внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост от лис суарес Неловко – и это еще мягко сказано – чувствует себя Лис в чужом доме; с чужим мужчиной. Девочка понимает, что ничего страшного не делает, в конце концов, она просто сидит на диване и... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 35°C
* jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » can you dance for me?


can you dance for me?

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://imgur.com/5ot9Qz6.gif https://imgur.com/O8VQl3E.gif

Christian Ford & Miles Quinn

март 2019. гей-клуб.

иногда, когда встречаешь своего случайного любовника,
нет смысла притворяться, что вы не знакомы

[NIC]Christian Ford[/NIC][STA]i`m little dysfunctional[/STA][AVA]https://imgur.com/mMfxtC6.gif[/AVA][LZ1]КРИСТИАН ФОРД, 38 y.o.
profession: юрист по уголовному праву
[/LZ1][SGN]ROLL OVER AND TELL ME
https://imgur.com/3PTLCey.gif https://imgur.com/Hd4oF6K.gif https://imgur.com/7WV3xJN.gif
IS THE DEVIL IN YOUR BED?
[/SGN]

0

2

В клубе как всегда тепло, почти душно, особенно в той части, где начинается танцпол. Даже кондиционеры не спасают – приходится задирать вверх голову, чтобы сделать глоток воздуха, а после снова погрузиться в танец, сотканный из молодых тел, богатых мужчин, обоюдного желания. Только они хотят получить мое тело, а я – их деньги. Можно подумать, что это даже почти равноценный обмен, если бы они при этом не ощущали себя как на рынке. Смотрят, выискивают кусок мяса посочнее, помоложе, подоступнее – их липкие взгляды пристают намертво, от них потом не оттереться так легко, как бы хотелось. На моих плечах поблескивают мерцающие лиловые частички – в свете прожекторов кажется, что я сияю, как бриллиант и мне чертовски нравится это ощущение. Если бы не было этих взглядов, этих рук, которые норовили дотронуться в толпе, то все было бы почти сносно. Во мне уже два коктейля с сиропом, без капли алкоголя, чтобы не терять концентрации – танцоры /нас называют танцоры, несмотря на то, что при желании можно получить и другие услуги, которых нет в меню бара/ должны быть собраны. К тому же все коктейли, что они пили были за счет клиентов, желающих получить секс – причем для воды с сиропом они стоили астрономическую сумму. Клиент думает, что чем больше выпьет понравившийся мальчик, тем проще с ним потом будет сговориться, только проблема была в том, что все парни, даже с подведенными как я глазами и в золотых шортах, были преступно трезвыми.

Музыка битами разливалась под кожей, когда я поднимался на платформу около сцены. Для антуража было хорошо, когда около шестов крутились самые красивые парни, демонстрирующие себя и полный перечень услуг заведения Адама. Хорошо, что яркие вспышки света не давали мне смотреть на сальные липкие взгляды внизу, а небольшое ограждение не позволяло дотрагиваться до моего тела. Мне нужно было лишь немного поизвиваться, порекламировать себя, показать на что способно мое тело, одарить зал улыбкой, которая обещает куда больше, чем можно себе представить. Песня заканчивается, но я остаюсь на еще одну – мне не хочется спускаться, не хочется снова изображать заинтересованность, тогда как на душе у меня скребут кошки. Вернее, даже тигры – мне было тошно от всего, что происходило сейчас здесь, от моего места на самой низшей ступени иерархии – тот, кому можно засунуть за щеку член, а он будет довольно сосать, отрабатывая свою сотку. В последние время каждая смена становилась невыносимой и болезненной, как будто бы в гроб счастливого будущего забивали еще один гвоздь. Я отчетливо слышал этот звук, который отсчитывал мгновения до того, как все покатиться нахер со скоростью света.  Я уже не могу прекратить этот процесс, я уже завяз по самые уши в дерьме, в грязи, в чужой похоти. Закрываю глаза, поворачиваясь к залу спиной, прогибаюсь, крепко держусь за шест, чтобы красиво извернуться. Парни с другой стороны сменились – одни только вышли из привата, другие только собираются выцепить богатенького папочку, который оплатит не только выпивку /половина от коктейля твоя/, но и оставит щедрые чаевые.

+1

3

Как ни странно, он отдыхает в подобных местах: вспышки неона от цветомузыки, пляшущие на стенах и силуэтах разномастной толпы, которая в своей массе похожа на какое-то огромное чудовище с щупальцами, сотканное из теней, алкоголя и влажного липкого желания перепихнуться в ближайшей туалетной кабинке или подворотне, чтобы сбросить накопившееся напряжение. Безликие люди — бессмысленный секс — электронные биты, вибрирующие в костях. Это все так знакомо, что Кристиан чувствует себя своим, когда переступает порог гей-клуба, предварительно снимая галстук и пиджак, оставляя их в салоне автомобиля, припаркованного в паре кварталов, чтобы было можно немного пройтись и освежить голову. Ночной воздух пышет свежестью, какой ему так чертовски сильно не хватает жаркими и душными калифорнийскими буднями, когда скучает по серости и туманности Лондона, как никогда не станет скучать по родителям и той старой, прежней жизни. Закатывает рукава рубашки до локтей, оголяя жилистые руки с аккуратными округлыми костяшками на запястьях и с ухоженными ногтями. Когда-то окружающие бы окрестили его метросексуалом, весьма недвусмысленно подразумевая слово "гомосексуалист" — очередной ярлык, который клеят на него, как разноцветные стикеры на специальную доску где зеленый соседствует с желтым, а поверх них прилеплен красный. Его суть многограннее столь убогих представлений, пусть часть из них и описывает его с точностью, но отчасти подобная банальность даже выгодна: по крайней мере не он станет жертвой собственных неверных представлений о том, что представляет из себя суровая действительность. И кто вообще придумал привязываться к гендеру, когда речь идет о чем-то таком банальном и физиологичном, как секс? Как и ярлыки, призванные определять, какой гендер привлекает в большей степени? Кристиану плевать на гендер: вид половых органов влияет лишь на способы и позы занятия сексом, но никак не на качество удовольствия, если уметь этими органами пользоваться. В конце концов плюсы и минусы бывают в любых условиях, но все зависит от того, как к ним относиться и как ими пользоваться.
В баре немного душно и пахнет сладковатыми духами: иногда представители ЛГБТК+ сообществ бывают слишком вычурны в своем поведении и стиле, точно пытаясь намеренно выделиться, как зазнайка, который в классе подпрыгивает на месте, пытаясь сделать так, чтобы учитель попросил именно его ответить на заданных вопрос. Подобное поведение далеко от того, как ведет себя Кристиан и как считает подобающим, но черта с два ему есть дело до того, как ведут себя другие. Особенно в подобном месте. Мимо, виляя бедрами, проплывает какой-то парень в белой футболке с надписью, похожей на что-то вроде "я выхожу из тени стены, веселый и злой" — очередная попытка в подобие пафоса, вызывающая ядовитую усмешку. Всем вокруг так судорожно хочется выпендриться, прыгнуть выше головы, чтобы быть замеченными, из-за чего остаются совершенно невидимыми среди таких же выскочек без представления о том, что считается хорошим вкусом. Убожество. Впрочем, едва ли он может рассчитывать на что-то большее, когда приходит в гей-клуб, хоть и не может оказать себе в удовлетворении желчного желания унизить все, что только попадается на глаза.
Заказывает в баре виски с привычной парочкой кособоких кубиков льда, которые болтаются в стакане, ударяясь о его стенки с легким звучным стуком, отзывук которого все равно теряется на фоне общего шума. Кто-то из толпы подмигивает ему, но Форд даже не обращает внимания: у него был действительно хреновой тяжелый день, отчего не хочется ни с кем знакомиться, как не хочется излучать обаятельное внимание и многозначительные улыбки, целью которых является получение минета в потрепанной жизнью и краткими перепихами туалетной кабинке. Просто в толпе получается проще всего затеряться — еще один гей, лощеный и статусный, в которого не вглядываются сильнее, чем оценить внешнюю привлекательность. Разворачивается спиной к стойке, лениво наблюдая за тем, как у шеста извивается какой-то парень, покрытый блестками, а оттого бликующий подобно еще одному диско-шару. Щурится, когда полосы неонового света скользят по его лицу, высвечивая знакомые черты. Форд фыркает, делая глоток алкоголя, приятно жгущего гортань: воистину пусть не запоминает имена случайных любовников намеренно, лица остаются в его памяти, тем более проходит сколько времени с их последней встречи? Месяц? Чтобы снова пересечься в подобном месте. Иронично.
Вместе с бокалом подходит ближе к постаменту, держа свободную руку фривольно в кармане, будто является еще одним любителем поглазеть на полуголых мальчиков, однако не преследуя подобную цель. Ему просто любопытно: неужели художники настолько мало получают? Вот тебе и высокое искусство, в которое все так стремятся. Не особо скрывается, наблюдая за движениями знакомого из числа одноразовых любовников с некоторым равнодушным вниманием, ожидая, пока парень освободится и слезет с постамента род чужие аплодисменты. Признает, что танцевать у него получается весьма неплохо, а так же будто походя отмечает чужую гибкость.
— Есть кто-нибудь из великих художников, которые занимались тем же с таким же успехом, как и Вы? — когда парень освобождается, подходит ближе, чуть ухмыляясь, но не издевательски, а скорее игриво, как ребенок, который видит новую старую игрушку с иной стороны и ему не терпится поиграть с ней, используя новые правила. Делает еще один глоток виски, но едва ли пьянея: он здесь ради атмосферы, как ради атмосферы собирается цедить пару бокалов весь вечер, будто не отличается от всех тех, кто пришел сюда, чтобы банально напиться. Ему завтра предстоит сделать много работы, чтобы быть столь неблагоразумным и напиваться. — Не хочешь выпить? Сможешь отдохнуть, делая вид, что разводишь очередного богатого похабного дурачка на баснословно дорогие коктейли. Могу даже подержать тебя за коленку ради правдивости легенды, — фыркает, не питая иллюзий насчет того, как все работает в подобных заведениях, как и насчет того, чем конкретно здесь занимается этот рыжий парень, имя которого совершенно вылетает из головы.
[NIC]Christian Ford[/NIC][STA]i`m little dysfunctional[/STA][AVA]https://imgur.com/mMfxtC6.gif[/AVA][LZ1]КРИСТИАН ФОРД, 38 y.o.
profession: юрист по уголовному
праву[/LZ1][SGN]ROLL OVER AND TELL ME
https://imgur.com/3PTLCey.gif https://imgur.com/Hd4oF6K.gif https://imgur.com/7WV3xJN.gif
IS THE DEVIL IN YOUR BED?
[/SGN]

+1

4

Мне нравится песня, что звучит сейчас, я закрываю глаза, представляя, что не извиваюсь сейчас для привлечения внимания, а просто танцую, в толпе, как обычный человек. Иногда отчаянно не хватает этого ощущения, которое все сложнее мне дается. Чувствую, как по моему телу скользят заинтересованные взгляды, прекрасно понимая, что не удастся увернуться от парочки клиентов, решивших купить себе мое время. И тело, разумеется. Но дольше оставаться на платформе я уже не мог – третья песня – это перебор, моя очередь кружить в зале, побуждая мужчин тратить на меня деньги. Беседа ли, танец на коленях, что угодно, лишь бы он оставлял наличку на барной стойке или прикладывал свою золотую карту. Клубу было все равно на чем делать деньги на умелых ртах или пьяницах, главное, чтобы все затраты окупались. А то, что все место было отличным местом для того, чтобы прикрывать торговлю наркотиками, переправляемыми из Мексики, дело десятое. Последняя ступенька до танцпола – и я оказываюсь в толпе, правда, не успеваю сориентироваться, как слышу знакомый голос над ухом. Оборачиваюсь, узнавая в парне своего разового любовника из галереи. На ум тут же приходят воспоминания о его умелых губах, о остром языке и лукавой полуулыбки, которые не оставили мне тогда шансов не поддаться обаянию. Встреча здесь была неожиданной и смущающей – я старался не смешивать свои жизни, не представая перед одним человеком и творцом, и шлюхой, но сейчас провидение все решило за меня. Дежурная улыбка рассветает на лице, когда я смотрю на него, ожидая первой шпильки.

- Обычно художники приличные люди, занятые искусством. Разве что Караваджо знал толк в приключениях. – Я придвигаюсь ближе, чтобы он слышал меня за шумом музыки. Удивительно видеть здесь настолько изысканного и привлекательного искателя удовольствий. Впрочем, учитывая его слабую любовь к живописи, был шанс узнать, к чему же он питает настоящую страсть.
- Хочу. Только возьмите мне воду, чтобы сильно не подорвать свой бюджет. – Я повел его к стойке, где с готовностью придвинулся так близко, что не оставалось сомнений, с кем сегодня принц. Устраиваю его руку на своем обнаженном колене, веду вверх до бедра: картина более, чем соблазнительная. – Я вижу, Вы прекрасно знаете, как здесь все работает. Коктейль с сиропом стоит как бутылка виски, а там лишь вода и сахар. Но те, кто хочет залезть ко мне в шорты готовы спускать деньги за благосклонность. Впрочем, вам такое не требуется. – Улыбаюсь, когда передо мной ставят содовую, в которую я опускаю трубочку, медленно втягивая холодный напиток. Здесь правда чертовски жарко, благо, что на мне нет одежды. Пока я сижу рядом с Кристианом, никто не осмелится подойти и прикоснуться ко мне. С ним все иначе – его я выбрал сам, он не покупал меня. Как вещь для досуга, красивую игрушку, которую можно использовать и выбросить. Я смотрю в голубые глаза своего незнакомого знакомца, приподнимая бровь: - Какими судьбами здесь. Ради досуга или просто скоротать немного времени? У нас отличное шоу после часа, но до этого времени я могу рассказать о ранней фламандской живописи. Помню, что вы любитель.

+1

5

Кристиан никогда не был тем, кто покупает любовь за деньги: в его жизни присутствовало не так уж и много принципов, но этот был самым железобетонным. Он мог, не моргнув глазом, давать советы о том, как лучше организовать преступление с юридической точки зрения, чтобы убийцу было проще защищать /чисто гипотетически, конечно, исключительно в качестве условного разговора за бокалом шотландского виски/, или защищать тех, кто абсолютно точно видно, однако платить за плотские удовольствия, когда можешь получить их практически с любым, стоит только как можно сексуальнее улыбнуться? Это было ниже его достоинства, которое ценил в себе, как и учили родители, пусть те никогда и не считали его достойным. Особенно после того, как предал семью, уехав в другую страну, не желая больше иметь ничего общего с юридической фирмой, основанной отцом и матерью. С месяц назад парень рядом с ним без всякой оплаты делал потрясающий горловой минет в занюханной подсобке картинной галереи, так с какой стати сейчас должен платить за то же самое? Абсурд. Впрочем, не то чтобы он снова хочет снять этого молодого художника: скорее прийти к взаимовыгодному сотрудничеству, потому что нет желания в принципе сегодня снимать кого угодно, но вполне не прочь поддержать занятную беседу с нотками флирта, подобную той, что вели в картинной галереи, где и познакомились. Чтобы никто не лез с похабными предложениями, можно ведь притвориться, что Кристиан клюнул на такую яркую блестящую наживку, тем более что притворяться ему всегда удавалось весьма блестяще, как если бы воистину театральная английская школа утратила прекрасного актера на своих подмостках. Быть может там публика бы была более благодарная — кто знает. Хотя жизнь была театром куда более впечатляющим, причем еще и с более высокими ставками: едва ли в случае тотальной неудачи получится обойтись чем-то банальным, вроде тухлых помидоров, потому что вместе них красные пятна на одежде куда эффективнее оставит нож или пуля, особенно когда слишком близко братаешься с людьми, сделавшими нарушение всевозможных законов своей профессией. Отчасти он тоже регулярно нарушает закон, но не пойман, как говорится, не вор, а потому, учитывая презумпцию невиновности, никто не может обвинить его в преступлениях. Официально. Неофициально все и без того знают о его репутации, чтобы лелеять утопическую веру в то, что никогда не пачкал своих рук.
— Приличные люди — как это банально, не находите? — в изящной наигранной брезгливости морщит нос, отмеряя требуемые эмоции с тщательностью фармацевта. Конечно же его вспоминают: пожалуй даже при всей своей самокритичности не может отрицать, что и сам является отличным исполнителем минета, при этом выгодно отличаясь от малоприятных посетителей клуба, зачастую и являющихся клиентами парней вроде его знакомого художника: обрюзгшие папики в возрасте, порой едва ли сильно большем, чем возраст самого Форда, покупающих искусственное обожание молодых парней, чтобы обмануться и заставить себя верить в то, что могут привлечь хоть кого-то. Верх убожества, на его вкус. Яркий пример того, кем нельзя становиться ни при каких условиях. Уж лучше умереть. Живи ярко — умирай молодым, хотя, конечно, едва ли когда сорокалетие маячит на горизонте можно говорить о молодости, даже если в полумраке не выглядит на свой возраст.
— О, мой бюджет не подорвет пара бокалов непомерно дорогого сиропа, — фыркает от смеха Кристиан, никогда не являвшегося скупцом. Он умел зарабатывать деньги, как и умел их тратить, поскольку не имел долгоиграющих планов вроде необходимости накопить наследство для внуков или на образование для ребенка, поскольку продолжать свой род намерен не был. Признаться честно, тупиковая ветвь поломанной психики должна закончиться на нем, а не иметь продолжаете в виде еще одного поколения Фордов. Жаль, конечно, что его кузены не придерживаются единых с ним взглядов: их род давно стоит прервать, чтобы мир стал хоть чуточку чище.
Парнишка садится рядом с ним, так близко, что можно чувствовать тепло его дыхания, когда тот говорит, а после берет ладонь Кристиана, чтобы провести ею по своему колену. Милая весьма говорящая игра, на которую Форд широко улыбается, демонстрируя идеальные зубы /два верхних — искусные импланты, коими когда пришлось заменить выбитые зубы; он и сам весь не менее искусная подделка, впрочем, умеющая создавать вполне себе натуральный вид/, и улыбка его похожа на хищный оскал: посмотрите-ка, кого хищник выбрал себе в жертву, кому стоит бежать как можно дальше, теряя обувь по дороге и стирая ноги в кровь до мозолей. — Я не в первый раз посещаю подобные места, и в каком бы городе или стране они не находились, все всегда устроено одинаково. Впрочем, зачастую нет смысла изобретатель заново то, что и так отлично работает. Банальное не всегда худшее, — в его стакане все еще достаточно виски, чтобы не просить добавку, а в венах недостаточно алкоголя, чтобы потерять бдительность. Художник пьет свою газировку, вполне сексуально обхватывая губами трубочку, и Форду думается, что парень явно имеет успех в этом месте среди клиентов. Чем не повод задержать его рядом подольше, чтобы позлить тех, кто имел на него виды, но немного опоздал. Хотя кто им виноват в том, что даже не способны вовремя выкупить шлюху, которая им приглянулась.
— Даже не сомневаюсь, что шоу здесь потрясающие, — выборочно отвечает на вопросы, которые ему нравятся больше, умело делая вид, что иных и существовало. Его досуг всегда направлен на то, чтобы скоротать время, а коротание времени давно стало досугом, так к чему отвечать? В любом случае важен лишь факт: он находится здесь, его колени касаются оголенных коленей парня, а лед в бокале начинает неумолимо таять — все так скоротечно в этой жизни. — Но я всего лишь зашел пропустить пару стаканчиков после работы, чтобы завтра с утра снова на нее идти. Скучная жизнь белого воротничка во всем ее многообразии, — с притворной печалью вздыхает, делая небольшой глоток алкоголя. — Но я с радостью послушаю о живописи: в последний раз Ваша лекция была чрезвычайно познавательна, — многозначительно улыбается, облизывая губы.
[NIC]Christian Ford[/NIC][STA]i`m little dysfunctional[/STA][AVA]https://imgur.com/mMfxtC6.gif[/AVA][LZ1]КРИСТИАН ФОРД, 38 y.o.
profession: юрист по уголовному
праву[/LZ1][SGN]ROLL OVER AND TELL ME
https://imgur.com/3PTLCey.gif https://imgur.com/Hd4oF6K.gif https://imgur.com/7WV3xJN.gif
IS THE DEVIL IN YOUR BED?
[/SGN]

Отредактировано Rebecca Moreau (2020-09-15 18:55:08)

+1

6

Я давно уже устал от тяжелых взглядов, которые ловлю на себе здесь. Раньше, миллион лет назад, мне казалось, что это все не имеет значения: какая разница, кто как на тебя смотрит, не убудет же. Я мог по одному только взгляду понять намерения человека, и тут же начинал вести себя так, чтобы он не соскочил с крючка в ближайшее время. Не знаю, когда наступил тот момент, когда меня стало тошнить от того, что я делаю, от того, кем я являюсь. Сначала это было неясное и неотчетливое, что-то свербящее внутри, занозой сидящее под кожей, а после… После уже водопад отвращения к самому себе и всему, что я делаю. Мне омерзительны руки, которые гладят меня, пока я танцую. Меня тошнит от того, как меня пытаются поцеловать те, кто только что засовывали купюры мне в трусы. Утром, когда я в душе отмываю со своего тела чужие запахи и блестки, стираю остатки черного карандаша, забившегося между ресниц, я чувствую себя грязным. Странно, но раньше я был уверен, что никакая грязь ко мне не способна пристать – будто бы она скатится по телу, рассыпаясь каплями в ногах. Но все оказалось не таким – слой грязи рок, проникая через поры, и я уже не мог избавиться нее, она врастала так глубоко, что внутри разворачивалась невыносимым отчаяньем. Его можно было заглушить либо связями на одну ночь с красивыми парнями, либо наркотиками, которые в этом клубе раздобыть было несложно. С клиентами я не пил и не нюхал, я не мог позволить себе потерять контроль над ситуацией, а со случайными /или неслучайным/ любовниками позволено было все. С Кристианом я провел чудесные полчаса в служебном помещении галереи, где выставлялась парочка моих работ. Естественно не на первых ролях, а так, в качестве буфера, которым заполняли пустое пространство вокруг тех картин, за которые было проплачено авторами и их семьями. Увы, в изобразительном искусстве точно такие же правила, как и в реальной жизни – если ты никто, и твоя фамилия не ищется в списке Форбс, то прославится тебе не удастся. Жаль, что до этой простой истины я дошел так нескоро и пожертвовав так многим.

- Это чертовски скучно. Люблю, когда в человеке есть небольшой изъян. Это всегда подкупает больше приличия и совершенства. – Я улыбаюсь, вполне искренне – мне приятна эта компания, мне нравится то, что мужчине совершенно не хочется уединяться – он не прочь просто перекинуться легкой беседой, попивая что-то необычное приготовленное барменом.  – Я просто не люблю этот сироп. В течение дня приходится пить его так много, что я с трудом могу видеть сладкое. Думаю, еще пара смен и я слягу с отказом поджелудочной. – Рука мужчины вполне комфортно лежит на бедре, не пытаясь стечь ни вниз, ни забраться наверх, и обоих это более чем устраивает. Мне не хочется, чтобы еще кто-то касался меня сегодня, а так – я занят, а то что клиент оказался строптивым, так это не моя вина. Всякое возможно. Немного с завистью поглядываю на виски в чужом бокале – до конца смены мне точно нельзя брать в рот ничего кроме членов, но так я хотя бы могу любоваться тем, как красивый парень наслаждается вечером. Хотя, он пришел сюда не посмотреть на танцоров, а отвлечься, и в этом тоже есть свое очарование. Спиной ощущаю взгляд какого-то борова, который заприметил меня на танцполе, но не успел остановить, когда я встретил скучающего Кристиана. Каждый из нас сейчас решал свои проблемы, приятным, конечно же, способом, но довольно эгоистично. Он забивал время и пространство, а я увиливал от возможных клиентов. Не обязательно было бы трахаться с этим кабаном, но слушать его истории, чувствовать его касания, ощущать его кислое дыхание с нотками сигарет мне не хотелось. Я получал эстетическое удовольствие наблюдая за точностью движений Кристиана, прекрасно понимая, что ему нравится быть тем, на кого сворачивают голову. – Видите, как приходится выкручиваться юным дарованиям, когда люди перестают ценить живопись? – Делаю глоток из стакана, не переставая широко улыбаться. У меня нет цели склеить его, и уж тем более за деньги – этого дерьма в моей жизни и так навалом. Хотелось легкость и ощущения, что все возможно по-другому. - И о ком же выхотите сегодня узнать?

Отредактировано Miles Quinn (2020-09-15 20:21:32)

+1

7

Кристиан усмехается: уж о чем, а об изъянах ему известно побольше многих. Чувствует ли этот парень с высоты собственного опыта работы с различными клиентами, что перед ним сидит далеко не совершенство? Тот, кто прикрывает многократные изъяны золотой пудрой двусмысленности, кто доводит искусство притворства кем-то другим, кем никогда не являлся и вряд ли сможет стать, до небывалых высот, вследствие чего маска, которую носит день за днем, прирастает к коже настолько, что едва ли получится снять, не оголяя мышцы лица и череп. Его кровь чертовски гнилая, потому что такой наградили родители, потому что судьба его предрешена была с того самого момента, как после нескольких выкидышей у матери один эмбрион все же смог появиться на свет, когда толком никто не ждал, когда родители отчаялись настолько, что собрались разводиться. Как там говорится? Линия крови путь тебе укажет? Линия его крови указывает ему путь в ад — мелькает яркостью неоновых стрелок, указывающих верное направление вниз по накатанной, чтобы в конце концов оказаться на самом последнем круге, как у Данте, где-то рядом с вмерзшим в лед Люцифером — достойная компания для кого-то, вроде него. Потому и совершенства в нем нет ни на грош — толстый слой сусального золота, которое облезет, забьется под ноготь, едва немного поскребешь по поверхности.
— Мне даже сложно представить, что такое можно пить в принципе, — качает головой, салютую парню своим стаканом, из которого отпивает, но в очередной раз практически символически, нежели преследуя цель ощутить опьянение. В нем достаточно понимания, что из себя представляет хороший виски, чтобы порой наслаждаться вкусом, притворяясь кем-то вроде заправского дегустатора со всеми этими избитыми клишированными приемами вроде катания на языке и попытки по запаху распознать, в какой бочке настаивался напиток. Но сыпать знаниями сейчас не место, однако наслаждение вполне уместно, тем более что после каждого глотка так приятно горит горло, а после и желудок, точно ему еще есть ради чего жить. Точно сегодня был не настолько уж и дерьмовый день, потому что заканчивается вполне себе удобоваримо. — Я предпочитаю старый добрый виски. Или бренди. В принципе, любой чистый алкоголь хорош, если его не портят сиропами, фруктовым пюре и прочей дрянью, которую так любят намешивать во все эти новомодные коктейли, которые выглядят так, словно придуманы были в честь месяца прайда, — презрительно фыркает. Он достаточно много экспериментировал со всем, что горит, по юности, чтобы к своему возрасту окончательно определиться со своими предпочтениями, останавливаясь на чем-то весьма классическом и достаточно крепком, чтобы ощутимо давало в голову, когда нужно забыться или поймать эйфорическую волну опьянения, заставляющую думать, что тебе все ни по чем. Конечно, абсент давал в голову еще сильнее, но в нем не было той аристократической изысканности, к какой его пытались приучить с самого детства.
— Боже, я почти чувствую себя виноватым за то, что мне нет никакого дела до живописи, — весьма ярко изображает на своем лице извинение вкупе с холодным насмешливым взглядом, который не дает обольщаться, предупреждая: я всего лишь играю — на самом деле мне плевать абсолютно на все, но иногда приходится делать, что это не так, чтобы не прозябать в одиночестве в переполненном клубе, где каждый второй поворачивает голову, чтобы попялиться на меня, но чем я, впрочем, весьма доволен. — Так что, думаю будет верным, если Вы расскажете о том, что Вас интересует больше всего. Нет ничего привлекательнее, чем когда человек говорит о том, что ему интересно, — однако у них на двоих — немое соглашение о том, что они позволяют таким образом избежать лишних убогих попыток местных завсегдатаев подкатить. Ладонь Кристиана чуть сжимается на колене парня, и Форд бросает весьма красноречивый жесткий взгляд на какого-то мерзкого с виду жирдяя, не сводящего горящих недовольством глаз с рыжеволосого паренька.
— Кажется, я отпугиваю Ваших постоянных клиентов. Вы сможете мне это простить? — ухмыляется, протягивая руку к плечу художника, чтобы с преувеличенной заботливостью смахнуть с кожи несколько прилипших к ней блесток. Эти движения кричат: я выбрал себе его, а кто не успел, тот опоздал, так что ищите себе кого-то другого, ведь я уже настолько проникся им, что даже вон как заботливо смахиваю пылинки с оголенных плеч. Фарс, конечно, настолько нелепый, что хочется хохотать в голос, но Кристиан лишь задорно улыбается, пока в его зрачках отражаются искры смеха и неоновые росчерки цветомузыки, линии которой то и дело скользят по его лицу, подсвечивая кожу и заставляя кипенно-белую рубашку разве что не светиться. — Сложно отмываться от них? Выглядит так, будто их придется находить месяцами во всяких неожиданных местах, — задает бессмысленные вопросы, чтобы не было причин говорить о чем-то важном: изливать душу малознакомому парню, работающему в гей-клубе — верх убожества, отдающего прогарклым привкусом никчемности. Кристиан не любит оба этих состоянии с детства, можно даже сказать, что у него на них аллергия, а потому старается их избегать.
[NIC]Christian Ford[/NIC][STA]i`m little dysfunctional[/STA][AVA]https://imgur.com/mMfxtC6.gif[/AVA][LZ1]КРИСТИАН ФОРД, 38 y.o.
profession: юрист по уголовному
праву[/LZ1][SGN]ROLL OVER AND TELL ME
https://imgur.com/3PTLCey.gif https://imgur.com/Hd4oF6K.gif https://imgur.com/7WV3xJN.gif
IS THE DEVIL IN YOUR BED?
[/SGN]

+1

8

Смеюсь, откровенно наслаждаясь такой приятной компанией – я восхищен своим собеседником, я радуюсь тому простому моменту, что мне не нужно призывно вилять задницей, чтобы подцепить того, кто просадит свои деньги либо в баре, либо в моих трусах. Оба варианта мне сейчас казались омерзительными – никогда не думал /особенно, когда приехал в Сакраменто совсем зеленым/, что меня будет физически тошнить от прикосновений, улыбок, внимая, что я буду чувствовать спиной то, как на меня смотрит очередной сальный боров. В гей-бары снимать парней ходят либо те, кто скрывает от всех свои увлечения членами или же те, кто спросом среди гомосексуалов не пользуется. А иногда, вернее, почти всегда, мне приходится танцевать на коленях у эдаких два-в-одном. И след от обручального кольца на месте, и 4 подбородка качаются в такт движениям моего тела. Хочется передернуть плечами, но я держусь, оборачиваясь к своему прекрасному собеседнику с шикарным телом и сладкими речами. Ни на секунду не задумываюсь о том, что могу ему нравится больше, чем парень на один раз и меня это устраивает – ничего личного просто потрясающий секс в подсобном помещении галереи.

- С трудом. Сироп достаточно густой, а трубочку намеренно дат узкую, чтобы приходилось втягивать щеки. И тогда клиент начинает представлять себе, как ты выглядишь во время минета. Это делает их щедрее, а я потом не могу избавиться от сладости во рту. А вот алкоголь все же не стоит пить. Один парень как-то свалился с шеста, решив, что пара коктейлей в баре никак не скажется на его работе. Зубы за свой счет вставлял. – Я широко улыбаюсь, пододвигаясь так близко, что это почти неприлично даже в баре, нацеленном на быстрый и дорогой секс. – О, вы знаете толк в хорошем алкоголе. Это редкое качество, обычно все ведутся на модное и популярное, но вы явно поклонник классики во всем. – Мне чертовски хорошо было сейчас, рассуждать о старом добром виски – пока я с ним, меня никто не тронет, никто не облапает и никому не придется сосать в темной приватной комнате. Можно считать, что я выиграл в лотерею свободный вечер, который мог провести в приятной компании. Смеюсь, когда он проходится по новомодным коктейлям, в которых за вкусом добавок и сиропов не почувствовать самого главного – ноток благородного напитка, взятого за основу. – Такими коктейлями только алкоголь портить. – Касаюсь рукой его ладони, почти невинно, но забирая себе все его внимания. В конце концов он пришел сюда явно не шоу посмотреть. Да и не парня склеить. Впрочем, углубляться в психологию мне не хотелось – я делаю глоток, чуть морщась от того, какую же чушь включили на танцполе. От большинства современных треков у меня сводило зубы, но мне приходилось касаться под них, привлекая богатых мужиков.

- Я заметил уже, что вы не знаток. И мне нравится то, что вы даже не пытаетесь делать вид, что вам это интересно. Иметь свое мнение сейчас непозволительная роскошь для многих. Я это бесконечно ценю. – Показываю бармену, что хочу сок, а тот сначала показывает мне средний палец, а после уже ставит передо мной стакан. Эти рабочие отношения мне никогда не удавались. Поднимаю бокал, салютуя пидору за стойкой, а после снова обращаюсь к своему собеседнику. Меня редко спрашивали, чего хочу я, что мне интересно, так что я выдерживаю вынужденную паузу.

- Увы, живопись. И путешествия. И новые вкусы. Мне интересно все, чего я раньше не пробовал, и многое из того, что я уже испытал. – Это было почти похоже на флирт, вернее, это и было им. Мне нравилось думать о том, что я могу просто общаться, а собеседник не трахает меня в своей голове.

- Прекрасно, что отпугиваете. Представляете, что с ними приходится иметь дело в куда более тесной форме, чем с вами. – Вот теперь меня натурально передернуло плечами. – Минус работы здесь в том, что ты не выбираешь, тебя выбирают. А чувствовать себя копченым окороком на витрине не самое приятное, что может быть. – Наблюдаю за тем, как Кристиан рассматривает мою кожу, усыпанную блестками – они делают меня привлекательнее в глазах клиентов. – Главное – опыт. Да и проблема не в том, чтобы мне отмыться, а в том, что все эти пухлые богачи потом будут объяснять дома, почему они переливаются всеми цветами радуги, а на их потных яйцах мерцают блестки из новой коллекции глиттеров для тела.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » can you dance for me?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC