внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост от лис суарес Неловко – и это еще мягко сказано – чувствует себя Лис в чужом доме; с чужим мужчиной. Девочка понимает, что ничего страшного не делает, в конце концов, она просто сидит на диване и... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 35°C
* jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Комплекс лисы: мы в ответе за тех, кого вовремя не послали


Комплекс лисы: мы в ответе за тех, кого вовремя не послали

Сообщений 1 страница 20 из 24

1

https://i.imgur.com/fOj7Xzh.gif
10 июля 2020 | вечер | квартира Мелани

[LZ1]ДЖАСПЕР ТИРЕЛЛ, 29 y.o.
profession: владелец транспортной компании;
family: bro, sis
cutie: heather
fatality: fox
[/LZ1]
[NIC]Jasper Tyrell[/NIC][STA]I shot my gods to know your name[/STA][AVA]https://i.imgur.com/bzDFOm4.gif[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/6JKDiaY.gif https://i.imgur.com/jvoySCR.gif[/SGN]

Отредактировано Oliver Kaldwin (2020-09-03 12:27:28)

+5

2

Все бабы - ебанутые дуры. Вот только, казалось бы, нашлась одна, которая мозг не трахает, в кошелек ручонки свои загребущие не напряжно запускает, да еще и секс по первому намеку, как она же переходит в режим неуправляемой стервы. Данн нравилась Джасперу именно тем, что была адекватной, ну и на мордочку приятной. И в постели устраивала. С ней не было проблем, как, например, с Мелани. Никаких упреков на ровном месте, язвительных комментариев и ударов под дых - буквально. В этом плане Хэзер была практически идеальной - во всяком случае, этого было достаточно, чтобы Тирелл мог обозначить их отношения некоторым статусом постоянства. И нет, угрозы Мэл оторвать ему все, что болтается ниже пояса, тут были не причем.

Хотя, постоянными отношения у Джаспера были только с клубом, в котором он стабильно ошивался практически каждый день. Это была та часть его жизни, которую он не собирался менять, особенно из-за наличия такой мелочи, как девушка. Джас любил женское внимание, он любил музыку и то, как соблазнительные тела в ней извиваются. А еще алкоголь, разумеется. Можно считать, что это все было его хобби, от которого отказаться было совершенно невозможно.

До сегодняшнего дня все было идеально. Тиреллу никто не мешал веселиться, частенько он брал с собой Данн, и, как ему казалось, они весьма неплохо проводили время. Если последняя при этом не тащила с собой Кэмпбелл, иначе вечер превращался в тренировку остроумия и язвительности между Джаспером и Мэл. Но нет, конкретно в этот день рыжей с ними не было, а блондинке приспичило высказать ему, что такое времяпрепровождение ее вдруг перестало устраивать. Причем, высказать это Хэзер решила в том же клубе, сразу после того, как Джаспер угостил коктейлями парочку подружек, опустившихся за их стол вместе с его приятелями.

В других обстоятельствах Джаспер не обратил бы на такое поведение спутницы никакого внимания, но она посмела выяснять отношение на людях, причем, на глазах у друзей Джаса, а это ему совершенно не понравилось. Может быть, он позволил себе лишнего, не особо выбирая выражения, но это же Хэзер первая начала, так что вся ответственность была исключительно на ней.

Мелани за такое съездила бы ему по роже. Чем-то очень тяжелым. И не один раз. Он бы завалил ее на диван, и все закончилось весьма предсказуемо. Хэзер же просто ушла, гордо вскинув голову и показав средний палец. После этого поднять испорченное настроение помогла бутылка вермута, притащенная кем-то из приятелей. Кто-то из них же заявил, что Джасперу надо отвлечься, и услужливо поделился своей спутницей. Смазливенькой рыжеволосой куклой, чье несоответствие всем известной бестии было настолько очевидно, что Джаса передернуло. Нет, кажется, на огненные шевелюры у него была аллергия. На все, кроме одной.

Мелани Кэмпбелл в его голове было непростительно много, и это порядком бесило. Вот с чего ему сейчас о ней думать? Он только что поругался с Данн, можно посидеть порассуждать об этом, тем более, когда стол опустел, и бутылка осталась в распоряжении одного Джаса. И он даже пытался поразмышлять, что такого в его поведении не понравилось Хэзер, но мысли упорно перескакивали на то, что Мэл в этом случае вообще было бы плевать. В какой-то момент это даже начало обижать. Спустя еще полбутылки Джаспер вдруг решил, что ему очень хочется, чтобы Мэл его ревновала. Иногда в его голове появлялся дикий бред.

В какой конкретно момент Тирелл решил написать сообщение Хэзер, он не помнит. Кажется, там логика была следующая: нехрен думать про Мелани, лучше поехать под бочок Данн. Только вот последняя его рвения не оценила, отправив в ответном сообщение примерно все то же самое, что говорила в лицо пару часов назад. В этот раз под воздействием алкоголя реакция у Джаспера была более яркой и отрицательной. Только вот выяснять отношения через мессенджеры он не любил, особенно когда пальцы в буковки уже не попадают, поэтому просто вызвал себе такси.

План был простым, неоднократно опробованным и максимально рабочим: заявиться, поругаться, помириться в постели. Наутро никто из них уже и не вспомнит, из-за чего был разлад. И никакой головомойки, только пара таблеток аспирина - вот и все, что нужно будет для счастья. Джас даже немного расслабился в машине, и чуть не задремал, обняв вместо женской фигурки рельефную бутылку, прихваченную с собой из клуба. Опомнился от резкого торможения, пробурчав себе под нос, что в таксистов берут всех кого не попадя.

О том, что квартира, этаж и даже дом могут быть не теми, Джаспер задумался ровно в тот момент, когда дверь открылась, явив за собой Мелани, чтоб ее, Кэмпбелл. Нет, она и у Хэзер в гостях могла оказаться, и дверь открыть. Мало ли, может у них девчачьи посиделки на извечную тему “все мужики козлы, а Тирелл - так особенно”. Поэтому, не обратив никакого внимания на приветствие вроде “чего тебе, убогий?”, Джас уверенно неровной походкой шагнул внутрь, отодвигая Мэл в сторону.

- Ну и где эта идиотка? - поинтересовался он, заворачивая в гостиную. Знакомое окошко. И диван. И чертов столик, который Хэзер заставила привезти сюда под предлогом, что бедняжке Мелани некому помочь. О, Джаспер до сих пор помнит тот насмешливый взгляд, которым его одаривала Кэмпбелл, пока он закручивал последние болты. Так и хотелось ей выцарапать глазенки, стереть глупую улыбку, а потом усадить на этот стол, ну и...Короче. Это точно не квартира Данн.

Может, он просто промахнулся, когда выбирал нужный адрес в истории поездок? И не важно, что к Хэзер он ездил через день, а у Мелани не был давненько. Промахнулся. Определенно. С пьяного глазу и не такое бывает. Главное сейчас сделать вид, что так оно и задумано, а то с этой стервы станется накинуться на него с издевательствами.

- Где твоя слащавенькая подружка? - повторил вопрос Джас, оборачиваясь к хозяйке помещения и отхлебывая из горла бутылки. Надо уж допить, что, зря тащил с собой?[LZ1]ДЖАСПЕР ТИРЕЛЛ, 29 y.o.
profession: владелец транспортной компании;
family: bro, sis
cutie: heather
fatality: fox
[/LZ1]
[NIC]Jasper Tyrell[/NIC][STA]I shot my gods to know your name[/STA][AVA]https://i.imgur.com/bzDFOm4.gif[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/6JKDiaY.gif https://i.imgur.com/jvoySCR.gif[/SGN]

Отредактировано Oliver Kaldwin (2020-09-03 12:28:37)

+7

3

Когда в ненавязчивый и мягкий джазовый аккомпанемент этой ночи вмешалась звонкая трель дверного звонка, Мелани озадаченно поскребла кончиком пальца висок. Можно было предположить, что это сосед с очередной попыткой наехать на неё за шум – но сегодня пошуметь она еще не успела, а трубу под раковиной буквально на днях отремонтировала: даже затопить его ей бы не удалось. Доставку она не заказывала, а для прочих визитеров было уже, как ни посмотри, поздновато. Была, конечно, некоторая вероятность, что кто-то просто перепутал квартиры; но и исключать тот вариант развития событий, когда вопрос был безотлагательным настолько, чтобы беспокоить её в столь поздний час, исключать было нельзя.

А вот когда за открытой дверью оказалась слегка бородатенькая морда лица Тирелла, ей захотелось смачно матернуться. Вот уж кого нелегкая принесла – и как, блин, невовремя! Особенно, учитывая тот факт, что Джас вообще не был в этом доме желанным гостем с того самого единственного визита, который оказался довольно любопытным опытом. А, ну и того раза, когда они с Хэзер привозили ей новый журнальный стол взамен разбитого – но это было забавно и весьма скоротечно.

- Джас, какого хрена ты тут забыл? – только и успела возмутиться Мэл прежде, чем её так бесцеремонно отодвинули от дверного проема, что плечом она даже слегка ударилась о стену.

Что? Идиотка? Какая идиотка? – В таких эпитетах Джаспер, как правило, только к ней самой и обращался, чем неудержимо каждый раз её смешил. Обрастал такими смешными иголками взаимных колкостей, но вот беда: Мэл-то знала, что у каждого ёжика было вполне себе мягкое брюшко. Которое как раз заставляло Тирелла каждый раз почти по-детски оскорбляться, когда степень приемлемости комментариев Кэмпбелл уходила в крутое пике после третьего коктейля. Потому на вопрос Мэл отвечала только вздернутыми бровями: или Джаспер просто в ней самой её же и не узнал – что по покачивающейся в руке бутылке и сопровождающему амбре было весьма вероятно, - или искал кого-то ещё. Кого? Хэзер?

Как бы сильно её не интересовала личная жизнь не Тирелла, но Данн – у неё самой на этот вечер были совсем другие планы, вот совсем не включающие в себя чужие драмы. И разуть бы ему глаза, отметить приглушенный свет, легкий джаз и два полупустых бокала с вином на стойке на кухне, которую было прекрасно видно с того места, на котором покачнувшись развернулся к ней незваный гость, и сделать бы ему выводы – да кажется дальше кончика собственного носа сконцентрироваться на чем-то он был уже не в состоянии.

- Слащавенькая подружка? – левая бровь настолько стремительно ползла вверх, что того гляди запуталась бы в челке.

Ну, судя по всему, щетинистое недоразумение и правда нехило облажался с Данн, раз уж теперь искал её здесь. И как же надо было эту волшебную женщину довести, чтобы та пропала, не оставив координат, где её искать? Внезапный приступ ревнивой злости заставил Мэл уже глубоко вдыхать воздух, выставленным указательным пальцем провожая Тирелла до дивана, в угол которого тот падал по кривой траектории, как не совсем цензурные обороты с кончика языка сбили как раз те самые планы на вечер, которые распахнули перед собой дверь ванной комнаты.

- Э-э, Мэлс? – вопросительно поинтересовался плечистый мужчина в синей футболке, вытирая руки о ярко-желтое полотенчико, - Мне уйти?

Вот же блять! И как теперь разорваться между этими кубиками пресса и возможными неприятностями Хэзер, которые привели на её порог того, кого она бы предпочла не видеть нигде, кроме редких встреч в клубе, когда Данн настаивала на их совместном походе. Не то, чтобы Кэмбелл возражала – её вообще хлебом не корми, дай над кем-нибудь поиздеваться, а слабые места Джаспера она уже практически нащупала – но и иной досуг для нее был не менее приятен. Вот как сегодняшний, например – но и тот подмял под себя, сука, Джаспер.

И да, между собственной личной жизнью и возможными проблемами Хэзер – она выбирала последнюю. Потому что именно Мэл притащила её в Сакраменто, и, по сути, являлась одной из причин того, что её едва начавшее наново биться сердечко выбрало самого неподходящего для этих целей кретина из всех возможных. Господи, это что, совесть?

- Прости, сладкий, - одарив мужчину игривой улыбкой, Мелани неловко пожала плечами, склонив голову к одному плечу, - Созвонимся завтра?

Сдержанно кивнув в ответ на то, как он помахал рукой уже в дверях квартиры, Мелани с великим сожалением попрощалась с такими многозначительными и соблазнительными планами на вечер. Черт, а так ведь хорошо все складывалось! И вот именно сегодня понадобилось им организовать неприятности в раю, в которые она по этому странному стечению обстоятельств оказалась втянутой! Не вчера, когда весь вечер был посвящен видеоиграм и молочным коктейлям, не завтра, когда она планировала посвятить вечерок косметическим процедурам. Нет – сегодня, блин.

Номер Хэзер никогда не покидал список избранных контактов – и набрать её занимает не больше двух секунд. Гудки. Если этот кусок идиота, закидывающий сейчас ноги на ее журнальный стол, что-то натворил – Мэл интересует только версия событий подруги; а если не натворил – надо бы дать ей знать, по какому адресу забрать это чудище. Длинные, холодные гудки, завершающиеся только шаблонным «Здравствуйте, Вы позвонили Хэзер Данн, оставьте сообщ…». Вот чёрт, - шумно выдыхала она, обхватив себя одной рукой под грудью, а подушечками указательного и большого пальца помассировав себе глаза. Хэзер не принимала от нее звонки всего в нескольких обстоятельствах, и ни одно из них самой Мэлани не нравилось, тем более, сейчас.

- Джаспер, - подойдя к дивану сзади, одарила Мелани хмурым взглядом это недоразумение, опираясь локтями о спинку дивана так, чтобы перед ней скрестить руки в запястьях, - Ты помнишь, что я обещала с тобой сделать, если ты обидишь мою Данн?
[NIC]Melanie Campbell[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/dmYK6Sm.png[/AVA][LZ1]МЕЛАНИ КЭМПБЕЛЛ, 25 y.o.
profession: директор винной галереи; богатенькая наследница бизнеса, хулиган и бездельник;
partner in crime: dunne
victim: jasper[/LZ1]

+3

4

Хэзер тут не было, это было очевидно - если не с первого пьяного взгляда, то со второго - точно. И вот не мог Джаспер однозначно сказать, рад он этому открывшемуся факту или нет. С одной стороны, желание выяснять отношения у него успешно потонуло под плескавшемся внутри алкоголем, с другой стороны - Мелани Кэмпбелл. Хоть одна встреча у них заканчивалась нормально? Можно было вспомнить вечер их знакомства, но там все хорошо складывалось только до утра. А потом сворованная одежда, новая встреча, тоже совсем неоднозначная. И все, все остальные были только в присутствии Данн и никакого позитива в себе не несли. Мэл бесила Джаса, он пытался отплатить ей тем же, у него не получалось, что добавляло еще больше черной краски в их такие сложные взаимоотношения. Если их можно так назвать.

А что было самым ужасным, так это то, что после каждой такой словесной перепалки Джасперу было очень сложно выкинуть Мелани из головы. И пусть при этом он костерил ее на чем свет стоит, а так же придумывал очередные способы ее безвременной и очень трагичной кончины, а факт оставался фактом: о Кэмпбелл Джас думал куда больше, чем она того заслуживала. Он даже о своих пассиях столько не размышлял, даже если сложить все его мысли о них за всю Тирелловскую жизнь.

Взять хотя бы сейчас: какого черта он заваливался на ее диван, вместо того чтобы развернуться и свалить к себе домой, отсыпаться? Хэзер тут все равно не было, искать ее у Джаспера настроения не осталось, равно как и сил, так смысл продлять этот вечер бессмысленными разборками с рыжей ведьмой? А нет, забивается в уголок, подсунув под спину еще и соседнюю подушку. И на стол ноги закидывает - имеет право, это же он его собирал.

Голос с кухни раздается неожиданно - настолько, что Джас чуть не поперхнулся очередным глотком из своей бутылки. Это еще что за хрен? Качок какой-то, хозяйничает у Мэл дома, обращается к ней по сокращенному имени. Какого вообще? Может, он просто не знает, с кем связался? Бедолага, беги отсюда.

А он бежать не больно-то хотел, если оценить его внешний вид, расставленные бокалы на столе и такой красноречивый взгляд на Кэмпбелл. Черт, по ходу этот дебил точно собирался ее трахнуть. А Мелани, судя по ее слащавому ответу, совсем не была против.

Вот с хера ли Джаспера это злило? Причем, злило настолько, что захотелось пойти и разбить бутылку об голову качка, пару раз. А потом спустить с лестницы, или лучше скинуть в шахту лифта. И Мэл вместе с ним, потому что какого хуя она таскала к себе в дом всяких мутных типчиков?

Тем, что отправила качка гулять, Мелани заработала себе парочку пунктов в глазах Джаспера. Но этого все равно было недостаточно, чтобы перестать беситься от того, что она в принципе может спать с кем попало. Джасперу не нравилась эта мысль. Да и Кэмпбелл, говоря откровенно, ему не нравилась, тогда почему его сейчас так клинит? Настолько, что он продолжает прожигать взглядом выход из квартиры, за которым скрылся тот урод.

Ревновать Мэл было глупо сразу по целому ряду причин. Во-первых, Джаспер ее ненавидел - временами. Во-вторых, она ненавидела его. В-третьих, любая их встреча в замкнутом пространстве заканчивалась разносом этого пространства, моральным или физическим. В-четвертых, они друг другу никто, мягко говоря. И еще Джас типа встречается с ее лучшей подругой.

Видимо, слишком много в крови было алкоголя, чтобы Тирелл сейчас внял голосу разума и заткнул свои такие странные ощущения. Нет, он сидел, сверлил взглядом дверной проем и представлял себе кровавую расправу над этими двумя голубками. Настолько увлекся, что даже не сразу до него дошел смысл сказанных Кэмпбелл слов.

- Я не обижал эту истеричку, - задумчиво протянул Джас, делая еще один большой глоток. - Она сама обиделась на то, что я...

Идиот? Бабник? Хам? Тут можно было подобрать очень много красочных определений, и они все были бы максимально правдивы. При всей своей самовлюбленности, Джаспер прекрасно знал, кем на самом деле является, поэтому закончил фразу самым честным ответом:

- ...я.

На дураков не обижаются, если что, поэтому у Хэзер априори не могло быть причин для такого поведения, но порассуждать об этом дальше у Тирелла просто не было времени из-за раздавшегося стука в ту самую дверь, которую он мысленно уже спалил и разрубил на части.

- Я забыл пиджак, - раздалось из коридора, раздражая Джаспера еще больше. А потом что-то сопливое, про то, каким хорошим был этот вечер, как он будет скучать, и прочая романтичная хрень, на которую, по мнению Тирелла, Мелани не должна была вестись. А она звонко смеялась и отвечала что-то в том же стиле, доводя Джаса до точки кипения. Не хватало еще, чтобы они там целоваться начали.

Последняя мысль и подорвала Джаспера с дивана, вынесла в коридор, она же заставила оттолкнуть Мэл внутрь квартиры, а ее качка - наоборот, наружу. А вот решение влепить ему кулаком в морду было исконно Тирелловским.

- Пошел на хуй, придурок, - только и успел он бросить незнакомцу, прежде чем получил ответный удар в ту же часть тела. Сука, больно. И губу разбил. А дальше - чистые рефлексы. Обхватить руками ворот рубашки, дернуть вниз, подставляя колено навстречу физиономии, оттолкнуть в сторону, подставляя ногу и вынуждая упасть. - Еще раз здесь увижу - прибью к черту.

Нехрен вообще было сюда заявляться, пусть выгуливает свой член в других водах. Тут другая акула плавает, пусть и пьяная.

Дверь захлопывал под недовольный взгляд Мелани, попутно вытирая кулаком кровь. На нее даже смотреть не хотелось, хотелось открыть окно и закончить то, что начал в прошлый раз. Поэтому молча прошел внутрь, с сожалением отметив, что его собственная бутылка совершенно пуста. Но ничего, эти два сопливых голубка вино оставили. Джас, правда, его не особо уважал, но на худой конец сойдет.

Плеснул себе в ближайший бокал, опустошил залпом и только после этого поднял взгляд на Кэмпбелл.

- Что?

Он просто объяснил одному придурку, что ему тут не рады. Доходчиво объяснил. Джасперу вот при этом стало легче, хоть скула и губа ныли, равно как и костяшки на правой руке. Но это мелочи жизни, зато настроение улучшилось - немного.

- Стероидный качок, серьезно? - насмешливо поинтересовался Тирелл, наливая себе еще немного. - Я разочарован, Мэлс.

Последнее слово он произнес, пародируя интонации ушедшего идиота. Мэлс. Джасперу никогда не нравилось. Смазливо, слащаво. Вот когда Данн так обращалась к Кэмпбелл, это воспринималось чем-то само собой разумеющимся, у них вообще какие-то слишком сладенькие отношения между собой. Но на самом деле Мелани - стерва. И называть ее надо соответственно.

- У тебя есть что-то покрепче этого бабского пойла? - поморщившись от сделанного глотка, спросил Джаспер. Нет, вино - это не его. Тем более после вермута. Да и вечер такой, что хотелось набраться в дрова. Слишком много бутылок подобной ерунды для этого надо, не дальновидное расходование бухла. Пусть вот Мэл оставит его для Хэзер и их посиделок. А с ним - они все равно не смогут долго выносить друг друга без чего-то, что с одной рюмки сносит башню. Напрочь. [LZ1]ДЖАСПЕР ТИРЕЛЛ, 29 y.o.
profession: владелец транспортной компании;
family: bro, sis
cutie: heather
fatality: fox
[/LZ1]
[NIC]Jasper Tyrell[/NIC][STA]I shot my gods to know your name[/STA][AVA]https://i.imgur.com/bzDFOm4.gif[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/6JKDiaY.gif https://i.imgur.com/jvoySCR.gif[/SGN]

Отредактировано Oliver Kaldwin (2020-09-03 12:28:31)

+5

5

За «истеричку» в адрес Данн резко захотелось отвесить, как минимум, хороший подзатыльник Джасперу. Хэзер была каким-то почти нежным воспоминанием из детства, пронесенным через всю сознательную жизнь, и даже если эта претензия временами была оправданной – Мэл все равно была не в состоянии простить такое вероломное хамство. Чем такое отношение было обосновано, правда, неясно – может, просто тем, что Данн осталась единственным человеком, оказавшимся способным переваривать её годами. Вот и оказалась такой же единственной, о ком она так своеобразно, по-своему, но заботилась. И от рукоприкладства уберегли всего-то две вещи: во-первых, то, что внутри черепушки Тирелла мозг в вермуте, судя по всему, плавал как маленькая горошина в банке рассола; и стук в дверь. Еще один незваный гость? Да что там, кто бы там ни был, все равно окажется лучше предыдущего, - вот и выдыхала шумно, хлопнув ладонью по спинке дивана, поднимаясь на ноги.

- Прости еще раз, - протягивала она пиджак через порог, блеснув белоснежной улыбкой, - Парень подруги – поругались, разбежались, вот, найтись не могут, - и в ответ на заверения в том, что вечер был прекрасным до появления нежданных гостей, только мягко просмеялась, вкладывая ладонь во внутреннюю часть локтя той руки, что ладонью уже притягивала Мелани к себе за поясницу, - Мы обязательно повторим, и никто нам не помешает.

Да, оказывается, Мэл умела быть нежной – правда, исключительно тогда, когда это было выгодно ей. Вот Брайсу, которого так неожиданно выпроводили, была необходима романтика – и она её ему обеспечивала в полном объеме. И вот, когда вторая ладошка уже занимала почти законное место на груди, а сама Кэмпбелл уже приподнималась на мысочки, чтобы вознаградить беднягу, которому ничего сегодня не обломилось, хотя бы поцелуем, на горизонте неожиданно – опять ломая всю малину – возникает Джаспер.

Дальнейшие события разворачивались так стремительно, что Мелани даже не успела никак на них среагировать – и только по инерции отпрыгивала на одной ноге назад, и тихонько вскрикнула, когда Брайсу прилетело кулаком в лицо. Вот сука, Тирелл, на ногах же даже стоит с трудом, откуда такая координация? И когда прилетает уже ему, аж подпрыгивает, снова вскрикнув, и закрыв лицо ладонями. И почему, казалось бы? Сколько она видела пьяных драк, тысячи три-четыре? В чем была разница – в том, что конкретно эта проходила в её прихожей, или в том, что в этот раз не она сама начищала рожу Джасперу?

Она чувствовала себя даже несколько глупо, когда медленно отстраняла ладони от лица и в зазоре между закрывающейся дверью и её откосом наблюдала лежащие на полу коленки Брайса. И как только умудрился этот пьянчуга уложить превосходящего и по массе и по форме соперника? Мелькнула, конечно, у Кэмпбелл мысль, что последний просто его недооценил – или побоялся сломать чего: в конце концов не далее, чем полчаса назад он демонстрировал, как может поднять вес её тела целиком одной только рукой. И что, не смог бы, если бы хотел, вырубить того, кто на ногах стоит – как на натянутом троссе, покачиваясь от малейшего дуновения ветра?

- Какого хрена, Джас?! – возмущенно шипела Мэл, запоздало разворачиваясь на пятках и спеша вслед за драчуном в кухню-столовую. Нет, серьезно, что за сцена? – Похожего действа она могла бы ожидать, если бы ей не хватило ума разводить своих любовников по времени как минимум часов на пять. Но Джас? Да, они хорошо развлеклись тогда, в до-Данн-скую эпоху, но, кажется, сошлись во мнении, что это было одноразовой акцией, и с чего бы конкретно сейчас ему так отчаянно звенеть бубенцами в квартире, где его не ждало ничего, кроме оскорблений и унижений, как правило?

И снова брови ползут вверх, пока она наблюдает, как по-хозяйски распоряжается Тирелл остатками вина, допивая его – что весьма иронично – из бокала Брайса. Еще и кривиться удумал, и знал бы, сколько стоит одна бутылка, может, отнесся бы иначе.

- Моя личная жизнь, - выставив через стойку палец в сторону массовика-затейника указательный палец, - Вообще никак тебя не касается.

О господи, - взвыла про себя Кэмпбелл, опуская на столешницу локти и опять закрывая ладошками лицо, - Вот за что сегодня привел ты это в мой дом? И зачесать пятернями волосы назад, страдальчески вздыхая, и пытаясь сообразить, что теперь со всем этим счастьем делать. Дернулась, почувствовав вибрацию по столу, потянулась к телефону, поворачивая тот экраном к себе:
«Нам есть, что обсудить. Завтра.»

Ну твою-то мать! – Теперь еще и перед Брайсом объясняться каким-то образом предстояло. А больше, чем кого-то о чем-то просить, Мэл ненавидела только просить прощения. И было бы, блять, за что – за то, что в одну исключительно бухую голову взбрели сумасбродные мысли или тупое желание почесать кулаки, чтобы сбросить напряжение, вызванной ссорой с благоверной. Так какого хера за все это огребать ей, Кэмпбелл, которая в конкретно вот этот раз вообще ни в чем виновата не была? Она даже зарычала от злости, отталкиваясь ладонями от столешницы.

- Сядь, - холодно и довольно резко почти приказала Кэмпбелл, поддевая ступней стул возле круглого стола у окна, развернув вполоборота, и указывая на него пальцем.

Еще и пойло его не устраивает, вы посмотрите! Сегодня Джас бил собственные рекорды – и его присутствие не столько распаляло в ней язвительный и зашкварный юморок, но и какую-то злость. А злиться она не любила тоже – и потому жадно вдыхала холодный воздух, раскрыв перед собой створку морозильной камеры. Выложить на столешницу справа от холодильника палетку с кубиками льда; подумав немного – прибавить к ней и упаковку мороженной фасоли. Потянуться в полке внутри верхнего ящика, опираясь о стол ладонью, чтобы достать стаканы, в которые потом бросается по четыре кубика льда и до половинки наполнить оба янтарным виски. Шумно открыть один из нижних ящиков, достать из него увесистую косметичку.

- Руку, - указав пальцем на стол под правым локтем Джаспера, в левую ладонь вручает стакан, а на послушно – на удивление – подставленную вторую руку опускает пакет заморозки. Потом открывает косметичку, вытряхивая стерильную вату и раствор антисептика.

Самой себе-то с трудом сможет объяснить, по какой именно причине сейчас она собиралась обрабатывать ссадины на этой мордашке, вместо того, чтобы добавить к ним еще пару-тройку новых – что было бы, вообще-то, более, чем оправданно. Наверное, какой-то задней мыслью, проецировала на себя часть вины за эти самые ссадины – но вины не перед Джаспером самим, а, скорее, перед Хэзер. И обработать их – примерно как починить застежку на платье, одолженном у подруги перед тем, как вернуть.

- Не дергайся, - опрокинув в себя примерно половину того, что было в её стакане, толкает своей правой коленкой его – левую, чтобы подойти ближе, поставив свои ноги по обе стороны от его ноги. Отставив стакан, обнимает пальцами подбородок, задирая лицо к себе, и подставляя приглушенному свету лампы, - Слышь, Д’Артаньян, - прислоняя смоченную ватку к ссадине на скуле, хмуро сводит вместе брови, - Может объяснишь, что за концерт ты тут мне устроил?
[NIC]Melanie Campbell[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/dmYK6Sm.png[/AVA][LZ1]МЕЛАНИ КЭМПБЕЛЛ, 25 y.o.
profession: директор винной галереи; богатенькая наследница бизнеса, хулиган и бездельник;
partner in crime: dunne
victim: jasper[/LZ1]

Отредактировано Deborah Matthews (2020-08-15 21:28:27)

+3

6

Ауч. Почему его так задевает фраза про ее личную жизнь, в которой ему нет места? Это ведь максимально правдиво, и даже взаимно: Лисичке тоже не следовало совать свой нос в отношения Джаспера, но она это делала каждый раз, объявляясь там, где ее никто не ждал. Поэтому будем считать, квиты.

Вообще, Джас вполне мог оправдать себя тем, что сделал это ради Хэзер. Вот сейчас Мелани переспит с этим качком (нет, надо пойти догнать его и свернуть все же шею), понастроит иллюзий, разобьёт себе сердце, а выслушивать это все Тиреллу, потому что Данн все равно ни о чем другом говорить не сможет. Бедняжка Мэл, бла-бла-бла. Пусть считает это долгосрочным вкладом Джаспера в свое собственное благополучие, а не тем, что он на самом деле ревновал ее до сбитых в кровь костяшек.

Джас ждал, что сейчас на него выльется как минимум ведро помоев, или что в его многострадальную моську прилетит с другой стороны и от другого действующего лица. Но сегодня, видимо, был вечер удивлений, потому что вместо привычной стервы Джаспер увидел перед собой какую-то совершенно другую Мэл. Собранную, деловую, даже несколько грозную. Такую, с которой вдруг не хочется спорить, поэтому остаётся только послушно занять указанный стул у окна.

Блять, вот что с ним происходит? Неужели напился до того состояния, что в голове все так отчаянно перемешивается? Почему вот он сейчас следит за каждым движением Кэмпбелл с таким чувством полного удовлетворения? Не насмешливого, не злорадного, а какого-то истинно мужского, даже животного удовлетворения, когда ты вдруг отчётливо осознаешь, что всех соперников на эту женщину ты уже разогнал, пусть и только на этот вечер.

Это не правильное чувство. Мелани – не женщина Джаспера, у него для этого есть Данн. Только вот забавно, о последней сейчас он вообще не думает, а если и вспоминает, то только в приложении к Кэмпбелл. Зато именно Мелани хочется закинуть на плечо и утащить к себе в берлогу. Или в ее спальню, благо, она намного ближе. Черт, как это все глупо. И как соблазнительно.

Молча укладывает свою руку поверх столешницы, второй принимая бокал, и вздрагивает от приложенного холода. Неприятно, но только первые несколько секунд, потом фасоль делает свое дело, замораживая нервные окончания, и боль в костяшках на самом деле отступает куда-то на дальний план. Да и в принципе Джаса все эти побои не беспокоили, что он и постарался донести до Мэл.

- Само заживёт.

Но у нее были другие соображения на этот счет, и Джас даже не пытается спорить, послушно задирая голову вслед за подталкивающими его пальцами.

Во истину, женскую логику никогда не понять. Тирелл только что накаутировал хахаля Мелани, а она, вместо того чтобы устроить ему разнос и головомойку, заботливо обрабатывает ссадины. Усердно, внимательно осматривая ранки и раз pа разом прикладывая к ним ватку. А Джас, как последний идиот, сидел и терпел все это, задумчиво изучая лицо Кэмпбелл. Красивая же, хоть и стерва конченная. И складочка между бровей такая милая, что хочется разгладить ее большим пальцем. Затем им же очертить контур лица, спуститься к губам, задевая и их…черт. Вот о чем он опять думает?

Виски проглотил одним залпом, чуть не закашлявшись от крепости. Вот это уже лучше сладковатого вина, и вставить должно побыстрее. Хотя, если судить по бардаку в голове Джаспера, его уже нехило так накрывало, раз берега Хэзер и Мелани он окончательно попутал. И даже саднящая боль в скуле никак не могла его привести в чувство.

- Мне не понравилось, как он на тебя смотрел, - зачем-то отвечает Тирелл на озвученный вопрос, хотя вполне мог бы и промолчать. Вряд ли Мэл расстроилась, проигнорируй он сейчас ее или съязви. А вместо этого Джас вываливал правдивые глупости из своей пьяной головы. Будем надеяться, что Мелани сделает скидку на то, что Джаспер уже достаточно не адекватен.

- И как ты на него смотрела, - добавляет спустя непродолжительную паузу, закидывая в себя остатки виски из бокала. Пожалуй, эта фраза была ещё более лишняя, чем предыдущая, но когда это Тирелл думал прежде, чем что-то ляпнуть? Правда, обычно в присутствии Мэл он старался подбирать выражения, иначе она могла просто уничтожить его, зацепившись за одно слово. Почему сегодня не работало?

И взгляд этот ее задумчивый, такой непохожий на привычно насмешливый – все это тоже заставляло Джаспера путаться в мыслях и рассуждениях настолько, что в голову лезли ещё больше глупости. И чтобы не озвучить ещё и их, он перегибается к столешнице и подхватывает бутылку в руку.

- Не спрашивай. Я не понимаю, что творю, - ещё одна порция пьяной честности, пока он отхлебывал прямо из горла. Он уже не в том состоянии, чтобы распыляться на такие мелочи как пачканье посуды.

Дергается, когда ватка в очередной раз прижимается рядом с разбитой губой.

- Черт, Мэл, больно же, - обиженным тоном, почти как ребенок, пожаловался Джас. – Ты бы хоть подула.

А она взяла, и подула. А он взял, и вдруг понял, насколько близко она стоит. Настолько, что если он вытянет пальцы, которыми удерживал бутылку за горло на своей коленке, то сможет погладить Мелани по талии. А ещё ее рука, продолжающая удерживать Джаса за подбородок, и губы в опасной близости от его. И эти глаза, чтоб их, которые почти гипнотизируют. Как-то резко захотелось забыть про все их взаимные упрёки и просто поцеловать ее. Джаспер ведь ещё помнил, какого это, целовать Мелани Кэмпбелл. И не только целовать.

Вот почему он опять об этом думает! Да, оплотом верности Джаса никогда нельзя было назвать, но это же Мэл. Та самая стерва, что одним своим видом способна довести Джаспера до нервного срыва. Лучшая подруга его как бы девушки. Которая обещала оторвать ему причиндалы, если он посмеет обидеть Данн. Интересно, а что она будет делать, если он посмеет изменить Хэзер с ней самой?

Настолько захотелось проверить, что руки зачесались – как и другие части тела. Джас уже мысленно усадил Мелани к себе на колени и целовал так, что голову сносило окончательно и бесповоротно. И руками залезть под ее блузку, одну оставляя на талии, а другой сжимая грудь. Блять. Это ненормально, даже для такого пьяного угара.

А самое ужасное, что она сейчас прекрасно считывала все его мысли из глаз, Тирелл это почти что кожей чувствовал. Пожалуй, это и заставило его сидеть на месте смирно, только в очередной раз приложившись к бутылке.

- Спасибо, Лисичка, - поблагодарил он, когда Мэл всё-таки убрала ватку от его лица. – Оказывается, иногда ты можешь быть и не последней стервой.

Хотя, лучше бы она сейчас ей и была, а не смотрела на него таким же задумчивый взглядом, каким изучал ее саму Джаспер. Это бы дало ему повод относиться к ней так же, как и всегда, а не сидеть тут и сходить с ума от разрывавшего его диссонанса. Ему нужно было срочно напомнить, за что именно он ненавидит Мелани Кэмпбелл, а то ведь правда может её просто взять и поцеловать.[LZ1]ДЖАСПЕР ТИРЕЛЛ, 29 y.o.
profession: владелец транспортной компании;
family: bro, sis
cutie: heather
fatality: fox
[/LZ1]
[NIC]Jasper Tyrell[/NIC][STA]I shot my gods to know your name[/STA][AVA]https://i.imgur.com/bzDFOm4.gif[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/6JKDiaY.gif https://i.imgur.com/jvoySCR.gif[/SGN]

Отредактировано Oliver Kaldwin (2020-09-03 12:28:24)

+7

7

А ведь и правда стоило бы взять хотя бы эту самую бутылку виски, и огреть с непострадавшей стороны того, что Джаспер полагал собственной головой (что теорией являлось абсолютно нерабочей при условии, что голова – это то, что думает): для симметрии. И стимуляции умственной деятельности, если повезет. Если не повезет – там пособие по инвалидности подняли в прошлом году, говорят, вполне достойные деньги можно получать. Как ни посмотри, короче, а одни плюсы!

А Мелани вот, за каким-то хреном, не выпрямляла остатки извилин внутри черепушки, а как-то даже ласково прижимала ватку вокруг ссадины на скуле, придерживая лицо за подбородок кончиками пальцев. То ли общий настрой вечера, который Джаспер одним только своим появлением разрушил, сказался, то ли она просто понимала, что сейчас заводить его больше – значит подбирать себе очередной новый журнальный стол.

Вздрогнула, затем на мгновение замерев, как только раздался ответ на вопрос. Не понравилось ему – да какое вообще Тиреллу должно быть до этого дело? Если прикидки Мелани были правильными, сюда он завалился после не совсем удачного свидания с Хэзер. И что это тогда, маневр разряда «мне сегодня не повезло, и тебе не должно»? Или приступ той злободневной токсичной мускулиности, о которой все в последнее время говорят – мол, я конфетку эту укусил, значит, моя и никому больше? Если последнее – то у них, вообще-то, проблемы: Мэл определенно не была намерена (да и способна, чего уж там) строить из себя монашку при совместном посещении клуба или любого другого заведения. В общем, всё это пророчит тот уровень дискомфорта, который ей совсем, совсем не нравился.

- Да вот это я как раз понимаю, - на выдохе признается Кэмпбелл, незначительно отстраняясь, чтобы Джаспер утолил свою жажду. Конечно, ничего он не понимал – и это слишком отчетливо читалось в глазах, на которые она нет-нет, да косилась время от времени. Ещё что-то там, правда, тоже было – однако взгляд был осоловелым настолько, что один глаз другой временами нахрен посылал, и разбираться в этой карусели у неё желания не было никакого.

Со скулой было покончено, и Мелани сменила ватку, обменяв ту, на которой желтым разводом отпечаталась та капелька крови, что навернулась на нижнем крае царапины, на свежую. Снова приподнимая пальцами подбородок, лишь подталкивая его подушечками пальцев снизу, лицо задирает чуть выше прежнего, при этом сама склоняясь чуть ниже: царапины вблизи слизистых всегда были самыми противными и болезненными, это Мэл знала и из своего опыта в том числе. А спешить им точно было некуда – и потому она только медленно, аккуратно прижимала ватку к коже вокруг царапины. Вот она нежно касается кожи прямо под ней, утирая потек крови, вот – чуть в стороне, стирая тот развод, который Тирелл сам на себе оставил, вытирая подбородок разбитым кулаком. Вот, перевернув ватку, осторожно касается самой царапины и вздрагивает вслед за жертвой этой экзекуции, и тихонько усмехается себе под нос. Правду говорили, кажется, в том анекдоте: первые сорок лет – самые сложные в жизни мужчины. Вот и здесь, в целом, так и есть – и даже свои давно забытые игрушки из песочницы Джаспер не был намерен делить с кем бы то ни было. Забавный он был, оказывается, когда был безудержно пьян, а выхлоп своим эмоциям уже дал. И наверное, именно из этого чувства снисхождения теперь после каждого прикосновения ваткой к царапине, на последнюю она легонько дула, склоняясь ниже. Даже проглотила так стремящееся сорваться с языка «нюня!» - вот, насколько умилительным был этот образ впавшего в детство Отелло.

Слишком низко, слишком близко – настолько, что из-под амбре пролитого на лацкан вермута и душного клуба, пробивался аромат парфюма, и при желании можно было разглядеть щетину, пробивавшуюся на щеках выше аккуратно оформленной бороды. Настолько, что этот резкий выдох она практически почувствовала кожей своей щеки. И ведь всего чуть ниже наклониться, пальцами руки почти неощутимо изменить наклон его головы – и она бы его поцеловала. И он бы её поцеловал – это читалось буквально неоновой надписью на дне этих потерянных глаз. И это было бы неправильно по целому ряду причин, основной из которых была Данн.

- А ты, оказывается, - отступая на шаг назад, подхватывала она обе ватки со стола, чтобы запустить ими куда-то в сторону раковины; не попасть, не только отмахнуться – потом подберет, - Не умеешь не быть полным тупым кретином.

А Мелани Кэмпбелл, судя по всему – полной идиоткой. Вот чего ей стоило просто пнуть хорошенько под зад, чтобы тот вслед за Брайсом вывалился из квартиры, да захлопнуть за ним дверь? С какой стороны ни посмотри, а это было бы правильно. И избавило бы её и от хлопот, и от головной боли. И от мыслей, которые сейчас навязчиво лезли в голову.

Джаспер был… привлекателен. Даже если бы они и не спали до этого, и Мэл нечего было вспоминать, факт оставался фактом – Тирелл был определенно её типажа. А ещё звал то лисичкой, то лисицей, что ей почему-то очень нравилось – правда, она в этом никогда не признается, и так и будет привычно просто игнорировать это обращение. И если бы обстоятельства драки в её коридоре были несколько иными, а сам он не занимал особое место в сердечке той, за которую рыжая бестия была способна перегрызать глотки – она бы уже подбирала поближе к бедрам край юбки, усаживаясь ему на колени. Кэмпбелл еще и благодарной быть умела, но опять же – только тогда, когда ей это было выгодно. Сейчас вот – и благодарить было не за что, и точно не было выгодным. Говоря откровенно, сейчас она должна была лежать в одном белье на животе на постели в своей спальне вон за той дверью, и наслаждаться вкрадчивым массажем огромных лапищ Брайса, чтобы затем на полную катушку использовать эти разогретые и размятые мышцы. И Мелани, не задумываясь, обменяла бы на эту сцену открытый внезапно на своей кухне пункт неотложной помощи пьяным идиотам.

- Итак, - сказала, когда глухо кашлянула сквозь закрытые губы, и отняла из пальцев Джаспера бутылку, чтобы долить в свой стакан, и налить во второй, упрямо всучив его в руки, - Что ты сделал с Данн?

Отпив из бокала, поставила его на край стола чуть поодаль, и таки выдернула край блузки из-под пояса очень уж узкой юбки, в которой, если по-честному, и дышать-то было несколько затруднительно – но зато талия казалась еще уже, чем на самом деле была.

- Ну вот то есть, - усадив себя на стул напротив через стол, вытянула под ним ноги, покручивая стакан пальцами по столу, - Фонарь тебе под один глаз поставить, или сразу под два? Оптом дешевле, имей в виду.
[NIC]Melanie Campbell[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/dmYK6Sm.png[/AVA][LZ1]МЕЛАНИ КЭМПБЕЛЛ, 25 y.o.
profession: директор винной галереи; богатенькая наследница бизнеса, хулиган и бездельник;
partner in crime: dunne
victim: jasper[/LZ1]

+3

8

Среди всех этих пьяных бредней, что лезли Джасперу сейчас в голову, самой настойчивой была даже не мысль о хорошем сексе с Кэмпбелл, а упорное ощущение того, что Тиреллу нравится быть здесь. Без уточнения статуса, без уточнения обстоятельств, причин и даже возможных последствий. Просто глупое, иррациональное ощущение, наверняка вызванное изрядной порцией алкоголя, не более. И поэтому же избавляться от него Джас не спешил. Этот вечер начался хорошо, продолжился плохо, затем - еще более отвратно, если вспомнить вышибленного отсюда идиота, посмевшего покуситься на Мэл. Закончиться он ведь может неплохо? Одного того, что сейчас, на этой кухней, они с Мелани не вгрызаются друг другу в глотки и не сыплют взаимными оскорблениями, вполне для этого достаточно.

И раз уж Джаспер смог себе признать в том, что в данный момент компания Кэмпбелл его нисколько не напрягает, то мог признать и то, что ее шаг назад вызвал у него волну разочарования. Ему нравилось ее такое близкое присутствие, равно как и руки на его лице. Знал бы заранее - позволил этому качку хорошенько себя отдубасить, чтобы продлить эту ненавязчивую процедуру лечения. Оно ведь на самом деле само прекрасно заживет, да и Джасу не впервой ходить с побитой рожей и сбитыми костяшками. А все равно, блин приятно. И хочется повторить.

На слова Мэл реагирует громкой усмешкой. Вот кто-кто, а она с самого начала знала, что он полный кретин. Это просто его второе имя, которым Джаспер в определенных обстоятельствах даже гордился. И отказываться от него точно не стал бы - уж точно не ради Кэмпбелл. Хотя, по его внутреннему компасу, сбитому алкоголем на пару делений, сейчас Джас в своем поведении никаких причин для подобного эпитета не видел. Напивался до такого состояния он стабильно трижды в неделю. В драки влезал примерно пару раз в месяц. В драки из ревности...ну, давненько не было, наверное, потому что Джаспер крайне редко ревновал. А тут вдруг накрыло до такой степени, что даже сейчас, глядя на оставленные два бокала для вина, желание пойти и свернуть кому-то голову затапливало необычайно быстро.

Ладно, Мелани Кэмпбелл была достойна Тирелловской ревности. Хотя бы потому, что она была совершенно не такая, как все. Да, стерва, коих на своем веку Джаспер повстречал не мало, но конкретно эта была на порядок выше остальных. Чем? Да хрен его знает. Вроде бы, и язвила так же, и хвостом своим лисьим крутила, и руки распускала. А все равно после нее оставалось ощущение, что это все его, Джаса, заводит. И не только в плане секса.

Пожалуй, если бы не Данн, которая незримо присутствовала в этой комнате, Джаспер рискнул бы задрать Мэл юбку, усадить ее на стол и припомнить все, что они уже проходили. И пусть бы при этом схлопотал еще раз по голове, а потом пришлось бы тащить ей еще один стол - Тирелл готов был рискнуть. Но, глядя на то, как Мелани удаляется за другой край стола, Джас вдруг отчетливо понимал, что наличие третьего на этой кухне слишком ощутимо. И, если честно, начинал немного ненавидеть за это Хэзер.

Это, конечно, полный бред, выбирать между ними двумя. И еще каких-то полчаса назад выбора-то как такового не было. До тех пор, пока Джаспер не увидел этого козла в синей футболке. До тех пор, пока не почувствовал на себе, насколько его бесит присутствие рядом с Мелани другого мужчины. О, он совершенно точно не имел никакого права на эти эмоции, и в данном случае ненавидеть должен как раз-таки Кэмпбелл за то, что заставляет его их переживать. А нет, испытывал подобное к ее подруге - своей девушке - которая даже своим отсутствием умудрялась испортить отношения между Джасом и Мэл.

Жалел ли сейчас о чем-то Джаспер, кроме того, что не открутил тому дебилу голову? Нет. Касательно рамок этого вечера, он жалел только о том, что выпил перед приездом недостаточно. Без всех этих мыслей в его голове сейчас было бы намного проще, да и атмосфера на этой кухне была бы менее вязкой. Или это только ему с пьяного будуна так кажется? Да нет, судя по кашлю Мелани, у нее тоже были двоякие ощущения от происходящего. Ну и хорошо, если страдать - то тоже вместе.

Ее вопрос заставляет болезненно скривиться. Вот что он должен на это отвечать? Я не знаю, что в моем поведении мудака не понравилось твоей подруге? Черт, периодически Джаспер вообще не понимал, какого хрена Хэзер в нем нашла. По факту, кроме симпатичного тельца, денег в кошельке, умения трахаться и напиваться, у Джаса никаких других талантов и не было. Но нет, каждая первая была уверена, что сможет его перевоспитать / влюбить / причесать под себя, и у каждой первой это не выходило. Данн в этом плане продержалась дольше всех, не указывая Тиреллу, что и как ему делать. А потом уверенно спустилась на ту же ступеньку, что и остальные.

- Я не хочу говорить про Данн.

Вот уж с кем, а с Мелани делиться своими рассуждениями о том, что Хэзер в чем-то перестала его устраивать, Джаспер не собирался. Какой смысл? Завтра он передумает, Данн - то же, а Мелани потом будет при каждом удобном случае припоминать. Да даже если они не помирятся - Мэл точно не входила в число тех людей, с кем Джасу вдруг захотелось бы пооткровенничать. Либо ему надо еще пару раз отхватить по голове, либо опустошить эту бутылку, желательно, одному. Но вот она, на другом конце стола, а в его руке опять ненужный бокал.

А потом Мэл, проходя мимо, одним жестом вернула мысли Джаспера в горизонтальную плоскость. Всего на каких-то полсекунды мелькнула под ее блузкой полоска обнаженной кожи, а Джас уже представил себе, как будет дотрагиваться до нее губами. Наваждение какое-то. Понятно, он бухой, инстинкты выходят на первое место. Но сейчас он представлял себе не быстрый животных трах на столе, а нечто гораздо более приятное, даже размеренное. И опять с Кэмпбелл. Надо бы валить отсюда.

Но вместо этого тихо хмыкает себе под нос, наблюдая, как она опускается напротив, и с улыбкой отвечает:

- Если ты повторишь все то, что только что было, - он неопределенно начертил подбородком в воздухе круг, сам не зная, что конкретно имеет в виду: аккуратное прикладывание ватки к своему лицу или задранную блузку. - То два. И можешь разбить столик мне об голову, притащу еще один.

Как глупо это прозвучало, даже для Тирелла. Но уже сказал, и пока не добавил ничего лишнего, есть повод утопить взгляд и язык в очередном размеренном глотке. И этот взгляд, которым Мэл его буравила - внимательный, острый, заставлял его чувствовать себя не в своей тарелке. Потому что Джас сейчас так же смотрел на нее, пытаясь понять, что это вообще за вечер такой, когда не хочется с порога выдрать Мелани все волосы и свернуть шею.

И в конце концов взгляда этого он не выдерживает, сначала опуская глаза вниз, а потом переводя их за окно. В темноте ничего видно не было, кроме светящихся окон соседних домов, но Джаспер и не собирался искать там что-то конкретное.

- Зря я, наверное, приехал, - словно сам с собой рассуждал он, отпивая еще немного. - Хотя, я спас тебя от огромного разочарования. Как правило, у таких обколотых качков в штанах горошинка.

Вот зачем он ей это говорил? Не хватало еще добавить что-то вроде “то ли дело я...”, чтобы выглядеть еще большим идиотом. Хотя, в сравнении с Джаспером этот придурок проигрывал сразу по всем параметрам. Но это сугубо субъективное мнение.

- Не приводи его в клуб, - покрутив пальцами стакан так же, как минуту назад это делала Мелани, вдруг проговорил Джас. - Я правда его прибью.

Проглотив разом все, что еще плескалось между кубиками льда, Джаспер перевел взгляд на Мелани. Пусть понимает это, как хочет, главное, чтобы выводы правильные сделала. Не важно, в пьяном состоянии или нет, Тирелл не будет терпеть рядом с ней других мужиков. Разница только в том, насколько уверенно он при этом будет махать кулаками. 
[LZ1]ДЖАСПЕР ТИРЕЛЛ, 29 y.o.
profession: владелец транспортной компании;
family: bro, sis
cutie: heather
fatality: fox
[/LZ1]
[NIC]Jasper Tyrell[/NIC][STA]I shot my gods to know your name[/STA][AVA]https://i.imgur.com/bzDFOm4.gif[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/6JKDiaY.gif https://i.imgur.com/jvoySCR.gif[/SGN]

Отредактировано Oliver Kaldwin (2020-09-03 12:28:17)

+7

9

- Повторить? – прятала улыбку Мэл за краем своего бокала, - Могу хук справа повторить, - покрутив в сторону подбитой морды лица указательным пальцем, пожала плечами, - У меня ведущая рука, правда, левая, но думаю, я с этим справлюсь.

Ситуация и правда была странной – где такое было вообще видано, чтобы Джаспер и Мелани находились в замкнутом пространстве, и не метали друг в друга копья отчаянно злых колкостей? Впрочем, Мэл его даже не ненавидела – в отличие, наверное, от него самого – просто не могла удержаться от того, чтобы подарить себе это оскорбленное выражение лица. А оно было буквально маленьким персональным трофеем в каждую их встречу, за который ответные замечания она могла стерпеть. Так почему сейчас не прозвучало ничего из привычного перечня взаимно придуманных друг для друга имен? – Кроме кретина, но это было весьма справедливо.

Воздух, под гнётом повисающей между осторожными фразами тишины, тяжелел, набирал плотность – обостряя и это чувство неловкости. Самым сейчас правильным решением будет дождаться, пока опустеет стакан в руках Джаспера, и вызвать тому такси до дома, чтобы на следующее утро вполне заслуженно попрекать обострившимся синдромом рыцаря. О, она определенно будет припоминать ему эту драку – правда, скорее всего, только с глазу на глаз. Мало ли, какая дурная мысль может прийти в голову Данн от таких историй – а расстраивать эту крошку Кэмпбелл не хотелось.

- Во-первых, всё ещё не понимаю, какое тебе дело до моей личной жизни, - отставив свой полупустой стакан рядом с совершенно пустым вторым, доливает виски в оба, внимательно вслушиваясь в треск того, что оставалось от кубиков льда, - Во-вторых, за это можешь не беспокоиться.

Вот если бы она хотела действительно задеть Джаса, у которого внезапно взыграло что-то, пограничное с ревностью или какой-то своеобразной заботой – поди разбери, что конкретно ударило в эту пьяную голову, если он и сам этого совершенно не понимал – она могла бы продемонстрировать внушительность достоинства Брайса, мерой избирая длину собственных пальцев. Или что, Тирелл и вправду думал, что на первом же рандеву Мелани станет во-первых, тащить мужика в собственный дом и во-вторых, так запариваться с созданием атмосферы? Вот не дурак вроде, и, тем более, все это уже чувствовал на собственной шкуре, чтобы знать, что методы Кэмпбелл несколько отличаются от такой стратегии. Хотя, вообще-то, о чем это она думает – Тирелл был дураком определенно.

- Он не ходит в клубы, - как бы невзначай пожимая плечами, передвигает свой бокал по столу поближе к себе. Пусть так отчетливо обострять эту непонятную в нем эмоцию она не планировала, но оставить совсем без поддевания Джаспера она себе позволить не могла.

Внимательным взглядом прослеживает узор реакций на этом лбу, едва заметно усмехаясь подбирающимся к линии волос складочкам морщинок. Нет, правда, такое выражение лица нравилось ей ничуть не меньше того, обычного, каким он встречал её в любом месте и любой компании. Снова тихонько тянет низкое «ммм» сквозь сомкнутые губы, опускаясь на стуле ниже – придвигаясь бедрами ближе к его краю, и укладывает ногу на ногу, чтобы водрузить свой стакан на коленку, поглаживая подушечками пальцев резные грани на его боках. Реагируя на движение, взгляд переводит к ладони Джаспера.

Движения его пальцев, покручивающих по столу бокал, гипнотизируют. И знать бы, почему? Почему сейчас, смотря на них, она почти физически чувствует это воспоминание из другой эпохи – как подушечки пальцев проводят от кромки белья вверх по белой линии живота, чуть сильнее нажимают под самыми рёбрами, уверенно преодолевают перемычку между чашечками бюстгальтера, чтобы провести по самой кромке одной из них. Обводят ямочку над ключичной костью, прослеживают и её, а потом всей ладонью накрывают вытянутую шею. Черт, она буквально ощущает этот поцелуй за её плечом, так приятно щекотный щетиной. И такой горячий, долгий.

Блин, на какой волне мысли дрейфовали именно в эту сторону? Мэл стряхивала с себя это оцепенение, запоздало осознав себя прикусывающей левый край нижней губы – буквально, тряхнув головой. Сегодня был очевидно очень плохой вечер для виски. Как минимум потому, что перед запланированным на вечер свиданием, она старалась весь день воздерживаться от тяжелой и жирной пищи – довольствуясь, в основном, легкими салатами. А они, так уж водится, довольно пагубно сказываются на способности организма оперативно перерабатывать крепкий алкоголь. Собственно, именно потому напитком вечера было легкое сухое вино- оно лишь расслабляло и несколько раскрепощало – но никак не роняло в мысли и фантазии, которым в голове не было места.

- Наверное, и правда, зря, - задумчиво покачала Мэл головой, уверенно отпивая из своего бокала, и возвращая его обратно на свое колено, - И объясни мне, если ты не хочешь говорить о Данн, - поднимая пронзительный взгляд к лицу, - То зачем ты вообще приехал?

Она бы поняла, если бы Джаспер пришел спросить совета о том, как задобрить Хэзер после ссоры. Поняла бы, если бы приехал пожаловаться. Но вспоминая начало этой встречи – он только её искал, но почему здесь? Если Данн была не с ним, то почти со сто процентной вероятностью должна была быть дома, активную фазу компенсации своей слишком спокойной юности в Сакраменто уже преодолев. И если её там не было – дело начинало дурно пахнуть, поднимая внутри Мелани едкое чувство тревоги за подругу. Она даже обернулась к стойке между столом и кухонным гарнитуром, на которой оставила телефон. Возможно, сегодня был один из тех дней, когда Данн имела полное право на причуды, но увы – память на даты у Мэл была весьма и весьма плохой. И если она еще не перезвонила, значит, пропущенный звонок и не увидела, и едва ли увидит следующий.

Самым правильным было бы сейчас все-таки пнуть Джаса за дверь, чтобы самой вылететь – туда же, заказать такси до Хэзер, и воочию удостовериться, что помимо испорченного одним пьяным идиотом настроения, с ней все было в порядке. Так почему вместо этого Мелани только поправляет ногу, уложенную на другое колено, и продолжает прослеживать на боку стакана резной узор подушечкой собственного пальца?
[NIC]Melanie Campbell[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/dmYK6Sm.png[/AVA][STA]ouch-maker[/STA][LZ1]МЕЛАНИ КЭМПБЕЛЛ, 25 y.o.
profession: директор винной галереи; богатенькая наследница бизнеса, хулиган и бездельник;
partner in crime: dunne
victim: jasper[/LZ1]

+3

10

Хук слева, хук справа – какая разница, пусть даже тот удар макушкой в лоб повторит, если потом так же осторожно будет приподнимать его лицо, чуть поглаживая пальцами подбородок. Глупое желание, вызванное, определенно, глупыми мыслями в пьяной голове, но Джаспер ничего не мог с собой поделать. Он все ещё ощущал дыхание Мэл на своей щеке и помнил, какие эмоции оно вызывало.

Ее слова задевали – снова. И, вроде бы, такое привычное состояние - сколько раз Мелани доводила его до состояния оскорбленной невинности, а воспринималось иначе. Потому что сейчас она задевала не его гордость, а ревность, с которой считаться Джаспер не умел. Ему не нравилось, что она знала о своем качке такие подробности. Ему не нравилось, что она так спокойно об этом говорила. Да и вообще его существование ему не нравилось. А что особенно бесило, так это осознание того факта, что вместо одного качка может прийти и другой, и третий, и так далее - до бесконечности.

Это определенно исключительно пьяное желание - не делиться Мэл ни с кем. Разве в трезвом уме Тирелл дошел бы до такой мысли? Черт, да эта стерва в каждую их встречу делала все возможное, чтобы выбесить Джаспера как можно быстрее, разве можно после этого испытывать к ней хоть что-то, кроме ненависти? Ну и влечения, ладно, потому что на мордочку Лисичка была очень даже ничего.

А Джаса вдруг переклинило на такую странную эмоцию, и все, никак не может от нее отделаться. И ненавидит от Кэмпбелл так же сильно, как раньше, и перепихнуться не против. Но делиться ей с кем-то - с кем угодно - ни за что не желает. Да, они не спят друг с другом. Да, они друг другу никто с большой буквы. Но она - его. И похуй, что логики в этом не наблюдается совершенно.

Нет, Джаспер категорически не понимал, что сейчас происходит. Почему она не высказывает ему за то, что подпортил мордашку ее хахалю? Почему сидит сейчас с ним, вместо того чтобы названивать Данн и выяснять, что ее парень здесь забыл? Почему смотрит на Тирелла таким взглядом, что на ум невольно приходит ее образ в окружении простыней гостиничного номера?

Это уже паранойя. Если Джас каждый задумчивый взгляд Мелани будет воспринимать в таком ключе, надолго его здравого смысла не хватит. Пьяного здравого смысла, если уж совсем откровенно. Он, конечно, никогда не против переспать с красивой девушкой, но это же сучка Кэмпбелл, которую больше хочется придушить, чем трахнуть. Почему же сейчас это оправдание не работало?

Потому что она закусывает нижнюю губу, запуская в памяти Тирелла флешбеки. Как она же закидывала голову назад, обнажая шею и подставляя ту под его поцелуи. Как прикусывала не только свои, но и его губы, улыбаясь при этом настолько соблазнительно, что кроме ее улыбки и поцелуев все теряло смысл. Как проводила ноготками по его спине, оставляя красные полосы во все стороны. Джас был пьян и тогда, и сейчас, так почему все эти детали сейчас так ярко стояли перед глазами, словно он фильм смотрел в прямом эфире?

Надо валить отсюда, ничем хорошим это не закончится. Ему нужно проспаться, и на утро все происходящее вечером покажется просто кошмарным сном. В идеале бы вообще не вспомнить об этом, но тут уж как повезет. И опять вместо того, чтобы достать телефон и вызвать такси, Джаспер только снова прикладывается к вновь наполненному бокалу. Виски он тоже мог бы и дома выпить, у него там вообще выбор бухла крайне разнообразный. Но нет, чужое, как говориться, вкуснее.

Мелани тоже понимала, что это все зря. Нужно будет отметить этот день красным в календаре как день, когда они оба сошлись во мнениях. И как день, когда они не разорвали друг друга на ленточки в первые полчаса встречи. Завтра наверняка мир рухнет от этих совпадений. И если да, то может и смысла нет рассуждать о том, что правильно в данных обстоятельствах, а что - нет?

На ее вопрос снова усмехается, отвечая практически не задумываясь.

- Соскучился?

И хоть прозвучало это насмешливо, а доля правды в этом была - такая мизерная, что даже сам Тирелл ее не смог разглядеть, пока не озвучил вслух. Признаваться самому себе в этом было стремно, так что он сильно понадеялся, что Мелани воспримет это за шутку. Или просто не обратит внимание, она же была в этом мастер. Так что и его присутствие могла бы просто не замечать, может, он и убрался бы отсюда побыстрее.

- Я же сказал, не спрашивай, - напомнил Джаспер. - Я за свои поступки сегодня не отвечаю.

И поднести бокал к губам, собираясь опрокинуть в себя залпом, как в затянутой туманом голове Джаса яркой звездой мелькнула мысль, что чем быстрее они допьют эту бутылку, тем скорее Мэл его отсюда вышвырнет. Нет, она может сделать это и раньше, но тогда бы точно не подливала уверенной рукой новую порцию виски. А он уходить не хочет - вот ведь еще одна глупость. Но одной больше, одной меньше - уже плевать. Поэтому позволяет себе только небольшой глоток - и хитрую улыбку.

- Тебе просто не везет сегодня, - спустя паузу продолжил Джаспер, доставая из кармана телефон и демонстрируя его Мелани перед тем, как положить на стол рядом. - Я промахнулся мимо адреса Данн. А тут ты и этот...

Еще одна порция пьяной честности, приправленная задумчивой улыбкой, пока Джас внимательно следил за реакцией Кэмпбелл. Врал, сам прекрасно это понимал, но вдруг со стороны это звучало убедительнее, чем в его голове? А если нет - что ж, он сам вкладывал в руки Мэл оружие, которым она может его распять на месте.

- Пожалуй, я не жалею, что так все вышло, - проговорил Тирелл, опуская взгляд на свой бокал, по кромке которого водил указательным пальцем, туда-сюда, очерчивая полукруг. И пусть рука саднила, скула ныла, а голова вообще страдала от мыслей о Мелани - этот вечер, перетекающий в ночь, был хорош. Куда лучше, чем его начало.

И снова этот ее задумчивый взгляд, от которого хотелось откинуть стол в сторону и рвануть стягивать с Мелани одежду. Вот она не могла смотреть насмешливо, издевательски - как это делала всегда? Зачем сейчас это выражение глаз, цепляющее Тирелла куда сильнее, чем ее ядовитые речи? Это уже не паранойя, это диагноз для больнички с мягкими стенами и рубахами с рукавами до колен. Какого черта в его голове опять эти картинки шикарного порно, в котором главные роли отведены ему и Мэлани? И почему в этот момент мысль о Данн воспринимается как кощунственная насмешка.

- Блять, - простонал Джас, ставя локти на столешницу и запуская пальцы в шевелюру. - Вот какого хрена меня от тебя так клинит?

Проскользить пальцами в сторону затылка, наклоняя голову ниже. Так не видно Кэмпбелл, так думать становится хоть немного, но легче. Только как выкинуть из своей головы картинки ее обнаженного тела? Как заставить себя не слышать ее стоны в тот вечер? Черт, как же херово. Или это уже похмелье?

- Выгони, а? - попросил Джаспер, сцепляя руки в замок и не давая себе снова попасть под гипноз этих лисьих глаз. Кажется, его выдержка посылала его так же быстро, как виски уносило в полный неадекват. И лучше бы Мэл на самом деле вызвала ему такси и пнула под жопу в сторону выхода. Он сам уже не уйдет, и совсем не потому, что ноги его мало слушаются.[LZ1]ДЖАСПЕР ТИРЕЛЛ, 29 y.o.
profession: владелец транспортной компании;
family: bro, sis
cutie: heather
fatality: fox
[/LZ1]
[NIC]Jasper Tyrell[/NIC][STA]I shot my gods to know your name[/STA][AVA]https://i.imgur.com/bzDFOm4.gif[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/6JKDiaY.gif https://i.imgur.com/jvoySCR.gif[/SGN]

Отредактировано Oliver Kaldwin (2020-09-03 12:28:11)

+7

11

Соскучился? По чему конкретно? По мордобою, по оскорблениям, по злым шуткам? Нет, они, конечно, не виделись примерно с неделю – Мэл была занята организацией очередного мероприятия в галерее, которая в последнее время пользовалась особенной популярностью, а свободные вечера предпочитала коротать или перед телевизором, или в местах более спокойных, чем излюбленный клуб Джаспера. Компании Хэзер ей, конечно, не хватало – но это легко компенсировалось совместными обедами. Мешать её личной жизни (которая, несомненно, могла бы быть и много, много лучше) Кэмпбелл не хотела.

- Да ответственность в принципе, - шумно выдохнув, отмахнулась одной рукой, возвращая бокал на стол, - Не твоё.

Конкретных аргументов в пользу этого мнения у нее, конечно, не было – но это было именно тем послевкусием, которое после себя оставлял Тирелл. Несколько самонадеянно, правда, вот так с широкой руки о нем судить: сама Мелани наверняка оставляла после себя впечатление не лучшее – а с галереей справлялась даже лучше, чем того ожидал отец.

Да один только образ её сегодня, когда она не сыпала на Джаспера колкостями, как из ведра, стоил того, чтобы задуматься, что Мелани не такая простая дурочка, за какую её как правило принимают из-за пылкого темперамента и упорного нежелания взрослеть в свободные от работы часы. Вполне возможно, что примерно та же ситуация была и с Тиреллом. А возможно – что, конечно, более вероятно – он просто туповат и безудержно сейчас пьян.

- Я и этот хрен с горы, - звонко рассмеялась Мэл, отпив очередной глоток и с глухим стуком ставя бокал на стол, - И ты почувствовал… - поднимая глаза к потолку, смаковала каждый из крутящихся на кончике языка вариантов, одновременно потирая друг о друга подушечки указательного и большого пальца, поставив руку локтем на стол, - Неудержимое желание позвенеть бубенцами? – и расплыться в озорной улыбке, той, что едва помещается на лице. А потом тянется к телефону, подхватывая тот со стола, а затем протягивает экраном в сторону Джаспера, - Разблокируй. Не переживай, - снова почти пакостно посмеяться себе под нос, покачивая головой, - Переписки читать не буду, - и приподнимает уголки губ в мягкой, снисходительной улыбке, - Я обещаю.

В современных реалиях допустить кого-то к своему смартфону – примерно как позволить покопаться в ящике комода с нижним бельем. Супружеские пары и те не всегда обмениваются паролями от телефоном; парни швыряют в своих девушек разблокированными телефонами только в пылу ссоры, чтобы доказать, что вчерашний вечер они провели с коллегами по работе, а не в компании новой горячей секретарши. И она бы, наверное, даже не расстроилась, получив отказ, но нет – пальцы со второго раза набирают нужную комбинацию цифр, чтобы Мэл могла положить разлоченный телефон рядом с собой на стол, склоняясь над ним и заправляя спадающую вниз прядку волос за ухо.

Одно приложение такси, второе, навигатор – Кэмпбелл последовательно открывала каждое из приложений, удаляя свой адрес из истории поездок. Едва-едва сдержалась от искушения открыть какой-то из мессенджеров с наклейкой о нескольких новых сообщениях на ярлычке, но вот обещала же, что теперь поделаешь?

- Держи, - коснувшись боковой кнопки, погасила экран, и протянула в одних пальцах телефон обратно, чуть покачивая, - Теперь ты точно случайно не уедешь ко мне.

Ладно, разобрались, в общих чертах, в причинах импровизированного концерта у неё в прихожей. В целом, выяснили, что за неисповедимые пути привели это бухое недоразумение на её порог. Это было каким-то облегчением, если посмотреть на ситуацию здраво: простое странное совпадение, чисто мужское желание показать себя, нарушив все возможные личные пространства, косой взгляд и толстые пальцы. Но где-то на самом краю сознания, как мысль, которую ты упорно отвергаешь – вроде не существования Санты или подскочившего курса японской йены – мелькнуло, что ей самой было бы куда приятнее услышать совсем другие причины всех действий, предпринятых Тиреллом. Очень эгоистично, очень неправильно, но так чертовски приятно.

Так же, как и это фантомное прикосновение его пальцев к голой коленке, вырисовывающее полукруг – тот же, какой указательный палец обводил по краю своего бокала. Снова совсем не те мысли лезли в голову, и распалившуюся фантазию Мелани тушила, прижимая прохладный бок стакана к своему виску и прикрывая устало глаза.

- А просто ты латентный мазохист, - встрепенувшись, парирует мгновенно, успев между делом умилиться столь страдальческой позе – опять же, что-то новенькое среди миллиарда нахальных и раздражающих черт Джаспера, - Ничего, еще пара-тройка сеансов, и не такие черты в тебе откроем.

И на ноги она поднималась, продолжая тихо посмеиваться. Подхватив со стола уже давно отодвинутую фасоль и собственный бокал, в несколько шагов снова оказывается у холодильника, открывая дверь морозильной камеры. Пакет – вернуть на место, достать снова палетку с кубиками льда, чтобы три опустить со звоном в свой стакан. Обратно к столу она возвращалась, забросив кухонное полотенце себе на плечо, и покачивая в одной руке свой бокал, в другой – перекатывая на пальцах кубики льда.

- Выгнать? – удивленно изогнула она бровь, хоть взглядом как в бетонную стену врезалась в ладони перед лицом, - Джаспер, тебя никто здесь не держит, - подцепив свой стул ногой, пододвигает его чуть ближе, оставляя, тем не менее, на почтительном расстоянии от нарушителя её планов на вечер, - Ты волен уйти в любой момент, и думаю, прекрасно помнишь, где находится дверь, - улыбнувшись, опускается на стул, вместе с тем опуская лёд – весь, кроме одного кубика - в бокал Тирелла, и складывая перед собой на столе полотенце, - Просто дай мне свою руку и одну минуту времени.

И опущенную ладонь подхватывает своей, держа обе – над полотенцем. Оставшимся кубиком медленно обводит каждую из сбитых костяшек, осторожно смывая кровоподтек под средним пальцем. Следит, внимательно, за движениями собственных пальцев – не столько, правда, в желании все сделать правильно, сколько в нежелании поднимать взгляд. Сменить кубик льда, отложенный на это же полотенце, на ватку, смоченную в растворе антисептика – и опять подхватить пострадавшую ладонь под пальцами своими.

Осторожно касаться ваткой ссадин, на ту, что обещала наибольший отёк, аккуратно после каждого прикосновения дуть, склоняясь ниже над их руками. Какого хрена она творит – необъяснимо. Как ни крути, а сейчас с той же – прости господи – заботой лечить она должна совсем другую руку, принадлежащую совсем другому тельцу. И если она все это понимает, то почему сейчас, выдавив на подушечку большого пальца какой-то маслянистый гель из яркого тюбика, извлеченного из той же косметички, она так почти нежно втирала его в ссадины на этой руке, которой ей почему-то так резко понравилось касаться. Определенно, нужно притормозить – и с виски, и Тиреллом.

- Иначе утром отекла бы, - и перед кем оправдывалась больше – неясно; но именно с чувством выполненного долга она поднималась на ноги, и жестом руки указывала на выход из столовой и дальше – из этого дома, - Можешь идти.
[NIC]Melanie Campbell[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/dmYK6Sm.png[/AVA][LZ1]МЕЛАНИ КЭМПБЕЛЛ, 25 y.o.
profession: директор винной галереи; богатенькая наследница бизнеса, хулиган и бездельник;
partner in crime: dunne
victim: jasper[/LZ1]

+2

12

Раз, два, три, четыре. Льдинка скользит по костяшкам, забираясь на горки и падая в ямки. Раз, два, три, четыре. В одну сторону, в другую. Потом выписывает круги - так же, по очереди, и все начинается заново. Размеренные движения, медленные, выверенные. Ледяной кубик льда, а вместо холода Джаспер ощущал непереносимый жар. Все пальцы Мелани, аккуратно удерживающие его руку на весу. Зачем она опять это делает? Это же просто сбитые костяшки, заживут меньше чем за неделю. А ощущения после этих прикосновений будут вспоминаться еще очень долго.

Джас хотел и не хотел, чтобы это заканчивалось. Когда Мэл отложила лед, он всерьез собирался попросить ее продолжать, успел одернуть себя в самый последний момент. Даже выстроил какую-то более или менее логическую цепочку, почему возобновлять это безобразие совершенно противопоказано. Но Кэмпбелл меняет одно на другое, низко склоняется над его ссадинами и снова выбивает почву у него из-под ног. Или это уже от опьянения так голова кружится.

А когда Мелани поднимается с места, Тирелл практически на одних инстинктах успевает схватить ее за запястье своей подлеченной рукой. Рефлекторно. Не отдавая себе никакого отчета. С одной мыслью - чтобы не уходила. Глупо, да? Куда она уйдет, если это Мэл тут полноправная хозяйка. Но даже шаг в сторону от Джаса сейчас воспринимался как бегство.

И это неосознанное поглаживание большим пальцем от основания ладони чуть выше вызывало не только на коже Кэмпбелл мурашки. Странно это все. Ненормально. Но Джаспер уже точно не в состоянии адекватно воспринимать реальность, и только подтягивает Мелани за руку, заставляя сделать полтора шага навстречу ему.

- Лисичка, - то ли выдохнул, то ли простонал Джас, уткнувшись лбом куда-то ей в живот. - Вот зачем, а?

Странный такой вопрос. Зачем она так себя вела. Зачем он это допускал, и наоборот. Зачем эти мысли в его голове, зачем эти взгляды на грани фола. Зачем она его здесь не держит, и зачем - не отпускает. Зачем ее слова расходятся с действиями, а глаза поджигают похлеще огнемета. Это же невозможно, невыносимо и просто взрывает мозг - во всяком случае, у Тирелла.

- Я ведь пьяный, а не слепой, Мэл, - еще тише, на грани слышимости проговорил он, потеревшись носом о блузку Кэмпбелл.

Он же видит, как она на него смотрит. Догадывается, о чем при этом думает. Потому что его мысли один в один совпадают с ее. И сейчас бы медленно, одну за другой, расстегивать пуговицы на ее одежде, одна из которых так неудачно врезается прямо в складку между бровей. И целовать каждый сантиметр открывающейся кожи. Подниматься руками по ее ногам от самых коленок, утягивая наверх край чертовски узкой юбки. Приподнимать в воздух за бедра, чтобы усадить на столешницу кухонного гарнитура. И целовать, целовать, целовать. Если закрыть глаза, он даже может вспомнить вкус этих губ и звук, с которым они произносили его имя. Не насмешливо или язвительно. Совсем по-другому.

Это ведь не только его мысли, они висят в воздухе как гроздья винограда, только протяни руку - и можно до них дотронуться, настолько они осязаемы. Это все - плод их совместного воображения, помноженного на воспоминания. И, бесспорно, на ощущение запретности подобных фантазий. В прочем, это сейчас Джасперу кажется наименьшей из проблем.

Все, что к тому моменту еще оставалось здравого в его голове, вылетело оттуда со свистом и прерывистым вдохом, когда он почувствовал в своих волосах руки Мелани. Очередное “зачем?”. Или она так пыталась оторвать ему башку, ибо заебал? Лучше бы оно так и было. Потому что иначе объяснения у Джаспера закончились – остались только ощущения, эмоции и желания.

Ощущение правильности и неправильности происходящего. Эмоция странной неги и жуткого ожидания подставы. Желание растянуть этот момент в вечности и развернуть на сто восемьдесят градусов.

Как все неправильно. Как все чудесно. И как надо от этого всего бежать.

Уходи, Джаспер. Беги, Джас. Спасайся, идиот, пока окончательно не повернулся на этой стерве. Проваливай, не оглядываясь, и сжигай за собой мосты. Удали ее номер, забудь к ней дорогу и все, что между вами было и не было. Нечего тебе здесь делать, пьяная акула. В этих водах водится живность покрупнее и пострашнее, заглотит и даже не заметит - только встряхнет своей рыжей копной, нацепит на лицо привычную ухмылку и поплывет дальше, забыв о твоем существовании уже через секунду.

Нечего тебе здесь делать, Тирелл. И с ней делать нечего. Хоть, конечно, и хочется.

- Пойду я, - наконец, собрав в кулак силу воли и просто силу, чтобы оторвать задницу от стула, проговорил Джас, отстраняясь сам и отпуская руку Мелани, давая ей отойти. Если он позволит себе задержаться рядом с ней ещё немного, все окончательно пойдет по пизде, а оно им надо?

Тиреллу точно не надо, у него и других проблем хватало. Как минимум нужно добраться до двери и умудриться вызвать такси теперь на нужный адрес - домашний. В мыслях звучит не так сложно, а вот на деле план рушится уже на первом шагу, когда Джаспер ногой цепляет ножку стола. Встреча с полом была практически неизбежна, и даже упертая в столешницу рука не смогла бы помочь. А вот Мэл – смогла, каким-то чудом удерживая Джаса за плечи в вертикальном состоянии. Смешно. Он бы скорее поверил, что она в подобной ситуации придаст ему ускорения, например, ударом бутылки по затылку. Определенно, очень странный вечер.

Он даже захотел ее поблагодарить, успел уже набрать в легкие воздуха, но его хватило только на одно слово:

- Мэл...

А дальше - как обухом по голове осознание того, насколько они близко друг от друга - кажется, ближе этим вечером еще не было, если не считать момента, когда Джаспер отодвигал плечом Мелани внутрь ее квартиры. Сейчас же - вот она, на расстоянии вздоха, и ее руки уже на его плечах, а его как-то незаметно оказалась на ее талии. Или удержаться пытался, или...нет.

Он устал сопротивляться. От размышлений у него болела голова, он сдерживания самого себя все внутри было слишком напряжено. Все, Джаспер Тирелл сдался.

И поцелуй этот вышел не такой, как все, что у них были до этого. Неторопливый, но решительный. Требовательный, но не грубый. Пьяный - определенно, нежный - самую малость. Признающий, что против этого влечения Джас устоять не может - от слова совсем.

Свободной рукой забраться в волосы Мэл, окончательно разрушая прическу. Кажется, сегодня это должен был делать другой мужчина. Ха. Надо было настойчивее бороться за такие моменты. Теперь наслаждаться будет Тирелл. А чем это аукнется ему потом - выяснит потом.

- Ты же понимаешь, что я знаю твой адрес наизусть?

Почему-то вспомнилось об этом именно сейчас. С того самого момента, как незнакомый хакер отдал ему бумажку с неровными буквами, Джаспер вызубрил эти строчки на зубок. Не специально – просто так получилось, всегда ведь проще запоминаются вещи, имеющие сильную эмоциональную окраску. А та встреча была очень эмоциональной. Незабываемой. И то, что Мэл собственной рукой удалила отовсюду свою улицу и номер дома – ничего не меняет. Она может добавить Тирелла в черный список, может игнорировать его в любом виде. А он все равно будет напиваться и приползать к ней, как побитый волк, по пути скаля зубы на всех, кто подбирается к его лисице слишком близко. [LZ1]ДЖАСПЕР ТИРЕЛЛ, 29 y.o.
profession: владелец транспортной компании;
family: bro, sis
cutie: heather
fatality: fox
[/LZ1]
[NIC]Jasper Tyrell[/NIC][STA]I shot my gods to know your name[/STA][AVA]https://i.imgur.com/bzDFOm4.gif[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/6JKDiaY.gif https://i.imgur.com/jvoySCR.gif[/SGN]

Отредактировано Oliver Kaldwin (2020-09-03 12:28:04)

+6

13

Взгляд к собственному запястью Мелани опускала медленно, задержав дыхание – не веря в собственные ощущения и ища им визуальное подтверждение. С теми же чувствами, с которыми скользишь по строчкам результатов – не важно, анализа или теста, когда уже мысленно знаешь результат. В последний раз, когда Джаспер хватал её за руку, он сжимал её крепко, до боли и онемения в суставах. Но сейчас – какое-то абсолютно другое ощущение. Новое – и не только в отношении Тирелла.

Новое, непривычное, и приятное настолько, что от мурашек рука покрывается гусиной кожей – как на сильном морозе, несмотря на расползающееся ощущение тепла.

И потому шаг навстречу делать, едва ли не опережая этот легкий подтягивающий жест. Может, потому что привыкла сначала делать, и лишь затем – оценивать ущерб, а может – потому что сейчас очень хотелось не думать. Хоть и понимала, что это нужно даже больше, чем обычно – потому что в ней было гораздо меньше алкоголя, и мыслить ей полагалось за двоих.

- Я же объяснила, – всё ещё чувствуя себя странно, боится даже лишнее движение сделать, так и стоя перед ним, недвижимо и удивленно смотря вниз, на макушку, - Чтобы утром в варежку не пришлось прятать твою ручищу.

Не слепой. Пьяный – весьма. И очень, очень глупый: иначе с какой бы стати сейчас ему так прижиматься к её животу, который она рефлекторно втягивала? Почему бы еще ему не спешить сейчас или к себе домой, или к той, что наверняка его сейчас ждёт – как бы сильно не чихвостила в лицо при встрече. Очень, очень глупый Джаспер – и эта мысль заставила Мелани тихонько усмехнуться, улыбаясь, пользуясь моментом своей невидимости, почти ласково – в его макушку. На которой внезапно увидела запутавшуюся в волосах пушинку, видимо, от ваты. Которую и подбирает сейчас пальцами, аккуратно стряхивая куда-то за спинку стула.

Мэл было его даже жаль – но как-то по-доброму, почти по-дружески, жаль. Вермут, виски, хреновый вечер, который закончился так, как будто Джаспер вырубился еще на диване любимого вип-ложе в клубе, и все происходящее теперь – снится. Интересно, снилась ли вообще ему Мелани, потерявшаяся в череде вечно сменяющих друг друга любовниц? И если да – такой ли она была в его грёзах? Осторожно, дрогнувшей ладонью накрывающая его затылок, путающаяся кончиками пальцев в волосах?

Очень странное и неправильное до самой последней своей нотки чувство какой-то почти снисходительной нежности, которое тепло вибрировало где-то прямо под шеей, в этой ямочке между ключичных костей. Заставляющее сейчас мягко поглаживать затылок, вместо того, чтобы по нему же заезжать сотейником, до которого вот только руку протянуть. Заставляющее молча тихонько выдыхать, вместо того, чтобы назвать – вполне заслуженно – Джаспера последним алкашом и идиотом. Да расскажи он кому о том, что Кэмпбелл умеет не только огрызаться – ему ведь все равно никто не поверит.

Тирелл, по крайней мере, был пьян – у него было оправдание. А какого хрена Мэл плыла на тех же волнах, объяснить и сама себе не могла. Может, это какой-то волшебный день в женском цикле? Нужно бы его запомнить, обвести жирным маркером – не забыть, и ни за что не покидать своего дома в такие дни.

- Пойду я, - и это маленькое таинство абсолютно несвойственных им обоим реакций пошло тонкими трещинами, когда Джас – захотел, а Мелани – послушно позволяла, поспешно отступая на пару шагов назад и в сторону левой ноги. Здравая мысль – откуда не ждали, и ведь правда: лучше ему уйти из этого дома, и больше не появляться на его пороге. Ведь неясно, что было более фатальным – тот визит, когда он разворотил ей прихожую, а она ему – нос, или этот.

Уходи, Джаспер. Беги, сломя голову, пока еще держат ноги.

А вот с последним проблемы нарисовались внезапно – и Мэл где-то на уровне рефлексов делала резкий шаг обратно, под него, упираясь ладонями в плечи. Чёрт, она уже успела забыть, что относительно неё самой Джас выступает в тяжелом весе. И только кряхтит сдавленно, возвращая телу с заваленным горизонтом почти строгую вертикаль. И одну ладошку перекладывает куда-то на бок под самые рёбра. И уже даже посмеивается, расплываясь в улыбке, уже на самом кончике языка просится в бой «уоу-уоу, полегче, ковбой», да вот взгляд поднимает – и теряется напрочь, забывая все до последнего слова.

Глаза. Фундук, горький шоколад; теплые – как пригретая солнцем кора крепкого дуба. Без привычных смешливых морщинок на внешних уголках. Без суровой складки между бровей, которая появлялась, как правило, стоило Кэмпбелл вплыть в одно с ним пространство. Им ведь даже в огромном клубе вдвоем было тесно, еще чуть – и она бы согласилась, что и Сакраменто для них слишком мал. Совсем другие, как будто, глаза – совсем другой взгляд, и это её собственное имя, без уже привычной запятой и эмоциональной приписки «блять».

Потому что «Мэл, блять», или «Мэл, твою мать», или «сука, Кэмпбелл» - вот что обычно обрамляло обращение к ней и дрожащий в бешенстве указательный палец, выставленный в её сторону. Кажется, именно на той ладони, что сейчас вмещала в себя изгиб её талии.

Ей нравилось это просто «Мэл». Как нравилось сравнение с лисой – кажется, с детских лет никто не проводил с ней таких аналогий. А последнему, кто обратился так к ней в этой – кажется – взрослой жизни, она почти сломала палец. И Тиреллу бы сломала, если бы ей не нравилось.

Попробуй разбери, кто к кому потянулся первым. Мелани его целовала в ответ, или только позволяла целовать себя? А ведь это совсем не первое их родео. Но в первый раз между ними витала одна только животная страсть; во второй – отчаянная злоба. В этот раз – что-то, абсолютно не поддающееся описанию. Что-то, что заставляло её сейчас прикрывать глаза, от плеча проводить пальцами к вороту одежды, за него цепляясь, едва касаясь кожи проводить по шее прямо над артерией, чувствуя пульс – едва отличимый от стучащего точно ей в виски ритма собственного сердца. Накрывать пальцами щёку, большим – касаясь подбородка, средним – мочки уха; а в ладони на боку сминать одежду, как будто за неё цепляясь, как за остатки собственного здравого смысла.

- Если хочешь, - осторожно улыбаясь в чужие губы на расстоянии всего лишь одного вдоха, - Я могу еще пару раз приложить обо что-то головой, - прижаться своим носом к его, так и не открывая глаз, - Чтобы точно забыл.

Забыл, и не допустил повторения этой истории. Чтобы Джаспер и Мелани оставались теми, кто доводит друг друга до белого каления одним только своим видом – уже выработав друг на друга рефлекторное подергивание глаз. Теми, кто способен подговорить бармена подсыпать острого перца втрое больше положенного в следующий шот. Чтобы Мелани Кемпбелл была той, кто тянется к Тиреллу только затем, чтобы издевательски похлопать по плечу, сопроводив очередным заверением в том, что он точно ребенок особенный – и не была той, что сейчас снова вставала на мысочки, сокращая расстояние между их губ до неприличного нуля.

Она точно рехнулась – окончательно двинулась головой и сошла с ума. Нет, она всегда делала то, что хотела, а если не хотела – просто уходила, не прощаясь. Редко обременяла себя такими фантомными вещами как приличия или чем там обычно еще обосновывают собственную трусость в исполнении желаний. Но это же, мать твою, Джаспер Тирелл – заноза в заднице, головная боль и причина смены журнального стола и комода. И почему же тогда ей так нравится то, как он целовал её сейчас, путаясь пальцами в остатках прически у нее на затылке? Почему в ощущениях собственных увязала, как в зыбучих песках?

Вспышка зигзага молнии в самой темной ночи; кристаллик соли в потоке вязкой и сладкой патоки; капля дёгтя в бочке мёда и единственная здравая мысль посреди собственных неправильно-правильных заблуждений:

Хэзер.

Мелани целовала чужих парней, разок был даже чей-то муж; она в принципе очень разбирательной не была; но поступить так с Данн было просто нельзя. Глаза медовые, в волосах – пшеница и лето, в улыбке – её, Кэмпбелл, счастливое детство: да, Хэзер была где-то в середине пирамиды её потребностей, тогда как Джаспер куда чаще оставался вообще за границами кадра. Ей было плевать на вообще все, любые разбитые сердца, кроме этого – одного. Она ведь и правда не смогла бы себя простить.

- Нет, нет, подожди, - опять шепот, но уже почти панический, глаза распахивая и едва заметно покачивая головой – задевая кончиком своего носа его, - Нельзя. Неправильно. Я… - втянуть воздух рвано, неуверенно отстраняя дрожащую ладонь от лица, - Тебе нужно идти.
[NIC]Melanie Campbell[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/dmYK6Sm.png[/AVA][LZ1]МЕЛАНИ КЭМПБЕЛЛ, 25 y.o.
profession: директор винной галереи; богатенькая наследница бизнеса, хулиган и бездельник;
partner in crime: dunne
victim: jasper[/LZ1]

+2

14

На ее предложение улыбка возникает сама собой. Обычно Кэмпбелл не спрашивала, прежде чем что-то в него запустить. Она просто делала, специально забывая потом извиниться. И Джаспер отвечал ей тем же. Их отношения были максимально взаимны, и, как оказалось, не только в неприязни. Поэтому сейчас это предложение прозвучало даже мило.

- Хочу.

Вот уж правда, пусть лучше разобьет бутылку ему об голову, или сбросит сверху пианино, чтобы наверняка. Это вечер вырван из контекста их реальности, он странный, словно ненастоящий. Лучше о нем забыть. И о Мелани забыть. Рискнуть попробовать построить что-то с Хэзер - что-то стоящее, чем просто перепихон по первому требованию. Не вспоминать эту рыжую шевелюру, эти наглые глаза, эти мягкие губы, эти неожиданно нежные руки.

Забыть Мелани Кэмпбелл. Но уже после того, как этот чертовски неправильный вечер закончится.

Поэтому - шаг вперед, не размыкая рук, вынуждая Мэл упираться спиной в куда-то в кухонный шкаф. И ловить ее губы, когда она так доверчиво поднимается навстречу его губам. В этом поцелуе тоже была страсть - но не такая, к которой они оба привыкли. Не обжигающе-яркая, почти дикая. Не яростная, что подпитана злостью и ненавистью. Какая-то прирученная, теплая, ластившаяся, как домашняя кошка. Ласковая. Невыносимо прекрасная.

Джаспер не помнил, чтобы когда-то с кем-то испытывал нечто подобное. Его жизненное кредо - бери что хочешь, не спрашивая разрешения. К женщинам это относилось даже в большей степени, чем ко всему остальному. Но сейчас ему нравилось учиться компромиссу в этом поцелуе, доверять ему так же, как самому себе. И Мелани - ей он тоже сейчас доверял, что в принципе отдает сумасшествием. Но если так, то сегодня они оба сошли с ума.

То, что момент испортится воспоминанием об одном имени, было очевидно. Подсознательно Тирелл даже ждал этого, но не из опасения, не из взявшейся из ниоткуда совести. Из интереса, насколько это сможет их задержать. Увы, но у Джаспера на сегодня все тормоза в пьяной отключке. Сейчас вся мораль, разум, здравый смысл и прочее было сосредоточено в руках Кэмпбелл. И Джас знал, что она тоже не хочет их удерживать.

- Ты же знаешь, “нельзя” меня не останавливает, - шепотом, боясь нарушить антураж момента с этими нотками запрещенности происходящего. Сколько таких “нельзя” уже было у них? Нельзя было ему подходить к ней в клубе месяц назад. Нельзя было ей воровать его вещи из номера отела. Нельзя бы им обоим разносить этот дом в их следующую встречу. Нельзя было ему спать с ее подругой, а потом соглашаться на эту игру в отношения, правила которой Джаспер все равно никогда не принимал. Нельзя, нельзя, нельзя. Джас устал от запретов. Хотя бы один вечер он может делать то, что хочется только ему, без оглядки на всех остальных?

А ему хочется быть здесь. Причем, здесь - не просто в этом доме или квартире, здесь - это в этих руках, собирающих в складки его рубашку. Рядом с губами, которые хочется целовать. С этими глазами, которые в одинаковой степени пронзают насмешкой и какой-то дикой нежностью. Нахрен весь мир, нахрен вообще всех, даже ту, мысли о которой сейчас так откровенно читаются на лице Мелани. Никто Джасперу сейчас нужен не был.

- Не хочу уходить, - почти по-детски обиженно проговорил Тирелл, прижимаясь своим лбом ко лбу Кэмпбелл и закрывая глаза. - Если ты хочешь - выгоняй меня сама. За шиворот, за ухо - ты же умеешь. 

Она ему это неоднократно демонстрировала, а сейчас он, пожалуй, даже сопротивляться не будет. Сил нет. Желания нет. Только где-то в подкорке бьется маленькая искра логики, вопившая своим тоненьким голоском, что это все неправильно. Ради нее Джас согласится выпихнуться за дверь, если Мэл будет очень настойчиво просить. Но эта искорка гасла с каждой секундой, что Тирелл вдыхал аромат духов Мелани и пьянел от него больше, чем от всего влитого в себя за сегодня.

Его пьянительная Лисичка. Как забавно звучало, Джаспер даже позволил себе улыбку, а потом кончиком носа провел по щеке Мэл до самого уха. Гордая. Независимая. Но какая же вкусная. Пожалуй, теперь это любимое лакомство Джаса.

- Ну же, Лисичка, - тихий шепот ей на ухо, и один поцелуй точно под ним. - Покажи стерву. Выпусти ее погулять, пусть отправит меня домой. Верни мне ее, чтобы я вспомнил, как это, ненавидеть тебя.

Сейчас это чувство, такое родное и привычное, вдруг оказалось совершенно забытым. Как так получилось? Джас ведь лелеял его так долго, оно вспыхивало моментально, стоило только Мелани оказаться в зоне видимости. Так где оно сейчас, когда столь необходимо? Почему на его месте сейчас жуткая потребность дотрагиваться до Мэл - руками, губами, каждой клеточкой тела?

Чертов алкоголь. Определенно, Джасперу нужно меньше пить. Или пить еще больше, чтобы никогда не выныривать из этого состояния. Это же как наркота, один раз попробуешь - и хочется ощущать подобное всегда. Будет очень печально, если он сейчас подсядет на Кэмпбелл. Интересно, как быстро его накроет от ломки? Или все-таки от передоза?

- Данн здесь нет, - весьма наблюдательное утверждение из уст в хлам пьяного мужика, но он продолжил сыпать очевидностями. - А я есть. И ты. И не говори мне, что ты не чувствуешь того же.

Поднять на нее глаза, поймать на целую секунду этот взгляд, чтобы они оба поняли, о чем сейчас речь. Хотя все и так очевидно.

- Выгони меня, Мэл, - уже почти мольба прямо в ее губы, прижимаясь к ним в новом поцелуе. - Ради Хэзер. Ради себя. Ради меня. Да хоть ради нас все, похуй.

И целовать, целовать, целовать. Как хотелось минуту назад, прижимая к себе крепче, чем прежде. Не требовательно. Не соблазняюще. Почти умоляя отвечать на этот поцелуй. Проскользнуть руками под блузку, оставляя одну на талии, а вторую - в районе лопаток. И притянуть к своей груди так крепко, что даже самому вздохнуть было тяжело. 

- Мэл, - опять шепот, опять ей в губы растягивая единственную гласную в этом имени. Черт, как же ему нравится обращаться к ней так - без претензий, без намерения оскорбить. Оказывается, воспринимать Мелани как девушку, а не как стерву, тоже очень приятно.  - Давай просто забудем обо всем на сегодня. Обо всех.

К черту всю реальность за этими стенами. Этот маленький мирок, сложившийся вокруг них, прекрасен до невозможности. Даже Тиреллу, мастеру хаоса и разрушений, не хотелось его ломать. Это ощущение правильности происходящего было настолько приятным, словно ты забрался под теплое одеяло, и сделал это не один.

- Один вечер, Лисичка, - снова прижаться лбом к ее лбу и закрыть глаза. Потому что, если она будет на него сейчас смотреть как на полного идиота, Джас не хотел об этом знать. - А завтра снова будем убивать друг друга.

Да он первый набросится на нее, когда вспомнит обстоятельства получения своих ссадин. Первый обвинит Мелани в том, что это исключительно ее вина в произошедшем. Но это все будет завтра, до которого нужно прожить еще целую ночь. И Джас не хотел проживать ее в одиночку.

- Пожалуйста, Мэл, не думай ни о чем. Ты же хочешь этого.

Пять минут назад Джаспер уговаривал Кэмпбелл выгнать его. Теперь упрашивал об обратном. Где здесь логика - черт его знает. Какая вообще может быть разумная мысль после бутылки вермута, приправленной виски? Если даже привычная ненависть к этой девушке отступила перед каким-то другим, совершенно противоположным чувством. И лучше не искать ему определения, чтобы этот вечер не стал еще более запутанным. [LZ1]ДЖАСПЕР ТИРЕЛЛ, 29 y.o.
profession: владелец транспортной компании;
family: bro, sis
cutie: heather
fatality: fox
[/LZ1]
[NIC]Jasper Tyrell[/NIC][STA]I shot my gods to know your name[/STA][AVA]https://i.imgur.com/bzDFOm4.gif[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/6JKDiaY.gif https://i.imgur.com/jvoySCR.gif[/SGN]

Отредактировано Oliver Kaldwin (2020-09-03 12:27:58)

+6

15

Всем и каждому хотя бы раз в жизни снился такой сон, в котором он падает в абсолютной, кромешной тьме куда-то вниз. Все этот сон видят по разному: кто-то переживает всю палитру панического ужаса, и просыпается в предынфарктном состоянии; кто-то – просто как будто проваливается ногой в яму, скрытую лужей, и просыпается от того, как сквозь сон соседа по кровати лягнул. Объединяет эти два опыта то, как сердце пропускает удар, заставляя задерживать дыхание.

Сейчас Мэл – падала. И её случай – как раз затяжной полет без страховки. С бетонным блоком, привязанным к левой голени, ныряла ни много, ни мало, а в Мариинскую впадину – когда давлением водных толщ ребра сдавливает настолько, что уже физически невозможно дышать, даже если бы было, чем. И смысл слов, что были обронены прямо возле её губ, она пыталась ухватить жадно, как пузырьки воздуха, вырвавшиеся из прорванной кислородной трубки: но те ускользали слишком быстро, чтобы Мелани успела среагировать.

Она не была настолько пьяна, когда поднималась из-за стола. Определенно, чуть-чуть навеселе, несколько более расслабленная, чем обычно; но не настолько выпившая, чтобы ломать такие дрова, и только уводить лицо чуть выше и в сторону, чтобы подставить чужим губам ухо. На уровне рефлексов, ведомая простым ощущением тактильного наслаждения.

- Не буди зверя, Джас,- потому что стерва сегодня спала где-то внутри, подмяв под себя целую гору подушек и двух-трех плюшевых волчат. Потому что то, что могло сейчас взять, и сжать кончик Тирреловского носа между костяшками указательного и среднего пальца и прямо такого, согнутого в три погибели, вывести за дверь, сегодня объявило круглосуточную сиесту. Точно нужно закрасить этот день в календаре как тот, в который нельзя носу из дому показывать – а то даже управляющий в галерее осторожно поинтересовался, всё ли с Мелани в норме.

Ради Хэзер. Ради себя. Ради него, ради всех них. Господи, а кто и в каком наркотическом трипе вообще решил, что это она – Мелани Кэмпбелл – внезапно должна быть сильной за всех сразу, и решения принимать – за всех, и спасать – тоже, всех? Она была гуру в искусстве топить корабли, но никак не ставить их на воду; и каким образом этот уровень ответственности применить к себе, какой стороной вообще этот сраный подорожник к этой ночи прикладывать, она, мягко говоря, не представляла.

Это все алкогольные пары в дыхании Джаспера. Точно. Вот на голодный желудок и стали последними гвоздиками в гробу её здравого смысла.

И признаваться самой себе уже совсем не сложно – в том, что она хочет его целовать. А Мэл вообще довольно редко обременяла себя какими-то поправками к собственному поведению: она делает, что хочет, и это хроническое. Как синдром навязчивого состояния, только гораздо веселее. Захочет – начнёт громко петь гимн Франции посреди супермаркета. Захочет – нарядит пальму на бульваре в новогоднюю мишуру какой-нибудь ночью в августе. Может впрыгнуть на спину наиболее крепкому мужичку в очереди в клуб, пришпорить того каблуком, и потребовать везти её срочным образом в ближайший салун – просто потому что в голове эта картинка будет смешной.

И сейчас она хотела целовать Джаспера – и целовала. Прямо сейчас, пытаясь подаваться еще выше, что трудно, когда ты уже стоишь на каблуках. Потому что у них на двоих был общий вкус выдержанного виски на губах – и он круто пьянил, уводя по спирали в привычную область отсутствия моральных ограничений.

Даже легко признать, как ей нравится чувствовать теплые ладони голой кожей – хотя нужно бы, наверное, взбунтоваться, надавать сперва – по рукам, потом – по хребту, следом добавить под задницу и придать ускорения захлопывающейся дверью. Но – нет, и она только обнимает его руку пальцами чуть выше запястья – вроде бы, только пытаясь удержать равновесие.

Осторожное, мягкое прикосновение подушечки указательного пальца где-то под челюстью на шее. Ногтем погладить под ней проходясь по краю – от уха к подбородку и обратно; влюбиться в звук – тихий и мягкий «хрр-хрр», который при этом издавался. Пальцами затем осторожно проследить бьющуюся артерию на шее, пока та не скроется за воротником рубашки – и его в пальцах сжимать аккуратно, почти – нерешительно.

- Один раз не пидорас, да? – тихо смеялась Мелани в его губы, снова ладошкой накрывая шею сзади, - С одного раза ничего не будет?

Кажется, именно так подсаживаются на наркоту – тот самый рубеж, за который Мэл заступает всего на косяк-другой отборной испанской травы в месяц. Кажется, именно так под откос летят планы, судьбы и жизни. Всего один разок, Мэл, всего один вечерок, Мэл. Просто забудь обо всем, и плыви по течению; просто сейчас ладонью всего немного нажать на шею сзади – и он ведь поведется, склонится еще чуть ниже, чтобы она тоже смогла его целовать – и молить, чтобы он не переставал. И прижиматься инстинктивно животом и грудью, и просить пересчитать той ладонью, что замерла у лопаток, пересчитать позвонки до самой талии, на которой начинался широкий пояс юбки. Попросить найти язычок у молнии, продолжающей ту же линию, чтобы тишину, повисшую в атмосфере закончившегося плейлиста, нарушить медленным «зип-зип». Кэмпбелл успела бы расстегнуть пуговицы на его рубашке от воротника до, наверное, солнечного сплетения – пока молния будет неохотно расходиться от талии до высокой точки ягодиц.

Но тишина – губительна, она заставляет мыслить. А если ты не можешь мыслить – то воскрешает в памяти очень неожиданные воспоминания. Свежие, не очень – положительные, и не совсем. Данн здесь нет, - и это вопиющая неправда. Данн была здесь, была всегда – потому что у неё было особенное место у Мелани в подреберье. По сути, Хэзер была единственной – кроме родственников – кто был туда вхож. Но почему думает сейчас она не о ней сейчас, а только об этом мужчине, что так усиленно сейчас вжимал её бедра в кухонный ящик. И это было неправильно – настолько, чтобы даже Кэмпбелл это понимала. Раскаленная кочерга неторопливо помешивала пудинг внутри её черепушки, смешивая образы Мэл, что горячо выдыхала сейчас в эти губы, и Мелани – которая вышвыривала за порог чужого парня. Удивительно, но она выбирает последнюю.

- Джас, - медленно выдыхая, обнимает его лицо ладошками, но прижимается лбом ко лбу – тоже зажмуриваясь, лишь бы не видеть этого взгляда, которому она готова продаться, - Ты просто нализался до зелёных соплей.

А она – просто окончательно поехала крышей. Казалось бы, у нее вообще ничего от нее не осталось, и уже очень и очень давно, а вот и нет – и эта ночь ураганным порывом сдувала с нее последние черепицы. И сложно даже понять, почему: потому что допускала эти поцелуи сейчас, или потому что отказывала себе в том, чего сейчас так хотелось. Или потому, что хотелось не привычной простой физиологической близости – просто до ломки хотелось чувствовать эти ладони кожей, эти на губах поцелуи, и видеть этот взгляд – в котором умудрилась проскользнуть даже тень восхищения. Или ей так показалось.

Необычно. Приятно. Неправильно. Очень хочется и так нельзя – и черт, кажется, она и правда сегодня будет сильной за троих, ответственной за троих, хотя в девяносто девяти случаях из ста и за себя-то отвечать не в состоянии.

- Поэтому нет, этого я не хочу, - выдохнула шумно, погладив щеку пальцем, и поднимая взгляд, - Но я хочу, - и опустить ладошки, приглаживая края воротника рубашки, - Чтобы ты ушел. И не вспоминал никогда.
[NIC]Melanie Campbell[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/dmYK6Sm.png[/AVA][LZ1]МЕЛАНИ КЭМПБЕЛЛ, 25 y.o.
profession: директор винной галереи; богатенькая наследница бизнеса, хулиган и бездельник;
partner in crime: dunne
victim: jasper[/LZ1]

+1

16

Ему нравится ее зверь. Эта стервозная лиса, пусть Джаспер никогда в этом и не признается, ему до жути нравилась. Несмотря на то, что она выбрала его целью для своих издевательств. Несмотря на то, что от этих встреч у него оставалось куда больше синяков и ссадин, чем он получал в пьяной клубной драке. Несмотря на то, что без приписки “блять” он к ней никогда не обращался. Но она была удивительной в своем поведении прожженной сучки, и при этом ни на кого не была похожа. Не только девочки любят плохих мальчиков, плохие мальчики тоже любят плохих девочек, а Мелани к их числу не просто относилась - она их возглавляла.

Поэтому да, как бы она не бесила Тиррела, как бы не провоцировала, а где-то глубоко в душе ему все это было крайне приятно. Джас любил быть в центре внимания, а Кэмпбелл купала его в нем по самое не хочу. Да, внимание это было весьма специфичным, но сути от этого не меняло. Права была Мелани, называя его латентным мазохистом. На все сто была права.

А тут - его любимая стерва в совершенно другой роли. Спокойной. Нежной. Сокрушительной, потому что такой Мэл ему совершенно нечего было противопоставить. И Джас плавился, от этого вечера, от этих губ, от этих рук, с каким-то отчаянным удовольствием понимая, что от него сегодня ничего не останется. Каждое движение чужой ладошки по своему телу Джаспер ощущал так остро и горячо, что пробивало даже через одежду. А то, как Мэл пробиралась пальцами по его бороде, вообще заставляло Тирелла почти что мурлыкать от удовольствия. Вот что такого в этой встрече, что его сейчас так мажет, как мальчишку на первом свидании?

За один раз им ничего не будет. За один раз с ними ничего не будет. Это же всего лишь один чертов раз, когда они забьют на все то, что было до и будет после этого вечера. Всего раз, когда хочется этой нестерпимой нежности, этой безжалостной ласки, этого тихого шепота, задевая губами губы напротив. Взгляд - глаза в глаза. Дыхание, что вырывается у одного и тут же отбирается вторым. Да, неправильно, не в контексте их отношений, но кого это ебет? 

Пусть эта ночь будет неправильной. Пусть этот Джаспер и эта Мелани сегодня будут неправильными. Но им будет хорошо - на самом деле, возможно, первый и последний раз в присутствии друг друга.

О да, Джас точно нализался. В трезвом уме он переступил бы порог этого дома только под конвоем в виде Хэзер или ради очередного уничтожения интерьера. В любом другом своем состоянии этого разговора просто не состоялось бы. И если бы Джас и прижимал к себе так Мэл, то только в попытке оторвать ей голову, попутно задирая юбку. Ладно, стоило признать хотя бы самому себе: желание переспать с Кэмпбелл было перманентным. Но вот так просто целовать, не пытаясь этим действием заткнуть ей рот, не доказывая, что может это делать, - это что-то другое. Что-то, чего Тирелл совершенно не понимал.

И все же его имя из ее губ звучит как-то совершенно по-другому этим вечером. Слишком соблазнительно. Слишком сладко. Настолько, что даже последующие слова Мелани не вызывают никакой отрицательной реакции - только улыбку.

- Так определись, ты не хочешь, потому что нельзя, или потому что я в стельку пьян?

А вот ее ладоней, опустившихся с его лица куда-то на плечи, стало вдруг катастрофически не хватать. И этот взгляд, больше сожалеющий, чем уверенный, Джасперу не нравился. Если она не хочет - а она не хочет, он это прекрасно видит даже через пьяный туман в своей голове - его прогонять, так зачем это делает?

- Обычно ты врешь куда убедительнее.

Он не верил в ее последние “хочу”. Если бы она действительно хотела, чтобы он убрался, она сделала бы для этого все возможное. Это же Мелани, мать ее, Кэмпбелл, она никогда не позволяла ему нарушать свое личное пространство, если сама того не желала. Так почему, говоря “уходи”, она все еще стоит рядом с ним, прижимаясь своим лбом к его?

- Я не хочу это забывать, - уверенно заявляет Джас, поднимая голову и прижимаясь губами ко лбу Мэл. - Я бы с радостью забыл тебя, и все то, что было у нас до этого. Но не этот вечер. Возможно, это самое прекрасное, что со мной происходило. Я не хочу его забывать.

Заткнуться бы ему, сию же секунду, потому что из его уст слетали максимально опасные слова, подобно бомбам разрывая окружающее пространство. Нельзя быть таким откровенным - в принципе, и особенно - рядом с Мелани, но алкоголя в крови и голове Джаспера было слишком много, чтобы просто взять и замолчать.

- Ты же тоже это чувствуешь, я вижу, - притянул Кэмпбелл к себе максимально близко, прижимая щекой ее голову к своему плечо. - Это бред, Мэл, это какой-то пиздец. Я никогда никого не ревновал. Даже Хэзер. Да, блять, никого! А стоит только вспомнить этого оленя на твоей кухне, как хочется выкинуть его под поезд.

Даже закрыл глаза и выдохнул - медленно, шумно, пытаясь успокоиться, настолько эта ярость снова его накрыла, что даже непроизвольно сжал руки на теле Мелани сильнее. Ревность, как таковая, была ему максимально чужда, потому что ни одну из своих подружек Джаспер никогда не считал своей в достаточной для этого степени. Ну, хочет она по другим коленкам прыгать - пусть прыгает. Променяет его на другого - и скатертью дорожка. Самомнение, конечно, заденет, но всегда найдется другая, кто пригреет на своей груди. И Данн он не ревновал, хотя она и повода особо не давала. Но в клубе к ней подходили знакомиться, звали танцевать, и она даже соглашалась. В этом не было ничего плохого, и ничего такого, что сносило бы крышу напрочь.

А в Мэл рядом с кем-то - было. Почему? Да потому что она его стерва. Хочет издеваться - пусть издевается, пусть крутится рядом, сверкая своей огненной гривой. Только одна. И рядом. И черт, как это все сложно воспринимать на пьяную голову.

- Ты сводишь меня с ума, Лисичка, - только и выдохнул Джас, опуская свою голову ей на плечо. - Почему ты? Почему не Хэзер? Почему я вообще не могу сейчас ни о ком другом думать?

Сплошные вопросы, и вряд ли у Кэмпбелл были на них ответы. Ну, кроме того, что Джаспер - чертов мазохист.  И полный придурок, к тому же - пьяный. И вообще с головой не дружит, раз заявляет ей сейчас такие вещи. И бежать бы ему, да ноги намертво приросли к этому полу, не давая даже вес с одной на другую перенести.

- Я должен тебя ненавидеть, - снова шепотом, усиленно пытаясь заставить себя вызвать внутри это чувство, и раз за разом терпеть неудачу. - А я думаю о том, что, возможно, выбрал не ту подружку.

По факту, выбора у него не было. Он никогда не выбирал между Хэзер и Мелани, просто переспал с обеими, а потом одна запретила разбивать сердце второй. Если бы только у Джаспера стоял такой выбор, он бы не выбрал ни одну - просто послал обеих лесом и нашел бы себе кого-то попроще. Он сделал бы это даже час назад, несмотря на то, в каком состоянии находился.

Сейчас в его голове что-то перещелкнуло. С оглушительным, громогласным щелчком, взрывая к черту Тирелловский мозг. И это уже было совершенно не смешно, даже для его пьяного сознания.

- Я просто пьяный придурок, не слушай меня, - с усмешкой заявил Джас, отстраняясь куда поспешнее, чем оно того требовало. - И учитывая, сколько я наговорил, мне точно пора валить.

Даже умудрился сделать шаг назад и обернуться к столу, отыскивая поплывшим взглядом свой мобильник. А внутри поднималась ненависть - та самая, которую Джаспер так долго призывал, только в этот момент он ненавидел сам себя за то, что действительно собирается уйти. Так долго капать Мэл на мозги, что нет ничего плохого в том, чтобы позволить себе побыть один вечер кем-то другим, что вот теперь сам бежал, как трусливый заяц. В прочем, если кто и виноват, то только сам Тирелл. Знал ведь, что будет болтать слишком много, зачем вообще рот открывал? Для поцелуев разговоры не нужны, они только мешают. Нет, дернул его черт на откровенность. Все. Завтра Мелани Кэмпбелл его уничтожит, так что правда, лучше ему не вспоминать этот вечер.

Он поедет к Данн. Извинится, наврет с три короба, может, даже сможет раздобыть ей цветов по дороге. Она точно не прогонит и поможет наложить на эту ночь совершенно другие краски. И будет такой же нежной и ласковой, если Джаспер ее попросит. И будет так же проводить пальцами по его щетине, и так же соберет в складки рубашку.

А он будет сравнивать ее руки с другим. Он будет вместо ее губ представлять другие. Он будет перебирать ее пшеничные волосы, а видеть в них огненные всполохи. А закончится все тем, что Джаспер назовет ее другим именем.

Штирлиц никогда еще не был так близок к провалу.

- Сука, Мэл, ну почему именно ты?!

Что ему мешало сейчас испытывать те же самые фейерверки с другой девушкой - совершенно любой другой? Ничего. Кроме того, что его окончательно спятившему внутреннему миру вдруг срочно понадобилась Лисичка.

Реальность закружилась непростительно быстро, пока Джас резко оборачивался вокруг своей оси. И воздух резко выходил из легких - то ли от полного вертолета в голове, то ли от того, с какой силой он дернул Мелани на себя. И все это стало совершенно неважным, когда он снова накрывал ее губы своими, целуя на этот раз с ненавистью - к ним обоим. Потому что она должна была его выгнать, когда у Кэмпбелл был такой шанс. Потому что он вообще не должен был к ней приезжать. Потому что этот вечер хорош настолько, что сводил с ума - буквально. Провально. И пусть завтра Джаспер перестанет себя уважать за то, что посмел запустить лису так глубоко в курятник своих мыслей, зато сегодня он останется единственным, кому она будет принадлежать. [LZ1]ДЖАСПЕР ТИРЕЛЛ, 29 y.o.
profession: владелец транспортной компании;
family: bro, sis
cutie: heather
fatality: fox
[/LZ1]
[NIC]Jasper Tyrell[/NIC][STA]I shot my gods to know your name[/STA][AVA]https://i.imgur.com/bzDFOm4.gif[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/6JKDiaY.gif https://i.imgur.com/jvoySCR.gif[/SGN]

Отредактировано Oliver Kaldwin (2020-09-03 12:27:52)

+6

17

Если один раз перебежать дорогу на красный – почти точно ничего не случится. Так же, как ничего не будет, если один раз забыть выпить витамины. С одной сигареты ты не становишься никотинозавимым, с одного косячка не подсаживаешься на траву, с одного овощного салата – не становишься вегетарианцем. Но, в то же время, например, из самолета без парашюта тоже можно всего один раз на высоте выйти, а дальнейшие перспективы от предыдущих вариантов отличаются просто поразительным образом. Говорят, правда, что есть какой-то шанс пережить такое падение, но так искушать судьбу даже Кэмпбелл посчитает излишним.

Почему-то не хочется двигаться – и Мелани замирала, даже затаив дыхание. Губы Джаспера касаются лба, и становится невозможно сдержать эту нежную улыбку, которую никто и не увидит. Странное ощущение какой-то, что ли, заботы, перемешанное с собственным желанием не покидать этих объятий; хотя буквально минуту назад она сама просила его уйти. И до сих пор чувствовала, что это правильно – но сложно идти наперекор себе самой, когда всю жизнь желания и действия имели единый вектор движения, а сейчас – друг от друга отличались на сто восемьдесят градусов.

- Какая же паршивая у тебя жизнь, - устало выдыхала она уже в его плечо, уложив руки на бока где-то под линией нижних рёбер, - Если пьяный вечер в компании ненавистной девушки – самое прекрасное, что в ней было.

Так крепко он прижимал её к себе, как правило, или когда сам пытался свернуть ей шею, или когда Мэл в очередной раз агрессивно конфликтовала с кем-то, и Данн отправляла благоверного уберечь обе стороны от рукоприкладства. Так крепко он прижимал её к себе, когда она грозила доломать ему нос в его первый визит в этот дом.

Что за чувства он видел, ей было неясно: она сама в своих несколько сейчас путалась. Потому что хочется – обнять, с какой-то абсолютно не свойственной ей в его адрес лаской; хочется – оставить легкий поцелуй на щеке, и погладить по затылку, перебирая волосы кончиками пальцев; но хочется так же сильно – выставить его за дверь быстро, убедить себя в том, что дальнейшие его злоключения – проблема только его и только. Да даже если завалится он набок прямо в этом коридоре между одинаковых дверей квартир на этаже, это неудобство доставит только ночному уборщику.

Потому что это правда бред, правда пиздец – и это признание в ревности в его устах звучит еще менее логично, чем «хава нагила», произнесенное тем самым, усатым, Адольфом. Во-первых, в то, что Джаспер в принципе способен на ревность, отличную от простых собственнических чувств, обоснованных токсичной маскулинностью, верилось с трудом – но здесь можно сделать скидку на вермут: и сам поди разобраться в корнях гор этих ощущений он не мог. Во-вторых, с какой стати ему ревновать Мелани, к которой притяжательное «моя» было применимо лишь во фразе «моя одноразовая любовница»?

- Я думаю, всё дело в том, - усмехнулась Кэмпбелл, погладив ладонью бок, - Что просто сейчас ты видишь только меня. А у тебя же в принципе котелок пустой, - и не сдержать смешок, потеревшись о плечо носом, - А ты еще и выпил больше обычного. Вот и включился инстинкт – что вижу, то пою.

Интересно, а насколько вообще самой Мелани хотелось верить в это логичное, выверенное объяснение тому, что сейчас происходило? И если она так легко придумывала оправдания для Джаспера – почему своим действиям она не могла найти таких же? Пожалуй, в её пользу играло состояние Тирелла, которое позволяло ему задавать вопросы – такие эгоистичные и прямые – исключительно о его ощущениях и мыслях. В своих она сможет разобраться потом; но, если честно, скорее всего она просто от них отмахнется. Бес, мол, попутал, и все тут. Может быть, её нежность – это своеобразное ружье Чехова, которое стреляет раз в год, в самое неподходящее время.

Объективно, она бы предпочла, чтобы субъектом этих странных сегодняшних чувств был кто угодно – но только не Джаспер. Не то, чтобы она объявляла ему каждый раз войну, как видела, или, и того хуже – ненавидела, но по отношению к нему она не чувствовала обычно ничего, кроме желания развлечься привычным способом. Довести до пульсирующей жилки и сжатых кулаков, до белого каления и почти – нервного срыва, а потом испариться, не дав ему выплеснуть накопленное напряжение, и этим только подлить керосина в этот пожар. Потому что именно это и есть Мелани Кэмпбелл – головная боль, чума на все дома, и коллективное сумасшествие.

И из этих странных полуобъятий его выпускать, столь же поспешно отдернув ладони; и провожать взглядом к столу, тихонько посмеиваясь этой шаткой походке себе под нос. Интересный он, всё-таки, этот Джаспер: так надраться, пытаясь зализать обиду от ссоры с одной девушкой, приехать её искать туда, где в теории она должна быть – но тут же начать заявлять, что думает только о ней, о Мелани. Тосковать по женщине одной, а покоя искать в объятиях другой. Так по-мужски, что аж смешно становилось, правда.

- Ты так спрашиваешь, - покачивала Кэмпбелл головой, закладывая руки назад, за свою поясницу – оставляя их между ней и краем столешницы гарнитура, - Как будто я могу знать ответ.

И от кухонного ящика Мэл себя отрывала рывком, с одной только мыслью – и правда пора проводить это пьяное тело на выход. И со столешницы свой телефон подбирала, лишь чтобы зайти в приложение такси и вызвать машину, что доставить его – тело – от чужого дома к собственному. И даже шаг по направлению к Тиреллу она делала исключительно из благих намерений – взять его под локоток, и проводить не только до двери, но и до самого такси; господи, она сама с трудом верила в собственную щедрость.

И всеми этими благими намерениями выстлана была дорога пусть и не в ад, но точно в личную зону эмоционального дискомфорта. Притянутая столь резко, Мелани успела только выдохнуть сдавленное «ох», уронить телефон и неловко шаркнуть о пол каблуком туфель, почти потеряв равновесие – и только вздернув руки, согнутые в локтях, почти в капитулирующем жесте.

Потому что она правда сдавалась. Перед этими руками, перед этим напором, перед этим поцелуем – гораздо более привычном в своей агрессивной окраске. Поцелуем, на который она отвечает прежде, чем успевает его осознать. Они ведь, вроде, уже даже согласились – что само по себе удивительно – что всё это было очень плохой идеей. Что это безобразие пора заканчивать, и что Тиреллу было нужно валить отсюда на все четыре стороны. Так какого черта нужно было сейчас целовать её так – жадно, как будто семь прошлых лет он провел не иначе, как в монастыре, куда его сама Мелани и упекла? Всё это бред; неправильно настолько, что нужно заканчивать – но для этого бороться ей придется в первую очередь с самой собой, и лишь затем – с ним. Потому что пальцы уже перебирали складки на рубашке, расходящиеся от пуговиц на груди.

Чёрт. Всего один аргумент у неё был, способный заставить саму себя поставить на место свои мозги; и сейчас чужое имя она внутри головы повторяла как мантру.

Снова – кончиком ногтя провести, едва касаясь, по шее от воротника вверх. Затем – вниз, второй полной ладонью проводя от груди к плечу. Свою битву она уже выиграла, осталось теперь побороть и Джаспера; но это, судя по тому, что и стоять-то прямо может только с трудом, трудно не будет. И потому подбородок обнимает ладонью резко, нажимая пальцами на щеки, и отстраняя от себя.

- Значит, так, - шумно выдохнув, поднимает взгляд точно глаза в глаза, - Смотрим на меня, слушаем меня. Это всё, - указательным пальцем второй руки поводила пару раз от себя к нему и обратно, - Безумно и неправильно. Поэтому, - усиления эффекта ради, даже нахмурила сурово брови, - Этого не было, этого нет, этого никогда не будет. Мысль улавливаешь, сладкий?

Причем, в «не будет» она даже и не сомневалась. Те отношения, что сложились между Мелани и Джаспером все равно не стираются одним-двумя пьяными поцелуями и чьей-то разукрашенной мордашкой. Всё равно в следующую встречу он будет обзывать её куском неадеквата, а она – будет предлагать побеседовать тогда, когда у него яички опустятся, и молоко на усищах обсохнет.

- Тебе бы домой, Джас, - снова покачала головой, но уже как-то даже сочувственно, что ли, - Проспаться, протрезветь. Сам потом мне спасибо скажешь.
[NIC]Melanie Campbell[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/dmYK6Sm.png[/AVA][LZ1]МЕЛАНИ КЭМПБЕЛЛ, 25 y.o.
profession: директор винной галереи; богатенькая наследница бизнеса, хулиган и бездельник;
partner in crime: dunne
victim: jasper[/LZ1]

+2

18

И он смотрел в ее глаза, как она и просила. Внимательно, насколько позволяло его состояние. Безумно, как того требовало его состояние. И предано, потому что его состояние именно так себя и чувствовало. В этих глаза - смысл жизни Джаспера, пусть и лишь на этот вечер. В этих губах - его дыхание, украденное или подаренное - не важно. Эти руки - единственное, что могло его удержать, буквально и фигурально выражаясь. Так почему он должен от этого отказываться? Тем более, если об этом просит его никто иной, как Мелани Кэмпбелл?

Джас эгоист, эгоист с большой буквы. После бутылки чего-то алкогольного - в еще большей степени, чем обычно. Он не видел повода отказывать себе в желаниях, даже если они столь непривычны, нелогичны и неправильны. Жизнь ведь только одна, почему бы не попробовать все? Даже тихий вечер с главной стервой на его жизненном пути. Тирелл этого хотел, и с каждой минутой, что Мэл находилась в такой непосредственной близости от него, он хотел этого все сильнее и сильнее. Ее слова этого никак не меняли, хоть и несли в себе зерно здравого смысла.

Но кому сейчас какое дело до здравого смысла?

И он смотрел в ее глаза, внимательно и непонимающе. Кого она пытается убедить в том, что ничего не происходит, если даже вялотекущие мысли Джаспера в состоянии оценить обстановку и сделать соответствующие выводы? Сейчас единственное, чего между ними по-настоящему не было, это привычной ненависти и насмешки. Никто не пытался никого поставить на место, не считая наивных попыток Кэмпбелл повернуть размышления Джаса в противоположную сторону. Никто не высказывал никому свое “фэ”, никто не сыпал оскорблениями или остротами. А все остальное сейчас между ними - было. Нежность, такая непривычная. Понимание, такое редкое. Страсть, такая мягкая. Как можно этого не замечать? Как можно от этого отворачиваться? Это глупо, это дико, это какое-то настоящее богохульство.

Нельзя портить такой прекрасный вечер такой откровенной ложью, да еще и пытаться другого заставить в нее поверить. Вот это - неправильно, а все то, что сейчас между ними происходило - возможно, самое правильное, что хоть когда-то у них было. Логично или нет, безумно или нет - какая разница, если обоим от этого хорошо? Главное только отключить мозги, хотя бы до утра. У Джаспера с этим никогда проблем не было, у Мелани - тоже, так почему не сейчас?

И он смотрел в ее глаза, внимательно и обиженно. Почему от ее слов это отвратительное едкое чувство начинает разъедать внутренности, словно Тирелла сейчас лишили рождественских подарков на всю оставшуюся жизнь? Почему этот чертов вечер раз за разом дает ему по хребту своими идиотскими поворотами? Вернее, не так. Почему Мелани Кэмпбелл раз за разом пытается лишить его сладенького в своем лице?

Потому что Хэзер. Ненужный совершенно сейчас элемент в этой сложной многоходовочке, разыгранной непонятно кем и непонятно зачем. И самое ужасное, что Джаспер не имел никакого понятия, как выбить мысли о Данн из головы Мэл. Самому себе было намного проще - просто задвинуть воспоминания о светловолосой подружке Лисички в дальний угол и похоронить там до завтра. А вот убедить кого-то поступить так же, особенно Кэмпбелл, было сложно даже в более вменяемом состоянии. Она же совершенно повернута на этой своей детской дружбе! Что вот с этим делать?

Наверное, по-хорошему, стоило просто расцепить руки и попытаться двинуться в сторону выхода. Гордость включить, в конце концов. Мелани уже не раз и не два сообщила, что ему пора валить, так какого черта он продолжает прижимать ее к себе за талию, даже несмотря на ее сочувственные взгляды и обидные речи?

Потому что идиот. Другого объяснения у Джаспера не было. Потому что пьяный идиот, возомнивший себе бог знает что - относительно этого настоящего и этой стервы, что сейчас прикидывалась заботливой Лисичкой. Домой, да, он ее слышал. Протрезветь. Такие разумные слова. И так мало в них того самого смысла, который мог бы заставить Тирелла подчиниться.

- Вот кого ты сейчас убедить пытаешься, себя или меня? - поинтересовался он, ни на миллиметр не увеличивая дистанцию между их телами. Если Мэл правда хочет, чтобы он ушел, ей придется за руку проводить его как минимум до дверей его квартиры. Хотя даже там Джас вряд ли ее отпустил. Поэтому увы и ах, у Мелани Кэмпбелл не было никаких шансов отказаться от его общества. - Если меня, то бесполезно. Если себя...

Джаспер обхватил пальцами правой руки подбородок Мэл, задирая его выше, и медленно провел большим пальцем по контуру нижней губы, следя за этим своим движением так внимательно, словно в нем умещался целый мир.

- Ты же всегда делаешь то, что хочешь только ты, Лисичка, - напомнил Тирелл, наклоняясь вниз и оставляя на этих губах один очень легкий, практически невесомый поцелуй. - Так зачем сейчас ты отставляешь свои желания куда-то далеко-далеко?

Это на нее не похоже. Где та Мелани Кэмпбелл, которая готова перегрызть глотку любому, кто посмеет заставить ее делать хоть что-то помимо ее воли? Напомнить, что она сделала с Джаспером в прошлую их встречу в этих стенах за то, что он посмел разгромить ее дом? Где сейчас эта фурия, сметающая все на своем пути?

- Перестань сопротивляться самой себе, Мэл, - тихий шепот уже ей на ухо, пока его рука соскальзывает с подбородка на шею Кэмпбелл, медленно скользит по ней вниз и замирает где-то у верхних пуговиц ее блузки. - Сделай то, что хочешь ты, лично ты, а не твои стоп-сигналы в голове.

Осторожно губами прикоснуться к ее шейке с другой стороны, пока пальцы, немного путаясь, расстегивали первую пуговицу. Второй рукой подхватить ворот, оттягивая его к плечу и открывая тем же губам доступ к такому манящему сейчас телу. Еще одна пуговица, ткань скользит все дальше, губы перемещаются на плечо. Медленно, даже лениво, куда им сейчас торопиться? Впереди целая ночь, отданная лишь им двоим, и для этого Мэл нужно просто перестать думать - хотя бы о Хэзер.

- Я хочу провести эту ночь с тобой, Лисичка, - блузка соскальзывает еще ниже, обнажая самый край острого плеча, который Джаспер так же неторопливо помечал своими губами. - Даже если завтра об этом пожалеем мы оба.

Это все необычайно глупо. И то, что происходило сегодня, и то, что может произойти завтра. Его слова сейчас глупые, а поведение - и подавно. Но, может, Джас и был пьян до того состояния, когда левая и правая нога периодически меняются местами, но он совершенно точно еще мог осознавать и отстаивать свои желания. Почему он должен им отказывать? Почему он должен вестись на поводу у Мэл, которая вдруг вбила в свою огненную головку какой-то бред? Никому он ничего не должен - только своей совести, которая будет упрекать его всю оставшуюся жизнь, если сейчас Джаспер упустит этот момент какого-то дикого счастья.

И его губы, запнувшись о бретельку, вдоль нее же спускаются ниже, пока правая рука заканчивает с пуговицами и проскальзывает на талию Мелани, не давая ей отстраниться. Они же медленно обрисовывают край чашечки бюстгальтера, замирая только где-то у впадинки между грудей. Он ведь все это уже видел, трогал и даже целовал, но сейчас ощущения были совершенно иными. Более яркими, более пробирающими. И приятными - невыносимо приятными.

- Пожалуйста, Мэл, - просил сам не зная чего, подхватывая ее ладошку и укладывая ее на вырез своей рубашки. Чего он хотел конкретно в ту минуту? Чтобы она его не гнала. Чтобы она помогла ему с одеждой ради этого сумасшедшего контакта кожа к коже. Чтобы этот вечер, наконец-то, вернулся к тому неопределенно-неправильному знаменателю. Пусть они сейчас будут делить свои чувства на ноль, пусть будут немного безумными от этого. И пусть завтра это все окажется сладким сном или жутким кошмаром - не важно, потому что сейчас это все пра-виль-но, как бы не пыталась Мелани доказать Джасперу обратное.[LZ1]ДЖАСПЕР ТИРЕЛЛ, 29 y.o.
profession: владелец транспортной компании;
family: bro, sis
cutie: heather
fatality: fox
[/LZ1]
[NIC]Jasper Tyrell[/NIC][STA]I shot my gods to know your name[/STA][AVA]https://i.imgur.com/bzDFOm4.gif[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/6JKDiaY.gif https://i.imgur.com/jvoySCR.gif[/SGN]

Отредактировано Oliver Kaldwin (2020-09-03 12:27:44)

+6

19

Зигмунд Фрейд говорил, что сознание человека – это только верхушка айсберга. Если верить доктору Фрейду, разум делится на три уровня: сознание, подсознание – которое находится близко к поверхности и представляет наши воспоминания, и бессознательное, где находится то самое оно. Слышите, как звучит? ОНО. Примитивная часть нашей личности, которой руководят инстинкты. Оно чего-то хочет и немедленно. Если Его оставить без присмотра, то мы начнем выхватывать у людей вещи или, например, прилюдно демонстрировать все наши сексуальные фантазии. И как же остановить это оно?

Это самое оно сейчас полностью контролировало Джаспера – и алкоголь уверенно переворачивал этот айсберг внутри него вверх дном. Его бессознательное желало близости, его бессознательное приписывало Мелани те черты, которые его в ней привлекали, опираясь на предыдущий опыт. Но осознанного решения бросить эту затею и бежать отсюда, сломя голову, он принять не мог. И только и делал, что без устали взывал к такому же бессознательному внутри Кэмпбелл, с которым уже успел познакомиться.

И поэтому – да, в первую очередь Мэл старалась убедить себя в том, что происходящему на этой мнимой границе между кухней и столовой, не было места ни в этом вечере, ни в их жизни. Но этот поцелуй – не выпрашивающий, как бывало; не требовательный, как тоже было; и даже не уверяющий в превосходстве Джаспера над нет: невесомое касание, которому Мэл интуитивно тянулась навстречу. Прикосновение с привкусом немой и горькой мольбы, которому она почти уже поддалась.

Потому что да, Кэмпбелл всегда делает то, что хочет – или что-то, что необходимо, чтобы достичь желаемого. Остальное всегда отбрасывалось куда-то за границы поля её зрения и забывалось так же быстро, как вкус зубной пасты. Вроде бы помнишь, что должна быть мята, но вдруг сюрпризы? Но проблема сейчас заключалась в том, что было необходимо сначала понять, чего эта самая Кэмпбелл хочет.

Мелани хотела, чтобы Джаспер ушел, и хотела – чтобы остался. Хотела, чтобы он прекратил прикасаться к ней, вызывая ощущение теплого предвкушения чего-то большего, и хотела – чтобы продолжал. Хотела смотреть, как за ним захлопывается дверь такси, и хотела – снова и снова чувствовать эти губы кожей.

И пальцы на её шее – она уже почти ждала, когда они сожмутся на ней объятиями асфиксии; и губы на плече – она уже почти чувствовала, как он снова впивается в кожу зубами. Но эти осторожные, бережные почти прикосновения – слишком нежно, чтобы что-то им противопоставить; слишком неожиданно, чтобы быстро реагировать должно, опираясь не только на свои ощущения. И потому Мелани Кэмпбелл – ураганный пожар в маленьком тельце – лишь податливо поднимала подбородок, чуть наклоняя голову в сторону противоположного плеча и звучно выдыхала где-то над ухом своего мучителя.

Легкая ткань скользит по коже слишком охотно, и только-только воротник обнажает острое плечико – так сразу падает почти до изгиба локтя. Мелани и без того была уверена в себе, но когда объективно весьма симпатичный – но так же объективно очень и очень пьяный – мужчина оставляет над ключицей такие восхищенные поцелуи, Мэл почти теряет рассудок и всякое желание сопротивляться.

Алебастровая кожа, обнаженная в вороте тёмно-синей блузки; невесомое, нежное черное кружево нижнего белья– прозрачное достаточно, чтобы быть соблазнительным, но сохранять интригу; россыпь созвездий из мелких родинок на плече. Зарево заката в отблесках ламп на растрепанных волосах, туман над морской гладью прикрытых в неге глаз. И пусть всё это предназначалось не Тиреллу – не для него эти родинки, кружева, лисьи стрелки на веках; именно он вкушал этот запретный плот и пожинал плоды всех её стараний.

Ткань рубашки с его рукава, зажатая в пальцах одной руки, пока вторая путалась кончиками в волосах где-то над самой шеей сзади. Мягкий поцелуй, оставленный в его шевелюру где-то за ухом. Алебастрова кожа – теплая, с запахом персика. Кружево – невесомое, нежное. Бёдра, столь податливо прижатые к его собственным еще до того, как он сам притянул Мелани к себе за талию.

Джаспер Тирелл – проклятый заклинатель змей, зыбучий песок, в котором она увязала все глубже. Сложно отказывать мужчине, которого так ярко хочется сейчас целовать – осторожно и бережно, так непривычно и так несвойственно для Кэмпбелл. И даже если она просила его уйти – он все равно оставался ко всем её просьбам глух, каждый раз находя аргументы в свою пользу в её же словах; и каждый раз Мелани все сложнее находить способы ему отказывать.

- Пожалуйста, что? – пальцы послушно ложатся на воротник, и осторожно теребят верхнюю пуговицу. И проходятся затем самыми кончиками вдоль его края, задевая кожу – в одну сторону под левое ухо и назад, снова замерев на рядом из пуговиц, чтобы ногтем упереться в самый край его подбородка, поднимая его от своей груди к лицу, чтобы обронить уверенно и тихо прямо в его губы: - Попроси меня.

И способ разрешения всего – в одном простом факте, который в голову приходит так запоздало: они ведь и правда похожи. И для них обоих свойственно брать штурмом то, чего хочется больше всего; и для обоих них самый желанный плод – тот, который запретный. И здесь еще одна странность в хитросплетении их отношений: и Джаспер, и Мелани были связаны обязательствами и обещаниями – то перед одним и тем же человеком. Слишком светлым, слишком важным, чтобы именно так с ней поступить. И каждый из тех поцелуев, что они так неосторожно роняли друг для друга сегодня – это очередная кнопка, подложенная Хезер на стул. И эти особенности, свойственные им обоим, Мэл может – и будет – использовать против Джаспера.

Например, сейчас – когда от подавшихся ей навстречу губам она отстраняется так, чтобы только дыханием их касаться; когда поддевала пальцем край рубашки между пуговиц на его груди, и тянула на себя, плавно отступая вперед спиной в сторону комнаты; когда накрывала ладонью локоть той руки, которая ладонью давила ей где-то над поясницей – чтобы тот не менял позы, следуя за ней.

- Чего ты хочешь, Джаспер? – и волей неволей, а взгляд – почти знакомый, уже куда больше лукавый; и шаг за шагом высокий и толстый каблук глухо звучал о ковролин пола гостиной, когда они проходили мимо дивана в сторону спальни за той закрытой темной дверью через комнату.
[NIC]Melanie Campbell[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/dmYK6Sm.png[/AVA][LZ1]МЕЛАНИ КЭМПБЕЛЛ, 25 y.o.
profession: директор винной галереи; богатенькая наследница бизнеса, хулиган и бездельник;
partner in crime: dunne
victim: jasper[/LZ1]

+2

20

Эти пальцы в его волосах лишали способности мыслить в принципе, раз уж разумно Джаспер этого все равно не делал практически с самого начала вечера. Как так получилось, что, потерявшись в ссоре с одной женщиной, он находил себя в объятиях другой? И не просто другой, а Лисички, с которой содрать шкурку хотелось ничуть не меньше, чем опрокинуть в койку. Почему именно ее губы, оставляющие поцелуи за ухом, дарят так необходимое успокоение? Почему запах ее духов вводит в транс похлеще косяка травки? Почему, почему, почему...

Почему у них никогда не было этого раньше?

Мелани Кэмбелл была хороша в страсти. Она была прекрасна в ярости, восхитительна - в постели и совершенно неудержимо поразительна в своем стремление всегда оставить Джаспера в дураках. Она могла быть разной, обманчивой, двуличной, вредной, но такой искренней Тирелл не видел ее никогда. Она не позволяла себе такой неосторожности рядом с ним, а у него даже не возникало желания этим воспользоваться. В других обстоятельствах он наверняка уже шутил про ее наивные мысли и неоправданные желания. Напоминал, как нелепы нынешние мысли в ее рыжей голове, и как глупо с ее стороны вестись на такие откровенные провокации в его исполнении.

В других обстоятельствах Джас не сдавался бы на ее милость так быстро, а сейчас полностью вверял себя победительнице, пробравшейся куда-то глубоко в его душу и покорившую его изнутри. Пусть наводит там хаос, пусть танцует на костях - что угодно, только не разрывать этих необычайно уютных объятий. Джасперу слишком хорошо в этих руках, ему слишком нравится чувствовать на себе эти губы, и он не хочет этого терять. Завтра он наверняка обо всем забудет, а сегодня - у них будет целое сегодня для того, чтобы насладиться этим сладким проигрышем.

Шаг, еще один, немного неуверенный, но исключительно от плескавшегося в крови алкоголя, а не сомнений в голове - их просто не было. Он шел за ней, как агнец на заклание, уверенный до глубины души, что это самое правильно в текущий момент. У Тирелла не осталось сил противостоять ни своим желаниям, ни огонькам в глазах Мелани - только молчаливое согласие на все, чего бы они сейчас не попросили от него. Там, на дне этого океана, чуть подернутого туманной дымкой не то желания, не то алкоголя, и покоилась окончательная цель Джаса.

Он пойдет за ней сейчас куда угодно, куда бы она не манила его. И даже если за этой дверью не спальня, а алтарь для жертвоприношений - Джаспер готов рискнуть. Ему ничего было противопоставить этим глазам, ему нечего было возразить этим губам. Все, что ему оставалось, это послушно идти вслед за Мэл, чуть покачиваясь из стороны в сторону. Он даже под ноги себе смотреть не мог, все его внимание - в этих лисьих глазах напротив.

Он бы никогда не стал у нее ничего просить. Потому что это Джаспер Тирелл, самоуверенный гавнюк, гордость которого заходила в комнату вперед него самого и никогда не позволяла признавать свою слабость и чью-то чужую власть над ним. Но та же самая гордость сейчас благополучно молчала, погребенная под целым ворохом других, непривычных эмоций. И если Мелани вдруг надеялась, что в этот момент у Джаса включатся мозги - она сильно просчиталась.

- Пожалуйста, - повторяет, как загипнотизированный глядя в это столь знакомое, но сейчас совершенно особенное лицо. - Позволь мне остаться.

Замирает, чуть придерживая Мэл за талию у самой границы комнаты, костяшками пальцев за спиной Кэмпбелл даже немного задевая дверное полотно. Потому что не верил, что она так легко сдается ему - сдается им обоим. Потому что боялся, что сейчас этот лукавый взгляд обратиться в насмешливый, зачарованная улыбка - в самодовольную ухмылку, а руки, удерживающие его в границах этой реальности, так же уверенно будут выталкивать его за совершенно другую дверь - входную.

Сейчас это был самый страшный кошмар Джаспера. Каждая из подобных мыслей вызывала внутри него локальные обледенения. Тирелл не знал, что способен испытывать такой пробирающий до костей страх просто от того, что девушка может его отвергнуть. Сколько его отвергали? А сколько не могли устоять? Он их давно не считал, не вел списка побед, не отмечал где-то досадные промахи. А вот рядом с именем Мелани Кэмпбелл уверенно проявлялась цифра один, такая же огненная, как и волосы этой непривычно ласковой стервы.

- Пожалуйста, - еще тише, прислоняясь своим лбом к лбу Мэл и закрывая глаза. То, как она на него смотрит, невыносимо. Невыносимо приятно, и так же невыносимо опасно. - Позволь себе остаться со мной.

Все ограничители сейчас были только в голове Кэмпбелл, и они оба об этом знали. Джасперу было на них плевать, но он боялся, что Мелани сама не сможет задвинуть их куда подальше и повесить на этот сундук большой амбарный замок. Потому что она нужна ему сегодня, нужна как никто и никогда. Потому что он пьян, а она - единственная, кто может этот сумасшедший пьяный туман трансформировать во что-то невероятно приятное. И она же может на утро обратить его в острые стальные кинжалы, чтобы потом медленно, со вкусом, каждый из них втывать Тиреллу в спину.

Джас не хотел думать о завтра. Он не хотел думать ни о чем, кроме сейчас - ни о своих делах, ни о Хэзер, ни о проблемах, которые эта ночь необратимо принесет за собой. Он хотел думать о Мэл. Он хотел и думал о том, что сейчас она для него нечто особенное, невыносимо прекрасное, но жутко опасное. И вся - в его руках. Стеклянная статуэтка, хрустальная, точенная, внутри которой плещется темный яд, убивающий за мгновение - такой чарующе и убийственно красивый в лучах приглушенного света. И пусть одно неверное движение грозит мучительной смертью - этой ночью Джаспер не против разочек умереть.

- Не прогоняй меня, Лисичка, - еще одна тихая просьба, и его правая рука бережно обхватывает лицо Мелани. - Ты сегодня мой кислород. Не лишай меня его.

Если всеми своими предыдущими словами и поступками за этот вечер Джаспер вырывал себе большую, комфортабельную могилу метров десять глубиной, то вместе с последней своей фразой он сам же в нее и нырял, не дожидаясь, когда же Кэмпбелл его туда столкнет, придав ускорения своими острыми каблучками в спину. Все сам, самостоятельный мальчик. И с ума сходил самостоятельно, прикрываясь алкоголем и дикими флюидами, пропитавшими даже стены этой квартиры. К черту все. У него есть несколько секунд свободного падения, когда чувство полета затопит с головой, и он будет ими наслаждаться.

Этот поцелуй - как полет. Все, что Джас делал сейчас - это часть того же полета, когда нет ничего, кроме неба вокруг. И вот они - его крылья, путающиеся в пуговицах его рубашки. Самовольные, непослушные крылья, которые непременно оставят его в самый последний момент, не желая быть похороненными вместе с ним. Но прекрасные, желанные и очень, очень нежные.

- Завтра ты меня уничтожишь, - мысли вслух, констатация факта, шепотом озвученная истина, но точно не попытка воззвать хоть к чьему-то здравому смыслу. Ему здесь не было места, в этих поцелуях на щеках и губах Мэл, в этих руках, стягивающих ее блузку за воротник окончательно и оставляющих ее где-то на полу. В этих объятиях, когда Джаспер прижимал к себе Мелани отчаянно сильно. И все же этот последний шаг, пересекающий порог как последнюю границу между всем, что было, и тем, что будет, Тирелл не делал. Он сегодня все равно уже проиграл, оглушительно, и заранее согласился со всеми возможными исходами, кроме одного: он не уйдет. И Мэл тоже не позволит себя выгнать. Все остальное будет так, как решит она, раз уж она хозяйка и апартаментов, и положения. [LZ1]ДЖАСПЕР ТИРЕЛЛ, 29 y.o.
profession: владелец транспортной компании;
family: bro, sis
cutie: heather
fatality: fox
[/LZ1]
[NIC]Jasper Tyrell[/NIC][STA]I shot my gods to know your name[/STA][AVA]https://i.imgur.com/bzDFOm4.gif[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/6JKDiaY.gif https://i.imgur.com/jvoySCR.gif[/SGN]

+6


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Комплекс лисы: мы в ответе за тех, кого вовремя не послали


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC