внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост от скорпиуса малфоя [эппл флорес] Сегодняшний день просто одно сплошное недоразумение. Как все могло перевернуться с ног на голову за один месяц, все ожидания и надежды рухнули одним только... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 35°C
* jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » break the silence


break the silence

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://forumfiles.ru/uploads/001a/c0/9d/2/811761.jpg
ДОМ ДИЕГО // СЕНТЯБРЬ 2020 // НАМ ЕСТЬ О ЧЕМ ПОГОВОРИТЬ

+4

2

Осень в Калифорнии ни чем не отличается от лета, весны или даже зимы. Единственным исключением стал прошлый год, когда впервые за полвека выпал снег и к этому люди, привыкшие к засушливому средиземноморскому климату, оказались не готовы. Нелепо подобранные одежды из нескольких слоев теплой вязки, неуклюжие бутсы на скользком ходу. Калифорния была в откровенном шоке от подобной климатической пощечины и все новости сплошь и рядом были усеяны тревожными новостями о том, что погодные изменения могут носить более глобальный характер, вплоть до теорий заговора и страха перед повторением знаменитого сюжета «Послезавтра». Страх оказался напрасным, снег, выпавший рано утром, исчез еще до полудня, будто бы его никогда не было и ему на смену пришли привычные холодные ливни. Это однообразие со временем начало утомлять, мне вдруг стало до дикости не хватать смены сезонов. Сейчас так же, душа требовала замены привычного пейзажа перед глазами, все больше хотелось пестрых осенних красок, которые есть в Мэне, Виргинии и других штатах. Временами одолевало желание собрать вещи и свалить подальше, но начало учебного года и в целом подавленное настроение не давали возможности даже собрать себя в кучу.
Лень, так внезапно охватившая каждую клетку организма, дала волю и пространство только для того, чтобы заказать еду на дом из любимого ресторанчика, откупорить бутылку одного из премиальных родительских вин, и шаркающей походкой спуститься в гостиную.
В доме последнее время поселилась тишина. Диего вдруг перестал устраивать шумные попойки с понедельника по воскресенье, и все чаще давал возможность слышать, как собственные шаги отлетают эхом от высоких стен. Он и сам стал несколько тише, что временами наталкивало на странные мысли, заставляя шевелиться мое и без того буйное спгс.
Этот вечер исключением не стал. Его взъерошенную макушку невозможно упустить из виду, даже, если единственное что освещает гостиную это отсвет плазмы. Непривычно тихий и без скопления посторонних людей вокруг, он вызывает во мне какое-то очень теплое тихое чувство, которое временами просыпается ко всем членам нашей огромной семьи, даже к Из.
Интересное совпадение: Диего терпеть не может Арма, но всей душой обожает маленькую Иззи, обратно пропорционально тому, как я не могу находиться с ней в одном помещении без скандала дольше нескольких минут и тому, насколько прочная связь между мной и Армандо. Была… Пока все не спуталось. Но сегодня, пожалуй, лучше без этого.
Привет, ― почти шепотом, боясь нарушить покой его уединения. Обхожу, диван, опуская на столешницу журнального столика свои припасы, включая бутылку вина и фирменные контейнеры с едой. Меня не волнует, что подумает брат, я готова оправдывать любые его догадки банальным советом деда Марио, который тот так щедро раздавал своим чадам «время от времени, полезно клюкнуть в терапевтических целях».
Я думала тебя нет дома, как-никак суббота, бармены Сакраменто наверняка уже принялись обзванивать больницы и морги, ― мне до сих пор непривычно видеть его вечером трезвым и в одиночестве, учитывая бесконечную тусовку, в атмосфере которой я живу, вот уже второй год. Стало странно не закрывать дверь в спальню плотнее, изобретая новые способы скрыться от шума музыки и гула людей. Не привычно перестать заниматься в плотно прижатых к голове наушниках. И еще более странно больше не сталкиваться с неожиданными людьми в коридорах на утро после очередной попойки, ― В общем, я планировала весь вечер меланхолить в одиночестве, смотреть ромкомы с Рене Зеллвегер, но, если ты, вдруг, планировал то же самое, мы можем договориться.
Без разрешения падаю на диван рядом с Диего, скрещивая лодыжки, цепляюсь пальцами за подушку и подминаю ее под собственные локти.
Диего, с тобой все в порядке? ― шутки шутками, но временами я на самом деле беспокоюсь за него. Не без причины. Образ жизни моего брата так резко диссонирует со всеми нашими стремными семейными привычками, что само собой выстраивает в моем мозгу самые невероятные страхи и не всегда они беспочвенны, на оборот, такие же пугающе реалистичные, такие же мрачные, как и история моего спешного переезда сюда. Пальцы сами собой тянутся к его голове, вплести их в непослушную копну темных завитков, осторожно перебрать их пальцами, сдвинув со лба, ― Хочешь, поговорить?

+4

3

Лето выдалось богатым на эмоции и под конец стало совсем трудным. Я чувствовал себя выжатым, конечно, во многом благодаря тому, что существенно ограничил свой таблеточного-наркотический рацион, сведя его практически к минимуму, если не считать редкое баловство кокаином и косяк марихуаны перед сном. Впрочем, весь этот эксперимент нельзя назвать удачным, потому что я с трудом справлялся с собой и внешним миром, который будто бы катком по мне проехался. Я стал избегать вечеринок, где можно нажраться до беспамятства и речь совсем не о еде. Мне также опостылели бесконечные тусовки, после которых мой дом напоминает древнегреческие развалины, а любая клининговая компания может почувствовать себя археологическим бюро. К тому же, у Фел началась учёба. Она ходит теперь с ещё более деловым видом, а Ма звонит мне через вечер, вздыхает в трубку и просит не мешать ей становится образованным членом общества. По мнению Бланки все дети в нашей семье в зоне риска, потому что ведутся на мой праздный образ жизни и потому с легкостью попадают под мое пагубное влияние. Кажется, мой имидж в глазах родителей уже ничем не исправить. Однажды я стану святым или мучеником и, возможно, тогда что-то изменится.
Вчера я сильно поссорился с Марко. Настолько, что он произнёс две самые ужасные фразы: «ты меня разочаровал» и «никогда больше». Все дело было в машине, вернее, в водительских правах, которые у меня отобрали по решению суда. Временно. За оскорбление полицейского и из-за препаратов, которые я принимаю якобы для лечения хронической мигрени и депрессии. Здесь мне очень помог Марко, который вписал мне липовый диагноз и рецепты задним числом на таблетки, чьи активные вещества нашли в моей крови. В итоге, я отработал шестьдесят часов общественных работ в ночлежке для бродяг и через три месяца должен пройти медицинское освидетельствование на вещества, чтобы вернуть права. В общем, можно сказать, отделался лёгким испугом. И все благодаря Марко, который рисковал своей репутацией и карьерой. Ему также удалось сохранить происшедшее в тайне от родителей и любопытных журналистов. Он повёл себя как герой, а я его разочаровал и теперь никогда больше он не станет мне помогать. Все дело из-за машины. Марко отогнал ее к себе, чтобы мне не было повадно сесть за руль, пока я на испытательном сроке. Но вернул на прошлой неделе, показывая как возрос его уровень доверия к моей персоне. И все было бы хорошо, если бы он случайно не заметил как я в одиночку сажусь в свой Роллс-Ройс, припаркованный в самом центре города. У меня даже не было возможности соврать, что меня повезёт на нем кто-то другой. Всю дорогу до дома Марко отчитывал меня, как сильно нашкодившего мальчишку, только выбирал выражения, соответствующие моему возрасту. Я в ответ сорвался и наговорил ему все что думаю о его лицемерии и об отношениях с Иветт. В общем, расстались мы настоящими врагами. Уже на утро я понял, какой я идиот. Написал брату об этом, но он не ответил. Чуть позже позвонил, но он не взял трубку и не перезвонил. Поэтому этим вечером я обрёк себя на несвойственную мне меланхолию в компании телевизора и безалкогольного пива, которое я купил по ошибке, перепутав на полке с алкогольным.
Фелисити появилась из недр огромного дома и даже смогла меня в нем отыскать. Я сидел почти в полной темноте, смотря какое-то вечернее шоу, смысла которого я не успел уловить. Я только что отправил ещё одно сообщение Марко, не надеясь сегодня на ответ.
- Хээээй, сис, - говорю я, поворачиваясь в ее сторону. От Фел вкусно пахнет духами. Я обожаю все ее ароматы, которые она периодически меняет под настроение или внешний вид. Сегодня Фелисити домашняя. Это значит, что она отлично выглядит, одета как на выход, однако, никуда пока не собирается. Но! Если вдруг что изменится, то она просто надушится сверху ароматом для вечеринок и отправится тусоваться до утра. За два года совместного проживания я изучил сестру лучше, чем за всю жизнь, большую часть которой из-за разницы в возрасте мы провели вдали друг от друга.
- Тогда ты разве не должна прямо сейчас выбирать маленькое чёрненькое платье для моих роскошных похорон? - рассмеялся я над шуткой про барменов и морги. - Не переживай! Моя секретарша как раз их обзванивает, чтобы предупредить, что этот вечер Диего Мендес проведёт со своей малюткой-сестрой. Целую Фелисити практически по отечески в скулу и заодно с интересом заглядываю в ее коробочки с едой. Идея поесть меня посещала несколько раз за день, но я не приложил никаких стараний, чтобы что-то заказать и тем более, приготовить.
- Неужели все части «Бриджит Джонс»? Или у неё есть что-то новенькое? - ворую у сестры креветочку прямо с деревянных палочек. - Кстати, когда ты в последний раз общалась с Марко? Все же я надеюсь, что он скоро сменит гнев на милость и сегодня просто целый день на смене в больнице и поэтому не отвечает. У меня  был ещё вариант позвонить Иветт и разведать обстановочку. - Зато! Я в четверг ужинал с Па и твоим любимым братом. И они меня даже почти не стыдись. Вообще-то это был спонтанный ужин на двоих с Па, но каким-то образом Армандо тоже на него просочился. Пришлось слушать их болтовню о работе и стараться при этом не напиться от скуки. За это я постоянно пинал ножку стула ненавистного братца каждый раз, когда он начинал умничать.
- А что с тобой не так? Неужели заболела? - кладу ладонь на лоб Фелисити. - Тебе двадцать, а ты проводишь свой субботний вечер перед телеком в компании старшего брата-изгоя.

Отредактировано Diego Méndez (2020-09-07 19:32:51)

+3

4

Никаких маленьких черных платьев, ― тихо посмеиваюсь, сжимая пальцами кудри брата, не в силах описать, как сильно мне нравится проделывать этот бесхитростный жест, ― Только в пол, со шлейфом, так было бы драматичней.
  Брат, кажется в приподнятом настроении, даже по-доброму тыкается губами в  мою скулу, заставляя довольно сморщить нос и приняться за сервировку ужина. Про себя надеюсь, что этого будет достаточно, но если нет, ничто не остановит нас замучить службу доставки.
Не угадал, «Замерзшая из Майами», душа требует снега Среднего Запада, ― сознаюсь, не упуская из виду акт воровства моей креветки и вместо того, чтобы взъерошиться, протягиваю братцу еще одну. Я вовсе не против делиться с ним креветками, фильмами, настроением, одна проблема ― я давно перестала делиться с ним самыми важными вещами ― своими мыслями. Я бы очень этого хотела, но то, что сейчас храню про себя, способно все испортить и наше с ним теплое отношение перечеркнуть на раз-два. Я не готова так рисковать.
Семья важна. Эти приземленные постулаты бережно взращивают в нас родители с самого начала. Они старательно и скрупулезно прививают нам нашу идентичность, понимание родной культуры, собственных корней, пытаются научить нас держаться вместе, но в какой-то момент система дает сбой.  Семья становится эпицентром конфликтов, интриг и недопонимания друг друга. Каждый из нас, будучи частью чего-то большого, неисправимо растет в полном одиночестве, медленно обрастая своими собственными секретами. И мне бы очень хотелось, чтобы тайн в нашей семье было чуточку меньше, чтобы негатива в ней было меньше раз в сто.
Диего со мной может не согласиться, но я бы могла его переубедить, вспомнить и рассказать обо всем том дерьме, через которое наша семейка умудрилась протащить поганым веником наше фамильное древо, да так качественно, что листья у него сбились в жухлое месиво, а плоды давным-давно сгнили.
Лет десять назад такого не было. Мы жили гораздо сплоченней. Сейчас, мы только и делаем, что периодически встречаемся на ужинах, чтобы как следует впиться друг другу в глотки. Трудности взросления, сложные характеры или в целом отвратительное воспитание, но даже Диего не станет отрицать, что все далеко не идеально.
Марко…, ― приходится хорошенько задуматься, для того, чтобы отыскать нужные воспоминания в голове: вот, я нахожу в его старой квартире, молодую пигалицу, которой тот сдает квартиру за смешные деньги, и с которой тот периодически спит, тщательно пачкая свою благодетель; вот он сам выходит со мной на контакт, чтобы попросить держать рот на замке и дать ему возможность самому разобраться со своими проблемами; а вот я строю надменную рожу и разбиваю его подарок о ближайший столб, словесной пощечиной швыряю в него факт того, что Эмма, далеко не единственная его левая телка, о которой мне известно; и лишь сухо выдаю, ― Давненько. Я, кажется, чаще вижу эту его Иветт, чем Его Высочество лично. Ну, ты знаешь, мы никогда особо много не общались. Он строит из себя дофига важного, и вообще
Жить в извечно нависающей тени идеального Марко трудно, особенно сейчас, когда за душой есть все те же грешки. Однако я научилась игнорировать это давящее чувство. Помогало то, что и наш старший брат, далеко не образец благочестия.
С Диего в этом смысле легче, он никого из себя не строит. И мне начинает нравиться идея провести время вместе с ним, я вполне готова променять тихую меланхолию на коллективную психотерапию. И даже то, что он невзначай в разговоре переходит на личность Армандо, меня не задевает. Я посмеиваюсь над его живой манерой рассказывать о таких простых вещах, как ужин с отцом и влезшего в него Арма, вполне искренне и даже игриво сжать пальцами его колено, чуть сильнее обычного, почти ущипнув его, ― Я и тебя люблю, между прочим. Он просто старается быть серьезней, не так-то просто избавиться от ярлыков. Понимаешь?
Он на самом деле старается. То, каким он был несколько лет назад и сейчас, две разительно отличные друг от друга картины. Мало кто обращает на это внимание. Даже родители не всегда замечают,  то, какой Армандо, на самом деле, трудоголик, быть может, потому, что он не пытается выкрашивать себя в белый, а принимает тот факт, какого мнения о нем окружающее. Вздыхаю. Ничего не могу с собой поделать, я продолжаю его защищать и оправдывать, даже когда сама чертовски сильно злюсь на него. И эту тему мне хочется пройти по касательной, не шибко уходя в глубину, но это вовсе не те легкие маневры, которые выходит проворачивать, закрыв глаза.
Ну, я в какой-то степени пока завязала со всеми эти сомнительными мероприятиями, и еще, возможно мне как раз и не хватало моего брата-изгоя для полного счастья, ― придвигаюсь ближе, оккупируя все больше и больше диванной территории, ― Мы и с тобой давно не общались, что уж там, Марко…
Рукой, на ощупь, нахожу пульт от телевизора, выбирая из каталога нужный фильм, жму на плей. Экран плазмы на секунду погружается во мрак и после ознаменует начало логотипом киностудии. Мне ничего не остается, как устроиться удобнее, пристраиваясь спиной к груди Диего, время от времени, поднося к его рту еду.
Диего, ― подаю голос спустя пару минут от начала, стараюсь не сильно диссонировать с беседой четырех деревенских сплетниц на экране, поднимаю голову, упираюсь взглядом в подбородок брата, ― Вы никогда не рассказывали, почему не ладите с Армандо. Что-то произошло? Я помню вас такими буквально, всегда. Вы постоянно спорите, препираетесь. С Марко ты так не разговариваешь, с Клаудио тоже, да и вообще ни с кем, почему он?
Вопрос, который мучил меня, пожалуй, большую часть сознательной жизни, до тех пор, пока я не стала принимать ситуацию как должное. Казалось, что оба они заточены под едкие замечания  адресованные друг другу. Каждый из нас время от времени становился невольным свидетелем словесных дуэлей между ними и едва ли могли представить в чем кроется суть этих баталий.  Само собой, это нормально спорить друг с другом, я проделываю это с Марко и Иззи, но спроси кто меня о причинах, я без труда смогу их перечислить и по пунктам разложить все наши конфликты. Здесь же, казалось, ситуация сложилась исторически, ровно в тот момент, когда Арм появился на свет, Диего решил для себя, что с этим парнем будет неплохо время от времени мериться не только ширинками.

+2

5

Фелисити тут же начинает жамкать мои кудряшки, как кошка, которая запускает свои лапки в пушистый пледик, наминая и кайфуя от этого. Я привык. Этот трюк проделывали многие, но мало кто обладал навыками моей сестры. Она ещё в детстве погружала в мою копну волос свои маленькие цепкие пальчики, усаживала на неё куколок и что-то воображала вслух. Мне повезло родиться в большой семье. Именно так. Ма и Па смогли сделать так, чтобы при нашем необъятном количестве для каждого находился укромный уголок, в том числе и в их сердцах. И мне было немного грустно за тех, у кого не было ни братьев, ни сестёр. Несчастные люди. Многие из них утверждают, что им итак заебись, но я им не верю. У них просто не было, например, такой сестры, как Фел. Конечно, нас могло быть меньше. Семь детей - это все же легкое безумие. Но я не жалел о существовании никого из них, даже Армандо (как это не странно). Надеюсь, тоже самое они думали и про меня.
Живя в одном доме, мы действительно почти не общались с Фелисити. Однако я знал, что она все равно за мной приглядывает. Не только по поручению Ма, но и по воле собственного сердца. И это очень трогательно. Надо сказать, что с тех пор, как я резко сократил приёмы наркотиков, я сделался весьма сентиментальным. А ещё стал подмечать детали, о которых раньше даже не задумывался. Например, что сестра днями и ночами учится и ей часто необходима тишина. Что Марко действительно много работает, а не только когда я ему звоню. Иззи всегда онлайн, стоит мне зайти в мессенджер или в фейсбук. А с Элиасом можно уже общаться на вполне себе интересные темы. Ну, а про то что я наткнулся на страничку Клаудио в грайндере - это отдельная история. На Армандо у меня, кстати, третий глаз пока не открылся. Я по прежнему считаю его мудилой. Вот ещё и Фел про него спрашивает-пытается понять точку невозврата, которая так испортила наши с ним отношения. На самом деле, этих точек было много. Просто не все мне известны. Наверное, чтобы разобраться, нужно поговорить с психотерапевтом или с моим агентом Китом. Он вообще много в чём сечет, а не только в менеджменте искусства.
- Мы не играли с ним в детстве. Мне было интересно с Марко, а Арм был младше и потому все портил. Когда Марко говорил: «позови Арма поиграть с нами Арма», я никогда его не звал. И когда он обнаруживал игру, то приходил уже надутый и обиженный. Кажется, мы оба делили с ним старшего брата. И я выиграл, - смеюсь и роняю на себя креветку. Нестрашно. Но не ем. Откладываю в сторону. - Теперь мы сражаемся за звание самого выдающегося Мендеса. У нас с Армом разные пути и методы, но ты же знаешь, что лучший Мендес - это Марко. Так что это битва за второе место. К тому же, Армандо так устроен, что ему непременно нужно производить на кого-то впечатление. Раньше ему приходилось выпендриваться только перед нами с Марко, а потом появилась ты и все остальные братья-сёстры… Конечно, я преувеличивал и больше шутил, чем говорил все это всерьёз. Я не знаю почему между мной и Армом не сложились нормальные братские отношения. Он и сам, скорей всего, этого не знает. - А ты у него самого спрашивала? С Иззи у них тоже весьма натянуто, да и у тебя с ней.
Переключаю своё внимание на экран телевизора, чтобы посмеяться над шуткой из фильма. Я смотрю его, хоть и краем глаза. С «Замершей в Майами» у нас тоже не складывалось. Я несколько раз смотрел его, но всегда частями. И начало ни разу не видел. Освобождаю руки от китайских палочек, чтобы растегнуть пуговицы рубашки. Я тут потихоньку сползал по сестре, а поза требовала комфорта. К тому же, не хотелось созерцать пятно от креветки на белоснежной рубашке. В нашей семье никто не слышал про домашнюю одежду. Торс у меня шикарный. Ну, может, у Армандо и порельефней будет, но точно не такой загорелый. Он качается, а я почти нет. Все от природы у меня такое натуральное. И при моем образе жизни - я чертов везунчик, баловень природы.
- Знаешь, Фел, я обидел Марко, - я вдруг меняю тему на ту, что меня действительно тревожит. И, да, мой голос сейчас звучит немного грустно. - Думаю, что разочаровал его ещё давным-давно, но с этим он смог смириться... Он мне сильно помог, а я его подвёл. Хочу с ним поговорить - извиниться, но он трубку не берет и на мои сообщения не отвечает. Даже Иветтка молчит… Наверное, она тоже уже в курсе, какой я козел. Внезапно на меня находит озарение. - Позвони ему, а? Просто спроси как дела. Хочу понять, он намеренно меня игнорирует или у него операция за операцией на работе.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » break the silence


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC