внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост от каспера кинга Еще несколько дней назад всё, что мог Каспер Кинг - скорбеть, смотря в никуда и наблюдая бесконечное ничто. Словно вокруг отключили мир, поставили на паузу, перекрыли белым... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 35°C
* jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
lola

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » your personal jesus (2)


your personal jesus (2)

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Luis Arelliano, Frida Borges, Raul Medina & Sam Reyes
25.08.20
Тихуана, дом Луиса

[NIC]Raul Medina[/NIC][STA]escucha me[/STA][AVA]https://i.imgur.com/N0Ohu1X.gif[/AVA] [SGN] porque le falta marijuana que fumar [/SGN][LZ1] Рауль Медина, 36 y.o.
profession: начхран главы Тихуанского картеля
[/LZ1]

Отредактировано Misha Juhl (2020-09-14 11:38:18)

+1

2

Вызов это или поднятая перчатка, но «С тобой» погрузило комнату в звенящую тишину. Рауль чувствовал, как поджались яйца у Рейеса и натянулись нервы Арельяно, тихо позвякивают. Впервые выражение «звенящее тишина» стало ему абсолютно понятным. Медина не рассчитывал на продолжительные отношения с главой картеля, но их случайная близость отрывала ему перспективы, которые не открывало ни что в этом мире, и лишняя девка с азартными играми была ему тут совершенно не нужна. Но и позволить ей испортить запланированные Доном развлечения Рауль не мог. Хотя это, несомненно, было бы ему на руку. Всегда есть другие варианты сыграть себе в масть, не выходя из терпения.

Рауль подхватил со стола нож, крутанул его в пальцах, и яркий свет люстр на миг превратил его сияющий веер. Пока острие не ткнулось межу грудей Фриды, бросая на смуглую кожу два радужных всполоха по обе стороны клинка.
- Это же Фрида Арельяно! - нож насмешливо двинулся вверх по грудине, оставляя на коже светлый след. – Вы уже слышали эту историю?

Рауль на миг оторвался взглядом от девки, чтобы пробежаться по лицам мексиканцев с обаятельной улыбкой конферансье. Пока Фрида получала свое наказание в подвале, Медина успел послушать о деталях их вылазки. И если бойцы, не имевшие представления о сложностях положения Борхесов, рассказывали об этом с юмором, не лишенным затаенного удовольствия, их всех тоже воодушевило быть Арельяно: «Ты просто не видел, какое у деда было лицо, когда к нему лично нагрянул сам Дон! Как будто святой Мальверде заявился грабить богатых и раздавать бедным!», то начхран сообразил, что девка выслуживается и может выслужиться, потому что и мозгов, и силенок у нее хватает. Единственное, чего Фриде не хватало, это смирения. Много гонора. Не для этой комнаты. Это в полях там можно бросаться словами.

- Осенила старика-фермера божественным благословением? - нож вкрадчиво прочертил по гортани, качнулся, когда девка глотала слюну, и уперся острием под вздернутый подбородок. -  Кто ты думаешь ты такая?! Белая девочка?!

Фрида спихнула нож. Если она могла позволить Луису над ней измываться, то начран, которого она видела в эту поездку впервые, мог свободно пройти в жопу со своими шутками. Абсолютно несправедливыми, потому что вылазка удалась. Рауль перехватил оружие в левую руку и уцепил ее за волосы на затылке, с подсечки с размаху всаживая девку лицом в стеклянный столик с аккуратными полосками кокаина, которые сам шинковал несколько минут назад. Фрида взвизгнула в хатке, пытаясь поймать ладонями столешницу, и Раулю не удалось разбить ей лицо да и стекло тоже. Зато она искупалась в порошке и теперь боялась дышать, хорошо представляя себе передоз, потому что уже нахваталась, и носоголотка забилась коксом.

- Вот теперь ты белая, - Медина удовлетворенно оскалился, отрывая ее от стола, и воткнул в нож в хрусткую мякоть целого ананаса, чтобы его было не так просто дернуть обратно, если девка окажется более сумасшедшей, чем представляется. Пенный сок покатился по карему панцирю.  С густых ресниц, с волос, со скул Фриды обсыпался порошок. Сейчас ее лицо действительно походило на череп с запавшими глазницами. – Вот теперь ты белая девочка. Но надо знать свое место.

Он все еще держал девку за волосы, демонстрируя гостям, как диковинную зверушку, а потом  ткнул ее носом в ноги Дона, и порошок ссыпался с лица на тяжелый ботинок, покрывая мысок тонким слоем снежной пыли.
- Лижи,  – прижал ее шею каблуком, и тот больно врезался в холку, и девка невольно вывозилась губами в пыли, даже упираясь ладонями в пол.  – Лижи, сука! И знай, кто здесь Арельяно!

Фрида всхлипнула. Свежие ссадины вспыхнули новой болью, напоминая ей, что ее физическая возможность сопротивляться не имеет ничего общего с положением дел. Сбивчивое тяжелое дыхание спихивало крупицы кокса с пыльной кожи. Она осторожно коснулась языком мыска и поняла, что это не так унизительно, как казалось вначале. Пыль родных дорог, песок, частички марихуаны, подвалы, сортир и кокаин, еще чистый, горький и вяжущий с привкусом травы. Он начинал забирать возбуждением, сладкой истомой, заставлял выкруживать бедрами, пока язык влажно блуждает по ботинку, оставляя темные чистые следы. Медина оторвал взгляд от ее задницы и встретился им с Доном, словно хотел узнать, доволен ли тот увиденным.

[NIC]Raul Medina[/NIC][STA]escucha me[/STA][AVA]https://i.imgur.com/N0Ohu1X.gif[/AVA] [SGN] porque le falta marijuana que fumar [/SGN][LZ1] Рауль Медина, 36 y.o.
profession: начхран главы Тихуанского картеля
[/LZ1]

Отредактировано Misha Juhl (2020-09-14 11:40:31)

+1

3

Может, яйца у Рейеса и поджались, но Луис пока был спокоен. Насколько это понятие вообще было к нему применимо, даже если это состояние длилось каких-то несколько секунд, а в следующую он снова вспыхнет, и неясно, будешь ли ты жив еще через одну. Он пока еще с интересом глядел на девку, но интересно ему было не ее поведение, а то, с чего она так тупо кидается на амбразуру. Должна была, вроде, понимать, что если доведет его и он убьет ее, то ее братца отправит следом сразу после, не растягивая удовольствие. Мстители на хвосте ему были ни к чему, от страждущих лучше избавляться сразу, чем ждать, пока они дозреют до какого-то плана действий.

Или она решила с ним демонстративно помериться хуями на публику? О его решении оставить родственников в живых, никто не был в курсе и наверняка многие думали, что он сейчас, как обычно наиграется и выкинет их трупы. Но они нужны были Арельяно не потому, что являлись ценными и незаменимыми кадрами, а потому что когда из тюряги выйдет Маркос, ему нужно было предъявить виноватых в его похеренном бизнесе в Калифорнии и это, - лишь по слухам, - на фоне того, что он совсем недавно обзавелся третьей семьей.

Короче, пока Арельяно ломал голову, пытаясь понять мотивы поведения девки, вмешался Медина, и Луис нехотя выплыл из тяжело ворочающихся в голове мыслей, возвращая внимание к происходящему.
- О чем это ты? – следил за тем, как лезвие проехалось по смуглой коже, ткнувшись под вскинутый подбородок, как Борхес пытается испепелить Рауля одним взглядом и как небрежно отпихнула от себя нож, лишая его незамысловатой игры. Она не боялась, и сейчас Луиса это бесило и веселило одновременно. Когда тебе кидаются в ноги еще до того, как ты начинаешь говорить, - как бывало чаще всего, - уже не так интересно, как постепенно доводить человека до полного отчаяния. Он бы понял отсутствие страха, если бы ей нечего было терять, но ведь Хорхе все еще сидел в подвале.

- Она не боится, - улыбнулся, продолжая наблюдать за происходящим. – Она думает, что мне уже лень спуститься и отхуячить руку ее братцу. Или ногу?
Впрочем, Медина уже успел войти в раж и Луис дальше молча наблюдал, как девка шлепнулась лицом в порошок, который бодро подлетел светлой пылью вокруг ее головы и осел на столик. Мог бы рявкнуть, но не стал, Фрида далеко не дура, чтобы так тупо сдохнуть.
- Что ему нужнее, а?!

Проследил за тем, как Рауль подтащил брюнетку к его ногам и ткнул вносом в ботинки, а потом замолчал на какое-то время, наблюдая за тем, как мягкий розовый язык выглаживает тяжелую берцу, смахивая с нее пыль. Поднял взгляд, цепляясь в темные зрачки Медины, и снова улыбнулся. Кокс забирал уже не так быстро, как раньше, но эффект настигал все равно. Хотя, Арельяно не мешало это время от времени баловаться героином, когда сон не шел несколько дней и он начинал ловить галлюцинации.

- Эй, - коротко покосился в сторону Рейеса. – Сама Смертушка лижет мне ботинки, мать вашу. Продолжай, киса, у меня почти встал, - хрипло рассмеялся, возвращаясь расслабленным взглядом к девке, но улыбка моментально исчезла с лица. – Ты че, блять, крутишь жопой?.. – медленно откинулся на спинку кресла, будто к нему пришло озарение, и уперся обдолбанным стеклянным взглядом в Медину. – Эта шлюха ебнутая! Напрочь отбитая, блять! – а потом пихнул девку ботинком в плечо, жестко отпихнув от себя, чтобы подняться на ноги. Дернулся в сторону и тут же вернулся, чтобы схватить Фриду за растрепанные темные волосы, рывком поднимая на ноги и потянув за собой к выходу. – Ты не знаешь, как просят! Не знаешь, как извиняются, - остановился посреди просторного светлого коридора и резко шагнул к стене, жестко впечатав в нее девку и приближаясь вплотную к заляпанному коксом лицу. – Но ты научишься… Научишься, пока я буду срезать с него шкуру и рассказывать, что тебе проще было отдаться, лизать ботинки, светить сиськами, чем как следует просить оставить его живым и невредимым. А потом я вас отпущу… и тогда твоя жизнь превратиться в ад, потому что вы возненавидите друг друга… - тихо рычал ей в лицо, чувствуя, как жаром разливается внутри бешенство.[NIC]Luis Arellano[/NIC][STA]el patrón del mal[/STA][AVA]https://i.imgur.com/Vf0I15g.jpg[/AVA][SGN]If you ever wanna be one see[/SGN][LZ1]ЛУИС АРЕЛЬЯНО, 41 y.o.
profession: лидер Тихуанского картеля;
[/LZ1]

+1

4

- Это лучшая история на сегодня,  – Медина окинул взглядом слушателей. Естественно, им не было дела до болтовни боевиков, и историю с полями Тарантино они не слышали. – Они поехали утром на север разбираться с землей. И местные послали их на хер, потому что они посрались со своими соседями, а Арельяно де не пришел им на помощь.
Медина отлично знал, что сейчас сливает чужой проеб. Но поделом.
- Так вот эта девка заявила, что они и есть Арельяно. Она  - Арельяно, Текито Арельяно и Серхио – тоже Арельяно. Накрутила старика-хозяина так, что у него даже привстал, и он пошел на войну…

Посмеивался, любуясь, как Фрида пробует языком ботинок в наплывающем приходе. С его ракурса ее задница и узкая промежность под черным шелком трусишек выглядели особенно хорошо. Волнительные багровые полосы на спине припухли и теперь манили потрогать эту пульсирующую под кожей боль в кружеве спутанных черных прядей. Медина засмотрелся, лишь на секунду теряя бдительность, поднял к хозяину темный взгляд, не лишенный здоровой заинтересованности в увиденном,  и в следующий момент  отшатнулся, чтобы дать Дону простор выволочь девку из-под стола. Не понял, имела ли его вспышка отношение к их общему возбуждению от увиденного. В какой-то момент он так ярко почувствовал в Луисе заразительную пьяную истому, словно девчонка сосала ему хуй, и хрипотца в голосе Арельяно отозвалась знакомой тяжестью в яйцах. Отлично понимал, что девка не потекла от лишнего унижения, но наркота дает о себе знать.

К перепадам настроения у тихуанца он привык не сразу, они до сих пор пугали своей абсолютной непредсказуемостью. Рауль иногда совершенно не мог понять, что вывело барона из себя. А иногда догадывался, что предъявленные обвинения не имеют отношения к истинным причинам, поэтому воспринимать его лучше чуйкой. Это необходимость воспринимать чуйкой делало всех приближенных Арельяно чуть более животными, чем людьми, чуть более стаей, чем организацией, но пугающе сплачивала и укрепляла верхушку картеля, всех приближённых, охрану в доме – настраивала на одну чуткую собачью волну. И если сперва капризы Амадо были Раулю неблизки и непонятны, то после он разобрался, что именно эта бесконечная нервность позволяла бывшему начхрану  улавливать непредсказуемые движения хозяйской души. Мир его праху. Медина и за собой начал замечать эту перемену, это подспудное внимание к любым колебаниям фона.

- Пожалуйста, оставь его! – Фрида вскинулась с колен, когда боль в затылке потянула ее наверх сквозь легкий передоз, заставляя двигаться резво, забыть о раненой спине. Опасность положения плохо пробивалась через беспечную кокаиновую эйфорию, придавившую чувство самосохранения. Пальцы бесконтрольно дрожали, она судорожно хваталась за майку Луиса. – Оставь его, Луис! Умоляю тебя!
Голос сорвался и слова вязались хрипло, рвано толкались в губы из пересохшей глотки.

- Хорхе не было в городе. Он не знал. Это я. Я! Пожалуйста, Луис, - она ткнулась ссаженой спиной в стену и взвыла, отрываясь от цапучей поверхности обоев навстречу  хозяину. Порошок посыпался с ресниц, жег глаза, вышибая слезы, которые утекали темными полосами по щекам, обнажая нездоровую бледность под золотистым загаром.  – Это я не уследила. Я не знала, что Юль там будет, когда отсылала людей на стрелку. Прости меня, Луис!

Беспомощно всхлипывала, соскальзывая по телу Дона в пол, на колени, на подкосившихся ногах. Хваталась за темную ткань одежды, цепляясь скулой о прохладную пряжку, и умоляюще царапалась по шершавым брючинам, как подстреленная пума, безнадежно вглядываясь в его лицо, в темные, страшные, совершенно глянцевые от кокаина глаза. Неземные.

- Прости меня, Луис, - губы подрагивали. Фрида знала, что ничем не компенсирует ему потери и ничего не может предложить взамен. Ничего, что он не возьмет и сам, если захочет. Ничего, что имело бы для него ценность.
- Прости меня! Это только моя вина! Накажи меня, умоляю! Пожалуйста! Только меня. Накажи…

Последние слова Арельяно утонули в глухом рыдании, Фрида вжалась горячим лбом в его ногу над коленом, наркота расшатывала нервы, и ее трясло так, что приходилось до боли вжиматься пальцами в жесткую мышцу, чтобы не потерять равновесие даже в этой позе. Не хотела верить, что Хорхе однажды возненавидит ее. Никто никогда не любил Фриду так, как любил ее брат, и его отвержение она не могла ни принять, ни пережить, но смутно понимала, о чем говорит Арельяно. О неизгладимом, неугасающем чувстве взаимной вины, которое разъест безжалостной кислотой всю из близость, всю их потаенную запретную нежность, все их странное счастье. И это было горше порки, горше унижения, страшнее всего, что могло с ней случиться в полях. Никто неспособен был причинить ей больше боли, чем этот человек над ней, в чьих глазах она даже не отражалась. Словно он был самой судьбой, абсолютно слепой.

[NIC]Frida Borges[/NIC][STA]не пойман - не кайф[/STA][AVA]http://sg.uploads.ru/YOKnM.gif[/AVA][SGN]

I mean, I don't see what she sees https://funkyimg.com/i/2WUsK.gif But maybe it's 'cause I'm wearing your cologne

[/SGN][LZ1]ФРИДА БОРХЕС, 28 y.o.
profession: маленький помощник Санта-Клауса
Santa: Jorge Borges
[/LZ1]

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » your personal jesus (2)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC