внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост от лис суарес Неловко – и это еще мягко сказано – чувствует себя Лис в чужом доме; с чужим мужчиной. Девочка понимает, что ничего страшного не делает, в конце концов, она просто сидит на диване и... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 35°C
* jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » somewhere ocean deep


somewhere ocean deep

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Код:
<!--HTML-->
<div class="aesthetic-upd">
<div class="aesthetic-photo-upd" style="text-align: center;"><img src="https://i.imgur.com/DlPgaPv.gif"></div> 
<div class="aesthetic-text-upd">Point Reyes, may 6, 2020</div>
</div> 

Отредактировано Oliver Kaldwin (2020-08-29 00:14:49)

+2

2

- Почти приехали, потерпи чуть-чуть.

Оливер в своей затее сомневался только самую малость. Куда больше одобрения Деборы его беспокоило то, что толпы снующих вокруг туристов испортят весь антураж. Но в данном случае он надеялся, что закрытые границы и повсеместные ограничения сыграют ему на руку. Потому что место, куда они направлялись, было невероятно красивым, особенно на закате, и то, что Деб до сих пор его не видела, Олли считал огромной несправедливостью.

Всего два часа от Сакраменто – сюда можно было ездить хоть каждые выходные. Да и, пожалуй, стоило отложить эту поездку до более свободных дней, хотя бы у Мэтьюз, но Оливер настолько загорелся от одной оброненной вскользь фразы, что терпеть ещё пару дней просто не смог. И даже уговорил Деб уйти с работы на час раньше, чтобы у них было больше времени на прогулку.

А теперь она сидела на пассажирском сидении его машины и пыталась выяснить, куда же Колдуин ее везёт. И таким взглядом на него смотрела, что Олли почти готов был сдать себя с потрохами – держался на одном упрямстве, заставляя себя смотреть на дорогу, а не на Дебору.

Обычно он делал сюрпризы только себе, отправляясь в новые места. Так, чтобы специально кому-то показывать то, что сам уже видел однажды, для Оливера скорее исключение из правил. У него было совсем не много мест, куда он мог вернуться несколько раз, куда больше ему нравилось открывать что-то ранее неизведанное. Но Деб хотелось провести по всем из таких локаций. Можно даже составить их личную карту и отмечать на ней маркерами все те точки, что они уже посмотрели. Эта будет одной из первых.

- Хорошо, если тебе не понравится, я неделю буду выгуливать Бака по утрам, идет? - предложит Олли на очередную попытку Мэтьюз пролить свет на конечный пункт их назначения. Он почти не сомневался, что ей понравится, так что мог сейчас пообещать что угодно, даже что весь оставшийся год будет писать вместо Деборы пресс-релизы с хвалебными одами ее начальнику. - Ты же взяла шарф, как я просил?

Они уже заезжали на парковку, которую от основного вида отделяла плотная стена из деревьев. Остальную часть маршрута Колдуин планировал проделать пешком, но и сюрприз портить раньше времени ему не хотелось. Хотя шум океана было слышно уже и отсюда.

- Итак, - выйдя из машины и закинув за спину рюкзак, Оливер поравнялся с Деб. - Дальше идем половину пути на своих двоих, половину - на моих. Единственное условие - ты ничего не будешь видеть. Так что давай сюда свой шарф.

Для этого он и просил Мэтьюз захватить с собой этот предмет гардероба. У Олли где-то в вещах точно был свой, но он логично предположил, что перебирать свои вещи будет намного дольше, чем Дебора заглянет в свой шкаф. Можно было бы и вообще так не заморачиваться, но коли уж устраивать конспирацию, то делать это по всем правилам. 

- Ты же мне доверяешь?

Он не сомневался, что ответ будет положительным, но эти пара мгновений, что Деб собиралась с мыслями, изрядно потрепали Колдуину нервы. Он волновался, да. Потому что ему хотелось угодить той, что так быстро стала частью его жизни, и не просто порадовать - а сделать для Мэтьюз что-то действительно незабываемое.

Поэтому сейчас Олли и завязывал ей глаза, осторожно, боясь сделать больно. Даже помахал рукой перед лицом Деборы, чтобы убедиться, что она ничего не видит. А после этого взял ее за ладошку и потянул чуть за собой.

- Сейчас мы с асфальта перейдем на тропинку, - давал он ей наставления, чуть сильнее сжимая пальцы. - Она ровная, так что ничего не бойся.

Еще пять минут, прежде чем они преодолели самую безопасную часть их короткого пути, оставив за собой деревья и шум автомобилей. Зато рокот разбивающихся о скалы волн стал намного более слышимым. Оливер изредка подсказывал, куда лучше поставить ногу, придерживая Деб то под локоть, то за талию, а все остальное время развлекал страшилками.

- А теперь - на моих двоих, - предупредил Колдуин, подхватывая Дебору на руки. - Тут спуск, так будет быстрее и безопаснее. Но повязку не трогай!

Он умолчал о том, что это не только быстрее и безопаснее, но еще и намного приятнее, во всяком случае, для самого Оливера. Он с самого первого вечера в том баре не скрывал, что Деб ему нравится, и не видел в этом ничего плохого. Пусть это были отношения, возникшие из ниоткуда, но конкретно для Колдуина они были глотком свежего воздуха в этой немного рутинной жизни, в которую он себя окунул, согласившись на пари. Наверное, не совсем правильно так думать, потому что при других обстоятельствах вряд ли его отношение к мисс Мэтьюз претерпело бы какие-то изменения. Тот вечер изменил бы все - и Олли все чаще и чаще приходил к выводу, что именно те несколько часов и заставили его окончательно принять решение о длительной остановке в Сакраменто, и за этот неполный месяц Колдуин еще ни разу об этом не пожалел.

- Готова? - он осторожно опустил Деб на ноги у простого дощатого ограждения на самом краю обрыва, коих здесь было превеликое множество, и, не дожидаясь согласия, развязал узелок на затылке, отходя чуть в сторону за левое плечо Мэтьюз. - Ты как-то сказала, что хочешь посмотреть на море. Технически, это - океан, но, мне кажется, суть от этого не меняется.

Он замолчал ненадолго, давая Деборе осмотреться и насладиться видом - во всяком случае, он надеялся, что она будет наслаждаться. Его самого это природное великолепие поражало - огромный, просто бескрайний океан, который встречается с сушей, и пытается отвоевать себе еще немного места у прибрежных скал. Где-то на пляже ты не ощущаешь все глубины этой схватки, а здесь, на самом краю земли, у мыса, который на несколько миль удаляется в океан, рокот волн, бьющихся о скалы, заставляет даже вздрагивать. И запах соленой воды настолько ощутим, что порой кажется, будто до твоего лица на самом деле долетают брызги.

- Это мыс Пойнт Рейес, - спустя пару минут Оливер наконец-то ответил на вопрос, который Мэтьюз задавала ему всю дорогу. - Его еще называют туманным. В летние месяца туманы здесь настолько плотные, что не видно ничего дальше пяти метров, даже о том, что где-то рядом вода, можно узнать только по шуму.

Первый раз он был здесь три года назад в июле, и тогда был наповал поражен диссонансом, который разрывает сознание - шум океана есть, а его самого не видно. Казалось, будто ты идешь сквозь облака, а не туман. Деб тоже понравилось бы.

- За нашей спиной - залив Дрейкс, - продолжил заполнять паузу Колдуин, заодно примеряя на себя роль экскурсовода. - Вон там слева - действующий маяк, ему почти двести лет. Сейчас, правда, он закрыт для посещений, но мы можем дойти и посмотреть на него примерно вон оттуда.

Взмах рукой в нужную сторону, заодно поправил лямку рюкзака.

- С января по март здесь проходит путь миграции серых китов, их можно увидеть даже отсюда.

Еще небольшая пауза, за время которой Оливер ожидал от Деб хоть какой-то реакции, каких-то слов, но не получил ни того, ни другого, и заговорил снова.

- У нас есть еще почти час до заката, - быстрый взгляд на часы. - Можем прогуляться к маяку, или спуститься на пляж. А можем устроить пикник прямо здесь, у меня есть пара сэндвичей и термос с кофе.

Он подготовился. Запасся и парочкой пледов, и легким перекусом. И сейчас как никогда остро осознавал, что все же стоило выделить на эту поездку чуть больше, чем пара часов будничным вечером.

- Если бы тебе не нужно было завтра на работу, - продолжил Олли, прислоняясь спиной к ограждению, чтобы видеть лицо Деборы. - Мы могли бы переночевать здесь, тут есть парочка хороших отелей. А утром съездили бы на ранчо. Или просто погуляли по окрестностям, тут есть невероятно красивые места.

И он говорил бы и говорил дальше, но хотелось диалога, а не монолога. И, желательно, начинающегося не с фразы “Ну и зачем ты меня сюда притащил?”.

- Деб, - Оливер снова взял Мэтьюз за руку и потянул немного на себя. - Скажи уже что-нибудь, а то я так и продолжу заваливать тебя ненужными фактами от волнения.

Пожалуй, если ей не понравится, он сбросится прямо с этого обрыва. Или нет. Вся же Колдуин не привык так быстро сдаваться, и, если Деб действительно здесь не понравится, - у него есть еще длинный список мест, где ему хотелось бы с ней побывать. На одном из них они точно сойдутся во мнении, а сегодня - сегодня просто проведут вместе. Это ведь тоже хорошо?

+2

3

Вообще Дебора просто страсть как не любит сбегать с работы. Жутко не любит – потому что её синдром гиперответственности не позволяет просто выключить компьютер, запихнуть бумаги в стол, и свалить в закат; прежде, чем позволить себе свободный вечер, она сидит за работой ночи, чтобы прикрыть возможные бреши. Вот и вчера, когда Оливер предложил провести вечер вместе, Дебора согласилась мгновенно, но где-то за кадром уже стонала, выскребая себя из постели в сторону стола. Не то, чтобы Райт был таким строгим начальником, требовавшим от нее присутствия от звонка до звонка – и влегкую отпустил бы Мэтьюз на все четыре стороны и без этого; но иначе весь вечер ушел бы коту под хвост. Вот уж кого, а себя она знала прекрасно – и точно большую часть времени в этот вечер посвятила бы тому, чтобы с телефона вычитать нужные очерки.

Но даже если бы пришлось не спать всю неделю, сооружая вокруг себя форт из стопок макулатуры, Дебора все равно согласилась бы. Оливер был чудесным, таким необходимым глотком свежего воздуха и хотя бы мнимой свободы. И честно говоря, допрос с пристрастием на предмет того, куда же он её вез – был скорее формальным: по сути, ей было вообще все равно. И только природное любопытство заставляло её ерзать на переднем сидении, теребя над ключицей ремень безопасности.

- Взяла, - буркнула в ответ Дебора, проваливаясь глубже в кресло и уже почти упираясь коленями в бардачок. Потом, встрепенувшись, погрозила указательным пальцем в сторону водителя, - Но если ты меня простудишь, сам мне будешь бульон неделю носить.

И о-о-о, она бы с удовольствием посмотрела на то, как сова Колдуин будет в семь утра выходить с Баком на пробежку. Вопрос о том, кто кого будет выгуливать в результате, был открытым; но ради этого Деб даже согласилась бы варить две чашки утреннего кофе вместо одной.

И пусть, вглядываясь в знаки, объявляющие километр шоссе и ближайшие населенные пункты, Мэтьюз уже догадывалась не о конечном пункте поездки, но о её направлении, додумывая остальное самостоятельно – делиться своими догадками не спешила. По всему выходило, что Оливер хотел её удивить, и у него получилось бы в любом случае: за столько времени в Сакраменто, она так и не успела объездить его окрестности. И раз уж его стремление так угодить ей было таким милым – она вполне может сделать приятное в ответ, сохраняя иллюзию интриги.

Оставить свою сумку с офисной одеждой и целой паутиной зарядных устройств – сзади, с собой из машины прихватывая лишь солнечные очки, да телефон. И щуриться недоверчиво буквально секунду, но уже залезая рукой в карман джинсовки, чтобы вытянуть из него сложенный во много раз шарф цвета морской волны. Идея с завязыванием глаз ей не понравилась. Дебора привыкла контролировать окружающий мир – а если не контролировать, то внимательно наблюдать; и будь на месте Оливера хоть кто-то другой, она бы молниеносно отказалась. Так что это сомнение должно было не обидеть его, а, как минимум, польстить.

- Ладно, - решительно резко выдыхая, она коротко поджала губы, вручая в протянутую руку шарф, и делая еще один шаг навстречу от захлопнутой двери машины, - Твоя идея, твои правила.

Не кромешная темнота – но целый мир в цвете аквамарин; Дебора ступает осторожно, почти прощупывая перед собой тропинку ногой, прежде чем наступить полной ступней; и за ладонь Колдуина цепляется, как за единственный в этом мире маяк – ведь так, по сути, сейчас оно и есть.

И странная, даже страшная мысль: даже если он сбросить её сейчас с ужасающе высокой каменной лестницы – пусть, лишь бы только к её началу вот так подвел, за руку.

- Эй, старичок, - посмеивалась Деб, придерживаясь рукой за шею, а второй поправляя край шарфа на носу, который уже начал чесаться; и проглотила про себя вопрос о том, не слетят ли они так просто вместе с этого самого спуска, - А спину себе не сломаешь, тяжести таскать?

Но ей понравилось. В последние годы на руках её носили лишь тогда, когда требовалось или насильно куда-то затащить – на студенческую вечеринку, например – или когда требовалось переставить её с собственного пути – но и этим по большей части занимались близкие друзья или старший брат. В том, как нёс на руках её Оливер, было что-то совсем другое – непривычное, приятное, заставляющее где-то под ребрами распускаться цветки нежных магнолий – по целой сотне на каждое из рёбер. Кажется, так она чувствовала себя, когда в далеком детстве папа нес её домой с огромным порезом на коленке. Спокойно. Уютно, безопасно.

Сложно быть готовой, только смутно представляя себе, что именно тебя ждет. Ты не готов к сюрпризам, потому что иначе они – и не сюрпризы вовсе; ты не можешь быть подготовлен к потрясению. Это как со сломанной ногой – если бы ты знал, что та лестница для тебя обернется переломом, ты бы выбрал для своего пути другую. Но да – она была готова к тому, чтобы увидеть и почувствовать то, что её хотел подарить Колдуин. Особенно, учитывая, что половину пути она уже и без того слышала шум волн: вот он, краеугольный камень завязывания глаз. Сенсорная депривация одного из чувств работает именно так: притупляя одно, ты обязательно усиливаешь другое. И пусть вслушиваться она пыталась именно в звук голоса Оливера, а позже – в его тяжелое дыхание, но океан был фоновой заставкой всего действа.

Мир был очень ярким; и Дебора первые несколько секунд щурилась на свету, пока из ослепляюще белого поля зрения последовательно вырисовывались скалистый обрыв, изумрудная гладь океана с молочными барашками волн и шаткое дощатое ограждение перед ней. Слов не было – а сил хватило лишь на то, чтобы глубоко втянуть в себя воздух, и сделать шаг вперед, упираясь основаниями ладоней о верхний край ограждения где-то у себя под грудью.

Очередное доказательство того, что мир – огромен и прекрасен. Океан, разбивающийся о скалы за много метров под её ногами, омывал берега континентов, и облизывал серый камень где-то там внизу. Воздух, соленый и влажный, принесённый ветром со стороны воды с мелким аэрозолем из брызг, путался сказочными завихрениями на этом мысе и в её волосах – Деборе только и оставалось, что прикрыть глаза и подставить ему лицо, глубоко и жадно вдыхая этот запах. И отвлекаться – только на слова Оливера, послушно переводя взгляд на маяк или залив за их спинами.

Серые киты – с января по март, туманы – только летом; они были здесь в межсезонье – как будто на перепутье с той лишь важной деталью, что в этот раз Дебора точно знала и куда нужно ей повернуть, и куда хочется; и в этот раз эти направления совпадали. В сторону этой слишком широко улыбающейся небритой мордашки, подпирающей спиной ограждение возле её левой руки.

Той самой, которой она сейчас так нежно отвечала улыбкой в ответ, сжимая руку.

- Я хочу остаться здесь, - отвечала тихонько, аккуратно обнимая Оливера так, чтобы внутренняя часть локтя левой руки оказалась у него за шеей, а ладошка правой – ложилась на его левую руку, опирающуюся на ограждение, под самым плечом. И к щеке сначала прижалась губами, оставляя на ней тёплый, благодарный поцелуй, а затем – и своей щекой, - Мне тут нравится.

Да и как могло не нравиться? Он исполнил её маленькую, но мечту. Два маленьких человека в месте столкновения двух стихий; два маленьких человека с одним большим желанием, которое находило воплощение в этих простых, но крепких объятиях. И очередное доказательство, что Дебора всё делала и делает правильно: от того поцелуя в английском пабе через прогулки по вечернему и ночному Сакраменто, через сжеванные Баком наушники Колдуина, через этот прыжок веры в этом шарфе, повязанном на глаза.

- Мне нравятся твои факты, - широко улыбалась Мэтьюз где-то над его ухом, прижимаясь чуть крепче, и приподнимаясь на мысочки, - А еще, - оставляя очередной легкий поцелуй на его виске, - Я отпросилась на завтра. Сходим на пирс у маяка утром?

+1

4

Уверенность в себе Оливеру давалась легко - характер к этому располагал. Он всегда шел вперед, преодолевая преграды, и с каждой достигнутой целью это чувство бесконечной веры в себя только укреплялось. Колдуин знал, когда, как и что он может сделать, чтобы получить желаемое. Знал, когда, как и что нужно говорить, чтобы получить желаемое от кого-то другого. Пользовался этим напропалую, не стесняясь порой выглядеть наглым, навязчивым или даже заносчивым. Иногда для этого нужно было подготовиться, собрать какую-то информацию. Иногда достаточно было капли остроумия и щепотки юмора.

Чтобы получить желаемое от Деб, он просто открывал ей свою душу.

Казалось бы, такой компанейский парень, как Оливер, постоянно этим занимался, но в этот раз все выходило иначе. Дебору он пропускал гораздо глубже, чем кого бы то ни было. С ней он делился самыми сокровенными мыслями, самыми важными воспоминаниями и самыми любимыми - местами.

Олли любил океан. Бескрайний, глубокий, безжалостный. Который кажется таким спокойным, а уже через минуту пытается утопить тебя под волнами размером с небоскреб. Стихия в чистом виде, беспощадная и бесчувственная, но при этом - совершенная. Изменчивая, но при этом постоянная. Нечто неизменное в этом мире уже столько веков. Сколько людей здесь побывало? А сколько еще побывает? Начинаешь об этом задумываться и осознаешь масштабы своей никчемности. Луна, солнце, моря и океаны - то, что переживет их всех, потому что вот такие Оливеры и Деборы - лишь крохотные песчинки в их бесконечной реальности, такие ничтожные и незаметные. А для людей они - настоящие столпы чего-то вечного. 

Мэтьюз может не разделять взглядов Колдуина, может думать об этом месте как о чем-то совершенно обыденном - это ее право. И ей вполне может быть здесь неинтересно. Эти коричневые скалы, эти вечно зеленые деревья, эта потрескавшаяся красная краска на старых досках - все это не обязательно должно было отзываться в ее душе хоть каким-то звуком. Но Олли видел, как блестели ее глаза в надвигающихся сумерках. Он чувствовал, как на секунду замирает, а потом несется вскачь ее сердцебиение. И это вселяло в него надежду - на все то время, что он, затаив дыхание, ждал ответа Деб.

Эти объятия были красноречивее всяких слов. Можно было даже не произносить ничего, просто стоять вот так, в обнимку, сходя с ума от ощущений. Их напора Оливер не выдерживает, в какой-то момент поддаваясь эмоциям и приподнимая Дебору от земли, сильнее прижимая к себе. Все, что она говорила, было приятно его сердцу. Ее поцелуи, такие невинные, но такие горячие, заставляли его стучать с бешеной скоростью. Но это все ни шло ни в какое сравнение с теми взрывами, что испытал Колдуин, когда Дебора призналась ему в своих планах на ближайшие дни.

- Кто ты и что сделала с моей Деб? - беззлобно поинтересовался Олли, чуть отодвигая Мэтьюз от себя и оставляя короткий поцелуй на кончике ее носа. - А как же неконтролируемы приступы трудоголизма и совестливости? Неужели я тебя от них вылечил?

Иногда страсть, с которой Дебора отдавалась своей работе, просто бесила Оливера. Умом он понимал, что это правильно, что он сам - такой же, просто планирует свое время немного по-другому. Что это - выбор Деб, и если он будет пытаться его изменить, то просто разрушит все то, что между ними было. Но глупые эмоции заставляли Колдуина испытывать почти что ревность, когда ему не удавалось отвлечь Мэтьюз от ее дел.

А здесь - он даже не просил. Более того, не позволил в своих уговорах ни капли намека на то, что хочет украсть Деб больше, чем на один вечер. Но она сама додумала за него, и в данном случае это было восхитительно настолько, что не могло сравниться даже с эйфорией от окружающей обстановки.

- Там нет пирса, - чуть погодя вернулся Олли к прерванной теме разговора. - Этот маяк стоит на самом краю обрыва и буквально парит над океаном. Очень красиво. Я покажу тебе.

И, спустя двухсекундную паузу, добавляет со счастливой озорной улыбкой на лице:

- Завтра.

Он готов показывать Деборе каждую травинку, веточку и листочек, чтобы провести с ней побольше времени. Он готов не спать ночь напролет, рассказывая все, что Колдуину известно об этом месте. Он проведет ее по всем пляжам, покажет местные пещеры и деревья, которые растут, нарушая всякие законы логики.

- И вот тебе еще один факт, - раз уж они ей так понравились, Оливер не видел смысла держать их при себе. - Это полуостров, который с каждым годом все дальше и дальше отдаляется от суши. Однажды он окончательно потеряет связь с континентом и станет американским Мадагаскаром. 

Очередная бесполезная информация, но, если она заставляет Дебору улыбаться, какая разница? Ради этой улыбки и затевался этот вечер, ради нее же будет еще много точно таких же, но в других местах. А пока стоит по полной насладиться тем, что имелось у них в наличие.

- Раз ты хочешь остаться, предлагаю чуть изменить дислокацию, - предложил Оливер, отпуская Мэтьюз от себя и перемахивая через ограждение. - Поверь мне, смотреть на океан куда удобнее, когда перед глазами не маячат полупрогнившие деревяшки.

А еще это азартно, безумно, но крайне романтично - поэтому Олли протягивал вперед руку.

- Давая, я тебя поймаю.

Он уже носил ее сегодня на руках, и с радостью сделает это снова. Да, Оливер влюблен, и с каждым днем, проведенным в компании этой девушки, его влюбленность крепла. Ему доставляло несравнимое удовольствие окунаться в это чувство с головой, отбрасывая в сторону предрассудки, разум и здравый смысл. Хотелось совершать сумасшедшие поступки, хотелось вести себя безрассудно. Пусть он при этом будет выглядеть глупым - не важно. Зато - счастливым. И этим счастьем он точно поделится с той, что сейчас так доверчиво приземлялась в его объятия.

- А вот скажи мне, - начал Олли, утягивая Деб за собой к самому обрыву. - Тебя кто-нибудь когда-нибудь целовал на самом краю земли?

Он знал, что испугал ее, когда его пятки уже зависли в воздухе, а он все еще тянул Мэтьюз на себя. Но избавится от промелькнувшей в голове мысли было невероятно сложно, а попробовать исполнить хотелось слишком сильно. Да, очередная глупость в его исполнении. Но им обоим понравится.

- Надеюсь, что нет.

Оливер хотел быть в этом первым. Нет, он хотел быть единственным, кто будет вот так целовать Дебору у самой кромки океана, в нескольких десятках метров над ним. Он хотел, чтобы этот поцелуй стал для нее такой же незабываемой частью этого вечера, как и все остальное. Он точно не сможет этого забыть, потому что Оливер Колдуин никогда и никого не целовал на самом краю земли, и он счастлив, что компанию в этом ему составляет именно Деб, девушка-по-переписке, ставшая куда более реальной, чем вся остальная жизнь Олли.

Его руки на ее талии сжимались все сильнее, пока губы в очередной - миллиардный - раз изучали ее губы. Эти объятия, такие отчаянные, такие опасные, становились почти потребностью каждый раз, как только Оливер оказывался с Деборой наедине. Нужнее них - только такие поцелуи, провоцирующие срывать одежду и забывать про весь остальной мир. Шальная мысль утащить Мэтьюз в отель прямо сейчас была достаточно быстро отброшена в сторону как несвоевременная, но где-то на задворках сознания она все еще мелькала, напоминая, насколько восхитительным будет окончание этого вечера.

- Устроим пикник? - спустя один горячий поцелуй и восстановленное после него дыхание предложил Оливер. Спустя пару шагов он расстилал свой фиолетовый плед на земле, попутно выуживая из недр рюкзака термос. Спустя несколько томительных минут он уже прижимал к себе Деб, прислоняясь спиной к одному из столбов ограждения.

Идеально. Как и должно быть.

- Ты только посмотри, как красиво, - почему-то шепотом заговорил Олли, дотрагиваясь губами до макушки Деборы. И сам не до конца понимал, что именно имеет ввиду - океан, солнце, что приближалось к горизонту, или девушку в своих руках. Все и сразу, наверное. Красивый вечер в красивой компании и с красивыми планами. И даже говорить ничего не нужно - происходящее прекрасно само по себе, и тишина, нарушаемая лишь звуком разбивающихся о скалы волн, была сейчас самым лучшим саундтреком.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » somewhere ocean deep


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC