внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост от скорпиуса малфоя [эппл флорес] Сегодняшний день просто одно сплошное недоразумение. Как все могло перевернуться с ног на голову за один месяц, все ожидания и надежды рухнули одним только... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 35°C
* jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » дорогой мой человек'


дорогой мой человек'

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Bellatrix & Narcissa
https://i.imgur.com/GF9XFoY.jpg

мы с тобой одной крови,
мы с тобой одного цвета

[NIC]Narcissa Black[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/GBuOaxO.jpg[/AVA]
[LZ1]НАРЦИССА БЛЭК, 17 y.o.
profession: студентка 7 курса;
dark sister: Bella;[/LZ1]

+4

2

белла, белладонна, кончик языка по металлическому острию; до крови - привкуса власти. спелого. правками всех неверных действий, предрешенных кем-то до одури важным. глаза в глаза; дурманом в плечи, прямее спину, еще чуть-чуть и идеально-выломанный позвоночник. кости это ведь так красиво. заключительный шрам лезвием по чужой непрошеной коже. бледность, полнейшая покорность, стоит только переступить черту. мир кажется постоянным только когда каблук не давит на раскроенное горло шестой раз подряд, чтобы увидеть как кто-то задыхается кровью. красное. горячее. всплеском выталкивающее из легких последнюю надежду на благоразумие; выстилающая ненависть шелковой тканью по обнаженному телу - лучшее, исключительно-восхитительное. в черных зрачках отражение тотальной бесконтрольности; все в тебе, никого вокруг. добрый восторженный мир закрывает двери по щелчку тонких длинных пальцев. белла. когда в школьных гостиных выключается свет, свечи спущенные огнем - тухнут. когда те, кто младше - почти скулят под гнетом чужих бессердечных сук на пару лет старше, черной мантией - злой шуткой. издевательством покрываясь - дрожью, узорами равноправных насмешек по углам. ногтями по дереву равномерным отступом, покачивая носом лакированной туфли-лодочки - чертовы жмущие туфли. скверный характер. улыбаясь оскалом, взгляд сквозь черные-черные волосы. длинные, прямые. улыбаясь оскалом, пряча остатки благородства в длинные рукава платья на святочный бал.
ты не замечала, цисси? жестокость не рождается на пустом месте.
стон низвергает пустоту прямиком из легких не без повода.
оправдание за оправданием рассекает любую тишь.
не слышать, как умоляют, грести в холодную-ледяную, подальше от всех канонов, которым так старательно учили долгие годы. разум можно подчинить? разум можно слепить, надавить, раздавить к чертям. ты ведь знала всегда, милая дорогая любимая сестра. ты знала и закрывала глаза; закрывала ли. плевать.

тебе все простительно.

мир меняется кровью и грязью, управляя марионеточно самими важными декорациями; переспелый июль в британии совершенно невыносим. пить вино за огромным дубовым столом родового поместья, принимая лестрейнджей из вежливости и примерности обычаев. так положено, до хруста пальцев, холодного пола - спиной ощущая, голой - сорванным бархатом платья куда-то в сторону; от словесных дуэлей до потери принципов - так немного. царапая спину рабастану, вымучивая его именем свои губы, задыхаясь от льда и презрения к собственной похоти. сесть через двадцать минут за стол - напротив родольфуса - без секретов - носить бремя жены старшего брата, впиваясь зубами в шею младшего. чувствуя след его языка на своих бедрах. зажмуриваясь, показательно-играя в чистоту их общей крови, разделяя умение слушаться и приказывать поминутно. чем выше общество - тем сильнее узел секретов, которыми упиваешься по ночам, не особо задумываясь о неправильности собственной жизни.

да, цисси? ты молода, безмятежна, совершенным цветком распускаешься осторожно. такая нежная и сильная; не имевшая ничего общего с рутинностью падения к самому дну, избежавшая столкновений с очерненной гордостью, позором грязной крови обделенная совершенно, береженная, всеми любимая. серебристым ободком вуали сокрытое лицо; моя любовь, моя кровь, мое спокойствие. затихающий голос твой - единственная точка возврата к реальности. так легко его потерять; я давно уже, я почти потеряла.
спи.
в этом мире нет никаких оправданий мерзости, разве что семейные узы благонадежнее любых обещаний в пустоту; расчесывать твои волосы, вдыхая по нотам ароматность орхидей, стоящих на полке - вечный подарок. каждое лето; этот мальчик милый, и кажется щеки твои румяны, цисси. такая взрослая. упрямая. мне тоже казалось, что птицы летают крыльями; оказалось, у них просто нет выбора.
выбор и мы
слишком далекие из понятий.

ты спрашиваешь нравится ли мне родольфус; аккуратно, чувствуя словно. ответить ухмылкой? нравится - неверное слово, чтобы характеризовать чувства женщин нашего уровня, милая. нравится это про детский лепет, тряпичную куклу и сливочный пудинг. нравится это вне категорий реальности.
рабастан говорит, что можно было бы просто сбежать и все, юный дурачок. такой же наивный, как и ты, моя милая. не обижайся; наивность это не глупость, просто отсутствие настоящего опыта. что до истинных чувств, раздвигая ноги перед исключительно собственной несдержанностью, задвигая сознание глубже - ничего не стоит просто сдерживать улыбку до последнего, чтобы соперник в игре в метаморфозную аристократичность захлебнулся в собственной невежественности, пытаясь разгадать смысл твоих реакций.

спокойной ночи, цисси.
спи, у тебя ведь есть такая возможность.
лестрейнджи остаются в поместье - дорогие гости; родольфус робот в отличие от младшего - проведет в своей комнате до утра. рабастан явится далеко за полночь; без раздумий, позволяя выгнуть спину под натиском чужой плоти; закрывая глаза, умерщвляя благородность истинного желания отдаться совершенно реальному человеку.
единственному, за кем можно пойти
вперед
по разбитому хрусталю - в кровь.
без сводящих до боли скул. не закусывая губы, изнемогая
мой лорд.
истекающая покорность нагого тела, тонкими тканями, острыми прутьями; изворачивался правду и преданность. готовность даже на смерть, лишь бы был истинный прок. опускаясь на колени, тьму пуская перед глазами пылью. снимая белое золото, проводя пальцами по ключицам. опускаясь на колени, запрокидывая голову - тонкая линия изгиба от подбородка до груди. змеиным шепотом пресекая любую дрожь ледяных камней вокруг. преданность, распятая на деревянном кресте - чужие мемуары гибели в честь благородных целей; ее праведное желание принадлежать.
мой лорд.

белла выходит из комнаты; у нее нет причин ночью босой идти в комнату сестры, но она идет. средство достижения не имеет значения, если мысленно возвращаться к цели каждой секундой. у беллы в руках клинок из семейного хранилища реликвий, доставшихся за ушедшее прошлое. черствость ковров, шерсти, запахнутого шелкового халата, глухой шаг вперед и только, приоткрывая чужую дверь. заходя без тени сомнения, прикрывая за собой дверь. огромный дом, хранящий так много рассыпающихся скелетов, мечтаний, веры. мерзкой тягучей веры. белла подходит к кровати - сияние белых простыней, неаккуратные волосы на прохладной ткани подушки разбросаны, лицо словно из отражения. похожее. мягкое. доброе. спящее.
почти как у тебя, цисси.
жаль, так на меня похоже.

белла ладонями сжимает оружие, поднимая сомкнутые руки выше. предательство крови, семьи и ценностей; противная ядовитая сила - влюбляться в низшее. порочное до тошноты чувство тотального отказа от традиционности их предназначения; белла замахивается над спящим живым родным телом. теплым. сестер ведь три; две из них спят; одна - не проснется вовеки, стоит только позволить острию клинка разрезать горячую плоть, войти глубоко меж ребер в самое сердце; да к черту куда; лишить возможности двигаться, вытянуть жизнь. глаза распахнутся от невыносимой боли и белла успеет увидеть. страх, животное желание выжить - деяние рук своих, смерть собственной сестры, предавшей семью.
ничего не стоит.
не медлить.
отталкивая тьму не прочь - к себе.

avada kedavra
клинок падает
руки вниз; грохот по всему дому; шелк ткани распахивается едва ли, стоит бледному телу упасть.
две сестры в доме не спят; третья - заснула навеки.

почему ты не спишь, цисси?
почему?

[AVA]https://i.imgur.com/l5JGeZJ.jpg[/AVA]
[NIC] bellatrix black[/NIC]
[SGN][/SGN]
[LZ1]БЕЛЛАТРИС БЛЭК, 21 y.o.
profession: death eater;
ma belle : cissi[/LZ1]

Отредактировано Yola Guidewill (2020-09-14 13:21:44)

+2

3

воспитание. идеальная ровная линия. через всю жизнь. словами на костях, привкусом крови на губах. сталью в непроницаемо-серых глазах. болью в из(над)ломах, в весёлой игре – показательно, на публику, не опускаясь. эмоциональная холодность – как щит с родовым гербом. как спокойная рассудительность, не достигающая податливости юного мозга. желание не казаться, быть. как все: хрупко-ломкой, счастливой, весенне-летней с капризным изгибом губ, толкающим в пропасть, на самое дно. недоступное, чужое, бережно хранимое. семнадцать – возраст, когда всё можно. возраст, когда запреты стальными оковами – фамильная гордость, фамильное достояние. фамилия – помнишь? всегда, даже в ночи, когда взглядом по провалу окна, по серой холодности стен и совсем тёмными зелёными всполохам, разрезающим однотонность. всё так легко и всё так сложно.
и давящая атмосфера родового поместья. и безумие старшей сестры.
смотри и учись, пока есть возможность.
взглядом по ровности стана, по волосам – чёрным-чёрным. прямым. острым. взглядом по тяжести ткани, взглядом глаза в глаза. тайной улыбкой – видишь, некоторые ещё могут улыбаться. детской непосредственной улыбкой, оттененной затаённостью и холодной отстраненностью воспитания. ещё немного – и останется только преданность. фамилии, генеалогическому древу. человеку, к которому никогда не испытывала любви. в старых семьях свои правила. и подчинение – одно из них.
избалованность, привычка получать всё внимание. младшая, обожаемая. с нежностью улыбки и лаской фраз. всё будет хорошо. вера в какое-то будущее. надежда – насыщенно зелёный. и умирает последней. даже в этом доме. мрачность и близость – я буду рядом всегда. пока тебе это будет нужно.
на изломанности, на желании понравится – не кому-то. себе. смотреть на тех, кто может переступить порог. кто играет всё в те же игры. игры в старинный род и фамильные ценности. любовь, если и существует, то не в браке. а в семнадцать остро хочется верить. и понимать: что толкает других людей на поступки, которые они совершают, прикрываясь – не закрываясь.
желание быть рядом. касаться. смотреть. запрокидывать голову, улыбаясь. не вслушиваться в бессвязный поток – пугает. знаешь, безумие завораживает. особенно, когда оно не твоё. когда слова – опасные, с острыми гранями – не твои. когда мотивы путаются в переплетении хитрых нитей, когда реальность утекает вязким потоком сквозь пальцы. спрятаться за портьерой – не важно, когда для другого тебя нет. когда тепло тела маячит галлюцинацией. это же я, белла. белла, посмотри, белла. холод пальцев по коже. звон битого стекла. остановись. смотри. страх, забивающийся под бледную кожу. страх, оседающий на дне тёмных зрачков.
кровь остаётся на кончиках пальцев. взмах – ранки затягиваются. кровь остаётся. слизывать – соль и металл. ничего не было. всё хорошо. ничего не было. в семнадцать можно убедить. себя и других. позже – уже не получается. мягкой кошачьей походкой вокруг стола. на коже – розовая полоска. размазать кровь. улыбнуться. не страшно, все понимают. эмоции оседают тяжелыми каплями, расплываются в прозрачности хрусталя, наполненного терпким вином. теснящиеся вопросы, неразрешенные задачи. цепкий взгляд. следовать по пятам – всего лишь эфемерная тень. тихое шуршание мантии – холод пробирает до костей. всё ещё. и страх сковывает каждую мышцу, застревает в ломкой юной хрупкости. попытки стать ближе, узнать больше. но младшие сёстры всегда остаются детьми, правда? младшие сёстры всегда вызывают желание трепать за щечку и гладить по голове. младшие – всегда младшие, сколько бы лет им ни было. от того они такие неприметные. чужие. далёкие. непонятные – подростковое желание так и остаться непонятной. загадкой за семью печатями.
что ты знаешь, расскажи. просьбы, оставшиеся без ответа. томлённое желание проникнуть в чужой разум, в чужую душу. узнать, почему так. ну же, расскажи. тёмный взгляд оценивает, изучает. младшие сёстры не всегда остаются маленькими – только в памяти. потом вырастают. понимают. разделяют мнение. соглашаются, не говоря лишнего. и удерживают на краю – что ты делаешь, перестань, оглядись вокруг. в этом мире все играют во что-то. кто-то лучше, кто-то хуже. но играют абсолютно все.
решимости не занимать, решимость – в крови, в гулком эхе тёмного коридора. бессвязная речь застревает где-то в подкорке, оседает вязкой патокой в сознании. поднять руку на сестру – остановись и подумай. никто не заслужил, это всего лишь желание вырываться из клетки. в семнадцать его особенно понимаешь. смотря в того, кого пророчат в мужья – ещё лучше. когда тебе не дают выбора, ты берёшь его сам. отбрасываешь всю шелуху, всё напускное и всё ненужное. делаешь шаг вперёд, замирая от далёкого звука.
такие, как вы – не боятся. страх выбивают в раннем детстве, замещают презрением. к слабым, к сгибающимся, скукоживающимся от страха. вздёрнутый подбородок – всего лишь шорохи. ночь особенно темна, когда решение оказывается уже принятым.
не заглядывать в призывно приоткрытые двери. не встречаться со случайными людьми. коридоры пусты и глухи. кровать – пуста. провал чёрного окна глядит на разворошенные простыни, на измятую подушку, хранящую слишком много тайн человека, слишком юного для их такого количества. пальцами по прохладе каменной стены, пальцами по гладкости палочки. сжимать её, подталкивая себя дальше. в темноту чужой комнаты. всё будет хорошо. ничего не случится. воспалённый разум утихает, успокаивается. не бойся – не боюсь.
переступить черту не так уж и страшно, но не нужно. она где-то там, но ноги сами идут в комнату другой стершей сестры. той, что тоже не замечала. повзрослевших черт и стальной холодности глаз. решимости поступать правильно. презренности собственных решений, принятых под строгим чужим приглядом. кости трещат, уступая. тень угла прячет от чужих глаз. тихо. лунный свет скользит по кровати. спокойно. сердце успокаивается, замедляется. ночь скоро закончится. а утром всё останется в прошлом. прохлада палочки в руке. сжимать, решаясь. не приходи.
останься.
убеждая про себя. не надо.
нарцисса – слишком юная для подобного, слишком нетронутая и любимая. не осуждать – вслух. но знать, что не так. нарцисса умеет следовать правилам. нарцисса умеет слушаться. и безропотно повиноваться, принимая. ей это нужно. ей это вбито в голову. не вытащишь и не выскоблишь, правда?
её взгляд застывает на фигуре беллы. зачем ты пришла, тебе не стоило. это её выбор, не твой. зачем тебе пятна на тёмном платье, зачем тебе кровь сестры на руках. она сама виновата – она ведь знала. но осуждать всё-таки не получается. получается, но не так. неправильно. отблеск клинка в лунном свете. готическая красота – мне страшно, обернись. желание броситься на шею, прижаться. плотно. и шептать в утешение. всё пройдет. всё закончится. но вместо этого – задержать воздух. непростительность заклятия на кончике языка. непростительность заклинания в капле крови на красивом изгибе губ.
остановись!
крик, заглушенный, задавленный, остаётся глубоко в груди. страх толкает в спину. шаг вперёд. выбор – выбор, которого у нарциссы никогда не было. мгновение останавливается, застывает.
avada kedavra
чтобы убить кого-то, нужно действительно этого хотеть. а она … хотела?
охраняя сон другой сестры, охраняя её жизнь. ценой жизни другой сестры. всхлип, вырывающийся из груди. прижать к себе тело, заглядывая в безжизненные глаза.
что ты наделала, белла!
толкнула своей рукой в пропасть. уронила в ад собственным безумием, которое она не смогла / не захотела остановить.
невинность гаснет, исчезает в мучительно-острой боли. за что ты так, белла?
ответственность за собственное решение, переложенная на чужие хрупкие плечи.
непростительность заклятия в том, что его нельзя исправить. даже слезами, капающими на родное лицо.

-----------------------
холод дома, пробирающий до костей. обнимать себя за плечи и следить за стремительностью сестры. – остановись, - нелепостью просьбы. – она не виновата. так получилось, - с пожатием губ. кого ты защищаешь, цисси? – она одумается, - ведь должна. правда? в семнадцать особенно остро хочется верить, что каждый способен поступать правильно. традиции – словами на обратной стороне черепной коробки. оступиться – ещё не значит упасть. пасть низко-низко, на самую глубину. не говорить о любви, это глупость, оставленная для книг. и тех, кто не чтит чистоту крови. – ты же не думаешь, что она…? – вопрос с недосказанностью. с пристальным взглядом прямо в глаза. скажи, ты ведь не думаешь, что в одной семье да при одном воспитании, кто-то может не знать, как правильно поступать?
[NIC]Narcissa Black[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/GBuOaxO.jpg[/AVA]
[LZ1]НАРЦИССА БЛЭК, 17 y.o.
profession: студентка 7 курса;
dark sister: Bella;[/LZ1]
[SGN]---[/SGN]

+2

4

задыхается. боли нет, когда нет, чем ее чувствовать. никаких точечных осколков угасающей ярости; и зеленый свет это просто тонкая неосознанная реакция - последняя перед концом. смертельное заклятье, цисси, это ведь не просто большой грех. оторванная часть души. в клочья. извечные кошмары, испепеляющие внутренности. подробные красочные, черным демоны утаскивающие в огонь. это крест - тяжелый свинцовый крест на твоих юных бледных плечах, цисси. чужая смерть. родная смерть. сколько не прикрывай белой вуалью неосторожности - не скроешь, не спрячешь. красные кровавые следы, стоит открыть глаза. проснуться. сколько не беги к еще теплому телу, сколько не сожалей, сколько не окропляй соленостью слез. смерть это срочно, важно и быстро. смерть шахматными фигурами внутри дрожи твоего тела. смерть стоит позади и смеется, у нее полно времени ведь, чтобы упиться самым изысканным зрелищем из всех - гибель от рук самого родного. нерасторопное мгновение утекающей морали.
цисси, ты была всем.
ты всем и будешь.
и никто никогда не узнает, в чем настоящая правда, а в чем - сумасшествие.
последним криком беспощадной неожиданности, сорвавшимся с ее уст.
прости, милая.
я буду любить тебя вечно.
а ты будешь любить ее.

зеленая нитка смертельного заклятья.
шепотом, криком.

предательство это всего-лишь четко-сформулированная фраза, сказанная в обрывках неоправданных ожиданий. когда с одной стороны только праведная вера, а с другой молниеносная пустота. предательство. когда кровь перестает быть просто жидкостью. демонизируя любую личность с неугодным химическим составом в венах, модернизируя собственную веру. втыкая иглы, быстрым рывком - глубоко под кожу, зашивая странные мысли, выцарапывая узор предубеждения. белла. меда. цисси. триединство исключительных противоположностей; взгляд не задерживается, вытекает из зрачков прямиком - остается трещиной почерневшего от времени зеркала. разбивается бокалом. в труху старого фолианта превращается. сколько можно было бы жить тепло и радушно, когда бы над головами не принимались роковые решения. следовать, молчать, кричать. видеть идеалы в символах смерти, чистоты, практикующего зла.
лорд говорит ей обо всем тихо. сладко. не появляется лично, одурманивая присутствием внутри ее головы. так можно много красивых картинок, так манипулировать долго-трепетно-окончательно, проповедуя свои истины бархатно-гладко, по-отечески, крамольно-страстно. он уже давно все понял, он знает, куда лучше давить, чтобы наглядно продемонстрировать величественность. расстегивая ее корсет, заканчивая четкую фразу благословением. упиваясь чужими идеалами так легко потерять свои ведь, да? как будто было желание найти что-то получше. привилегированное сословие, неспособное на свет чувств. подло разрывающее мир вокруг на угодность кому-то одному. и она хочет идти, слушать. хочет быть внутри черного дыма, поражающего легкие/разум/преданность родной крови. везде эта чертова кровь. чистая, грязная, чужая и своя. длинные алые реки, чтобы утонуть. не выбраться. задохнуться в глубине. сантиметрами наполняется - в горло. в последний момент сглатывая. он приходит под утро, не особо церемонясь с предупреждениями. и было бы глупо отрицать, что в такие моменты на языке пересыхает его истинное имя - том, которым нельзя называть. которое режет горло быстрее ножа. дьявольски красиво позволяя ему все. что вздумается. так вырабатывается истинная преданность - вседозволенностью смятых простыней.

белла мечется по комнате. простором распаляя собственное бешенство. в висках судорожно гудит провокационность собственных наблюдений, доводит, заводит. она теряется - голосом лорда внутри мыслей, это все еще его слова или ее выводы? забираясь под корку так легко свести с ума, вот только белла не успевает заметить, остановиться, отключить трансляцию безумия. ей ведь нравится. тысячью отзвуков интонаций. внутри. снаружи. одна. вдвоем. сотни чужих лиц, зажмуривается. голову ведет, кружит от бесчинства своих же помыслов, подброшенных чьей-то искусной рукой.  рука сжимает ее легкие, ломает ее ребра, заворачивает кишки в узел, лишь бы надавить. убедить. сильнее-быстрее.
мой лорд,
только ты.

- она действительно собирается выйти за него.
повторяет в сотый, кружит мысль за мыслью. постоянство ее помешанности на выборе сестры.
проговаривает хрипом, вырывающимся из груди. это уже не человеческий голос, издевательский. чопорный. совершенно не ее. и так складно ложащийся в черноту отражения зрачков, - тед тонкс, - сплевывает неугодное имя, ошпариваясь грязью. отбрасывая от себя даже мысль. произносить имена маглов в стенах их векового поместья просто сумасбродство. все-таки, позволяет оплошность, - мерлин, она действительно сошла с ума, - не чувствует никого кроме себя в комнате, и снова оказывается под гнетом каких-то чужих голосов. не останавливаясь, маленькими шагами - по диагонали паркета. вперед/назад. или на месте. бредит о том, что это все нужно закончить, что андромеда просто не достойна носить их фамилию, что она порочит их род, что. что. что. все эти причины, завязанные в кружевной узел, затянутый на шее, сверкающий бриллиантами огня внутри старшей из блэк. - это предательство
красивое зрелище. старшие сестры всегда категорично-поддаются воздействию извне. м бы защищать младших, вступаясь за них всех нутром, а не проклинать, низвергая в ад. не завершая фразу; обрывая. смотря в пустоту. на младшую сестру, совершенно ее не видя. - цисси, ты здесь? - отмахивается, нет. она бы не позволила ей все это так долго слушать, участвовать. нет, это не ее выбор. не видит, но чувствует. словно последняя нить, тянущая беллатрис к реальности натягивается до предела, но еще не рвется. все еще не рвется, совершенно. а пора бы уже; лорд только этого и хочет. запрокидывает голову, выдыхая. слишком жарко, горячительно-невозможно. белла не успокаивается, только замирает, зрачки расширяются из черного в темно-зеленый; мужской голос полностью угасает в висках, переставая закручивать ее сознание в красивую воронку. заканчивая повествование. оставляя tete-a-tete с собственной волей, совестью, желанием совершить то, на что решилась. на что они оба решились. белла замечает нарциссу, выравнивая сердцебиение. стряхивая с себя двуличие невозможности соображать трезво. подходит к младшей сестре, садясь рядом. медленными движениями, едва уловимыми. тонкими пальцами по плечам, притягивает к себе, целует макушку. ее запахом вымачивая несбыточные прихоти, проводя ладонью по волосам - белым-белым, отливающим платиной. изысками ее юности. - милая моя девочка, - шепчет; интонации возвращаются в ее власть. белла касается бледной холодной кожи - плечи, спина - оттенки величественности, страстной красоты, легкости. они слишком разные, чтобы сосуществовать в одном пространстве даже на одну секунду. белла целует плечо сестры аккуратно и быстро, разрывая любую недосказанность. ее дурманит; картинки перед глазами меняются в быстрой прогрессии. лорд отступает стремительно, оставляя их наедине совершенно явно, - не виновата в чем?
в том, что захотела свободы, полюбила, воспротивилась воле семьи. глупая противная девчонка, вечно пытающая добродетель выдать за верное решение. с этими ангелами на плечах, чертова меда. - ты бы ведь сделала правильный выбор, моя дорогая?
ты бы наверняка и не посмотрела в их сторону. этих мерзких, не имеющих право на существование, жалких.

[AVA]https://i.imgur.com/l5JGeZJ.jpg[/AVA]
[NIC] bellatrix black[/NIC]
[SGN][/SGN]
[LZ1]БЕЛЛАТРИС БЛЭК, 21 y.o.
profession: death eater;
ma belle : cissi[/LZ1]

+2

5

ей ещё никогда не было настолько страшно. страх острой болью мечется в грудной клетке. и вся ночь кажется невообразимо далёкой. тёмной. кроваво-красной. непростительность заклятия – случайность, как будто кто-то подтолкнул в спину. надавил. сжал. заставил произнести. всего два слова и больше нет сразу двух жизней. какая же жизнь без неё.
её любовь мрачная, вязкая. отдающая брусничной горечью.
её любовь так не вяжется со светлым образом.
она не кричит, только вцепляется. пальцами – в плечи, в хрупкие запястья. не хотела. но сделала. ещё один неправильный выбор. из двух сестёр в конце концов выбрать не ту. повернуть бы время вспять и переиграть всю сцену. стереть, вытравить. остаточное тепло кожи под холодными подушечками пальцев. фамильное кольцо – тяжестью. н-е  с-м-о-г-л-а. спасти ни её, ни саму себя.
чтобы убить кого-то – нужно по-настоящему этого хотеть. но хотела ли? стоит ли обманывать самому себя, пытаясь вцепиться в рассудок, ускользающий слезами по ней.
нарцисса обнимает себя руками и следит за старшей сестрой. нарцисса практически не говорит, обдумывая ситуацию. покорность и послушание вырезаны на ней, как клеймо. она станет идеальной женой. куклой, не способной принять решение. бездушной марионеткой, которой всё равно. но сейчас – ещё нет, сейчас ещё слишком рано. сейчас ещё белла рядом. родная сестра, одна кровь. одно воспитание. цисси спускает ноги на пол, осторожно стукая каблучками. цисси не поддаётся: на красоту слов и завороженность образов. слишком юная, верящая в свободу, которой у неё никогда не было. и верящая в любовь – в правильность, в безоружность. в то – чего у неё никогда не будет.
- она его любит, - голос – почти шепотом. она его действительно любит. горящие глаза, пылающие щеки. она помнит. ту хрупкую красоту, опускающуюся на сестру, когда с её губ слетает заветное имя. сама – не чувствовала и как будто не до конца повзрослела. сквозь маску равнодушия и эмоциональной холодной отстраненности – детские черты. наивность. желание быть любимой. но для всех слишком юная, для всех – дитя. – она его просто любит, - повторить снова, стремясь убедить. себя, её. не так и важно. цисси знает запретность такой любви. цисси скорее вырвала бы себе сердце, чем позволила ему победить. преданность крови – по венам, по тоненьким капиллярам. цисси соскакивает с сидения и сразу же садится обратно, пугаясь собственного порыва.
белла мечется, пугая её отсутствующим взглядом. белла… сделала свой выбор. правильный во всех отношениях. заслужила одобрение. и кукольную ломкость в довесок. чувства – вторично. подобные им не чувствуют. не любят. и не болеют. давятся слезами, страданиями, выталкивают из себя всё до капли. но взлелеивают презрение. к слабым. непонятым и далёким. к тем, кто отличается – незримо, ощущая разницу зовом крови. меда всегда была другой. чужой. и не замечающей, как за хрупкой красотой младшей сестры появляется лицемерная двойственность.
цисси вздрагивает от обращения. пальцы вцепляются в обивку, костяшки белеют. – здесь, - не встаёт. не делает шаг к ней. на столике рядом книга. листала её утром, пытаясь увлечься. забыть о том, что происходит в стенах домах. убедить себя, что в родовых поместьях особенно остро чувствуются чужие помыслы. злые. сдвигающие на второй, третий, десятый план то, что правильно. то, что непреложно, то, что истинно. не померещилось. восприимчива ко всему – природная наблюдательность. без остатка, когда участие тебе не дозволено. смотри, слушай. внимай.
страх вползает в душу, расправляет там крылья. укрывает, как пуховое одеяло. холод пробирает до костей. моя дорогая сестра, что же они с тобой сделали? чем изранили, изломали? безумие, отрешенность – никогда не были такими яркими. нарцисса медленно перелистывает в голове толстые фолианты, но не находит решительно ничего. нарцисса ничем не может помочь и это пугает её больше всего. она скучает. по близости, эмоциональной привязанности. по вечерам, проведённым вместе. в одной комнате. при свете подрагивающей свечи. сейчас – выросли, стали недоступно-далёкими. и в белле появилось что-то чужое. незнакомое. словно под древним заклятьем. это – из-за него. обвинение так легко формулируется в голове. если кто-то узнает… но в данный момент её беспокоит только её сестра. его – не боится. / даже в мыслях не называет лордом. только он / и отца тоже не боится. в семнадцать даже наказание, перемешанное с вымученным страданием, кажется романтичным.
- белла! – тихим окриком, в попытке пробиться в чужую недоступную ей голову старшей сестры. – белла, приди же уже в себя наконец, - пока заставляет пальцы, намертво вцепившиеся в край дивана, разжаться. болезненность усилий. смаргивает, замечая пристальный – совершенно осознанный – взгляд сестры. вздох облегчения. светлая улыбка, скрывающая капризный изгиб губ, как будто перепачканных в чём-то красном. / крови /. пододвигается, всё ещё улыбаясь. и от улыбки в комнате как будто загорается свет. ещё не утратила. ещё не стала птицей, которой подрезали крылья. ещё летает, ещё пока позволяет себе мечтать.
прикосновения родной сестры почему-то не кажутся тёплыми. словно игра в безумие продолжается, оседая невидимыми пятнами на лёгком платье. ночь и день. чёрное и бледно-голубое. такие разные, такие непохожие. но родные. в каждом взгляде, жесте, слове. когда-то и это пройдет. как пройдет ломкая кукольная красота. останется лишь преданность узам крови, намертво склеивающим воедино, да холод, сквозящий в каждой черте. – в любви, - и нарцисса в это по-настоящему верит. никто не виноват в своих чувствах. и меда – тоже. как и не виновата в том, что сделала неправильный во всех отношениях выбор. запуталась, потерялась, позволила себе забыть, кто она.
нарцисса смотрит в глаза сестре. в них больше нет безумия и черноты. всё прошло, всё исчезло. а было ли? нарцисса не медлит с ответом. его правильность выбита на подкорке. но, видимо, не у всех трёх сестёр блэк. – да, - коротко. не опуская взгляд. – я знаю, чего от меня все ждут, - не любви. не красивой истории. преданности. всему и всегда. – может она… ещё одумается? – юной девочке хочется в это верить. юная девочка боится раскола семьи. холодной семьи, отмеченной родовым гербом. все чистокровные семьи одинаковые. и так сильно непохожие на тех, где властвует кровосмешение. – она ведь не может в действительности хотеть выйти за него замуж? – когда у родителей есть подготовленная идеальная партия для каждой из своих дочерей. – это ведь невозможно, - для всех, кроме меды, утопающей в запретной любви. может, потому и так притягательно, потому что совершенно запретно? дети чистокровных семей с рождения крутятся в обществе себе подобных. но некоторые умудряются найти то, что погубит, вырвет с корнем, навсегда закрывая путь обратно. в мир, где чистая кровь правит и даёт имена. – она тоже знает, чего от неё ждут, верно? – детская наивность в непрозрачно-серых глазах. – тед – он, наверное, хороший… - с опаской, с затаённым, задержанным дыханием в узкой грудной клетке. хороший. но не для девочки из семьи блэк. – она одумается, - с большей уверенностью в по-девчоночьи звонком голосе. – ты же знаешь, ей просто нравится всё запретное. а тед – он запретное. он незнакомое, чужое, - знала бы нарцисса, как была неправа: меда никогда не одумается. меда – не цисса. и меда – тем более – не белла. меда – это что-то другое, далёкое от обеих своих сестёр, впитавших правильность поступков и расчетливую холодность принятых решений вместе с болезненностью родительских прощений – ещё одной, самое страшной, формой наказания за невинные детские проступки. – всё будет хорошо, правда?
не будет.
ничего уже не будет хорошо. никогда. просто об этом ещё никто не знает. даже отстраненная мрачность каменных стен.
[NIC]Narcissa Black[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/GBuOaxO.jpg[/AVA]
[LZ1]НАРЦИССА БЛЭК, 17 y.o.
profession: студентка 7 курса;
dark sister: Bella;[/LZ1]
[SGN]---[/SGN]

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » дорогой мой человек'


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC