внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост от лис суарес Неловко – и это еще мягко сказано – чувствует себя Лис в чужом доме; с чужим мужчиной. Девочка понимает, что ничего страшного не делает, в конце концов, она просто сидит на диване и... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 35°C
* jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » confession


confession

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

ЦЕРКОВЬ | ИЮНЬ | ВЕЧЕР

Deirdre Burns, Vanika Johnson
https://pp.vk.me/c636126/v636126954/16508/BaY8u7GjVkA.jpg

inside out

+1

2

Говорил ли мне кто-либо, что Джека нельзя брать с собой в церковь?
Слышала ли я вокруг себя когда-то злые перешептывания от его присутствия рядом в таком важном и благоговейном для всех месте?
Может быть меня кто-нибудь как будто бы случайно толкал, когда я переступала порог церкви, держа в руках его поводок?
Ну что вы, ну конечно нет. Со мной никогда такого не было, ни единого случая. А все почему? Лишь потому, что я ни разу не брала его с собой, когда ходила в церковь. Да-да, я хожу с ним за продуктами, в больницу, в гости к друзьям, беру его с собой на работу, если бы мне предложили полететь в космос (что, конечно, вряд ли, но мне бы хотелось) - я бы взяла его с собой!.. Но в церковь... Вот уж вряд ли. И снова, я даже не знаю, запрещено ли в принципе быть там вместе с псом-поводырем, я просто не хочу знать. Я не хочу слышать, как мне скажут: "Прошу прощения, мисс, мне очень жаль, но я вынуждена попросить вас оставить пса на улице. Все понимаю, но просто вы же тоже понимаете, что вы в церкви... Очень жаль..." - такие слова мне хотелось слышать меньше всего. Я не терплю жалости, а от слова "sorry" меня уже потряхивает. Почему-то окружающим кажется, что количество sorry в предложении увеличивает его вежливость в геометрической прогрессии.
Так вот как человек, услышавший sorry не менее тысячи раз в жизни, могу смело заявить, что дело не в количестве.
И порой даже не в качестве.


i see the light


Каждый раз мне тяжело оставлять Джека дома одного. Наверное, я его избаловала, везде беря с собой, и от этого в те редкие случаи, когда ему приходится оставаться дома, он искренне не понимает, чем заслужил такое наказание. Я стараюсь своим поведением дать ему понять, что дело не в нем, и мне просто нужно побыть одной, но как бы ни был он прекрасен как друг, некоторые вещи он не сможет понять никогда. И поэтому, несмотря на мою огромную любовь к моему прекрасному слуху, в те минуты, когда я закрываю за своей спиной дверь и отхожу от нее, и слышу, как по ту сторону замка скулит мой дорогой и единственный настоящий д р у г, верящий, что я его за что-то наказываю - мое сердце обливается болью, и мне хочется потерять не только зрение, но и слух, хотя бы на пару минут.
Так бывает, Джек, в дружбе бывает больно, Джек.
Рукам непривычно без кожаного поводка, зажатого пальцами. Наверное, кому-то со стороны будет сложно такое понять, но когда со мной рядом нет Джека - рядом как будто действительно нет части меня. Он - мои глаза и моя безопасность, и наверное еще поэтому мне никогда не приходило в голову брать его с собой в церковь: Бога не видно и он не сделает тебе зла.


then why are you blind and so foolishly happy?


Поднимаюсь по ступеням и толкаю тяжелую дверь. В лицо бьет прохлада и запах ладана, а внутреннее убранство церкви я помню из детства: там приглушенный свет, тяжелый, будто немного мутноватый воздух, потертые скамьи из темного дерева, на них сидят редкие люди и смотрят наверх, вниз, вбок, но чаще всего - внутрь себя. Да, этих людей я тоже смело отношу к "убранству", но не потому, что считаю их вещами, упаси Боже, скорее лишь потому, что без них, без тихих шорохов их передвижений, без невнятного бормотания женщины в нескольких рядах от меня, без тихих и скромных шагов человека, пробирающегося к укромному местечку в углу, без мягких вздохов стоящих на коленях и теперь поднимающихся на ноги - церковь была бы не ею. Я бы ее не поняла. Я бы ее не чувствовала. Я бы ее не видела.
А сейчас мне кажется, что я вижу ее.
Я иду по проходу, не снимая с глаз очки, немного опустив голову, чтобы никому вновь не пришлось говорить sorry после неуместного замечания о солнечных очках в церкви, прохожу несколько рядов вперед и поворачиваю направо. Это местечко - как будто только мое, и здесь никогда не бывает кого-либо рядом. Я сажусь, и только тогда медленно снимаю с себя очки, чтобы никто не оглянулся, если буду делать это слишком быстро - шрамы на моих глазах вызывают в людях очередное "Мне очень жаль".
Я складываю руки в мольбе и прислушиваюсь к церкви. К тихому шепоту, к чьим-то скромным молитвам, к таким же очень тихим людям, как я, которые не хотят тревожить никого своим присутствием, и только обращают свои мысли к Нему.

[AVA]https://funkyimg.com/i/23qj9.jpg[/AVA] [NIC]Vanika Johnson[/NIC] [LZ1]ВАНИКА ДЖОНСОН, 26 y.o.
profession: писательница детских сказок;[/LZ1] [SGN]с л е п а я
ДЖЕК
[/SGN]

Отредактировано Deirdre Burns (2020-07-31 15:15:07)

+1

3

Я проклинаю жизнь снова и снова, тяжело ступая по тротуару. Черт бы побрал этот город, черт бы побрал этого Коннела, черт бы побрал меня! Осекаюсь, потому что понимаю, что проклинать саму себя - так себе затея, даже застываю на долю секунды на месте - но только для того, чтобы еще быстрее и прочнее зашагать дальше. Ноги ведут меня туда, куда я не рассчитывала когда-либо вернуться, я даже не до конца верю тому, что действительно иду...
...В церковь?
На светофоре приходится задержаться и целых полминуты стоять в бездействии. Красный цвет светофора медленно сменяется на желтый, желтый мигает целую вечность. Я заламываю пальцы и нервно притаптываю ногой в такт неслышной песне внутри моей головы. Поднимается ветер и уносит с головы шляпу, я еле успеваю схватить ее и не ступить на проезжую часть, где еще вовсю гоняют машины, не торопящиеся останавливаться на светофоре. Надеваю шляпу обратно, поправляю волосы, даю себе последний шанс сбежать пока не засиял зеленый свет - отсчитываю до трех, но сбежать не успеваю.
Затерявшись в своих мыслях, стараясь отвлечь себя от конечной точки сегодняшнего путешествия, натягивая шляпу на лоб, чтобы не было видно уже светлевшего синяка под глазом, дохожу до крыльца церкви. Все еще не верю тому, что захожу внутрь, но толкаю дверь. Воняет. Господь, если ты существуешь, то у тебя отвратительный вкус в запахах. Не знаю, как люди умудряются проводить в церквях больше пятнадцати минут - мне ладан просто разъедает ноздри своим резким ароматом уже через пару минут. Ладно, сегодня я постараюсь потерпеть больше пары минут.
Понимаю, что уже несколько минут стою в дверях и не прохожу вглубь здания. Я готова еще хоть полчаса так постоять, если это поможет собраться и перестать чего-то... бояться? В памяти всплывают сцены маминых молитв, наших походов в церковь, небольшого алтаря с крестами дома, которого я до усрачки боялась и всегда обходила стороной. Вспоминаются и ссоры с матерью, и слезы навзрыд, доходящие до бессильного воя, и разбитые фоторамки, осколки стекла на полу, и крики, и ругань, ругань, ругань... И снова молитвы, в которых мать пыталась найти помощь и спасение.
И этот вонючий мать его ладан. Чтоб ты горел, сука.
Хотя, нет, если его поджечь, то будет еще сильнее вонять.
Блять, да зачем вообще он нужен!
Молча всплескиваю руками, пара людей вокруг меня непонятливо косятся. Развожу руками в стороны вместо извинений, и прохожу наконец вперед между рядами. Куча чудиков сидит по бокам и что-то бормочет себе под нос. Прохожу еще немного вперед и сворачиваю направо, к самой стенке. Там меня никто не увидит, рядом какая-то колонна, из-за которой меня не будет видно.
Сажусь. Пытаюсь вспомнить, нахуя пришла.
Молиться я не умею, просить помощи - тоже. Запах ладана вызывает во мне тошноту, присутствие верующих - гнев. Нахуя я пришла?
Поправляю снова шляпу и вижу, что в мою сторону движется какая-то молоденькая девчонка. В мыслях "Да еп твою мать, обязательно сюда? Не видишь, что куча места есть?!" - но молчу. Она подходит ближе. Смотрит прямо на меня, но почему-то не останавливается - через солнечные очки похоже не различает мой не очень радостный соседству взгляд. Очень дерзкая девчонка. Садится буквально в полуметре от меня, такая вся ангельски красивая и спокойная - вроде бы не улыбается, но по лицу видно, что и мухи в жизни не обидит. Я уже хочу сказать ей так же очень вежливо о том, что ей лучше бы съебать подобру-поздорову, но девчонка снимает очки и теперь я вижу...
-Эй, мэм, - кажется, я ее напугала. Еще бы - если она меня до этого не заметила, то не удивительно. Она вздрагивает, хватается за поручень впереди стоящей скамейки, повернувшись лицом ко мне, но затем мгновенно натягивает на себя очки, - Расслабьтесь, все в порядке, - я имею в виду очки и эти шрамы, которые я уже все равно успела заметить, - Меня таким не напугаешь, - я даже немного рада, что она оказалась рядом, я смогла отвлечься от этого ебаного ладана и общей атмосферы, даже вроде бы улыбаюсь уголками губ, - Все в порядке, можете сидеть, как вам комфортно.
Она поднимается и начинает говорить что-то о том, что пересядет в другое место.
- Пожалуйста, не уходите, - следуя какому-то внутреннему своему порыву, беру ее за руку. Она опускает голову и как будто смотрит на этот мой глупый жест, но не вырывает руки, - Мы можем посидеть вместе, за одним и тем же наверняка пришли, - может она подскажет мне, зачем я пришла?

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » confession


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC