внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост от лис суарес Неловко – и это еще мягко сказано – чувствует себя Лис в чужом доме; с чужим мужчиной. Девочка понимает, что ничего страшного не делает, в конце концов, она просто сидит на диване и... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 35°C
* jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » street talkin' street walkin'


street talkin' street walkin'

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

мир пони и радуг | 13.07.2020

Том и Хелен
https://funkyimg.com/i/36wV8.jpg https://funkyimg.com/i/36wV9.png

donna summer - bad girls
многие мужчины мечтают умереть в обществе женщины лёгкого поведения
Том не мечтает, но почему-то его желания опять никого не интересуют

[NIC]Tom Cunningham[/NIC]
[STA]оскароносный[/STA]
[AVA]https://funkyimg.com/i/34X8V.gif[/AVA]
[LZ1]ТОМ КАННИНГЕМ, 43 y.o.
profession: детектив департамента полиции Сакраменто;
relations: мой мудак.[/LZ1]

+1

2

Я чувствую, как несправедливо получила кулаком в лицо. А потом успокаиваю себя, что заслужила. Сама виновата. Сама подписалась на это.
Кран пытается не скулить, но все же вместе с прохладной водой изрыгает жуткий и протяжный вой, а потом снова затихает, монотонно вибрируя от потока воды. Я смачиваю салфетку, которая моментально превращается в сгусток целлюлозы, и прикладываю его к месту удара. До конца смены осталось еще каких-то пару часов, а я уже не могу стоять на ногах. Боль такая резкая, ощутимая, что мне срочно нужно ее приглушить.
Все, что мне остается, пойти в комнату к Трише, она, должно быть, уже отпустила своего последнего клиента. А это значит, что у нее можно разживиться чем-нибудь, взамен выслушивая ее нытье о том, что ей попадаются всякие сифозные.. когда ты из низших каст не приходится жаловаться, главное, чтобы платили.
Я отдала последние долги, но у меня совсем ничего не осталось. Я поджимаю ноги, сидя на потрепанном кресле в ее комнате, пока она готовит две дорожки: для себя и своей гостьи. Триша не отличалась умом, я даже не удивлюсь, если окажется, что она и читать не умеет. Но она добрая, совершенно не жадная, и вынуждена раздвигать ноги, чтобы поднять сестру на ноги. Слишком благородно, что аж противно. Но я не подаю виду, что мне все равно на ее важную жизненную миссию, о которой она упоминает чуть ли не через слово. Вдыхаю порошка, и все мое сознание перестраивается. Я ощущаю приятную легкость, слова Триши где-то вдалеке, а боль отзывается щекоткой. Я расслабляюсь на кресле и пытаюсь ощутить свои конечности. Но они, словно хвост русалки, срослись в моем сознании, почти невесомы.
Триша включает музыку, и все портит этим. Я медленно сползаю с кресла и молча ухожу. Мне хочется наружу, на воздух. Я хочу снова улизнуть, чтобы ко мне не было никаких вопросов. Я не помню, как оказалась на улице, и не помню, как ко мне подошел мужчина. Не очень высокий, крепкий. Я не помню, как потянула его в наш притон. Я готова была сделать, что угодно, наличность мне сейчас действительно не помешает. Да и крошка Ру будет рад услышать, что я не прохлаждаюсь, а работаю на благо его предприятия.
Я не помню, как оказываюсь в наручниках. Я не помню, как оказываюсь в обезьяннике с другими девочками. Я так и не поняла, что именно я притащила в наше укромное гнездо копа. Если крошка Ру узнает, что это сделала я - мне не сдобровать. Девочки, вроде, тоже не говорят, особо не распространяются. Их вызывают по очереди. Я не знаю, о чем они говорят в комнате для допросов. И я боюсь, что они могут рассказать чего лишнего.
Триша жмется к стене, у нее тушь засохла на щеках, и багровеет синяк на руке. Она жалуется, что коп сильно сжимал ее руку, а у нее очень нежная кожа. Она снова начинает плакать. Без снега ее сложно воспринимать как-то действительно всерьез. Она слишком много жалуется и негодует, как могла докатиться до такой жизни. Я тоже не знаю, как я докатилась до такой жизни, но я не жалуюсь, я ведь сама виновата, сама на это подписалась. Я подписалась на секс, который не приносит удовольствие, я подписалась на допинг, который облегчает жизнь, я подписалась на отсутствие денег и вечные долги, потому что так действительно проще. Ты вроде как свободен от всякой там ответственности, обязательств, от всего, что мешает жить, не думая ни о чем.
Я лениво глажу Тришу по плечу, в надежде, что она перестанет плакать. Это не очень помогало, и я действительно обрадовалась, когда на допрос вызывали меня. Я устала шла по коридору, цокая каблуками по полу.
Меня посадили перед еще один полицейским. Что ему нужно? Я простая проститутка, которая сосет за двадцатку. Какой с меня прок. Но говорить чушь о том, что я буду говорить только при наличии адвоката страшно глупо, поэтому я молчу. Рассматриваю его без всякого интереса. У него щетина, крепкие руки, и сосредоточенный вид. Он будто делает вид, что не обращает на меня внимание и смотрит в документы. Что ему от меня нужно? Мне надоело молчать, поэтому я его спрашиваю.
-Я могу попросить воды или, скажем, кофе? - я закидываю ногу на ногу и скрещиваю руки на груди. Раз допрос затягивается, то я была бы не против смочить глотку чем-то, кроме спермы.
[NIC]Helen Esther Murdoch[/NIC]
[STA]nothing[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/FMPMiqp.gif[/AVA]
[LZ1]ХЕЛЕН ЭСТЕР МЁРДОК, 19 y.o.
profession: никто;
relations: ни с кем.[/LZ1]

+1

3

— Да. Имеешь право, — коротко отвечает Том, которому в общем-то не жалко ни воды, ни кофе для всех этих честных и законопослушных женщин, которых они сегодня доставили в участок.
Но, со своей стороны, Том не собирается бегать за кофе для каждой оборзевшей шлюхи.
У него для этого есть ДжейТи, который всё ещё уверен, что расплачивается за Пиздец Неловкую Ситуацию с Оскаром. По сути Том просто издевается над парнем, потому что из ДжейТи получается очень забавная жертва – он категорически не понимает, что Оскар и Том устроили сцену посреди участка не из-за него. Томаса даже почти не смущает, что он, в свои сорок с хуем лет, снова выступает в роли школьного задиры, выбрав доброго и искреннего мальчишку целью своих нападок. Он ведь не запихивает ДжейТи мордой в сортир, а всего лишь смотрит на него.
Серьёзно. Том не делает ровным счётом ничего. Просто смотрит, а ДжейТи читает в его взгляде всё, что только хочет там прочесть, и собирается бежать за кофе для очередной проститутки.
С молоком, с сахаром, без? — выглянув из тёмного угла допросной комнаты, ДжейТи вежлив как ангел в райской канцелярии, и Том просто смотрит на него. ДжейТи тушуется ещё больше.
Если бы Оскар знал, как из-за него ДжейТи усложняет себе жизнь, даже у Оскара бы совесть проснулась. А вот у Тома – нет, никакая совесть не подаёт признаков жизни. И под тяжёлым взглядом Тома ДжейТи убегает за кофе.
— И мне возьми, — вдогонку бросает ему Том, а потом наконец-то уделяет внимание девушке, сидящей напротив него.
Том представляется, называя своё имя и должность. Он с нажимом произносит:
— … отдел по борьбе с организованной преступностью, — он сказал сегодня это не счесть сколько раз, но никого не заинтересовало, какого блядь хуя ОБОП интересуется проститутками вместо отдела нравов.
Кажется, что единственные, кому это интересно – это негодующий отдел нравов. 
— Назовите своё имя и дату рождения, — голос Тома в такие моменты всегда становится безразличным. Эти дежурные вопросы нужны исключительно для того, чтобы соблюсти правила и предписания, и ещё для того, чтобы в случае чего не дать какому-нибудь Оскару Моррису испортить всё в суде.
— Хелен Эстер Мёрдок: м, ё? — Том заполняет форму, старательно выводит мелкими печатными буквами имя девушки, а потом, когда дело доходит до фамилии, запинается и ждёт подсказки. Опять-таки очень не хотелось бы ошибиться.
— Ты знаешь свои права? — Том задаёт этот вопрос и не ждёт ответа, потому что он обязан процитировать правило Миранды. — Ты не хочешь никому позвонить? Вызвать адвоката? Государственного? — десяток девчонок до Хелены не воспользовался этим правом, так что Том сильно сомневается, что Хелен поступит иначе. Впрочем, они с ней оба знают, что она уже достаточно отличилась. До этого момента в их разговоре осталось не так уж много времени.
— Как давно ты работаешь на Ру? — вот теперь Том – само любопытство и участие. Он откладывает ручку и чуть наклоняется вперёд к Хелен. 

[NIC]Tom Cunningham[/NIC]
[STA]оскароносный[/STA]
[AVA]https://funkyimg.com/i/34X8V.gif[/AVA]
[LZ1]ТОМ КАННИНГЕМ, 43 y.o.
profession: детектив департамента полиции Сакраменто;
relations: мой мудак.[/LZ1]

+1

4

Я не чувствую ни страха, ни угрызения совести, что наш прекрасный пчелиный улей разворошили эти прекрасные мужчины в форме. Мне действительно как-то все равно. Мест, где потребуется доступная вагина довольно много, проституция такая профессия, которая всегда будет востребована. В порядочных семьях матери внушают своим детям о профессии, с которой всегда будет хлеб. Но они не уточняют, что проститутка тоже входит в список таких нажористых вакансий. Так вот, я без куска хлеба со своими навыками и своей мертвой совестью не останусь.
Полицейский, который все еще смотрит на документы, довольно приятный. Я не вижу в нем ничего такого, что бы заставила меня сжаться до размера атома. Зато девочки наперебой кудахтали о том, что он очень неприятный тип. По-моему все это напускное, он просто делает свою работу, ничего в этом сверхъестественного нет. Женщины очень любят преувеличивать действительность.
Я поднимаю глаза на второго копа, его то я и не приметила. Но после того, как он залепетал о сахаре, о молоке и о прочих радостях, которыми можно улучшить самый обычный стакан с кофе, я таки обратила на него внимание.
-Сахара, ложки три-четыре, - я никогда не знала, как можно жить без сладкого. И когда выдаётся возможность получить нечто глюкозное, я конечно соглашаюсь, - а сигарету можно?
За спрос не ударят в нос, верно? Но как же выпить чашку кофе и без сигареты? Одно без другого просто не имеет никакого смысла. И я смотрю на мистера серьезного копа довольно проницательно, в надежде, что он угостит даму желаемым. Не поверю, что такой суровый человек, и не травит себя никотином. Тем более, что кончики пальцев грубые и желтоватые, и зубы под усами желтят, хотя свет здесь приглушённый, здесь что угодно лишится своего истинного цвета.
Он представляется. Томас Каннингем, так вот, что это за акцент. А мне говорили, что у меня отец шотландец, и фамилия у меня шотландская, но я и понятия не имею, как звучит мой родной акцент. Родилась и выросла здесь, чистопородная вроде как американка.
Я молчу, когда он проговаривает все эти условности, представляется, рассказывает, что за отдел ведёт дело. Мне до этого, честно признаться, нет никакого интереса, просто смотрю на него. Наконец-то вопрос по существу, на который могу ответить.
-Хелен Эстер Мёрдок, - наверное, опрометчиво называть своё настоящее имя, лучше же придумать его для таких вот случаев? Хотя, многие девочки рассказывали о том, что в полицейском участке лучше сохранять честность, а ещё лучше завести роман с полицейским, такие связи никому никогда не мешали, напротив, считались полезными, - десятое ноября, 2000й год..
Томас Каннингем запинается на моем имени. Вероятно, действительно лучше придумать простенький псевдоним.
-Через «ё», - лениво подтверждаю его переспросы, честно признаться, мне очень хочется спать. Хоть мы и угодили в лапы копов, вечернюю смену, конечно же, никто не отменял, нужно быть в норме.
-Мне некому звонить, - довольно честно я отмечаю, - все мои здесь, в обезьяннике.
Да, раньше, когда что-то подобное случалось, я звонила Трише или кому-нибудь из прожженых девочек, которые водят шашни с копами. Сейчас все здесь, и одному Богу известно, чем все дело закончится.
Сейчас я помню правило, что лучше копам не врать, но и не говорить лишнего. Все должно выглядеть безобидно. Крошка Ру давно в этом бизнесе, он разберётся, если что-то пойдёт действительно не так.
-Не знаю, чуть меньше года, - я пожимаю плечами. Когда торгуешь своим телом, время летит очень быстро. А когда ещё и звёзды ловишь под наркотической пылью, так и вовсе, время становится бесконечностью.
Коп помоложе все же принёс сладкий кофе, а ещё милостиво угостил сигареткой, хотя мистер Каннингем запретил это делать. Кажется, тут произошёл конфликт интересов, но сцены не последовало. Я отхлебнуло кофе и затягиваю сигаретку, любезно подожженную вторым копом. Очень удачно, что здесь есть мистер добрый и мистер злой полицейский.
-Вы чего от меня хотите то? Явно не трахнуть на столе в допросной, - но я ловлю на себе взгляд добряка и натяжно ему улыбаюсь. Все-таки, как говорят девочки, связи никогда не будут лишними, тем более с копами.
[NIC]Helen Esther Murdoch[/NIC]
[STA]nothing[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/FMPMiqp.gif[/AVA]
[LZ1]ХЕЛЕН ЭСТЕР МЁРДОК, 19 y.o.
profession: никто;
relations: ни с кем.[/LZ1]

+1

5

Том поднимает глаза на Хелен, будто оценивая её: ей скоро двадцать, но по мнению Тома дети, родившиеся в двухтысячном году, должны ещё ходить в школу или даже ясли. Придётся смириться, что это не так. Спустя секунду Том кивает и записывает и дату рождения в форму.
Она не ребёнок – с этим тоже придётся смириться, потому что иначе ему не место в этой допросной.
— Ну, допустим, не все здесь… — насмешливо улыбаясь, говорит Том. — Ру здесь нет, — Том уточняет на всякий случай, потому что он точно не уверен, насколько хорошо эта девочка может соображать. Мало ли, может, наркота выела её серое вещество, и теперь бедняжка Хелен не может понимать очевидные намёки.
— Ру взял тебя, когда тебе уже было восемнадцать? Странно, — Том ворчит это себе под нос, будто не пытается заговорить Хелене зубы, будто не пробует намёками встать на путь к сути их сегодняшней встречи.
ДжейТи приносит кофе Хелене и Тому. ДжейТи старается изо всех сил, но его желание услужить девушке переходит границы, когда одновременно с запретом Тома, ДжейТи разрешает Хелене закурить и даже даёт ей сигарету. И, виновато поглядывая на Тома, подносит зажигалку к её сигарете. Вот теперь Том прожигает ДжейТи взглядом и обещает ему кару небесную. В конце концов, Тому тоже хочется курить, но ему точно нельзя. Ведь включена запись их беседы, а Том обещал начальству не нарушить правила хотя бы ещё полгода после дела Попса, когда Том обошёл все возможные сроки и требования, какие мог, чтобы за день провернуть операцию, которую отдел готовил и высиживал бы месяцами.
Короче, Том обещал быть хорошим мальчиком, поэтому он хочет курить, но не курит. И, конечно, это немного портит его настроение.
— И с чего такой вывод? — ремарка Хелены задевает Тома, неожиданно и не совсем всерьёз. С чего это вдруг он не похож на человека, который может мечтать трахнуть на столе малолетнюю шлюху? Когда это он стал выглядеть мягким и приличным человеком и перестал быть похож на животное со значком? В общем, Том немного обижается. — Вот с этим офицером у тебя точно нет шансов. Он женат и праведен, — Том не намерен подобным замечанием осаждать девчонку, которая строит глазки ДжейТи, но намерен напомнить ДжейТи о его должности, его звании и социальном статусе.
— Мне, на самом деле, ничего от тебя не нужно, — это откровенная ложь, — ты и так уже сделала для нас больше, чем кто-либо. Офицер, которого ты привела в ваш притон, это бесценный подарок, — а это откровенная, чистая правда, и Том, сказав это, улыбается благодарно и отпивает кофе из стаканчика, давая Хелен время осознать, что именно он имеет в виду. Давай Хелен поразмыслить над тем, какова вероятность, что Том всем расскажет об этом, или – уже рассказал?
— Это всего лишь моя работа. Я не вижу влажные сны о том, как маленьких девочек убивают за мелкие оплошности. Думал, может, Ру простит тебя по старой дружбе… но всего год… вряд ли ты растопила его сердце за это время, — Том ходит вокруг да около, потому что ему нужно подготовить почву, заставить девочку нервничать, заставить её осознать глубину и темноту жопы, в которой она оказалась. Чтобы потом предложить ей решение.

[NIC]Tom Cunningham[/NIC]
[STA]оскароносный[/STA]
[AVA]https://funkyimg.com/i/34X8V.gif[/AVA]
[LZ1]ТОМ КАННИНГЕМ, 43 y.o.
profession: детектив департамента полиции Сакраменто;
relations: мой мудак.[/LZ1]

Отредактировано Reeli Pops (2020-07-29 22:51:04)

+1

6

Кажется, я действительно умудрилась найти слабое место этого допроса. Томас Каннингем перестал меня интересовать сразу же, как перед моим лицом вспыхнула зажигала, поджигая подаренную мне сигарету. Забавно, но мне кажется, будто я могу позволить себе расслабиться. Будто я не на допросе, а у меня случился заслуженный перекур.
Я втягиваю в легкие дым, выдыхаю его так же блаженно, отрешенно смотря на мистера злого копа, и отпиваю приторно сладкий кофе. Меня моментально начинает подташнивать. Организм почти очухался от последней дозы, возвращается в реальность, сопротивляется этой реальности, разочарован во мне, ненавидит меня, что я его снова отравила. Я и сама в такие моменты начинаю себя ненавидеть, потому что через пару часов я снова начну искать, чем разживиться.
-Ру точно не до меня, - я машу рукой в сторону, так небрежно, как только могу, чтобы показать копу, что я не та деталь пазла, которая ему требуется. Логичнее прижать кого-нибудь посерьезнее, например, Матильду - любимицу крошки Ру. Его гусыню с золотыми яйцами, в прямом и переносном смысле. Я совсем уж мелкая сошка для всей этой системы.
Кофе приятно согревает, и мне хочется спать. Как давно я не спала? В моем бизнесе день всегда спутан с ночью, а это значит, что скоро и правда нужно ложиться спать, иначе смена пойдет псу под хвост. Никто не хочет трахать сонное тело.. а потому я зеваю, а после с игривой улыбкой смотрю на мистера доброго копа, который, кажется, даже чуть краснеет, а может быть и сильно краснеет, все равно его лицо видно лишь очерками в сумраке допросной.
-Ну, жена не стенка, подвинется, - я чуть усмехаюсь. Глупое заявления для той, у кого не так уж и много принципов, - хотя, кажется она уже подвинулась, ваш коллега не носит кольцо, стало быть... свободен, - я закусываю нижнюю губу, не свожу взгляд со второго копа, и чувствую наигранную нотку обиды в голосе Томаса Каннингема, - никаких выводов, просто факт, но..., - я тяну руку к его руке и начинаю гладить его пальцы, играюсь с огнем, ребенок нашел спички в ящике, и зажигает одну за другой, - но мы ведь всегда можем это исправить, уверена, что вам нравится по-собачьи...
Я усмехнулась себе под нос, а после откинулась на стул, закидывая ногу на ногу. Нашел кого пугать своей сосиской. Смотрю на его напряженное лицо, понимаю, что была бы даже не против подставить ему свой зад, лишь бы он закончил этот цирк и отпустил меня доживать этот день на своей кровати-полуторки, купленной на распродаже в Икеи. Да, крошка Ру заботится о своих девочках, и у меня есть свой угол в этой жизни. И меня сейчас отчаянно в этот угол не пускают.
-Что же, рада была помочь, - я допиваю кофе, и чувствую разочарование. Губами собираю последние капли, собравшиеся у края бумажного стаканчика, - вы думаете, это был первый коп в притоне? - я стараюсь сохранять спокойствие, я более, чем уверена, что мне ничего не угрожает. Что со мной может произойти? Мне не угрожают смертью, не угрожают изнасилованием и на мои ласки тоже ответили негативом. Меня не бьют, напротив, мне даже налили кофе и дали прочистить легкие никотином. Какая опасность меня может ждать за поворотом? Да никакой..
-Что же, тогда вы поймете, что моя работа - это раздвигать ноги и отсасывать за двадцатку, - я позволяю себе надменную ухмылку, - и я не сделала ничего такого, что могло бы расстроить крошку Ру, да и вы, к слову, не знаете о моих отношениях с ним, так что, к чему эти попытки меня запугать дешевой провокацией? - я говорю вполне уверенно, но мистер Томас Каннингем не знает, что его слова меня задели, что что-то внутри сжалось. Мне не очень то и хотелось, чтобы крошка Ру устраивал воспитательные "беседы" со мной. Мне не хочется, чтобы меня лишили "Нейден" с матрасом, купленным на блошином рынке за полцены. Это все, что у меня есть, и девочки.. все, что у меня есть. У меня сейчас нет возможности искать себе новый притон, да и после "беседы" Ру мало кто находит новое место. К слову, может и находит, потому что я ничего больше и не слышала о девочках, которые прошли "беседу". Говорят, что они лишаются спальника и документов, просто бродят в городе, живут в ночлежках. Но так рассказывает Триша, а намеки Томаса Каннингема заставляют усомниться в том, что все пройдет действительно гладко.
-Что вы от меня хотите, мистер злой коп, - я решаюсь спросить напряму, - и давайте без шарад, у меня болит голова, мне хочется спать и... можно еще сигаретку?
[NIC]Helen Esther Murdoch[/NIC]
[STA]nothing[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/FMPMiqp.gif[/AVA]
[LZ1]ХЕЛЕН ЭСТЕР МЁРДОК, 19 y.o.
profession: никто;
relations: ни с кем.[/LZ1]

+1

7

— Так может показаться, да… Но я знаком с Ру уже достаточно давно, чтобы знать, что ему всегда есть дело до каждого шага каждой своей девочки. Вы его капитал, и он серьёзно относится к своему бизнесу, — говорит Том, уверяя Хелен, что Ру уж точно не забыл про неё. Тем более, что в этом Том не преувеличивает и не лжёт. Ру действительно всегда очень бдителен, когда дело касается девочек, которых он считает не иначе как своей собственностью.
Ну вот. Совсем другое дело. Том неодобрительно смотрит на девчонку, когда она касается его руки. Его не совсем уж списали со счетов – это почему-то иррационально греет душу.
— В одном из своих утверждений ты права, — говорит Том и убирает свою руку, позволяя Хелен самой решить, где она ошиблась, а где – нет.
ДжейТи снимает кольцо, потому что боится его потерять, а вот Том действительно любит по-собачьи – во всех смыслах, как ни посмотри на это утверждение: и раком поставить Оскара ему кажется хорошей идеей, и, с другой стороны, любит он преданно и со слюнями, как и Рокко, что поделаешь. Но он отстраняется достаточно резко, чем однозначно не упрощает для Хелен эту загадку.
Это не первый и даже не десятый допрос за сегодня, и Том старается разнообразить его, как только может. Пусть даже все эти игры разума нужны тут только ему. И немного ДжейТи, которому, судя по роже, тоже не особо-то скучно от подобных разговоров.
— Из моего отдела – да, первый, — говорит Том, не теряя надежд донести до Хелен, что всё немного серьёзней, чем штраф за проституцию. Но это вроде как больше челлендж самому себе, а не настойчивое желание найти у Хелен зачатки аналитического мышления.
Тому нравится, куда дело идёт. Хелен так уверенно говорит, что не сделала ничего, чтобы расстроить Ру, что Тому становится интересно, сможет ли она сама себя в этом убедить. Потому что ни Тома, ни – особенно – Ру она точно не убедит.
— Я знаю, что у тебя гораздо меньше энтузиазма и стремления работать и меньше желания жить красиво, чем, например, у Матильды. И что поэтому Ру не питает к тебе особых симпатий. Ему нравятся увлечённые девочки, которые знают, зачем им нужна их работа. Так что, как видишь, я знаю достаточно и о тебе, и о твоих отношениях с Ру, чтобы моя дешёвая провокация немного подорожала.
Том расслабленно рисует квадратики на полях акта допроса, всем своим видом демонстрируя, что ему так же не интересно вести этот предсказуемый допрос, как и Хелен неинтересно раздвигать ноги и сосать за двадцатку.
Но у каждого своя работа.
То, что в глубине души Том больше похож на увлечённую Матильду, чем на наркоманку Хелен, никто и никогда не узнает.
Том отрицательно качает головой, и в этот раз ДжейТи случается его и не спешит к Хелен с сигареткой, а стоит в своём углу, как прилежный мальчик. Сигаретку нужно заслужить, а Хелен этого ещё не сделала, и Тому кажется, что ДжейТи это тоже понимает. Может Том и злой коп, зато ДжейТи – коварный. Или Тому только хочется надеяться, что это правда. Было бы грустно, если бы мальчишка оказался глупым.
— Я надеялся, что мы с тобой сначала немного ближе познакомимся… Но раз ты так сильно хочешь перейти сразу к делу, то я не могу тебе отказать, — говорит Том и достаёт из кармана пачку сигарет – он начинает играться пачкой, переворачивать её, постукивая ею по столу. Он и сам хочет курить, но надеется, что это будет подбешивать и Хелен тоже.
— Я хочу, чтобы ты заняла место Матильды у сердца крошки Ру. Хочу чтобы ты надевала прослушку и чтобы поставила свою жизнь под угрозу, — говорит Том, наклоняясь чуть ближе к Хелен.
[NIC]Tom Cunningham[/NIC]
[STA]оскароносный[/STA]
[AVA]https://funkyimg.com/i/34X8V.gif[/AVA]
[LZ1]ТОМ КАННИНГЕМ, 43 y.o.
profession: детектив департамента полиции Сакраменто;
relations: мой мудак.[/LZ1]

Отредактировано Reeli Pops (2020-08-23 18:09:09)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » street talkin' street walkin'


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC