внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост:
северина дюмортье
считать падение невесомых звезд и собственные тяжелые. собственные — они впитывались в тебя сладострастным искушением, смертельным ядом; падения собственного духа... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 23°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » ddaeng'


ddaeng'

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

    https://i.ibb.co/Nt8yKCg/0777dd472bd461394ca6b83186758a19.gif
https://i.ibb.co/V9G2NWg/a9130e390fcfb29600a6f288655f2c9c.gif
  cain feat. ester
    сакраменто, октябрь 2020
       отдай себя полностью демонам,
    штурмуют твои полости медленно.
ты сам суррогат цвета белого.

Отредактировано Cain Lau (2020-10-27 05:18:14)

+3

2

сперва наперво - это не подавать вида. создать образ неприступной хладнокровности и полного отрешения от внешнего мира. заверить себя, что на самом деле ничего не произошло. лишь небольшое недопонимание, создавшее благоприятную почву для тихих голосов за спиной и косых взглядов в его сторону. но даже это еще не означало ровным счетом ничего. ему еще никто не предъявил что-то конкретное. не вызвали в деканат чтобы под фасадом простой беседы устроить самый настоящий разнос, ставящий под сомнение его профессионализм и возможность в дальнейшем преподавать. последнее не так чтобы расстроило. хуже - лишнее внимание. слухи, достаточно грозное оружие в современное время, способное точечно разрушить чью-либо жизнь и филигранно стереть чье бы то ни было имя из летописи жизни, оставляя после себя лишь руины из старых заслуг. вот так просто. а все – из-за глупых стечений обстоятельств, воспринятых под иным углом.

сейчас – словно на ладони. испытывать на себе сразу несколько десятков взглядов,  врезающихся в спину подобно острым ножам. безжалостно и смертельно. с одной лишь только целью – посмотреть, когда падет вся его защита, оголяя истинные эмоции и выставляя их на всеобщее обозрение. это заметно выводит из себя, хотя мысленно, в который раз за утро, повторяет словно мантру: ты ни в чем не виноват. разве что в своем беспричинном, параноидальном страхе. и ведь действительно. стоит только присмотреться, и все эти взгляды покажутся чем-то незначительным, устремленными совершенно в иную сторону. он – лишь невольная преграда на их пути. но так легко поверить собственному страху, когда смотришь прямиком в его безжалостные глаза. когда медленно, изнутри разрастаясь, как ядовитый плющ, пугающе, но так красиво огибая все органы и кости, уже начали расползаться тревога и пустота. а в твоем арсенале лишь несколько минут.

несколько минут до начала лекции.
несколько минут, чтобы перевести дыхание и попытаться искоренить из себя всякое сомнение.
несколько минут до того момента, когда аудитория заполнится студентами, жадно пожирая его фигуру, привычно скованную в рубашку и брюки.
несколько минут до того, как он заметит ее, на автомате отсекая другие лица. фокусируясь лишь на одном. 

пульс на пределе. и вся выдержка летит прямиком к чертям. между вами ничего не было. всего лишь попытка в эмпатию, когда в том нуждалась та, что оказалась наедине со своими демонами. всего лишь помог, впуская дальше, куда не следовало бы вообще никого допускать. достаточно легко себя винить, когда в голове самый настоящий кавардак. путаница, из собственных неверных выводов и беспричинных сомнений. только бы не потерять в этом настоящем хаосе хрупкое самообладание. 

взгляд на циферблат часов. отсчитывает время, и идея закончить лекцию раньше не кажется такой уж странной. цепляет на переносицу прозрачные очки, будто они способны скрыть вдруг ставший взволнованным взгляд карих глаз. оставаться хладнокровным и непоколебимым. продолжать говорить спокойным и слегка хрипловатым тоном. прятать дрожание пальцев в карманах штанов. в конце концов, улыбаться и время от времени все еще ненавязчиво подниматься взглядом на ее непринужденную фигуру. в аудитории становится слишком душно и жарко. окна открыты. пальцы на автомате цепляются за узел галстука. дергают из стороны в сторону, пытаясь освободить горло из тисков. даже не мог представить, что способен так волноваться. смешно на самом деле. вымученная улыбка на лице. опущенный взгляд куда-то себе под ноги, а после – очередная попытка взять себя в руки.

размашистым почерком несколько слов на настенной доске. очередной взгляд на циферблат. минутная стрелка издевается, отмеряя еще около получаса до конца. отвлекаться. говорить. говорить, замечая на себе ее уверенный взгляд. выпрямляться, все еще пряча одну ладонь в кармане, второй же неизменно жестикулируя, продолжая говорить. ему нравится создавать наставнический вид. казаться значимым, с легкостью перебирая словами.     

- встретимся в четверг. всем спасибо. – все также уверенно, хотя и гораздо тише. собственный голос звучит непривычно усталым, кажется совершенно чужим. разносится эхом по всем уголкам просторной аудитории и вторит шумом отодвигающихся стульев, громких разговоров и складывающихся в сумки тетрадей. еще несколько минут и аудитория смолкает, оставляя в своих стенах лишь несколько студентов.

он коротко выдыхает, склоняясь над столом и беря в руки смартфон. там на самом деле совершенно не интересно. просто занять руки. просто иметь возможность не отвечать, когда она нависает угрозой – прямо около его стола, так фривольно врывается в личное пространство. переключиться на конспекты. теряется в них, намеренно игнорируя ее фигуру рядом. пока в памяти загораются яркими воспоминания обрывками прошедших дней. рваные, будто из забытой, совершенно иной реальности: ее растерянный взгляд. тонкие напряженные пальцы, которыми трет свои плечи. сбивчивые извинения. и зарождающееся чувство тревоги внутри. знает, что поступает неправильно, когда открывает перед ней шире дверь; знает, что наверняка пожалеет, но отступает назад, позволяя скользнуть внутрь.     

- вы что-то хотели? – вы – даже смешно.

благими намерениями действительно выстлана дорога прямиком в ад. поднимает взгляд, обращая внимание на последних студентов, задержавшихся чуть дольше обычного. их взгляды, кажется, видят насквозь. трет переносицу и сжимает веки. как, блять, сложно. невидимый груз опускается прямо на плечи, давит, заставляя заметно сутулиться; непривычно.

- послушай, - прерывает, невольно нарушая дистанцию и собственные установки – ты – непозволительно, но так легко и привычно, - если у тебя действительно какие-то вопросы, что касаются учебы,… - смотрит, испытывая ее на прочность. секунда и треснутое терпение, - если нет – прошу меня извинить, - слишком близко - настолько, что можно услышать запах ее духов, ненавязчивых, как и она сама: сначала так запросто вошедшая в его жизнь, после – в квартиру, и поселилась прямиком в грудной клетке. врет себе, когда говорит что это не так. и каждый раз прерывает свой сон, только бы выбросить ее образ из головы.

ты мне сегодня снилась, знаешь?

Отредактировано Cain Lau (2020-09-23 04:01:12)

+2

3

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Ester Nash (2020-09-23 22:23:47)

+2

4

часы лениво тянутся, и я пытаюсь отвлечься.

сначала – на проносящиеся мимо меня лица, после – ищу спасение в телефоне. теряюсь там на несколько минут, пока аудитория не заполняется очередным потоком студентов. застреваю лишь на пару мгновений в дверном проходе, стоит с тобой столкнуться взглядами. все внутри моментально скручивается, ломается под натиском прошедших событий и трещит по швам. я проклинаю тот день, когда позволил немного больше. например, переступить порог собственного дома. когда оказался ближе, чем должен был. жалею об этом каждую секунду, вместе с тем понимая, что будь у меня реальный шанс все вернуть назад, поступил бы так же.

потому что нуждалась в помощи, даже если не говорила вслух.
потому что синдром героя.

я себя ненавижу за каждое сказанное тебе слово. за то, что оттолкнул – в том числе.
тысячу раз готов повторить, что иначе не мог. но по факту. поступил из-за страха. несколько сотен вопросов застревают в заряженном воздухе. чувствую твой колкий взгляд на себе, выдержать пытаюсь, отвечая с прохладой – немой кивок и нас вновь разделяют часы.

время тянется слишком долго.

я и подумать не мог, что будет так сложно.
не думал о том, что вновь наступаю на те же грабли, когда начинаю искать тебя взглядом в толпе.
не думал о том, что возможно сам становлюсь причиной для лишних разговоров, но все мои сомнения разом тонут стоит мне преступить чрез собственноручно расчерченную черту.
музыка нарастает с каждым моим шагом и становится невыносимо. даже в тот момент, когда уже внутри плещется второй бокал за вечер. мне хочется все бросить в одночасье, вернуться домой, и сделать вид, что ничего не произошло. мы ведь все решили. оставили тонуть в молчаливом согласии, пока хрупкие ребра ломались под натиском кипящих внутри чувств.

у меня есть шанс все вернуть. 
забиться в своем углу похуизма и перестать отвечать на звонки. научиться не обращать внимания на разговоры за спиной, что с каждым днем становилось все больше. я все замечаю: взгляды, тихие перешептывания, но продолжаю улыбаться будто ничего не стряслось. чаще повторяю себе как мантру, верю словно в созданную мною религию, и вновь становлюсь атеистом стоит тебе оказаться в моем поле зрения.   

даже здесь сейчас я из-за тебя. 

не стремлюсь пройти внутрь, застревая сразу у барной стойки, пока ты танцуешь в самом сердце толпы. тебе с новым градусом становится лишь веселее, а меня разрывает на части, стоит кому-то встать с тобой слишком близко.
   думаешь мне было тогда плевать?

сжимаю ладони в кулак и сверлю взглядом твое окружение. прошу повторить. и почти сразу совершаю глоток. алкоголь заметно расслабляет и мне хочется верить, что сегодня не удастся совершить новых глупостей. например, не подходить к тебе. не предпринимать попыток вернуть домой. не требовать слезть с барной стойки, потому что слишком откровенно пялятся вон те трое парней. не пытаться до тебя достучаться, потому как уже взрослая девочка и знаешь куда лучше меня, что творишь. 
но разве с тобой будет легко?     
нет, не будет.

понял это моментально стоило узнать о том, что ты захотела перевестись в иную группу. думала меня заденешь? нет. смотри. мне хватает выдержки, чтобы оставаться на месте. даже в тот момент, когда вижу, как твои ладони скользят по лицу другого. даже когда замечаю, как ты обнимаешь его и смотришь на меня, будто ожидая ответной реакции.
глупая.   
я себя выдрессировал на столько, что мне хватает сил оставаться на месте и сейчас. собираюсь уже уходить, когда замечаю, что становится слишком душно – и дело здесь, далеко не в проблемах с кондиционером – разворачиваюсь вокруг своей оси, не отрывая от тебя пристального взгляда. в моей голове уже задана новая порция немых вопросов, и самый главный:
какого черта ты творишь?

+2

5

они и раньше с подругами шушукались о нем, глупые шутки отпускали и переглядывались, когда он в аудиторию заходил. прибавляли масштаб фото, рассматривая его фото в соц. сетях. кричали громкое "ohh shit", когда случайно поставили like под записью. делают это и сейчас, но у нее это уже воспринимается совсем иначе.
у нее и так к себе требования завешены и комплексы отцом нанесенные (как минимум тело покалеченное, где каждый синяк саму себя стесняться заставляет) , чтобы изо дня в день находить в себе миллион новых недостатков. вся она - сплошной недостаток. для него.
побитая шавка с улицы, с приступами агрессией неконтролируемой. понимала, но все равно тогда полезла. может из-за отчаянности нужной себя кому-то почувствовать. желанной. необходимой. не было. еще больше дробя ее самомнение и ущербность на передний план возводя.
лау не догадывается, насколько униженной она себя чувствовала, шагая вдоль широкого коридора университета, когда случайно сталкивалась с ним. а еще хуже становилось заставая его за беседой с какой-нибудь студенткой. эстер не глупая, она знает, что у нем говорят девчонки и в каком контексте обсуждают. потому каждая улыбка в его адрес - злость. каждая его такая же ответная реакция - просто разрыв. вскидывая брови // подбородок гордо, чтобы не уронить достоинство в чужих глазах, чтобы не прослыть слухом номер один [о том, что неравнодушна и это уже вышло за пределы каких-то глупых шуток], чтобы имя ее не звучало на языках. она лишь едва заметно поджимала губы и быстро-быстро моргала, смахивая с дрожащих ресниц признаки уязвленного самолюбия; женской слабости.
парсон сначала не обращает внимания, когда подруга ей кидает: "смотри". только со второго раза оборачивается и лучше бы не видела.
эта идиотка ведет к нему, насильно за собой тащит, - пошли поздороваемся. - у морин сразу голос меняется, стоит только к нему подойти. мурчит словно, спрашивает, что тут делает, - вам поправить нужно. - руки к пиджаку к нему тянет, резким шлепком заставляет его убрать неловкие пальцы подальше и сама принимается за сложный узел галстука, ведь, разумеется, она сделает лучше. эстер только и остается, что закатить глаза и не без злорадства заметить, что у нее размазалась тушь под левым глазом.

на морин короткая юбка - парсон себе такого позволить не может.
у морин длинные ноги, смазливая мордашка и тонкие запястья.
на парсон джинсы с завышенной талией, кроссовки,
кроп топ, и то с длинными рукавами и воротником под самый подборок.
а еще куча сомнений. в себе.

- ты еще танцевать его позови, - на раздражении. потому что каждое слово дырявит ее спокойствие в решето, каждое действие ранит на каком-то метафизическом уровне.
эта дура поддерживает и ухмыляясь благодарит за идею. уязвленная гордость эстер молчит, потому что игнорировать все ее выпады намного проще, нежели искать под коркой твердой, не пробивной обиды достойные ответы. она не будет при кае дергаться в истощенных истеричных конвульсиях, демонстрируя свое "не все равно" и в общем-то только эта мысль держит ее в руках.
она ждет его ответ, но искать чувство дежа вю не приходится, оно приходит само без предупреждения, поражая в короткий миг, за который едва хватает времени ухватить свою порцию кислорода для подачи в легкие: привычный холод во взгляде и полное равнодушие.
парсон смотрит на лау и громко смеется, когда та его повторно в сторону танцпола пытается утянуть. не сводит взгляда даже когда джош подошел и на себя внимание переключить пытается. - морин позвала нашего преподавателя танцевать, - опять громкий смех. наигранный такой и даже скрыть не пытается. злость глаза в глаза. ситуация внутри все калечит. бьёт наотмашь.
я тебя ненавижу.
- а тебе лучше на барную стойку. тебе идет. - джош в пьяном угаре, толкает в руки еще выпивку и хватает в сторону бара пытаясь утащить. - согласна. - поддерживает находясь в таком же состоянии как и он. выпивает, смотрит и улыбается. отходит назад спиной не поворачиваясь. - если отпихнет, не сдавайся, морин. - он ведь может.

Отредактировано Ester Parson (2020-12-02 21:28:05)

+2

6

все всегда становится сложнее стоит Эстер объявиться в поле твоего зрения. меняется моментально настрой, выражение лица и взгляд, с которым пытливо всматриваешься в ее изящный образ. даже новое платье Морин не способно перетянуть на себя твое внимание – как бы выше не задиралась юбка, как бы ярче не красились губы – она всего лишь посторонний шум, едва способный отвлечь тебя от Парсон.

это будто наваждение, от которого едва ли способен избавиться [да и хочешь ли вообще?]. и каждое ее гребанное действие по тебе острием ножа.

Эстер игнорирует – и тебя ломает. смеется, заигрывающее улыбаясь другим – и ты готов рвать весь этот чертов мир на мелкие куски, как это делает она с тобой. Парсон проникает слишком глубоко, под дерму, забирается в кровеносную систему гвоздиками, до самого сердца, впиваясь там, где не бывал еще никто. въедается чертовой ржавчиной и ее образ выжжен на каждом твоем внутреннем органе. глубокий взгляд с этой девчачьей наивностью. пухлые губы, что так по-детски вечно дует. смех, от которого сходишь с ума.   

ты каждый раз ищешь для себя оправдания.
за каждый кинутый в ее сторону взгляд.
за каждое сказанное ей слово.

винишь себя за то, что не был достаточно для нее смел, когда доверилась, когда оказалась так близко, что был способен рассмотреть оттенок карих глаз и небольшой рубец под левой бровью. винишь, что не ответил тем же, прервав такой желанный поцелуй. и вновь в твоей голове очередные нормы. правила. от этого тошнит. тебя тошнит от самого себя. ты готов все бросить, поставить все годы своих стараний на кон. готов все проиграть, но – как всегда – сдаешь назад. отталкиваешь, виня себя за безрассудство. ведь так неправильно. все, что вы делаете – неправильно. но что вообще в этой жизни верно?

допиваешь одним жадным глотком, когда прямо перед тобой вырастает Морин, цепляется за тебя липким взглядом, от которого моментально хочешь отвернуться. уйти с траектории ее рук, но демонстративно позволяешь ее пальцам коснуться пиджака. она с присущей ей манерностью поправляет галстук, который ты не против чтобы затянули туже. еще. и можно еще, пока не начнешь задыхаться взаправду. сглатываешь, перехватывая ее руки и осторожно уводишь в сторону, - не нужно.

твоя просьба встречается заливистым смехом, а взгляд пытливых голубых глаз переключается на Дженни. напряжение молниеносно возрастает стоит Парсон открыть свой рот. 

- ты еще танцевать его позови, - сжимаешь кулаки и фыркаешь – едва заметно, пока губы разрезает ухмылка. отводишь взгляд в сторону и моментально возвращаешься, пока внутри все трещит по швам. ломается вся твоя выдержка, с которой ты намерен был встретить ее удар, - я не танцую. – отвечаешь Морин, но не сводишь своего взгляда с Дженни. все схлопывается до вас двоих. на несколько долгих секунд, что обрываются громким голосом парня – ты уже видел раньше его в университете, и как и раньше давишься злостью прямо как в тот день, когда тот позволил себе чуть больше: обнять за талию Парсон, прижать к себе ближе так, как хотелось это сделать тебе. без стеснения и страха что о вас скажут другие, громко, как можно громко заявив этому миру, что она принадлежит тебе. и только тебе.   

безмолвно наблюдаешь за тем, как Дженни поднимается на барную стойку, как начинает танцевать и двигаться в такт музыке, привлекая чужие взгляды, в том числе и твой. сжимаешь в руке стакан и совершаешь глоток, в надежде избавиться от неприятно ноющего ощущения внутри. тебе достаточно тяжело играть выбранную роль, но продолжаешь это делать с удивительной самоотдачей мазохиста. ловишь каждый ее мимолетный взгляд, запечатлев в собственной памяти.

нервы на пределе.       
один.
два.
три.
и спущен курок.

- достаточно. мы уходим. – цедишь слова сквозь сжатые зубы. злость изводит, заставляет встать рядом с ней в преступной близости, когда под очередной бит уходит вниз и ваши лица оказываются друг напротив друга. благодаришь кого-то наверху кто позволил вам побыть наедине – дружок Парсон покидает бар покурить, прихватив с собой ее друзей, - используешь выпавший шанс, чтобы надломить свой защитный хитин, оголить собственные эмоции, разрывающие тебя изнутри. – не заставляй меня применять силу, - и ищешь взглядом выход, прямиком туда где вас осудят. туда где подготовлен общий эшафот, сотканный из человеческого любопытства и сплетен. но тебе плевать, положив голову на плаху, тебе по-настоящему плевать.

+2

7

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Ester Parson (2021-04-05 00:51:49)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » ddaeng'


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно