внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост от лис суарес Неловко – и это еще мягко сказано – чувствует себя Лис в чужом доме; с чужим мужчиной. Девочка понимает, что ничего страшного не делает, в конце концов, она просто сидит на диване и... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 35°C
* jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Ты узнаешь в первый раз, что такое рассвет


Ты узнаешь в первый раз, что такое рассвет

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

начиная с 21.00 и далее | 12.08.2020 г. | ВРЕМЯ

Серена и Аржент Остины
https://i.imgur.com/aflf1hU.png

Полчаса на то, чтобы быть вдвоем,
Чтобы позабыть, что такое дом,
И ночной асфальт скоростных дорог
Променять на прибрежный песок.

Вечер начался вообще по дурацки у молодой четы. Сначала Дуглас опрокидывает коробку с бумагами, которые Серена хранит и никому не показывает. Потом они разговаривают.

Время нас не ждет - мы уйдем туда,
Где в реке течет чистая вода,
Где зеленый лес вместо черных труб,
И касанье застенчивых губ.

Потом уезжают на всю ночь вдвоём на мотоцикле подальше от всех. Под утро им снова предстоит разговор и новые обещания друг другу.

+1

2

Бар утопал в вечерних лучах солнца, которые за несколько часов успели нагреть пустые столы и стулья. А Серена пыталась чем-то себя занять. В кои-то веки Агнесс, которая ни в какую не хотела оставлять девушку одну в баре, всё-таки получилось уговорить взять выходной.
Новоиспеченной миссис Остин (и когда она привыкнет?) нужно было чуть-чуть, хоть пару часов, привести свою душу в порядок. А то за последний месяц её жизнь изменилась настолько сильно, что впору было бы писать фантастический роман. И, если Серена не придумает, чем себя занять, то сегодня ему будет положено начало.
А все потому что за последний месяц Серене пришлось привыкнуть к давно забытому слову "помощь". И так как в курсе беременности и части приключений была практически вся община, опекать старались тоже все и сразу.
Вот, например, взять её вчерашний выходной. Серена просто решила посидеть и почитать в небольшом парке на территории стоянки, где они впервые разговаривали с Вивиан. "С мамой." - тут же поправляет себя миссис Остин. К этим новым слова, как “мама” и “папа” Серена тоже пока привыкает.
И в этом парке у Серены чуть-чуть (ну, или ладно, не совсем чуть-чуть), но немного закружилась голова. И каков был итог? Девушка закатывает глаза, делая "рука-лицо", вспомнив вчерашний день. В котором её три раза спросили или она в порядке, вызвались проводить. Кто-то и вовсе хотел вызвать скорую. А потом ещё описали Дугласу всё так красочно, что выходило, будто бы Серена едва не упала в обморок в парке.
Помимо Дугласа об этом ещё и узнала Агнесс, которая сегодня утром провела двух часовую лекцию "одевай что-то на голову" или "бери с собой холодную воду". Девушка поджала губы и сделала ещё один глоток кофе, которое у неё периодически отбирала Агнесс со словами "хватит себя травить".
Нет, всё это было приятно, хоть и очень непривычно. Даже если Серена занималась с кем-то вместе каким-нибудь делом, ей давали самую легкую работу, но и ту не давали доделать. Ей пришлось привыкать к тому, что она уже не такая сильная, как раньше, и эмоции контролировать стало сложнее. И к тому, что к ней относились как к хрустальной вазе.
Девушка тихо рассмеялась, вспоминая как на днях залилась в два ручья из-за одного фильма, удивив этим Дугласа. "Ну а что? Жалко же было собаку."
"Кстати, о Дугласе..."

Серена подошла к вошедшему в бар мужу, и положив руки на плечи, потянулась на носочках и легко поцеловала в губы:
- Добро пожаловать, желаете что-нибудь особенное?
И рассмеялась.
Единственное, что не позволяло им оказаться ещё ближе был животик, который уже успел появиться. Но это была приятная полнота. Да и Серена стала более женственной. "Угловатые плечи" и "острые коленки", как и черты лица например стали мягче. По поводу похудения после родов Серена ни капельки не переживала. Всю жизнь у неё была немного другая проблема - набрать вес даже при особом желании не получалось. Даже во время беременности, миссис Остин с натяжкой кое-как дотягивала до нормы по весу. Как итог милая женщина-врач постирала красные очки и хмурила брови, Агнесс грозилась связать её в подсобке и кормить до тех пор, пока ненаберет ещё пару килограмм, а сама Серена просто пожимала плечами.
- Как прошёл день?
Раньше миссис Остин думала, что когда люди становятся мужем и женой, то отношения между ними становятся холоднее и сдержаннее. Но к счастью, она ошиблась. Их отношения с Дугласом не изменились. Они всё так же дурачились, веселились и любили друг друга.
- Спасешь меня? - Серена наклоняет голову набок и весело улыбается. - У нас на кровати я оставила книгу, но не могу уйти, можешь принести, пожалуйста?
Как ни странно, но просить о чем-то ей всё ещё непросто. Но Серена старается. И потихоньку с каждым разом получается лучше.

***

Обычная, ничем не примечательная, коробка стояла под кроватью у края. Если войти в комнату и посмотреть, то её не было видно из-за пледа, который лежал на кровати. Но стоило только заглянуть под кровать и она была тут как тут. Серена переместила её со шкафа под кровать дня два назад, так было удобнее. С синей крышкой и гавайским рисунком сложно было подумать, что там может лежать что-то ценное. Но внутри коробки было то, что Серена прятала в самых глубинах своей души. Она была бы не против если бы Дуглас увидел это, она не хотела ничего от него скрывать, хоть и не была уверена, как он на это отреагирует. Внутри коробки были рисунки, которые никто никогда не видел, письма на которых, кроме имён ничего не было написано, и которые она никогда не отправит, а ещё записки и много чего другого.

Первое, что попалось Дугласу это было письмо, которое как ни странно, словно по самому знаку судьбы, было написано ему. "Дугласу" - было выведено аккуратно, но чуть-чуть резко из-за эмоций. К письму был прикреплён нарисованный ею его портрет. Небольшой и слегка незавершенный. 07.07.20 "S&K".

"Говорят, чтобы поймать монстра, нужно стать одним из них. Наверное, из-за того что ко мне относились так всю жизнь, я тоже привыкла так относиться к людям. И пускай мои причины для этого совсем другие, они не исправят моих поступков.

Ты не представляешь, как я хочу сейчас вернуться во вчерашний вечер и остаться там насовсем. Даже если бы это было петлёй времени, я бы не пыталась ничего изменить. Я каждый день просыпалась бы в том кафе, проживала бы его ожиданием вечера и каждый раз повторяла бы одни и те же фразы. Мне бы не надоело. Я бы осталась в этом дне и была бы той Сереной, на которую ты смотрел, как будто я и вправду вышла из леса и была нимфой. Той, которую ты принимал такой, какая она есть. И той, к которой в первый раз в жизни кто-то относился настолько бережно.
Но нам не подвласно время.
Поэтому я здесь, в сегодняшнем дне, трусливо сбегаю, потому что боюсь увидеть в твоих глазах и жестах то, что сделает мне больно. Боюсь стать ненужной тебе.
И тот мой рисунок. Глупо, но всё было придумано только ради одной его части - сердца. И я правда хотела написать внутри свою подпись, хотела чтобы краска не стерлась. “Вот так, ты мой. Он мой.” Я хотела чтобы все это знали. Я хотела чтобы ты это знал.
“Пообещай, что мы всегда будем вместе.” - Нет, нет, нет, Серена, очнись. Открой глаза и посмотри на реальность. Завтра он проснется и будет новый день, в котором тебя может и не быть. Завтра он может понять, что всё это не больше, чем просто одна ночь. - Вот что я говорила себе, когда ты сказал эти слова. Но я пообещала.
И как у тебя это получается? Ты рушишь мои стены, я строю их заново, но ты делаешь это снова. Легко, как по щелку пальцев, я становлюсь беззащитной перед тобой. И это меня пугает. Я и убежала, потому что мне было страшно. Одно дело не знать ответ, другое увидеть этот холод, который я постоянно вижу от окружающих.
И… “Неужели ты и вправду думаешь, что рядом с ним должна быть такая как ты?”
Я не умею любить. Я не умею принимать любовь.
А ещё я боюсь, что даже если я вернусь сейчас и всё будет хорошо, то со временем ты и сам поймешь то, что я не та, что нужна тебе.
Что мне тогда делать? Ты за один вечер смог перевернуть весь мой мир вверх дном. Оказаться настолько близко, что ни одна из моих стен не уцелела, а остальные рушились, не дойдя до половины. А потом и вовсе сгреб меня в охапку и затащил в свой мир. И он чудесный. Только мне в нем не место.
Но...я правда смогу жить так, словно ничего случилось?”

Отредактировано Serena Argent (2020-07-28 18:06:19)

+2

3

Я не просто ношу кольцо, пусть и вручённое мне Сереной немного позже, чем проходила у нас церемония венчания в нашей общине, где Крис нам объявил, что властью, данной ему Богом, он объявляет нас мужем и женой. Я смотрю, а все ли видят кольцо на пальце, что я женат? Да, последний случай со мной для Серены останется тайной, когда со мной пыталась познакомиться девушка, а я стоял, слушал её и молча вертел это самое кольцо. На этом диалог и закончился тогда. Нет, весь мир, заметьте, я женат. У меня есть жена. Приятно вспомнить как мы приезжали в местный муниципалитет, и справка о беременности Серены от врача избавила нас от томительного месяца ожидания. Нас просто расписали, безо всяких церемоний, и мы уехали праздновать обратно в мотоклуб. Нет, мы в чём-то соблюли традиции. Я был в чёрных джинсах, чёрной кожанке, чёрной футболке без логотипа, в то время, как Серена в белых брючках, или как назвать это творение из плотной материи со множеством карманов, белой блузке, а белую кожанку и фату ей одолжили соседки из общины. Плюс причёску навели. И даже тоналками замазали синяк ей, а я был в тёмных очках. Нет, Агнесс в этом плане просто волшебница, всё сошло быстро, и даже получилось торжественно. Община гудела полночи, пока нас не оставили, трезвых и голодных, поскольку мы принимали поздравления пока остальные пировали. Так что в автобус мы пошли, прихватив с собой салатов, нарезок, напитков и уже там, сидя на кровати, отрывались за всё. Вот только к спиртному я так и не собирался подпускать Серену. Мы смеялись, кормили друг друга с рук... ночь всё же удалась тогда.
  Серена менялась каждый день. Животик стал заметен почти сразу. Грудь налилась, и мне нравились её перемены, честно. Я иногда шутил, что, может, тоже отпустить брюхо, а ещё попробовать что-то сделать с тем, чтобы отпустить усы, но всё ограничивалось шутками. Походка у неё пока ещё прежняя, я помню, как у нас в общине ходили на поздних сроках, переваливающаяся походка, которую сравнивают с утиной. Пока что её походка лёгкая, разве что грудь так заманчиво колышется при ходьбе. То, на что я лично могу смотреть бесконечно.
  Моя работа на сегодня закончена. Мы шлифовали капот, потом наносили различные компоненты, потом окраску. Как закончится просушка, будем наносить лакокрасочное покрытие и полировать. я уже умылся, переоделся в чистое, оставив уже изрядно испачканный рабочий комбинезон в мастерской. Надо будет прихватить его в прачечную, запихать в барабан стиральной машины и где-то потусить пару часов, пока всё там вертится, оставив в барабане все масляные пятная и грязь. Заберу, и до следующего раза, когда снова изгваздаю его до невозможного. Захожу в пустующий зал. Как я ни убеждал Серену, что смогу и сам позаботиться о ней и что трудиться в нашем кафе и баре ей не стоит... в этот раз я сдался первый. Ладно. Агнесс работает вместе с ней, следит, чтобы всё было хорошо. Помню как мне рассказывали, что Серена едва не загнулась у нас в парке, и спасло её не иначе как чудо небесное. Улыбаюсь, вспоминая этот момент. Что ж, если Серена хочет трудиться на благо нашей семьи, а мои отец и мать только рады видеть в ней родного человека, и сама Серена хочет быть полезна нашему клубу и общине, пусть трудится. Наливает пиво или кофе, разносит закуски, особенно если там полон зал байкеров. Никто не скажет ей ничего плохого, а могут и осадить случайного заезжего.
  - Чашку кофе "Серена в бокале".
  Так я шучу, вспоминая, как бариста и художница в лице моей тогда ещё девушки приготовила мне кофе, постаравшись насыпать шоколадную крошку так, чтобы получился портрет. Её. Ладно, сейчас я бы просто выпил чашечку кофе, не утруждая Серену на колдовство ближайшие десять минут. Я отвечаю на поцелуй, когда Серена складывает свои руки мне на плечи, я скрещиваю свои пальцы в узел за её спиной, мы так стоим, я любуюсь ею. У неё даже взгляд другой сейчас. Я вижу в них счастье. И радуюсь этому. Она склоняет голову набок. Книга? Что ж. Правда, её смена скоро закончится, да ещё и Агнесс подходит. Но раз уж так, я схожу.

***

  Бум! Бах! ещё бах! и БАХ! я забыл, что вчера сам лично положил коврик, он оказался скользким на полу, я его свернул и не убрал, в итоге я растянулся на полу, свёз покрывало с холодильника, мне на голову упал к счастью плюшевый мишка, которого я подарил Серене, а не ваза. Книгу я благополучно уронил, полез за ней, уронил ещё коробку. Рассыпал бумаги. Нет, я никогда не интересовался содержимым этой коробки, и я собираю не читая обратно всю бумагу, что она хранила. Считаю ниже своего достоинства лезть в чужие тайны, даже если это секрты моей жены. Рисунки, какие-то тексты. Может, Серена и не заметит, что я так неаккуратно вскрыл её картонную коробку. Но вот письмо в мой адрес. Я на автомате открываю его. Читаю. Пока я спал, Серена тогда чуть не исчезла, и, кажется, я вникаю постепенно. Тогда спонтанный секс, первый у обоих. И утром я проснулся один. Потом Серена пришла, она, оказывается, много говорила с моей мамой. Вспоминаю ,как я тогда уже подумал, не нанять ли хорошего детектива найти её. Объясниться, хотя бы тем, что я не разбрасываюсь словами. Вспоминаю, как я подколол её при всех, когда узнал о её беременности. Как отец тогда хмурым, не предвещавшим ничего хорошего взглядом смотрел на меня, а потом рассмеялся со всеми. Наверно, оно неактуально уже, а я застыл, глядя на рисунок карандашом, где изображено моё лицо. В смысле, одна ночь? Хотя, какая разница? Даже эти переживания давно в прошлом, словно прошла какая-то жизнь. Тогда мы оба словно разом шагнули в другую жизнь. Взрослую.
  а ещё я слышу шаги. Я, кажется, слишком завис над письмом, так что заходящую Серену ожидает зрелище в виде разбросанных предметов, писем, перевёрнутой коробки, упавшего большого мишки и меня с её письмом, которое она прятала от меня.

+2

4

“Эта девушка всегда нервничает, когда понимает, что слишком счастлива. Для неё счастье похоже на мыльные пузыри, с которыми мы играем в детстве. Стоит ей только дотронуться до пузырей, несущих с собой яркую радугу, и они тут же лопаются. Перед счастьем эта девушка пасует прежде, чем протянет руку.”

Серена осталась без книги, но не успела опечалится по этому поводу, так как в баре появилась Агнесс. "Эта женщина вообще знает, что такое выходной?" Вопрос оказался риторическим. У неё снова забрали кофе, на что девушка попыталась возразить, но получила новую лекцию. Серена терпеливо выслушала о вредности кофе, хотела помочь Агнесс закрыть бар, но её отправили домой.

- Знаешь, у меня такое чувство будто не я беременна, а Агнесс. - девушка открывает дверь и по-доброму усмехается, закатив глаза. - Она волнуется больше, чем я сама. И ей однозначно стоит поискать...
Серена осекается, растерянно оглянувшись, когда увидела разбросанные вещи. Но всё становится на свои места, когда она видит в руках Дугласа письмо, а на полу коробку.
Чувства смешиваются внутри в невообразимый коктейль, который не даёт ничего точного и определенного, и поэтому девушка лишь пожимает плечами, словно отвечая на немой вопрос о том, как реагировать и собирает, все что успело упасть на пол, а потом ложит все на тумбочку, а сама садится рядом с Дугласом:
- Что нашёл? - её голос звучит непривычно тихо.
В голосе Серены нет осуждения, девушка сама говорила Дугу, что у неё нет секретов от него и это можно было назвать правдой, потому что она ничего не скрывала от него. И если бы он что-то спросил у неё, она бы честно ответила. Но в тоже время, наверное, если быть совсем честной, Серена иногда не скрывала правду, она просто не говорила её. Думала, что не стоит “действовать на нервы своими ненужными мыслями”, как она однажды сказала Агнесс.
Так же было и с письмом. Да, для новоиспеченной миссис Остин это письмо осталось в прошлом. И Серена понимала, что Дуглас любит её, как и она его.
Но…
Это было там глубоко внутри её. То, в чем она ещё не успела изменится. То, что шло с прошлого, и хоть девушка понимала, что это бессмысленно думать о таком, она ничего не могла с собой поделать.
Серена счастлива с Дугласом. Она безумно любит его и его родителей. И по правде говоря всю общину вместе взятую. Этот самый большой мир с его весельем, теплом и радостью. Мир, на который кажется не распространяются законы и дурацкие стереотипы.
“И он чудесный. Только мне в нем не место.”
Серене не нужно заглянув в письмо, читать его дальше. Она знает каждую строчку из него наизусть. Впрочем, как и любое слово из этой коробки. Её голос стал тише, потому что судьба подкинула Дугласу именно то, что Серена не скрывала от него, но и не говорила.
Тогда проснувшись утром, увидев его и вспомнив вечер, тогдашняя Арджент поняла, что просто может не принадлежать этому миру. Она даже представила на секунду себе пазл, где он среди друзей и близких отдыхает и смеется и нужно поставить ещё одну деталь рядом с ним, но деталь с её изображением не подходит.
Наверное именно поэтому Серена иногда открывала коробку и читала это письмо. Дуглас оказался именно таким, каким представляют себе рыцарей и принцев девочки в детстве. Или таким, по которым сохнут девчонки, смотря сериалы. Плохим для тех, кто делает что-то не так. Пугающе опасным, когда дело касалось защиты того, что принадлежало ему. И невообразимо бережным с ней.
И он хотел видеть настоящую Серену. А она боялась становится до конца самой собой. А что если она сделает что-то неправильно? А что если разочарует его? Она никогда не была самой собой, когда в её жизни что-то налаживалось. Потому что стоило ей только показать какой-то недостаток от неё уходили.
И отсюда плавно вытекал второй вопрос, который Серена никак не могла вытащить из своей души и забыть, как и первый...
“Неужели ты и вправду думаешь, что рядом с ним должна быть такая как ты?”
На самом деле Остин до сих пор не понимала, чем она могла понравится такому парню. По мнению самой Серены в ней не было ровным счетом ничего особенного. Кроме кучи проблем, в которые она с завидной регулярностью умела попадать.
Девушка на секунду посмотрела на висящее недалеко зеркало, в котором они были видны, и в который раз себе сказала: “Ничего особенного”. Блондинок на свете уйма, невысоких и хрупких тоже. Рисовать умеют тоже много людей. “А до некоторых тебе вообще как до луны пешком. Плюс ты ходячая катастрофа.” Заключила миссис Остин и с чувством выполненного долга отвернулась от зеркала.
Серена смотрит на рисунок, который держит в руке Дуглас и переводит взгляд на мужа. Она никогда не умела утаивать что-то, или не договаривать, на бумаге. Её рисунки, эти письма - это то, что она не может сказать словами. И этот рисунок такой же. Аккуратно прорисованные черты лица, словно она пытается сохранить в своей памяти каждую его черту. Каждая линия, которая изображает его лицо, прорисована нежно и бережно, показывая насколько ей дорог человек. Но окружающее пространство, как и её легкая тень в стороне, нарисованы нечетко, словно она и пытается оставить в своей памяти это, но в тоже время пытается стереть, не зная, как поступить лучше. Её собственная тень хоть и нарисована едва заметно, но она есть, словно девушка хочет остаться в этом моменте и в этом утре, но не может или попросту сомневается стоит ли это делать.

Отредактировано Serena Austin (2020-08-02 02:15:45)

+2

5

Серена. моя жена. Она молча собирает упавшие листья бумаги, а я уже не мешаю. Молча отдаю ей то письмо о себе, что успел глянуть, увидеть несколько строк, испытать некую синусоиду эмоций, и успокоиться. посмотрел на её рисунки, попробовал представить себе её "я так вижу", попробовал пройти через мир её изображений и захотел провести через свой. Просто взять за руку и вести. Сразу вспомнил о побережьи, которое я любил посещать, и сидеть в одиночестве, а сегодня вот я снова хочу туда, только чтобы моя жена разделила его со мной. Почувствовала и увидела своё "я так вижу" именно там. А я попробовал бы понять её видения. Снова и снова открывать её и читать как некую книгу, пытаться увидеть то, что написано между строк, просидеть там до рассвета. Её вопрос. И как ответить? О том, что я просто увидел письмо и рисунки? Попробовать поговорить с ней? Возможно, она ответит, что поняла меня, и прочее, вот только я сам понимаю, что мои слова вполне рискуют оказаться гласом вопиющего в пустыне. Она меня услышит, конечно, и да, постарается понять меня. Глядя на меня влюблёнными глазами, прижимаясь ко мне. Я поверю что всё хорошо, по всем меркам человеческих отношений. Я люблю Серену, я счастлив, что мы вместе, и мне никого более не надо, и ей тоже. Всё образцово, мы семья и скоро нам предстоит стать родителями. А вот что ответить на вопрос моей жены.
  Типа, "успокойся, ты здесь потому что" и наговорить кучу утешающих слов, расстелить кровать и заняться любовью, не думая о залёте, поскольку он уже произошёл, а я, узнав об этом, отмочил шутку, вызвавшую гомерический хохот общины и гнев тогда ещё моей девушки, а потом стихийное венчание в нашей капелле, сопроводившееся обильным возлиянием всех присутствующих кроме нас самих. Вспоминать будем долго, как мы в нашу первую брачную ночь...
  В первую брачную ночь, едва мы оказались одни, развернули пакет с контейнерами и трескали всякие вкусности, что не успели тронуть другие, мы наобнимались, нацеловались так, что остались трезвые и голодные. И только потом уже предаться несомненным ритуалам всех тех, кто только поженились. И я ни на миг не усомнился в том, что место Серене именно рядом со мной. И я её привёл, ни разу не раскаялся в своём поступке, и не собираюсь. Вспоминаю, как в первое наше знакомство мы игрались красками, это больше была шутка, а сейчас я хочу всё всерьёз. Та игра закончилась нашей первой близостью, а чем закончится серьёзный выход с палитрой? А пусть всё будет видно там, на побережьи.
  - Я нашёл на сегодня поездку далеко, с тобой, палитрой и мольбертом. Ты как, выходная завтра? Поехали.
  Сгребаю краски в кучу, плюс фонарь, плюс мольберт, и прочие аксессуары, которые, как я считаю, будут нужны нам, беру даже складной стул. Как-то раз я попробовал писать картину, сидя на мотоцикле. Честно скажу, через пять минут я счёл это самоиздевательством. И что я нифига не мазохист. Стаскиваю всё к мотоциклу, рассовываю в кожаные сумки, притороченные к сидению. Прихватываю бутылку минералки. Сигареты. смотрю, где шлемы. А, вот они. прекрасно. Решаю, что сниму туфли и одену кроссовки, в них там будет удобнее. Дорога неблизкая до моего любимого места. А скоро, возможно, мне придётся всё же взять на время малолитражку, я так чувствую, недалёк тот день, когда Серене будет крайне неудобно с малышом внутри сидеть позади меня на мотоцикле. Агнес хорошая, но и она не заменит всю клинику.
  - Поехали, Серена. Я покажу тебе настоящий рассвет. И не только.

+1

6

С самого рождения в её жизни менялось всё. Окружающие её люди, большинство имён которых она успела забыть. Фамилии в паспорте, с которых она откликалась только на две или три. Учителя злились, они просто не могли понять, что привыкнуть к фамилии, которую носишь пару месяцев сложновато. Места жительства и друзья, Серена никогда полностью не разбирала чемодан и никогда не подпускала к себе кого-то слишком близко. Зачем, если скоро она будет далеко.
Бесконечный калейдоскоп событий оставил в её жизни только одно - рисование. И оно стало щитом, защищающим хрупкие плечи от жестокого мира.
Серена начала рисовать с того самого момента, как в её руках впервые оказался карандаш. Она даже помнит образ своей первой учительницы по рисованию, которая рассказывала ей о рисовании и на прощание подарила альбом. Позже Серена не раз будет рассматривать его и мечтать о художественном факультете.
А пока, тогда ещё, в первом классе, маленькая девочка с слишком холодными глазами вдруг поймёт, что рисовать проще, чем говорить. А когда через два года увидит жестокую драку на улице, то и вовсе всю неделю не уронит ни звука, но будет рисовать целыми днями. И от неё снова откажутся, посчитав слишком странной. А она на эмоциях обнимет свою первую учительницу рисования, которая подарит ей небольшой альбом с разными художниками и альбом для рисования с карандашами. Кстати, этот альбом и сейчас лежит на тумбочке, среди вещей выпавших из коробки. Потрепался немного, но всё так же дорог.
Именно с него в детстве начнутся первые шаги Серены, как художницы, она будет часами рассматривать картины, и пытаться нарисовать что-то похожее. А потом побежит в библиотеку искать книги о живописи и рисовании. А через пару лет подрабатывать, чтобы заработать на альбом и карандаши.
И она будет рисовать абсолютно всё. Пони, черепа, единороги, люди, здания, пейзажи, машины, животных. И всегда и везде. В школе, которой будет находиться последний день, пытаясь не заплакать. В фостерной семье бесполезно пытаясь объяснить, что не сделала ничего плохого, но её не услышат.
Это выработает привычку носить небольшой блокнот и карандаши всегда с собой. Потому что рисование - это единственный язык, на котором она может говорить свободно.
Серена смотрит на Дугласа и всё понимает. Но осознание не падает на неё снежным комом, обескураживая своей неожиданностью, скорее это размеренный невидимый диалог между ними. Та самая красная нить, которая смогла связать их в первый вечер, и дала возможность понимать в друг друге гораздо больше, чем сказано вслух.
- Поехали. - кивает в ответ Серена, поднимаясь и закидывая всё в коробку. Она позже сядет и разложит все по своим местам, а пока просто не хотела оставлять беспорядок. "Где именно? В коробке или душе?" Вопрос остаётся без ответа, потому Серена размышляет о другом.
"Мольберт и краски... "
Для начала Серена в последний раз рисовала картины красками года полтора назад, а до этого в лет восемь. Она беспокоилась о том, что может нарисовать какую-то чушь. "Ты всегда её рисуешь." Парировал внутренний голос, но девушка вновь проигнорировала. Потому что вторым моментом было то, что Серена никогда не рисовала с кем-то. Вообще ни разу в жизни. И третье...Серена всегда рисовала на эмоциях. То, что она чувствовала. Она рассказывала своими рисунками всё то, что не могла сказать словами.
" - Что мы тут делаем? - Серена вошла в пустой класс и обернулась к Роуз. - Вообще-то это незаконно.
- Я точно сейчас с Сереной разговариваю? - усмехается девушка ей в ответ и указывает на пустой мольберт. - Я хочу  узнать ответ.
- В смысле?
- Не замечала? Тогда просто начни рисовать. - Роуз протягивает ей карандаш.
Серена неуверенно берет его и подходит к мольберту:
- И что мне рисовать?
- Почему ты так привязана к Кейси? - вместо ответа спрашивает Роуз, внимательно наблюдая за блондинкой.
Серена замирает на секунду, задумчиво вертя в руках карандаш, а потом начинает наносить первые штрихи:
- Это глупо. Почему объясняя тебе, как я отношусь к Кейси и почему я так к ней отношусь, я должна рисовать?
Блондинка раздраженно цокает языком, не замечая, как глаза её подруги прищуриваются, как у кошки, которой протягивают сметану:
- Но Кейси умерла, какой смысл притворяться её сестрой сейчас?
- Я не притворялась! - штрихи становятся сильнее, движения резче. Карандаш уже буквально летает над бедной белой бумагой, которая кажется вот-вот порвется от таких следов. - Вот именно, что с ней мне не нужно было этого делать. Не важно что я делала или как ошибалась, она не отворачивалась от меня. Я понимаю, что она ребенок, - на холсте стали видны очертания котенка, раненого и промокшего, - но она видела во мне лучшее, чем даже я была. Она верила в меня больше меня самой. И только она осталась со мной, когда другие отворачивались. Я просто хотела, чтобы у неё было будущее...Она смогла собрать меня по кусочкам и вдохнуть в меня жизнь, которая давно ушла. И она делала это просто так. Не за деньги, которые переводили за мое воспитание. Не за “галочку” и хорошее отношение окружающих. Она делала это для меня.
Серена останавливается. Выдыхает. Отступает на шаг и видит того же самого котенка, но только с маленьким бантиком и красивым кулончиком на шее:
- Она делала меня лучше. Она видела во мне то, о чем даже я не догадывалась.”

Серена помогает собрать вещи с собой, по ходу прихватывая пару бутербродов, термос с кофе (пока не видит Агнесс), и ещё пару вещей по мелочи.
Девушка в который раз удивляется поведению Дугласа и понимает, что наверное, именно это привлекло её и не дало возможности отказаться ехать с ним в первую встречу. Именно эта безбашенная спонтанность, которую она не видела ещё ни у кого до этого, и к которой даже спустя несколько месяцев она только пытается привыкнуть. Её муж не говорит “может быть съездим?”, он говорит “поехали”, принимая решения, а не раздумывая над ним. Конечно, скажи Серена “нет”, он бы прислушался бы к её мнению и они никуда бы не поехали. Просто он умел делать так, что Серена чувствовала себя именно хрупкой девушкой, хоть и было непривычно, у которой есть сильный и взрослый мужчина, который рядом с ней всегда.
Маленькая ножки внутри устроили барабанную дробь, и миссис Остин улыбнулась,  приложив руку к животу, легко поглаживая его:
- Кое-кто тоже хочет увидеть свой первый в жизни рассвет.

Они оказались на побережье около красивого озера, которое обвивал горный рельеф. Серена на секунду залюбовалась видом, и помогла разложится. Ну вот не хочет она просто стоять в сторонке и смотреть:
- Я беременна, а не больна. - показывает она язык мужу, и резво вытаскивает из сумок то, что они успели взять.

+1

7

- Да, я в курсе. И я знаю, какая будет первая фраза нашего ребёнка. Он скажет "уберите молоко, дайте сиськи с кофе"
  Это я так острю. совсем как перед тем, как сделать в своё время предложение Серене, насчёт того, что её будущий ребёнок точно будет от неё? Только здесь нет толпы байкеров, способных оценить мой специфичный юмор. Я иногда тихо посмеиваюсь, глядя на войну Серены и Агнесс вокруг кофе. Нет, я благодарен Агнесс и остальным, которые, едва узнали о беремености девушки, тут же все дружно взялись оберегать её, словно маленькую. Или беременную. Вспоминаю, как у нашей соседки, Дороти, отбирали сигареты, и как она старалась спрятаться от всех на пустыре чтобы затянуться очередной заначкой из пачки "Мальборо" или "Кэмела". Другие марки она не признавала. Тоже над ней острили, что будущий малыш сначала затянется сигаретой, а уж потом возьмётся за грудь. Не знаю, табачный дым так влияет на половое созревание или у его отца такие гены, но, как вспомню тот момент, когда Серена решила подержать этого полуторагодовалого пацана на руках, угадайте, куда он первым делом полез к ней своими маленькими ручонками? Правильно, тут же склюнил голову и с самым серьёзным видом полез ей под блузку, так что мне пришлось сказать "извини, малыш, это моё" и взять его самому.
  Я раскладываю всё необходимое и сегодня я намерен научить Серену смотреть на такие вещи, как рассвет, по новому. Может, у меня получится, хотя из меня преподаватель тот ещё. когда меня попросили поучить одного парнишку как правильно ковыряться с двигателями, все мои уроки сводились к тому, что "эта штука крепится к этой штуке, а между ними должна быть эта штука из резины, и это надо смазать этой штукой". Попробую на сей раз быть более понятным перед своей женой. Да, я увидел её изображения, мне они показались чересчур абстрактными и символичными. Да, в них есть свой смысл, который я мало понял. видимо, это всё равно что парню понять логику девушки. Мы смотрим на мир по разному. Да и это хорошо. Будь у меня жена точной копией меня по характеру и стереотипам... я бы взвыл от скуки. Честно. И мы бы не сидели сейчас в эту немного душную августовскую ночь вдвоём. Мы продолжаем раскладываться, я достаю ещё две старые автомобильные фары и уже видавший виды аккумулятор, взятые мной из мастерской. Устанавливаю фары на воткнутые в землю палки, подвожу клеммы к аккумулятору. Свет на палитру есть. Теперь можно видеть штрихи набросков.
  Закат уже поглощён горизонтом, тонкая грань между землёй и небом едва прослеживается. Я присаживаюсь на выступ, расстелив куртку, чтобы дать возможность присесть и Серене. Издали слышно, как громыхает тяжеловоз на трассе. Улыбаюсь про себя, подумав, что он, наверное, везёт пустые железные бочки, которые катаются по всему кузову. Тишину ещё нарушает отдалённый крик чайки. эти прибережные птицы не умолкают ни днём ни ночью. Ловят рыбу, плавающую у водной поверхности, а иногда выхватывают еду у беспечных прохожих и туристов, стоящих у ограждений на мостах и набережных. Да, несколько чёрточек надо будет добавить к картине, когда она будет завершаться.
  - Не, я наелся, похоже, на всю ночь, а кофе поделись.
  Отмачиваю номер, решив попить кофе прямо из горла термоса, тут же поперхнулся. Кофе горячий, я поперхнулся, спешно отставил термос, но всё же пролил себе немного на футболку, запачкав надпись "Motorhead" с задев изображённый под логотипом группы стремительно летящий вперёд паровоз. Ладно, похожу в залитой футболке. Не простыну, ночь тёплая. Не буду больше отжимать честно отвоёванный втихушку от Агнесс бодрящий напиток.
  - Здесь просто дивные рассветы. попробуй перенести его на бумагу. Утром ты не успеешь. Пока нанеси очертания горизонта, воды, берега... ну, ты понимаешь меня. Давай руку, будем вместе.
  Включаю импровизированное освещение, накрываю своей ладонью ладонь жены... может, ну его нафиг, этот холст? Мы целуемся, я складываю ладони на её животе. А что, никого нет, и не будет, что мешает заняться любовью прямо здесь, посреди камней, травы, под звёздами? Скоро у меня такой возможности не будет.... наверное. Нет, врач запретил. Не буду рисковать зарождающейся жизнью, частичкой меня. Я хочу стать отцом, пусть и очень молодым, и мой отец уже рад тому, что станет дедом. И мой дед доволен, что дожил до правнука. Доживёт, поправка. Отбрасываю мысли о сексе. Мы начинаем вдвоём наносить наброске. Одной рукой я обнимаю Серену, прижавшись к ней, второй помогаю ей наносить очертания горизонта на бумагу. Нет, это будет акварель, она наноситс быстро, легко разводится в воде и смешивается. Пока что всё разложено, краски, кисти, стаканчики и даже вода в пластиковых бутылочках. Я не тороплю Серену, может, я просто мешаю ей самой рисовать, но мне так нравится делать это. Водить её руку, держащую карандаш. И смеяться вместе с ней. Иногда даже дурачиться.
  Вот уже  небо начинает светлеть, вырывая из темноты заросший кустами прибережный мыс и скалы. Солнце взойдёт на востоке, а мы захватили южную часть, не окрашенную багровым заревом рассвета. Здесь просто светлеет небо, медленно и неумолимо поглощая звёзды. Пора разводить краски. Я даю команду Серене, срочно растворять и окрашивать небеса, пока они не стали голубыми а играют такой пестротой. Скоро, очень скоро, ночь отступит, и можно будет возвращаться обратно, где мы будем отсыпаться в нашем новом домике из старого экскурсионного автобуса. Да, у Серены прекрасный глазомер. я чувствую, что моя помощь ей сейчас не нужна. Готов вмешаться. Да, мы не потеряли эти минуты, когда немо было того самого цвета, и даже успели захватить воду. нет, с водой я честно помогал, как и с мысом. А скалы... самый скучный момент. Наша картина уже досыхает.
  - Твой первый пейзаж, Серена?
  Я отключаю фары, уже светло и картина готова. А скоро взойдёт Солнце.

Примерный вид побережья до восхода солнца, что получилось на картине

https://i.imgur.com/1nra7St.jpg

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Ты узнаешь в первый раз, что такое рассвет


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC