внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
Джейн в очередной раз была в бешенстве. Сесть за руль в таком состоянии и настроении было огромной ошибкой, но об этом она будет думать потом... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 13°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » я наблюдаю, но не в силах остановить


я наблюдаю, но не в силах остановить

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

https://imgur.com/4C6ik9G.gif

https://imgur.com/2Wuq4sg.gif

Lorraine "Lo" Adams

&

Isaya Taylor

июль 2020. Сакраменто.

Я, конечно же, твой (не)слепой фанатик, наблюдать мне — год пятый уделом полон. У меня на счету твой каждый порез, выправка, стать, каждый штрих мне — чистый и сладкий солод. Угадай, о ком каждый чертов очерк, ты не знаешь, но это почти что больно; но в отличии от всех прочих, я на самой грани Стокгольма. Нездорово, мерзко, отчасти — жутко, можешь счесть за вариацию психопатий. Боготвóрить тебя как скульптор я привык. Отвыкнуть уже некстати.

[LZ1]ЛОРРЕЙН "ЛО" АДАМС, 29 y.o.
profession: администратор в борделе[/LZ1][NIC]Lorraine "Lo" Adams[/NIC][STA]i am your worst nightmare[/STA][AVA]https://imgur.com/OQKAgdz.gif[/AVA][SGN]hush he said
killing is sex
[/SGN]

Отредактировано Rebecca Moreau (2020-08-27 15:55:29)

+1

2

Колесики чемодана звонко катятся по тротуару в ритме со стуком тонких шпилек босоножек, обвивающих стопу и лодыжку пересечениями тонких черных ремешков. На самом-то деле ей не нужен чемодан: шмотки внутри, косметика, какая-то косметическая дрянь — без этого всего можно пережить, когда ты действительно в бегах, но когда тебе за тридцать, а не около двадцати, то приходится учитывать статус. Малолетки бегают по городу с мятой пачкой сигарет в кармане и парой мятых долларовых бумажек в чашечке бюстгальтера. Она когда-то была такой, однако приложила множество усилий для того, чтобы больше такой не быть, а значит, не обойтись без чемодана. Тем более что дело терпит. Это даже можно больше назвать перестраховкой: не вся клиентура борделя отличается чинностью и порядочностью /пожалуй, это в основном исключение, от которого начинается казаться, что такой образ — одна большая подстава от какого-нибудь отдела нравов ближайшего полицейского участка/. Так что Ло чеканит шаг, отточенным изящным движением отбрасывая назад темные тщательно уложенные и выпрямленные утюжком волосы. Утюжок тоже в чемодане. Кажется, возраст делает ее слишком зависимой от бытовых мелочей. Джинсовые шортики соблазнительно облегают зад, а свободного кроя белая майка болтается на теле, впрочем, открывая черное кружево бюстгальтера в разрезе, поверх которого висит множество цепочек и каких-то кулонов, болтающихся в районе пупка. Покрывает это все черная безрукавка длиной до середины бедра. Ладно, по крайне мере с возрастом не носит банальную скучную классику вроде юбок-карандаш или тесных офисных платьев, в которых становишься похожей на пенал для идеально заточенных карандашей. Да и в кармане все так же болтается мятая пачка Malboro. Есть вещи, которые не меняются никогда.
Если жизнь Ло чему-то и научила к возрасту Иисуса /достаточно ли она свята, чтобы воскреснуть после своей смерти? вопрос риторический — и так ясно, что нет/, то что слишком многое зависит от уверенности в себе. Делай вид, что имеешь на что-то право, и окружающие тоже поверят. Именно поэтому сейчас сверяется с навигатором, проверяя, а точно ли оказалась в нужном месте, чтобы после с видом постоянного жильца, вернувшегося из отпуска, буквально только что сошедшего с трапа самолета, пройти в дом, а после подняться на нужный этаж. Приспускает солнцезащитные очки вниз, рассматривая номера возле дверей. Фыркает, находя нужные. У каждой порядочной девочки в сумочке должна быть косметичка с кучей безумно важных вещиц. Ло девочка тоже порядочная, а потому в ее косметичке хранится небольшой набор отмычек: иногда регулярные встречи с клиентами приносили свои бонусы в ее жизнь. Например, один белый воротничок со стажем научил вскрывать замки. Пусть виртуозом взлома ее и нельзя было назвать после такого, однако после некоторых мучений замок поддается и дверь распахивается, открывая проход в обитель Исайи Тейлора — какую-то там относительно важную фигуру в наркобизнесе. Достаточно важная и одновременно неважная фигура на шахматной доске, чтобы иметь возможность воспользоваться его гостеприимством насильно, но при этом быть уверенной, что незваные гости в его доме появляются редко. Чемодан оставляет скромно стоять возле дивана в гостиной, по обивке которого проводит длинными, выкрашенными в черный цвет ноготками, царапая. Это место даже лучше того, что она может позволить себе сейчас, не то что могла позволить лет десять назад. Весьма неплохо. Подходит к зеркалу в ванной и поправляет мизинцем чуть смазавшуюся тушь, мастерски не задевая четко нарисованной стрелки: мастерство не пропьешь, даже если пытаешься.
Осматривает свое новое жилище взглядом хозяйки, будто где-то за спиной маячит риэлтор, ожидающий принятия решения о том, будет ли сниматься эта квартира или нужно будет поискать новые варианты. Ло мало интересует содержимое холодильника, но очень  волнует содержимое бара. Последние дни были весьма напряженными, а раз уж ей пришлось взять импровизированный отпуск из-за разозленного клиента, обещавшего ей лицо исполосовать, то зачем упускать такой отличный момент для отдыха? Берет текилу, ликер, добавляет к этому найденный в холодильнике лимон и лед. Встряхивает. Переливает в бокал, решив обойтись без соли, и заваливается на диван, изящно закинув ноги на спинку, чтобы каблуки иголками дикобраза смотрели вперед. Ло не то чтобы не рассматривает иные варианты, если вдруг по возвращении хозяин сего места будет чрезвычайно решительно настроен на ее уход, однако они ей не нравятся. Не такие комфортные. А потому нужно сделать все, чтобы остаться здесь. Хотя бы на несколько дней, пока не убедится, что опасность отсутствует. Опять же нельзя оставлять девочек одних надолго: кто знает, насколько грубого мудака пришлют поработать вместо нее, а она только начала создавать комфортные условия для своих подопечных.
Наконец слышится звук открываемой двери. Ло улыбается, но встает с дивана медленно, потягиваясь всем телом, не выпуская из рук бокал. На запястьях звенят тонкие браслеты-кольца при каждом движении рук. Она опирается плечом о косяк, удачно вытягивая вперед ноги, чтобы дать оценить их длину и стройность.
— Меня зовут Ло, помнишь? Мы познакомились в том баре, — делает глоток коктейля и соблазнительно облизывает алые губы, благодаря создателя ультра стойкой матовой помады за то, что та не размазывается от таких мелочей. Главное — это уверенность, потому ведет себя так, будто гость здесь этот недоумевающий милашка Тейлор, который зашел проведать свою старую знакомую. — Ло, как у Набокова: "Она была Ло, просто Ло". Я буду жить с тобой, зайчик. Сделать тебе коктейль? Или предпочитаешь что покрепче? — томно смотрит, взмахивая ресницами и делая еще один глоток.
[LZ1]ЛОРРЕЙН "ЛО" АДАМС, 33 y.o.
profession: администратор в борделе[/LZ1][NIC]Lorraine "Lo" Adams[/NIC][STA]i am your worst nightmare[/STA][AVA]https://imgur.com/OQKAgdz.gif[/AVA][SGN]hush he said
killing is sex
[/SGN]

Отредактировано Rebecca Moreau (2020-09-03 19:07:15)

+1

3

Официально - я заебался. Я не вывожу в таком темпе, плюс ко всему, чем больше я хочу охватить, тем больше проходит сквозь мои пальцы. Словно ловлю руками призрака, словно страшный сон, в котором я бегу со всех сил, но тем не менее стою на месте. Мне необходима передышка. Возможность схватить губами немного воздуха, осмотреться по сторонам. Если Баако когда-то ещё начнет столько нервничать, сколько он нервничал, доводя себя до инфаркта, я его просто придушу своими руками. Он кинул меня один на один со всем своим дерьмом, нерешёнными вопросами, своими женщинами, своими детьми, возложил на мои плечи необъятные вопросы бизнеса. Я злюсь. Я заслужено злюсь, хоть и адекватно осознаю, что ему уж точно не лучше, что он переживает, что отчётливо видит по моим кругам под глазами то, что не всё так сказочно и гладко, как я ему о том пою, когда прихожу в его палату. Я вчера уснул на кресле около его кровати - это неадекватно. Он отключил звук на моем телефоне, чтоб никто не будил, лишь бы у меня появился хоть какой-то лишний час на сон. И откровенно говоря, час то этот отнюдь не лишний. Смешанные чувства. Я злился на пропущенные, на то, что уже должен был быть у Эйми, но всё же был благодарен за этот короткий момент отдыха.
- Эйм, прости, я проспал! - выпаливаю сразу на пороге, в руке пакет со всем, что она просила купить для моего племянника. Если быть совсем уж откровенным, то выглядит она так же пожёвано, как и я. Мою руки, раскладываю всё барахло по местам и беру на руки маленького Тэйлора. Я научился менять подгузники и убаюкивать. Правда вместо классической колыбельной малыш засыпает под Тревиса Скотта, но это определенно к лучшему - музыкальный вкус следует воспитывать с рождения.
- У него колики, он почти всё время плачет, я эту ночь вообще не спала. У тебя будет пару часов на нас?
Я понимал. Я прекрасно понимал, что она справедливо хочет отдохнуть. Любая бы на её места хотела этого. К тому же это мой брат запал на шлюху и лишил своего сына полноценной семьи, а Эйми своей полноценной поддержки. Эта женщина так много терпела от Бакоса, что точно не заслуживает страдать в одиночку сейчас. Я киваю, да, конечно же ты можешь рассчитывать на меня столько, сколько будет нужно. Как показал опыт - я великолепная нянька.
Сэм должна уже вернуться со школы домой, я мчу к ней. Эта заноза в заднице - никогда не знаешь отмочит ли что-то. Хм, я чуть её не убил, когда она связались с дурной компанией и попала тем самым в перепалку за товар - первое знакомство с будущей приемной дочерью брата было так себе. Но в общем-то мы сейчас справляемся. Максимально не доставляем друг другу неудобств и весьма находим общий язык друг с другом. Сегодня она приготовила мне поесть. Нормальной домашней пищи. Сказать, что я охуел - не сказать ничего, но благодарен за этот акт доброй воли несомненно.
- В честь чего обед? Что ты натворила? - спрашиваю скорее в шутку, накручивая на вилку длинное спагетти. Но по её взгляду четко определяю, что попал в цель. Что-то она всё же натворила. Откладываю в сторону приборы, вытираю салфеткой губы. Ну нееет, неееет, ну, пожалуйста, боже или кто ты там сверху. Пусть она не влипла в полную дрянь, не залетела, не убила никого и не ограбила. Хотя убийство или ограбление в сравнении с возможностью залета наименьшее из зол.
- Только не говори, что ты залетела от какого-то придурка, - возмущённо фыркаю. Она швыряет в меня мокрым кухонным полотенцем.
- Значит так ты обо мне думаешь, да? Я! Я!! Я не сплю ни с кем, ясно? Вообще ни с кем и никогда, - недовольно скрещивает руки на груди, - Я собаку купила.
Та черт с ней, с собакой. Я выдыхаю и принимаюсь снова есть. Баако скорее всего посчитал бы, что заводить питомца слишком ответственно. Конечно, это же не детей себе разводить, дети ведь хуйня в сравнении с собакой, ага.
- Как назвала? Где прячешь?
Она удивляется тому, насколько просто всё прошло, бежит в ванную и выносит от туда щенка чау-чау. Он похож скорее на плюшевого медведя, нежели на собаку, но если она решила, что это ей нужно, то ради бога. В конце-концов на кусок мяса псинке будет, да и мелкая будет чем-то занята адекватным и безопасным. Она рассказывает о своем новом друге, я доедаю, даже мою за собой тарелку и убираюсь дальше по бесконечному круговороту дел.
В отличии от всех обычных смертных, у меня нет такого понятия, как нормированный график или вообще хоть какой-то график, а в силу последних обстоятельств я просто промолчу. Но все же ближе к часу ночи я добираюсь домой. Около входной двери осознаю, что кто-то у меня в квартире присутствует. Тут же пистолет наготове, резко открываю дверь, вижу перед собой не грабителя и даже не недруга. А так...просто девушку, с которой мы хорошо провел время, потом провел её, записал номер, но вряд ли собирался после хоть ещё раз перезвонить.
- В смысле блять жить? Ты какого хуя здесь забыла? - я возмущен! Я вполне себе имею право быть возмущенный в тот момент, когда в мой дом пробралась какая-то едва знакомая мадам. Я хлопаю за собой дверью и прячу пистолет. Нет, я не ждал гостей. Да я даже трахаться не хочу настолько сильно жизнь меня последнее время ебет. И если бы я и хотел расслабиться, то просто заплатил бы своей подруге за минет. Потому что как-то так уж всё. Мой взгляд натыкается на чемодан. И правда с вещами. От подобной наглости перехватывает дыхание. Я набираю полные лёгкие воздуха, а вместо того, чтоб что-то сказать хоть сколько вразумительное, громко выдыхаю.
- Я слишком устал, чтоб выяснять как ты вошла и почему решила, что имеешь на это право. Мне было с тобой весело и приятно провести время, но на этом всё. Не знаю и знать не хочу, что ты там выдумала, но забирай свой чемодан и давай, иди от сюда.
Она красивая, соблазнительная, даже горячая, но сейчас максимально неуместно это всё. И игры, какие бы она там не задумала, мне тоже до одного места. Телефон а моем кармане бесконечно вибрирует от сообщений и кажется, что я вот-вот взорвусь, выбросив его через окно.
- Я в душ, когда спущусь - видеть никого у себя дома не хочу, - раздражённо выдаю, проходя мимо и поднимаясь по ступенькам на второй этаж квартиры.
[NIC]Isaya Taylor[/NIC]
[STA]эндорфин[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/iP1OdGW.gif[/AVA]
[LZ1]ИСАЙЯ ТЭЙЛОР, 25 y.o.
profession: продавец счастья;
family: Baako, Aimee, Sam, Damon, Dan[/LZ1]

Отредактировано Ruth Oscar Hansen (2020-11-14 14:15:52)

+1

4

Сколько их было в ее жизни? Мужчин. Молодых и старых. Любящих, когда она заставляла их подчиняться, и любящих, когда она подчинялась им. Меняя личины и образа в стремлении угодить каждому клиенту, какой сама Ло была в реальности? Существовала ли на самом-то деле? С юных лет учившаяся под присмотром опытных шлюх и мамочки делать глубокий минет и без устали скакать на ком-то, тренируя мышцы влагалища с помощью упражнений кегеля и соблазнительно облизывать ярко-красную помаду на губах, не пачкая зубы, знала ли она, кем еще хочет быть, кроме как свободной? Была ли другая цель? Обычно подростки мечутся, выбирая жизненный путь, колледж, профессию, а она не металась: цель у нее все-таки была. Например, выбраться из чертового рабства, в которое с такой легкой отдал отец; накопить столько денег, чтобы получилось обеспечить себе старость в какой-нибудь небольшом городке возле океана, где никто не будет знать, кто и кем раньше была. И ради этой цели готова идти по головам, потому что никто не станет заботиться о тебе в этой жизни, если не позаботишься о себе сам — сакральная истина, которую приходится постигать откровенно рано. И уж точно ради этой цели ее совершенно не волнует, что там себе думает этот темнокожий мужчина из бара, с которым когда-то переспали при первом же знакомстве, потому что она уже все решила. И именно поэтому лишь усмехается в ответ на его слова, продолжая лениво делать глоток за глотком, стоя у стены, и снисходительно улыбаться, точно с ней разговаривает кто-то весьма умилительный, но чье мнение не имеет никакого значения.
Он весь такой нарочито грозный, но крайне нервный, как бывают нервными уставшие, забегавшиеся люди, и тени давней, тяжелой задумчивости на его лице только подтверждают верность ее предположений. Они сейчас похожи на двух бесенков, сидящих на чьем-то плече: веселый и злой. Веселый наслаждается коктейлем, не заморачиваясь по пустякам, а злой трясет пистолетом и недовольно зыркает. Умора да и только. Складывающаяся ситуация и правда кажется крайне забавной: она в принципе старается не напрягаться без существенного повода. Когда видишь в свой жизни некоторое дерьмо, когда окунаешься в него с головой, остается не так много вещей, которые могут причинить существенные неприятности. Впрочем, возможно это смирение или равнодушие: все рано или поздно приедается, прекращая причинять боль, а человек, как известно, отлично умеет приспосабливаться к различным обстоятельствам. В любом случае сдаваться так сразу и говорить "я выхожу из игры" Адамс не собирается — не в ее стиле.
— Полагаю, котик, это значит, что ты предпочтешь что-нибудь покрепче, — делает вывод, не обращая внимание на приказ убираться из квартиры: ей толком некуда идти, а этот парень явно может постоять за себя — вон как заскочил с пистолетом наизготовку. Может, сможет постоять и за нее? Признаться, ее жизнь бы значительно упростилась, если бы кто-то, подобный Исайе, поговорил со взбешенным клиентом, намекнув, что не в его интересах развивать конфликт и дальше. Думая, что это отличная идея, Ло возвращается обратно к мини-бару, отрешенно салютую уходящему на второй этаж хозяину квартиры, мол, иди, я тут и без тебя разберусь, что мне делать. Чуйка подсказывает ей, что сейчас нужно всего лишь немного поднажать, чтобы добиться желаемого, а чуйка редко ее подводит: по крайней мере в том, что касалось клиентов, подсказывала верно.
Из коллекции алкоголя выбирает виски, который в свете ламп переливается золотым и коричневым, когда с лишком наливает его в пузатый стакан, чтобы немного притупить чужое осознание реальности. Алкоголь в принципе способен сделать эту жизнь лучше, если соблюдать меру, потому что иначе может получиться лишь потерять контроль, а это не то, что выгодно в ее положении и без того зависимом от множества обстоятельств. Сверху начинает доноситься шум воды, и Ло, поправив воротник безрукавки, хотя тот в этом и не нуждался, залпом допивает свой коктейль и скидывает с себя одежду вплоть до нижнего белья, оставляя лежать неаккуратной кучкой на полу, снимая босоножки, но оставляя цепочки и браслеты. Украшения гремят и звенят, сталкиваясь друг с другом, когда она, держа в руке бокал с виски, поднимается на второй этаж, ведомая звуками льющейся воды. Открывает дверь в ванную, входя без приглашения, потому что уже сама себя прописала в этом жилище, так какой смысл мелочиться и строить из себя приличную девочку? Тем более что такой никогда не была, если, конечно, это только не было пожеланием клиента /но что такое пожелание клиента? всего лишь игра, фикция, не приближающая ее к отыгрываемому образу ни на йоту/.
— Виски? — в ее голосе появляется низкая, бархатистая хрипотца, какая бывает у тех, кто много курит, которая многим из ее клиентов казалась соблазнительной. Ло открывает дверь душевой кабины, не заботясь о том, что на нее и пол падают брызги воды. Смело заходит внутрь, но оставляя руку со стаканом снаружи, чтобы случайно не разбавить напиток, для чего приходится изгибаться в талии. Пальчиками же свободной руки гладит влажную грудь Исайи, игриво обводя контур сосков, а после облизывает палец, томно смотря ему в глаза. — Мне показалось, что ты слишком напряженный. Я могу с этим помочь, зайчик, — после этих слов с многозначительной пошлостью облизывает губы, продолжая гипнотизировать его взглядом.
[LZ1]ЛОРРЕЙН "ЛО" АДАМС, 33 y.o.
profession: администратор в борделе[/LZ1][NIC]Lorraine "Lo" Adams[/NIC][STA]i am your worst nightmare[/STA][AVA]https://imgur.com/OQKAgdz.gif[/AVA][SGN]hush he said
killing is sex
[/SGN]

0

5

Поднимаюсь по ступенькам, оставляя незваную гостью у себя за спиной. Четко и достаточно громко произношу "музыка", система умного дома реагирует на мой голос, включая на фоне плейлист с того места, где он остановился в последний раз. Ловлю себя на мысли при этом, что уже давно у меня не было времени для того, чтоб музыкой наслаждаться, просто расслабляться под неё, выпивать, играть в плэй стейшн и попросту лениться. В довесок к этому - непонятно когда вообще я смогу расслабиться, потому что сейчас моя жизнь похожа на езду на велосипеде, который горит, и я горю, и поливают меня вместо воды керосином. Так себе ощущения. Пульсирующая боль в висках. Хочется сделать дорожку для того, чтоб сбавить стресс на ноль, но держу себя в руках. Правило, с которым мы с Баако живем - никогда не употреблять то, чем мы торгуем, как бы там и что в голову не било. Ничего быстрого, никакого допинга. Из наркотиков только марихуана и то, лишь потому что она действительно способна расслабить. Думается, что после душа забью косяк для того, чтоб уснуть без задних ног и до самого утра. В конце концов могут же все обойтись без меня хотя бы семь сраных часов, хотя бы минимально.
В какую-то секунду вместо озлобленности и раздражения в голову закрадывается совершенно идиотская мысль о том, что возможно ничего дурного та девушка внизу себе не придумала, может у неё отчаянное положение? Сразу же отмахиваюсь, видя в подобном ходе мышления своего брата, а брат мой, насколько мы все не забыли, вообще лежит с инфарктом. Благодетель его не привел к лику святых, хоть и был весьма близок. Я итак сейчас стараюсь помочь всем и каждому, при этом держу лицо, словно всё под контролем. А ещё немного и под контролем нихера не будет. Я выдохся, как старый парфюм, что был слишком долго открытым. Да и вообще мне чужда эта вселенская помощь всем. Чууууждо. Я привык думать о себе, всегда о себе, всегда для себя, для своих желаний, своего комфорта. Это Бакс любитель каждому обездоленному помочь хлебом, а каждой страждущей членом.
Горячий душ вместо того, чтоб освежить, естественно лишь расслабляет. Белый туман молочной пенкой заполняет ванную комнату. На фоне саундтреком звучит You get the bag and fumble it, I get the bag and flip it and tumble it (yeah!!), я подпеваю, зная слова наизусть, совершенно не задумываясь и не замечая того, как вторую треку. Не замечаю, как рыжая входит ко мне, едва уловимым хлопком закрывает за собой входную дверь. После резко открывает дверь душевой кабины, я дергаюсь, понимая, что я блять без пистолета даже. С такими сюрпризами совсем запаранойюсь и начну носить оружие даже под воду.
- Блять, ты что вытворяешь? - с возмущением оборачиваюсь на неё, пока та нагло забирается ко мне в душевую. Скорее всего расчет был на то, что я сменю гнев на милость, поддамся её эдаким чарам и мы всё загладим. Вы прикалываетесь? Меня выводит подобная наглость. ПОДОБНАЯ НАГЛОСТЬ В МОЁМ ДОМЕ. Алло вообще. Я тут хозяин и я сказал убираться вон, что происходит, почему эта женщина позволяет себе всякое. Цепко хватаю её за руку чуть выше локтя, делаю шаг так, чтоб мы вдвоем вышли из-под душа, второй рукой выключаю воду. На фоне всё так же играет хип-хоп, который резко и внезапно стал так же раздражать, как и нахальная особь напротив.
- Слушай, я сказал, чтоб ты уходила. Не несла мне виски, не предлагала трахаться, ничего. Если ты хочешь денег - назови цену за то время, которое мы провели тогда после бара, я заплачу и разойдемся по честному.
Вот почему я не люблю бесплатный секс с теми, кто является только лишь мимолетным эпизодом. Можешь быть понятым совершенно не так. Обматываю себя полотенцем. Думается, что скорее всего обидел её фразой о деньгах.
- Ладно, не обращай внимания, я просто вне настроения, - протягиваю ей второе банное с полки, - Обмотайся, ты вся мокрая. Начнем с начала. Почему ты вдруг решила, что можешь вот так вот ворваться в мой дом еще и с чемоданами? МУЗЫКА!
Повторяю в конце громко для того, чтоб аудиосистема заткнулась со своей максимальной неуместностью. Вообще всё происходящее похоже на абсурд чистой воды.
[NIC]Isaya Taylor[/NIC]
[STA]эндорфин[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/iP1OdGW.gif[/AVA]
[LZ1]ИСАЙЯ ТЭЙЛОР, 25 y.o.
profession: продавец счастья;
family: Baako, Aimee, Sam, Damon, Dan[/LZ1]

Отредактировано Ruth Oscar Hansen (2020-11-14 14:16:03)

+1

6

Чужое возмущение будто бы проходит мимо нее, как пролетающая рядом бабочка, которая даже краем крылышка не касается щеки. Ло не обращает на это никакого внимания, продолжая гипнотизировать мужчину взглядом, точно не женщина, а королевская кобра, готовая напасть, пусть пока и всего лишь присматривается, пытаясь подгадать наиболее выгодный момент. Ее настойчивость сходна с монолитным куском гранита: не так просто сдвинуть с места, а терпение похоже на воду: рано или поздно добьется своего, даже если придется повторять одно и то же раз за разом, пока оппоненту не надоест бодаться и он не придет к выводу, что принять чужие условия будет проще и быстрее. И экономнее для нервов. Так что смотрит с мягким скепсисом на поведение мужчины, раздражение и явную огнеопасность характера, зная то, что до его понимания никак не дойдет: он уже проиграл. Заведомо, еще до того момента, как ее проворные пальчики вскрыли дверной замок, а каблучки туфель застучали по дорогому ламинату. Осталось заставить его понять этот простой факт.
— Я всего лишь предложила помочь сбросить напряжение, котик, — отвечает твердо и терпеливо, как если бы была учителем, разговаривающим с не самым умным учеником в классе, у которого никак не получается понять тему занятия, отчего ей приходится снова и снова повторять сказанное ранее. В глубине зрачков сталкиваются кубики льда, похожие на те, что обычно сталкиваются в бокале с выпивкой, несмотря на общую мягкость взгляда и бархатистость голоса. Ло облизывает губы, задевая языком попавшие на них капли воды после пародии на принятие душа, из которого ее выталкивают достаточно грубо, хотя некоторые клиенты вели себя с ней куда жестче, — нужно что-то более существенное, чтобы от нее избавиться.  Еще одна вещь, которую он никак не может понять. Кажется, ей предстоит много, очень много работы по части преподавания жизненных уроков в области общения с ней. — И если бы я хотела получить с тебя деньги за секс, озвучила бы прайс сразу, а то вдруг у тебя не оказалось бы достаточно наличных под рукой, — голос звучит по-прежнему спокойно и чуть скучающе, точно этот разговор уже приелся своей бессмысленностью. Пожалуй, отчасти оно так и есть: бесполезная трата времени на попытки смириться с фактом ее соседства на ближайшие дни, а ведь могли бы провести его хотя бы с пользой /Ло умеет быть благодарной к тем, кто оказывает ей услуги, используя все ресурсы и опыт, коими располагает/. Браслеты на запястьях сталкиваются и тихо звенят, когда она ставит бокал с нетронутым виски на раковину и протягивает руку, чтобы забрать у него любезно поданное полотенце, которым обматывается, небрежно заправляя уголок в ложбинку между грудей. Поправляет волосы, чтобы те соблазнительными локонами рассыпались по спине и немного по плечам, не гнушаясь использовать собственную сексуальность на пользу достижения поставленных целей. Чуть наклоняет голову вбок, слушая его с мирным равнодушием в ожидании, когда закончит высказываться. Мужчины любят считать, что все решают и оставляют за собой последнее слово. Любят чувствовать власть. Ей интересно, насколько эти качества присущи и Исайе? Или в случае с ним нужно давить на другие болевые точки?
Снова сокращает расстояние между ними, подходя почти вплотную и поднимая на него взгляд, где будто сосредоточена вся невинная развратность мира вкупе с чем-то грустным и смиренным. — Потому что, зайчонок, мы недостаточно хорошо знакомы, чтобы кто-то думал искать меня в твоем доме, но при этом ты иррационально внушаешь мне доверие, — отвечает тихо и практически правдиво, если убрать излишнюю ранимость, которую добавляет в свой образ, когда жмется к нему, укладывая ладонь на грудные мышцы, как желая спрятаться в объятиях из этих сильных рук, способных защитить от любой опасности. Ло заглядывает ему в глаза снизу-вверх, и тени от ресниц падают на скулы, вытягиваясь, чуть дрожа. — Мне просто нужно несколько дней побыть там, где никто не найдет меня, и ты, мой милый котенок, показался самым лучшим вариантом, — легонько очерчивает кончиком пальца контур его нижней губы, после облизывая верхнюю фалангу, стараясь не разрывать зрительный контакт и практически не моргать. — Уверена, что мы сможем договориться, даже если ты не хочешь больше со мной трахаться или пить принесенный мною виски, — многозначительно ухмыляется, коротко похлопав его по щеке, а после отходит к раковине и, взяв бокал с алкоголем, выпивает содержимое одним глотком, кокетливо морщась от того, как алкоголь обжигает рот: Ло больше любит коктейли, а не крепкое и не разбавленное. — Я совершенно тебя не стесню, зайчик, и с удобством устроюсь на диване в гостиной: он мне нравится почти так же сильно, как и ты. Ты ведь не выгонишь несчастную девушку на улицу да еще и на ночь глядя? Если что-нибудь неприятное случится, это тогда будет на твоей совести, — решительно тычет в его сторону указательным пальчиком. — Но тебе и правда стоит подумать о том, чтобы как-нибудь расслабиться: такой напряженный, что даже смотреть жалко. Я, кстати, неплохо делаю массаж. Хочешь?
[LZ1]ЛОРРЕЙН "ЛО" АДАМС, 33 y.o.
profession: администратор в борделе[/LZ1][NIC]Lorraine "Lo" Adams[/NIC][STA]i am your worst nightmare[/STA][AVA]https://imgur.com/OQKAgdz.gif[/AVA][SGN]hush he said
killing is sex
[/SGN]

0

7

Она приближается ко мне. Подкрадывается, словно хитрая кошка, для того, чтоб получить свой кусок вкусного мяса с этого стола. Только я не добыча, она ошиблась в просчетах. Меня не получится съесть, словно кусок жирного сочного стейка...кстати, кажется я проголодался, даже не смотря на то, что Сэм старалась меня накормить от и до. У неё и получилось, просто сколько там уже прошло с того момента? Я хочу еще. Нужно будет оформить доставку.

Она вплотную ко мне, нас прикрывает только два мокрых полотенца. И стоит признать, что она горяча. Её хочется трогать, сжимать в ладонях её грудь, задницу, водить по нежной коже, изучать. Целовать, впиться в пухлые губы, которые зазывают взять всё и прямо сейчас. Но этого не будет хотя бы потому что она на это рассчитывает. Я могу быть невероятно вредным и упёртым. Могу даже сделать себе на зло, лишь бы не доставить удовольствия кому в том, что пошел на поводу. Убираю мокрые пряди, налипшие на её лицо.

- Твоя интуиция тебя подвела. Я не тот, кому следует доверять, - если конечно же я не член твоей семьи, а с ней мы уж точно не родственники. Трахать сестер, пусть даже не родных по крови, это, опять же, у нас по части Баако. Я предпочитаю не усложнять себе жизнь тем, что сую свой член не туда. Вот уже передо мной следствие необдуманного поступка с быстрым трахом. Стоит да рассказывает, как она иррационально мне доверяет. Доверяет! Господи, малышка, то ты вообще знаешь о доверии, если ты доверяешь чернокожему барыге?

Я закусываю нижнюю губу после того, как она проводит по ней. Наблюдаю за тем, как по-хозяйски ходит по моей ванной. Типичная дама в беде выдает мне свою тяжкую драму и верит, что меня хоть каким-то образом должны цеплять её проблемы. Сразу же вспоминается диснеевский мультфильм про Геркулеса, да-да, та самая Мегара только в реалиях нынешней жизни.
- Я очень здорово умею договариваться со своей совестью, потому даже если ты выйдешь за мой порог и тебя тут же собьет грузовик, меня это едва сумеет затронуть, - отмахиваюсь от сладости её речи. Но, действительно, я не прогоню её сейчас на улицу. По крайней мере если уходит, то пусть уже утром. Я ж не совсем зверюга.

- Хочу заказать еды и покурить, если ты хочешь, можешь, так и быть, составить мне компанию, но только до утра, - тычу в неё пальцем, мол смотри мне, - Утром иди куда хочешь, твои проблемы не мои проблемы. Та и у меня слишком много хлопот сейчас.
Я удаляюсь в комнату, натягиваю на себя широкие спортивные штаны. Как-то с появлением денег у меня пропала та категория уличных вещей, который по своей изношенности переходили в категорию спорт зала, а потом домашних. Теперь если вещь износилась, я отправлял её на мусорник. Да, вот такая я сука, не забочусь о близких, не сдаю шмотки в убежища для бездомных. Мне насрать. Я думаю о себе и о своем комфорте. Сейчас для моего комфорта мне бы не помешал кусок мяса с картошкой фри и каким-нибудь острым соусом. Зависаю на какое-то время, сидя на краю кровати, пока в смартфоне выбираю меню. Благо, что мы все живем в ту эпоху, когда в любое время дня или ночи тебе привезут горячую готовую еду в абсолютно любой уголок.

Встаю, разминаю шею, подхожу к окну. Вид просто шикарный. Ради этого стоит впахивать. Ради всего того, что я имею и могу сейчас себе позволить стоит впахивать, стоит метаться, словно белка в колесе. Когда-нибудь около меня появиться еще и та, которой я буду класть к ногам всё большие и большие вершины, но пока что я один на высоте Олимпа наблюдаю за всей этой красотой.
Спускаюсь минут через десять вниз, предполагая, что этого было достаточно для того, чтоб одеться и вытереть волосы.

[float=right]Дел замутил сумарно у-у сколько,
но с людьми из многих дел.
Меньшая х*йня — неустойка,
в общем, так я и не полюбил их.
Я сидел в кругу с пацанами,
слушал все, что мне давно известно.
Я накупил золота, но я в нём один на районе,
и так не интересно.
Мне кричит в ухо несколько косарей рыл,
но мы взяли приставку,
и я бы просто играл и курил,
играл и курил...
[/float]- Я надеюсь, что ты ешь мясо, потому что веганского я не заказал ничего, а в холодильнике у меня нет ничего существенного. В доме сплошной алкоголь и конфеты, которые я практически не ем, - включаю телевизор, рандомно какой-то канал, который будет разговаривать на фоне и скрашивать обстановку двум практически незнакомым людям, - Тебя ведь Ло зовут, да? Если я запамятовал, исправь.

Подхожу к морозильнику, достаю себе от туда марихуану, начинаю нарезать для того, чтоб забить косяк. Монотонные действия, к которым привык давно. Это помогает расслабиться и снять стресс куда продуктивнее алкоголя, хоть и его тоже можно не исключать.
- Будешь? - киваю на травку, - Потому что даже если тебя это возмущает, то я всё равно буду. У меня кстати есть плэй стейшен и куча игр. Сечешь на что намекаю?
Не, ну, раз уж у меня есть компания, то почему бы и нет?

[NIC]Isaya Taylor[/NIC]
[STA]эндорфин[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/iP1OdGW.gif[/AVA]
[LZ1]ИСАЙЯ ТЭЙЛОР, 25 y.o.
profession: продавец счастья;
family: Baako, Aimee, Sam, Damon, Dan[/LZ1]

Отредактировано Ruth Oscar Hansen (2020-11-14 14:16:17)

+1

8

Усмешка тонет где-то внутри, не касаясь томно растянутых в полуулыбке губ, не отражаясь в глубине зрачков: Ло не доверяет никому с шестнадцати лет, и уж точно не может назвать доверием тот факт, что находится сейчас в этом доме. Просто это самый подходящий вариант на настоящий момент. Просто больше вероятность, что он станет ей помогать, если почувствует себя эдаким рыцарем, спасающим принцессу от злых и страшных драконов, которые поджидают за пределами этих стен, ожидая момента, чтобы сожрать вместе со всеми бесконечными кольцами, браслетами и цепочками. В итоге взмахивает ресницами медленно и чуть недоуменно, как если бы совсем не могла взять в толк, о чем он говорит, ведь если кому-то и доверять в этом мире, то только ему, даже если по всем сказочным канонам на принца не тянет ни при каких условиях. Впрочем, и шлюхи принцессами не бывают /даже бывшие/ — иллюзий касательно своего социального положения не питает, всего лишь скромно желая спокойной пенсии когда-нибудь в ближайшем будущем.
— Смерть от грузовика — не самое страшное, что может произойти, — произносит с оттенком смиренной грусти, продолжая ломать комедию в театре одного актера имени себя, практически веря в то, что действительно не может справиться ни с чем без чужой помощи /с чужой помощью просто удобнее и немного надежнее, если речь идет об угрозе от какого-то чокнутого мужика: слышала много подобных, а потому знает, что в этот раз все действительно серьезно/. Медленно накручивает на палец одну из цепочек, продолжая сверлить своего невольного спасителя взглядом, снова пряча усмешку, на этот раз самодовольную: там, где одна ночь, там неделя, а где неделя, там бесконечность — коли сдается сейчас, дальше ее выгнать будет практически невозможно. Уж приложит для этого все усилия и опыт в работе с противоположным полом. — Спасибо, что не гонишь прямо сейчас, зайчик. Я очень это ценю, — говорит тихо и проникновенно. Сейчас бы подошла ближе, взяла за руку, кротко сжимая пальцы, но Исайя уходит слишком быстро, точно сможет теперь от нее сбежать. Ло подходит к зеркалу, всматриваясь в ровность стрелок на веках и взбивая пальцами прическу, чуть подпорченную водой, но ставшею от этого более по-домашнему соблазнительной, а после подмигивает отражению одним глазом, только сейчас позволяя довольной, как у обожравшегося сметаной кота, ухмылке проступить на губах. Медленно да верно — резкие порывы все только испортят.
Ждет его возвращения внизу, сидя на спинке дивана и качая ногами, одетая все в те же джинсовые короткие шорты и белую просторную майку, открывающую вид на бюстгальтер. Жилетка, аккуратно сложенная, аккуратно висит на спинке рядом. Ловко спрыгивает, едва хозяин квартиры появляется рядом, гибкая и стройная, готовая обвиваться вокруг него змеей, и смотрит сквозь чуть опущенные ресницы: имитация скромности и неловкости от того, что навязывается ему. Снова начинает крутить цепочку на шее, надеясь столь незамысловатым жестом привлечь внимание к декольте, а заодно сделать вид, словно нервничает. Кусает нижнюю губу, прислоняясь плечом к стене, чтобы наиболее выгодно показать покатость бедер.
— Я непривередлива в еде, так что можешь заказывать то, что тебе хочется, — наблюдает за ним внимательно, точно по одним движениям пытается понять, в каком он настроении, что за личность и чего может желать от нее. — Ты все правильно запомнил, зайчик. Просто Ло, — одобрительно кивает, улыбаясь ласково, словно чертовски гордится таким важным достижением: запомнить имя той, с кем когда-то перепихнулся, и кто напомнил его сразу же при их новой встрече. — Вот только в играх я не сильна, но быстро обучаюсь. Расскажешь, что нужно делать, зайчонок? Я была не против отвлечься от своих проблем. Только от травки вынуждена отказаться, прости, котенок, но ты можешь делать все, что тебе захочется. Дурной опыт, вьетнамские флэшбеки, — витиевато, но не без изящества, размахивает кистью в воздухе, точно пытается изобразить пантомиму, которая бы описывала причину, по которым не употребляет наркотики, хотя она одна и банальна: видела, что те делают с людьми, и не хотела быть такой же.
На самом-то деле даже если вдруг на утро Исайя решит проявить небывалую твердость и вышвырнуть ее, Ло кажется, что и без того все идет отлично: они едят, играю в игру, название которой она даже не пытается запомнить, и в комнате сладковато-приторно пахнет травой, что, видимо, все равно действует и на нее, пусть не делает ни единой затяжки. Ло сидит, по-турецки скрестив ноги, и лишь смеется, когда в очередной раз проигрывает, с наигранным расстройством откидывая джойстик в сторону, чтобы взять еще картошки фри, обмакнуть ее соус и набить рот, медленно облизывая жирные пальцы, старательно вылизывая фаланги, параллельно бросая кокетливые взгляды в его сторону. — Боже, я безнадежна, — вздыхает после очередного поражения, одним плавным движением отбрасывая волосы назад за спину, а после облизывает губы, разворачиваясь корпусом к мужчине. — Если бы мы играли на деньги или, например, на желания, мне бы, наверное, пришлось перейти к тебе в пожизненное рабство, чтобы оплатит все долги, — чуть надувает губки, но тут же смеется, опираясь ладонями, выставленными перед собой, на диван, и наклоняясь еще ближе к Исайе, не оставляя тому ни шанса на то, чтобы проигнорировать глубину декольте. — Интересно, а какое бы ты желание загадал, если бы мы играли на них?
[LZ1]ЛОРРЕЙН "ЛО" АДАМС, 33 y.o.
profession: администратор в борделе[/LZ1][NIC]Lorraine "Lo" Adams[/NIC][STA]i am your worst nightmare[/STA][AVA]https://imgur.com/OQKAgdz.gif[/AVA][SGN]hush he said
killing is sex
[/SGN]

+1

9

я красавчик

https://i.imgur.com/4h5arVT.jpg

Собственно я не настаиваю на том, чтоб она курила вместе со мной. Даже если врёт о дурном опыте в прошлом, её можно понять  той стороны, что она дома у непонятного типа и мало ли что этому типу стрельнет в голове. Я не о сексе вообще веду речь. Что если я поехавший придурок с садистскими замашками, или решу выбросить её из окна. Лететь ой высоко получится. Та много чего можно себе напридумать, если заморочиться. Потому только лишь пожимаю плечами, мол, как хочешь. Нарезаю себе ядрёно пахнущую шишку. По кухне расходится характерный запах ели и мороза. Едкий, специфический, ни с чем невозможно спутать. Хорошая шишка пахнет действительно хорошо. Она сухая, в ней нет семечек, она белеется выступающим по листочкам каннабисом. Подношу плод к носу, словно это самый вкусный стейк из всех возможных. Даже прикрываю глаза, вдыхая аромат. Скручиваю себе пару косяков, прячу всё остальное обратно на место.

Шорхаю зажигалкой, создаю пламя, делаю тягу. Меня давно уже не прет так, как тех, кто не курит или же курит редко, это скорее способ расслабиться, вернуть себя в спокойное уравновешенное состояние, отвлечься и хорошо ночью спать. Уже давно нет этого шара тепла в области желудка, которое расходится по каждой клеточке тела, согревает, заставляет улыбаться. Взгляд туманиться, но стоит сфокусироваться на чем-то, как это дело завлекает с головой, ты не реагируешь ни на что другое.

Вручаю джойстик девушке, объясняю несложные правила. Вот эта кнопка отвечает за это, а вот эта за другое. Предлагаю ей длинный список во что бы поиграть. У меня действительно широкая коллекция игрушек на все случаи жизни. Мы включаем шутер, потом гоночки, потом ударяемся в классику - мортал комбат.

- Ты мне поддаешься, - смеюсь я, когда в очередной раз она проигрывает. Практически на сто процентов уверен, что даже в таком незначительном моменте она юлит, пытается подстроится. Но меня не слишком это беспокоит. Какая разница, ведь игрушки лишь способ как-то отвлекаться, разбавлять досуг, разгружать мозг. Спустя двадцать минут нам привезли еду. Достаточно для того, чтоб я проголодался так, что сводит желудок. Еда вкуснее после того, как покурил, зря Ло отказалась. Я приношу нам нормальные приборы для того, чтоб разделываться со стейком, вместо тех пластиковых, что в наборе, при этом ем картошку фри руками и не беспокоюсь о строгости этикета.

На удивление легко и весело, я не напряжен от того, что она околачивается возле. Может быть мне действительно была нужна хоть какая-то компания на вечер, которая пусть и просит решить свои проблемы за мой счет, но косвенно. В какой-то момент всем вокруг стало быть нужно что-то от меня. Внимание, деньги, решение вопросов, совет, что угодно. Эйми хочет от меня поддержи, не получая её из необходимого источника, Сэм нуждается в моей опеке, ведь она всего лишь подросток, у которого нет родителей, для Баако я вовсе стал не только младшим братом, но и центром управление всем на свете. Так что на фоне всего этого просьба какой-то девушки о том, что остаться на диване в гостиной?

Мой взгляд скользит по её декольте, после поднимается к лицу, к её хитрым-хитрым глазам. Словно эта женщина украла у дьявола всю хитрость, уготовленную на десяток, а то и сотню других. Обаятельная, обольстительная, соблазнительная. Она точно знает свои сильные стороны, знает как себя показать, как играть, как манерничать. Таких женщин следует остерегаться, обходить стороной и не дай бог в подобную влюбиться. Это дорога в никуда, пропадёшь. Я не хотел растворяться в женщине хоть какой в принципе, и уж точно это не входит в мои планы на ближайшие энные года. Мне не до этого. Мне не до того, что тратить драгоценное время, отвлекаясь на то, что будет только мешать, отодвигать меня от возможных высот.

- Я не люблю загадывать желания, - подаюсь к ней всем корпусом. Я не люблю загадывать желания, потому что я имею то, что хочу, и получить могу то, что захочу. Если не в эту же секунду, то уж точно в каком-то обозримом будущем. Загадывать желания удел тех, кто не умеет действовать. Они для мечтателей и бездельников.
- У мня есть и будет всё, чего я только захочу, - протягиваю ладонь к её щеке, мягко касаюсь, гляжу большим пальцем, - А ты бы что загадала, если бы я тебе поддался?
Марихуана, сытый желудок и хорошее времяпровождение смягчаюсь острые углы, позволяют, будто после массажа, расслабиться, обмякнуть, создать ощущения спокойствия и безопасности. Все дела ждут до завтра, все проблемы ждут до завтра. Можно выдохнуть, пусть и на краткие моменты.
[NIC]Isaya Taylor[/NIC]
[STA]эндорфин[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/iP1OdGW.gif[/AVA]
[LZ1]ИСАЙЯ ТЭЙЛОР, 25 y.o.
profession: продавец счастья;
family: Baako, Aimee, Sam, Damon, Dan[/LZ1]

Отредактировано Ruth Oscar Hansen (2020-11-14 17:56:13)

+1

10

Ло смеется тихо и мелодично, как если бы была катастрофически пьяна, как если бы марихуана и ей вывернула мозги наизнанку, позволяя видеть окружающий мир в более теплых и красочных тонах. Вот только забыть себе о том, кто она и где, не дает, чтобы не распыляться, забывая о том, что пришла сюда не ради вкусного ужина и беззаботных игр в приставку — это приятное побочное действие, потому что никто же не утверждает, будто она не имеет права наслаждаться процессом. Вот только где-то там, за пределами этих стен, в знакомых ей местах куда больше опасности, чем обычно, и ей нужно бы вцепиться зубами/когтями в парня напротив, чтобы выторговать нечто более значимое, чем банальная ночевка на диване. Ло облизывает губы, чуть щурясь, как если бы пыталась разглядеть, о чем он думает.
— Какой ты серьезный, зайчик. Берет все, что захочет, — снова смеется, подаваясь вперед еще больше, к его ладони, к пальцам, что пока вполне невинно гладят ее по щеке. Она гибкая и кокетливая, как кошка, пришедшая по своей воле за хозяйской лаской, трущаяся о чужие ноги, подставляющаяся под поглаживания и почесывания. Почеши за ушком — услышишь мерное, бархатное мурчание. Почешешь? — Если бы ты мне поддался, котик, это было бы не честно и не заслуженно, — мягко и игриво укоряет, придвигаясь еще ближе и упираясь ладонями теперь не о диван, а о его ноги, точно это единственная точки опоры, которая ей известна сейчас и в обозримом будущем. — Но, пожалуй, я бы пожелала не выходить туда, где меня может сбить грузовик, хотя бы какое-то время. Мне бы хотелось еще немного пожить. Вполне естественное человеческое желание, ты так не думаешь, зайка? — поворачивает голову немного вбок, ловя пухлыми губами его большой палец. С лукавым взглядом легонько прикусывает верхнюю фалангу, придавливая зубами ногтевую пластину, точно не хочет дать возможности вырваться. Щекочет подушечку кончиком языка, а после заглатывает весь, облизывая и плотно обжимая его губами. Скользит ими вплоть до самой ладони, а после вверх, и снова вниз. Смотрит Исайе прямо в глаза, практически не моргая, но сжимая пальцы на чужие штанах весьма ощутимо, впиваясь в ткань ногтями, будто рассчитывая продрать ее и добраться до кожи.
В ее темнеющих глаза танцует целый отряд дьяволят, и Ло улыбается совершенно развратно, когда выпускает палец из плена собственного рта, а после нарочито медленно облизывает губы. Вся ее поза говорит о том, что сейчас была лишь пробная демонстрация, но он всегда может получить полную версию — нужно лишь попросить. В конце концов она ведь благодарная девочка, и отлично понимает, что за оказанные ей одолжения нужно платить, а у нее за все эти годы едва ли появилась более ценная валюта, чем опытное и сексуальное тело. Но у кого-то и такого нет, так что не ей плакаться.
Тянется к нему, трется носом о щеку, прогибаясь в пояснице и вставая на колени. Манящая и зовущая, вся словно бы на ладони, но с легким укором во взгляде, как если бы удивлялась, почему до сих пор не прижал ее к себе или не прижал весом своего тела к этому чертовому дивану — это ведь практически оскорбление до сих пор так не поступить. Дышит жарко в самое ухо, когда шепчет, почти касаясь губами ушной раковины, почти облизывая мочку и хрящ. — Ты же берешь все, что захочешь? Ты бы взял меня прямо сейчас? — и кусает его за мочку, а после резко отстраняется, не дожидаясь ответа, снова смеясь, но уже будто бы смущенно, зачесывая волосы назад пальцами, убирая непослушные пряди с лица. Качает головой сама себе, приваливаясь боком к спинке дивана и укладывая на нее висок. — Прости, котик, ты же ранее четко дал понять, что тебе совершенно не хочется со мной трахаться, — пожимает плечами, словно смиряясь с таким положением дел, потому что всякое ведь бывает, и ее голос хрипит чуть больше обычного, но Ло лишь снова тянется к картошке, запихивая сразу несколько соломинок себе в рот вместе с пальцами, которые тут же облизывает, берясь за отложенный джойстик, но пока лишь бездумно крутит его в руках, точно видит впервые и не представляет, для чего нужны все эти непонятные кнопочки. Сверлит Исайю взглядом, поправляя съехавшую лямку майки, а после прикрывает глаза. — Тогда в баре ты был более напористым. Мне понравилось, знаешь. Наверное, я поэтому тебя и запомнила.
[LZ1]ЛОРРЕЙН "ЛО" АДАМС, 33 y.o.
profession: администратор в борделе[/LZ1][NIC]Lorraine "Lo" Adams[/NIC][STA]i am your worst nightmare[/STA][AVA]https://imgur.com/OQKAgdz.gif[/AVA][SGN]hush he said
killing is sex
[/SGN]

Отредактировано Rebecca Moreau (2020-12-20 11:03:35)

+1

11

Она подается ко мне вперед, я не упираюсь, точно это не я совсем недавно пытался выставить её за дверь. И точно уверен в том, что буду себя корить эту мягкую податливость пластилина, будто в двадцать пять ненормально быть уязвимым, иметь плешь в системе безопасности или не поддаться красивой женщине. В Америке принято взрослеть рано, взрослеть быстро, взрослеть стремительно, так, чтоб к двадцати ты смог всё, а к тридцати еще больше. От того практически каждый первый висит на антидепрессантах, разбавляет их алкоголем и беспорядочными половыми связями. Люди не справляются с течением и тонут в пучине быстрой реки. И я тоже, пусть и с уверенным лицом, иногда не справляюсь. Потом мучаюсь от этого, обвиняю себя, упрекаю. Прячу бесконечный стресс за громким смехом и непрерывной речью.  Исайя Тейлор, Вы не имеете права на адвоката.

Каждый из нас - самый строгий судья, миллионы немых приговоров ежедневно. Удар молотка! Бах! Вот тебе зелёная миля до смертельного, ровно двадцать три шага, бой сердечного ритма по вискам взрывами торпед. Умер, утром воскрес в мучительном похмелье, но больно значит жив, может быть разбит немного. Тысяча и одна ошибка каждый день. Есть за что краснеть и о чём грустить. Всегда есть по чему тосковать. На три тысячи боёв лишь одна победа - вершина этого айсберга. И никто не знает скольких усилий следовали приложить для того, чтоб всё удалось. Никому и не интересно.

Когда куришь, хочется молчать. Конечно же после того, как успел посмеяться. Лень разговаривать, мысли удивительно громкие. Твоё сознание ведет диалог с тобой. Порой замолкаешь на долгие часы, если уж торкнуло слишком сильно. Со мной давно подобного не случалось, человек удивительно адаптивное существо. Когда куришь, хочется тактильных ощущений. Хочется трогать и чтоб трогали тебя. Хочется целовать до невозможности оторваться. Всё яркое, красочное, обострённое. Словно все праздники слились в один и этот день пришел сегодня.  И когда касается другого, будто отбираешь у него тепло. Оно током электрических разрядом проходит сквозь кожу, расходится метастазами по телу, по каждой клеточке. И именно в этот момент осознаешь, что каждый из нас только лишь вертикальный клочок из оголённых проводов. Ощущаешь своё тело иначе, каждый мускул, каждый сантиметр кожи. Напряжён или расслаблен? Закрываешь глаза, словно ешь нугу. Она вязкая, тянется, липнет к нёбу, прилипает к зубам. Вкусно, но приторно и хочется шарить чем-то горьковатым, предпочтительно джином.

- Хитрая, - выдаю на её предположительное желание, -Ты хитрая-хитрая сучка. 
Она этого и не скрывает. Не скрывает тогда, когда прогибает спину, кусает и посасывает палец, когда умышлено дразнит, играет, ведет своим лисьим взглядом. Когда трется об меня и в этом совсем не оказываю сопротивления, более того у меня встаёт.  Сложно отрицать то, что она манит, что завлекает, точно Сирена, в свои вязкие сети, из которых не выбраться. Проситься, дабы моя рука залезла пальцами в её волосы, схватила крепко и не позволяла увернуться..как в прошлый раз. Но сейчас отстраняется. Так стрекоза в последний момент с цветка на цветок, стоит тебе только протянуть к ней широкую ладонь. Вроде бы схватил за хвост, а оказывается нет, снова мимо, только воздух мимо пальцев свистит.

- Тогда в баре, - я поддерживаю диалог, наблюдая за тем, как она жуёт картошку, - Я не был настолько заёбан. Ты выглядишь охуенно, просто жизнь меня трахает вот уже который день. Слишком много секса на квадратный сантиметр.
Упираюсь спиной в спинку дивана:
- Я пойду спать, если хочешь, можешь присоединиться ко мне, но если нет, то у меня есть гостевая комната, квартира большая, тебе незачем спать на диване, только если это не какой-то там твой персональный фетиш.
Пожимаю плечами. У каждого свои предпочтения и представления о комфорте и уюте. Мне для того, чтоб хорошенько выспаться, нужна широкая просторная кровать и желательно никого рядом. Привык спать один.
[NIC]Isaya Taylor[/NIC]
[STA]эндорфин[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/iP1OdGW.gif[/AVA]
[LZ1]ИСАЙЯ ТЭЙЛОР, 25 y.o.
profession: продавец счастья;
family: Baako, Aimee, Sam, Damon, Dan[/LZ1]

Отредактировано Ruth Oscar Hansen (2020-11-25 13:32:36)

+1

12

Годы практики заставили выучить, в каких ракурсах смотрится лучше всего, а за какой взмах ресницами клиент однозначно подкинет чуть больше чаевых, часть из которых можно без лишних зазрений совести прикарманить для персонального использования /в этой жизни каждый крутится, как может, чтобы урвать хоть несколько лишних крошек с общего барского стола, — в конце концов, у нее ведь есть места, на реализацию которой нужны деньги/. Вот и сейчас томно хлопает глазами, отлично представляя, как тень от умело приклеенных накладных ресниц ложится на щеки: прекрасная кукла — ухоженная и дорогая, о которой должен мечтать каждый мальчишка /когда годами была товаром, нельзя так просто перестать продавать себя, даже если с тобой в итоге расплачиваются возможностью переночевать в относительной безопасности вместо хрустящих долларовых банкнот/.
Тихий смешок срывается с пухлых губ, блестящих от жира, и Ло приоткрывает один глаз, вызывающе в выверенной медлительности движений поворачиваясь к парню. — Как много всего в этом мире завязано на сексе. Даже жизнь и так предпочитает трахать. Не так ли, зайчик? — в ее недофилософских рассуждениях едва ли найдется хоть капли жалости к чужой усталости: в этой жизни все так или иначе устают, и нет никакого прока в том, чтобы гладить по головке каждого встречного /если только не ради выгоды, но ради выгоды она уже пыталась провернуть с Исайей подобный трюк, встретив решительное непринятие данной тактики, а значит, вряд ли он принадлежит к числу тех людей, кто оценивает по достоинству такое отношение, — или просто их отношения не стали достаточно доверительными, чтобы можно было снять бронебойных панцирь, оголяя чувствительное нутро/. Слизывает с губ соль от картошки, и снова ресницы плавно взметаются вверх подобно крыльям экзотической птицы.
— У меня совсем другие фетиши, зайчик, — с глубоким эротическим подтекстом мурлычет, чтобы ее было слышно, наблюдая за тем, как он встает и уходит, теряясь где-то на вершине лестнице, как если бы его поглощала тьма. Сидит некоторое время на месте, давая ему возможность подготовиться ко сну и лечь в кровать, меланхолично рассматривая включенный экран телевизора, на котором застыло открытое меню заброшенной ими игры, не представляющей для нее никакого интереса по своей сути. Мысли в голове текут вяло и будто бы нехотя — проклятая травка, которой все равно надышалась, пока сидела рядом, — не то чтобы ей было привыкать поступаться принципами раз за разом, пока от них не останется ничего, кроме ничего не значащего пепла, даже если за отказ от употребления наркотиков продолжала держаться с иррациональной крепостью.
Ей бы отлично сошел диван, на самом-то деле, и фетиши здесь не причем: когда планка комфорта достаточно низко расположена, то отлично получается довольствоваться малым, если обстоятельства к тому располагают. Вот только она приходит в этот дом не для того, чтобы довольствоваться малым, но чтобы забрать так много, как только сможет унести в своих обманчиво хрупких женских руках. И опять же никто не заставлял его предлагать составить ему компанию — такие шансы упускать нельзя.
Поднимается на второй этаж тихой кошачьей поступью, находя спальню и скидывая с себя одежду на пол прямо возле кровати вместе с бесконечными цепочками/браслетами, что с жалобным металлическим звоном оседают друг на друге. Забирается под одеяло с неизбывной самоуверенностью, как если бы не питала никаких сомнений в том, что имеет на это право. Как если бы это было их традицией. Жмется оголенной грудью к чужой спине, тычась носом куда-то в шейные позвонки подобно недоласканному котенку — очередная маска, чтобы понравиться клиенту: необходимость нравиться давно уже выбита ударным способом на внутренней стороне черепа. Легко касается губами чужой кожи, прикрывая глаза и поправляя волосы, откидывая их назад, чтобы не мешались и не мялись. — Хочу спать здесь, с тобой, котик, — с горячим шепотом прижимается еще ближе, укладывая руку на его бок, точно нуждается в тактильной близости, точно не этого ей всегда было до тошноты много прикосновений/объятий/поцелуев после каждого человека, покупающего ее для удовлетворения личных потребностей. — Так мне кажется, что я в безопасности.
[LZ1]ЛОРРЕЙН "ЛО" АДАМС, 33 y.o.
profession: администратор в борделе[/LZ1][NIC]Lorraine "Lo" Adams[/NIC][STA]i am your worst nightmare[/STA][AVA]https://imgur.com/OQKAgdz.gif[/AVA][SGN]hush he said
killing is sex
[/SGN]

+1

13

Всё в мире завязано на сексе...наверное. Я так не считал. С подросткового возраста не был голоден до того сладенького аспекта просто потому что у меня не было дефицита. Чаще всего во взрослом возрасте гоняться за юбками те, кто ранее этого не имел. И так дела обстоят не только с сексом, так во всём. Если в детстве ты не доедал конфет, то повзрослев и получив возможность покупать их себе самостоятельно, ты будешь скупать и съедать шоколад килограммами. Если в детстве ты только и делал, что мечтал о крутых шмотках и куче барахла в виде украшений - ты несомненно затаришься, пробежав по всем магазинам, всем чем только можно и нельзя. Тяга к восполнению недостающих ячеек непреодолима.

В мире всё завязано на сексе, на природных инстинктах для тех, кто из-за своего паралича ощущений не знает иных проявлений близости. Секс - лишь еще один природный инстинкт, естественное желание размножаться, продолжить человеческий род, оставить кого-то, кто оставит кого-то после себя. Желание трахаться такое же обыкновенное, как и есть, пить, спать. Базовая потребность организма. И да, я конечно же люблю секс, но не воздвигаю его до уровня религии. Истинную ценность, высшее наслаждение от него получаешь тогда, когда рядом с тобой особенный человек, когда в этом всём замешаны чувства, эмоции, мысли.

Я поднимаюсь в спальню, сбрасываю с себя одежду, остаюсь только в нижнем, заваливаюсь на мягкие простыни и с наслаждением выдыхаю, черт возьми, как же сильно ждал этого момента. Самое прекрасное, что происходило со мной за этот день. Люблю аромат свежепостиранного белья, естественно не сам занимаюсь всеми домашними заботами. Дважды в неделею ко мне приходит женщина из клинигна и наводит порядки. Укрываюсь тонким одеялом, вытягиваю ноги, зеваю, потягиваюсь ленивым холёным котом. Поворачиваюсь на бок, прикрываю глаза.

Слышу тихие шаги незваной гости, хотя стоит изменить её этот статус, раз уж сам позволил и пригласил её спасть со мной в одной постели. Она забирается рядом со мной, тонкими пальцами скользит по коже, прижимается, делясь своим теплом. Шепчет мне суккубом сладкие слова, не верю им, но всё же оборачиваюсь.

Мужская потребность защитить того, кто слабее, кто нуждается, кто просит о поддержке, о защите, о покровительстве. Я раскрываю объятия для того, чтоб сгрести её в них. Аккуратно поправляю её волосы так, чтоб не придавить из собой. Объятия являются формой доверия. В жестоком животном мире во время объятий мы открывает другому человеку живот, словно коты, предоставляет доступ к спине, становимся совершенно безоружными. Наивысшая форма доверия - быть голыми в оной кровати, оголёнными по всем фронтам. Здесь можно снять с себя маску серьезного барыги, управленца банды, держателя территории. Здесь можно быть просто человеком, просто мужчиной, таим же, как и многое множество.

- Спи, - бормочу, ведь сам едва в состоянии удерживать сознание, так сладко и заманчиво меня встречает сонное царство. Будет феерично, если она по итогу ограбит меня, пока я буду спать и сбежит, но сможет ли действительно сбежать в пределах этого города?

Я проснулся рано. В последнее время это вошло практически в привычку, дела не ждут, нет времени ни на что.  Я аккуратно вылезаю из-под одеяла, позволяя рыжей и дальше нежиться в кровати. Спускаюсь вниз на кухню, жму на кофеварке кнопку американо, кофемашина разжёвывает зерна, под натиском варит кофе и отбрасывает жмых в контейнер для отходов. Я зеваю, разрывая рот. Кофе и сигарета идёт первее душа и завтрака и вообще первее всего. Конечно же у меня имеются вещества, которые бы помогли взбодрится куда быстрее и ярче, чем это делает кофеин, но золотое правило - никогда не употреблять то, что продаёшь - не позволяет мне этого делать.
- This real rap, no mumble, my skin black like mamba, - напеваю себе под нос,  делаю глоток кофе, распечатываю сникерс, чтоб приправить кофе сахаром, словно действительно верю в то, что это хоть как-то мне поможет.
[NIC]Isaya Taylor[/NIC]
[STA]эндорфин[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/iP1OdGW.gif[/AVA]
[LZ1]ИСАЙЯ ТЭЙЛОР, 25 y.o.
profession: продавец счастья;
family: Baako, Aimee, Sam, Damon, Dan[/LZ1]

Отредактировано Ruth Oscar Hansen (2020-12-20 14:28:56)

+1

14

Ей снится что-то непонятное и липкое, тягучее, не дающее выбраться, как из болотной тины, что затягивает, забирается через нос и рот в легкие, склеивая воздушность альвеол, обрекая на мучительно долгую смерть от удушья, которое расплывается по венам жаром кислородного голодания /когда-то ее пытались задушить, и ощущения были такие же, с послевкусием чернильно-черных гематом, расползающихся на шее, из-за чего терялся товарный вид/. Ло понимает, что умирает, но просыпается за несколько мгновений до того, как сердце во сне останавливается /кажется, так происходит из-за того, что мозг, не зная, как ощущается смерть, обрубает показ сна за неимением понимания, какие сцены должны быть дальше в этом кино/. Еще темно, и рядом мирно спит Исайя, который, вопреки своим угрозам вышвырнуть на улицу тут же, разрешает переночевать и обнимает перед сном так крепко, что от жара становится трудно дышать. Сейчас же сама льнет к нему, пока в голове разворошенным ульем вьются тревожные мысли — последствия кошмара. Она знает, что должна сделать все, чтобы задержаться здесь, пока не будет в безопасности в своем доме борделе, и на продумывании вариантов снова засыпает, убаюканная мерностью чужого дыхания — не то, к чему стоит позволять себе привыкать, на самом-то деле.
По утру, когда Исайя встает, сонно ворочается, подгребая под себя освободившийся кусок одеяла, но открывает глаза резко, как выныривает из воды, едва понимает, что точно осталась одна в комнате. Шестеренки в голове начинают активно вращаться в попытках понять, как лучше действовать дальше: он грозился выгнать ее по утру — совершенно не то развитие событий, которое входит в ее планы. Некоторое время лежит в кровати, чтобы дать ему немного времени проснуться и расслабиться, прийти в себя, а когда встает, первым делом идет к зеркалу, чтобы поправить растрепанные волосы и придать им более аккуратный вид, впрочем, сохраняя небрежность, позволяющую выглядеть привлекательно и домашне, а не так, словно ее всю ночь за эти самые волосы таскал какой-нибудь особо ретивый клиент с фетишами. Кутается в простыню, оборачивая ее вокруг себя наподобие тоги, которую придерживает на груди руками, и напоследок репетирует заспанный взгляд, впрочем, оценивая насколько сохранили свой вид накладные ресницы. Спускается вниз медленно, и угол простыни тянется за ней шлейфом.
— Привет, — хрипло сипит будто бы сонно, но намеренно добавляет в тон урчащие нотки, точно кошка, ждущая, когда ее погладят, чтобы в ответ она могла потереться о ноги и громко замурлыкать. Трет глаза, точно пытается окончательно проснуться, впрочем, трет избирательно, умело не тревожа ресницы. — Тебе стоило меня разбудить, зайчик, — с мягким укором подходит ближе, жмется к его спине грудью и как-то повседневно, точно это было какой-то их личной традицией, целует шею, привставая на носочки, чтобы посмотреть через плечо на то, чем он занимается. — Хочешь, я приготовлю тебе завтрак? У меня неплохо получается яичница с беконом. Или ты предпочитаешь омлет? — жарким шепотом опаляет мужское ухо, обхватывая руками за талию и начиная очерчивать пальцами линии мышц на животе. Ло понимает: в любой момент ей могут указать на дверь, потому что срок вышел, утро уже наступило — по крайней мере в ее силах отсрочить этот момент. — Омлеты у меня выходят просто замечательными, — игриво кусает мочку, дразняще касаясь ее языком. Голос становится еще более бархатисто вибрирующим, чтобы не осталось никаких сомнений, что речь идет больше про минет, чем про традиционное блюдо для завтрака. Она знает: есть не так много способов заинтересовать того, кто живет в дорого обставленном доме и в принципе имеет многое, однако у нее есть набор специфических умений и навыков, а продавать себя далеко не впервой, даже если речь идет не о деньгах, но об услугах. В конце концов, Исайя был привлекательным, так что даже особых усилий над собой делать не приходилось, что уже не могло не радовать в ее-то положении.
[LZ1]ЛОРРЕЙН "ЛО" АДАМС, 33 y.o.
profession: администратор в борделе[/LZ1][NIC]Lorraine "Lo" Adams[/NIC][STA]i am your worst nightmare[/STA][AVA]https://imgur.com/OQKAgdz.gif[/AVA][SGN]hush he said
killing is sex
[/SGN]

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » я наблюдаю, но не в силах остановить


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно