внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост от скорпиуса малфоя [эппл флорес] Сегодняшний день просто одно сплошное недоразумение. Как все могло перевернуться с ног на голову за один месяц, все ожидания и надежды рухнули одним только... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 35°C
* jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Богиня Иштар, храни мой колчан


Богиня Иштар, храни мой колчан

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Кризисный центр помощи беженцам | 23 марта 2019 | Вторая половина дня

Sada Farhi, Fred Burnell
https://www.sccenter.org/wp-content/uploads/2018/03/cropped-AdobeStock_194573163.jpeg

Топовый блогер, посещающий кризисный центр помощи беженцам, и беженка с Востока - два мира, которые не должны были соприкоснуться в принципе, в итоге станут ближе, чем все вокруг могли себе это просто представить

+2

2

Судьбу не выбирают — Сада знала это также хорошо, как любую истину, ниспосланную Кораном, признанную и подтвержденную. Когда тетя отвешивала педагогический подзатыльник за дерзость за столом; когда продираясь сквозь цепкие заросли, Сада поскальзывалась на щебне и съезжала в овраг, сбивая с ног пастуха, набирающего воду (в итоге, он, матерясь, бросал кумган и уходил прочь); когда незнакомый прежде мужчина выплачивал махр, а Сада давила из себя улыбку и подлавливала едва выступившую слезу. Когда семью выволокли на улицу и больше их она никогда не видела; когда не прекращались выстрелы и тупые удары, а следом хищный треск и ритмичный стук пронизывали воздух… Сада открывает глаза, но ничего не может различить. Дыхание сбитое, она чуть не задыхается от ужаса, а в голове одна сура — Аль-Фуркан. “Ценен над небесами и землей, Аллах — Милосердный и Всепрощающий!”  آمين‎
  В детстве ей казалось, что сны приносит какое-то мифическое существо, ласковое и доброе, но оно явно не учло реалии современного мира. Не учло кошмаров войны и того, что они после себя оставляют. Поэтому с недавних пор Сада боится снов.
  Она долго ворочается в постели, пытаясь выпутаться из вязкой пелены снов и воспоминаний. Жмурится, зажимает уши руками, выворачивает себя наизнанку, лишь бы замолчало сердце — за столько километров от дома, так далеко от той выжженной земли. Судьбу не выбирают: здесь, в центре помощи беженцам, случился не худший ее поворот. Второй месяц она слышит сдавленные рыдания, видит тихий траур: кто-то попал сюда недавно и из того же горящего ада, что и она сама. Сада держалась сама и утешала, как могла, других. Сначала осторожная и отстраненная, затем она становилась деликатнее и внимательнее — ее тон сделался мягче и привязаннее. Сада делила эту тихую, общую, боль. Без примечаний и уточнений, под крышей центра все становились равны, здесь невозможно сбежать от чувства свойскости и причастности. Здесь все, рано или поздно, становится своим, а все — своими. Оттого с каждым днем забота измучивала Саду все больше и больше; ведь невозможно волноваться за всех, кто кажется беззащитным перед обидой и злом. Тяжело и жалко себя. Остается выдохнуть.
  Сада поднимается, набрасывает на себя одежду, наспех заплетает тугую косу, переминая волосы с цветными нитями, и накидывает платок. Соседняя комната отделена тонкой перегородкой, и оттуда доносятся звуки шумных разговоров. Не слишком привычное начало дня.
حدث أي شيء حتى الآن؟  — спрашивает без долгих вступлений и легонько стучит по перегородке, а затем прислоняется к ней лбом.
  Разговоры не стихают; из-за стены начинает тараторить одна из соседок, явно пытаясь перекричать остальных:
—  لدينا زيارة اليوم ، ربما التلفزيون ، أو ربما السلطات.
ماذا قلت؟ — Сада в недоумении переспрашивает, и получает все такой же ответ.
  Ни с чем подобным она еще не сталкивалась, что за визит? На протяжении нескольких месяцев единственными, кто посещал центр, были врачи и правозащитники. С первыми имели дело абсолютно все новоприбывшие, со вторыми — лишь некоторые, и то, они вскоре покидали общее поселение. Но, так или иначе, о прибытии было известно заранее, и социальные работники следили, чтобы никто не пропустил первичный медицинский осмотр. Расспрашивать у соседок о большем не было ни смысла, ни пользы, поэтому — всполохнувшись, Сада стала раскладывать свой “ранцевый запас продовольствия” по местам. Вчерашняя лепешка, две жмени изюма, завернутый в бумагу сыр, пара сигарет (вредную привычку она подцепила уже в Америке, и курила втайне), зажигалка, носовой платок, складной нож, фонарик… Коран. Это на случай, если к ней зайдут. Ан-нет, сигареты лучше в закрытую полку, подальше от любопытных глаз. Хорошо. Все опрятно и в порядке. Но уже через пару минут стало грызть тревожное чувство, будто грядет что-то важное.

+4

3

Фред Бёрнелл не молчит. Не умеет.
Ей уже не раз говорили - остановись, однажды это просто плохо для тебя закончится, или пострадает кто-то из твоих близких - и такое бывало! - но шотландка только стискивала зубы, молчала, и продолжала следовать по уже намеченным графикам и тропам. Если она сказала, что сделает - значит сделает. Если сказала, что будет и дальше продолжать поднимать в своём блоге жестокие, жесткие и неприятные темы, о которых в обществе принято - вроде бы как! - молчать, значит она так и поступит. Кто бы ей там что ни говорил.
- Что скажешь, Люций? - Фред перевела вопросительный взгляд на кота, тот только чуть наклонил голову вбок, словно гадал - стоит ли Фред Бёрнелл того, чтобы он ей ответил, или же нет.
Наконец, подумав о чём-то своём, коротко ответил что-то вроде: - Мрявк. Шотландка удовлетворённо кивнула.
- Ну да. Как там говорят - "глаза боятся, а руки делают". Не переживай за меня, мальчик, всё у нас с тобой будет хорошо, - кот в ответ только прыгнул на худые колени, чуть задрал свою донельзя умную голову, посмотрел на Фред своими огромными глазами... и боднул её по подбородку. Всё же какой сволочью он ни будь, а другом был отличным - и прекрасно понимал, когда поговниться можно, а когда хозяину нужна банальная чело... кошачья поддержка.
Та в ответ только усмехнулась.

- Древние тайны всех мирозданий мне под силу..., - выдохнула словно молитву, да и осторожно спустив кота на пол, встала со стула, и подошла к шкафу, почесывая затылок, и слегка позёвывая. Как обычно? Ну да, легла чёрти когда, и при этом всё равно проснулась с петухами, потому что слишком много дел, и слишком много обязанностей и ответственности перед теми, с кем она работает, и кто от неё зависит. Открыла планировщик на телефоне, вздохнула. Дел у неё было, что называется, просто сто вёрст до небес.
Тут не то, что бегать надо - тут метла нужна реактивная - ну или как в русской адаптации легендарных книг про мальчика со шрамом - пылесос, заправленный рыбьей чешуёй. Но в самом деле, где её не пропадала? Осталось только позвонить менеджеру, и убедиться в том, что у неё на самом деле запланирован визит в кризисный центр, а то так бывает, что ты готовишься, готовишься, не спишь чёрти сколько времени, не доедаешь, готовишь подарки и речи, а на самом деле ты оказываешься в... полном пролёте.
- Нелли? Да, это я. Ну что там у меня, всё в силе? Как это - что? У меня должен был быть визит в..., - Фред почувствовала, как она начинает злиться, но тут помощница наконец-то обновила свои заметки, и подтвердила, что да, визит назначен и ждёт своего осуществления. Бёрнелл в ответ только тихо выдохнула.

- Тьфу, блядь, - наконец-то справилась она с потоком эмоций, - ты представляешь себе, если бы не было этой записи? Да я полгода обхаживала, чтобы они разрешили визит к ним. Ладно, тогда я собираться - звони, если что.
Оставила записку Василисе - А ВДРУГ ПОЗДНО, А ВДРУГ ФОРСМАЖОР КАКОЙ - вызвала своего оператора и переводчика - и поехала в кризисный центр. Там уже, конечно, всё было готово - и волонтёры, которых она снарядила под эгидой своего блога, и просто неравнодушные, которые принесли с собой всё, что могло бы хоть как-то если и не помочь адаптироваться этим бедным женщинам к этой совершенной новой для них среде, то хотя бы немного скрасить весь ужас ситуации. Поначалу конечно с ней пытались спорить - зачем переводчик со стороны, когда у них есть свои, прекрасно адаптированные, однако Бёрнелл не была бы Бёрнелл, если бы не мазнув цепким взглядом по притулившейся в углу и сгорбленной на стуле переводчицы, и не ответила: - Затем, что вашим фригидным и угнетенным сотрудникам самим нужна помощь, и мне не нужна жалость и всхлипы в их переводе, я сюда снимать пришла, а не психологические тренинги дополнительные проводить. Зато мои ребята сразу настроят всех на нужный лад, - тут Фред улыбнулась, и махнула рукой поджидающим волонтёрам. Кризисный центр ожил - потекло просто нескончаемое людское море, с коробками сигарет, одежды, книг, обуви, лекарств, средств интимной гигиены, новенькие одеяла, полотенца, тапочки.

Вот уж воистину - если Бог и её собственная нечеловеческая работоспособность и усидчивость дали ей такие невероятные возможности, то куда их ещё пускать, как не на развитие именно таких, социально значимых проектов? Шотландка переговорила коротко с оператором, после чего включила режим прямого эфира в своём инстаграме, и подхватив поудобнее селфи-палку с закрепленным телефоном, двинулась по коридорам кризисного центра. Слышится гомон, возбужденная речь, её переводчик - Алиф - переводит словно как на духу, периодически он машет рукой нет-нет, да выглядывающим женщинам, и что-то весело тараторит, при этом показывая на Фред. Бёрнелл только и может, что улыбаться, пока они не заходят в одну из комнат. Алиф вежливо здоровается с молодой женщиной, и Фред просит его: - Скажи пожалуйста, что меня зовут Фред Бёрнелл, и что я хочу с ней поговорить. Обо всём, о чём она только захочет. Скажи, что я - её лучший друг.
И ведь она на самом деле Друг. Который никогда - НИКОГДА - не бросит, не предаст и не оставит, и примчится даже среди ночи решить самую кошмарную вашу проблему, потому что для неё нет ничего невозможного.
Фред Бёрнелл однажды доиграется. Фред Бёрнелл поднимает проблемы, о которых не принято говорить вслух.
Но пока она может - она БУДЕТ это делать. Потому что именно в правде, в защите тех, у кого уже не осталось своих сил или их пока что ещё слишком мало, чтобы открыто противостоять всем невзгодам состоит главная цель её жизни.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Богиня Иштар, храни мой колчан


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC