внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост от каспера кинга Еще несколько дней назад всё, что мог Каспер Кинг - скорбеть, смотря в никуда и наблюдая бесконечное ничто. Словно вокруг отключили мир, поставили на паузу, перекрыли белым... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 35°C
* jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
lola

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Keep the streets empty for me


Keep the streets empty for me

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

13 июля - 1 агуста 2020 года, радио-эфиры

Siobhan McQuinn; Wren Alinsky
https://i.imgur.com/LoIG8by.gif https://i.imgur.com/XiqViTV.png https://i.imgur.com/IqQjW2S.png https://i.imgur.com/lQs789U.gif

Сначала позвонил дальнобойщик. Потом немолодая женщина. А потом - она.

Отредактировано Wren Alinsky (2020-09-11 01:52:52)

+1

2

Едва различимая в предрассветных сумерках дымка над озером Тахо, кричащая где-то вдалеке неспящая чайка, лёгкое поскрипывание сосен, голос радиоведущей, увлечённо рассказывающий о часе волка и о времени, когда демоны показывают своё истинное лицо; Шивон чиркает зажигалкой, прикуривая сигарету, и в очередной раз задаётся вопросом: «какого чёрта я всё ещё здесь сейчас делаю?». Существовать в полной мере «здесь» и «сейчас» на парковке возле кемпинга с прекрасным видом получается довольно паршиво, даже блядский табак не даёт никакой определённости - только тупо тлеет в бумаге и мажет кончик указательного пальца выделяемым никотином в жёлтый, как будто его в жопу в засунули и прокрутили; и дело вовсе не в усталости или ещё какой физической лабуде, нет, а в том, что мысли начинали расползаться в разные стороны жирными такими мадагаскарскими тараканами при всякой попытке вновь заставить себя сосредоточиться хоть на чём-то. Например, на довольно неплохом обывательском плане сесть в машину и поехать домой, принять душ или даже даже наполнить ванну, смыть с себя грязь и въевшийся в кожу запах костра, а потом заснуть минимум на сутки до полной перезагрузки, чтобы проснуться без каких-либо конкретных воспоминаний о произошедшем, но - с тем самым ни с чем не сравнимым ощущением «после», отдающим звонким ёканьем в сердце.

Но пока что Шивон не торопится с исполнением задуманного, а продолжает бессмысленно крутить в ладони уродливый кнопочный телефон, купленный однажды абсолютно случайно на дешёвой заправке в Орегоне только потому, что в нём симка с предоплаченным тарифом, мощный фонарик и игра «змейка». Промелькнувшая идея позвонить по номеру барыги, услужливо забитым в память случайным барным знакомым, считается довольно заманчивой ровно на несколько секунд - ровно до того момента, пока воображение не подкидывает славную картинку, в которой у барыги рожа всенепременно какого-нибудь знакомого старшеклассника, попавшего под священные пиздюли за посасывание вонючего вейпа в туалете на этаже младших классов. А так оно и получится в итоге, даже гадать не нужно, потому что в их богоугодном учреждении подростки нынче водятся только двух элитарных подвидов: тик-токеры и мамкины наркобароны. И если индивидуумы из второй подгруппы казались более-менее понятной формой жизни, то при виде выделывающих на камеру непонятные пируэты тик-токеров реально стыла кровь в жилах: вспомнить хотя бы майские приколы с торжественными прыжками в заполненные сухим льдом бассейны. Или всякие пикеты по поводу тысячи и одной новой ориентации и миллиарда новых гендеров - это ли не повод высрать километровые кирпичи тревоги? Молодежь - это ведь наше общее будущее? Алло? Почему «очевидцы» не поднимают проблему деградации общества, разве подобные темы не страшнее историй про похищение людей инопланетянами и проведением оными непонятных экспериментов? Может быть, одно не противоречит другому, а является самым что ни на есть прямым следствием?

Ночной радиоэфир должен был оставаться фоном. МакКуинн допустила фатальную ошибку, когда решила вслушаться во все эти льющиеся соловьиным помётом басни, а затем сделала погромче и знатно ахуела от рассказа анонимной бабки про ритуально сожратую кошками из преисподней соседку, переродившуюся потом в бешеную псину и пожравшей кошек в отместку, ну и пукнувшей напоследок рассказчице в нос перед исчезновением в мартовской ночи, тем самым передав свой дар могущественной ведьмы Сакраменто по наследству. Ведущая, судя по всему, тоже немного выпала в осадок от полета фантазии женщины, ибо врубила девятиминутного The Wizard'а в исполнении T.Rex, чтобы хватило времени перекурить услышанное и отдохнуть мозгами на свежем воздухе. Ну, или проржаться. Или просто сходить налить себе кофе - в конце концов, у неё работа в чём-то схожа с работой психолога: сидеть на стуле и слушать всякую ахинею и околофрейдистские фантазии про загадочные кукурузные стручки и тому подобное. А раз так, то...
- Подойдя к реке и зачерпнув горсть воды, спрашиваешь себя: «откуда она взялась»? - О последствиях глупо задумываться, если ты уже начал. Во время прыжка можно думать только о прыжке. - Что послужило причиной образования истока реки? Из родника или ледников в горах? А те откуда взялись? Из осадков. И так далее по цепочке. Проследить череду микроскопических событий в мире природы крайне сложно, чтобы сказать с уверенностью: «дело было так». По примерно аналогичной схеме, мы имеем дело с формированием личности убийцы. Законники скажут, если поймают: «у этих убийств чётко выраженный сексуальный мотив». Ок, пусть будет так. - Вопрос «зачем?» не имел никакого значения, однако зачем-то же обвивали плющи и сорняки плотными кольцами белые кости чьих-то любимых и дорогих; стыло закопанное в безлюдном уголке на берегу озера Тахо тело, пока новая тлела новая сигаретка в пальцах Шивон. Переваливать свою вину на других и какие-либо факторы - крайне безответственно, однако, что делать, если не чувствуешь даже позыва этой самой вины? Валить всё на «потому что»?  - Я знаю, почему это продолжается, что именно побуждает повторять заново, вновь и вновь, опять, без конца. Это похоже на животный голод. Или героиновую ломку. Говоришь себе: «эта последняя». На полном серьёзе кажется, что убьёшь - и всё закончится, ты наконец-то ужрёшься чувством собственного превосходства. И ещё одну. И ещё. - Долгий полёт ради минутного наслаждения - вот что это такое. Воспоминания хватает совсем ненадолго, чтобы забить пустоту; оно меркнет и чахнет. Уроборос ждёт отмашки, чтобы вновь пожрать себя за хвост и начать цикл заново. - Выискиваешь в толпе, выслеживаешь, душишь и прячешь. Собираешь свой собственный гарем из спящих красавиц, как какой-нибудь ублюдочный Синяя Борода. А люди вокруг тебя даже не догадываются о том, кто ты такой есть на самом деле - вот что разрывает мой мозг. Жмут руки и не задумываются, что ими было сделано. Вот, к примеру, уже сегодня ты придёшь домой и выяснишь, что какая-нибудь твоя знакомая исчезла, - какое чувство ты испытаешь в этот момент? Или ещё интереснее ситуация: со мной кто-нибудь зацепится языками и начнёт обсуждать пропажу - и ведь я же начну подыгрывать, строить сообща догадки, убеждать, что всё ок и образумится. И не испытывать ни малейших угрызений совести при этом. Но фантом тарелочки в небе, конечно, страшнее.
«Это что-то авторское или импровизация на какие-либо поразившие вас события?» - бестактно влезает в разогнавшийся поток мысли, чем в буквальном смысле сваливает с небес на землю. То есть, она только что в прямом эфире при свидетельствовании продолжающей слушать бабки-ведьмы и дальнобойщика-инопланетянина завуалированно обозвала Шивон носителем справки из дурдома.

«Ну да, ну да, пошла я нахер», - решает Шивон и по-английски не прощается, сбрасывая соединение. Потом всё-таки заводит машину и выдвигается в сторону Сакраменто.
Хотя в чём-то ведущая с дурацким именем Рэнни права: авторское оно и есть, пускай и бессвязное.
Основанное на реальных событиях, так сказать. А вот про дурдом было, конечно, немного обидно. Не то, чтобы это сказали напрямую. Но Шивон ведь не просто так учитель, она умеет слышать.

Отредактировано Siobhan McQuinn (Вчера 08:13:59)

+1

3

Кремниевое колесико царапает большой палец, оставляя темные разводы на покрасневшей коже. Нервно дергается рука, из груди вырывается разочарованный стон. В кулере шумит и булькает вода, и несмотря на видимую тишину, тишины нет. Слух обостряется ночью. Помещение, само здание наполнено гулом электрической сети. Внутри происходит сбой, неконтролируемое зависание явного сознания, оно уступает место подсознанию. Рен пялится в одну точку, сжимая во вспотевшей ладони помятый мальборо. Мышцы расслабляются, ладонь непроизвольно раскрывается, сигарета выскальзывает на пол. Она даже не моргает. Просто стоит, сверлит взглядом точку между подоконником и батареей. Зависание проходит, обновление сонного мозга завершено ровно в тот момент, когда подсыхающие зрачки начинает пощипывать. Рен чертыхается, поднимает сигарету и продолжает свои тщетные попытки подкурить.
У нее есть девять минут, пока играет трек, а микрофон в режиме «Off». В запасе реального времени осталось четыре с половиной минуты; этого времени должно хватит на чашку кофе из автомата с привкусом крахмала и мочи бурундука. Три месяца назад автомат пронзительно запищал, диоды под резиновыми кнопками истерично засветились в хаотичном порядке, а после он выключился и сам включился, продолжая работать, как ни в чем не бывало. Первым подвох ощутил на себе звукооператор утренней смены, когда Рен, перекинув сумку через плечо, собиралась уходить. Она застала парня с половиной лысой башки пускающим кофейно-слюнявые пузыри, пока жидкость стекала по уголкам губ. Лицо его в тот момент было истинным воплощением омерзения. Заявка на починку автомата была написана в тот же день. Пока, как говорят в современном обществе, «заявка находится в обработке спец.отделом», работники привыкли к новому вкусу. Привыкла и Рен. Запихивая мятый доллар в приемник и разглядывая предложенный ассортимент, она пыталась осознать весь тот бред, что слышала недавно. Привыкаешь ко всему. Даже к такому. Но иногда толика здравого смысла врывается в рабочее настроение, челюсть невольно отвисает и в полном шоке, покидая рабочее место, ты пытаешься совладать с происходящим. Перед глазами предстала картина кошек-людоедов в ритуальных мантиях, медленно грызущих кривые пальцы ног с белой от сухости кожи, кривыми наслоившимися ногтями. Звучат барабаны, отбивающие четкий ритм, соответствующий движениям маленьких челюстей. Горят свечи, отражающие тени маленьких шерстяных тел на бежевые стены гостиной, где цветочная обивка старого дивана уже успела пропахнуть запахами вербены, аниса и горчицы. Вместо бутонов – россыпь бордовых расплывающихся пятен. И за всем происходящим наблюдает пожилая женщина сквозь окно. Кошки заметили ее, но она выжила.
Нажав кнопку на автомате, Рен смотрит, как он выплевывает стаканчик.
«Сахар забыла».
Ритуальное убийство кошками.
Кошками.
Сначала на губах появляется усмешка. Затем из горла вырывается смех, - хриплый, низкий из-за сухости во рту, смех, немного истеричный, с подвываниями, заполняет собой длинный пустой коридор и отскакивает от стен. Рен смеется, согнувшись у сломанного автомата, который работает теперь на чистом энтузиазме.
Когда она заканчивает со смехом, автомат радостно мигает.
«Заберите ваш кофе. Приятного дня» - сообщает механический женский голос.
В запасе остается две минуты. Забрав стаканчик, Рен отпивает и морщится, убеждая себя, что это не так отвратительно, как кажется. На самом деле, это тот изысканный кофе, чьи зерна достают из говна какого-то грызуна; ферменты положительно влияют на пищеварение, делают кожу упругой и сияющей, а качество жизни улучшают на сто процентов.
Вернувшись в студию, Рен Алински толкает дремлющего звукооператора и торжественно передает ему недопитый кофе. Устроившись поудобнее, она поправляет поп-фильтр, регулирует высоту микрофона, делает несколько правок в плеере и сохраняет строку заново.
Песня заканчивается.
Проигрыш.
Рен снова в эфире.
Не должно быть никаких заминок. Она вступает вовремя. Немного, буквально двадцать секунд, говорит о музыке. Делится впечатлениями о сегодняшних рассказах. Читает вопросы с онлайн-форума, зачитывает короткие мрачные зарисовки.
Когда поступает звонок, Рен кивает оператору и тот, зевнув, подключает его в эфир. Все как обычно. Она приветствует, желает доброго утра, старается завязать беседу, возможно, снять напряжение с рассказчика.
Этому рассказчику не требуется снимать напряжение, напротив, он, а как впоследствии выясняется, - она, - ждет момента, когда Рен замолчит. И Рен замолкает. На том проводе по началу тихо, но зато отчетливо слышно дыхание.
Рассказ начинается резко. Хотя и рассказом это назвать сложно.
Ведущая хмурится. Это – не рассказ. Это сплошной поток мысли, по сути своей бессвязный, ломкий, как солома, бесцветный, почти стерильный. Такое случается, когда мысль вновь и вновь крутится в голове, когда предложение, выстраиваясь, сначала звучит неплохо, но ты продолжаешь его крутить на вертеле в своей голове, беззвучно на языке, и стираешь эти приятные шероховатости, пробелы.
Она говорит-говорит, не останавливается, ее интонации мешаются со смешками, а в голосе слышен упрек.
Рен открывает рот, чтобы ответить, но отчего-то не решается вставить слова. Это заминка. А слушательница, меж тем, продолжает. Ее рассказ похож на снежный ком, он нарастает, словом за словом становится больше, объемнее, будто с каждым словом она поднимается по лестнице все выше и выше, ровно до тех пор, пока не возникает долгожданная пауза.
Ведущая собирается с силами, натягивает улыбку, - потому что улыбку слышат, - и спрашивает:
- Это что-то авторское или импровизация на какие-либо поразившие вас события? – безобидный вопрос обернулся недолгим молчанием. Звонок прерывается. Его прервали с той стороны.
Рен хмыкает.
- Вау, - она кивает микрофону, а кажется, что толпе неспящих, - это было необычно. Черт, я правда хочу узнать автора этой истории. Чем-то похоже на слог Поппи Брайт. Хочу узнать продолжение. Автор, если ты нас слушаешь, мы все ждем продолжения этой истории, - у Рен в голове крутится вопрос «если ты выяснишь, что какая-нибудь твоя знакомая исчезла, - какое чувство ты испытаешь в этот момент».  И правда, какое? Сочувствие? Шок? Жалость? У нее нет опыта подобных эмоций, что должен чувствовать нормальный человек в такой ситуации? Наверное, она расстроится. Будет надеяться.
Да.
Надеяться. Вот, что самое страшное в таких случаях, - надежда, что человек вернется живым и невредимым, и на самом деле это не исчезновение, а пьяный загул за пределами Калифорнии. Ответ формируется сам собой.
- Жаль, что разговор прервался, но на вопрос я отвечу. Я не знаю, как отреагирую на пропажу своей знакомой, честно, но точно знаю, что буду надеяться. Я буду испытывать надежду на лучшее, - небольшая пауза, режим «Off», чтобы сделать глоток мерзкого кофе и триумфальное возвращение, - но тему подняли интересную. Реакция всегда непредсказуема, черт, это правда. Человек не кошка, новую не заведешь, и потеря будет ощутима в повседневной жизни. И знать, что где-то ходит виновник твоей потери, - это будоражит. А что бы сделали вы? Как бы вы отреагировали? Бывали ли в вашей жизни такие случаи?
Рен командует перерыв на рекламу и музыкальную паузу. Эфир подходит к концу.

Отредактировано Wren Alinsky (Вчера 12:47:09)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Keep the streets empty for me


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC