внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост от скорпиуса малфоя [эппл флорес] Сегодняшний день просто одно сплошное недоразумение. Как все могло перевернуться с ног на голову за один месяц, все ожидания и надежды рухнули одним только... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 35°C
* jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » shut your dirty, dirty mouth


shut your dirty, dirty mouth

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

https://imgur.com/00eTMqm.gif

https://imgur.com/DD9h5PA.gif

Christian Ford

&

Ruth Oscar Hansen

2016. Дания.

профессионализм или личная неприязнь?
(к)что победит?

[NIC]Christian Ford[/NIC][STA]i`m little dysfunctional[/STA][AVA]https://imgur.com/mMfxtC6.gif[/AVA][LZ1]КРИСТИАН ФОРД, 38 y.o.
profession: юрист по уголовному
праву[/LZ1][SGN]ROLL OVER AND TELL ME
https://imgur.com/3PTLCey.gif https://imgur.com/Hd4oF6K.gif https://imgur.com/7WV3xJN.gif
IS THE DEVIL IN YOUR BED?
[/SGN]

+2

2

Мне не нравится ощущать себя глупой. Раньше я понимала, что ждут от меня, от моих действий, да и вообще, схема движений была вполне себе понятной и очевидной. Я собирала по крупицам то, что было необходимо, то, что могло бы быть интересно, то, что могло оказаться ценным. Любую информацию определенного круга людей за которую можно было бы что-то поиметь с того или другого элемента. Это просто, если оказаться в течении, в данном конкретном направлении. Мне удалось зажать в руках первичный стартовый набор фактов благодаря случаю. Случаю удачному ли - вопрос, но все же тому, который имел место быть. Может быть куда лучше жизнь моя сложилась бы без служения на долгие годы тому или иному хозяину, повелителю, властелину, папочке, а может это именно то, что приведет меня по итогу к какой-то величественной цели. Кто знает, ведь история моя еще совсем не окончена и судя по всему не только не движется к финалу, но еще и набирает небывалые ранее обороты. Впервые за долгие годы я чистая, я оставила свою шизофрению в жестких тисках, замела на заднем дворе, подстригла газон и вырвала сорняки. Та и сама вырвалась от всех этих сорняков. Потерянных, заблудших, тянущих на дно. И, к слову, чувствую себя на дней вполне себе комфортно, даже уютно. Как рыба-удильщик. Совершенно не лицеприятное животное, но тихое и опасное. И умеет ловко поманить маленьким волшебным источником света. Быть удильщиком во тьме - величественная роль, пусть другие смотрят с презрением сколько угодно, сути дела это совсем не изменит. Но проблема в том, что оказавшись на другом световом уровне, старые уловки перестают срабатывать и приходится обучаться чему-то новому, чему-то, чего ранее не делал, до чего руки не добирались. Я ощущаю сейчас себя глупой, потому что оказалась фактически оторванной от того дела, которым занималась, а другого ничего в загашнике нет. Но ко всему прочему желающей не нахлебничать на деньги отца. Я хочу быть занятой, полезной, важной, я люблю быть в деле.
Странно, но финансы легко захватили меня. Нет, не те, которые в моём распоряжении, а те, которыми следует грамотно управлять, которые слегка испачканы, которые нужно сокрыть от государства, избавить от налогов. Оказалось, что для того, чтоб разобраться в цифрах, не нужно особенного образования, все в свободном доступе - только бери, хватай, жадно глотай, пей сколько влезет. Куда важнее умение сопоставлять факты между собой, размышлять логически. Важно следовать инструкциями, законам и правилам, но куда важнее уметь не следовать им без последствий. С умением собирать и анализировать проблем у меня не было. Как не было никогда проблем с тем, чтоб иметь того или иного рода терпимость. Высматривать оплошности, раскладывать по полочкам собранное. Это получается у меня хорошо, как хорошо получается изучать тот или иной вопрос. Но не все вещи можно прочитать в книге или найти в сети. Есть определенного характера знания, на которые нужен кто-то, кто натолкнет, укажет, подскажет. Человек хитрый, знающий, видавший, не слишком честный перед законом, но честный перед своим словом и репутацией. И дело в том, что объявление не дашь в котором выставишь подобные характеристики, это не просто наемный работник.
Я стала искать. Это оказалось не так уж и просто, особенно если учесть то, что я "умерла". И как бы должна оставаться мертвой для всех тех людей, которые остались позади за океаном. От рукопожатия к рукопожатию, от совета до совета я нашла того, кто подошел бы на роль некого учителя. Его репутация, как специалиста шла впереди него. Мне его более чем нахваливали, я чуяла в этом какой-то подвох, но все же решила проверить. Впереди диалоги, бумаги о неразглашении. Все переговоры с ним вела не я, я была конечной целью всей этой свистопляски. Совершенно не под стать вошедшему в офис ему. На мне узкие джинсы, черная толстовка и кроссовки, волосы затянуты в небрежный пучок, на руке, на тыльной стороне ладони следы от капельниц (их ставят туда, потому что на изгибе локтя всё совершенно потыкано и да, я всё еще на лечении, хоть и не такой интенсивном, как была до). Под глазами темные круги, ни единой капли дружелюбия на лице и даже какая-то бесконечная усталость в довесок. А почему собственно её не должно быть? Если жизнь моя от и до состоит из бесконечной вереницы вранья на вранье и враньем догоняет. Я человек, у которого нет ничего настоящего вокруг, а то настоящее внутри обычно пугает, раздражает других. Я устала от больницы, таблеток, врачей, наблюдения, отчетов им. Устала от того, что за мной пристально следят. Чтоб не сорвалась вновь на героин, чтоб не плюнула пить лекарства, чтоб не сбежала. Я постоянно ощущаю на себе чей-то взгляд, дыхание в затылок. И я устала от этого. Хочется больше кислорода на квадратный метр, который был бы только для меня.
- Рут, - кратко представляюсь, минуя любые знаки приличия ради приличия. Ненавижу все эти чертовы условности. Кому они нужны? Для чего? Он вряд ли ожидал здесь увидеть такую барышню, которую увидел, притом даже без моих слов принял для себя ряд определённых выводов. Все так делают. Все недооценивают. И вряд ли ему больно уж хочется разжевывать мне мои ошибки и рассказывать как удачнее обойти закон.

+1

3

Почему все европейские города так похожи друг на друга? Вымощенные старинные улицы, туристы, фотографирующие стены и фонари, запах затхлости, впитавшийся в камень, запомнивший те времена, когда помои выливали прямо на улицы. И сплошное уныние, вековая скука под флером старинности и эксклюзивности /ловушка для приманки туристов, находящихся в вечной погоне за новыми ощущениями, будто это способно хоть немного заполнить черную дыру у них под ребрами/. Лондон такой же, если бродить по старым районам тропинками для туристов, но он знаком с туманным Альбионом с совершенно другой стороны: рейвы в старых промзонах на территории старых заводов; бары в подвалах, где толкают кокаин и куда нельзя зайти человеку со стороны; вечеринки тайных студенческих обществ в выкупленном на ночь парке аттракционов. Возможно, в Копенгагене тоже есть что-то подобное, однако у него нет никакого желания узнавать этот город и в принципе давать ему шанс. Брусчатка под подошвой начищенных до блеска оксфордов, цветовая палитра вокруг навевает тоску, а комната в его отделе оформлена в стиле XVIII века, что однозначно напоминает о родительских попытках казаться чертовыми потомственными аристократами со всеми этими покупками поместий и кресел, обтянутых в стиле викторианской эпохи. Раздражающее убожество. Кристиан жил в комнате с резной кроватью долгие годы, а после жил и учился в пансионате, где так много внимания уделяли аутентичности, будто из людей аристократов делает красное дерево и умение читать "Иллиаду" на языке оригинала. И вот теперь он здесь: приехал в Европу ради какой-то дамочки, за которую поручились и которой требуется помощь с проверкой документов и обучением тому, как правильно отмывать деньги. Не то чтобы в его правилах отказываться от выгодной работы, но это не значит, что она должна ему нравиться. Впрочем, во всем этом есть лишь один плюс: нет такой адской жары, как в проклятой Калифорнии, в которой он застрял после убийства Фредди и необходимости заново строить свою жизнь в третий раз.
Форд в первую очередь считает себя профессионалом, а потому не может позволить своему раздражению, и без того перманентно существующему внутри него, как единственное, что получается полноценно распознавать из эмоций и управляться путем подавления, в основном, испортить первоначальное впечатление о себе. Можно сколько угодно рассуждать о глубине человеческой души, но всем плевать, потому что каждый смотрит сначала на внешность /тем более что у него вместо души чернильная пустота, а такой едва ли кого-то очаруешь/. Так что он привычно делает так, чтобы было на что посмотреть: четкие линии силуэта костюма-тройки от Armani, ушитого по долговязой стройной фигуре; галстук в тон на резком контрасте с белизной рубашки от Brioni; лаконичный язычок носового платка, выглядывающего из нагрудного кармана пиджака. Его одежда — доспехи похлеще, чем у рыцарей круглого стола. Где же Святой Грааль, которого так заслуживает? Заслуживает ли его?
Он не любит опаздывать, потому что это удел людей, не способных ничего спланировать в своей жизни — даже прибытие в пункт назначения /если не считать выверенных, намеренных опозданий, но первая встреча с клиентом едва ли подходит для отсутствия пунктуальности/, так что прибывает в назначенное место вовремя. Офис, ничем не отличающийся от множества других. Таких тысячи во всем мире: безликие, одинаковые, как и их владельцы, как и большинство людей в его глазах. Привычная рутина. Кристиан улыбается, как по щелчку, натренированно, автоматически, нейтрально в дружелюбности чуть приподнятых наверх уголках губ, но взгляд остается холодным, как новенький скальпель из хромированной медицинской стали. Рассматривает клиентку, как препарирует лягушку на уроке биологии, и ни один мускул не дергается на точеном, будто высеченном из мрамора, лице.
— Кристиан Форд, — представляется в ответ, оценивая лаконичность. Та, кто называет себя Рут, выглядит потрепанной и изможденной: знавал тех, кто выглядит хуже, как и тех, кто выглядит лучше. Подобное пренебрежение собственным видом вызвано усталостью или является чем-то вроде защитной реакции? Будто предупреждением: я вот такая, не надо иллюзий. Если второе, то это может быть весьма забавно, потому что Кристиан, как никто другой, любит иллюзии /фокусник-самоучка, привыкший ловкостью рук и капелькой мошенничества достигать всех своих целей, не заботясь о побочном ущербе, о котором, как любил говорить его отец, заботятся лишь лишенные цепкости инфантилы, не способные признаться самим себе в собственных недостатках/. Он знает о своих недостатках все, а потому едва ли заботится о чужих. Как и о достоинствах: люди, в конце концов, всего лишь фигуры на шахматной доске жизни — не стоит придавать слишком много значения тому, кто этого не стоит, а потому интересовать должны лишь в той мере, в какой могут принести выгоду. — Ваш представитель сказал, что у Вас возникли некоторые проблемы с оформлением документов о проведении нелегальных финансовых операций. Это не составит труда, но хотелось бы уточнить один нюанс, прежде чем мы приступим: я правильно понял, что речь идет не только о составлении документации, но и о в некотором роде репетиторстве? В таком случае вынужден предупредить: обучение — не мой профиль. Во избежании ненужных ожиданий. Все же я магистр в области права, а не педагогики.
[NIC]Christian Ford[/NIC][STA]i`m little dysfunctional[/STA][AVA]https://imgur.com/mMfxtC6.gif[/AVA][LZ1]КРИСТИАН ФОРД, 38 y.o.
profession: юрист по уголовному
праву[/LZ1][SGN]ROLL OVER AND TELL ME
https://imgur.com/3PTLCey.gif https://imgur.com/Hd4oF6K.gif https://imgur.com/7WV3xJN.gif
IS THE DEVIL IN YOUR BED?
[/SGN]

+1

4

Я достаю бумаги на стол. Высокие аккуратные стопки, прошлые отчёты, которые были до меня, сделаны не мной. Следом то, что делалось уже моими руками. Форд трещит на фоне. Я не стала пристально его рассматривать, выискивать детали, за которые мог бы зацепится взгляд. Я вполне себе заочно уверенна, что каждая из них доведена до пикового совершенства. Вычищенный, вылизанный, хм, внешний вид его - лакмусовая бумажка, четко показывает, что там, за этой обложкой, кроется нечто, что он тщательно прикрывает идеализированными внешними данными. Но мне плевать сейчас. Это не играет совершенно никакой роли, ведь мы встретились не для того, чтоб копаться в грязном белье друг друга. Пусть он хоть ест младенцев на завтрак, мне не интересно это знать.
Он говорит, что он не педагог, но разве до него невнятно донесли то, что ему придется со мной, эм, да заниматься репетиторством. И это часть сделки, неотъемлемая часть. Потому что просто проверить бумаги мог бы куда более больший круг людей, к примеру, какой-нибудь жадный аудитор, который не станет задавать лишние вопросы, но с удовольствием поимеет денег на чужих ошибках.
- Можешь быть свободным, - сдувая прядь, которая упала мне на лицо в тот момент, когда я достала очередную коробку документов, - Мой представитель обрисовал ситуацию и круг обязанностей более, чем четко. Если изначально возникали вопросы, стоило их обсудить с ним и не тратить моё время.
Наручные часы издают протяжным мерзкий звук. Он вызывает у меня чуть ли не рвотный рефлекс. Ненавижу. Ненавижу это долбанное напоминание о том, что мне нужно выпить лекарства. И после того, как я глотну горсть таблеток сейчас, он зазвонит вновь через полчаса для того, чтоб выпить другие. Весь процесс лечения вызывает у меня нескрываемое раздражение. Страх перед больницами прошел, но это совершенно не обозначает того, что я могу стать абсолютно спокойной, равнодушной, смириться с этим бесконечным участием. Открываю верхнюю тумбочку, в которой лежит широкая таблетница. Набираю в горсть разноцветных пилюль. Для чего их пытаются сделать красивыми? Целое направление у маркетологов. Стараются изо всех сил сделать их более привлекательными, хоть это вообще нереально. Суть не меняется от того, что меняется картинка. Если дерьмо перевязать бантиком, оно не превратиться в конфету. Бросаю их в рот, запиваю водой и усаживают на кресло у стола, забираюсь прямо с ногами, по-турецки складывая.
Никакого алкоголя. Не сказать, что я любила напиваться, но сохранять сознание полностью трезвым сложно. Я слишком долго была слегка не в себе. Порой совершенно не в себе. А теперь я полностью трезва и жизнь выглядит серой, скучной, не стоящей усилий. Депрессия это нормальное явление, говорят они, когда борешься с психологической зависимостью. Агрессия тоже. Если Рут может спровоцировать кого-либо, значит человек напротив не слишком уж и профи в своём деле, речь о медицинских сотрудниках конечно же. Мне списывают с рук любые выходки. Все эти белые халаты, но не мой величественный психотерапевт. Мне сложно описать то чувство, которое я к нему питаю. Со стороны, возможно, можно решить, что это влюбленность, но нет. Здесь скорее привязанность к тому, кто сильнее, к тому, кто умеет принять, направить, кто действительно может помочь. Он совершенно особенный. Удивительный. Уникальный.
- Я искала человека, который обучит меня тому, чему я не смогу выучится самостоятельно методом без проб и ошибок. Не нравится - дверь там. Тебе компенсируют время, потраченное на мою персону в этот вечер.
Я не в настроении. У меня нет желания торговаться, более того упрашивать. Я никогда не просила, не умоляла сделать что-то ради меня, считая, что сами всё дадут. И так действительно происходило и происходит. И не этот вычесанный юрист станет золотым исключением из правил. Не тут то было.

+1

5

Как любой адвокат, Кристиан разбивает всех своих клиентов на типажи, чтобы проще было настраиваться на общий ритм работы, корректируя взаимодействие по мере уточнения некоторых личностных моментов. И, как любого адвоката, некоторые типажи клиентов его раздражают больше других, отчего порой приходится призывать на помощь весь свой профессионализм и искусство надевать различные маски в различных ситуациях, чтобы, вопреки всему, привести их корабль сотрудничества с дырами в обшивке до берега успеха. Ведь ему так мало сражений с внешними обстоятельствами, вроде ратующих за торжество справедливости доблестных рыцарей правосудия, что вполне можно добавить немного битв со своим собственным клиентом, считающим, что знает все лучше человека, жизнь положившего на то, чтобы отточить свои юридические навыки. Почему бы и нет? Вот только как так получается, что комфортнее всего работать с закоренелыми, порой совершенно отбитыми преступниками? Пусть такие парни зачастую не особо отмечены меткой интеллектуалов, однако отлично понимают, зачем нужны адвокаты, особенно из той касты, к какой принадлежит Форд, и слушаются их беспрекословно. Прекрасные, чудесные дела, когда приходится иметь дело с какими-нибудь шестерками мафии, а не выскочками с чертовски огромным самомнением.
Эта клиентка сейчас очень сильно напоминает ему самый нелюбимый типаж: избалованный ребенок, чей родитель плотно связан с криминалом и с радостью расчленит любого, из-за кого его чадо, обычно представляющее из себя кусок биологического мусора, будет грустить. Ведь так удобно выделываться и кидать понты, когда за тобой стоит тот, с чьим мнением приходится считаться. Конечно, насколько успевает выяснить до своего прибытия в Данию, та, кто представляется, как Рут, не является дочкой какого-нибудь работорговца или типа того, однако ее гонор и поведение мало чем отличается от тех, у кого папочка занимается нелегальной перевозкой трудовых рабов через океан в огромных контейнерах: никакого желания вслушиваться в чужие слова, тотальная зацикленность на себе, самоуверенность, подкрепленная каким-нибудь раздутым эго — и ради этого он приезжает в чертову скучную Данию из Штатов? Как она вообще собирается хоть чему-то учиться у него, если даже не способна верно интерпретировать сказанные им слова? Для того, чтобы подавить желание ударить себя по лбу ладонью и, развернувшись, выйти из кабинета, его удерживает профессионализм и нежелание отказываться от договоренностей, на которые подписался. Даже если эта дамочка будет вести себя, как зазнавшаяся представительница "золотой молодежи". В конце концов, он видал и куда более худшие экземпляры. Как минимум один парниша-наркоман из северного Лондона, случайно пристреливший своего друга, а потом истеривший и распускающий сопли по поводу и без точно был хуже. Так что Форд делает глубокий вздох, оставляя дежурную улыбку на своем лице, не забывая отметить для себя факт принятия ею таблеток сразу после срабатывания напоминания на наручных часах. Таймер? Необходимо принимать таблетки в конкретное время? Антибиотики или что поинтереснее?
— Поскольку Вы не поняли меня с первого раза, давайте попробуем заново, Рут, — говорит спокойно, размеренно, как будто зачитывает доклад с трибуны перед толпой: он привык быть на виду, привык использовать свою поставленную речь с мягким британским акцентом как в зале суда во время обращения к судье и присяжным, так и в более банальных, практически повседневных моментах. В конце концов, разве не долг частного преподавателя повторять столько раз, сколько потребуется, чтобы даже идиот все понял. Вопрос в том, насколько идиот перед ним? Не хочется застревать в этом сонном городе дольше, чем рассчитывал. Впрочем, если вдруг неожиданно перед ним окажется гений, вряд ли это поможет отмыться от клейма, что Кристиан уже успел на нее налепить: всегда был щепетилен в отношении к людям, которые умудрились его выбесить. — Я не говорил о том, что меня не устраивают условия: если бы это было не так, я бы занялся более интересными делами, а не приезжал сюда, преодолевая Атлантику. Я лишь уведомил Вас о своей компетенции, чтобы Вы поняли, что я не даю гарантий об успехе обучения, поскольку у меня нет опыта в репетиторстве. Я отлично выполняю работу юриста, но не могу обещать, что с таким же блеском справлюсь с объяснениями нюансов этой работы. Это риск, о котором я обязан Вас предупредить. А теперь, когда, я надеюсь, ситуация стала для Вас более понятной, Вы примете данный риск и покажете мне документы или я воспользуюсь вон той, — показывает на выход, куда только что показывала она, — дверью, оставляя Вас с необходимостью искать человека, который так же сведущ в юриспруденции, как и я, но ко всему прочему обладает более внушительным педагогическим опытом? — выжидающе смотрит на клиентку, думая о том, что больше не станет работать с тем человеком, который устроил его работу с этой женщиной: ему достаточно детского сада по месту жительства, чтобы еще выезжать за пределы страны ради работы нянькой с малолетними детишками. — Не стесняйся переспрашивать: я повторю при необходимости.
[NIC]Christian Ford[/NIC][STA]i`m little dysfunctional[/STA][AVA]https://imgur.com/mMfxtC6.gif[/AVA][LZ1]КРИСТИАН ФОРД, 38 y.o.
profession: юрист по уголовному
праву[/LZ1][SGN]ROLL OVER AND TELL ME
https://imgur.com/3PTLCey.gif https://imgur.com/Hd4oF6K.gif https://imgur.com/7WV3xJN.gif
IS THE DEVIL IN YOUR BED?
[/SGN]

Отредактировано Rebecca Moreau (2020-08-29 17:05:28)

+1

6

Я смотрю на его оттренерованную улыбку и меня тошнит. Реальное физическое ощущение, подпирающее вверх к глотке. Я терпеть не могу фальш, словно она заложена на подкормке сигналом аллергии и вот вот распухнет язык, но ещё больше - фальшивых людей. Более того ненавижу, когда мне пытаются намазать на бутерброд эту идиотскую ложь, выдавая на чистую монету. Меня нервируют люди, что со всех сил держат марку, прикрывают настоящие эмоции условностями и лезут без мыла в зад. Кристиан вызывал неприкрытое раздражение - это оспоримый факт.
- При мне можно не улыбаться, если не хочется, мне оно не нужно, - чуть ли не фыркаю в него, - Слишком много лишнего и не нужного бла-бла-бла.
Да, я по прежнему терпеть не могу этот пусто треп, обилие речи. Пусть идёт на судовой процесс и заговаривает зубы там всем тем, кому это нужно и кто будет это жрать, словно похлёбку во время голода, а я до такой степени сыта всеми вашими речами, что если только могла отключила бы звук у этого радиоприемника.
- И мне плевать на то, сколько у тебя опыта в педагогике, - действительно плевать. Тоже мне сложность, подстроиться к его манере объяснять. Мне ли не уметь вникать. Это не так уж и сложно, куда сложнее найти толкового человека, у которого за плечами было бы хоть сколько знаний и который был бы готов хоть в какой форме их выдавать. Многие не хотят ничего рассказывать даже не потому что не участвовали, или не знают процесса, а потому что боятся конкуренции, боятся потерять свою значимость, свою уникальность, свой вес. Потому что знания кормят их, а если же эти знания в полном объеме передать кому-то, кто может оказаться умнее, смышлёнее, коварнее, хитрее. Возьмёт да и урвет себе тот кусок, что раньше в полном объеме был у них.
- Это, - я поднимаюсь на свои две, пальцами провожу по увесистой стопке, - Годовая финансовая отчётность за предыдущие периоды. Я её изучила. Какие то очевидные оплошности в сокрытии необходимых сумм нашла, как и то, почему не удалось достаточно ужать размеры прибыли. Но всё равно есть ряд черных пятен. Я отметила их стикерами. А это уже моя работа.
Пальцем указываю на отчёт за последний год. Не скажу, что дался мне он с легкостью. Это было сложно и нервно, но явный плюс от работы состоял в том, что она здорово отвлекает от прочих проблем. Погружаешься в рутину, выстраиваешь из неё определенного рода зону комфорта и ныряешь в неё как можно чаще. И уже не так уж и сильно колышет тебя групповая терапия. Можно отключить своё внимание от разговоров всех этих психов и размышлять о том куда в апреле 2016го улетело три миллиона, и почему я совершенно не могу понять схему, которую провернули. Нужно копать глубоко, до самого дна рыть, ведь пока не поймёшь логику, не увидишь реальную картину.
- Его нужно будет полностью проверить и прошерстить особенно внимательно, потому что после первого раза нужна подстраховка. Вокруг, всё, что ты видишь по коробкам - первичка, договора, инвойсы и прочее-прочее-прочее за последних три года. Каждая бумажка систематизирована лично мной, сложено по хронологии и логичной наполняющей, потому по итогу они должны лежать в том же порядке, в котором сейчас. Вопросы я буду задавать по ходу дела, но для начала нужно, чтоб ты обработал массив данных. Как говорить о чем-то, если мы сейчас говорим на разных языках?
Мне плевать на то, какое у него может быть мнение обо мне. Если мнения других меня не интересуют, то этот кадр точно не исключение из правил. От таблеток кружится голова, виду стараюсь не подавать, практически успешно. На люблю показывать собственную слабость, в каком бы проявлении она не выражалась. Если открыть людям свои слабые стороны - ударят обязательно туда.
- Вопросы изначально будут возникать у тебя, так что можешь не стесняться спрашивать, или переспрашивать. Я повторю при необходимости, - нарочно повторяю его слова.

+1

7

Это все начинает напоминать какую-то идиотскую детскую карусель, такую с яркими лошадками и слащавой музыкой на фоне, которые дико нравятся детям, но обычно совершенно вымораживают взрослых. Они ходят по кругу, присматриваясь друг к другу, щелкая зубами на пробу, скалясь, демонстрируя остроту клыков и намерений: посмотри-ка, кто здесь настоящий альфа, кому нужно подчиняться — древние обычаи в современной интерпретации. Подобные игры утомляют: каждый третий клиент предпочитает в первую же встречу надавить, указать на выделенное место, будто перед ним обыкновенный обслуживающий персонал наподобие официанта в дорогом ресторане или швейцара в отеле, чтобы через несколько минут рассказывать о своих проблемах и просить их решить с минимальными потерями. В такие моменты все их показное умение куда-то девается, почему-то, ведь если бы они сами могли решить свои неполадки с законом, то не стали бы обращаться к нему, разве не так? В такие моменты Кристиан думает, что должен быть выше этого, потому что именно это отличает профессионала от обывателя: умение работать в любых условиях, при разных исходных данных и все равно достигать поставленной цели, а свой профессионализм ценит даже больше, чем внешнюю привлекательность. Клиентка ершится, как раздраженный ежик, на что Форд, вопреки ее словам, продолжает дежурно резиново улыбаться, даже не думая отвечать на очередную порцию чужого высокомерного раздражения, но думая о том, что у ежиков, несмотря на острые колючки, есть мягкое розовое пузико, незащищенное, слабое — у всех есть такое пузико /это один из главных законов всех мирозданий, усвоенный им еще в детстве/, и главное уметь до него добраться. Интересно, что является пузиком у нее? Куда стоит надавить, чтобы полезло алое, сочащееся свежей кровью нутро? На что можно нажать, что нужно проткнуть ножом, чтобы с нее слетела вся эта шелуха из надменности и жажды показать, какая вся важная и занятая, что едва ли может найти время, чтобы выслушать того, кого ради нее выцепили из Америки и притащили в эту Богом забытую старую Европу с ее скучными покрытыми забытьем улицами? Какие тайны хранит этот таймер на часах, заставляющий пить таблетки в строго определенное время и можно ли это знание использовать себе на пользу в случае необходимости? Даже если такая необходимость не наступит, ему нравится коллекционировать чужие секреты: небольшое хобби — уж точно не хуже коллекционирования фарфоровых статуэток пастушек, например.
Часть его готова выслушивать новую пафоса, который ее рот изрыгает с той же легкостью, с какой рвет первокурсника во время первой в жизни разгульной вечеринки студенческого братства с наркотиками и крепким алкоголем, потому это часть профессии: слушать любую глупость, какую только умудряются придумать клиенты, чтобы после начать сражаться не только с правосудием, но и с их твердолобостью, будто не адвокат, а высокооплачиваемый психотерапевт или священник. Ему это под силу, как твердит опыт, пусть это вовсе не означает, что является фанатом подобных разговоров. Но, кажется, бочка демонстративности временно пустеет /в нем нет ни капли иллюзий касательно того, что это надолго — судьба обычно не бывает настолько добра/, и она начинает говорить о деле: документы, о которых ведет речь, для Форда куда важнее ее самой и всех попыток выплюнуть как можно больше яда в его сторону, а потому слушает внимательно, пусть и выражение лица не меняется. Если ей не нравится его улыбочка, значит, не стоит от нее избавиться, по крайней мере пока. Конечно, экономическое право не основная его специальность, однако это специальность матери, когда пытающейся убедить сына заниматься экономическими преступлениями. Впрочем, эта затея изначально была обречена на провал: отец слишком сильно хотел наследника и имел больше авторитета, а потому специализация была выбрана, как того хотел Форд-старший. Кристиан не жаловался: убийцы нравились ему намного больше бесконечных цифр, но в последнем все-таки разбираться научился. Естественно, не для того, чтобы заниматься обучением самовлюбленных дамочек, но когда жизнь не подсовывала подлянок, чтобы, видимо, жилось не скучно.
— Det er veldig enkelt: ikke kast bort ordene dine på det tullet som kommer fra munnen din når du ikke snakker om jobb1, — со взглядом самого невинного ангела тихо, но чтобы она слышала, произносит Форд на норвежском в ответ на ее отдающую сарказмом ремарку о разговоре на разных языках /похоже, бочка демонстративности снова наполняется/: достаточно того, что он продолжает оставаться здесь, но раз их манера общения с самого начала даже не достигает уважительной нейтральности, то ему нет причин быть прилежным хорошим мальчиком. Но чем быстрее они начнут, тем быстрее отпадет необходимость наслаждаться сим обременительным обществом и унылым городом, а потому снимает пиджак, оставаясь в жилете и , аккуратно складывая его напополам и укладывая на подлокотник кресла. — В Ваших же интересах, чтобы я переспрашивал, а не строил из себя всезнайку, — говорит с небольшой тенью насмешки, закатывая рукава рубашки и поправляя воротник, чуть расслабляя галстук: процесс вряд ли получится быстрым, так что стоит с самого начала сделать его хотя бы физическим комфортным, раз уж вместо блаженного одиночества подбирается не самая приятная компания в его жизни. Берет часть документации из первой стойки, на которую она указала в первую очередь, несколько чистых листов, даже не спрашивая разрешения, а после усаживается на кресло, с нарочитой небрежностью, давно ставшей отрепетированной частью натуры, закидывая ногу на ногу / в его возрасте привычки становятся второй натурой, а потому порой даже не нужно притворяться манерным — это часть сущности/. И делает несколько пометок серебряным Parker на бумаге, вынутом жестом фокусника из внутреннего кармана пиджака, уже после беглого просмотра первой страницы: Кристиану нравится делать пометки ручкой или карандашом во время изучения материалов дела — думается быстрее и легче, если задействовать еще и механическую память. Улыбка сходит с его лица, будто никогда не улыбался дружелюбно, чуть слащаво, когда поднимает голову и смотрит на клиентку. — Есть еще что-то, что мне стоит знать, прежде чем я начну? — ему однозначно не терпится покончить со всем этим.


1 (норвеж.) Очень просто: не тратить слова на ту херню, что доносится из твоей пасти, когда говоришь не о работе.
[NIC]Christian Ford[/NIC][STA]i`m little dysfunctional[/STA][AVA]https://imgur.com/mMfxtC6.gif[/AVA][LZ1]КРИСТИАН ФОРД, 38 y.o.
profession: юрист по уголовному
праву[/LZ1][SGN]ROLL OVER AND TELL ME
https://imgur.com/3PTLCey.gif https://imgur.com/Hd4oF6K.gif https://imgur.com/7WV3xJN.gif
IS THE DEVIL IN YOUR BED?
[/SGN]

Отредактировано Rebecca Moreau (2020-09-04 17:58:29)

+1

8

Языки Скандинавии схожи между собой так же, как славянский говор. Я не смогла дословно перевести его норвежский, но суть фразы уловила, и имей я несколько иной склад характера, могла бы успешно предоставить Форду удовольствие от вскипевших эмоций. Но нет, этого не случилось. Боги, да это настолько маленький укол, что было бы чего заводится.
- Måske er det lettere for hr. Ford at kommunikere på dansk, da en sådan tendens er begyndt* - только и отвечаю, - Можешь приступать, у нас много работы.
Снова звенит этот чертов таймер, захлестывая меня волной дополнительного раздражения. Снова ритуал, который следует повторить. На сегодня останется только снотворное, которое следует принимать непосредственно перед сном и в напоминании оно явно не нуждается, ведь без таблетки уснуть затруднительно.
Я сижу в кресле, наблюдая за тем, как Крис переходит от страницы к странице, от документа к документу. Акт о тихом ненападении, когда дело касается работы вполне устраивает нас двоих. Мы по итогу просидели практически до утра. Ровно до тех пор, пока у него хватало концентрации. Я не пошла домой, оставшись спать в офисе на диване. Старые привычки позволяют не перебирать условиями комфорта или же дискомфорта. Главное, чтоб спина не мёрзла - одно из самого неприятного, что происходит, когда ночуешь где попало. Более, после того, как промёрзнешь, вылезает ещё кучу ненужных проблем. У меня по итогу было несколько часов для того, чтоб выспаться, привести себя в чувства и вновь осесть в ожидании Форда. Даже любопытно сколько времени у нас уйдет на то, чтоб разобраться во всём, что было критически важно и срочно? И сколько долгим по итогу окажется это малоприятное сотрудничество?
-февраль 2021-
Я подготовила всё, что только может и не может пригодится. Помимо документов, принесла даже свои мелкие записки, что касались непосредственно данного документооборота, но не являлись личными, имеющими хоть сколько ценные данные. Ни единой персональной наработки не подарю. Но стоит похвалить мою честность, ведь даже будучи злой и обиженной, я не собиралась обчистить счета, вывести деньги, и конечно же сделать это настолько проворно и чисто, что никаких официальных претензий не могло возникнуть. Зато, конечно же, могли бы возникнуть проблемы иного характера. Устранил бы меня Гвидо, если бы я его так нахально обокрала? Вероятно, что да, ведь вряд ли человек, имеющий такой достаток, готов простить столь жестокий обман, дать возможность подумать кому-то другому о том, что он может быть обманутым. Меня зарыли бы где-то в близ лежащем лесу, так, чтоб без имени и звания, чтоб никто не видел и не учуял. Пропала без вести.
Мне хотелось скорее перевернуть эту страницу, скорее распрощаться, написать эпилог и больше не возвращаться к истокам. Это прекрасный опыт, великолепная возможность научится тому, что умею, но пришла пора прощаться. Дороги должны разойтись в разные стороны, у каждого там впереди своя история, своя судьба, новые подвиги и свершения. Нужно не бояться отпускать людей, события, ситуации.
На подъездной дорожке тихий шорох от шин автомобиля. Четко в оговоренное время. Приятно иметь дело с пунктуальными людьми, даже если это Форд. Но любая личная антипатия меркнет на фоне того, что мне нужно провернуть. Дело требует разграничений на личное и рабочее.
- Не думала, что скажу хоть когда-то тебе нечто подобное, но я рада тебя видеть, - вместо приветствия выдаю ему, открывая дверь. Я всё так же в своем репертуаре не хватаюсь за официоз во внешнем виде. На мне спортивные штаны и футболка, принадлежащая Джо. Край её, для того, чтоб не болтался ниже задницы, я завязала в узел на уровне с резинкой широких штанов. Волосы завязаны в хвост, а те пряди, которые выбились из резинки, заправлены за уши. Я привычно шагаю босыми ногами, но гостю всё же предлагаю тапочки. Ганди, привыкший к тому, что у меня в дом постоянно кто-то приходит, с острым любопытством мчится к Кристиану. Я вовремя хватаю немаленького щеночка на руки, избегая тем самым недовольства от слюней по всему лицу Форда. Ганди слишком уж не расстраивается и тут же принимается облизывать меня.
- Фу, Ганди, будь приличным псом, что за невозможные проявления любви,- на слово фу щенок реагирует остро, понимая, что делает что-то не так, но пока что едва улавливает что именно. С Че было просто, он был взрослым, хитрым, умным и злым псом. И своих людей у него была я одна, да мой сын. Остальных либо терпел, либо не принимал вовсе. Но у Ганди совершенно иной нрав, возможно, потому что он ещё совсем зелёный и незрелый пёс.
- Работы, как обычно, невероятно много, но в этот раз мне совершенно не интересно во сколько ты оценишь свой труд. Я оплачу тот счёт, который выставишь, - направляемся в гостиную, где тут и там лежат бумаги, - Мне нужно избавится от Монтанелли, как он элемента моей жизни, а значит всё, что я вела для него должно вернуться ему. Мне же нужно выйти сухой из истории. Может быть кофе? Ночь будет длинной.

*Возможно, господину Форду легче общаться на датском языке, раз уж началась такая тенденция.

Отредактировано Ruth Oscar Hansen (2020-09-10 09:49:47)

+1

9

По работе ему приходится сталкиваться со множеством раздражающих личностей, что мало удивительно, поскольку раздражаться способен от любых мелочей, на которые многие люди не обратили бы и внимания, однако Кристиан никогда не был, как многие люди. Воспитанный в атмосфере необходимости быть особенным, стремился достигнуть этого понятия, как стремился стать достойным, и чем больше пытался, тем больше отдалялся от заветной цели. Ироничный парадокс. В любом случае, если бы не работал с теми, кто его бесит, пришлось бы ни с кем не работать, благо, терпения в делах профессиональных ему было не занимать. Рут, или как ее называли теперь, Элис была одним из тех людей, с которыми приходилось работать, несмотря на раздражение, потому что профессиональная и его личная материальная выгода от сотрудничества в целом перевешивали все остальные недостатки, как, например, ее любовь строить фразы так, будто владеет всем миром, а оттого имеет право отдавать любые приказы. Подобное поведение не удивительно, когда речь идет о людях, наделенных реальной властью, просто привыкших к тому, что все должны им подчиняться, ведь иначе могут заставить смотреть на свои внутренности того, кто им не нравится, но едва ли импонировало, когда речь шла о черном бухгалтере. Спасибо, что хоть весьма смышленном черном бухгалтере, потому что иначе все те часы, что провел с ней в тесном кабинете в их первые дни знакомства, превратились в бессмысленную пытку. Нет, отнюдь, Форд не мог умалять чужой профессионализм /в принципе не имел привычки недооценивать людей, каждый из которых в любой момент может стать недругом, потому что именно так работает этот мир, и тогда нужно быть настороже, чтобы не проиграть/: Хансен работала быстро и четко, а когда говорила исключительно о рабочих моментах, то даже была терпимой, однако это не значило, что личное отношение должно измениться. Кристиан в принципе не особо любил оправдывать людей тем, что они профессионалы в своем деле, используя это как повод относиться к ним лучше. Справедливости ради не требовал этого и по отношению к себе: его репутация достаточно говорила за него, чтобы пытаться понравиться всем, с кем приходится работать, если эти все не являются клиентами, само собой /последние склонны больше вредничать, не понимая, что тем самым только себе усложняют жизнь, когда адвокат им не нравится, пусть и знают, что он отлично умеет работать/. Но Рут не была его клиентом в привычном понимании того слова, так что еще со времен Копенгагена между установились весьма двоякие отношения: умение работать вместе, смешанное с вполне осязаемой неприязнью. Впрочем, все могло быть и хуже: например, Хансен могла бы быть адвокатом по бракоразводным процессам — вот уж действительно ниже какого уровня падать некуда.
Звонок Рут застает его в кабинете в офисе, где задерживается, несмотря на позднее время: его график не нормирован и определяется исключительно рабочей необходимостью — никогда не скупился ничем ради работы, предпочитая заниматься ею, а не саможалением в дизайнерской монохромной безликости собственных апартаментов в центре городе. Кристиан поджигает сигарету, которую достает губами из пачки Winsron Premier, пока слушает ее раздражающий тон в телефонной трубке с командирскими нотками, как ему кажется, а после зачем-то поджигает ароматическую свечу, стоящую на столе: ее притаскивает очередная секретарша, имя которой не запоминает так же принципиально, как не запоминает имена одноразовых любовников, со словами, что лаванда поможет расслабиться. Форд смотрит на светло-фиолетовый воск в стеклянной банке, принюхивается и задувает огонь, выкидывая свечу в мусорку. Какая хрень.
— Просто скажи, куда и во сколько мне подъехать: я освобожу для тебя местечко в графике, — вертит в руках серебряную зажигалку, закатывая глаза, но стараясь звучать выучено вежливо, оставляя саркастичные перепалки на личную встречу. Зная Рут, освобождать придется весь день, но, к счастью, в его расписании пока нет ничего достаточно срочного, особенно если успеет сегодня решить несколько срочных вопросов и проверить договор о неразглашении и согласии сторон для другого дела. Все-таки пока польза работы с ней перевешивает все негативные стороны, не стоит отказывать в помощи, за которую, тем более, собираются заплатить.
Зима в Калифорнии специфическая: в это время в Лондоне, как минимум, не вылезал бы из утепленного плаща или пальто, а здесь жарко в костюме-тройке, в котором ходит на работу даже летом, потому что считает неподобающим представляться клиентам в ином виде. Но Хансен — дело особое, так что снимает пиджак еще в машине, включая кондиционер, едва садится в салон: от жары ужасно хочется пить, а кожа начинает потеть. Мерзкое ощущение. Он выпивает половину бутылки минералки, потому что воды чертовски важный элемент, не дающий коже выглядеть сухой и морщинистой, и капает в глаза капли: засиделся на работе до ночи, отчего глаза чуть воспаленные, с лопнувшей сеткой красных капилляров. Впрочем, после вечеринок вид его бывает и хуже, но даже тогда капли и вода спасали положение. Рут, конечно, встречает его без какой-либо заботе о внешнем виде, на что давно уже не обращает внимание: каждый выбирает для себя, как стоит представать перед людьми. Себе бы он, конечно, такого не позволил, пусть держит светло-серый пиджак в руках. Скептически смотрит на беспокойного щенка в ее руках, похожего на собаку какой-то охотничьей породы: в них совершенно не разбирается, разбираться не хочет и в принципе рад, что не его лицо сейчас с отчаянным усердием покрывают слюнями. От того, что подобное могло произойти с ним, внутренне передергивает. Он не любит собак еще с далеких детских времен, когда пытался найти себе питомца, подбирая их на улицах, что уж точно никак не могли по достоинству оценить родители. Наверное, мать была права: в детстве он был действительно жалким, раз занимался такой глупостью, как таскал в дом дворняжек. Впрочем, она бы наверняка сказала то же самое о Фредди, если бы была с ним знакома. Некоторые вещи никогда не меняются.
— Рада меня видеть? — отработанным жестом удивления /все его жесты отработаны, как роль актера театра в спектакле/ приподнимает брови, проходит в дом, стараясь не подходить к собаке близко, чтобы не получить в свой адрес порцию слюнтявых обласкиваний. — Ты точно собираешься говорить о передаче дел, а не о заметании следов в убийстве кого-нибудь? — даже не пытается скрыть сарказм, четко прослеживающийся в бархатном тоне. В заметании следов в убийстве он все еще понимал больше, чем в иных отраслях права, но, тем менее, продолжал помогать ей с различными экономическими заморочками. Кладет пиджак на спинку дивана, снова бросая взгляд на собаку. — Надеюсь, твой мохнатый друг не станет работать вместе с нами: я только недавно купил костюм, а с ним плохо сочетаются собаки, — с легким пренебрежением отзывается о четвероногом питомце, беря наугад бумаги из стопки поблизости, пробегаясь по содержимому листов глазами. — Мне стоит знать, во что я вмешиваюсь? — поднимает взгляд на Рут: пронзительный и острый, в котором нет показательной любезной бравады, но есть жестокость человека, чей моральный компас никогда не смотрел строго на север. Если в деле замешан Монтанелли, лучше лишний раз уточнить: уж кому, как не ему, знать, к чему порой могут привести игры в кошки-мышки с мафией, если не подготовишься к ним, как следует. — Вы расходитесь полюбовно или полетят головы? — снова возвращается к бумагам. — Просто хочу понять: надо ли мне будет предпринимать дополнительные меры безопасности, — в третий раз сменив город проживания, решает все же не лезть в дела мафии: и без них достаточно клиентов, готовых разориться, лишь бы не очутиться в тюрьме. — И кофе был бы кстати, благодарю. Любой подойдет, — настраивается на рабочий лад, а потому едва ли есть дело до того, что, содержащее кофеин, придется пить. — Никогда ты не мелочишься в вопросах работы. Или просто мне везет на твои крупные дела? — усмехается, усаживаясь на диван, не чувствуя скованности в незнакомом месте: никогда не отличался скромностью.
[NIC]Christian Ford[/NIC][STA]i`m little dysfunctional[/STA][AVA]https://imgur.com/mMfxtC6.gif[/AVA][LZ1]КРИСТИАН ФОРД, 38 y.o.
profession: юрист по уголовному
праву[/LZ1][SGN]ROLL OVER AND TELL ME
https://imgur.com/3PTLCey.gif https://imgur.com/Hd4oF6K.gif https://imgur.com/7WV3xJN.gif
IS THE DEVIL IN YOUR BED?
[/SGN]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » shut your dirty, dirty mouth


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC