внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост от лис суарес Неловко – и это еще мягко сказано – чувствует себя Лис в чужом доме; с чужим мужчиной. Девочка понимает, что ничего страшного не делает, в конце концов, она просто сидит на диване и... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 35°C
* jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » еще одна ночь


еще одна ночь

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

оформление тоже позже

0

2

бен уже три дня жалуется кэйти на боль в колене, заботливо поправляя ее волосы и убеждая, что все пройдет. может, он не пойдет в запланированный джошем и ким поход, но в отпуск они поедут даже если он будет трупом. шутит, конечно, умирать не хочет, хотя работы в последнее время было слишком много. возвращался он поздно и дело было не всегда в жене лучшего друга, а в том, что пришлось ловить одного очень специфичного маньяка. собственно, сначала вышли на подражателя, а потом и на самого мистера «подвешу своих жертв за ноги и вылью с них всю кровь». история была еще та, так что кетти просто старалась его не трогать, а редкие часы обеденного перерыва хант проводит с кимберли. которая сводила с ума своими острыми фразами и нравилась ему до безграничности. они оба помнили об осторожности: духи, помада, вот это вот все. хант не светился лишний раз перед ее соседями, мамочками, которые забирали детей из школы и прочим. говорил своей жене, что задержится, присылая ей фотографии из-за рабочего стола, сделанными заранее. впрочем, ей не привыкать, что иногда муж пропадает днями и ночами – такая работа, а она как умница жена не задает лишних вопросов, пытаясь быть тактичной. она планирует общий отпуск с эверсами за двоих и жалуется ким, что у бена полный завал на работе. но, справедливости ради, это правда, так что врать слишком много не приходилось.
зато целовать кимми – да. они были словно подростками, которых сорвало и которые хотят всего и сразу. впрочем, бен был бы рад, если бы их встречи длились подольше его перерывов и нескольких свободных вечеров. с ней хотелось спорить до посинения, рассказывать ей о работе \дозированно, разумеется\. эверс прекрасно понимала, что происходит и не ойкала при слове «труп», как делала это его жена. не пыталась ему услужить или угодить – интересы кейт почему-то всегда совпадают с его и она не перечит. с ким же все иначе, но в этом интерес, ему так и хочется оставить пару отметин на ее теле, но понимает – невозможно. лишь повторяет ей, что она невыносимая почти каждый раз, укладывая на спину, будто бы и без него не знает, что часто бену хочется ее придушить. каким бы холодным внешне не казался, но ведь специально провоцирует. это игра не со ставками, чисто ради интереса, кто кого. и надо же, оба не сдают позиции. лишь подкалывают друг друга острыми вопросами, на которые, собственно, не надо отвечать.
годовщина с кейти проходит просто великолепно. она радуется подаренному кольцу, тайком звонит кимберли, чтобы поблагодарить ее за помощь. собственно, эверс вообще никак не участвовала в выборе подарка, но бен приобрел ровно то, что она сказала тогда по дороге в спальню. золотое колечко с бриллиантом – иронично ведь. еще один ход в этой партии, чтобы ей понравилось. вообще все их отношения с кимберли подобны шахматной партии – по очереди забирают у друг друга пешек и ждут, пока кто-то пожертвует значимой фигурой. но пока этого не происходит их отношения стабильны. каждый занят своей семьей.
встречаются в аэропорту. легко коснуться ее руки, будто бы невзначай, скорее. чтобы подогреть градус происходящего. бен соглашается посидеть с диланом, выслушивая все исходящие вопросы, а их у него, конечно же, много. особенно про преступника, которого недавно поймали федералы. конечно же, как и положено хорошему крестному, рассказывает, как гонялся за преступником. умалчивает о воображаемых красных нитях в голове. о том, как представлял себе картины подвешенных людей. подойти к жертве ночью, пока никто не видит. что общего у всех персонажей, что отличительного у первой, последней? на кого они похожи? выделить из толпы ее, проследить, похитить. представить, как материт всю эту железную конструкцию из металлолома – красиво. оставить послание, подвесить вниз головой и наблюдать, смотреть…. кейти и кимми лучше не знать, какие монстры живут у него в голове. и честно, бену иногда самому не верится, что такие демоны могут жить у него в черепушке. от мыслей отвлекает джош, который заботливо выдает всем билеты, потому что его жена якобы способна что-то напутать. хант снисходительно улыбается другу, переводя взгляд на его жену, которая намного умнее… ох, бедняга эверс даже не знает, на что способна ким. и на что способны они вместе.
в полете пытается спать. чтобы не говорить ни с кейт, ни с джошем, ни с диланом. вести ким в туалет при них – вообще нелепая идея, хотя было бы забавно. пока она занята семейными делами, он будет игнорировать абсолютно все. а перед посадкой снова пожалуется на чертово колено и на то, что надо было-таки показаться врачу. уверен, что кимми поняла намек и завтра в поход пойдут только трое: джош, кейт и дилан. как нормальная среднестатистическая семья. им бы быть вместе. кетти хочет детей, эверс тоже. вполне идеально, это для них с ким важен воздух. возможность дышать полной грудью и наслаждаться опасной работой. и хорошим сексом не по расписанию, как это бывает в среднестатистических семьях.
вести себя, как обычно, изредка переглядываясь с ким. подмигнуть ей, когда кейти вешается на его плечи, смотреть на нее через зеркало заднего вида трасфера до отеля всю дорогу. радуется, что ему не нужно следить за семилеткой, хотя дилан – очень смышленый малый и не доставляет родителям особых проблем. хорошо, что пошел не в отца, честно слово. устало опуститься на кровать в номере, притянуть к себе жену и несколько раз ее поцеловать, еще раз подчеркнув, что колено достало. наконец она объявляет, что в поход он не пойдет, она как-то день и ночь в палатке продержится без него. что же, долго намекать не пришлось, но зато уверена, что это ее решение. хант для приличия говорит, что ему неудобно, но жена настаивает, так что он соглашается, чмокает ее в нос и выходит на балкон – подышать свежим воздухом. знает, что номера рядом, так что не удивляется, когда встречается там с ким. красивая до безумия – темные волосы развиваются на ветру, смотрит на море почти что не отрываясь, изредка переводя взгляд на ее красные губы
- мой отпуск пройдет без похода. ты как? – уверен, что уже придумала план. но хочет, чтобы поделилась идеями реализации.

[NIC] Benjamin Hunt[/NIC] [PLA] [/PLA]
[STA] *** [/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/4drtykm.jpg [/AVA]
[SGN]_______________[/SGN]
[LZ1]БЕНДЖАМИН ХАНТ, 37 y.o.
profession: преподаватель академии ФБР в Куантико, федеральный агент
[/LZ1]

Отредактировано Dominica Sharp (2020-09-09 13:03:59)

+1

3

жизнь текла, как обычно. ким работала, занималась домом и сыном и каждый свободный день проводила с беном, словно он – самое главное в её жизни. её не терзали муки совести, она в принципе не думала, что делала. а зачем... встречи с беном вносили разнообразие в привычные будни и делали её живой. с одной стороны кимберли понимала, что им стоит прекратить, вернуться к прежним отношениям: они друзья. но с другой… всё это приносило ей столько удовольствия, что она, подобно наркоману, не в силах была отказаться. она улыбалась джошу, целовала его вечерами и строила с ним планы, впутывая и его в свою игру с лучшим другом семьи. она играла на два фронта и не чувствовала за собой абсолютно никакой вины. // ни разу - за всё время.

планированием отпуска занимались в основном джош и кейти, и оба так и светились от счастья, как ёлки новогодние. ким раздражали их счастливые лица. пожары в последнее время участились, большую часть суток она проводила на местах, запакованная в рабочий костюм. и это ни разу не добавляло ей хорошего настроения. у неё не было ровным счетом никаких сил спорить с джошом и кейти, расписывающих планы на неделю. походы, какие-то бесконечные тропы с красивыми видами. активность, активность, активность, а ей хотелось просто лежать в кровати и не думать о том, что будут есть на ужин джош и дилан и на какие виды им жизненно необходимо посмотреть. ей хотелось сбежать в страну отдыха и лени. в страну, где двадцать четыре на семь будет доступен бен – им не придётся выкраивать время друг для друга, изворачиваться и придумывать, почему сегодня они снова задержались – каждый на своей работе.

с беном было странно. и хорошо. и желание расцарапать ему спину – тщательно сдерживаемое желание – не отпускало. они целовались до одури, не вылезали из постели и мастерски играли свои роли. они тактично не обсуждали свои семьи, как будто вся их жизнь оставалась где-то там, за пределами комнаты, которую они делили на двоих. ким не думала, что у них с беном что-то получится. тайные встречи будоражили, потому и привлекали. в быту они всё ещё были катастрофически не совместимы и, скорее всего, задушили бы друг друга где-то к концу первых суток совместной жизни. ким нравилось встречаться с беном, нравилось его целовать и нравилось с ним спать, но жить она всё ещё предпочитала с джошем, не только знающим, но и принимающим каждую её привычку.

ким собирает вещи в отпуск, жалуясь мужу на участившееся в последнее время мигрени. джош приобнимает её за плечи, обеспокоено заглядывает в глаза и предлагает заглянуть к врачу, как только они вернутся в город. ким кивает, закидывая в дорожную аптечку таблетки. – ради бога, оттащи дилана от телевизора, - замечает ребёнка, приклеенного к экрану. раньше его и на аркане к телевизору было не подтащить, а теперь, надо же, смотрит новости. теоретически он вообще не должен знать, что такое "новости" и во сколько они идут, как и ничего не должен знать об убийствах и расследовании фбр. – ну, мам, а вдруг там покажут дядю бена? – мальчик опирается о косяк и делает очень раздосадованный и обиженный вид. дядю бена ему по телевизору подавай, ясно, почему он в последнее время перестал залипать в мультики. – не покажут. собирай вещи, иначе останешься здесь с няней, - дилан делает круглые глаза и тут же с визгом убегает в свою комнату. угроза с няней всегда работает, даже не смотря на то, что няня у них чудесная и дилана любит, как своего родного ребёнка.

всю дорогу до места отдыха ким старается особенного внимания бену не уделять. интересуется его здоровьем чисто для проформы, как заботливая подруга – кейти сказала, что у него болит колено – и всё своё время посвящает джошу, который, как специально, не отпускает её руки. кейти тоже так и светится от счастья, на пальчике блестит новое колечко, она болтает, нежно целует мужа и вызывает у ким какое-то непреодолимое желание громко закатывать глаза. ну, почему ей самой так сложно быть по-настоящему влюбленной в своего мужа. пылкие чувства давно прошли, осталась привязанность и спокойная гавань, у них всё хорошо, у них идеальная семья, но когда видишь чужие искренние чувства, выплескивающиеся на всех и вся, начинаешь подозревать, что с тобой что-то не так.

дилан трещит о походе, предвкушая приключение, цепляет на шею фотоаппарат, а на голову цветную панамку, выпрашивает у ким свой походный коричневый с какими-то жуткими неопределенными животными рюкзачок и складывает туда "очень нужные вещи". ким старается не думать о том, что в соседней комнате живут кейти и бен, всё-таки идея взять соседние номера была так себе. в какой-то момент кейт грустно сообщает, что бену придётся остаться в отеле, у него болит нога. разумеется, это очень печально, может быть, стоит заказать ему что-нибудь, чтобы он не скучал? ким из чувства противоречия хочется пойти в поход, пусть бен посидит в отеле один, как сыч. он же явно рассчитывает на то, что она что-нибудь придумает, чтобы остаться с ним один на один. мистер я-люблю-командовать даже в отпуске диктует, что ей делать! а она, может быть, грезила об этом походе (нет). ким намеренно ничего не придумывает, помогает собираться и сочувствующие улыбается кейти.

выходит на балкон, разрешая дилану и джошу немного поспорить о том, какой спальник лучше взять. не удивляется, когда встречает там ханта. – думаю, мы отлично повеселимся вчетвером, - ухмыляется, осторожно убирая волосы от лица. – сильно колено болит? – колено у него болит, как же. здоров, как бык. ким вообще в принципе не помнит, чтобы бен когда-то жаловался на здоровье. а вот у неё действительно была сильная мигрень, пока, правда, беспокоила её редко (но джош, её стараниями, считал, что нет). – тебе, наверное, стоит полежать, - в её глазах прыгают чертята. пусть кусает локти и ненавидит её, если можно ненавидеть ещё сильнее.

ким передумывает уже на выходе из отеля. месть – сладкое блюдо, бен наверняка уже помучился. к тому же, если она откажется идти в поход сейчас, то джошу и кейти придётся туда пойти – иначе дилан расстроится, а они ведь не хотят расстроить ребёнка. ким бледнеет, хватается за джоша, чтобы не упасть. – мигрень? – джош заботливо её поддерживает, помогает сесть на один из диванчиков в холле. – дорогая, тебе стоит остаться, выпить таблетку, заказать себе бульон и полежать. мы и втроем отлично проведём время, - именно так она и подумала, где-то между желание заставить ханта мучиться и страдать в одиночестве. – я вообще-то тоже хотела в этот поход, - ким жалобно смотрит на мужа, чувствуя, как имитация приступа превращается в настоящий приступ. – но ладно, я останусь, а то ещё растянусь где-нибудь. сделайте побольше фотографий, что ли, – ким обнимает сына, вымученно им всем улыбается и машет рукой на прощанье.

как только все трое скрываются, она поднимается на ноги и идёт обратно в номер. и даже, надо же, сворачивает в свой, а не в номер кейти и бена. вытаскивает из сумки дорожную аптечку, выискивает нужные таблетки, когда слышит, что кто-то пришёл. можно не сомневаться: бен. его она тоже узнает уже по шагам – и по запаху одеколона, у джоша он пахнет совсем по-другому. – у меня болит голова, сейчас я выпью таблетку и через минут двадцать смогу функционировать. твоими стараниями у меня приступ, явно твоими. вообще-то я хотела, чтобы ты помучился в одиночестве, - ким наливает в стакан воды, чтобы запить таблетку. – на сутки мы с тобой вдвоем. может, закажем что-нибудь из еды? – и попробуют осознать тот факт, что до завтра у них здесь имитация лазарета – и никаких тебе семей рядом.
[NIC]Kimberly Evers[/NIC][STA]ненависть - тоже чувство. прекрасное чувство[/STA][AVA]https://i.imgur.com/eIDvbYs.jpg[/AVA][LZ1]КИМБЕРЛИ ЭВЕРС, 36 y.o.
profession: лейтенант пожарной службы;
family: Josh, Dylan;[/LZ1]

+1

4

[NIC] Benjamin Hunt[/NIC] [PLA] [/PLA]
[STA] *** [/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/4drtykm.jpg [/AVA]
[SGN]_______________[/SGN]
[LZ1]БЕНДЖАМИН ХАНТ, 37 y.o.
profession: преподаватель академии ФБР в Куантико, федеральный агент
[/LZ1]

смотрит на ее темные волосы и неяркий маникюр, кажется в две тысячи четвертом она выкрашивала ногти в красный цвет. ей нравилось, ему тоже. почему-то ким с каждым разом все больше напоминает ему о молодости и временах, когда он думал, что может все и даже больше. станет не циничной заразой в рядах фбр, а кем-то большим. и женится на ней, но вот уже кимми выходит замуж за джоша и бен становится крестным отцом. неким доном карлеоне только в силовых структурах. ханта попроси и он все сделает для мальчика, даже заявится в школу со значком и заберет его с уроков, если понадобится. продолжает сверлить ее взглядом и поправляет воротник рубашки с коротким рукавом.

- да, будете болтать о всяких безделушках, конечно, - не может не ухмыльнутся. знает, что выводит и уверен, что специально. поэтому честно ей подмигивает. вот чертовка то а, хотя никогда не была тихой школьницей. скорее девушкой с двумя рогами, которые направлены на него и которые так старательно прятала от джоша, идеальная жена, а как же, - знаешь, в него ведь пару лет назад всадили пулю, – говорит и чувствует вкус крови на губах. вспомнилает, что это была за погоня и как все это происходило. морщится, потому что в голове все еще звучит: "стоять, фбр!". и как закрывал собой обычного встречного, потому что это мать его работа спасать людей... в было действительно неприятно и нога действительно время от времени беспокоила. часто в самый неподходящий момент, но не сегодня, - полежать под тобой? – не может не кольнуть ее. знает, что останется. готов поставить на это тысячу баксов. оставит его одного, уйдет, но затем обязательно вернется раньше. потому что это ким – любит и ненавидит одновременно. собственно, у бена точно такие же чувства. она становится наркотиком и зависимостью, без которой тяжело. а прошло не так много времени. бен анализировал, пытался ответить себе честно на вопрос, почему она так застряла поперек горла, и он не хочет от нее избавляться. потому что нравится это чувство опасности, адреналин, который испытывает рядом с ней. нравится раздевать ее взглядом каждый раз, когда проходит мимо. и как она уходит с балкона тоже нравится – с гордо поднятой головой и искрами в глазах.
возвращается в номер и целует кейти. смеется над ее шуткой и ласково поправляет ее спортивный костюм, застегивает олимпийку и конечно же сообщает, что она прекрасна. ей идет, все же, его жена - хороший выбор. чистоплотная, красивая, обожает его до одури. он не сможет просто с ким. слишком привык к заботе и уюту, которым старалась окружить благоверная, к этим всем мелочам на столе. просто в ней чего-то не хватало все это время. перчинки, остроты, беспокойства. и шторма внутри, который отчаянно хочется укротить. с кейт не нужно думать, представлять, что будет завтра. итак знаешь, что и как будет. завтрак, обед, ужин, разговоры о детях, качественный секс, поездки к родителям и напускная учтивость, когда идут в гости к его коллегам. слишком просто, слишком предсказуемо. надоевшая шахматная партия, которая продолжается уже… семь лет или сколько они там женаты. недавно ведь отметили годовщину в пафосном ресторане, он подарил ей новое золотое колечко, принял свой новый кошелек из кожи. и все было бы замечательно, если бы на следующий день у него не была запланирована встреча с кимми. потому что она интриговала, заставляла мозг думать быстрее. и не хотела выслушивать страшные истории про маньяков по вечерам. за что эверс получает еще несколько очков в воображаемом рейтинге. который оказывается существует. внезапно даже для него самого.

наблюдает за тем, как его жена и эверсы выходят из номеров. целует кейт еще раз, и нет, не показательно, сама решила поцеловать мужа, как следует. потому что не увидит его целые сутки, какое горе. незаметно подмигивает ким, хотя смотрит на нее вопросительно. нет, он не проиграет пари с собой. чувствует, что обязательно вернется. закрывает дверь номера. садится на бархатное кресло и ждет. чего-чего, а терпения у него хватает. интересно, сколько пройдет времени. десять минут, час, два? первый вариант оказывает правильным и надо же, хант сразу же оказывается в номере соседей. без угрызений совести и стыда, - точно не твоего мужа? кажется, последние два часа рядом с тобой был только он, - если вспомнить, бен просто стоял на балконе. но, впрочем, ее состояние понимает. знает, сколько работы было у ким в последнее время, так что даже не говорит ей, что она явно симулирует, - помучился? милая, ты не знаешь, что такое мучения, - подходит к ней сзади и ласково даже для себя обнимает за талию. ему чужды все эти телячьи нежности, но если он ей нужен, то пожалуйста, - могу в ближайшие сутки показать наглядно, - улыбается, коротко целует куда-то в шею, потому что ему вообще-то можно, - давай. пиццу, как в студенческие времена? – помнит, как после экзаменов у нее голова трещала по швам. когда это было? не столь важно. тогда всякий раз заказывал ей большую пиццу, непременно с двойным сыром. к тому же пицца не походит на романтический ужин и не вызовет ни у кого подозрений. а украсть ее на не романтический завтрак всегда успеет.
отрывается от нее, достает из кармана телефон и заказывает пиццу из самого популярного заведения в городе. привезут как раз через двадцать минут. можно бы было попросить в отеле, но знает ведь – не то. им непременно нужен двойной сыр и побольше мясной начинки, - зато ты не будешь слушать историю кейт о ее новом кольце. и о том, как у меня было очень много работы. и мы поймали маньяка, который убивал налево и направо. кстати, ты бы почти подошла по его типажу, - улыбается так, будто бы это комплимент. усаживает ее на диван, потому что выглядит в правда не очень. впрочем в этом всем нет заботы, которая присуща ее мужу. просто решение проблемы. которая вроде как должна сойти на нет через двадцать минут, - подушка, плечо, еще что-нибудь? – не издевается, просто задает конструктивные вопросы. надо же, даже готов сдать ей в аренду свое плечо. хотя хочется вжать ее в этот диван и долго-долго срывать с ее губ стоны. за то, что заставила столько ждать и хотела пойти в поход, чтобы его позлить. как бы не так.
пиццу доставляют очень быстро, даже раньше расписания. ослепительно улыбается курьеру, расплачивается с ним мелкой наличкой и торжественно возвращается в номер с огромной коробкой еды. и двумя бутылками содовой, - итак, наша сегодняшняя еда, - раскладывает перед ней коробку, и тут же отрывает самый большой и сырный кусок. конечно же предлагает ей съесть с его рук, но откусывает сам. затем позволяет ей закинуть свои ноги на свои колени. они сидят не друг напротив друга, но бен вот сверлит ее взглядом, потому что флэшбеками те счастливые годы, когда сидели в маленькой комнатушке с одной узкой кроватью. и были счастливы, не имея ничего. но точно так же поедали пиццу, только самую дешевую. черт, ведь это даже романтично. а любые чувства к кимми он себе запретил. это ведь только секс и больше ничего. просто время, проведенное вместе, чтобы разбавить отношения. два треугольника, в котором обоим нравится находиться. надолго ли?

притягивает ее к себе, усаживает на колени. красивая и все еще его. хочется, чтобы рядом с ним не думала о джоше. как он не вспоминает о кейт. есть только они. и чертова романтика, которую надо быстренько вырвать, пока еще не разрослась. потому что эверс у него на руках слишком блять романтично, прямо через край и любые рамки приличия. целует ее в губы, требовательно. запускает руку в густые волосы, - я знаю отличное средство от мигрени, - где-то между поцелуями и все остальным. крепко обнять ее за талию и не отпускать ближайшие двадцать четыре часа. разве что их «любимые» захотят вернуться раньше. но, зная кейти, она обязательно уведомит об этом как только так сразу. так что можно особо не переживать. к тому же, они всегда предельно осторожны. даже в постели. и это бесит, потому что оставить пару отметин на ее шее очень уж хочется. но он держится. только целует в лоб - образец нежности на пару минут. и самое главное, что ким об этом прекрасно известно. она не ведется на такие простые уловки. но если попробовать что-то другое?

+1

5

на ким светло-зелёный спортивный костюм с воротником-стоечкой и удобные кроссовки, в которых можно легко пройти несколько тысяч миль. она с прищуром смотрит на бена, расположившегося в их с джошем номере, как у себя дома. ей всегда нравилась его беспардонность. джош подобного не позволял себе никогда. врождённая воспитанность, которую она уважает и ценит. / любой другой мужчина давно бы понял, что она ему изменяет – даже сама знает, что стала другой с тех пор, как в её жизнь вклинился бен, но джош… о, джош наверняка придумал тысячу причин для её изменчивого настроения и участившихся рабочих смен /. ким дерзко улыбается бену, игнорируя сильную головную боль. – что ещё ты можешь мне наглядно продемонстрировать? – ловко выворачивается из его объятий и расстёгивает курточку от костюма. в номере жарковато. вытаскивает телефон и бросает его на столик. стоит держать его в поле зрения и хотя бы изредка отвечать на сообщения. если уж играешь в отличную жену и такую же отличную мать, то играй до конца, иначе кто-нибудь обязательно заподозрит, что под твоей кожей, скребущимся существом, другой.

- обязательно с мясом и побольше сыра, - от мысли о пицце начинает слегка подташнивать. хэй, вообще-то волшебную таблетку она уже выпила! распускает волосы, собранные в хвост, они распадаются по плечам локонами. ким терпеливо ждёт, когда хант организует еду, избавляется от куртки, кидая её диван. – очень сомнительный комплимент, знаешь? – послушно усаживается, тянет его за собой так по-свойски, словно он всегда принадлежал именно ей. и почему такой восхитительно-несносный мужчина достался кейти? впрочем, кажется, он с ней счастлив. наверное, ему нужна именно такая: красивая, как модель с обложки модного журнала – белокурая, длинноногая, с пушистыми ресницами; обаятельная, заботливая и послушная. её, ким, он бы, наверное, пристрелил через две недели совместной жизни, а труп вывез в четырёх разных пакетах в лесополосу и никогда бы не вспоминал о её существовании. это сейчас с ней весело. от неё в крови плещется адреналин и сводит зубы. а жить с ней – жить с ней определенно может только эверс, который легко подчиняется её правилам и который искренне верит, что его жена мягкое, податливое существо / умело манипулирующая им /.

- подушка, плечо, поцеловать и бульон, - обнимает его, как будто он большой плюшевый медведь. от него пахнет гелем для душа и немного духами кейти. ким морщится, улавливая тонкий сладковатый запах, целует его, легко потягивая нижнюю губу. – стоило пойти в поход чисто, чтобы выбесить тебя, - губы расплываются в чертовски обаятельной улыбке. на столике коротко звякает телефон. кимберли делает над собой усилие и поднимается на ноги. голова всё ещё болит, но боль уже не так сильно вгрызается в податливый мозг, а свет и резкие звуки не раздражают. пока бен расплачивается за пиццу, ким просматривает сообщения. четыре штуки и все от джоша. на фотографиях счастливый до невозможности малыш дилан. он улыбается своей беззубой улыбкой – на последних выходных выпало ещё два - и машет в экран. ким отправляет в ответ смайлики и слова любви и заказывает в номер стакан бульона. раньше ей всегда помогало.

- у нас есть традиция, - отрицательно качает головой, когда он предлагает ей кусок. – мы по выходным ходим в пиццерию рядом с домом. ну, при условии, что дилан в школе не накосячил, - обычно они берут пепперони и гавайскую. гавайскую – девочкам, пепперони – мальчикам. поэтому пицца у кимберли больше не ассоциируется со студенческими годами, скорее со школьными буднями дилана. надо же, когда-то она сама ходила в школу, и перед каникулами проводила вечер с матерью в пиццерии, а теперь водит в пиццерию сына. когда она успела до этого всего докатиться? ким перебирается к нему на колени, ерошит его волосы – ей нравится, когда они прикольно торчат в разные стороны. целует его в ответ, снимая с губ вкус жирной сырной пиццы. – я тоже знаю. поспать называется, - делает вид, что не понимает, на что он намекает. но сначала надо, чтобы голова успокоилась совсем, пока же боль притаилась где-то в глубине её черепной коробки.

ким с сожалением покидает его колени и забирает свой бульон, посыпанный мелко нарезанным укропом. делает несколько глотков и смотрит на бена поверх стакана. – кажется, они хорошо проводят время, - кивает на телефон, который снова коротко звенит. – закидали меня уже фотографиями. по крайней мере, дилан точно до ужаса счастлив, - хорошо, когда тебе семь и взрослые проблемы тебя не волнуют от слова «совсем». вприкуску к бульону ким берёт кусок пиццы и плюхается на диван рядом с беном. подлезает ему под руку, заботливо оттирает соус с уголка его губ. уже лучше. в номере тихо, никто не задаёт бесконечные вопросы и не спрашивает, что ему лучше надеть. – надеюсь, им так понравится в походе, что они решат там подзадержаться, - ставит кружку на стол, облизывает пальцы, перепачканные в пицце – вообще-то проще и гигиеничнее вытереть их салфеткой, но плевать. толкает бена чистой рукой, заставляя почти лечь на диван, выхватывает корочку от пиццы из его рук, быстрее будет доесть самой, и тянет вверх его футболку. – кто-то говорил, что знает отличное лекарство от мигрени, - диван не очень удобный, стоило, наверное, воспользоваться кроватью или душем. или, в конце концов, полом. пол – самый идеальный вариант. много места и мягкий бордовый ковёр с толстым ворсом и большим содержанием шерсти в составе. – колено не сильно помешает, нет? – глаза хитро светятся. не особенно её интересует состояние его колена. ким жарко и страстно его целует, прикусывая его губу, отчего рот сразу же заполняется металлическим вкусом крови. ей идёт, когда на её губах появляются капли крови. ким ведёт пальцами вверх по его животу и груди, точно зная, как делать это правильно. так, чтобы через минут пять он просил о пощаде.

на его груди остаются розовеющие следы от её коротко обрезанных ногтей, она ведёт по ним дорожку поцелуев и вдруг резко, на самом интересном месте, когда стоило уже стянуть с него джинсы и раздеться самой, прерывается. облизывает губы, зная, что он смотрит. пусть смотрит, пусть. проводит пальчиком по его обаятельно-наглой ухмылке, демонстрирующей всему миру уверенность в себе и тот факт, что вот эта конкретная женщина – она сама, полностью и безоговорочно принадлежит ему, хотя, кажется, ким ещё не подписывала акт о капитуляции. она отстраняется, тянется за телефоном. ещё немного фотографий: джош и дилан на тропе. правда, красиво. оба довольно улыбаются в камеру и вполне не чувствуют себя брошенными. / знал бы джош, чем она тут занимается. и не смоешь всё это, даже если будешь жёсткой мочалкой тереть тонкую кожу до светлых костей /. ким ставит улыбающиеся рожицы и пишет, что ей уже лучше, что она лежит в номере на кровати и пьёт бульон, хотя хочется пить холодную содовую. ким прекрасно знает, на что нарывается и ждёт – не дождётся, когда бен поймет, чего она от него добивается. ну же, хант, включайся. я же всегда так делала. выводила. выбешивала. и отдавала ему всю себя без остатка. ким медленно и лениво улыбается ему, обводя взглядом его фигуру – совсем без одежды он нравится ей больше. наверняка она без одежды тоже нравится ему больше.
[NIC]Kimberly Evers[/NIC][STA]ненависть - тоже чувство. прекрасное чувство[/STA][AVA]https://i.imgur.com/eIDvbYs.jpg[/AVA][LZ1]КИМБЕРЛИ ЭВЕРС, 36 y.o.
profession: лейтенант пожарной службы;
family: Josh, Dylan;[/LZ1]

+1

6

ему нравится, как на ней сидит этот зеленый костюм - подчеркнутая во всех местах фигура, красивая линия тела, которое хочется трогать не через ткань. она привлекает бена даже в таком виде, а значит угодила четко в цель и запала в душу. виной всему, на самом то деле, является ни что иное, как студенческая любовь. с кимми у него были первые серьезные отношения. это когда заботишься о ком-то, носишь цветы, говоришь комплименты. сейчас все это превратилось в дежурную рутину разыгранную с совсем маленькой и наивной девочкой, по имени кейт, которая случайно попалась ему на глаза.

вообще с кетти они познакомились случайно. столкнулись на улице, когда он уже учился в академии фбр. конечно же извинился, конечно же обратил внимание на природную красоту. и конечно же предложил встретится. она лишь посмеялась, сказав. что у нее есть молодой человек и ей это неинтересно. этим и зацепила - отказала. первая девочка, которая после ким возразила и сказала нет. знал бы, что после свадьбы все закончится, то никогда бы на ней не женился. собственно, в тот же день узнал в магазинчике возле дороги, кто эта малышка, впервые использовав удостоверение не по назначению. а затем начал встречать ее то тут, то там. обволакивая, играя, убеждая, что это судьба. сделал так, чтобы она влюбилась и не заметил, как ощутил тоже самое. с ней было все просто. сразу после того, как она бросила своего хваленного парня, парочка съехалась. кейт все делала для него и ради него, что вполне устраивало эгоцентризм внутри и кормило. красивая девушка в красивом белье стоит на кухне и готовит для него. идеальная жизнь. его, по непонятной причине, познакомили с родителями. и хант безумно им понравился. тесть-охотник был в восторге от умения стрелять, а когда проиграл бену в шахматы решил, что дочь нужно отдать только за него. впрочем, он особо не спешил со свадьбой. сначала женился джош. и после того, как тот познакомил его со своей женой, решился. потому что если у ким все хорошо, то у него тоже должно быть.

и после свадьбы началось самое интересное. кейт почему-то твердо решила, что с ним надо во всем соглашаться. и если это сначала его устраивало, то потом порядком надоело. любимая кукла тут же превратилась в коллекционную, была отправлена на полку по выше. и заменена на новые, которые держались недолго. бен выбирал женщин совсем не похожих на нее и был счастлив. носил жену на руках, чтобы она ни о чем не подозревала. баловал дорогими подарками. и даже ради нее стал преподавать. на самом же деле, ему нравилось самому выбирать себе дела и не растрачивать силы попусту. а еще растить молодое поколение, прикладывая к этому отцовскую руку. своеобразное замещение. но свои дети ему точно не нужны. какой ребенок вырастет, если его будет воспитывать кетти? если это будет девочка, то обязательно станет наивной дурочкой, как мать. которая искренне будет считать, что муж - лучшее в этой жизни. и не может быть никого лучше, кроме него. как бы не так. тут же строит в голове воображаемое кладбище, выкапывает для малышки могилу и опускает туда красный гроб на таких же алых тросах. о мальчике не хочет даже думать, потому что это еще хуже. если все пойдет хорошо, то научил бы его шахматам. кстати о них, - например, хорошую игру в шахматы. может натаскать тебя немного? сыграешь как-то с джошем? мат за ходов пять, как тебе? - улыбается и нагло смотрит на нее. в отличии от кейт, ким очень умная. собственно, в свое время хант был чемпионом штата по шахматам, пока не завязал. просто потому, что преступники намного намного интереснее, чем все эти фигурки, которых в свое время боготворил. чувствует вкус крови на губах, видимо, прокусил, - когда твоя мигрень пройдет, - сейчас не хочет ее мучить и рассказывать о прелестях сицилианской защиты.

- выбесить меня. зная, что потом получишь сдачи? - есть свой кусок пиццы и смотрит на нее как-то даже строго, - ты ведь знаешь, что я не остаюсь в долгах, - и что месть - то блюдо, которое подают холодной. ким не любила терпеть и медлить. и бен очень хорошо на этом играл. хотя бы просто потому, что знал все ее слабости. как и она его, собственно, - кейт мне еще не писала. надо бы спросить, как она, - одной рукой притягивает к себе ким, второй пишет жене сообщения. может быть у него фетиш на имена? его первую любовь вообще звали кортни. и ее он тоже долго добивался, потому что играть интересно, - зная кейт, она не захочет долго быть вдали от цивилизации. и если меня она слушает, то твоего мужа может и нет, - потому что авторитет тут хант. для обеих - для друга и для собственной жены. а с ким они всегда на равных. целует ее куда-то в лоб, что-то заигрался в заботливого мальчика. они как-то сползают на мягкий ковер. совсем рядом - кофейный столик на котором стоит картина ночного неба с надписью "звезда путь тебе укажет". бен почему-то врезается рукой в ножку дивана, но едва ли обращает на это внимание. усаживает на себя ким и целует его в губы - требовательно, - нет, можешь не беспокоится, милая, - улыбается сквозь зубы и позволяет делать все. что заблагорассудится. пока что. потому что сильно добр к ней. потому что в ее голове вихрь новых идей. ему чертовски это нравится. но даже не спрашивает, чем это все отличается от рядового секса с ее мужем. хотя, если женщина решается на измену, секс действительно не очень. джош вон жаловался, что ким в последнее время к нему охладела. уверен, кто от кейт она слышала тоже самое, как и в том. что оба снисходительно ответили почти что одинаковое: "успокойся, такое бывает". хотя бен вот искренне интересовался делами жены на работе. и пытался всячески подтолкнуть ее к новым проектам.не из тех мужчин, которые не дают развиваться своим женам, запирая их на ключ в четырех стенах. несвобода должна всегда выглядеть, как воля. а его решения, как ее. и тогда все будет прекрасно и почти что идеально в браке, который вообще-то вышел спонтанно.

помогает ей избавиться от одежды. привычно проводит дорожку поцелуев, покусывая кожу. отметины сойдут всего за пару часов. на несколько секунд удерживает ее руки, чтобы не возмущаться и не тратить время зря. зачем предоставлять ее такое удовольствие и еще и разрывать поцелуй. бен бесится, когда она отрывается от него и надо же, о чудо, берет телефон в руки. намерено решил подождать, чтобы не писать кейт о том, что сейчас ходит по территории отеля. и не создавать видимость того, что вот прямо сейчас они с ким намеренно отвлеклись. бесит. знает, что специально, поэтому и молчит. достала, честное слово. сидится на полу, одним махом отбирает у нее телефон и отбрасывает куда-то на диван. затем так же быстро переворачивает ее на спину, чтобы оказаться над ней. и зажать кисти рук за головой. все же, не зря учился в фбр, чтобы не справится с такой хрупкой девушкой, как она. хотя, эверс ведь работает в пожарном департаменте. что тут от хрупкости? разве что внешность. в душе то кремень, - тебе нравится так делать? мм? - снимает с ее губ первый стон, улыбается. а затем еще один и еще. чтобы было долго и мучительно, потому что нечего творить то, что творит она. продолжает ее держать, одной рукой, второй ловит смой мобильник и наконец отписывает кейт. говорит, что зайдет к ким, спросит, как она там. может закажут пиццу и устроят мини лазарет. говорит, что она потрясающе выглядит, хотя женщина на полу без одежды выглядит куда лучше, - вот и все. а теперь можно разбираться с тобой, - и снова к ней, к ее губам, как будто бы это какое-то целительное средство. и сильный наркотик. чем больше употребляешь, тем больше дурманит и тем больше хочется. и чтобы обязательно, знала, чья она. клеймит каждым поцелуем, вздохом взглядом. потому что кимберли всегда будет принадлежать ему, кто бы не был ее мужем, даже не болван джош.

ведет ее под теплый душ, когда заканчивает мучить ее на полу. капли воды приятно стекают по телу, он целует ее куда-то в лоб и прижимает к себе. странное проявление нежности и любви. просто еще одна, просто еще один проведенный вместе вечер. и ничего более, - как твоя голова, прошла? - не без нотки издевки? знает, что сейчас может уколоть за колено, поэтому молчит. внезапно понимает, что мать его, что-то к ней чувствует. и это что-то больше, чем просто секс. надо же, приехали. у бенджамина ханта есть чувства и есть сердце. а может он всегда был невидимыми нитями привязан к ней? к этой хрупкой девочке, которую когда-то любил. не знает. помогает ей завернуться в полотенце. сам делает тоже самое, предоставляя ванную ей. знает, что этот грех не отмоешь, не соскребешь даже ножом. это что-то под костями. под тем самым, что сохраняется тысячелетиями. лениво одевается, ища коробку с шахматами, которую джош непременно тащил с собой. потому что ему нравилось играть и вероятно нравилось проигрывать. он вообще считал, что шахматы занятие не для ким. и бена это дико бесило. потому что сам показывал, сам учил и все прочее. может, ей просто пора показать, что она гораздо умнее, чем эверс считает? заботливо ставит на столик нужные фигурки. всегда играет черными, так что выбора ей вряд ли предоставит. по первым трем ходам можно определить характер человека. это, как водить машину в каком-то роде.

улыбается ей, когда та наконец выходит, жестом показывает на место возле себя, - давай сыграем, - не на равных, потому что у него разряд. и она точно проиграет, - хочу, чтобы ты вспомнила пару приемов, потому что кому-то пора выходить из тени, - ким всегда будет для него черной королевой. ферзем, который ходит, как хочет, - меня всегда удивляло, почему ты не играешь с джошем? почему он считает, что ты не способна продумать каждый ход? - гораздо умнее многих женщин. могла бы стать кем угодно. из нее вышел бы замечательный федеральный агент, но вот ким выбрала пожарную академию. и вот бороться с огнем на равных с мужчинами, отчаянно кидается туда. будто бы держится на одном адреналине, будто бы это важнее всего остального. адреналин. и чувство опасности, того, что можешь не вернуться домой. может поэтому они и понимали друг друга? и сейчас сидели рядом, - дилана ты научила? - знает от джоша, что парень неплохо играет. сам видел, как тот сидел и думал над доской. эверс бы никогда не смог такому научить ребенка. даже если бы очень захотел.

[NIC] Benjamin Hunt[/NIC] [PLA] [/PLA]
[STA] *** [/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/4drtykm.jpg [/AVA]
[SGN]_______________[/SGN]
[LZ1]БЕНДЖАМИН ХАНТ, 37 y.o.
profession: преподаватель академии ФБР в Куантико, федеральный агент
[/LZ1]

Отредактировано Dominica Sharp (2020-09-10 20:08:10)

+1

7

ей никогда и в голову не приходило изменять мужу. может быть, джош был не самой её большой мечтой, но он был действительно хорошим и заботливым мужем. джош знал её всю – от макушки до пят – и баловал, как умел. в отличие от бена, джошем ким не была увлечена, но рядом с ним она чувствовала себя спокойно, умиротворенно и счастливо. он, казалось бы, легко и непринужденно давал ей то, в чем она нуждалась, снимал с её плеч дополнительный груз забот и всегда был готов подхватить. с джошем было … совсем по-другому. он не пытался быть главным, не пытался заставить её подчиняться и – самое важное – никогда не пытался с ней спорить. кимберли любила его в той мере, которая была необходима для крепкого и долгого брака, и без всяких проблем уступала ему роль главы семьи. ей не было нужды соревноваться с ним за место под солнцем. зато с беном было всегда. вечное сопротивление, в котором победителя не будет никогда.

с джошем кимберли познакомилась у подруги на вечеринке. им обоим было скучно, они сидели по разные стороны дивана и наблюдали за влюбленными парочками, постепенно разбегающимися по укромным местечкам. кимберли жалела, что согласилась прийти на этот праздник чужой жизни, ей хотелось поскорее уйти домой и заняться чем-нибудь более интересным, чем тупое сидение на диване в компании бутылки красного вина. и тут ей подвернулся под руку такой же скучающий джош. кимберли кривила личико, хмурилась и с легкостью согласилась пойти погулять, подышать свежим воздухом – ну и плевать, что джоша она видела впервые в жизни. а потом, незаметно для самой себя, она начала с ним встречаться, пусть и прекрасно осознавала, что для джоша она слишком. слишком темпераментная, слишком бесстрашная, слишком яркая. ему, казалось, именная такая женщина и нужна. пока бен искал послушную марионетку, готовую в рот ему заглядывать и убеждать окружающих в том, что он сделал весьма выгодную партию – но так оно и есть, джош искал себе женщину, способную устроить в доме праздник без лишних затрат. и кимберли легко этот праздник устраивала, полностью соответствуя запросам джоша – словно идеально подобранная деталь в пазлах.

- я не боюсь этой твоей сдачи, - ким самоуверенно расправляет плечи, глядя бену в глаза. она не боится заходить в горящее здание, когда инстинкт самосохранения гонит от туда, где же ей бояться всего лишь бенджамина ханта. и его месть всегда её вполне устраивала, это была своеобразная игра, в которую они играли с того момента, как познакомились. может быть, именно поэтому они до сих пор общались, негласно подстёгивая друг друга и подталкивая к борьбе.

вообще, она не жалеет, что осталась в гостинице, хотя тропа наверняка бы ей понравилась. можно было бы показать дилану какие-нибудь интересные вещи и научить его ориентироваться по компасу. кимберли нравилось учить сына каким-нибудь новым вещам, дилан быстро схватывал и так же быстро усваивал. с ним было на редкость легко, пусть он и косячил – но это скорее всего просто возраст. не стоит ожидать от семилетки осознанных и умных поступков, когда больше всего в жизни ему хочется баловаться и веселиться. ким разглядывает фотографию довольного сына. за ним, бодро махнув хвостом, удирает коричнево-рыжая белка, и стремительно пролетает какая-то невзрачная птичка. следующий раз стоит всё-таки пойти по туристической тропе вместе с ним, иначе зачем было соглашаться на этот отпуск. просидеть всю неделю в четырёх уютных стенах отеля – глупость, к тому же бену тоже стоит почаще бывать на свежем воздухе. да, разумеется, у пожарного и преподавателя академии фбр огромная нехватка свежего воздуха.

ким возмущается, когда бен выдергивает из её рук телефон. – э, на, ты ахренел? – тянется следом за ним, понимая, что попадает в умело выстроенную ловушку. – я для этого живу, - запрокидывает голову, оставляя беззащитной шею. пальцы впиваются в его плечи, но не оставляют следов. она глухо стонет, отвечая на его прикосновения, на каждое его действие. её глаза темнеют, наполняются чем-то мутным и вязким. ким недовольно кусает его за плечо, принуждая отложить телефон. на плече остаётся видимый отпечаток её зубов. к возвращению кейти он сойдет, ким пока в состоянии контролировать собственную агрессию, требующую выхода. ким тянет его за волосы, заставляя чуть запрокинуть голову, впивается в его губы. рот заполняется вкусом крови, порождая жажду разрушать и уничтожать его грубую мужскую красоту.

кимберли устраивал джош во всех отношениях, но, но, но. всегда находилось какое-нибудь «но», удобно выписывающее ей индульгенцию на греховную связь. она тянется к бену и, одновременно, сопротивляется ему, не думая о каких-то дурацких последствиях. её губы горят от поцелуев, а тело блаженно требует ещё. но ким послушно и легко поднимается вслед за беном в душ, чтобы хотя бы попытаться отмыть, если уж и не совместный грех, то, по крайней мере, запах, въевшийся в каждую клеточку тела. она щедро намыливает себя и его местным гостиничным гелем для душа, пахнущим девчачьей лавандой. – вроде да, прошла, - на самом деле, боль притаилась в самом центре головы и тупо пульсирует, готовая в любой момент разгореться снова. ким прижимается к нему, ласково целует и принимает его заботу. всегда такой противоречивый бенджамин хант. но в такие моменты, когда он осторожно смывает пену с плеч и заворачивает в махровое одеяло, она понимает, что ему отчего-то на неё не просто не всё равно. внутри него всё ещё остались чувства, не отболело, не прошло. как и в ней самой… а если бы – если прошло, они бы не оказались там же, откуда ушли много лет назад – в постели друг друга.

ким провожает его взглядом из ванной комнаты, вытаскивает баночку с кремом и осторожно втирает его в распаренную кожу. привычный запах персика перебивает гостиничную лаванду. ким переодевается в слаксы и тонкую блузку, распускает по плечам влажные волосы и возвращается к бену. он уже расставил шахматные фигурки. ким кривит личико, наглядно демонстрируя своё отношение к его идее. – не хочу, - и не потому что он играет гораздо лучше. его первенство в шахматах кимберли признает. просто ей не нравится. для шахмат нужно особое настроение, сейчас оно явно не то. но тем не менее, ким садится на стул напротив бена и берет в руки белую фигурку – как будто знакомится, делает фигурки своими союзниками. – ну… - ким замолкает и передвигает фигурку по доске. – я не очень люблю играть, а джош считает, что просто не умею. я почти всегда отказываюсь, если он предлагает. к тому же меня вполне устраивает тот факт, что он считает, будто я не могу продумывать свои действия на много шагов вперёд. это даёт определенную свободу, - кимберли улыбается бену одной из своих медленных и ленивых улыбок, цепко наблюдая за его действиями и напряженностью мыслительного процесса. – я научила. мне нравится его чему-нибудь учить, шахматы ему хорошо даются, я даже думаю, что его стоит отправить в шахматную школу, - умение играть в шахматы ещё никому не повредило. со временем сможет на равных играть с беном, будет больше проводить с ним времени… кимбрели до сих пор не совсем понимает, как так получилось, что дилан в восторге от своего крёстного, бен вообще-то далеко не подарок. хотя, ну стоит отдать ему должное, её сына он любит. (как будто часть своего отношения к ней перекладывает на мальчишку, так чертовски сильно похожего на неё).

- почему ты играешь с джошем? он же всегда тебе проигрывает, - потому что не любит читать книги о шахматах и изучать какие-нибудь новые красивые партии. у джоша всегда находятся дела поважнее и поинтереснее, но играть с беном ему нравится, это своеобразная традиция. такая же, как у ким и кейт обмениваться рецептами, хотя ким не большой фанат кухни. ким хорошо готовит какие-то простые вещи и имеет в запасе несколько коронных блюд, на этом её кулинарные таланты заканчиваются. а кейт – о, кейт любит возиться, хотя её работа отнимает побольше времени. в отличие от неё, ким, работа кейти всегда с ней и всегда занимает её голову. ким же забывает о рабочей части своей жизни сразу же, как переступает порог пожарного депо. – и вообще, почему ты забросил профессионально заниматься шахматами? времени нет или есть дела поинтереснее? – нет, ей правда любопытно. они редко разговаривают, предпочитая почти всё время вместе проводить в постели. а на семейных сборищах поток неизменно их разделяет: кимберли оказывается рядом с кейт, а бен – рядом с джошем, словно они всё ещё в девятнадцатом веке, и гостиная непременно должна делиться на женскую и мужскую зоны.

ким делает следующий ход, удерживая в голове разом всё поле. она играет лениво и не особенно увлеченно. ей всё ещё не слишком хочется. – следующим летом я хочу попробовать вступить в элитный пожарный отряд, который борется с лесными пожарами. всего один сезон, - ким пожимает плечами и делится с ним своей увлекательной идеей слишком скучающее, как будто этот вопрос не слишком её волнует. на самом деле, ей давно хочется, но каждый раз останавливает тот факт, что целый сезон придётся жить на базе, вдали от родных. да, дилан уже большой, наличие мамы двадцать четыре на семь ему уже не так необходимо, но пожарный сезон – это всё равно пожарный сезон, и если в начале ещё есть возможность вырваться с базы, то к середине разгорается полным ходом, и всё свободное время уходит на то, чтобы отоспаться, подлечить ожоги и набраться сил на новую борьбу. – джошу идея не понравится, но мне нравится, - и работа её ей нравится. – собственно… это ведь круто, когда тебе нравится то, чем ты занимаешься, когда у тебя глаза от этого загораются, - она видела, как глаза загорались у бена, когда он говорил о своей работе. ему всё это шло: академия, строгий костюм, студенты, ловящие каждое его слово. ким легко представляла его в аудитории и надеялась, что он легко мог представить её в не слишком удобной пожарной форме, громоздком шлеме с оборудованием на перевес. и говорить с ним о работе и собственных мыслях, планах, было гораздо проще – джош, зачастую не дослушав до конца, начинал убеждать её, что ей это всё не нужно, что у неё ребёнок, муж и вот это вот всё. а ей хотелось – чтобы её слушали и не убеждали, используя всё те же аргументы, которыми она сама себя убеждает.

- я понимаю, что всё лето проведу на базе и в пожарах, но мне не придётся рисковать жизнью больше, чем я рисую сейчас, - каждый раз входя в горящее здание или выезжая на помощь полиции в машине скорой помощи, тайно надеясь, что её навыки оказания первой помощи не понадобятся. – ты никогда не хотел заняться чем-то ещё, получить какие-то, ну… дополнительные навыки, которые сделали бы тебя ещё более ценным специалистом? – зная его, хотел. бен всегда был честолюбивым. и если бы, в какой-то параллельной вселенной они тогда остались вместе, сейчас бы они, скорее всего, были гораздо выше по карьерной лестнице, поскольку подстёгивали бы друг друга и помогали расти и развиваться. но, увы, параллельная вселенная осталась в параллельной вселенной, и ким, наверное, об этом даже не жалеет. в этой вселенной у неё есть дилан, за которым так интересно наблюдать. наблюдать и с каждым разом обнаруживать в нём всё больше собственных черт. пожалуй, это самое увлекательное – находить себя в новом человеке, который вообще-то совершенно не ты.
[NIC]Kimberly Evers[/NIC][STA]ненависть - тоже чувство. прекрасное чувство[/STA][AVA]https://i.imgur.com/eIDvbYs.jpg[/AVA][LZ1]КИМБЕРЛИ ЭВЕРС, 36 y.o.
profession: лейтенант пожарной службы;
family: Josh, Dylan;[/LZ1]

+1

8

бен заботится о ким.
бен заботится лишь о жене. и то не так.
а эверс почему-то стала исключением из правил. снова.
занавес. он слишком бережно к ней относится. слишком, чтобы это отношение не заметить. он знает, что ким - умная. она обо всем догадывается и без него, но продолжает молчать, будто бы так и надо. и так действительно правильно. они не задают друг другу лишних вопросов, не залазят под самую душу, пытаясь разгадать глубокие тайны. они итак все прекрасно понимают - давно уже взрослые, чтобы отвечать честно на не заданные вопросы. взглядами глаза в глаза, руками по тонкой коже. цепляясь пальцами, заглядывая под самую суть. они любят выворачивать друг друга на изнанку своими разговорами, переглядками. две сущности, которым обязательно надо смешаться, но перед этим непременно ранить друг друга по нескольку раз. будто бы любовь может быть лишь контрастной - от боли, что аж до глубины души и до расползающейся страсти, что кажется сейчас в суставах.
кимберли эверс была его страстью в студенческие годы. лишь фамилия была другой. он дразнил ее кимми и называл своей, а теперь даже не может оставить на коже пару отметин, чтобы наверняка обозначить свою принадлежность. но знает точно, все, что они делают чертовски правильно для них, хотя и не для всего мира. они любят друг друга своим странным и другим понятием любви, хотя оба не признают этого и мастерски отрицают все чувства, что засели слишком глубоко, чтобы их оттуда выдрать. ему и не хочется. хочется лишь смотреть на нее, делать своей и каждый раз прокусывать ее красные губы. он и сейчас чувствует привкус ее крови  во рту - солоновато-сладковатый, с запахом почему-то ежевики.

он знает, что не сможет оторваться. казалось бы - это просто. прочертить в воздухе пальцем - и вот разграничительная линия. как бы не так. он знает, что сам пересечет собой же установленные границы. они с ней одной крови - дикой, насыщенной. оба хотят взять от жизни все, что возможно и нет, оба добиваются своих целей и тащат на себе супругов. каждый локомотив в своих отношениях и бен не знает, как ей это все не надоело - тащить джоша на своих плечах. идти вперед, будучи той самой, что "путь тебе укажет". наверное, ее покойный дедушка, который всегда нравился бену, уже несколько раз перевернулся в гробу, лежа под землей на старом кладбище ее родного города. бен опускается на кресло и ждет. пока она выйдет.
красивая. кожа в этом свете отливает фиолетовым оттенком. мокрые волосы волнами по плечам, чернотой прямо в центре. бен не стесняется вот так вот откровенно на нее смотреть. в таким моменты хочется задать так много вопросов, на которые не нужны ответы. потому что итак знает правильный.

а помнишь, как мы стояли вместе под общежитием пьяные и загадывали желание на падающую звезду?
а помнишь, как ты смеялась, потому что сорока за окном издавала странные звуки?
а помнишь, как со всеми в твоей комнате горланили песню: "я выхожу из тени стены, весёлый и злооооой" кривым хриплым басом.

да, ты помнишь

он возвращается в реальность, где они сидят друг напротив друга и она говорит, что не хочет играть в шахматы. он улыбается. знает, что это лишь для приличия. потому что повредничать для ким - святое. кейт никогда так делает. ну разве что ради приличия, считая, что это долг девушки так попросить о чем либо. будто бы это мило. а ким просто такая и есть. всегда было так, - кажется, раньше тебе это нравилось, - смотрит на нее почти удивленно. но все же, кажется. пугающе мало знает о ней сейчас, а хочется больше. и кажется, что это добровольное нарушение правил, чтобы перевести ее из категории "просто любовниц" в нечто большее. запретное, - это и называется "играть в шахматы", милая. ты не показываешь ему свое превосходство, получая преимущества. вполне разумный ход, - берет в руки черную пешку и спокойно передвигает ее по доске. у него нет задачи победить, потому что победит итак, не зря был чемпионом штата. шахматы позволяют думать, занять себя чем-то вовремя разговора, чтобы избежать неловким пауз. он знает, что обоим не избежать острых углов. рано или поздно на этот угол даже полезно натыкаться, - тебя не волнует то, что он не знает, на что ты способна? не признает твоего эго? или ты давно уже где-то его закопала? - между согласием на брак и ребенком, которого она не хотела. бену плевать на рамки приличия. он просто задает интересующие его вопросы, опираясь исключительно на то, что его волнует. прекрасно понимает, что ответ не заставит себя ждать. но если он хочет удовлетворить свой интерес, то придется покормить ее. закон и одвечное правило мироздания, - дилан пошел в тебя, так что уверен, у него получится. к тому же, я могу начать играть с ним, что-то подсказывать. ну, чтобы он там всех уделал и все в таком духе. твой муж наверняка будет гордится и говорить, что пошел в папу.

эверс любит говорить о сыне. какой он молодец, как замечательно разговаривает и как всем интересуется. он совсем не замечает в нем черт кимми, а вот бену со стороны виднее. и кажется, что не он тут один занимается тем. что кормит свое эго. правда, бену совсем не хочется поступать так с ребенком. он лучше будет играть в шахматы, - мне интересно, чему он научится... стой, погоди, - пресекает ее ход, - так через пару ходов недалеко и до шаха, а мы только начали. и я вполне могу забрать ладью пешкой. а там и королева рядом, - он вообще говорит это слишком мягко. любого другого, кого решил поучить, наругал бы, - твой муж постоянно делает один и те же ошибки? ты не замечала? удивительная вещь шахматы, можно рассказать все о человеке. джош боится рисковать. конечно, рисковать вначале игры ладьей я бы не стал. но он всегда занимает оборонительную позицию, проигрывая в одной и той же атаке самым абсурдным способом. мне просто хочется знать, когда он исправится, - и все же. эверс и кейт были бы идеальной парой. утонченной, мягкой. и сейчас они вместе в горах, как прекрасная семья. одна маленькая проблема - дилан с ними. странно, наверное. бен все же любит мальца именно из-за того, кто его мать. так, что к своим, что к чужим - наплевать. просто дети, которых он совсем не умеет воспитывать, - отчасти боялся свихнуться. знаешь же, роберт фишер помешался, - смеется, потому что в этом есть доля правды. отбирает у нее коня, зная, что еще хода через два отберет королеву, - отчасти боялся проиграть. не тот склад ума, чтобы стать чемпионом. ты же знаешь меня, нераскрытое дело - целый удар, - по эго, по репутации в первую очередь. хотя, может быть быть честным хоть с ней? как знать, может ли он доверить ким свои тайны? скорее всего, да. не будь она любовницей, - я мыслю, как преступник, а не как шахматист, - но что именно творится в голове - уже за семью замками. изредка длинными ночами ханту кажется, что еще немного и он все же сойдет с ума и потеряется в этой пучине улик, вероятностей и мыслей. еще немного и край, финит а ля комедия, черт бы его побрал.

- ему не понравится, - ответом на ее идею. понимает, что это важно. расслабляется в кресле, видя, как прячется за белыми фигурками и что сегодня ничего не выйдет, - оставь свою многострадальную ладью на пару минут, - спокойно и тоже скучающе, - ему итак не нравится, что ты работаешь пожарной. ему хочется забрать тебя оттуда поскорее и он уже спрашивает меня, как бы тебя уговорить, - пожимает плечами. впрочем, бен ее поддерживает. были бы они вместе, потерпел бы сезон. наверное, у них бы даже могло сложится. он пропадает на работе, она пропадает на работе. почти что идеально. не видятся много - не ругаются. а может быть просто переросли тот период. прошло ведь уже почти что десять лет с того времени, когда юношеский максимализм через край, - мне кажется, что ты должна попробовать, если этого хочешь. да. ты рискуешь жизнью каждый день, но ты ведь без этого не можешь. нам обоим хочется адреналина. к тому же. сменишь обстановку. - он действительно ее поддерживает в этом стремлении и начинании. знает, что ее работа гораздо сложнее, чем его. физически, морально, потому что иногда просто не можешь или же не успеваешь спасти того, кто нуждается в спасении. у бена тоже несколько раз не получалось и это оставляет определенный след даже на его черством сердце. что уж говорить о ней. хотя, кто знает. они не проводят каждый день вместе, чтобы он раскрыл эту тайну до конца.

- знаешь, если бы я не пошел преподавать, то, наверное смысл бы был. научиться лучше стрелять, прочитать пару книг. но сейчас меня зовут только на интересные дела, студенточки заигрывают на парах, жизнь почти идеальна, - хотя в ней нет того драйва и адреналина, которого хочется, - чего-то в ней все же не хватает. ты ведь не первая, с кем я ей изменяю, - она ведь итак прекрасно догадывалась. собственно, а кому он не изменял? а, точно, ей же. поразительно и как-то даже странно, - но кейт первая, кому я пошел на уступки. может немного жалею, что стал преподавателем, не поднялся по карьерной лестнице выше. хотя, есть шанс, что такой, как я просто не справился бы. мне куда интереснее бывать на месте преступлений и разгадывать загадки, чем управлять кучкой идиотов, которые иногда не могут сложить дважды два, - потому что бен обладает живым умом и этот живой ум надо куда-то применять. хотя бы в поиски убийц, преступников и прочей нечисти, - знаешь, я уже говорил, что мыслю, как они, - кейт никогда этого не поймет даже если очень захочет. с ким все просто. она не осуждает, потому что они чем-то похожи. своей остротой, несдержанностью и пониманием того, что мир не делится на черное и белое. он бывает совершенно разных оттенком. и если бы они сейчас были вместе, то оба пошли бы дальше. и никаких детей. хотя, дилана они оба очень любят. его нельзя назвать ошибкой, но самым желанным ребенком в мире, которого ждали десять лет - такого не было. а джош слишком хочет дочку, - я всегда представляю худшее. как бы я походил, - передвигает черную ладью, медленно, едва касаясь пальцами. наверное, выглядит он сейчас. как настоящий маньяк, но и плевать, на самом то деле, - шах, - а следующим ходом будет мат, потому что ей некуда деться, как и демонам в его голове, - чтобы сделал я, будь на его месте. куда пошел. кого бы убил и как. возможно, звучит, как бред сумасшедшего, но так я и раскрываю все свои дела. я ставлю себя на место человека, копирую его повадки, - на секунду отвлекается от разговора, чтобы достать блокнот и ручкой от руки записать ход - уж больно интересно получилось. и все же, иногда резко меняется так, что кейт уходит подальше в другую комнату. в ханте заключено множество личностей, что готовы поубивать друг друга. но все на цепи в надежных клетках. он держит их под контролем и пока что не сходит с ума, - ты спрашивала, почему я не хочу детей? потому что я не смогу возится с ребенком. учить его чему либо, кроме процесса мышления. мое детище - моя работа. так что, не думаю, что у нас скоро появятся дети, - если вообще появятся. бен смотрит в ее глаза и понимает, что ким догадывается. у ханта все под контролем. потому что ему легком держать все в узде, легком манипулировать людьми, управлять. он просто был таким всегда и от этого никуда не деться. куда сбежишь от себя? он снова берется за фигурку, осторожно ставит ей мат, - ты играешь намного лучше джоша, ким. ты не боишься риска, даже неоправданного, - и в этом они оба чертовски похожи, - иди сюда, - зовет ее к себе. в свои руки и объятья. это не приказ, а просто просьба. потому что ее отчего-то хочется обнять, - у нас всего сутки до того, как снова придется играть роли образцовых мужа и детей, - ему вот осточертело.

он не объявил ей мат. а просто протянул руку. потому что таким женщинам не ставят ультиматумы. кимберли эверс - нечто другое для него, а не очередная игрушка в виде красивой куколки на полке. и, пожалуй, это странно. нет, ради нее он не бросит жену. но может быть, свернет горы. поразительно, как контрастно может быть его отношение, - как ты хочешь провести остаток дня? - вот он, например, в постели. проводить рукой по ее коже, путать черные волосы, наматывая их на свои пальцы и целовать ключицы, проводя по ним резцами. в конце концов, они могут просто поговорить. в студенчестве этого никогда не делали?

а помнишь, я сказал тебе, что люблю?
тихо, на ухо, прижимая к себе, чтобы была ближе.
всего один раз, когда ты спала, освещенная утренним солнцем.

[NIC] Benjamin Hunt[/NIC] [PLA] [/PLA]
[STA] *** [/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/4drtykm.jpg [/AVA]
[SGN]_______________[/SGN]
[LZ1]БЕНДЖАМИН ХАНТ, 37 y.o.
profession: преподаватель академии ФБР в Куантико, федеральный агент
[/LZ1]

Отредактировано Dominica Sharp (2020-09-14 23:33:37)

+1

9

и всё сильнее, глубже – под кожу, в пучину греховности и порицательности поступка. всё дальше от мужа, всё ближе к любовнику. пальцами по гладкой коже, зубами по пульсирующей венке. до дрожи в кончиках пальцев и трепета длинных тёмных ресниц. пока сердце бьётся – гулко, но ровно – в грудной клетке, а тело отзывается мягкой болью удовольствия от его прикосновений. можно притворяться, что ничего нет. а можно захлёбываться темнотой, порождённой их поступками. и ким – заворожено, как удав за мышкой – наблюдает за развитием событий. словно не её жизнь. словно эта жизнь разделилась на две части. первая: джош, дилан, родительский комитет каждую вторую субботу месяца и пожары, спасающие от утомительных и неловких для всех объяснений. вторая: бенджамин хант, одновременно так бережно и так сильно сжимающий тонкую кожу, кусающий губы до крови и не верящий  - знающий – что его. и она знает, что его, и не может/не хочет вырваться из силков, загоняет себя всё дальше в то, чего не стоило начинать.

ким скользит по нему взглядом, оценивая, выпытывая, наслаждаясь. бенджамин хант весьма органично смотрится в гостиной их номера. растрёпанные влажноватые волосы, в которые хочется запустить руку. но она держится. только смотрит. его расслабленная поза, чуть насмешливый взгляд. он так близко и так далеко. ким откидывается на спинку кресла, отодвигает мысли на задний план. ким облизывает губы, ощущая слабый металлический привкус крови. – мне нравилось играть с тобой. это разные вещи, - она говорит с ним, как с ребёнком, объясняя ему, почему и зачем. неопределенно дёргает плечом на его следующий вопрос, продолжая внимательно из-под слегка опущенных ресниц изучать его. почти не изменился. только мимические морщинки от уголков глаз стали заламываться сильнее да что-то жесткое появилось в очертании рта. но всё ещё тот самый бенджамин, в которого когда-то… не влюбилась. полюбила до острого желания ненавидеть. – мне всё равно. правда. наш брак … держится на том, что мы чего-то друг о друге не знаем. это интересно, - иначе бы не прожили вместе десять лет. десять лет – когда-то это казалось вечностью. а сейчас ким с трудом представляет, что было до того, как на её пальце появилось обручальное кольцо, а в паспорте изменилась фамилия.

она вяло и неохотно играет с ним, но всё же играет. всем интересным партиям он её научил сам. ким помнит, как сидела рядом с ним на полу, и двигала аккуратно вырезанные фигурки. он уже тогда был терпеливым учителем. ким нравилось его слушать. ким нравилось, когда он касался её руки, двигая фигурку. нравилось, когда заглядывал в глаза, вместо просто вопроса, поняла ли. ей тогда многое в нём нравилось. и многое нравилось с ним. но, словно в противовес всему этому, ей и многое в нём не нравилось. он как будто был слишком острым, неудобным, не по её размеру. она противостояла ему, как могла, выстраивая линию обороны, которую он сминал. легко рушил одним поцелуем и ледяным спокойствием. она не могла предугадать его поступки, слова тогда, не может она этого и сейчас. но всё ещё тянет, отзываясь где-то внутри выскобленной грудной клетки.

- я не особенно слежу, когда вы играете. но джош – ваши игры – это что-то вроде традиции, он играет, чтобы играть, ни для чего больше, -  просто ему хочется разделять старое увлечение бена. / наверное, ему не понравится разделять с ним одну женщину /. – как и мы с кейти – мы делимся кулинарными рецептами, хотя обе не слишком любим готовить. это… это просто традиция, - ким не знает, зачем защищает мужа. но это, вроде как, тоже традиция и верность: защищать человека, с которым не только дом делишь, но и постель. странно, но её почему-то совсем не бесит, что после неё бен возвращается к кейти. а если бы так делал джош, то раздражало бы. она знает, что у него нет и никогда не было женщины на стороне. всё, что ему нужно, он получает от неё. десять лет назад он не ошибся в выборе: кимберли, действительно, способна сделать его жизнь праздником. если хоть где-то, хоть в чем-то уступать ей. формула семейного счастья оказалась донельзя проста, странно, что бен её так и не разгадал. как не разгадал саму ким. он считает, что знает её достаточно, но на деле – не знает почти совсем. как и она его, впрочем. она знает того бена, что открывается ей, стоит им остаться наедине. и не знает того, что приходит домой после тяжелого рабочего дня и притягивает к себе жену в постели. она его не знает, но видит в его глазах что-то такое, от чего её мир ощутимо кренится.

- интересно, где ты этому научился? – она не помнит ни асоциальной среды, ни плохого примера перед глазами. что на него повлияло, что вырастило его таким. её – трейлерный парк на окраине балтимора. она помнит: крохотные, почти кукольные вещи, и трогательную любовь прибившейся собаки. а ещё она помнит, как вечно приходилось засиживаться до позднего вечера в школе, лишь бы не идти туда. домой. поэтому она делает всё, чтобы дилан домой хотел, чтобы у него даже в мыслях не возникало, что где-то может быть лучше. – никак, - ким раздраженно дергает плечом. – надеюсь, ты сказал ему, что никак? не думала, что за десять лет брака джош так и не узнал, что меня невозможно уговорить сделать то, чего я не хочу, - она не подчиняется. и бену – тоже, хотя он ещё бы мог заставить её что-то сделать. только потребуются усилия. чуть большие, чем он прилагает обычно. ким поправляет рукой волосы и смотрит куда-то поверх плеча бена. так вот как. джошу не нравится. но ей он ничего не говорит, даже не просит быть осторожнее. только целует ожоги, пятнами вспыхивающие на её теле. наверное, хоть что-то он о ней знает, раз даже не пытается заводить разговор. боится. попасть под горячую руку. но вообще-то зря, ким вспыльчивая, но вполне способная выслушать противоположную сторону.

- каждому своё, да? я помню, тебе и раньше нравилось разгадывать загадки. когда ты получал ответ, интерес угасал. тебя не волновала никогда техническая сторона вопроса. тебя интересовала сама разгадка, - так же, как и её саму. в этом они всегда были похожи. ким приподнимает бровь, слушая, что она не первая. она догадывалась об этом, но никогда об этом не думала. ей, в сущности, не было никакого дела до того, с кем, когда и как бенджамин хант изменяет своей жене. идеальной жене. – а я никогда не изменяла джошу. ты первый. я всегда в достаточно мере уважала свой выбор, никто меня насильно к алтарю не тащил, - вполне могла сказать «нет», но всё-таки ответила «да», в тайне надеясь и веря, что сможет сделать эверса счастливым. и, пожалуй, действительно смогла. и, может быть, через пару лет ему удастся уговорить её родить ещё одного ребёнка. но не раньше, чем она сама будет готова впустить в свою жизнь ещё одного человека, которого сможет полюбить.

- я бы хотела. посмотреть, как ты работаешь, - ей, правда, интересно. она выводит рисунок на коричневой обивке кресла, продолжая смотреть на него. жаль, что он сейчас не видит себя со стороны. такой вдохновленный. всего лишь рассказывает о своих методах. всего лишь. какие же метаморфозы происходят с ним, когда он оказывается на месте преступления, там, где кого-то убили. ким никогда не была в подобных местах. зато с лихвой насмотрелась на смерть: на пожарах она часто снимает богатый урожай. только в прошлом месяце они не смогли отстоять здание и спасти двух человек, запертых в бетонной клетке. на зачистке все молчали. вид сломанных и обугленных костей напрочь отбивал желание говорить. впрочем, как и само пепелище там, где люди когда-то любили, дышали, жили.

- только вот незадача: детей хочет кейт, - губы дергаются в кривой усмешке. она видела, как он обращался с диланом. даже когда тот был совсем мелким. в нём было что-то… не отцовское, нет. покровительственное. любящее. возможно, он сам этого не замечал, но это хорошо было видно со стороны. иначе почему бы кейт была бы так уверена, что из бена выйдет идеальный отец? – думаю… меня джош уговорит. я разрешу ему меня уговорить, в конце концов, какая разница, один у меня будет ребёнок или два, - она так легко говорит ему о детях от другого мужчины. странный разговор. между ними вообще нет ревности, они заранее знали о любящих супругах и… всё равно? наверное, да, всё равно. кимберли бы не хотела жить с беном. и, наверное, не хотела бы иметь от него детей. впрочем, это не важно.

- помнишь, ты когда-то учил меня разыгрывать интересные партии? мы сидели на холодном полу в общежитии и играли, - и это были чертовски интимные моменты. она прижималась к нему, откидывала голову, но никогда не смеялась. всегда сосредоточенно следила за тем, что происходило на игровом поле. смеялась она позже, глядя в его глаза и ловя в них смешинки. он никогда не проходился по её способностям, но и не перехваливал. придерживался золотой середины, как будто боялся: чуть захвали, и ученица превзойдет своего учителя. поругай чуть сильнее: и нет у тебя преданной ученицы.

- я уже немного скучаю по дилану. а ещё целый день впереди, - ким соскальзывает с кресла, обходит столик и усаживается на подлокотник, поближе к бену. о пицце она совсем забыла, но, в общем-то, и голода совсем не чувствует. – я бы погуляла, но мы, вроде как, тут больные лежим, - ким мягко ерошит его волосы, перебирает прядки, ласково целует. – я не против снова оказаться в постели. только чуть-чуть попозже, - ей понравилось с ним говорить. узнавать его, погружаться всё сильнее и сильнее. она ведёт пальцами по его груди, не оставляя следов. разглядывает укус, который оставила раньше. – кажется, я немного увлеклась в прошлый раз, - но ей не стыдно. отпечаток зубов уже блекнет, скоро совсем сойдет на нет. – кейти и джош были бы милой парой, если бы не состояли в браке с нами, - ким весело смеется, понимая всю абсурдность. кейти и джош – ну, пара, действительно, вышла бы милая, только брак бы распался слишком быстро. для крепкого брака мало быть милой парой. нужно ещё отлично гармонировать друг с другом и составлять идеальный баланс. – и у них были бы милые детишки. а так, вот джошу достался дилан, моя маленькая копия, - поэтому ким так нравится учить сына новым вещам. как будто смотрится в зеркало, сквозь призму лет. – но ему, видимо, всё нравится, раз он хочет ещё, - а кимберли просто нравится сам процесс зачатия ребёнка. при этом он не обязательно должен быть успешным, совсем не обязательно.

- думаю, нам не помешают коктейли. холодный бульон такая гадость, если честно, - ким фыркает и поднимается на ноги. заказывает в номер бутылку текилы, почему-то противореча самой себе: к черту коктейли. текила. как в студенчестве, когда у них – редко – водились деньги на что-то большее, чем банка пива и колы. – тебе не кажется, что мы с тобой уже сейчас увязли? в этих отношениях… а что будет, когда я тебе надоем? или ты мне надоешь? что, что, мы вернёмся к привычным ролям? ты не думал об этом? – она с трудом представляет, что может надоесть ему. или что он может надоесть ей. но всё равно на острие откровенности задаёт ему этот вопрос, параллельно расстёгивая две верхних пуговицы тонкой блузки без рукавов. – на самом деле, я тоже не думала. к чему… - пока всё, вроде как, хорошо. она не думает и о том, что кейти и джош могут узнать. от кого-то. или откуда-то. а они, безусловно, узнать могут. и одно дело узнать о просто измене, с кем-то чужим, далёким, а другое – когда этот человек вхож в твой дом, когда он лучший друг семьи. твоей семьи. твой лучший друг. как будто стремясь загладить свои неловко-прямолинейные вопросы, заставляющие задуматься о последствиях собственных поступков, ким целует его, больно прокусывая губу до крови. капля на крови на губах – и ему идёт тоже. – пожалуй, нам лучше провести этот день в постели, а не за разговорами, - разговоры всё ещё не их конёк. где-то за диваном звенит телефон – ещё одно сообщение. ей бы вообще быть сейчас на туристической тропе, учить сына названиям цветов и ориентироваться по компасу. но она сделала свой выбор. что тогда, что сейчас. возможно, этот выбор неправильный, но черта с два кимберли будет о нём жалеть. бен – её осознанный выбор, так к чему глупое чувство вины и непрошенного разочарования от того, что они не смогли стать идеальными женой и мужем. – научишь меня паре интересных партий? не сегодня. в обозримом будущем?
[NIC]Kimberly Evers[/NIC][STA]ненависть - тоже чувство. прекрасное чувство[/STA][AVA]https://i.imgur.com/eIDvbYs.jpg[/AVA][LZ1]КИМБЕРЛИ ЭВЕРС, 36 y.o.
profession: лейтенант пожарной службы;
family: Josh, Dylan;[/LZ1]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » еще одна ночь


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC