внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост от алекто тонхил [романа вилсон] Иногда Алекто казалось, что она совершенно не знает собственного супруга. Да и могла ли она знать, если они, по сути, были друг для друга совершенно чужими людьми? Они оба словно застряли... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 35°C
* jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » 400 lux


400 lux

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

< ... >
https://i.imgur.com/GPLGQrz.png https://i.imgur.com/n67FkJQ.png https://i.imgur.com/GurXuiD.png
h o t e l _ c a l i f o r n i a' IV 2013

выгорая до золы и без остатка // посмотри как расцветает память взрывом
как корежит душу от припадка // тает снег над юной хиросимой

+2

2

я впервые испытал на себе такую тяжкую и грустную весну.
чем так, уж лучше бы февраль повторился три раза.

Исчерченные тенями улицы шинкуют прохожих, как кухонный нож в руках первоклассного шефа. Его прикосновения стынут на коже слабым источником тепла — как будто некто поместил в его душу уверенность в том, что если крепко держать кого-то за руку, то можно выжить в этой мясорубке обыденности и равнодушия. Почему же тогда не покидает ощущение, будто его уже прокрутили и расфасовали по столам на званом ужине, куда пригласили только каких-то надменных идиотов, лакомящихся чужими чувствами? Сегодня на календаре день дурака — все же нужно отдать им должное.
Он необычайно для себя молчалив. Много думает, мягко и печально улыбается, говорит вполголоса и неохотно смотрит ей в глаза, точно с наступлением апреля что-то в нем перевернулось и, заняв теперь неудобное положение в грудной клетке, давит на ребра изнутри, распирает и, тяжелея, ломает кости. Он держит ее рядом и за кроткое молчание вознаграждает редкими поцелуями в лоб, пока ведет за собой вдоль вечерних проспектов сквозь сиреневую дымку последождевой влаги и неоновое свечение городских вывесок.
Красное полусладкое выходит на круглую сумму, на что он послушно достает купюры из бумажника и только лишь поясняет ей, выглядывающей из-за его плеча, как запуганный зверек, — бутылка французского, а тем временем он сам готов поклясться, что он не осилился бы прожить и половину тех лет, которые значились в выдержке на этикетке. Пережить бы хотя бы этот странный и невероятно гнетущий апрель.
Она за ним следует тенью. Периодически переплетая пальцы вокруг ее ладоней, он контролирует это движение и обвивается нитями вокруг тела чувствительной марионетки — легонько приобнимает, притягивает ближе. Кто бы мог подумать, что, подрастая, некоторые мальчики обретают неукротимое пристрастие к игре в куклы, разве что мальчики в своих играх по своему жестоки. Эта кукла была его первой и пока что, разумеется, лучшей  — с фарфоровой кожей, огромными глазами-лунами и копной волос под цвет пшеницы, а его азарт в состоянии зачатка пока что только начинал созревать. В целом, она была идеальна по его меркам, разве что у нее не было красивого платья, но вместо него — какая-то старая юбка и рубашка, купленная, вероятнее всего, в секонд хенде.

— думаешь, судьба - дура? — он больше всего на свете хотел думать, что нет, и поэтому остановился, держа ее за руку, у бутика с ярко освещенными витринами, за которыми по пластиковым телам манекенов струились дорогие платья. Выдохнув в остывающий воздух свою внезапно возникшую мысль, он обернулся к ней и глаза его постепенно наполнились реальностью, когда зеркало зрачков поймало отражение ее лица.

— знаешь, у меня есть для тебя подарок.

С израненной, но все еще живой надеждой на взаимность, взамен он попросит всего лишь безграничное право на ее личность и свободу, но это много позже — когда одурачить этот день, этот чертов апрель, не получится, когда ему не подарят на день рождения заслуженное всевластие и ему придется брать это собственноручно, силой. А пока ее ладонь еще теплеет в его руке, он в очередной раз притягивает ее поближе и кивает в сторону входа в бутик. Для нее сегодня абсолютно безвозмездно, если ее воля совпадет с его желаниями... А разве может быть иначе?

+2

3

В конце концов, за деньги она делала вещи и похуже.

Нет ведь ничего плохого, если ты просто пытаешься выжить, правда? Ты просто хочешь нормально есть, платить по счетам вовремя, возить ребенка в детский сад и иметь возможность починить машину. Она не делает ничего предосудительного. Она никого не обманывает, не обворовывает, никому не делает плохо - просто хочет жить немного лучше.

Но он был таким удушающим! Будто плотное ватное одеяло; завернулся в него с головой, а потом понимаешь, что дышать тебе совсем-совсем нечем, и ты пытаешься сбросить его, но не можешь, потому что в полусне руки тяжелые и непослушные, и шевелить ими не удается. Он ей не нравится, понимаете? Ну, то есть, он неплохой, конечно, он оплатил ее аренду за этот месяц, а это девять сотен долларов, огромные деньги для нее, но он будто жаждет получить взамен все время, что у нее есть. И сегодня тоже - поймал ее после работы, тянет теперь за собой, и дышать становится сразу туго. Ей нужно забрать Шарлотту из детского сада, чтобы не переплачивать за дополнительные часы, но он приходит, тянет ее куда-то…

Эйлин-Мэй не спорит с теми, кто платит ей деньги. Эйлин-Мэй не противоречит, не ругается, не спорит. Эйлин-Мэй не идеал, но она разделяет работу и личную жизнь, и личной жизни у нее больше нет. Хватит, нанюхалась пороху после Дерека.

-Не знаю. Не задумывалась о таком. - она поводит плечами.

Но Дарси - он другой. Он не такой, как Дерек. Он живет, будто бы не замечая ее вовсе, будто бы ее и не существует. Есть какая-то другая женщина, роль которой Эйлин-Мэй должна играть, есть какая-то другая женщина, вместо которой ее используют, словно куклу. Дерек знал ее - до последней клеточки, угадывал ее чувства до того, как она их испытывала, может именно поэтому она так долго закрывала глаза на его ложь. С Дарси ничего подобного нет.

Дерек бы, например, знал, что ей нужно купить не что-то там в дурацком бутике, а куртку и ботинки к следующей зиме. Не дал бы ни цента, разумеется, но знал бы, это точно.

-Спасибо. Я не хожу в такие магазины.
- если она в них и бывает, то только с черного входа, когда забирает чьи-нибудь заказы. - Может быть не стоит?

+2

4

Совершая разбег, прыгать вниз головой с утеса из осыпающихся надежд в омут собственных фантазий. Когда наконец долетишь до дна, прошу, не удивляйся, почувствовав острую боль, пронизывающую все твое естество, будто внутренности все разом разорвало на части. Не задавай вопросов, почему вдруг самосознание погрузилось в страшную путаницу от глухого удара черепушкой о твердую плоскость реальности. Симптоматика психических нарушений налицо. В голове сплошное месиво, собирать этот конструктор останется только психотерапевту, если он успеет поймать тебя до посмертного эпикриза, ведь чувство свободного падения вызывает привыкание и однажды можно в приступе ломки просто выйти в окно. Крутой стремительный спуск, депрессия, давление в тысячи атмосфер на дне той глубокой впадины, куда ты сам добровольно нырнул, и вот ты уже не можешь встать с постели, раздавленный этой тоской. Ходить по небу умеют только боги. Неужели ты и вправду в тот миг вообразил себя маленьким божком? Теряя остатки сил, ползи теперь до клиники для умалишенных, извиваясь в болезненных приступах опустошенности и припадках агрессии, порожденных воспаленным сознанием.

Ты, наверное, избалованное дитя. Хочешь, чтобы тебе ворковали на ушко старые французские сказки, пока ты засыпаешь, накручивая на пальцы золотистые локоны иной совершенной девочки. Хочешь по-мальчишески дурачиться и совершать спонтанные поступки, которые будут разжигать розовое пламя на девичьих щеках, и его теплом ты будешь согреваться и никогда не перегорать. И ты, не разбуженный от своих излюбленных грез, принимаешь за очаровательную скромность попытку девушки отказаться от платья. Конечно, это тебя задорит. Ты прячешь улыбку и крепче сжимаешь ее ладонь в своей, ты тянешь ее за собой и увлекаешь в огромный, светлый до рези в глазах павильон с бесконечными рядами одежды, отказа ты не приемлешь.

— ни слова больше, — когда-то у тебя не было ровным счетом ничего. Чтобы просто выжить, ты продавал наркоту старшеклассникам в свои едва четырнадцать. Ты ходил в потертых джинсах и белесой футболке, сильно переживая из-за того, что беловолосая одноклассница никогда не обратит на тебя внимание. Но она все же обратила, и это сыграло большую роль в формировании твоего закормленного эго. Теперь же у тебя было все и тебе нравилось делать дорогие подарки, не стесняясь щеголять накопленными средствами, словно ты забыл о том, каково это — считать гроши. Но кое-что ты все-таки помнил: ты хорошо помнишь, что такое нужда и бедность, и тебя не может смутить дешевизна, грязь и крайняя простота. В силу своей биографии ты не мог брезговать непривлекательной нищетой, и возможно только поэтому ты не побрезговал ею.

— сегодня ты будешь пить хорошее вино в новом платье, — ведь крайне глупо брезговать бедной девочкой, когда ты в силах ее изменить и преобразить на свой вкус, не спрашивая у нее разрешения. С этого момента ты начинаешь создавать свое самое неудачное творение. Оно не скажет «спасибо» своему создателю, к тому же ты окажешься абсолютно бездарным кукольником.

— выбирай, — и ты подталкиваешь ее в спину, подавая импульс не оглядываться в сторону выхода. Двери закрываются.

+2

5

Он даже не пытается сделать вид, что ему есть дело до того, что Эйлин-Мэй говорит или делает. Он никогда не ведет с ней диалогов; он или информирует ее, в духе администратора или работодателя, спокойно и без малейшей заинтересованности.
Им всегда плевать, было и будет. Все мужики одинаковые и всем им нет до нее дела. Но если они платят деньги - что ей еще может понадобиться?

Она просто хочет немного выбраться из той дыры, в которую ее занесло. Она просто хочет, чтобы о них позаботился кто-то еще. Она просто хочет, чтобы ей не приходилось выживать на грани с голодом. Она уже сотню раз пожалела, что не поступила после родов так, как должна была. Шарлотта - хорошенький, пухлый, здоровый младенец, Шарлотте не было равных, такую бы сразу забрали в хорошую богатую семью, такой бы сразу нашли дом, где о ней могли бы достойно позаботиться. Но нет, Эйлин проявила слабость и малодушие, она оказалась тупой и эгоистичной, и теперь все хуже. Младенца от “молодой матери без вредных привычек” пристроить куда проще, чем двухлетку, “изъятую из неблагополучной семьи от безответственной матери, не способной оказывать минимально необходимый уход”.

Но может, Дерек - это её шанс все исправить. Немного расплатиться по долгам, передохнуть, попробовать что-то исправить. Он знает, что нужен ей только для того, чтобы сэкономить на аренде. Она знает, что нужна ему только для того, чтобы отыграть роль.

Эйлин не хочет идти в магазин, но позволяет ему затянуть себя внутрь. Она всегда так поступает, когда речь заходит о деньгах.

-Мне завтра рано вставать. Я не буду пить.
- она произносит это вслух, проговаривает губами, зная, что он ни за что не услышит ее. Он может что-нибудь ответить, он может как-то среагировать на эти слова, но услышит-то он не их. Он не имеет ни малейшего понятия о том, как вставать в пять утра, чтобы потом работать пятнадцать часов кряду.
Она хочет вернуться домой, оттрахаться оплаченное, и лечь спать. Еще с Шарлоттой много возни.
-Выбери лучше сам. У тебя лучше вкус. - Эйлин-Мэй не имеет никакого представления о вкусе Дарси, но догадывается, что лучше пусть он сам разберется с тем, что в его представлении - “красивое платье”.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » 400 lux


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно