внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост от скорпиуса малфоя [эппл флорес] Сегодняшний день просто одно сплошное недоразумение. Как все могло перевернуться с ног на голову за один месяц, все ожидания и надежды рухнули одним только... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 35°C
* jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » it's not over


it's not over

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Код:
<!--HTML--><center><img width=500px src=https://b.radikal.ru/b14/2009/89/7de76151b412.png><br><br>
<p size=10px>MJ Cunningham & Selena Price<br>
<i>december'20</i></p></center>

+2

2

   Ты ехала в такси по пробкам к ресторану, где тебя ждал Джош. Ты подбирала в голове слова, которыми ты будешь объяснять, почему эти отношения не могут больше продолжаться/развиваться. Ты немного волновалась и всё ещё думала о принятом утром решении. Ключи от квартиры Маркуса Каннингема лежали в твоей сумке.

   Ты целовала Джоша в щёку, садилась за стул и чуть натянуто улыбалась. Не потому, что была не рада видеть, а просто потому, что нервничала. Разбивать сердце — всегда неприятно. Ты ела вкусную еду, пила шампанское и оттягивала монолог. Тебе хотелось оставить об этом вечере больше приятных воспоминаний. Ты с удивлением смотрела на коробочку с кольцом, лежащую на столе. Ты не дышала, когда он признавался тебе в любви и делал предложение. Ты сомневалась. Ты отвечала ему «да», хоть голос и казался чужим. Ты улыбалась, когда весь ресторан вам аплодировал. Ключи лежали в сумке.

   Ты знакомилась с его родителями. Обсуждала планы на будущее. Улыбалась, смеялась, пила вино. И до сих пор не верила в происходящее. Ты думала над тем, что будешь делать со своей квартирой, готова ли поменять фамилию и не возникнет ли проблем из-за того, что пока ты не хочешь детей. Ты взяла небольшой отпуск на работе на неделю, чтобы отметить свадьбу и ненадолго уехать в свадебное путешествие. Ты сообщила тёте, но, к счастью, на запланированную дату она улетала из Америки. Вы оба подали заявление в мэрию. Ключи всё ещё лежали в сумке.

   Ты начала планировать свадьбу, настаивать, что хочешь совсем неприметную церемонию, писать совсем короткий список приглашённых со своей стороны. Ты передала вопросы по оформлению, меню и прочим деталям маме Джоша, которой не терпелось приложить руку к торжеству, потому что тебе самой всё это было куда менее интересно. Ты никогда не была той девочкой, что с малых лет вырезает картинки из журналов в альбом с названием «моя идеальная свадьба». Тебя бы вообще устроило по-быстрой расписаться в мэрии и укатить вдвоём к морю. Но ты пошла на уступки, потому что Джош хотел, чтобы всё прошло традиционно. Ты ответила на сотни сообщений в мессенджере, перепробовала тонну тортов и перемерила десятки свадебных платьев. И да, ключи всё ещё лежали в сумке.

   Ты стояла у высокого зеркала в небольшой комнате, а снаружи шла последняя подготовка к официальной церемонии. Арка из цветов, гости в красивых нарядах, музыканты, и где-то там — жених, который сейчас волнуется куда больше твоего. Окидываешь взглядом своё отражение в зеркале. На тебе белое платье облегающего силуэта с открытыми плечами, волосы спадают локонами, аккуратный макияж. Вот только ты ли это? Ты смотришь на букет, что лежит рядом. На туфли, которые тут же обуваешь, становясь чуть выше. И снова взгляд в зеркало. Ты ли это на самом деле? Ты смотришь на вещи из своей обычной жизни, которые сейчас покоились на стуле. Блядские. Ключи. Всё ещё. Лежали. В сумке.

   Ты поворачиваешь голову на стук, разрешаешь войти и, сообщая, что готова, следуешь за свадебным распорядителем к месту, где уже собрались гости, к месту, где ты скоро скажешь «да» Джошу Доновану при толпе свидетелей, и твоя жизнь навсегда изменится. Назад пути нет. Даже не смотря на то, что ключи от квартиры Маркуса Каннингема до сих пор лежали в сумке, потому что ты никак не могла заставить себя от них избавиться.

Отредактировано Selena Price (2020-09-05 00:57:34)

+2

3

Я знаю, что ты приедешь. Уверен на девяносто девять и девять десятых. Слишком наивно, как для достаточно взрослого человека, не так ли? Наивно и, наверное, глупо, но продолжаю верить, что примешь решение в мою пользу. Слишком уверен в себе и своих намерениях, чтобы даже просто допустить очевидно противоположный исход событий. Слишком уверен. Поэтому бОльшую часть рабочих забот переношу домой. Приходится переоборудовать одну из немногочисленных комнат в свой кабинет. Перекрасить стены, изменить планировку, окна завесить тяжелыми портьерами, чтобы всё, что обсуждается в этой комнате, только в ней и оставалось. Подобрать подходящую мебель, заполнить деревянные полки книгами, папками, ящики — документами, сейф — всем остальным, чему не место в поле зрения. И, мне кажется, так даже лучше. Нахожу спортзал, чтобы в десяти минутах езды, без злоебучих пробок. Допустить, чтобы ты скучала — настоящее преступление. Но октябрь заполнен твоим молчанием. И я принимаю этот блядский сценарий, оправдывая понятным. Тебе. Нужно. Время. Окей, забирай.

Я тоже пользуюсь данным мне временем. Решаю многочисленные рабочие вопросы и удивляюсь, заметив на календаре середину ноября. Ты продолжаешь тянуть интригу. А я иду дальше, продолжая подготавливаться к твоему инфернальному приезду (или переезду?). Потому что уже давно абсолютно всё для себя решил. В один из выходных дней выбираюсь в город, чтобы купить кольцо. Золотое с небольшим, лаконичным бриллиантом посередине. И отчего-то уверен — тебе понравится. Продавец-консультант бережно укладывает украшение в коробку, коробку — в бумажный пакет, передает его мне над прозрачной стеклянной витриной и желает удачи. Благодарю её. Кажется, она мне понадобится.
Конец месяца. Кольцо продолжает жить под замком в сейфе.

И, наконец, декабрь. Звонок телефона из-под кипы никому на фиг не нужных бумаг, разрывающий тишину вдребезги. Тянусь к нему через весь стол и, не взглянув на имя звонящего, жму «ответить». Наш общий знакомый. Интересуется, не собираюсь ли сегодня на твою свадьбу с целью переговорить о чем-то на месте.

Не в курсе. Где? Когда?

Через час. Час, блять. Серьезно? Не поверить услышанному. Еще раз переварить, подумать. Черт, да что тут думать?

Окей, увидимся там, — сотовый — в карман джинс, наскоро накинуть на плечи пальто и сорваться по указанному адресу. С целью забрать ту, что принадлежит мне. Украсть тебя у него.

Останавливаю машину недалеко от обозначенного в телефонном разговоре места, прислоняюсь спиной к машине, заняв выжидательную позицию. Наблюдаю, как один за другим в здание церкви заходят твои гости-родственники, переговариваясь между собой о чем-то, как последним переступает порог он в сопровождении шафера и подружек невесты. Выдыхаю. Успел.

Наши взгляды неизбежно пересекаются, когда ты чертовски красивая во всем белом подходишь к порогу церкви с твёрдым намерением войти внутрь, но, так и не переступив его, ожидаемо меняешь свой курс движения. От нему ко мне. Из здания начинает доноситься блядский марш Мендельсона так громко, что слышу его даже здесь.

Гореть и сгорать — две разные вещи, — вместо приветствия, встречаясь с твоим померкшим взглядом и краем глаза замечая вышедшего из здания церкви ЕГО, — кажется, тебя ТАМ заждались, — констатирую очевидное, указывая в сторону увесистой приоткрытой двери.

Расскажи ему.
Расскажи, что было в тот самый день, когда вы (да и мы, в общем-то, тоже) виделись в последний раз. Расскажи, как извивалась подо мной. Как прижималась всем телом в слепом желании. Быть. Ещё. Ближе. Как срывал с губ твои стоны. Расскажи, что даже не думала сопротивляться, наслаждаясь каждой секундой внезапно ожившего прошлого. Как даже не вспоминала о нем тогда. Как не хотела бы выбираться из теплой постели.
Расскажи, что было в тот самый день. Как охуенно нам было вместе.
Расскажи, как выдумывали нелепые оправдания-легенды появления отметин на твоём теле. Кстати, чем объяснила их наличие? Не пришлось? Даже не сомневался в этом.
Расскажи. Ему. Всё. Так будет честно.

Или молчи.
Продолжай игру, которую сама же затеяла.

Отредактировано MJ Cunningham (2020-09-04 21:56:03)

+1

4

   Сердце бьётся в обычном ритме. Ты просыпаешься, принимаешь душ, завтракаешь, пьёшь кофе, листаешь ленты соцсетей, дожидаешься такси и едешь к месту торжества. Тебе делают укладку, наносят макияж, фотограф крутится неподалёку в поисках лучшего кадра. Мама Джоша суетится, постоянно отвечает на звонки, спрашивает, не волнуешься ли, поправляет пряди и регулярно повторяет: «Ну какая же красавица!», складывая ладони вместе. Джоша ты не видела со вчерашнего дня (вроде как, не положено), но он пишет тебе милые сообщения. Знаешь, что волнуется. В отличие от тебя. Надеваешь красивое бельё цвета слоновой кости, чулки — в тон, платье. Тебе нравится отражение в зеркале. Что уж скрывать — белый цвет прекрасно сочетался с цветом твоей кожи. Просишь всех оставить тебя одну. Вдруг только сейчас осознаёшь, что ни разу не сказала Джошу, что любишь его. Но ведь и не любишь же? Ты давно отреклась от этого чувства и пока не готова была поддаться ему. Врать ты тоже не хотела. Достаточно того, что он до сих пор не знает о той ночи, не знает, что ты ехала в ресторан, чтобы поставить точку. И не узнает никогда. Наверное. Всё ещё смотришь на отражение, а перед глазами всплывает чёрное бархатное платье, скатившееся на пол, его руки на твоих бёдрах и поцелуи, обжигающие кожу. Ты даже прикасаешься кончиками пальцев к запястьям, где ещё пару месяцев назад красовались следы, оставленные им. Начинаешь ненавидеть себя. Но всё ещё не волнуешься.

   Сердце чуть ускоряет темп, когда ты выходишь из небольшого здания, где проходила подготовка, и направляешься в сторону церкви. Путь длиной в пару сотен метров кажется бес-ко-неч-ным. Ты так близка к моменту, который изменит всю твою жизнь, и одновременно так далека. Ступишь на порог под известный до оскомины марш, медленно проследуешь по ковровой дорожке, перед тобой будут бежать чьи-то дети, раскидывая лепестки роз, дойдёшь до Джоша, повторишь клятву, скажешь «да», поцелуй, всхлипы и аплодисменты людей, большинство из которых ты увидишь в первый и последний раз. Как много женщин на твоём месте сейчас трепетали быть в сладостном предвкушении от понимания, что скоро ты станешь Женой? Точно не ты. Циничная сука? Хорошо, так тому и быть. Вот только неужели Джош этого действительно не увидел? Не захотел? Не успел? Не разочаруется ли он, когда истинное «я» даст о себе знать? Сердце стучит быстрее, так отчётливо, что каждый удар отдаётся в висках. Совершаешь ли ты ошибку — вопрос, над которым не хочется сейчас думать. Но не совершает ли ошибку Джош? Волнение медленно начинает подкатывать, окутывая облаком липкого тумана. Сейчас тебе не хочется менять свежий воздух улицы на духоту церкви. Нужна пара минут. Пара минут, чтобы отдышаться.

   Сердце начинает колотиться как бешеное, когда ты, полная решимости, готова зайти внутрь и, будто на прощание окидывая взглядом улицу, замечаешь его. Секунда, чтобы подумать, что тебе показалось. Секунда, чтобы постараться взять себя в руки. Секунда, чтобы понять, что это не плод твоего больного воображения. Секунда, чтобы попытаться успокоить сердце, которое стучало по рёбрам с такой силой, будто хотело прорвать грудную клетку и оказаться рядом с ним. Вопросы обрушиваются на тебя градом, непонимание борется с негодованием, волнение... с надеждой? Ты никогда не простишь себе, если не узнаешь, зачем он здесь. Церемония подождёт. Что такое пара минут в сравнении с «пока смерть не разлучит нас»?

   Сердце замирает, когда ты слышишь его голос, когда до него — рукой подать, сделать ещё один небольшой шаг и можно почувствовать тепло его тела. Решения казались такими простыми, выбор таким правильным, пока ты не видела Маркуса. Как там говорят: с глаз долой? Следуешь взглядом за его кивком и видишь Джоша, стоящего у выхода. Чёрт. Сделаю вид, что коллега в последний момент принял приглашение на свадьбу? Сделаю вид, что не хочу послать всё это к дьяволу? Сделаю вид, что всё в порядке? И до конца жизни буду делать вид, что счастлива?

   — Что ты здесь делаешь? — игнорируя сказанное им. Оборачиваешься. Джош всё ещё стоит у входа, как всегда терпеливый и понимающий. И в этот миг тебе хочется, чтобы он перестал быть таким. Чтобы подбежал, схватил тебя за руку, сказал, что никому не отдаст: ни коллегам, ни бывшим, отстреливающим яйца, никому, и утащил в церковь.
   — Хочешь вернуть ключи? «Или меня?» — напрашивается продолжение, но ты никогда этого не произнесёшь.

Отредактировано Selena Price (2020-09-07 02:01:30)

+2

5

Что Я здесь делаю?
Что ТЫ здесь делаешь?
Хочется задать встречный вопрос, но трезво осознаю, что мы оба здесь совершенно не к месту. Абсолютно не к месту. Вопрос испаряется сию же секунду. Нелепо пожимаю плечами, отвожу взгляд куда-то в сторону, спустя мгновение снова возвращаясь к тебе. Кажется, окончательно и бесповоротно сбитой с толку. Я охренел не менее, когда узнал о твоей свадьбе не от тебя. От “левого” человека. Так что принимай эстафету.

Они здесь? С тобой? — уточняю, изогнув бровь в удивлении, — Извини за нескромный вопрос: в какой из моментов этого дня ты собиралась ими воспользоваться? — когда ты собиралась свалить от него? Если проще. И собиралась ли вообще уходить? Какого черта ты их с собой носишь? Какого черта, Селена?

Чтобы отдать?
Или воспользоваться при случае?
И когда этот чертов случай должен был наступить? Я еще буду жив?

Впрочем, ответ на вопрос так и останется неизвестным. Нашу не скромную компанию решит разбавить своим присутствием он. Скрещиваю руки на груди, неохотно улыбаясь еще одному собеседнику.

DONOVAN:

Разговор ощутимо затянулся. Спускаешься по ступенькам вниз. Приближаешься к ним, прислушиваясь к обрывкам разговора, но не стремишься разобраться, о чем идет речь. Слова, вырванные из контекста, всё равно ничего не скажут. Да и тебе, в общем-то, не интересно. Подойдя вплотную, обнимаешь почти жену за талию, уточняешь:

Воспользоваться чем? Дорогая, у тебя всё в порядке? — уточняешь обеспокоено, окидывая недоуменным взглядом незваного гостя. Что он здесь делает? Разве он был в списке приглашенных? Если да, почему не спешит проходить внутрь и занимать свое место около остальных гостей? Расспросишь позже. Время тикает, гости ждут. Не самый лучший момент для разговора с коллегой. Или кем он там ей приходится? — У тебя две минуты. Все ждут только тебя, — призрачный поцелуй в щеку, чтобы не испортить её make-up и ты тактично уходишь в сторону к главному входу в церковь, оставляя их в одиночестве. На протяжении нескольких минут терпеливо подождешь её здесь. По истечению этого отрезка времени вмешаешься, если это потребуется. Если она не вернется раньше.

В конце концов, что может случиться за две минуты?

CUNNINGHAM:

Это блядский бой не на жизнь. На смерть. Борьба двух противоположных, совершенно разных жизненных сценариев, которые определенно точно столкнут вас с привычной дороги.
В одном из них я забираю тебя с собой. Не спрашивая твоего (а тем более — его) разрешения. Без лишних слов, без предупреждения закидываю тебя на плечо, бросаю на заднее сидение автомобиля и, закрыв авто, увожу отсюда. Потому что Я так решил. Потому что МНЕ так захотелось.
Во втором я всё же интересуюсь, что обо всем этом думаешь ТЫ. Счастлива ли ты с ним? Готова ли выйти за него замуж? Делаешь ли ты это потому, что действительно этого хочешь? Хочешь. А не потому, что так НАДО сделать. Естественно, НАДО НЕ ТЕБЕ. Потому что так ПРАВИЛЬНО по отношению к нему. Правильно, блять. Если бы наша жизнь состояла исключительно из правильных поступков — хрен знает, каким бы тогда был этот блядский мир и люди, живущие в нем. Но сейчас не об этом. Впервые мне хочется посчитаться с твоим мнением. Впервые я хочу учесть не только свои интересы. Я знаю, чего хочу. А знаешь ли ты? Знаешь ли ты сама, чего хочешь?

Ты хотела узнать, что я здесь делаю. Так вот, я здесь, чтобы узнать, что ты решила, — перехожу к делу, когда он уходит, — ты оставляешь ключи себе или возвращаешь их? — сжимаю всё ещё покоящееся в кармане джинс кольцо с аккуратным бриллиантом. То самое, купленное в середине ноября. Нет, я не забыл его в сейфе. Взял его с собой на случай, если всё-таки “да”, — пожалуйста. У тебя было достаточно времени, чтобы обдумать. Сейчас его нет, — совсем нет.

Я обещал не настаивать. Я обещал не давить. И я сдержал данное тебе обещание, хоть это и было чертовски сложно. Не звонить. Не встречаться. Не видеть. Рано или поздно даже самому ангельскому терпению предсказуемо приходит конец. Рано или поздно приходит время, чтобы окончательно разложить всё по полочкам.

Время пришло, Прайс. Каннингем или Донован? Выбирай.

+1

6

В твоей голове сейчас проносились два сценария. В одном — ты возвращаешься в церковь, выходишь замуж, живёшь размеренной и спокойной жизнью, работаешь, готовишь Джошу ужины, отмечаешь день благодарения со всей его большой семьёй, дарите родственникам смешные свитера на рождество, однажды рожаешь ему детей, потому что он этого очень хочет, в этом нет сомнений. Как и в том, что ты не будешь подозревать его в изменах и бояться вновь разбитого сердца. Каждый твой день будет предсказуем, планы на будущее — известны заблаговременно. Жизнь, которой живут миллионы, и вполне чувствуют себя прекрасно. Вот только была ли бы ты при этом по-настоящему счастлива?

В другом, ты посылаешь всё это торжество к чёрту и уезжаешь с Маркусом. Ты нихрена не знаешь, что будешь дальше, к чему это решение тебя приведёт, но точно убеждена в одном — ты будешь счастлива. Долго/кратковременно/выходные/месяц/год/всю жизнь? Ты. Не. Знаешь. Но точно будешь.

Может ли выбор вообще быть хорошим или плохим? Правильным или неправильным? Ты привыкла думать, что нет. Что есть только тот выбор, который делает тебя счастливой и тот, который не делает. Всё. Именно поэтому ты пошла в медицинский, поэтому решила стать хирургом, хоть это и было чертовски сложно, но приносило тебе удовольствие. Именно поэтому ты с головой окунулась когда-то в отношения с Маркусом, хоть и прежде старалась ограждать себя от серьёзных отношений. Именно поэтому не так уж и давно закрыла глаза на все принципы, обиды, и вновь поддалась тем чувствам, что обуревали вами. Не потому, что это было хорошо, перспективно (как в случае с профессией) или плохо, неправильно (как в случае с Каннингемом), а просто потому, что это делало тебя сча-стли-вой. Было ли решение выйти замуж за Джоша принято исходя из этой позиции? Или в тебе просто говорил страх?

Могла ли ты ещё час назад представить, что Маркус Каннингем приедет на твою свадьбу и поставит вопрос ребром? Точно нет. Ты ведь понимала, что дело совсем не в ключе. Можно наделать десяток копий, поменять замок, но это не имеет значения. Ты не дала ему ответ, не отправила ключ, не встретилась лично, не отправила сообщение. Ты оставила ключ себе и пропала. И поступила не честно. В глубине души надеялась, что он приедет сам. Или что поймёт всё без слов. Или что сам уже пожалел об этом предложении, забыл и продолжил жить дальше, отвлекаясь на других женщин. Причина уже не так важна.

Эмоциональные американские горки или стабильность? «Жили долго и счастливо и умерли в один день» или «Жить здесь и сейчас, наслаждаясь мгновением»? Тот, кто вызывает у тебя нежные, милые чувства или тот, при одном взгляде на которого закипает кровь? На самом деле, ответ был настолько прост, и так быстро возник в твоей голове, что было даже не по себе.

Какой вообще может быть ответ, когда этот мужчина стоит перед тобой? Ты ещё проклянёшь себя за то, что собираешься сделать. За то, что разобьёшь одно сердце, за то, что сделаешь это так театрально и на глазах десятков гостей, за то, что не набралась смелости признаться себе и ему гораздо раньше в том, что вы не можете [не должны] быть вместе, за то, что долгое время он не сможет доверять женщинам. За это всё ты успеешь себя возненавидеть. И ни извинения, что ты обязательно принесёшь ему лично, ни искренность и честность, с которыми ты это сделаешь, ни возмещённые расходы на свадьбу, ничего из этого не отменит того, что на долгое время этот день станет худшим в его жизни. Но какой вообще может быть ответ, когда этот мужчина стоит перед тобой?!

Вновь оборачиваешься на Джоша, который смотрит на циферблат наручных часов, готовый вот-вот снова направиться в твою сторону. Переводишь взгляд на Маркуса, смотря ему прямо в глаза: — То, что я сейчас собираюсь сделать, ужасно. Ты точно хочешь быть частью этого? Поверь, если ты сейчас сядешь в машину и уедешь с желанием никогда меня не видеть, я это пойму. Пойму даже лучше, чем если ты останешься, — еле заметная улыбка касается твоих губ. Страх и волнение отступают на второй план.

Но он, конечно, не уедет. Не без тебя. Ты видишь эту решимость в его взгляде. И это перевешивает любые «но», чувство вины и страх совершить ошибку. — Боюсь, что тебе придётся сделать ещё одну копию... Всё ещё не отводишь взгляда от его светлых глаз. — Потому что они лежат в сумке в комнате неподалёку, а я собираюсь сесть в эту машину и уехать отсюда как можно дальше. Короткая пауза. — С тобой.

Отредактировано Selena Price (2020-09-06 02:10:05)

+2

7

Ну, наконец-то. Ответ получен, цель, ради которой, собственно, ехал сюда, достигнута. Выдохнув с облегчением, указываю в сторону открытой двери автомобиля.

Так чего ты, черт возьми, ждешь? — дожидаюсь, пока брюнетка, вместе со своим дофига объемным ослепительно белым платьем, скроется в салоне и, не теряя ни секунды, тут же следую её примеру. Автомобиль в нетерпении срывается с места, автоматически оставляя церковь, гостей, жениха и “приятные” свадебные хлопоты в не таком уж далеком прошлом. Нажатием на кнопку включаю музыку, сбавляю громкость на минимум, — о ключах не беспокойся. Копии делать не придётся. Я попрошу Фрэнка забрать твои вещи и привезти в “Platinum” при случае. Не думаю, что он откажет, — всё слишком просто, когда знаешь всю подноготную, — он недавно потерял работу, так что… — не продолжаю, слежу за дорогой, попутно цепляясь взглядом за отражение в зеркале заднего вида, мысленно надеясь, что твой (уже бывший) хахаль не додумается поехать следом за нами, посчитав твоё исчезновение несвоевременной “кражей невесты”. Усмехнувшись, перевожу на тебя взгляд. Задумалась? Интересно, о чем?

Надеюсь, ты не успела перевезти к нему свои вещи? — и тем самым значительно усложнить задачу сейчас. Трезво осознаю, что за несколько месяцев моего невмешательства могло произойти всё, что угодно. Но к счастью, хотя бы в этом решении ты не поспешила,  — отлично, — вести диалог и одновременно следить за дорогой становится сложнее, так что на этом он благополучно обрывается. Музыку громче, чтобы заглушить тишину, двигаясь по хорошо известному маршруту.

Спустя полчаса останавливаю авто напротив входа в подъезд. Дальше — четко по прямой, скрыться за железной дверью, пройти вверх по лестнице, в этот раз не забыв вызвать лифт, который, к счастью, уже находился на первом, терпеливо дожидаясь следующих пассажиров. Оказавшись в квартире, закрываю дверь на ключ, в следующий момент опираясь спиной о металлическую поверхность и, выдохнув, прячу руки в карманах джинсовых брюк. Интересно, что было бы, если бы я не приехал? Вышла за него замуж, пустив ситуацию на самотек? Ждала бы, пока само разрешится? Не слишком ли легкомысленно? Сакраменто — не мегаполис. Рано или поздно наши прямые пересеклись бы снова. И что тогда? Что дальше? Очередной гребанный тупик? Или постоянные измены? Хрен знает.

Ты серьезно собиралась выйти за него замуж? — произношу вслух вопрос, который вот уже хрен знает который по счету час, не даёт покоя. Раз уж решили начать с нуля, почему бы в первую очередь не избавиться от недосказанностей? Подталкиваю к тебе огромный чемодан на колёсах, который сейчас нужно заполнить самым необходимым. — Почему не приехала? — не обвиняю. Скорее интересуюсь в чем, черт возьми, причина. В нашу последнюю встречу казалось, что всё очевидно. Предрешено. Неделя-другая на «подумать» скорее для галочки, позже — твой переезд в дом. Наш дом. Но в какой-то из моментов очевидная, четко выстроенная система дала сбой. Сгорела. В какой из моментов это произошло?

Тебе чертовски идёт это платье, но тебе придётся сменить его на что-нибудь… более удобное, — пока ты занята чемоданом, удаляюсь на кухню, заполняю прозрачный стакан водой. Несколько небольших глотков, чтобы спустя несколько минут снова оказаться в гостиной. Наблюдаю, как тщетно пытаешься справиться с неебическим количеством петель-застёжек и, улыбнувшись, предлагаю помощь, — помочь? — и, как всегда, не дожидаясь ответа, неторопливо расстегиваю адские петли. Нарочито медленно. Одну за другой. Постепенно приближаясь к последней. Справившись с этой (без преувеличения) нелегкой задачей, тяну платье вниз, затем отбрасывая в сторону, как ненужную вещь. Теперь об оставшемся в прошлом торжестве напоминает только кружевной комплект в цвет платья. Чувствуя нарастающее с каждой следующей секундой возбуждение, резко притягиваю за руку ближе к себе, раздвигая полные губы языком в требовательном поцелуе, в следующую секунду нехотя отстраняясь, — Кажется, придется здесь задержаться на неопределенное время. Что скажешь?

Отредактировано MJ Cunningham (2020-09-16 14:31:53)

+1

8

Сердце твоё сейчас колотилось с немыслимой силой, выплясывало чечётку на рёбрах, частой пульсацией отдаваясь в висках и сонной артерии. Ты дышала так часто и глубоко, что, казалось, ещё немного, и все многочисленные застёжки на платье разлетятся в сторону, ставя жирную точку в этом несостоявшемся торжестве. Но не смотря на всю эмоциональную тахикардию, мир вокруг будто замедлился, превратился в пресловутый слоу моушн какого-нибудь средненького голливудского фильма. А ты больше будто не главный герой, а просто зритель, наблюдающий за всем со стороны.

Вот невеста в охренительном, ослепляюще-белом платье в последний раз оглядывается на церковь и выжидающего на крыльце жениха. Крупный план, и внимательный зритель при этом прочитает на её губах короткое «прости», которые предназначается скорее ей самой, чем мужчине, который пока не знает о её планах. Уголками губ улыбается красавчику, ожидающему у машины. Склейка. Дверь авто открывается, и девушка, путаясь в складках наряда, спешно залазит на сидение, быстро подбирая подол платья. Хлопок. Ещё один. Крупный план на жениха. Тот поднимает взгляд от часов, пытается осознать увиденное, стартует с места. Педаль газа — в пол, звук нарастающей скорости. Склейка. Жених в строгом чёрном костюме стоит на дороге и провожает взглядом уезжающую машину. Зрители шёпотом комментируют: «Да небось чувствовал, что сбежит она. Знал в глубине души». Двое влюблённых в машине несутся к закату. Титры. Занавес. Люди в зале аплодируют, впечатлительные дамочки вытирают слёзы, мужчины одобрительно кивают.

Только ты — не в зрительном зале кинотеатра, и сердце твоё колотится не потому, что тебя впечатлил фильм на большом экране. Ты едешь в этой самой машине, за рулём которой — Маркус Каннингем, оставляя за собой церковь, жениха, свадебную церемонию, кольца и будущее, казавшееся таким ясным. Теперь же оно рушилось, а на его осколках возводилось новое, куда менее предсказуемое, но, как ты уже ощущала где-то в области солнечного сплетения, куда более охренительное и волнующее.

— Нет, не успела, — отвечаешь, пребывая всё ещё в неком оцепенении. Слишком много эмоций. Слишком много впечатлений. Слишком много мыслей. Но прежде чем хоть немного в них разобраться, надо отдышаться и окончательно прийти в себя. Тишина, разбавленная лишь музыкой, звучащей для тебя где-то на заднем плане, прекрасно этому способствует. Вдох. Выдох. Осознание случившегося приходит постепенно, небольшими шажками. Ты. Сбежала. Со своей. Свадьбы. С Маркусом. С Маркусом, мать его, Каннингемом. И судя по меняющимся городским пейзажам за окном, он везёт тебя в твою квартиру. Квартал, улица, крыльцо, лифт, дверь. Ты заходишь в квартиру, где должна была оказаться уже после медового месяца.

Сердце приходит в норму, пульс замедляется. Ты ещё не до конца веришь, что осмелилась на этот шаг. И всё ещё уверена, что однажды попадёшь за него в ад, но эта перспектива давно не кажется тебя такой уж плохой. По крайней мере, ты приняла решение, за которое тебе не стыдно перед самой собой. И глядя на Маркуса, прислонившегося к запертой входной двери, ты абсолютно чётко ощутила, что чем бы это всё не закончилось, каким долгим или коротким не будет этот выделенный вам срок для счастья, ты никогда не пожалеешь о том, что сегодня выбрала его.

— Серьёзно. Мне это казалось... Правильным? — пожимаешь плечами. — До того самого момента, пока я не увидела тебя. С чистого листа? Тогда предельная честность — прекрасное начало. — Может именно поэтому и не приехала? Я правда несколько раз собиралась привезти тебе ключи и сообщить о свадьбе. Но в глубине души понимала, что стоит мне тебя увидеть, и всё в миг изменится. Направляешься в ванную и выходишь оттуда с парой косметичек с самым необходимым, по пути захватив несколько вещей их гардероба. Ты не имеешь ни малейшего понятия, что тебе может понадобится, но точно знаешь одно — тебе нужно уехать из этой квартиры, где тебя могут искать в первую очередь. Платье скользит по полу, цепляется за углы. От него определённо нужно избавиться. И, кажется, тебе понадобится помощь. Да и если бы не нужна была, ты слишком любишь, когда это делает именно он.

От эфемерных прикосновений его рук к твоей открывающейся спине по позвоночнику бежали мурашки. Ты чувствовала, как ослабляется натяжение ткани, как мягким шёлком соскальзывает платье с твоей груди, с талии, с бёдер, как опускается к ногам в белых туфлях и в миг улетает куда-то в дальнюю часть комнаты. Разворачиваешься, тут же притянутая ближе, в кружащем голову поцелуе. Только ради одного этого поцелуя можно было пойти на этот шаг. — Скажу, что ты сводишь меня с ума, — берёшь его руку, прикладываешь ладонь в область набирающего скорость сердца. — Чувствуешь, какой эффект оказываешь на меня? Ведёшь его рукой по своему телу ниже и ниже, к линии белоснежного низа, под кружевную ткань. — Чувствуешь? И тут же вновь прижимаешься к мужчине, жадно целуя его и судорожно освобождая от футболки и джинсов. Тебе не нужна никакая прелюдия. Тебе нужен он. Сейчас. Весь.

Кровать снова в пролёте — слишком далекой сейчас кажется спальня. Диван же куда ближе. Не прерывая поцелуй, спиной движешься в его сторону. Садишься на спинку, не без удовольствия, чуть затуманенным от возбуждения взглядом наблюдая, как Маркус избавляется от последних предметов одежды, как тянется к тебе в собственническом поцелуе, как сжимает кожу на твоих бёдрах, как море эмоций плещется в его глазах, когда он резко входит в тебя. Да, определённо, даже один этот миг стоил твоего решения.

Отредактировано Selena Price (2020-09-17 00:39:42)

+1

9

Да ладно? — наигранно-недоверчивое на это твоё «сводишь с ума» с явным удивлением во взгляде. Мне не нужно ничего доказывать. Это должно было быть следующей моей бескомпромиссной фразой, но ты, как всегда, считаешь иначе. Прикладываешь ладонь к области сердца, бьющегося с сумасшедшей скоростью. Молчанием на следующий вопрос, чтобы просто посмотреть, как поступишь дальше. Что сделаешь. Как проведёшь рукой по своему разгоряченному телу  ещё ниже, позволяя пальцами нырнуть под невесомую кружевную ткань, коснуться уже влажной промежности и, отнюдь не вразрез твоим планам, начать её ласкать, пробуждая в тебе ещё бОльшее желание. Добившись должного результата, удовлетворенно улыбаюсь, помогаю тебе избавиться сначала от своей одежды, затем в предвкушении перехожу к твоему комплекту — единственной оставшейся на тебе вещи (не считая, конечно, туфель на высоченных шпильках, но они никоим образом ничему не препятствуют). Тяну вниз шлейки лифа, освобождая от него твои руки, снова вниз, теперь высвобождая роскошную грудь, расстёгивая застёжку и позволяя упасть вниз, затем ладонями ещё ниже, к кромке белья, резко потянуть, освобождая от последней преграды, и отбросить в сторону к остальным вещам. Подхватить тебя и, не прерывая поцелуй, с легкостью приподнять над полом, усадить на спинку дивана, развести длинные ноги в стороны и войти слишком резко, зная на все сто процентов, что ты готова к этому моменту. Не сбавлять темп движений ни на миг. Мысленно всё-таки признавая тот факт, что я чертовски по тебе соскучился. Чертовски соскучился по пресловутому «нам».

Спешка довольно быстро сходит на нет, надоедая, уступая место желанию получить удовольствие постепенно. Не смотря на блядский лимит времени. Нехотя выйдя из тебя, обхватываю, сжимаю тонкое запястье увлекаю за собой, теперь принимая на диване позу сидя и наблюдая, как твои аккуратные колени занимают своё законное место по обе стороны от меня. Притягиваю ближе к себе, помогая присесть, но не спешу заполнить тебя собой снова. Не так быстро. Для начала встретиться с твоими губами в очередном поцелуе, сократив расстояние между нами в ноль. В этот раз поцелуе нарочно медленном, неспешно-тягучем, дублирующим точь в точь ощущение постепенно нарастающего внутри возбуждения. Почувствовать, как приподнимаешься в предвкушении, но снова не спешить. Вскользь пройтись головкой члена у самой промежности, дразняще скользнуть вокруг клитора, иногда как бы невзначай задевая его, не отрывая взгляда от твоих застланных пеленой всепоглощающего возбуждения глаз. Почувствовать, как напрочь сбилось твоё дыхание, благодаря абсолютной тишине, нарушаемой разве что твоими стонами, услышать, как гулко твоё сердце бьется о рёбра, будто желая вырваться на свободу. Почувствовать, как улетучивается самоконтроль, как с каждой секундой становится сложнее сдерживать блядское желание. Поэтому уже в следующий момент  разворачиваю тебя спиной и, наконец, насаживаю на член снова, до самого основания, не позволяя привыкнуть, продолжаю двигаться в такт заданному тобой в этот раз неспешному ритму.

Вот так, хорошая девочка, — голосом с хрипотцой. Порою ты слишком хорошо знаешь, как «надо».

Дневное время суток позволяет рассмотреть многочисленные детали, постоянно остававшиеся на втором плане. Убрать рассыпавшиеся по спине волосы в сторону, оголяя аккуратную линию шеи, позвоночника. Тебе когда-либо говорили, что вид сзади у тебя ровно такой же потрясающий? Скользнуть широкими ладонями по спине, замечая, как прогибаешься в ней в ответ на эти самые действия, затем в стороны, выше, прикоснуться к груди, сжать в ладонях, с каждой секундой наращивая темп движений. Ещё чётче, резче, ярче. Чувствуя приближение, а затем стремительное наступление разрядки.

Повернуть тебя лицом, прижать к себе ближе. Потянуться к желанным губам в очередном поцелуе, провести ладонями по щекам, опуститься к шее, груди. Черт возьми, если так пойдёт дальше, есть огромнейший риск опоздать на самолёт. Будто в подтверждение собственных мыслей о том, чтобы поторопиться, подхватываю тебя на руки, теперь направляясь в сторону ванной комнаты.

Ещё немного и оба билета отправятся в урну, — без обозначения деталей, без точного направления и прочих моментов. Всему своё время. Так что позже обязательно всё узнаёшь.

Контрастный душ прекрасно справляется со своей задачей, помогая убрать с тела остатки сегодняшнего дня. Полотенце с легкостью заканчивает картину, с легкостью впитывая в себя оставшиеся на теле капли воды. Выйдя из комнаты трачу несколько минут на поиск своих вещей и, едва успев надеть их все на себя, замечаю тебя в дверном проёме. Чертовски привлекательную даже будучи просто обёрнутой в махровое белое полотенце.

Не забудь паспорт, — плюхнувшись на диван, проверяю смартфон на предмет пропущенных звонков/месседжей, карманы — чтобы удостовериться, что кольцо всё ещё на своём месте, и снова возвращаюсь взглядом к тебе, продолжающей собирать вещи. Отмечаю, что чемодан уже забит практически под завязку, так что ещё немного и можно выдвигаться дальше.

Отредактировано MJ Cunningham (2020-09-17 10:05:22)

+1

10

Два месяца с вашей последней встречи пролетели незаметно. Теперь же казалось, что прошла целая вечность. Как ты смогла продержаться так долго без него? Без его поцелуев, раз за разом лишающих тебя разума? Без его взгляда, от которого возбуждение приятной истомой ощущается внизу живота? Без его рук, от прикосновения которых ты готова вновь и вновь и умирать и воскресать из пепла? Как? Сейчас ты вдруг поняла, что скучала, скучала все эти дни, но прятала это чувство глубоко внутри, не давая ему даже шанса напомнить о себе. А сейчас, когда он так близко, когда сердца ваши стучат в одном бешеном ритме, все эти запрятанные эмоции вырвались наружу, как буйная река прорывается через плотину, снося всё на своём пути. Ты скучала, и скучала охренеть как сильно. Настолько, что никак не можешь «насытиться» им. Яростно прижимаешься, движешься навстречу, впиваешься пальцами в кожу, будто снова в слепом желании оставить метку. И тут же подчиняешься, оказываешься сверху, когда он тянет за руку и опускается на диван. 

Но он не спешит. Провоцирует, дразнит, лишает остатков самообладания. Наказывает за то, что не приехала? Что чуть было не связала свою жизнь с другим мужчиной? Уже начинать молить о пощаде? Нарочито эфемерные, еле заметные, но достаточно ощутимые, чтобы желать бОльшего, прикосновения срывают стоны с твоих раскрасневшихся от обжигающих поцелуев губ. За долю секунды заставляет тебя ненавидеть его за эту пытку и тут же желать в разы сильнее. Хотеть, чтобы он остановился и чтобы никогда не останавливался. Чувства сходят с ума, эмоции льются через край. Как ему каждый, блять, раз удаётся довести тебя до исступления?

И только когда эта пытка возбуждением становится почти физически, болезненно не выносимой, он в резком порыве разворачивает тебя и заполняет собой, вознося на вершину блаженства. Ещё мгновение назад нетерпение вынуждало тебя кусать губы требуя разрядки, теперь же тебе хотелось двигаться медленней, чувствовать его внутри каждой клеточкой, вращать бёдрами, медленно подниматься и снова опускаться на его член, раскачиваться, выгибаться в пояснице, чтобы ощущать ещё глубже, ярче, острее. Накрываешь ладонями его руки, сжимающие твою грудь, перехватываешь его правое запястье, обхватываешь указательный палец губами, ведёшь от основания до кончика, чуть касаешься зубами, чтобы вновь проскользить влажными губами до основания. Чёрт. Ты бы очень хотела видеть сейчас его лицо. Но ещё сильнее ты хочешь двигаться быстрее, приближаясь к такому необходимому и охуительному финалу.

Ещё несколько резких движений, ещё несколько резких толчков, его хриплый стон, и тебя накрывает жаркой волной оргазма, взрывающегося внизу живота и тёплом растекающегося по телу. Наконец заглянуть в его глаза, даже сквозь поцелуй почувствовать лёгкую улыбку, улыбнуться в ответ. Сейчас тебе кажется, что ты готова остаться здесь с ним навечно. Отрезанные от мира металлической дверью, не отвечать на звонки, не возвращаться к реальности, ничего никому не объяснять. Когда его губы на твоих губах, когда он прижимает тебя так близко, когда вновь проходится по твоей коже своими сильными руками вызывая лёгкую дрожь, просто невозможно не желать, чтобы это длилось вечно. В этом же моменте чувствуешь, что сердце перерастает рёбра от накрывающих эмоций, и впервые не боишься этого ощущения. Впервые ты не отрекаешься, а принимаешь. Принимаешь его со всеми чувствами, что он в тебе вызывает.

— Билеты? — спросишь с улыбкой, когда он, подхватив тебя на руки, отправится в душ. Но поняв, что именно сейчас ответа ты не получишь, решаешь не донимать вопросами. Душ снимает лёгкую усталость, заряжает энергией и обволакивает ароматом геля для душа. Нехотя выпуская Маркуса из кабинки, ты смываешь с себя этот свадебный макияж, убираешь чуть влажные волосы в высокий хвост и выходишь в комнату в одном полотенце. Цепляешься взглядом за платье, которое сейчас белой тряпкой лежит в углу комнаты. Так, надеть что-то удобное. Хотя в сравнении с этим нарядом любая одежда покажется удобной пижамкой. Направляешься в гардероб, надеваешь чёрные обтягивающие джинсы, топ на бретельках, берёшь ещё гору вещей (всё ещё не представляя, что тебя ждёт) и несёшь их к сумке.

К счастью, паспорт лежал в небольшой папке со всеми документами и ждал завтрашнего дня, когда ты должна была отправиться в свадебное путешествие. Всю папку убираешь в ручную сумку и возвращаешься в комнату, по пути накидывая на плечи кожанку.
— Пожалуй, я готова. Квартиру — запереть, лифт — вызвать, сумку — убрать в багажник.

Садишься на пассажирское, пристёгиваешься и поворачиваешься к Маркусу. — Ну что, как долго ты намерен сохранять тайну? Улыбаешься, в мягком поцелуе касаясь его губ. — Или будешь раскрывать карты постепенно? Ну что же, конечная точка маршрута — аэропорт. Вот только это пока лишь усиливает твоё любопытство, а не унимает его. Но смирившись, что никто ничего тебе не расскажет, ты просто расслабилась и откинулась за спинку кресла. Сакраменто не большой город, и до аэропорта без пробок можно было добраться за полчаса. Начинало вечереть. А ты всё ещё не до конца верила в реальность происходящего, будто события последних часов — лишь охренительный, волшебный сон. Но вот перед тобой — аэропорт, вот гигантское табло с длинным списком городов, в которые сегодня отправятся самолёты. Ну что, какой же из них — ваш?

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » it's not over


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC