внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост от скорпиуса малфоя [эппл флорес] Сегодняшний день просто одно сплошное недоразумение. Как все могло перевернуться с ног на голову за один месяц, все ожидания и надежды рухнули одним только... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 35°C
* jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » ураганное средневековье


ураганное средневековье

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://i.imgur.com/aqbBhL9.gif

https://i.imgur.com/81BpFEw.gif

https://i.imgur.com/zNp5Hjt.gif

как-то орыч намудрил с очередной техникой, и троица [в процессе «ваши нашим хуями машут»] в составе дейдары, хидана и шикамару оказалась в средневековье. самом настоящем, с замками, рыцарями, ведьмами и пр. страшно, очень страшно, ну или как-то так.

[NIC]HIDAN[/NIC][STA]† † †[/STA][AVA]https://i.imgur.com/FYNaTyq.gif[/AVA]
[LZ1]ХИДАН, 22 y.o.
profession: член акацуки, ниндзя-отступник, религиозный фанатик[/LZ1]
[SGN]― бог покарает таких гондонов, как вы, не понимающих боли других.[/SGN]

Отредактировано Tayler Jay (2020-09-07 17:30:57)

+7

2


Чертовски хочется спать.

Дейдара, измотанный очередной вылазкой в деревню скрытого Облака, устало трет пальцами переносицу и мечтает только о мягкой и теплой подушке. Он печально вздыхает, прикрывает глаза и представляет, как накрывается уютным одеялом, но резкий порыв холодного северо-западного ветра, издевательски забирающегося под плащ, бодрит похлеще ведра ледяной воды, вылитой за шиворот. Поежившись, Дейдара прячет озябшее лицо в высокий черный ворот и неохотно топает за бесформенным куском дерева, закутанным в такого же цвета плащ.

— Поторопись, — сердито рявкает Сасори-данна. Он страшный, как сама жизнь, но искусство почитает, чем вызывает уважение Дейдары. Впрочем, искусство у него неправильное, ненастоящее: искусство должно быть быстрым и мимолетным, словно взрыв, а Сасори-данна уважает вечность. Вот болван.
— Когда привал, хм? — спрашивает Дейдара, но шаг ускоряет: злить напарника он вовсе не желает.
— Скоро.
— А конкретнее, хм?
— Через двадцать три минуты и сорок восемь секунд.

Дейдара саркастично фыркает, но испытывает облегчение: если Сасори-данна сказал, что скоро, значит, скоро. Смачно зевнув, мальчишка лениво ступает за напарником; чтобы не уснуть прямо на ходу, он лепит из глины маленьких белых птичек и отправляет их в полет. Неинтересно, скучно и весьма банально, но хоть какое-то развлечение для его сонного сознания.

Через двадцать минут на горизонте вырисовываются очертания рёкана с фиолетовой крышей, и Дейдара с облегчением выдыхает: спать. Холл встречает незваных гостей мягким золотистым светом, теплом камина и ароматом рамена, но мальчишка игнорирует все, кроме собственной кровати с долгожданным одеялом. Он ныряет под него, даже не раздеваясь, и через несколько мгновений номер сотрясает громкий басистый храп.

Все идет хорошо до тех пор, пока мальчишка не просыпается. Сонно разлепив глаза, Дейдара вдруг обнаруживает над собой небо – пасмурное такое, тяжелое. Свинцовое. Повернув голову, он натыкается взглядом на макушки густых темно-зеленых деревьев, проглядывающих сквозь туман. А лежит он в сырой после недавнего дождя траве; мокро, промозгло и холодно. Выругавшись по-акацуковски, мальчишка резко садится и мрачно оглядывается по сторонам. Что за чертовщина, хм?! Пейзаж незнакомый, деревья чужие и даже воздух какой-то не такой. Ничего непонятно, и это раздражает.

Быстро придя в себя после столь захватывающего пробуждения, Дейдара занимает решительное вертикальное положение и кутается в плащ теплее. Воровато зыркнув по сторонам, он цепляется взглядом за странного вида лачужку и, не найдя более ничего интересного, ступает к ней. По пути спотыкается о бревно; бревно в ответ что-то бессвязно бубнит себе под нос и даже шевелится. Не в силах побороть любопытства, мальчишка легко пинает «бревно» носком сандалии.

— Эй ты, — недружелюбно рявкает Дейдара, — ты че тут развалился, хм?

И только потом Дейдара замечает на «бревне» фирменный жилет чунина, а на плече – повязку Конохи. Мальчишка щурится и ловит себя на мысли, что надо было пнуть посильнее… но вместо этого Дейдара предусмотрительно отходит на несколько шагов назад: береженого кунай бережет.

[NIC]Deidara[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/xlgnXsr.gif[/AVA] [SGN][/SGN][STA]этот мир так прекрасен за секунду до взрыва[/STA][LZ1]ДЕЙДАРА, 19 y.o.
profession: член акацуки, ниндзя-отступник, подрывник[/LZ1]

Отредактировано Lis Suarez (2020-09-04 21:55:36)

+5

3

Над медленно тянущейся чередой перистых облаков зреет золотисто-багровый закат, мягко обволакивая главную улицу Конохагакуре но Сато и возвышающуюся впереди резиденцию Хокаге. Чуунин смачно зевает и, по обыкновению своему, закидывает обе руки за голову, медленной поступью вышагивая в сторону поместья клана Нара.

- Шикамару! - слишком громко и неожиданно, заставляя нескольких случайных прохожих обернуться.

- М-м-м? - мальчишка оборачивается, но замечает лишь семью из трех человек у магазинчика с разными безделушками.

- Куда идешь, дохляк? - приходится поднять голову, чтобы разглядеть примостившегося на фонарном столбе Наруто, со свойственной беспечностью растягивающего улыбку до самых ушей. - Сегодня был тяжелый день, пошли в Ичираку? Шикамару отвечает на поставленный вопрос ленивым молчанием; не отличающийся деликатными наклонностями Узумаки считает молчание знаком согласия.

Нара не воспринимает идею с должным энтузиазмом, но все той же ленивой поступью плетется за слишком активным другом, вскользь удивляясь чужой неиссякаемой энергии. Свою же энергию, в большинстве случаев, мальчишка предпочитает бережно экономить, свободное время растрачивая на рассматривание лениво плывущих по небу облаков или игру с Асумой в шоги.

За третьей порцией рамена, которую с жадностью поедает Узумаки, в то время как Нара едва ли способен похвастаться и половиной съеденной лапши, к ним присоединяются Сакура и Киба. Шикамару поддерживает разговор, от случая к случаю делится собственными наблюдениями, но мысленно все еще считает происходящее бесполезной тратой времени и желает поскорее добраться до собственной кровати.

Компания проводит в Ичираку еще порядка получаса, обсуждая предстоящие задания. Нара прикидывает варианты, которыми можно будет оперировать в том случае, если придется участвовать. Слишком хлопотно.

К одиннадцати часам все расходятся, как обычно слишком громкий Наруто прощается с товарищами на протяжении пары сотен метров, а потом резво скрывается между покатыми крышами домов. Шикамару не жалеет, что пошел вместе с другом, но все еще убежден, что мог провести время более спокойно.

***

Крепкий сон слишком беспокоен и неприятен. Они снова должны вернуть Саске в деревню, им снова приходится разделяться, один за одним оставляя товарищей позади. Ему снова приходится драться с куноичи из Четверки Звука. Здесь она в разы опаснее, ее демоны слишком сильны, - Нара чувствует слабую боль в области правого подреберья, через несколько секунд - снова, но уже чуть ощутимее.

- Эй ты, - голос куноичи искажается ровно так же, как медленно искажается ее лицо. - ты че тут развалился, хм?

Мальчишка резко распахивает глаза, но не чувствует боли от пронзившего секундой ранее куная. Вместо этого чувствует сырость, неприятно прилипшую к телу одежду и очередной удар, сопровождаемый явным недовольством.

Странно. Непонятно.

- М-м-м?.. - невнятное мычание не приносит ни толики понимая. - Хватит уже! - рявкает и поднимает взгляд. Темный плащ с россыпью красных облаков навевает не самые дружелюбные мысли. Нара реагирует быстро, поднимается на ноги и отскакивает в сторону. Об Акацуки он наслышан, но близким знакомством с этими шиноби предпочитает себя не связывать.

- Кто такой, м?

Неправильно поставленный вопрос, Шикамару, - внутренний голос весьма убедителен. Член Акацуки, такой же сырой, помятый и на первый взгляд растерянный - меньшее из зол, если подумать.
[NIC]Nara Shikamaru[/NIC]
[AVA]https://funkyimg.com/i/37cFm.gif[/AVA]
[LZ1]ШИКАМАРУ НАРА, 17 y.o.
profession: шиноби из деревни Скрытого Листа.[/LZ1]

+3

4

Глаза полны страха. Беспомощная жертва обстоятельств, что повелась на красавчика и последовала за ним в незнакомый лес. Липкие от испарины и пота волосы переплелись между собой, образуя безобразие колтуны. На коже нет ни одного чистого места — каждый сантиметр покрыт синяком или порезом разной глубины, от незначительных и уже затянувшихся до всё ещё кровоточащих и безобразно разодранных. Один глаз, правый, заплыл, им невозможно было чётко различить контуры в большой холодной пещере, левый ещё мог видеть и ориентироваться в пространстве. Но никакой пользы от собственного тела она больше не ощущала — ноги словно онемели, кожа безбожно зудела от попавшей в открытые раны грязи, ладони потрескались, как и губы, а голос сел ещё час назад или раньше — здесь потерялся счёт времени. Девушка не знала, куда делся её похититель, и в его отсутствии она видела для себя слабый, но шанс. Либо сбежать, найдя лазейку в монотонных каменных стенах, либо покончить жизнь самоубийством. Лишь бы не попасть ему в руки, лишь бы не стать жертвой кровавого ритуала. Она видела, в какого зверя превратился симпатичный молодой человек, которого она встретила несколько дней назад на фермерском рынке неподалёку от её деревушки. Молчаливый, в меру учтивый и напористый, но не вульгарный, он понравился юной Морико практически с первых минут знакомства. Он представился сыном лесника, предложил ей составить ему компании при сборе хвороста для больного отца.

Лес — последнее, что она помнит перед тем, как ощутить боль от оглушительного и точного удара по голове. Обрывками восстанавливая память — кто-то тащит её за ногу по влажной земле, цепляя за выступающие корни деревьев, но в какой-то момент перевалив на плечо. Всё остальное было словно частью кошмара — Морико пришла в себя в безлюдной пещере, прикованная за массивный железный ошейник к одной из стен. Она кричала, плакала, но вскоре поняла, что-либо она отрезана от всего мира, либо это помещение не пропускает звук. Любой исход страшен. Девушка даже не сразу провела параллель между событиями и её новым знакомым, но всё встало на свои места, когда именно он появился во мраке пещеры, полураздетый и держащий в руках огромную косу. Дикий взгляд, безумная улыбка, символ оккультизма на толстой цепочке, болтающейся на жилистой шее.

После пятого удара она перестала ощущать боль, идентифицировать её. Он бил её ногой по животу, несколько ударов пришлись на спину, один или два — в грудную клетку, серия слабее — по лицу. За головной болью и неприятным звоном в ушах она слышала что-то про жертвоприношение и как какое-то божество будет радо свежей плоти. Её плоти. Морико закричала, что было сил, но точный удар в горло лишил её этой возможности. И когда она уже смирилась со скоропостижной смертью, псих перестал её трогать, очевидно, насытившись зрелищем. Он ушёл, сказав что-то про омовение перед священным ритуалом. А она заплакала — нет, завыла. Слёзы текли по израненной коже, соль разъедала трещины, в конце концов её стошнило — не едой, а какой-то желчью, жидкой и кислой слизью, от которой стало жечь горло изнутри.

Помогите… помогите… — шепчет несчастная сбитым шёпотом, обращаясь то ли к Богу, то ли к Дьяволу. К тому, кто ближе, к тому, кто в силах помочь. Она ползёт в ту сторону, откуда появился мучитель первый раз, в противоположную от стены, к которой прикована сама. По какой-то причине цепь длинная, и Морико, не чувствуя онемевшие колени и ноги, ползёт в темноту, с каждым сантиметром царапая кожу на ладонях мелкой каменной крошкой. — Помогите… пожалуйста… кто-нибудь…

Мелкий дождь, пасмурные тучи, наполненные промозглой влагой; прохлада, таящаяся в каждом порыве северного ветра — осень в этом году выдалась незадачливая, хмурая и строгая. Редко когда увидишь столь недовольные и озабоченные лица у жителей местной деревни, но их настроение и поведение было связано не столько с кознями погоды, сколько с мрачными новостями — мало продолжительных стычек на границе Страны Рек с деревней Скрытого Дождя, которым не было видно ни конца, ни края, так ещё и где-то рядом орудовал маньяк [пропадали юные девушки, до 20 лет, совершенно разного типажа], жадный до свежей крови и не знающий промаха. Местные шептались между собой по ночам, называя реки алыми, и вовсе не из-за опадающей листвы клёна. Хидана искренне веселил весь этот ажиотаж и ощущение ужаса в воздухе, в отличие от Какузу — бессмертный осуждающе смотрел на напарника каждый раз, как тот возвращался из подземного бункера, весь в крови и возбуждённый после новыхх отданных почестей Джашину. Очередную миссию пришлось выполнить в одиночку.

На этот раз что-то пошло не по плану. Новая девка вырвалась и побежала, спотыкаясь, прочь, меж деревьев, путая следы в густой куще хвойных и лиственных деревьев. Сначала её шаги легко идентифицировались — Хидан шёл, как голодный волк, по кровавому следу на сухой земле. Но после нескольких минут преследования его внезапно обдало контрастным холодным ветром, таким сильным, что пришлось воткнуть косу в землю, дабы устоять на ногах. «Даблять»кнув, парень закинул свою красавицу обратно на плечо и продолжил преследование, замедляя шаг, видя в отдалении лачугу и какую-то суматоху по пути к ней. Понятно, блондиночке решил помочь какой-то бравый местный. Облизнувшись, Хидан размял шею [наклонив голову сначала к левому плечом, следом — к правому] и, замахнувшись косой, бросился к двоим, которые, почему-то, резко отскочили друг от друга. Только в процессе рывка понимает, точнее узнаёт в бабе Дейдару, а в местном — шиноби из Конохи благодаря жилету и протектору.
Ебаааать, — с шумом приземляется прямо по центру, между первым и вторым, взмахнув косой и указав ей на Дея. Тот ещё мудень, весь из себя чудесный, чавкающий глиной из рук, пиздец. Но зато из своих. Доверять можно. — Какого хуя Пейновского ты тут делаешь? — где Сасори, где Какузу, чёрт возьми? — А ты, блять, кто? — очередной взмах, и трёхлезвенная коса указана на незнакомого паренька. Откуда возник шиноби Конохи? Они же не ходят по одному, тут явно в кустах ещё половина деревни. — Чё за... — а вот это уже, задрав голову и проследив за источником непонятного шума. Прямо над ними пролетело две женщины в чёрной одежде и остроконечных шляпах на мётлах. Без шуток, без шуток блять, прямо по воздуху.

Говорил ему Какузу заканчивать с жертвоприношениями не по расписанию.
Глюканы подъехали.

[NIC]HIDAN[/NIC][STA]† † †[/STA][AVA]https://i.imgur.com/FYNaTyq.gif[/AVA]
[LZ1]ХИДАН, 22 y.o.
profession: член акацуки, ниндзя-отступник, религиозный фанатик[/LZ1]
[SGN]― бог покарает таких гондонов, как вы, не понимающих боли других.[/SGN]

Отредактировано Tayler Jay (2020-09-07 18:05:42)

+2

5


— Ты кто такой, м? — хрипит сонный от долгого молчания голос, принадлежащий шиноби деревни Скрытого Листа. Дейдара, недоверчиво – и неприязненно тоже – косит правым глазом на пацана, которого первоначально принял за бревно, и решительно молчит. Он, в конце концов, ничем не обязан парнишке, да и помогать потенциальному врагу – не самая лучшая затея. Вместо ответа подрывник делает еще один шаг назад: осторожность никогда не бывает лишней. Медленно оторвав взгляд от незнакомца, подрывник поднимает голову и оглядывается по сторонам. Серое, словно свинцом налитое, небо выглядит крайне недружелюбно; оно с мгновения на мгновение обрушится на землю потоком холодного осеннего дождя. Деревья – вовсе не такие, как в родных краях – лохматые, конечно, и темно-зеленые, но в большинстве своем худые и тощие, облезлые и с мрачными когтистыми лапами, норовящими забраться за шиворот и задушить. Дейдара, когда представляет царапающие плечи сучья, невольно хохлится, словно от ледяного ветра. Ветер, кстати, не заставляет себя ждать и холодным северо-западным порывом проезжается по рукам.

«Бр-р-р», — мысленно ворчит Дейдара, не прекращая, тем не менее, изучать территорию взглядом. Местность не нравится. Она незнакомая, неизвестная, непонятная; чужая. Даже воздух здесь иной – и дышится иначе; выругавшись про себя, мальчишка устало прикрывает глаза и трет ладонью лоб: снова вляпался. А Сасори-данна где? Почему он один по горло в дерьме?

— Слышь, ты, олень, хм, — обращается Дейдара к парнишке, — ты как здесь оказался, хм?

Но прежде, чем получить ответ, подрывник отвлекается на знакомый мужской голос, доносящийся справа; нахмурившись, Дейдара резко поворачивает голову и видит сперва косу и только потом – ее хозяина. Переживая за собственную блондинистую шевелюру, подрывник резко отпрыгивает назад, отдаляясь от сонного бревна еще на несколько метров. Хидан – а это, безусловно, он – ловко приземляется меж шиноби, вздымая клубы красной пыли. Менее эффектно он, конечно, появиться не мог: не того поля ягода.

— Ебаааать, — говорит «привет» Хидан и сразу переходит к делу, — какого хуя Пейновского ты тут делаешь?
Дейдара закатывает глаза так глубоко, что они, кажется, больше никогда не выкатятся обратно.
— Местной флорой любуюсь, хм, — саркастично отвечает подрывник и переводит взгляд на шиноби из Скрытого Листа. Теперь его очередь отвечать. Дейдаре тоже интересно, что здесь, среди преступников,  предателей и самых отпетых негодяев, забыл этот святоша с глазами заебанного жизнью оленя.

Впрочем, дождаться ответа вновь не выходит: теперь общее внимание привлекают две худые женщины, облаченные во все черное и летящие на… метлах. Если бы многочисленные рты Дейдары сейчас жевали глину, то подавились бы одновременно. Оставив без комментариев сие мероприятие, Дейдара медленно поворачивает голову в сторону Хидана и одним только взглядом спрашивает: это че щас было? «Чещасбыло», синхронно поглядев вниз, замечают трех незваных гостей и переглядываются тоже, переговариваются. Ловко парируя в воздухе, они делают крюк и зависают наш шиноби метрах в десяти: не достать. Но Дейдара ведь не пальцем деланный: заметив снижающихся девиц, мальчишка мгновенно запустил руки в фиолетовую сумку с глиной, и теперь у него наготове несколько маленьких, но верных бомб.

— Вы кто и че вам надо, хм? — спрашивает Дейдара, глядя вверх.
Девицы переглядываются и вдруг заливаются кокетливым румянцем; в их глазах – Дейдара даже на таком расстоянии видит – пляшут веселые бесенята. Девицы жеманно хихикают и, переглянувшись снова, медленно сокращают дистанцию: спускаются на метлах вниз.
— А вы не местные, да?  — одна из девиц вьется, словно черная кошка, вокруг шиноби из Листа. Она ластится и глазки строит, но не касается.
— Мы рады путникам. Пойдемте с нами. Мы накормим, напоим и спать уложим, —  голос второй льется, словно мед с молоком, и Дейдара вдруг обнаруживает, какие они очаровательные в этих своих бесформенных черных плащах и в остроконечных шляпах. А какие у них соблазнительные тени... на щеках подрывника выступает румянец, как после нескольких бутылок саке, а в глазах появляется нездоровый блеск.
— А потом скормим нашим собакам, — они смеются, явно уверенные в том, что их жертвы порабощены и собственной воли больше не имеют. Впрочем, Дейдара так очарован, что готов сам скормить себя собакам, если это принесет удовольствие столь достойнейшим дамам.

И неважно совсем, что у одной нос размером с Коноху, а у второй нет зубов.

[NIC]Deidara[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/xlgnXsr.gif[/AVA] [SGN][/SGN][STA]этот мир так прекрасен за секунду до взрыва[/STA][LZ1]ДЕЙДАРА, 19 y.o.
profession: член акацуки, ниндзя-отступник, подрывник[/LZ1]

Отредактировано Lis Suarez (2020-09-17 19:53:21)

+2

6

Смазливого вида паренек, скрывающий едва ли не все лицо за высоким воротником, не предпринимает попыток атаковать, оставляя за Шикамару право чуть более подробно изучить поведение потенциального противника.

Не растрачивай время понапрасну, - отзвуком в сознании и смутным воспоминанием перед глазами всплывает серьезное лицо сэнсэя Асумы, назидательно преподававшего урок вяло зевавшему мальчишке и привычно выдыхавшего сероватый столб дыма через слегка приоткрытые губы.

Шиноби присаживается на корточки, но не отводит пристального взгляда. Заданный вопрос остается без ответа, что заметно досаждает, - Шикамару потратил бы меньше времени на выстраивание полной картины происходящего, если бы акацуковский прихвостень отличался хоть какими-нибудь базовыми манерами.

- Слышь, ты, олень, хм, ты как здесь оказался, хм?

Нара кладет предплечье на согнутое колено и хмурит брови, оставляя заданный вопрос без ответа будто бы в противовес. Вместо этого молча поджимает губы и беглым взглядом цепляется за более заметные детали: парень задумчиво и в то же время растерянно оглядывается, словно находит себя не в своей тарелке; заинтересован, но слишком уж опаслив; старается соответствовать грозному званию члена Акацуки, но вздрагивает от леденящего душу завывания промозглого ветра.

Шикамару находит собственные ощущения от сложившейся ситуации на удивление идентичными. Ко всему прочему, едва проходит несколько секунд, между напряженно настроенными по отношению друг к другу шиноби с невнятными звуками приземляется третий. Осевшее облако пыли демонстрирует уже знакомый плащ и ненавязчиво увеличивает негласные проблемы вдвое. Нара заметно напрягается - какого черта на его плечи свалились сразу два непонятных типа? Наверняка это расплата за то, что отказался помогать матери в осточертевших и отнимающих слишком много сил домашних делах. Это, по его мнению, неправильно, недопустимо и не должно практиковаться, если брать в расчет сыплющиеся от Хокаге задания. Слишком много "не", но ведь и он, в конце-то концов, чуунин, а не домохозяйка.

- А ты, блять, кто?

Еще один вопрос, избавляющий Шикамару от перспективы повторять одно и то же несколько раз, отнимая ценное время. Впрочем, подать голос мальчишка так и не успевает. Вскинув голову вслед за удивленными шиноби, он хмурится еще сильнее, не отыскав в собственном сознании логичного объяснения увиденному. Пролетевшие по воздуху женщины.

Пролетевшие.
На метлах.
Женщины.

- От женщин одни проблемы, - словно невзначай и совсем негромко.

- А вы не местные, да? Мы рады путникам. Пойдемте с нами. Мы накормим, напоим и спать уложим, - слишком приторно и слишком... сладко. Шикамару недоверчиво оглядывается, размышляя о том, что следить придется не только за новоявленными гостьями, но и за парой Акацуки. Вьющаяся рядом женщина деловито осматривает шиноби, очаровательно улыбается и бросает такие заискивающие взгляды, что Нара вдруг осовело выдыхает. Его губы, до этого плотно сомкнутые, растягиваются в приветливой улыбке.

Какой-то необъяснимый прилив сил, растекающееся по медленно расслабляющемуся телу тепло, даже не смотря на сырую и холодную погоду, и до подкашивающихся ног ударяющее очарование, - Нара что-то несвязно мычит и кивает, когда одна из девиц предлагает отправиться в ближайшую хижину, где обязательно будет вкусная еда и теплая постель.

- Она совсем рядом, вон там, - и взмахом руки указывает на покореженный сарай, издалека напоминающий сгнившую собачью конуру. Деревянные доски местами поломались от искусавшего времени, продолговатые щели насквозь продуваются холодным ветром, но Шикамару настолько увлечен сладко льющимся голосом, что верит каждому слову.

Верит и пропускает мимо ушей негромкие фразы о скорой смерти.

Что сказал бы сэнсэй Асума, увидев своего ученика в столь невыгодном положении? Наверняка провел бы долгую и нудную лекцию о том, что потеря бдительности равносильна потере жизни. Шикамару совершенно точно выслушал бы все, но мысленно посетовал на потерянное время, которое можно было бы потратить более спокойно. Он ведь и без того все прекрасно понимает, вот только сложившаяся сейчас ситуация, как оказалось, не совсем обыденная.
[NIC]Nara Shikamaru[/NIC]
[AVA]https://funkyimg.com/i/37cFm.gif[/AVA]
[LZ1]ШИКАМАРУ НАРА, 17 y.o.
profession: шиноби из деревни Скрытого Листа.[/LZ1]

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » ураганное средневековье


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC