимаясь монотонно долбить мужика, пока все лицо не залило кровью из сломанного носа и разбитых губ и тот не начал просить остановиться. Впрочем, Алистер и сам собирался дать ему передышку, пока тот не вырубился, агент и так оказался на удивление выносливым. Видимо, еще не все здоровье продолбил в порошок.

- Я скажу, - вымотано пробормотал, когда наемник его отпустил, дав упасть на пол, но замолчал на какое-то время, пока Хант снова не пнул его в бочину. – Я скажу! – сделал пару глубоких вдохов, едва ли чувствуя собственное лицо. Один глаз явно опухал, но перед ними и так все плыло, так что Холден думал уже просто о том, чтобы остаться в живых. У этих двоих кишка была тонка для того, чтобы грохнуть агента, хоть и бывшего. – Это Бельтран. Мне нужна была инфа на Тихуану, поэтому я пришел к Юлю. На меня вышли люди из Бельтрана, они знали про Юля, знали, что он работает с Тихуаной и просили меня слить то, что у меня было. Угрожали. Хотели перекрыть крыше Юля денежный поток… мне пришлось пойти к своим, но Тихуана все еще в разработке и им нужен был Арельяно. Старший Арельяно, он заправляет здесь всем, в Штатах…

Хант какое-то время пристально пялился на УБН-овца, но потом повернулся к Мише, дожидаясь еще вопросов или какого-то решения. Для него весь этот рассказ был слишком запутан, чтобы в него вникать, да и никак не мог его заинтересовать, учитывая, что Алистер держался подальше от всего этоо дерьма.
- Не делай того, о чем потом будешь жалеть. Я не имею ничего общего к неприятностям Мартина, слышишь? Мне нужен был картель. С самого начала.

Хант дождался кивка девчонки и вытянул Беретту из-за пояса, мотнув ей головой на выход. Проследил за тем, как она поднялась и пошла к двери.
- Миша! Не делай этого, слышишь?! Миша!! Сраная сука, ты пожалеешь об этом!!!
Как только за блондинкой захлопнулась дверь, Ал нажал на курок, наблюдая, как мозги бывшего агента вперемешку с костями разлетелись по полу под его головой. После этого спокойно убрал оруие и отошел, прихватив с ближайшего станка какую-то тряпку и обтирая руки от крови. Вытянул мобилу и набрал брата, предупредив, что ему нужна помощь, после чего вышел следом за Мишей.
- Я тут подумал, - он отбросил тряпку в старое ведро, где болтался разный мусор и пошарил в кармане, доставая сигарету и зажигалку. Закурил, после чего наклонился и поджег тряпку. – Короче, я могу вписаться в тему насчет телохрана. Сейчас есть свободное время. Штука в день устроит? Это со скидкой! – широко улыбнулся, выжидающе глянув на Мишу.[NIC]Alistair Hunt[/NIC][STA]you touch my tralala[/STA][AVA]https://i.imgur.com/Y3RxTQO.gif[/AVA][SGN]...[/SGN][LZ1]АЛИСТЕР ХАНТ, 39 y.o.
profession: наемник[/LZ1]

Отредактировано Martin Juhl (2020-08-20 15:50:22)

+1

10

Ожидала ли Мишка, что станок пустят в ход? Нет. Или, да, где-то в глубине души хотела глянуть, как человеку отрубают пальцы, а потом ладонь, а после руку по локоть… Уж Холдену точно. Люминесцентная лампа потрескивала над головой и накидывала легкую пленку белизны на силуэты. Точно они выгорели на солнце. Или адреналин искажал восприятие. Хотелось спрятаться за спину Ханта. Передвинуть стул так, чтобы не видеть кровь на лице МакГирра.

- Не пизди мне. Я устаю, когда мне пиздят, - выдохнула тихо и впрямь устало, отпихивая агента взглядом, и зарылась пальцами в волосы, отогнала с лица непослушные пряди, мешавшие ей смотреть, как костяшки утопают в мясе, и кровь мелко вспенивается на рваных губах. Могла бы отвернуться, но продолжала следить. Словно это был ее долг или ее испытание. Если кинуть взгляд в прошлое из-за девчонки умерло порядком народу, но никогда раньше это не было ее собственное озвученное решение. Глухие удары эхом бились о стены, и показания путались в проклятьях. Мишка пыталась выудить суть, сжимала виски. Чувствовала, как голова наливается тяжестью, словно боль отзывается где-то в теле. Чужая боль. Серебрится испариной на бритом затылке Ханта.
Когда речь зашла о картелях, Мишка только прикрыла рот рукой, сжала подбородок, губы, впиваясь ногтями в скулы, словно хотела придушить крик. Но никакого желания кричать у нее не было. Ничего кроме опасения забыть или спутать названия. С Бельтран она раньше не сталкивалась. Кто они, вообще, такие и в каких отношениях с Тихуаной? Девчонка пыталась торопливо соображать. Словно увидела хвост ускользающей путеводной нити и опасалась, что та вот вот-вот вильнет за поворот и исчезнет, потеряется в испуге и отвращении. Пугало ее не убийство, нет. Ее пугала ловкость, с которой Хант орудовал кулаками. Пугала и заводила. Дергала.

Вот с этим она поедет в Тихуану. Вот с этим. Попытается поменять Юля на безопасность брата Арельяно. Хоть что-то полезное. Понимала, что Юль важен Луису сам по себе, никто не хочет заново строить деловые связи и перезаключаться с непроверенными партнерами, но в целом ничто не помешает картелю выйти на барыг через Борхесов. Те быстро поднимут контакты и сделают это с удовольствием.

Когда Хант обернулся, она все еще крепко зажимала рот и только следила поверх ладони, как выблескивает на его мышцах свежий пот, как хрипит связанный убновец и захлебывается кровью на полу. На лице жили одни глаза. Так бывает у восточных женщин – яркие, сияющие глаза в прорези никаба. И лишь встретившись взглядом с наемником осознала, что под пальцами болит кожа. Оторвала руку и отозвалась коротким кивком.

Выстрел застал ее глухим толчком в спину, уже где-то в другом мире за закрытой дверью. Лишь выбравшись на воздух, девчонка поняла, как густо и сладко пахло в мастерской. Солоно. Здесь вернулся аромат дерева и земли, запах соснового бора где-то за лесопилкой, горький и свежий. Добыла из сумочки упаковку обезбола, покатала руке пару таблеток, разжевала и проглотила, не запивая. Искать здесь сортир или кулер было лень. Весь испуг, все напряжение, бесконечного, тягостного дня, рыжая роба Юля, каменные стены Фолсома – все это стянулось ноющим напряжением и разливалось болью между лопатками, словно держаться прямо не хватало сил. А теперь все будет отлично. Минут через 10. Девчонка вскинула голову, возвращая себе приятный флер солнечной уверенности. Ханту не нужны заказчики с сомнениями, метаниями и пуще того в слезах. Ей понадобилось время, чтобы понять: все мужчины вокруг нее – это люди, с которыми она работает. И держать корректную деловую мину в этом мире быстрых денег один из ценных навыков. В ночь, когда исчезла Молли, в Мишке что-то необратимо переменилось: в обморок она больше не падала.

Следила, как Ал поджигает тряпку, разглядывала, бурые мазки крови на сбитых костяшках, испытывая, наконец, облегчение от того, что все закончилось. По крайней мере, Холда она может больше не выглядывать в зеркальце заднего вида. Кого теперь?

- С скидкой – 500!
Пялилась на неожиданно обаятельный оскал наемника с потрясенным негодованием. Невозможно было не улыбаться ему в ответ, но не охуел ли ты часом! Выдержала взгляд, сколько могла и, наконец, расхохоталась, словно вся тяжесть сегодняшнего дня разом скатилась с плеч на деревянный пол.
- Шестьсот, если ты и дальше будешь улыбаться мне как сейчас!

Отредактировано Misha Juhl (2020-08-20 18:24:37)

+1

11

Девчонка, вроде, выглядела не особо взволнованной произошедшим на ее глазах избиением, но это было к лучшему. Успокаивать баб в истерике Алистер не умел. Ну, разве что дать леща, чтобы привести в чувства. Если по началу она и выглядела слегка растерянно, когда наемник весело оскалился, то уже через минуту уже заливалась смехом, что бы это ни значило, черт побери.

- Эй, за шесть ебучих сотен я буду улыбаться тебе вслед, милая. Так ты, значит, оцениваешь свою безопасность? – он недовольно махнул рукой и пепел с сигареты осыпался на футболку, но Хант будто этого не заметил. Глянул куда-то в сторону, когда заметил приближающегося брата наперевес с лопатой. Тот задержался рядом с внедорожником, закидывая ее в салон, под заднее сиденье и направился к ним. Ал уже серьезно глянул на блондинку. – Могу за пятьсот, не вопрос, но тогда все «особые» случаи ты будешь оплачивать мне отдельно, и это выйдет тебе в разы больше.

Обычно люди не торговали своей безопасностью, он такое впервые услышал за много лет, но решил списать это на то, что девчонка вообще попалась странная, со всеми ее проблемами. Сколько лет ей было? По сопливой мордашке больше двадцати он бы не дал. Угораздило же ее вляпаться во все это дерьмо, а ведь могла бы полеживать в шезлонге на берегу моря и томно ждать возвращения своего богатенького мужа с переговоров. Явно неглупая была.

- Если хочешь, подожди в тачке. Упакуем его и поедем, - Хант не собирался ее отпускать. Раз уж она соучастница убийства, то должна оставаться ею до победного конца, пока лопата последний раз не шлепнет по земле на присыпанной могиле почившего мужика.
Минут пятнадцать или двадцать ушло на то, чтобы тщательно упаковать тело УБН-овца в кусок целлофана, оставшегося от материала. Марк умело перехватил этот баул проволокой в нескольких местах и на этом они подхватили мертвеца, чтобы оттащить в багажник пикапа.

- Звони, если что, - Хант-младший еще раз проверил брезент, которым накрыли кузов, кивнул брату и подмигнул блондинке.
В пригород они выезжали минут двадцать. Алистер по пути зарулил на заправку. Пока заливал бак, отправил девчонку за водой и сигаретами, после чего они поехали дальше. Привычное дело – доехать до первой попавшейся побочки, а потом пилить, выглядывая растительность погуще и, по итогу, зарулить в ближайший лесок, проезжая дальше до тех самых пор, пока тяжелый внедорожник вообще способен пилить в отсутствие дороги, как таковой.

- Ладно, покури пока, - вываливать тело Алистер не торопился.
Вытащил лопату и выбрал подходящее место, а потом принялся копать. Сначала просто обозначая контуры будущей могилы, а потом принимаясь рыть вглубь. Делал перерывы, то на перекур, то чтобы стянуть рубаху, то хлебнуть воды, но делал все молча. Пиздеж быстро выбивал из сил, а задерживаться тут не особо хотелось. Когда выкопал с полметра в глубину, то в очередной раз бросил лопату и закурил, усаживаясь на землю.

- Что будешь делать дальше? На этом твои проблемы решились? – он так и не пытался въехать во всю ту ахинею, которую нес в цехе будущий труп. Понял, что они работали с картелями и вполне себе связал это с их первой с Мишей встречей в Мексике. – Зачем тебе вообще охрана, есть еще претенденты на бизнес твоего мужика?
О какой крыше шла речь, для него тоже оставалось загадкой. Ал не собирался задавать лишние вопросы, но если девчонка согласится на его условия, ему бы неплохо было знать, чего можно было ждать и с какой стороны. Вообще-то, он уже увидел и понимал, что все ее проблемы в разы серьезнее, чем он мог подумать вначале, когда она только просила его о помощи с бывшим агентом.

- Похоже, тебе его треп чем-то все-таки помог? – вопрос был риторическим, тут она могла отделаться согласием или отказом, без всяких деталей, или вообще пожать плечами и оставить его без ответа. Наемник сделал еще пару затяжек и принялся копать дальше. – Притащи нож из бардачка, надо будет пленку с него убрать, - тачку, конечно, все равно придется драить, но хотя бы не от мозгов и крови, это дерьмо вообще сложно отмывалось, особенно когда подсохнет.

Когда могила была готова, наемник из нее вылез и отошел к тачке, сдергивая брезент, чтобы небрежно дернуть целлофановый сверток на землю, потащив волоком к яме, куда и закинул. Спрыгнул следом, принимаясь срезать и убирать упаковку, накрыв ей труп сверху, после чего принялся закапывать. Время он не засекал, но к тому моменту, когда заканчивал, начало смеркаться.
- Как вернешься домой, надо будет снять с себя все и отмыться. Вещи лучше сжечь к хуям и прямо сегодня. Мало ли, что на них могло остаться, сохранность трупа на месте я не гарантирую, он там что-то трещал про то, что его могут спохватиться. Так что лучше, чтобы никакие следы на нас не вывели, сечешь? – он ударил лопату о ближайшее дерево, стряхивая с нее землю, и закинул обратно в салон, после чего взялся за бутылку с водой. Скрутил крышку и жадно отпил, посмотрев на блондинку, чтобы та кивнула, что все поняла.[NIC]Alistair Hunt[/NIC][STA]you touch my tralala[/STA][AVA]https://i.imgur.com/Y3RxTQO.gif[/AVA][SGN]...[/SGN][LZ1]АЛИСТЕР ХАНТ, 39 y.o.
profession: наемник[/LZ1]

+1

12

- Раньше мне вслед улыбались бесплатно! – девчонка все еще смеялась, пытаясь изобразить искренне негодование, но получалось у нее кое-как. Оторвалась от станка, к которому липла бедрами, и качнулась к Ханту, неожиданно серьезно заглядывая в лицо.
- Мы только что грохнули мужика, Ал, - мазнула по свежим каплям крови на его одежде и растерла между пальцами. - Ты думаешь, я буду торговаться? Я могу торговаться? Хочу? Ты уже достаточно в моем дерьме, чтобы я не хотела никого другого.

Качнулась на импульсивном детском желании прижаться, на мгновение почувствовать себя защищенной, пережить облегчение вместе, и напоролась на незримый барьер социальной дистанции, рабочих отношений. Качнулась и развернулась к выходу, навстречу подручному афганца, – или кто это? – и двинулась на улицу, выуживая из сумочки сигареты.

- Давайте с этим закончим, - подавила невольное желание помочь или спросить, не нужно ли вымыть пол в комнате. Миши из техасского захолустья в ней все еще было намного больше, чем бренодового шмотья. 50к баксов, наверняка, включают уборку, - успокоила себя и пристроилась у двери.

Следила, как мужики выносят тяжелый сверток под темнеющее небо пригорода. А дальше в лес – прочь от смога - звезды будут проступать все ярче, и можно будет рассмотреть Волопаса и Северную корону. Скрип брезента солировал на фоне истошного воя сверчков. Мишка спустила окурок в бак и забралась в тачку. Теперь темные стены леса укрывали ее от мира, отрезали жизнь узкой полосой трассы и багрового бархатного неба. Оставалось только надеяться, что ни лесники, ни копы им здесь не встретятся. Хотелось завести какой-то разговор, выспросить у Ханта как он подался в наемники, как семья воспримет его отсутствие – что-то просто за жизнь, что обычно спрашиваешь у попутчика. Как ты стал тем, кем стал? Как ты живешь? Но отлично понимала, что ничего не узнает.

Когда тачка пристроилась у густых зарослей дубового подлеска, Мишка устроилась у распахнутой двери и молча следила, как Хант копает могилу. Лопата с шепотом забирала песчаную почву. Копалось легко. Было понятно, что это не первая могила на его счету, так ловко и быстро афганец обстряпал это дело. Но и тут задавать вопросов не выходило. Он, кажется, совершенно не напрягался тем, что она остаются незнакомцами даже теперь, когда в багажнике отдыхает труп. Детали бизнеса наемника не интересовали.

- Поеду домой, - пожала плечами. – Выкину шмот, искупаюсь, забронирую билеты в Тихуану. И тебе тоже. На завтра. На этом мои проблемы, наверно, начались. Их максимально непредсказуемая часть. Тихуана всегда полна неожиданностей, знаешь. Даже когда думаешь, что все вырулилось охуенно, что-то обязательно идет через жопу. У тебя не так?

Девчонка порылась в бардачке и, наконец, спрыгнула с подножки пикапа. Палая листва захрустела под подошвами. Под густыми кронами деревьев стемнело раньше, и труп болтался по земле чередой целлофановых отблесков, тонких вспышек заката, пробивавших листву. Иначе мог бы утонуть у глубокой тени подлеска. Труп этот й нее ничего кроме беспокойства не вызывал. Мишка тревожно оглядывалась в сторону дороги. Но там было тихо.

- На хороший бизнес всегда есть претенденты, - протянула наемнику нож. – Я не знаю, кому я не понравлюсь завтра. Я не понимаю, что случилось, поэтому не знаю, кому и чем могу помешать. Слушай, а как это работает? – замерла над могилой в неуверенности. Следила, как Ал машет лопатой, раздраженно отирая с лица пыльный пот. И опасалась услышать смешок, как короткую отрезвляющую оплеуху. - Ты теперь будешь со мной спать, жить, есть, ездить везде? Как тогда в Мексике? Все время болтаться рядом? Прям вот сейчас отмоешь там пол, - кинула куда-то назад, в сторону лесопилки, - соберешь шмот и типа переедешь? На пару месяцев? Будешь утром в трусах болтаться на кухне?

Моргнула и сбилась дыханием, спутавшись с наемником взглядом над темным брюхом свежей земли. Медленно соображала, что хата у Юля небольшая, и это предполагаемое сожительство волнительно тесное. Еще отлично помнила, как Хант раздевался, собираясь в убогий душ в тихуанском мотеле, и беспокойство сладкой тяжестью скатилось вниз живота, заставляя девчонку краснеть. Незаметно в опустившемся сумраке. Но голос палевно сбился и дал хрипотцой в наступившей тишине.
- Ток ржать не надо! Мне как-то раньше не приходилось…

+1

13

Он думал, что ей больше нечем его удивить, но вот опять. Когда Миша заговорила про Тихуану, наемник выпрямился и удивленно посмотрел на нее. Откуда-то с ветки осыпалась хвоя, потревоженная испуганной птицей или еще какой дичью, но Алистер не обратил внимания на то, как опадают иголки.
- Ты, блять, шутишь? Не поеду я в сраную Мексику, - сплюнул недовольно и зашарил по карманам в поисках сигарет. После их первой встречи Хант вообще зарекся таскаться туда и уж точно не думал, что блондинка решит повторить свое путешествие. Видимо, не такие уж и большие были у нее проблемы в последний раз. – Что ты там забыла? К кому ты собралась ехать?

Зарекался он, конечно, не в первый раз, и это ни разу не помешало ему туда возвращаться. Видимо, не хватало по жизни горящей жопы и острых ощущений, что продолжал туда кататься с завидным постоянством. И вот опять речь зашла о сраных мексиканцах. Будто здесь их не хватало кругом. Хант, вообще-то, не был расистом и не имел ничего против всяких иммигрантов, порой даже попадались занятные кадры. У него вот сосед был вообще китаец, пока они с братом его не шугнули, почти мирно предложив продать дом старшей сестре.

Алистер потом тысячу раз пожалел, что это сделал, родня у него была специфическая. Особенно это касалось женской части, начиная прям с полоумной матери, которая при любом удобном случае поминала их алкаша отца, которого при жизни ненавидела. А вот после смерти, - охуеть блять, - он стал в ее глазах примером для детей, а теперь и внуков! Хант в рот ебал такие примеры.
Торчать ночью посреди леса в свете полной луны  и вести светские разговоры, Алистер не планировал, но Мише, похоже, было чрезвычайно важно обсудить детали. Звезды, конечно, не навевали на наемника романтические настроения, но все это было странно до пиздеца. На ее вопрос, как все это будет выглядеть, она поначалу даже не отреагировал. Реально подумал, что блондинка шутит, но оказалось, что нет – говорила на полном серьезе.

Наемник помусолил зубами коричневый фильтр во рту, хмуро разглядывая свою нынешнюю работу и прикидывая их дальнейшие действия, а потом неопределенно пожал плечами.
- Ну… - начал, напоследок плеснув из бутылки на ладонь, чтобы сполоснуть руки. Закрутил крышку обратно и мимоходом отмахнулся от назойливой мошкары, налетевшей на распаренную шкуру. Не особо приятное ощущение, как будто его обсыпали моментально налипшими на кожу перьями и теперь вся эта хуйня мешалась и хотелось залезть в душ. Глянул на девку с усмешкой. – Кто платит, тот и музыку заказывает, да? Если мне нужно с тобой спать, то я не против.

Не удержался, чтобы не подколоть ее, не забыв окинуть девчонку оценивающим взглядом, будто до этого у него не было возможности этого сделать, рассмотреть ее. Пристально глядел на блондинку пару мгновений, но потом отвел взгляд, отходя от могилы, чтобы пособирать лесной опад, накидывая на свежую землю для маскировки. Закидал ее сверху и отошел, чтобы прикинуть, насколько реалистично смотрятся его труды, а потом подхватил рубаху с травы, отряхивая ее от мелкого мусора и букашек, и направился к девчонке, торчащей возле машины.
- Вообще-то, я могу уезжать домой вечером, ты ж ни какой-то тупой ребенок и не будешь открывать дверь, кому попало. Или ты переживаешь за надежность замков?

Остановился рядом, сунув нож в задний карман джинс и накидывая рубаху, продолжая вопросительно смотреть на девчонку.
- Смотри, - кивнул ей на землю, указывая на следы когтистых лап какого-то зверя, скорее всего обычной собаки, и снова усмехнулся. - Слышь, это же ты платишь. Ты и говоришь, как и что будет, лады? Мне торчать возле тебя сутками напролет – никакого удовольствия. Видела же, что я без дела не сижу. Но это твои бабки, если ссышь, что придут в любой момент, значит, сяду рядом и буду сидеть.

Обычно наемник работу с личными отношениями не смешивал, не смотря на все подколы. Кончита была исключением, но с этой сукой ебаться он начал до того, как она начала его втягивать в свои проблемы. Если бы всю дорогу не пыталась спереть у него бабло и слинять, то они бы продолжали видеться, но теперь Хант лишь предпринимал редкие попытки выйти на девку, чтобы сломать ей шею. Миша тоже была проблемной, но пока не пыталась его кинуть и прекратила делать попытки что-то от него скрыть. Дело попахивало чистым сотрудничеством, пока что-то в ее голосе не поменялось. Хант всмотрелся в смазливое личико, невольно припоминая ее недетские пляски на столе в мексиканской забегаловке. Почувствовал, как нетерпеливо потянуло в паху от этих воспоминаний. Тогда он был не в состоянии так реагировать, сейчас же стоило только припомнить.

- Мы не друзья, и не приятели. Я продаю свои услуги за бабло. И это не секс услуги, милая, это просто работа, - сделал еще пару шагов, заставив ее отступить и ткнуться лопатками в прохладный металл внедорожника, оперевшись ладонью где-то у нее над головой и потянувшись ближе к лицу. – Будет правильнее, если мы трахнемся до того, как ты сунешь мне деньги в руки, м? – осмотрел ее перед собой, остановившись взглядом на ширинке и сунулся прохладными мокрыми от воды пальцами за застежку, моментально ощутив, как вжалась задом в тачку, уходя от холодного прикосновения.[NIC]Alistair Hunt[/NIC][STA]you touch my tralala[/STA][AVA]https://i.imgur.com/Y3RxTQO.gif[/AVA][SGN]...[/SGN][LZ1]АЛИСТЕР ХАНТ, 39 y.o.
profession: наемник[/LZ1]

+1

14

Сумрачная луна инеем пробивалась между сплетенными ветками, и свет тонкими лучами резал кроны, находил лазейки, вонзался между ветвей и серебрил бурую траву молочными прогалинами. Мишка пялилась, как они скользят по траве, повинуясь ленивому дыханию ветра. Лес стоял вокруг темными стенами и глубокими провалами между деревьев, анфиладами полян и арками спутанных веток, и там в глубине, была своя шуршащая, шелестящая жизнь. Дневные птицы примолкли, убаюканные сумерками и началась далекая перекличка филинов.

- Мне нужно встретиться с одним человеком, - его отказ неожиданно был таким жестким и решительным, что Мишка опешила и тихо отшатнулась к пикапу. Только ветка хрустнула под ногой. Девчонка не могла понять, принять ли это как окончательное и взвешенное, почему-то принципиальное решение или продолжать настаивать на своем. Ей часто не хватало духу спорить с Юлем, и в какой-то момент девчонка поняла, что это довольно дерьмовая тенденция растекается во все уголки ее жизни. Даже туда, где барыга не может ничего за нее порешать. И в одиночестве она остается куда более беззащитной, чем была до их знакомства. Это пугало и злило.
- С человеком из картеля. Он сможет мне помочь. А я ему. Я надеюсь. Я не хочу ехать одна, - пугливо вглядывалась снизу вверх в темные в сумерках, блестящие глаза наемника.  – Тебя, конечно, не пустят на асьенду, но я не хочу одна болтаться по улицам в Тихуане. За штуку в день ты отлично посмотришь телик отеле! В хорошем отеле, не как в прошлый раз. Но в этот раз я не танцую!

Наконец, взяла себя в руки, намереваясь-таки поспорить, но рассмеялась.

- Где-то я там психанула… До сих пор неловко.
Неловко ей стало снова сразу после того, как Хант припорошил свежую могилу палой листвой и бурый квадрат свежей могилы потерялся в общем ковре листьев. Наемник вернулся к разговору, прицениваясь к ней хищным и таким неожиданно мужским взглядом, словно они разом вывалились из рабочих отношений в пугающе интимные, и ее недавнее волнение снова потянуло между бедер горячей тяжестью. Невидимый румянец опять полыхнул по щекам, и Мишка попятилась еще на шаг. Мужчины, с которыми она не чувствовала себя хозяйкой положения, ее пугали, и влечение с прохладным подбоем паники заставляло замирать и стоять столбом, словно не она 3 года крутила жопой в борделе. В борделе-то она хозяйкой была всегда.

В Мексике Ал казался очень простым. Мутным в делах, но понятным в общении. Или ей тогда было наплевать на любую угрозу, потому что он был случайным прохожим, который исчезнет из ее жизни через пару часов, или потому что наемник был болен и не смотрел на нее вот так. Словно сейчас порвет на ней шмотье и сожрет. Хотя там и тогда все было бы куда проще. Сейчас Мишка запуталась в неловкой откровенности о своем замужестве - фиктивном или нет - и их финансовых отношениях, которые очень боялась испортить. Искать другого телохрана в ее положении было бы очень сложно.  И минутная слабость могла обернуться ей кучей новых проблем, когда, казалось бы, все уже устаканилось. Если уж пригорело перепихнуться, всегда можно прогуляться в клуб…

- Я не это... Не подумай, я не это имела в виду… Не хотела тебя обидеть. Не против?.. – моргнула. Следила, как он сосредоточенно одевается, переживая легкое разочарование и мучительный стыд от того, что пялится на потеряный в тени ткани жирный рельеф и темную поросль над пряжкой ремня, и не может отлипнуть взглядом. Оттого как сохнет в горле, и бессвязные слова проседают в хрипотцу.

- Ах, вот это… - потерялась в рваном выдохе, вжимаясь бедрами в прохладную дверцу машины, импульсивно уворачиваясь от пальцев, холодом мазнувших по горячему лобку.  И утонула в пьяном желании, словно он дал ей разрешение. Одним шагом вперед, прикосновением, заставил задохнуться голодом последних недель, совершенно забытым, задвинутым куда-то за обиды, дела и проблемы, за наркотический покой, и теперь таким жарким, мучительно поедающим изнутри, точно тело пыталось отомстить за это долгое пренебрежение.

- … как работает, - потянулась, опасливо вжимаясь кожей в пальцы, жадно оглаживаясь о жесткую руку, и поплыла взглядом, столкнулась с ним темными, шалыми глазами, рисуя ладонями по липкой шкуре под рубахой. Пачкалась в нем, мазалась о грудину остренькими ноющими сосками, натянувшими тонкую майку, и хотела вывозиться вся в этому поту, в следах крови, пороха и лесного дерна. Не замечала, что нетерпеливо царапает ногтями по контурам мышц, оставляя горячие следы, пока не ткнулась в пряжку ремня.
- Ты всегда все делаешь правильно? – подначила с влажной улыбкой и потянулась, ища губами губы, увязла в терпком запахе сигарет, вымазалась подбородком о бороду, выбирая ремень из пряжки, чтобы запустить ладони под шершавую джинсуху, оставляя змейку разбежаться, пока ногти мажут по бедрам. - Надо было еще в Мексике это сделать.

Сейчас Мишке было плевать, что в те времена ее отношения с Юлем еще были безоблачны, наверно, более чем когда-либо. Зато ощущение упоительной безопасности рядом с афганцем и там тогда и здесь сейчас кружило голову и расслабляло так, что ничего больше было не стыдно.

Отредактировано Misha Juhl (2020-09-14 11:19:23)

+1

15

Вообще-то, Ханту были побоку все эти сложности. Тем более, когда дело касалось ебли. Просто сейчас пытался не скатиться в новую дичь, где будет вечно петлять в попытках вылезти из очередного дерьма. С Мишей все могло бы пойти правильно, по-настоящему правильно, но это зависело не только от него. То, что они перепихнуться один раз, ничего не значило, пока это не стало нормальным явлением. Он заметил, как она на него пялилась, и ничего в этом удивительного не нашел. Ну, раз муж сидел в тюряге. Девка была молодая, тело требовало свое, и ничего низменного в подобных инстинктов Хант не выискивал. Против природы не попрешь, в конце концов. Он тоже был не железным, чтобы не ответить на ее поведение. Тем более теперь, когда она моментально отреагировала на близость, поплыла взглядом, пытаясь уйти от настойчивого прикосновения.

- Конечно, а как иначе, - рыкнул глухо в обалденно мягкие губы, пока девчонка чертила ногтями по парной шкуре, чувствуя, что не может пролезть ладонью глубже в узкие джинсы, только коротко зацепив пальцами клитор, когда она сама двинула бедрами. Улыбнулся пьяно в отрывистый поцелуй, пока лизался с ней, и вытянул руку, чтобы легко расстегнуть ширинку и теперь беспрепятственно сунуть ладонь в трусики, нетерпеливо пихнувшись к влажной промежности, чтобы приласкать ее пальцами, вымазаться в соках. – Надо было, но в Мексике мне было слегка не до этого, а следующего раза мы ждать не будем, - проговорил в губы, вглядываясь в черноту поплывших зрачков и снова присваивая податливые губы, напористо проникая языком, чтобы изнасиловать горячий рот, пока тонкие пальцы цепляют ширинку.

Девка была горячая, охуенная, завела его с полоборота, пока пыталась проткнуть сосками. Пальцы наемника все еще гуляли в ее намокших трусишках, пока он настойчиво притирался к клитору, чувствуя, как она податливо крутит задом, прижимаясь к ладони теснее, пока он не соскользнул парой пальцев в горячую дырку, потянув ее неторопливо, будто смаковал это проникновение.

Завтра они будут в Мексике, пока что Хант оставил детальные расспросы на потом, но лететь в слепую не собирался. Ему нужно было знать, в какую мясорубку на этот раз его затягивают, чтобы представлять возможные последствия. Может быть, у них даже будет план, ведь ему с трудом верилось, что эта встреча будет безобидной и чисто деловой, раз уж она решила найти себе защитника. Значит, ей было, чего опасаться, а значит и ему самому это могло сулить немалые проблемы. Одно дело устраивать разборки с единичными бандитами, работающими сами по себе и совсем другое – наезжать на картель. Его прихлопнут, как муху, мексам даже особо не придется напрягаться, чтобы их найти, у них же повсюду были свои информаторы, свои глаза и уши. Начиная прям с границы, на которой их обязательно отметят, блондинка же наверняка договаривалась о дате и месте встречи, а значит, ее будут вести. Короче, все это надо было обдумать, но уж точно не сейчас.

Какое-то время Ал еще дразнил и девчонку и себя этими неторопливыми движениями пальцев. В ней было тесно до одурения, что ему самому уже не терпелось выебать ее, так что он с легкостью вытянул пальцы, а потом и руку из ее джинс, чтобы сразу подцепить пояс вместе с тонкой резинкой белья, сдернув их с ее бедер. Зацепил край ее расстегнутой ширинки, потянув к себе, заставляя отойти от тачки. Распахнул дверь пассажирского и развернул девчонку спиной к себе, заставляя опереться на кресло, наклониться к нему.

- Охуенная задница, - выгладил ее свободной рукой, пока вытаскивал стояк из трусов, и шлепнул по заду потяжелевшим членом, пару раз двинувшись, обтираясь о нее и только потом придержав, чтобы махнуть горячей головкой по мокрой промежности, напористо макнуться в дырку и потянуть ее, проникая глубже, пробуя двигаться. Тяжело выдохнул с глухим рычанием, когда ткнулся в жесткую матку и замер на несколько секунд. Перехватил светлые волосы, собрав в хвост и на раз намотав на ладонь, после чего продолжил, не отводя взгляда. Наблюдал, как собственный хуй скользит в ней,  и жестко ведет от одного вида открытой розовой промежности, как пах жирно мажется соками, заставляя ускоряться с каждым новым движением, вскоре уже жестко вбиваясь в податливое тело.[NIC]Alistair Hunt[/NIC][STA]you touch my tralala[/STA][AVA]https://i.imgur.com/Y3RxTQO.gif[/AVA][SGN]...[/SGN][LZ1]АЛИСТЕР ХАНТ, 39 y.o.
profession: наемник[/LZ1]

+1

16

Нет, Мишка не собиралась создать ему проблем, более того, ей нужно было, чтобы Хант исчез с горизонта начисто, когда барыга откинется. Без всяких следов. Но и заканчивать отношения на первой случке она не планировала. Это неудобно. Неудобно потом жить в одном номере и спать в одной кровати. Неудобно видеться каждый день и смотреть друг на друга голодными глазами. Незачем таскаться по барам в поисках приключений с риском отхватить триппер и пиздюлей, если можно забраться голой в его койку и получить все, что угодно. Даже больше. Она знала, что не остановится там, где начала. Поэтому начинала нерешительно, желая сперва убедиться, что минутная слабость не обернется потом неистовым головняком. Но Хант, похоже, был прост и незатейлив в смысле связей, и это стало каким-то выдохом, глотком окрыляющей свободы, где Мишке не нужно было загоняться, что он подумает. Пусть думает, что она сумасшедшая! Это разве не весело? Хоть где-то с кем-то ей можно было не думать. Хотя бы недолго.

Жесткие пальцы уверено потянули мокрую дырку, грубо цепляя нежный подбой распаленного нутра, заставляя ее насаживаться; напористо взвинчивали кипящее напряжение. В джинсах было чертовски тесно и неудобно. Если бы Мишка знала, что собирается после свидания трахаться в лесу – чтобы не хохотать  над каламбурами – с лесорубом, то натянула бы платье, в котором можно нормально двигать жопой или закинуть ногу на бедро любовника, на полную почувствовать, как пальцы толкаются в матку, хищно оглаживают по влажным стенкам, заставляя их отзывчиво трепетать и поддаваться под натиском, обтекать горячим соком. Похоже, все остальные бабы в тюряге были осведомлены об этих нюансах куда лучше!

Девчонка упивалась простотой и отзывчивой жадностью, от которой почти отвыкла. Поймала себя на этом внезапно, когда Хант не дернул за шлейку на первом стоне, отнимая контроль: затылок не уперся в тяжелую ладонь. Не вынуждал ее подчиняться, уступать. Брал, что хотел, и отдавал неожиданно больше. Так много, что Мишка захлебывалась затянувшим поцелуем, хищным и пьяным до оторопи. Перед глазами темнело и плыло - сгустившиеся сумерки не имели к этому никакого отношения. Блуждала ладонями под потной майкой,  выглаживая ногтями рельефные контуры мышц, скатываясь с боков под расстегнутую джинсуху, сминая зад, и крепкая упрямая плоть дразнила девичью хватку неуступчивостью. А потом путалась в темных волосах на затылке, теснее вжимаясь его в себя, и влажно поедала горячий рот, пока гоняла по стояку шелковую шкурку, ластилась ногтями по оплетке вен, наслаждаясь жаром тела. Казалось, этот хуй такой горячий, что можно обжечься.

- Хочу тебя внутри, - хриплые слова толкались в губы, вязли в сбившемся дыхании и ломались на стонах, когда первые спазмы подбили колени ватой. – Трахни меня! А то я кончу прям сейчас. Клянусь! Сраные джинсы, господи…

Потянула их с бедер, все еще раздражающе стреноженная, нетерпеливая, вздернутая голодом последних недель и мучительной лаской, которой сразу оказалось слишком много, чтобы растягивать прелюдии. Хант разрешил этот вопрос с такой ловкостью, за которой Мишка ревнивым уколом почувствовала недюжинный опыт. Ткнулась в высокое видение, но, надо признать, было удобно, да и не до обид, когда липкая головка мажется в дырку.

- Давай! Черт, пожалуйста! Засади мне! – ерзала бедрами, чувствуя, как накатывает от тяжелого шлепка, и широкая ладонь печатается дурманящим жаром на коже, как вены выдразнивают ноющий клитор, а подступающая разрядка предательски стискивает нутро. Всхлипнула, беспомощно царапая кресло, которое узнаваемо пахло потом, пытаясь насадиться, почувствовать, как он врезается в тело, чтобы кончить немедленно было уже не так стыдно. И вскинулась с хриплым стоном, наконец, заполучив его  целиком. Задохнулась обжигающей волной пьяной, дурной эйфории. Двигаясь уже хаотично, оставляя любовнику вбиваться в заходящуюся оргазмом пизденку, мокрую и неуступчивую, такую тесную, что с каждым рывком девку накрывало по новой, пока не закружится голова.
- Погоди, стой, - подалась назад, отпихивая его ладонью в грудину.  – Прости. У меня так бывает. Ты мне просто нравишься. Очень.

Пьяно смялась, пытаясь устоять на дрожащих ногах. Сок липко подтекал по бедрам, и лесной сквозняк холодил их, добираясь до высшей формы бесстыдства. Но его Мишка уже не могла испытать в своем диком приходе, которым была обязана накатившему ощущению свободы рядом с хозяином лесопилки едва ли не больше, чем его обалденному хую. У нее действительно так бывало. Ей не надо было особых усилий, чтобы кончить. И если Юль знал сто игрушек на этот счет, то наемник, который просто собирался потрахаться в свое удовольствие, мог немного напрячься, когда его прерывают, и ветерок гуляет по стояку.

- Иди сюда, -  сдернула с себя майку, пока стискивала кроссовки, наступая на пятку, и выбралась, наконец, из джинсов.  – Иди.
Потянула за руку туда, где свеженабросанная земля и дерн были еще мягкими.
- Я хочу это пережить. Прямо здесь, - смотрела на него обдолбанными сумасшедшими глазами, и если бы не улыбка, сошла бы за помешанную. Но удовольствие все еще билось в теле, и потные дрожащие пальцы скользили по его ладони, по жирному стояку в подтеках смешанных соков, когда девчонка снова податливо влипла в любовника, увлекая его с собой в палую листву и в новый поцелуй.

+1

17

- Бля, - наемник даже не сразу понял, что девчонку накрыло моментально, как только он сунул в нее хуй. Сбился, ощутив давление, и ослабил хватку на ее заднице. – Охуеть… - продолжал еще упрямо и рвано толкаться в нее, пока самого вело от того, как смачно текла, как толкалась навстречу, насаживаясь на мокрый стояк, и едва успел снова зацепить ее за бедро, чтобы набрать прежний темп, как блондинка обернулась, чтобы отпихнуть его. – Да ты, блять, издеваешься.

Обычно ничего против всякой странной херни Хант не имел, всякое бывало, просто сейчас не ожидал от блондинки, что ей в голову придет поебаться на могилке почившего агента. Поэтому пялился на нее слегка растерянно, пока девчонка торопливо избавлялась от мешающих шмоток,  стянул с себя рубаху чисто на автомате. И без того был взмокший и теперь тряпка снова противно липла к шкуре, сковывала движения. Разглядывал ее без одежды пару мгновений, пока не влипла в него разгоряченным телом, и не мог не признать, что там было, на что посмотреть. Жаль, недолго. Но тормозить Хант не стал, забрал податливые губы новым, жестким поцелуем, заваливаясь вместе с Мишей на свежую коричневую землю, закиданную пожухлой листвой и ветками.

Сейчас было уже плевать, что рыхлая земля была в разы прохладнее, Хант вмазался стояком в мокрую разъебанную дырку, придержал его, чтобы снова войти рывком в горячее нутро и сходу начать двигаться, быстро набирая темп и вскоре уже рывками вбиваясь в девчонку под ее откровенные стоны, эхом разносящимися по лесу. Чувствовал, как снова потянуло мышцы, пока тяжело выдыхал где-то над ее виском и шумное тяжелое дыхание сбивалось в рык, когда она цепляла ногтями по парной шкуре и потом жгло в легких царапинах, пока она вскидывалась задницей навстречу. Разрядка подкатывала тяжелыми волнами, заставляя наемника сбиваться, рвано пихаться в сосущее хуй нутро под жадное чавканье дырки и упругие шлепки бедер. Оргазмом забирало медленно, но Ал не остановился даже тогда, когда дернуло первой волной, расплылось крупной дрожью по телу, и какое-то время еще двигался упрямо.
- Просто пиздец, - сбавил темп постепенно, еще какое-то время продолжая плавно скользить в смешанных соках, все еще чувствуя противный холодок в мокром паху. – Ты ненормальная, блять, вкрай отбитая.

Разлеживаться на могилке он уже не стал, лениво отстранился от блондинки и поднялся на ноги, подтягивая белье и джинсы, и небрежно отряхнувшись, мимоходом. Следом помог подняться и ей, протянув руку. Подцепил рубаху с земли и обтерся ей, беспардонно нацепив обратно и деловито застегивая пуговицы, пока попутно разглядывал Мишу. Реально сумасшедшая девка. После такого уже не уверен был, в том, что все с ней будет ровно, но раз уже согласился, то утром придется переть в аэропорт. Дождался, пока девчонка натянет шмотки и заберется в тачку, пока курил, а потом они поехали обратно в город. Ему еще нужно было отогнать тачку на мойку, но первым делом закинул Мишу домой. Потоптался на пороге, пока она спихивала с себя шмотье в пакет, чтобы забрать с собой. Вряд ли она быстро найдет место, где от него избавиться, а ему на лесопилке это было не трудно.

- Если боишься, что кто-то сунется, то до утра лучше уже будь дома. Во сколько там самолет? – забрал у нее пакет и осмотрелся еще раз. – Если кто-то все-таки будет ломиться или услышишь что-то подозрительное, звони в любое время. Либо я могу приехать позже, если совсем никак. Мне надо с тачкой разобраться и с вещами, это часа на два или три.

Девчонка от компании отказалась, Хант и не рвался особо. Понимал, что ему еще предстояли дела, да и хотелось забраться в душ, а потом расслабленно засесть перед теликом с пивом, учитывая, что впереди у них были еще дела. Он и без того почти полтора часа проторчал на мойке, пока драили тачку, и салон. Потом они с Марком убрались в мастерской, избавившись от следов пребывания агента, и скинули в бак все вещи, чтобы сжечь. Домой он вернулся только ближе к полуночи, и хватило его только на то, чтобы принять душ и доползти до кровати, забив на телик в пользу того, чтобы отоспаться, ведь даже не поинтересовался, сколько Миша планирует проторчать в гребанной Тихуане.[NIC]Alistair Hunt[/NIC][STA]you touch my tralala[/STA][AVA]https://i.imgur.com/Y3RxTQO.gif[/AVA][SGN]...[/SGN][LZ1]АЛИСТЕР ХАНТ, 39 y.o.
profession: наемник[/LZ1]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » prisoner decisions


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC