внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост от тео марино Псих. Наверное, я действительно псих, раз решился на такое. Наверное, я действительно выжил из ума, если поддался похоти и решил, что лучшей местью бывшей жене будет переспать с её матерью... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 35°C
* jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » практическая магия для современных эльфов


практическая магия для современных эльфов

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

CSU, коридоры и окрестности | 1 сентября 2020 | Полдень

Eddie Anhel, Elva Oddsdóttir
https://64.media.tumblr.com/45a347a61e24bbbdd141e81c8b1f4862/tumblr_p2hrve37hK1qi4cobo1_400.gifv
https://64.media.tumblr.com/119c33d88a07fe587d80c82e1f7c5c65/tumblr_inline_p8n3mo6OIr1siunq9_540.gif

Людям науки, и тем кто живет в книгах, всегда непросто давались социальные итерации. А когда дело доходит до их реализации - то тогда и вовсе получается сущий кошмар. Или не очень?... Знаете же, наверное, как там говорят - минус на минус даёт плюс

[NIC]Elva Oddsdóttir[/NIC]
[STA]looney Lovegood[/STA]
[AVA]https://i.pinimg.com/originals/1e/43/8c/1e438c5afa5bd10a57cbc1d0c1902929.gif[/AVA]
[LZ1]ЭЛЬВА ОДДСДОУТИР, 24 y.o.
profession: магистр-социолог, оператор в 911;[/LZ1]

+2

2

Ну вот никогда, никогда она не привыкнет к этому миру.
Эльва снова и снова, раз за разом, подскакивала в кровати среди ночи, кидала быстрый взгляд на электронное табло будильника, а потом со вздохом падала обратно на подушку, прижимая ладонь ко лбу. Кому там на новом месте снятся женихи, а?! Ну серьезно, покажите ей этих самых счастливцев. Потому что ей пока что если что и снится - то сплошные кошмары. Девушка чуть скосила голову, нашла взглядом Хильду, и прижала её к себе, какое-то время просто поглаживая махровое тельце, и думала о том, насколько же странен и непостоянен этот мир. Ещё месяц назад - ну почти месяц назад! - она прилетела в Сакраменто, не имея, как там говорят, "ни кола, ни двора", а теперь у неё рядом есть крёстный, есть вот эта квартира, куда он её пустил, и где она теперь практически полноправная хозяйка, есть учёба... казалось бы, живи и радуйся, ну чего тебе ещё не хватает?

Да вот только же в том-то всё и было дело, что душевную пустоту всё это всё равно не могло заполнить. И тогда же Эльва принялась за исполнение той самой мечты, о которой она уже даже крёстному успела прожжужать все уши. Вы скажете - ну какой из неё оператор 911, ну в самом деле, вы видели вообще эту чудачку? Да вот только сюрприз - эта чудачка, несмотря на все свои так называемые странности, была первоклассным специалистом, с множеством рекомендаций и идеальным резюме, которая полностью выключалась от всего своего внеземного образа, и на рабочем месте превращалась в настоящего специалиста, и мастера своего дела. Тонкий психолог, прекрасный командный игрок, терпеливая и внимательная к каждому звонившему - воистину, сложно было себе представить лучшего кандидата на кресло оператора. А тот самый стержень война-викинга, который хранил её и держал даже в самых тяжелых и трудных ситуациях, и в самых чёрных днях сейчас и вовсе становился на вес золота.
Но как бы там ни было - сначала учёба. Много-много-много учёбы.

- Ну я теперь вообще не смогу заснуть..., - пробормотала Эльва, вздохнула, и села в кровати, всё ещё прижимая к себе Хильду. А потом вздохнула, и свесила ноги с кровати, нашарила кое-как тапочки, и отчаянно зевая, прошлёпала на кухню, где открыла холодильник, и достала оттуда молоко, поставила пакет на стол, а после полезла за корицей и мёдом. Если уж и страдать от собственной бессоницы, то хотя бы вкусно. Она всегда любила горячее молоко с мёдом и корицей. Очень сильно, совсем как Свана.
- Сейчас только грустить не хватало..., - Эльва наугад взяла со стола одну из книг, над которой она сидела, пока не пошла спать - ну конечно же, семинар по девиантному поведению: то-то вон и тетрадей вокруг сколько, и сколько она уже выучила, и... неужели она не всё ещё подготовила? Да нет, быть такого не может, у неё же всё всегда в самых первых рядах готово! И только когда она пробежалась взглядом по своим конспектам, то облегченно выдохнула: и впрямь всё готово, это просто её пытливая натура как всегда пошла дальше остальных.

Эльва со вздохом посмотрела на фотографию Аллана, которая стояла тут же, рядом - она часто обращалась к крёстному, пусть даже он её не слышал и не видел в этот самый момент. К тому же это был её персональный вариант её личной психотерапии - вот так вот поговорит с близким человеком, и всё уже выглядит не так тревожно, не так плохо и не так грустно. Вот только одно Эльва знала точно - как только они столкнутся сегодня в университете, ей совершенно точно будет втык от крёстного - потому вот как уж кто-кто, а Аллан Хьюз видел её насквозь. И то, что она опять - то есть СНОВА - плохо спала обязательно будет читаться в её уставших бирюзовых глазах настолько ясно, что ей даже врать ничего не придётся, он без слов всё поймёт. Да и не умела она врать, ну вот совсем.
Так что ей, плюсом ко всему, ещё и перед крёстным отчитываться - не говоря уже про всё прочее.

Новое общество её не принимало, просто категорически. Или это она просто-напросто была настолько социально неловкой, что даже с сокурсниками толком не знала, о чём разговаривать. О новых айфонах? О шоппинге? О бессмысленных навязываниях никому не нужных курсов по... "по женской энергетике", по "предназначению женщины в этом мире" - об этом вот, да? Да лучше сразу застрелиться. В мире ведь столько чудес, столько всего интересного, взять хотя бы волонтёрские программы в путешествиях, где можно не только изучить культуру и историю того или иного народа или страны, но и сделать что-то по-настоящему общественно-полезное, а не просто праздно шататься по самым, как сейчас говорят, "инстаграмным" местам ради пары красивых, но до безобразия никому не нужных по большому счёту снимков. А книги? А музыка? А фотография? Эльва невольно вспомнила их университетскую поездку во Францию, где они помогали расчищать лесные тропы в одном из активно реставрирующихся домов престарелых, а на выходных ездили по городам Франции и даже порой мотались в соседние страны - и это было лучшее на свете ощущение свободы и самого настоящего, а вовсе даже не призрачного счастья. Одни только воспоминания о Париже - о её персональном Париже стоили всех сокровищ этого мира.

А вы говорите... айфоны, шоппинг, шмотки... Ну честное слово, ну даже смешно.
И поэтому когда уже нужно собираться в университет, Эльва быстро надевает ту самую юбку, странную кофту - хотя у неё весь гардероб такой, вы ещё успеете к нему привыкнуть, честное слово! - подхватывает огромный рюкзак, и напоследок перекрестив свою мини-берлогу, закрывает за собой дверь, убирает ключи, и быстро седлает свой велосипед - первую по-настоящему крупную покупку, которой она озаботилась практически сразу же, как поняла, что общественный транспорт это конечно хорошо, но она не может от него вечно зависеть, а скутер или того хуже - машина - ну... ну вы серьёзно что ли, в самом деле? - после чего уже мчится в сторону университета, благо благодаря Аллану ей ехать-то практически всего ничего, потому что квартира прямо в самом центре находится буквально.

Она не может опоздать, у неё ведь готово такое выступление для семинара, круче просто не придумаешь! И она на самом деле с блеском выступает, довольно улыбается - и выходит после семинара, прижимая к груди кипу книг и огромных тетрадей, бредя в сторону университетского дворика, где рассчитывает посидеть, и снова нырнуть в "Короля шрамов" Ли Бардуго. Но как это бывает часто - и особенно с такими людьми, как Эльва Оддсдоутир - она могла настолько погрузиться в свои собственные миры, что часто даже не замечала куда она идет. В первый раз она врезалась в Аллана Хьюза - и это стало её спасением от шторма и бурь, она снова обрела семью... а в кого же она врезалась сейчас?
И кем станешь ей ты, знакомый незнакомец?
- Ой, простите пожалуйста..., - она беспомощно огляделась по коридору, по которому теперь валялись её книги и тетради... вперемешку с книгами и тетрадями второго пострадавшего, и молодой социолог почувствовала, как её белая кожа вся сплошь покрывается красными пятнами, настолько ей было стыдно, неуютно и горько. Позорище-то какое! И месяца проучиться тут не успела, а уже настолько "громко" о себе заявила! Да уж, определенно есть чем гордиться.

[NIC]Elva Oddsdóttir[/NIC]
[STA]looney Lovegood[/STA]
[AVA]https://i.pinimg.com/originals/1e/43/8c/1e438c5afa5bd10a57cbc1d0c1902929.gif[/AVA]
[LZ1]ЭЛЬВА ОДДСДОУТИР, 24 y.o.
profession: магистр-социолог, оператор в 911;[/LZ1]

+2

3

День не задался с самого утра. Завтрак в виде жженого кофе и горелых тостов, хмурая пагода за окном и очередное пятно на рубашке. Да, это определенно тот самый день, когда все идет не по плану.

   Не по плану пошли пары, на которые Эдди опоздал, не по плану пошли лекции, на которых Эдди начал читать лекцию об энергетике химических процессов вместо банального строения атома. Зевающие студенты его возраста ворчали между собой, по аудитории все время гулом проносились смешки, когда химик в очередной раз запинался. И еще эти чертовы уведомления на телефонах студентов. Неужели так сложно выключить их хотя бы на одну лекцию? Как вы все с ума не сходите? То и дело думал Хель, чертя на стенде очередную формулу. Эдди совершенно не понимал современную молодежь. Как можно тратить столько времени на телефон, когда в вашем распоряжении все знания мира и чудесная химия? Вот стоит лишь протянуть руку в библиотеке к правильной книжной полке — и перед вами откроется удивительный мир  дисперсных систем,  окислительно-восстановительных реакций, методов валентных связей или молекулярных орбиталей. Целая вселенная перед вами, люди, а вы пялитесь в экраны телефонов и не видите ничего вокруг!

   Да и черт с ними всеми, заключил Хель, когда аудиторию оглушил звонок и студенты, словно тараканы, спешно выползли из аудитории. Химик взглянул на расписание, которое гласило, что на сегодня Анхель свободен. План выполнен, а значит, самое время заняться своими планами. А планы у химика были, да еще какие грандиозные. Вчера вечером Эдди нашел за чертой города редкий экземпляр волчеягодника, который, между прочим, был очень даже ядовит. Серьезно, каждая его часть смертельно ядовита.

   Анхель поспешно собрал все свои записи с рабочего стола и проверил сумку еще раз. В боковом кармане мирно лежал стеклянный пузырек с листом волчеягодника. Эдди только мечтал о том, чтобы пополнить свою коллекцию ядов такими экземплярами как дитерпеноид и кумарин. Время не ждет. Наведя порядок на рабочем месте, Хель отправился в лабораторию.

   В знакомых стенах, в окружении реторт и горелок, химик чувствовал себя как рыба в воде. Далее пришел черед его самого любимого занятия. Закупорив реторту, Хель прикрепил ее с одной стороны к сосуду с кипящей водой, а с другой — к стеклянному змеевику-конденсатору, открытый конец которого находился над пустой мензуркой. Вода бурлила, и химик, затаив дыхание, следил, как пар проникает через трубку в реторту с экземпляром змеевика. Лист начал съеживаться и вянуть, по мере того как горячий пар открывал его крошечные поры, экстрактируя масла.

   Эдди с благоговейным трепетом наблюдал, как пар охлаждался и конденсировался в змеевике, и в восторге заломил руки, когда первая прозрачная капля жидкости повисла на краю змеевика и затем с едва слышным «кап» упала в ожидающий резервуар.

   Когда вода выкипела и процесс был доведен до конца, Хель погасил огонь и оперся подбородком на ладони, зачарованно наблюдая, как жидкость в мензурке разделилась на два различных слоя: чистая дистиллированная вода на дне и желтоватая жидкость над ней. Это было эфирное масло из листа волчеягодника.

   Сказать, что Хель был на седьмом небе от счастья — ничего не сказать. Поместив драгоценный эфир в специально заготовленную реторту, химик аккуратно поместил ту в специальный отдел в сумке, и, окрыленный счастьем, схватил кое-как все свои бумаги. Летящей походкой Эдди выплыл из лаборатории и устремился в сторону выхода. В голове Анхеля то и дело всплывали образы химических уравнений кумарина и дитерпеноида, пока не произошло столкновение. Девушка появилась совершенно из неоткуда, или же Эдди совершенно не смотрел по сторонам — все это было неважно до тех пор, пока вся канцелярия — и его собственная, и девичья, не разлетелась по сторонам как черно-белое конфети. Это все было было совершенно не важно, ведь Хель упал настолько неудачно, что произошло самое страшное, что только могло сегодня произойти. Среди всех звуков, наполнявших коридор, химик услышал самый страшный — треск стекла. Его сумка лежала прямо на коленях у девушки, которую Эдди не повезло сбить с ног.

   - Ой, простите пожалуйста..., — И не успела девушка закончить фразу, как Хель рывком накинулся на нее, зажимая ладонью ей нос и рот.
   — Пожалуйста, не дыши. Если ты вздохнешь, то можешь умереть. — Не вздыхая, прошептал химик. После этой фразы Хель аккуратно обхватил сумку, словно перед ним была часовая бомба, способная разрушить пол города, с двух сторон и стянул с коленей девушки на пол. Досчитал до десяти вслух и вздохнул. Очень глубоко и очень грустно.

   — Ну вот, эфир выветрился и теперь все в порядке. Волчеягодник, лавровый венок леди или райское растение — это кустарник, около 1-1.5 метра высотой, который чаще всего выращивают из-за его красивых и ароматных цветов. Он также носит забавное название Дафни и каждая его часть смертельно ядовита. — Заключил Хель, но в голосе его было столько горя, сколько хватило бы на целую комнату обездоленных вдов. Эта фраза выражала в себе не сколько факт того, что смертельная опасность миновала, сколько эпитафию к его напрасным трудам.

   Хель взглянул на девушку так, словно хотел разделить с ней это горе. И не важно, что она и не подозревала о том, что на самом деле произошло. Они все еще сидели на полу, а прохожие студенты даже не замечали данную картину, как будто такое происходит каждый день.

   — Эдди. — Химик встал на ноги и протянул девушке руку. — Сегодня, мой дорогой друг, мы многое потеряли. Пожалуйста, не говори никому о том, что произошло. Считай, что я тебя разыграл. — И на этой ноте химик улыбнулся. Получилось не очень. Актер из Анхеля никудышный.

  Когда девушка поднялась, Эдди, прежде чем нагнуться за бумагами, заметил наконец ту необычную ноту в собеседнице. Она была бела как мел, а волосы словно — крылья мотылька. Но все эти впечатления меркли перед тем омутом печали, что нахлынуло на химика, едва он осознал, что его драгоценный экземпляр растворился, пропал навсегда, смешавшись с частицами азота и кислорода в воздухе. Хель шуршал бумагами, пытаясь отсортировать свой материал.

   День не задался с самого утра.

+1

4

И это ещё ЕЁ называют странной!
Честно говоря, Эльва даже и изумиться-то толком не успела, когда странный молодой человек вдруг зажал ей рот и нос. Только и оставалось, что осторожно кивнуть, и пробормотать в его ладонь что-то вроде: - М-м-м-у-н-ум..., - пока он считал те необходимые несколько секунд, которые были нужны для того, чтобы миновала самая главная и самая жуткая опасность. Только когда он начал рассказывать про волчеягодник, Эльва кое-как улыбнулась, при этом она всё ещё продожала сидеть на полу: - Знаю. Мама химиком была, так что в своё время в нашем саду можно было встретить практически всё, что угодно, чтобы она могла получать или эфирные масла, или ещё что там им бывает нужно для опытов..., - она запнулась, внимательно наблюдая за этим странным, но по-своему очаровательным молодым человеком, у которого, судя по всему, только что случилась вселенская трагедия, а она это даже разделить с ним толком не может! Исландка сейчас напоминала скорее любопытствующего зверька, чем молодую девушку - достаточно было просто посмотреть на все те книги, которые сейчас веером лежали буквально по всему коридору.

А потом словно вынырнула из какого-то своего транса, и протянула ему руку в ответ, широко улыбнувшись. Быть может, если он и правда такой весь из себя чудной и забавный, то он не будет шибко вспоминать про этот досадный инцидент, в ходе которого он понёс такую... м-м-м-м-м, страшную потерю? В конце концов, она ведь всегда может предложить свою помощь в компенсации причинённого ущерба, верно?
- Эльва, - откликнулась Оддсдоутир, аккуратно вставая и кое-как отряхивая юбку, - да я могила, кому мне об этом рассказывать? Все друг с другом сталкиваются, и кажется, от этого ещё никто не умер, - и с этими словами она задорно усмехнулась. Нет, всё-таки это просто здорово, что она пошла на социологию, и теперь верно и преданно шла выбранным маршрутом, вон какие экземпляры нет-нет, да попадаются на пути.

- Хорошо, ты меня разыграл, договорились. Только в чём? - она на полном серьёзе посмотрела на молодого парня, - ну просто чтобы я точно знала, а то неловко будет, если я вдруг что-то такое скажу, а потом окажется, что ты совершенно не то имел ввиду под своим... эм... розыгрышем, - с этими словами Эльва огляделась, и чуть присела, оглядывая масштабы, после чего чуть прикусила губу, и продолжила: - Тебе помочь? А то я смотрю, у тебя и без твоего образца дофига того, что нужно собрать... Ой, это моё! - она протянула руку за одной из своих тетрадей, где она записывала лекции по психологии толпы и массовых беспорядков. Вот уж это точно явно не самое легкое чтение для химика на ночь, хотя честно говоря, она бы с удовольствием сейчас нырнула в химию - вспомнить былое, так сказать. В конце концов, зря что ли мама так искренне верила, что её дочь пойдёт по её стопам? Просто девочке-эльфу на глаза так... невовремя и некстати попалась социология, и девочка пропала.
Ну а дальше вы знаете.

- Ты на Жана-Батиста Гренуя похож, - бесхитростно добавила исландка, любопытно щурясь, - столько же священнодействия было, когда он свои духи мастерил. Только тебе, в отличие от него, никого убивать не надо, а то это было бы просто ужасно, - она чуть передернулась, вспоминая, чем в конечном итоге закончилась история. И правда ужас. Но потом она снова посмотрела на парня... и ей вдруг стало ужасно его жаль. Она тут о всякой ерунде говорит, а он настолько искренне и трогательно страдает из-за утраченного по глупости образца, просто кошмар! Да люди так по ушедшим домашним животным зачастую не всегда так убиваются.

Новая волна стыда с готовностью обрушилась на беловолосого эльфа, и она виновато закусила губу: - Мне очень, очень, очень жаль, честное слово! Ну правда, если я могу как-то тебе компенсировать эту потерю, только скажи... Я, конечно, не учу химию так как ты, но в своё время я чуть было сама на химика не поступила, так что вполне могу стать твоим лаборантом. Кажется, я видела несколько кустов волчеягодника недалеко от дома, где я живу - тебе подойдёт такой? Или это был... ну прямо какой-то исключительный-исключительный образец, и его уже никто и ничто не заменит? - вот уж точно, Эльва, теперь для полноты картины тебе только самой не хватало расстроиться, и начать горевать о безвременной кончине пузырька с эфирным маслом. А что, она ведь может, это вполне в её духе! Ну чтобы вы просто понимали весь ужас ситуации. Она так из-за неудачного кадра не будет так переживать и страдать, как Эдди из-за своей эссенции. Только теперь он в своих страданиях, кажется, будет не одинок.

Да уж, крёстному определенно будет над чем поржать.
Почему-то при взгляде на Эдди она невольно вспомнила чуть ли не все свои самые любимые детские книжки - молодой химик был словно собирательным образом всех-всех-всех мужских персонажей из детских книг, только некоторые черты в нём были едва заметные, а какие-то напротив - гипертрофированные. Вот только какие именно то были черты ещё только предстояло разобраться - а для этого ей стоило хотя бы ещё немного провести с ним времени, если он только не решит, что нафиг ему сдалось это бедовое чудище в её лице, и он не помчится отсюда нафиг, сверкая пятками. А учитывая степень разрушений, которые она за собой приносит - это наиболее вероятный итог развития дальнейших событий.

[NIC]Elva Oddsdóttir[/NIC]
[STA]looney Lovegood[/STA]
[AVA]https://i.pinimg.com/originals/1e/43/8c/1e438c5afa5bd10a57cbc1d0c1902929.gif[/AVA]
[LZ1]ЭЛЬВА ОДДСДОУТИР, 24 y.o.
profession: магистр-социолог, оператор в 911;[/LZ1]

Отредактировано Fred Burnell (2020-09-21 17:29:31)

+2

5

Когда все начинает валиться из рук, хорошего не жди — именно так говорили философы прошлого. Наверное. Хель вот не изучал историю философии, поэтому не знал что бы об этом всем сказали философы прошлого. Анхель продолжал сгребать в охапку канцелярию, пока не узнал, что девушку зовут Эльва. Так же из ее фразы Эдди отметил, что мать Эльвы была химиком. Интересно, почему была? Задумался Хель, пока не услышал —Ой, это моё. — и протянул девушке ее тетрадь по социологии.

— Социология — одна из самых отвратительных наук нашего времени. Кому интересно изучать людей в их естественной среде обитания, когда можно изучать классические и квантово-механические представления об устройстве атома или же , если вам угодны воздействия и рамки, влияние среды на характер протекания окислительно-восстановительных реакций. — Заключил между делом химик, и, закончив сортировать бумаги и тетради, вытянулся в полный рост. Не удивительно, что он не заметил эту крошечную и хрупкую девушку. Она слишком сливалась с белыми стенами, слишком тихо дышала. Химик заметил, что даже упала Эльва как-то слишком тихо. Как-то особенно.

Впрочем, девушка-моль в очередной раз вырвала Эдди из собственных мыслей, указав на сходство того с легендарным протагонистом романа Патрика Зюскинда. — Только тебе, в отличие от него, никого убивать не надо, а то это было бы просто ужасно — отметила Эльва и содрогнулась. На самом деле, если бы Жанн-Батист был не персонажем книги, а настоящей исторической персоной, то Эдди без сомнения бы поставил его портрет на своем прикроватном столике, как дань уважения. Если бы на самом деле существовала химическая формула, способная свести с ума тысячи людей одним только шлейфом химических соединений, химик бы потратил всю свою жизнь, чтобы повторить опыт парфюмера. Если бы, если бы...

Хель уже позабыл о собственной утрате, улыбнувшись такому забавному сравнению, как Эльви внезапно завыла белугой, напоминая химику о том, что ценные химические образцы сегодня были утеряны, о том, что произошло это все буквально пару минут тому назад.

—Я, конечно, не учу химию так как ты, но в своё время я чуть было сама на химика не поступила, так что вполне могу стать твоим лаборантом.
— Мне не нужны лаборанты, сожалею. Я занимаюсь собственными... исследованиями и не хотел бы.. привлекать сторонние лица.
—Кажется, я видела несколько кустов волчеягодника недалеко от дома, где я живу - тебе подойдёт такой? Или это был... ну прямо какой-то исключительный-исключительный образец, и его уже никто и ничто не заменит?

Нет, Хель конечно все понимал, люди странные бывают, но кто, черт возьми, догадался выращивать волчеягодник вблизи дома? Или, если человек знает что-либо об этом растении, почему он не скосил тот под корень? Это ведь обыкновенные правила безопасности. Но, поскольку события приобретали выгодный оборот, почему бы и нет? В конце концов, когда жизнь дает тебе лимоны нужно делать лимонад! Но первым делом нужно прощупать почву. Мало ли какой сорняк этот мотылек мог спутать с редким подвидом нужного ему волчеягодника. Вот, она же, глупая, социологию штудирует. Кто вообще в здравом уме штудирует социологию?

— Ты уверена? Уверена, что ты видела именно волчеягодник Дафни? Его цветы собраны в кисти или пучки и плотно сидят на еще голых ветвях. Листья очередные либо супротивные, сидят на коротки черешках. Листовые пластинки цельнокрайние, жесткие, у некоторых видов глянцевые, кожистые либо слегка опушенные по краю, а форма листовых пластинок варьируется от ланцетной до эллиптической с притупленным кончиком. — Хель опять увлекся терминологией, описав в данный момент не определенный подвид, а весь вид. И решил этим воспользоваться — Расскажи мне в подробностях, пожалуйста.

Химик выпрямился, успел за время своей краткой лекции навести порядок в сумке. Раз уж девушка согласилась ему помочь, то почему бы и нет? Быть может, она и впрямь укажет ему путь к нужным экземплярам, а может даже и к нечту более.. грандиозному.
Кто знает, к чему все это приведет.

Отредактировано Eddie Anhel (2020-09-21 21:18:15)

+1

6

Скажите пожалуйста!
Эльва смешно фыркнула, сдувая белую прядку волос со лба, но потому широко улыбнулась, и покачала головой. К чему ссориться из-за такой ерунды? В конце концов все очень по-разному смотрят на этот мир, и что мило и любо одному, то это совершенно не значит, что и другой к этому будет относиться с таким же трепетом и почтением. Кому? Ну вот ей, например.
- Мне, например, - пожала плечами Эльва, - в конце концов, не будь всех этих социальных итераций, взаимодействий... не было бы и общества как такогого. В конце концов, кто-то же должен этим заниматься, верно? К тому же учёба помогает мне с работой, так что пока что куда ни глянь - сплошная польза..., - теперь же она имела возможность рассмотреть его, что называется, со всех сторон, а не просто с высоты пола, пока они сидели, в окружении тетрадей и книжек.

Худой, длинный, нескладный, похожий то ли на жердь, то ли на грациозный фонарный столб, он вызывал странные ощущения и не менее странные желания - вроде таких, как например попробовать расчесать его волосы - ну или просто привести эту кочку на голове в какое-то подобие... хм... порядка, что в его случае составляло какое-то очень абстрактное понятие. Ну правда, у неё даже успело сложиться впечатление, что он и в костюм-то этот влез... ну постольку-поскольку. А так... дай ему какой-нибудь растянутый свитер, очки в роговой оправе, и старенькие да вылинявшие, но при этом не менее любимые джинсы - и он будет просто счастлив. Ну и ах да - и чемодан редких реагентов и масел, пожалуйста, вдогонку!

- Это решило придомовое управление, он там в качестве живой изгороди, в числе прочих кустарников..., - и с этими словами Эльва пожала плечами - у меня просто квартира на первом этаже, поэтому у меня практически как собственный сад есть, мне даже не нужно пользоваться коридором, вход в мою квартиру прямо с улицы. Другое дело, что я бы конечно всё там поменяла, но у меня пока что нет никакого желания ввязываться в выяснения отношений ещё и с домоуправлением. Потом как-нибудь... наверное, - и тут её взгляд упал за потрепанную обложку фотоальбома, который она всегда носила с собой, собирая там свои самые удачные и самые любимые кадры. Ей даже в школе, ещё дома, в Исландии, говорили, что с таким-то художественным вкусом и удивительным чувством цвета, композиции и таланта к фотографии даже странно, откуда у неё такое... как выражались знакомые "мягко говоря странное чувство собственного стиля в одежде, если не сказать хуже".

Эльва кивнула словно самой себе, после чего перевела взгляд ярко-бирюзовых глаз на Эдди: - А зачем мне рассказывать? Я даже покажу, - и протянула ему альбом, - там в конце как раз должны быть фотографии твоего волчеягодника. Свет просто очень красиво падал, на пленку такие снимки вообще замечательные получаются. Она уже не стала говорить, что помимо волчеягодника альбом был заполнен видами родного Рейкъявика, ледяных пустошей Исландии, порта, ещё немного фотографий родителей и портрет Аллана, который она вообще нарисовала простым чернографитным карандашом, и всё хотела его перенести на большой лист бумаги, но знаете же, как это часто бывает - всё не до того, и времени не хватает: - Ну... или не твоего..., - а сама принялась дальше собирать свои вещи. И пока Эдди смотрел альбом, она успела не только свои вещи отсортировать и сложить в рюкзак, но и вернуться к молодому химику, при этом чуть более нервно, чем возможно следовало, кусая губы в ожидании то ли его вердикта, то ли приговора.

Хотя... тут стоило отдать ему должное, он рассуждал настолько заразительно и увлеченно, что в какой-то момент Оддсдоутир даже поймала себя на мысли, что ей нравится его слушать, пусть даже в каких-то моментах он слегка пугал её - вот именно этой своей увлеченностью, которая с одной стороны притягивала, а с другой наоборот - пугала, и заставляла замирать да оценивать возможные риски. Она робко улыбнулась: - Это удивительно, правда. Всякий раз в восторг прихожу, когда встречаю таких увлечённых своим делом людей вроде тебя - очень воодушевляет, - и осторожно поправила лямку своего рюкзака, чуть подвинув её на плече.

[NIC]Elva Oddsdóttir[/NIC]
[STA]девушка-моль ©[/STA]
[AVA]https://i.pinimg.com/originals/1e/43/8c/1e438c5afa5bd10a57cbc1d0c1902929.gif[/AVA]
[LZ1]ЭЛЬВА ОДДСДОУТИР, 24 y.o.
profession: магистр-социолог, оператор в 911;[/LZ1]

+1

7

Hunger of the Pine — alt-J

...в конце концов, не будь всех этих социальных итераций, взаимодействий... не было бы и общества как такогого.

   Хель страдальчески закатил глаза и надул ноздри как фырчащая лошадка. Очень хотелось ему в этот момент начать рассуждать о том, что общество он воспринимает лишь как побочный продукт эволюции и вреда от такого продукта куда больше, чем пользы. К счастью для Эльвы, химик решил оставить эту демагогию в стороне и начал разбирать в голове химический состав мышьяка, чтобы привести мысли в порядок. Так уж у химика все устроенно — в голове все должно быть рассортировано по полочкам. Все на своих местах. В отношении своего сознания Хель был дотошным перфекционистом и очень не любил, когда мысли расползаются по голове как насекомые. А именно это сейчас и происходило. Тем временем мотылек продолжала что-то щебетать. Рассказывала о своей квартире, о саде, который фактически был ее собственностью.

   О саде... Химик уловил главную для себя мысль — перед ним стоит человек, который может предоставить ему кусок почвы. Хель давно грустил о своем родном поместье, где он, будучи юным сорванцом, быстро заключил в доме железное правило — чердак принадлежит именно ему и точка. И каждого, кто посмеет нарушить его покой ждет мстительное наказание. Чердак был огромен и напоминал больше площадку для очень низкого дирижабля, чем жилое или рабочее помещение. То и дело тишину постоянно нарушали скрипы старой черепицы, хруст прогнивших балок или ветер, проникающий внутрь через декоративные окна на кровле. Северную часть чердака Хель быстро привел в порядок, провел туда на коленке собранную проводку и обустроил свой маленький ботанический рай. Чудесное было время. Воспоминания нахлынули на химика, словно мед и он даже не заметил, что в его руки вложили старый фотоальбом.

— там в конце как раз должны быть фотографии твоего волчеягодника. Свет просто очень красиво падал, на пленку такие снимки вообще замечательные получаются.— Хель взглянул на альбом холодно. Его никогда не интересовали фотографии, он был далек от искусства, но все же, если в этом старом альбоме была ценная информация, Хель не мог просто отдать его обратно. Химик раскрыл его и начал перелистывать. Перед его глазами проплывали разные лица, живописные места, наполненные оттенками холодных и безмерно ярких тонов. Слишком даже все это не гармонировало между собой, цветовая палитра резко перескакивала с приятных темных оттенков к ослепляющим желтым и зеленым. Глаза на секунду остановились на изображении мужчины, старательно выведенном карандашом на клочке бумаги. Хель подумал, что это слишком неправильно, ведь в альбоме для фотографий должны быть ТОЛЬКО снимки, а тут еще и рисунок примешался. Но поскольку альбом принадлежал Эльве, Эдди снисходительно улыбнулся и отыскал, наконец, нужные кадры. И внезапно просиял.

— Да, да, это она, прекрасная и невероятная Дафни. Она слегка повреждена, слишком малая форма бутона, но это не так критично. Вот, например, смотри на неправильную форму листьев, — Эдди поравнялся с Эльвой, встав с ней в один ряд и указал на лисья растения, проводя пальцем черту по фотографии. — Здесь например, отчетливо видно, что местная колония насекомых решила полакомиться свежей листвой, но в последствии оставили ее в покое. Именно поэтому поврежденный в юном возрасте лист вырос таким непропорциональным. Но это только изъян его внешнего вида, внутри него есть то, что нам нужно. — Заключил химик и резко себя поправил— Мне.. мне нужно.

Это удивительно, правда. Всякий раз в восторг прихожу, когда встречаю таких увлечённых своим делом людей вроде тебя - очень воодушевляет, — И тут у химика на момент перехватило дыхание. Он пошатнулся и чуть не выронил альбом из рук. Ее слова эхом отразились по внезапно опустевшему коридору. Он принял это довольно двояко и сделал два шага назад, в задумчивости почесав подбородок. С одной стороны это звучило так мило и наивно, а с другой — как вызов, будто махнуть перед быком красной тряпкой. Назвать науку увлечением, да как у нее повернулся язык?

— Именно поэтому ты изучаешь социологию? Чтобы бы постичь людей и знать, как на них давить? — Хель насупился и пронзительно взглянул ей в глаза, взмахнув руками в разные стороны. При этом альбом девушки выскользнул из ладоней химика и с глухим хлопком упал на пол, удержав фотографии внутри себя. А вот Хель уже сдержаться не мог. — Ты появилась здесь из неоткуда, разбила месяц моей работы, чуть не умерла у меня на руках из-за этого, а теперь говоришь мне про увлечения! — Прошипел химик, не поднимая при этом голоса. Со стороны он наверняка напоминал расхохленного филина — руки по сторонам, расширенные глаза в беззлобной ярости, растрепанные волосы и мятая рубашка. Химик продолжил — Для тебе все увлечения верно? Погода за окном — как увлекательно! Птицы поют, вау! В ходе эволюции доля электрических синапсов уменьшалась? Как же это, черт возьми, увлекательно! А еще..

И Хель замер и резко замолчал, словно проглотил свой собственный язык. Краем глаза уловил сиротливый альбом Эльви и внезапно осознал, что потерял над собой контроль. Такое бывает, конечно, но очень редко. Лишь в какие-то особо эмоциональные дни. На смену ярости пришло сожаление. Лицо химика смягчилось, приобрело безмятежные черты — морщинки вокруг глаз разгладились, губы вытянулись в тонкую линию. Эдди безмолвно поднял с пола альбом, смахну в с того несуществующую пыль, протянул обратно девушке.

— Прости меня. Я .. — Химик отвел взгляд в сторону, лишь бы не видеть ее лица сейчас. Все, что угодно, но не ее лицо. Она обязательно его осудит, подумает, что он какая-то бестолковая истеричка, которой лишь бы разразиться воплями. Это все не правильно, это не должно быть так. Не поднимая глаз, Эдди начал шептать. — У меня тоже есть альбом. Когда я жил в поместье, в нашей деревушке неподалеку была старая библиотека, куда я по ночам проникал. Из океана древних журналов и газет, которые хранились там ради приличия, я бережно вырезал все, что смог найти о ядах и отравителях. — Эдди так и не смог посмотреть на девушку, но его голос заметно смягчился, стал плавней и тише. — Например, там есть история солдата Герберта Доэля Никше, который отправил на тот свет свою жену с помощью заботливо приготовленного зелья из содержащего мышьяк гербицида.

Никто доселе не знал этого. Анхель никогда не рассказывал о своих альбомах, ни одна живая нынче душе не знала его тайны. А тут он открылся, разложил перед ней свои карты. Хель вытянулся струной и поправил волосы, ожидая вердикта. Или любой реакции. Только бы она его не осудила.

+1

8

Кого-то можно понять.
Кого-то можно оправдать.
С кем-то даже, прости-Господи, договориться!

Вот только к таким людям явно не относился Эдди. Она даже не успела толком среагировать, когда этот странный, но в целом вполне себе милый молодой человек превратился во практически натурального берсерка. Ему, называется, только топора в руки не хватало, и боевой раскраски на лице, чтобы он тотчас же встал, и пошёл кромсать неугодных - во славу Сатане, конечно же! - то есть во имя науки, конечно науки, простите её пожалуйста! Она даже первую жертву была готова назвать с точностью до нулевых и десятых - а именно свою такую неуместную на его жизненном пути персону. Эльва только непонимающе хлопнула глазами, а ведь между тем Эдди только больше распалялся.

- Именно поэтому ты изучаешь социологию? Чтобы бы постичь людей и знать, как на них давить? - а вот это было уже больно и неприятно. Эльва покачала головой, после чего очень тихо, и очень серьезно заметила: - Почему давить? Не давить. Спасать... - бирюзовые глаза блеснули льдом и холодом. Он мог говорить что угодно про людей и общество в целом, но строить настолько недальновидные и плоские теории относительно того, чем она занимается она точно не позволит. Эльва выдохнула, растерянно наблюдая за лежащим на полу альбомом. Ну да, она вот такая - нелепая, странная, нелогичная, хаотичная, у которой в альбоме с фотографиями иногда могут затеряться рисунки, какие-то заметки на самоклеющихся листочках, а то и засушенные растения, в волосах иногда повязаны тоненькие серебряные и золотые нити, а на шее красуются самодельные украшения. Только когда Эльва надевает форменную футболку и брюки, на голову отправляет наушники с микрофоном, она уже не Эльва Оддсдоутир - нелепый эльф со стылых берегов Рейкъявика, она Эльва Оддсдоутир, оператор 911: - 911, что у вас случилось? Эльва чуть отходит от него, испуганная и напряженная, хмурится - и медленно кивает: - Я оператор в 911. И я прекрасно понимаю, что есть увлечения, а есть - дело всей жизни. Призвание. Вот как у тебя..., - исландка чуть наклоняет голову вбок, очень по-птичьи, а в льдистых бирюзовых глазах так и сквозит немой вопрос под названием "ЧТО ты вообще такое", - прости, что я тебя обидела. Я не хотела. Я просто хотела выразить своё истинное восхищение - ты ведь на самом деле нашёл тот самый Грааль, который ведёт тебя по жизни, мало кому это дано. Она выпрямилась, смущенно заправила прядь волос за ухо: - Ну что меня теперь, аннигиляции за это подвергать?

А потом... ХЛОП! - и в его голове словно что-то перемкнуло, щёлкнуло - и Эдди сник, стих, даже как-то душевно сжался, что ли. Куда только исчез весь его запал, ничем незамутнённая и такая чистая и прекрасная ярость, сила, с которой он так защищал то, чем занимается, ведь ещё бы - что есть слова холопов вроде неё против великой силы науки и точности, и как она только посмела свой рот раскрыть?
Он осторожно поднял с пола её альбом, отряхнул от невидимой пыли, протянул ей. Эльва даже сначала опешила, а как услышала его следующую фразу, и вовсе выпала - ей даже показалось, что она ослышалась. Ну правда, ну как такое только может быть?
Снег видимо пойдёт на Рождество, не иначе.

- Прости меня. Я .., - она чуть покачала головой, и одной рукой прижимая альбом к груди, второй осторожно дотронулась до его руки, после чего медленно и осторожно улыбнулась: - Эдди, ты чего? Всё хорошо. В конце концов, никто не идеален, все имеют право на эмоции, все имеют право на то, чтобы свободно их выражать.
Исландка дружелюбно улыбнулась.
- Правда? - она как зачарованная слушала его, искренне заинтересованная, - Эдди, это ведь на самом деле очень интересно. И потом эта твоя история, как ты залезал в библиотеку, чтобы найти и сберечь по-настоящему уникальные и ценные именно для тебя материалы..., - она робко улыбнулась, - ещё и по ночам..., - Эльва подняла на химика глаза, - а небо над твоей деревней было звёздным? Конечно, для него это скорее всего сущая мелочь, которая и яйца выеденного не стоит, но вдруг... он запомнил? Ах если бы она только могла рассказать ему про то, сколько звёзд горит над ледниками и долиной гейзеров у неё дома, как там запредельно холодно, и красиво, как дует ветер, и как они, дети скандинавских богов, чтут память своих легендарных предков. Вот только Эдди было это не нужно.
Эдди нужна была чёткость, выверенность форм и мыслей, строгость и холодность.

Эдди был учёным, он был мозгом, а Эльва - душой и сердцем. Странным эльфом с промёрзших насквозь мифических лунных земель, который любил людей, учился их понимать и изучал, чтобы в нужный момент точно знать, кому и как прийти на помощь, пусть даже вне рабочих стен эти люди часто пугали эльфа, и он их сторонился, чтобы только не обидели, не лезли под кожу, не посмеялись над дорогим и нужным именно ей. А ещё эльф ценил и знал точно, когда перед ним открывали душу - и вот именно ради таких моментов, как этот, когда Эдди рассказал ей про свой альбом, и стоило жить. Потому что искренность всё же нельзя заменить ничем, абсолютно. А для всего остального уже есть MasterCard.

[NIC]Elva Oddsdóttir[/NIC]
[STA]девушка-моль ©[/STA]
[AVA]https://i.pinimg.com/originals/1e/43/8c/1e438c5afa5bd10a57cbc1d0c1902929.gif[/AVA]
[LZ1]ЭЛЬВА ОДДСДОУТИР, 24 y.o.
profession: магистр-социолог, оператор в 911;[/LZ1]

Отредактировано Fred Burnell (2020-09-22 23:12:56)

+1

9

goner — twenty one pilots

— а небо над твоей деревней было звёздным?

Анхель не помнил небо над головой. Космос и его небесные тела — это все было слишком непостижимо для ума ребенка. Он не мог потрогать звезды, не мог прикоснуться к небесному своду. Конечно же, пугающая необъятная тьма была красивой, но.. скучной. Хель не любил смотреть на небо ни днем ни ночью, потому что знал, что там ничего не меняется. Повзрослев, химик конечно же, изучил основы космологии. Но звездное небо? Нет. Это все было слишком давно.

— Я не знаю насчет неба, но на нашем семейном гербе есть дракон, который нарисован именно по чертам созвездия дракона. Оно одно из самых больших, но я не смогу вспомнить его площадь. На небе различить его довольно трудно, потому что этот чешуйчатый слизень занял Северное полушарие и область между Малой и Большой Медведицами. Если посмотреть на небо в районе Большой медведицы, можно увидеть длинную кривую линию, которая заканчивается четырехугольником. Это голова дракона. — Хель зарисовал в голове свой герб по памяти. Очень забавно, что вопрос Эльвы вот так попал не в бровь, а в глаз.  — Кстати, самое интересное это то, что мой предок, который дал нашему дому герб, тоже был ученым. Вроде бы здездочетом или вроде того. Не то чтобы я особо изучал все это. Так, натыкался где-то в архивах.

Анхель пожал плечами и начал выуживать пальцами остатки пробирки из секретного кармана в сумке. Между делом Эдди думал о том, что стоит сделать пару пометок в голове насчет этого мотылька. Например, ее выдержке позавидовали бы все его студенты. Хель не церемонится на парах, не сюсюкается с опоздавшими и пресекает любую дерзость простым предложением покинуть аудиторию.

Хель собрал пазл из стекла на ладони и глубоко вздохнул. — Битое стекло. Как много битого стекла было в моей жизни. Забавно. Знаешь, мне не привыкать к подобному. Иногда в моей сумке можно найти целый набор забавных и таинственных артефактов, каждый из которых может стать мощнейшим оружием в руках умелого фокусника или хитроумного приколиста. Но я не являюсь ни тем, ни другим. — И химик дружелюбно засмеялся, пожав плечами. Из-за одной верно брошенной фразы про звезды пыл химика утих вовсе. В данный отрезок своей жизни он оценил Эльву как приятного собеседника и признался самому себе, что не прочь пригласить мотылька на чашечку кофе по пути. Если она конечно, свободна. Он давно не общался с людьми вне лаборатории и давно не рассказывал никому историй. Самое время разбавить науку. Удивительные вещи сегодня происходят. Наверняка после этого по воле какого-нибудь хитрожопово бога случится природный катаклизм только потому что химик сам собрался предложить свою компанию. Наверняка небеса развернутся, разразится дикий ливень, который не будет иметь конца. Точно-точно где-то завистливый бог натягивает струны между небом и землей, готовясь к симфонии, которую невозможно исполнить. Все давно готово, но дирижерская палочка все медлит с первым взмахом. Как же я ненавижу сентябрь...

— Ты любишь кофе? Мне уже некуда сегодня спешить, мои дела.. закончены.. — слега нахмурив брови, вытянул из себя ученый и пригласил жестом мотылька следовать за ним. Направился в сторону выхода из университета. Химик очень редко посещал кофейню за углом, но тем не менее у Хеля с собой была карточка постоянного посетителя. Просто потому что, вот почему. Так уж он захотел.— Тем не менее, мне интересно вот что. Я много работал с ботаникой и все чаще и чаще сталкиваюсь с тем, что мифология хорошо так хлещет меня по щекам. Понимаешь, как и в случае с волчеягодником, для многих ... экзотических растений характерны имена, отсылающие собой прямиком в историю или мифологию. Я вот историю не знаю, по крайней мере частично. Только самое нужное. — Двусмысленно обозначил интонацией Хель.

Сказать попросту, Хель мысленно одернул себя, и пришел к выводу, что ему не сколько приятна чужая компания, сколько как информация. Он не любил себе в этом признаваться, но временами все же приходилось. Да и что бы ему еще потребовалось от человека, штудирующего книги по социологии?

— Давай заключим сделку. Мне нужен волчеягодник Дафни и твоя ценная голова. — Внезапно холодно отрезал химик. — По закону равноценного обмена я должен предложить тебе нечто равноценное. Скажи мне, насколько ты оцениваешь свои знания и свое время?

+1

10

- Папа? - маленькая Эльва подходит к Йохану, который с чем-то сосредоточено возится вот уже целый час, и всё никак не идет домой, хотя с моря дует холодным ветром, а он в одном свитере ходит! Девочке шесть лет, но уже тогда в ней можно было разглядеть те же черты, что и сейчас, когда ей уже двадцать четыре года, и она уже может вроде бы как считаться совершенно и полностью состоявшейся личностью: те же ярко-бирюзовые глаза, которые мерцают тусклым звёздным светом, те же светлые-светлые волосёнки, только ещё и немного курчавые - настоящая кукла, да и только. Йохан чуть отвлекается от своего занятия, замечает дочь, и радостно улыбается, быстро подходит к ней, и подхватывает её на руки: - Девочка моя! Подожди, мы сейчас пойдём к маме, но сначала я тебе покажу чудо, - и она замирает, словно Санта-Клауса вживую увидела, пусть она даже и знает, что это глупость и выдумка. Эльва согласно кивает, и тогда Йохан бережно разворачивается - и девочка наконец-то видит, с чем так увлеченно возился отец.
Телескоп.
Самый настоящий телескоп. Он чуть присаживается, подводит её к окуляру, шепчет на ушко: - Смотришь? - и дочка кивает, завороженная этим бескрайним звёздным океаном. А потом она видит длинное-длинное созвездие, и спрашивает: - Ты его видишь? Папа, кто это? - и Йохан, страшно гордый тем, что девочка интересуется звёздами, отвечает, с такими знакомыми завлекающими нотами в голосе: - Ты дракона не узнала? Смотри, вон голова...., - и он пальцем показывает на голову, а следом очерчивает туловище, но Эльва только хмурится: - Папа, а крылья? А у него есть крылья? - и улыбается, широко и радостно, когда слышит: - Есть конечно, глупенькая. Он их просто сложил, и теперь отдыхает.

Прошло много времени, но папины сказки о звёздах никуда не ушли и не исчезли, больше того - Эльва сама себе купила телескоп, и по особенно длинным ночам нет-нет, да приникает к нему, чтобы снова задержать дыхание и нырнуть в этот сияющий омут с головой. И сейчас она широко распахивает глазами, потому что Эдди продолжает сказку, которую она услышала в таком далёком и безнадежно ушедшем детстве, да так, что она напрочь забывает про всё остальное: - Герб? Так ты дворянин? - тихо спросила Оддсдоутир, - надо же... И ты всё это до сих пор помнишь... Знаешь, я бы многое отдала, чтобы услышать ещё что-то из твоих историй, - бесхитростно добавила Эльва, - ты замечательный рассказчик, и так много знаешь..., - Эльве, на самом деле, вообще нужно было очень немного, чтобы быть по-настоящему счастливой, и возможность поговорить с кем-то новым - это было уже само по себе грандиозным подарком. Она с беспокойством наблюдала за тем, как Эдди доставал осколки стекла, и нервно кусала губы - боялась за него?
Да, возможно.

Но вот всё вроде бы как обошлось, и теперь он просто разглядывал паззл на своей ладони играющие на свету частицы, блеск которых невольно заворожил исландского мотылька. Она сделала шаг ближе, а потом подняла очень серьезный, и крайне... осмысленный взгляд на химика. Приколистом и фокусником может быть кто угодно, а истинных гениев своего дела ещё пойди найди.
- И это хорошо. Ими может быть кто угодно, а истинных знатоков науки ещё пойди найди. Это редкость, - и она улыбается, ласково, потом переводит взгляд на стекло, и вроде бы хочет потрогать его, рассмотреть поближе - но потом одёргивает себя, сдерживается - и ругается втайне на саму себя, потому что она бы раньше о таком даже не подумала, а тут... Странные ты с ней вещи делаешь, Эдди. А потом эльф слышит столь заветное для любого исландца слово "кофе" и буквально расцветает: - Очень. Она неслышно идёт рядом, не забывая при этом внимательно слушать парня, и осторожно спросила: - Тебе хочется узнать откуда имя Дафни? Вообще..., - она чуть задумалась, размышляя, не сильно ли она загрузит голову парня этой информацией, но потом рассудила про себя, что он, скорее всего, давным-давно научился отсеивать от себя лишнюю информацию, и при необходимости забудет всё то, что ему будет впоследствии не нужно, - ... имя Дафна в переводе с древнегреческого - "лавр". И самый известный миф, пожалуй - это миф об Апполоне и Дафне. После победы над Пифоном, охраняющим вход в Дельфийское святилище, Апполон посмеялся над помощником Афродиты, Эротом и над его луком со стрелами, за что тот его наказал..., - Эльва чуть помолчала, - он поразил Апполона стрелой любви к Дафне, в то время как её саму - наоборот, поразил стрелой антипатии, заставив её ненавидеть Апполона. Преследуемая охваченным страстью Апполоном, девушка взмолилась к своим родителям, с просьбой защитить её от бога, и они превратили её в лавровое дерево. Однако он сохранил свои чувства, сделав дерево вечнозеленым, а также сделав лавр своим священным деревом. Кроме того с тех самых пор лавровый венок стал неизменным атрибутом, с которым стали отождествлять бога.
Они вышли на залитую солнцем улицу, бело-пепельные волосы Эльвы чуть тронул лёгкий ветерок, коснулся щеки, она ласково улыбнулась, и перевела тёплый взгляд на Эдди, чуть покачала головой: - Эдди, какие сделки? Я просто скажу так - если ты мне расскажешь ещё что-нибудь про свои опыты, или истории, я буду просто счастлива. Я не из праздного любопытства спрашиваю, - тут же поспешила добавить девушка, ведь химики, как оказалось, едва ли не более трепетный и гордый народ, чем даже феи из Сида, чуть что ты скажешь не так, вспыхнут как спичка, и попробуй их угомони! - ты удивительный человек.
Гордый, порывистый, внимательный, искренний, глубокий, искренне погруженный в своё дело с головой... и вы ещё спрашиваете, почему она стала социологом! Да хотя бы ради таких знакомств, как это - что угодно ведь можно отдать, и ни капли об этом не жалеть.

[NIC]Elva Oddsdóttir[/NIC]
[STA]девушка-моль ©[/STA]
[AVA]https://i.pinimg.com/originals/1e/43/8c/1e438c5afa5bd10a57cbc1d0c1902929.gif[/AVA]
[LZ1]ЭЛЬВА ОДДСДОУТИР, 24 y.o.
profession: магистр-социолог, оператор в 911;[/LZ1]

+1

11

Wolf Song— Patrick Wolf

— Герб? Так ты дворянин? ...надо же... И ты всё это до сих пор помнишь... Знаешь, я бы многое отдала, чтобы услышать ещё что-то из твоих историй... — Девушку явно не на шутку поразил факт из биографии химика, на что тот пожал плечами, мол "обычное дело, чего ты". — Я .. да, я наверное дворянин, но в наше время пользы от этого никакой. Почти все, что я могу рассказать не имеет смысла. По крайней мере сейчас. — И Эдди сказал чистую правду. Это было именно так, поскольку детские воспоминания имели для него лишь смысл, когда химику нужно-было припомнить о чем-то важном. Например о том, что неверно настроенная газовая горелка легко может устроить пожар. Однажды так и случилось в поместье. С тех пор отец крайне негативно относился к опытом своего сына. Но все это осталось в прошлом и погребено под паутиной детской обиды.

Когда Белоснежка едва услышала слово "мифология", то не на шутку так взбодрилась. И принялась рассказывать Эдди о том, что он итак неделю назад вычитал, но не осмелился перебить девушку. Настолько она прониклась своими познаниями, что казалось, будто сейчас она читала химику лекцию, а не дополняла его копилку сведений. Разница между ними чувствовалась все сильней с каждым ее словом. Она — мечтатель, и рассказывает о вещах как о сказках. Эдди же был ученым — поэтому все его истории больше походили на цитаты из учебников и научных публикаций, что, кстати, было не так далеко от правды.

Когда они вышли из учебного заведения, Эльва закончила свою историю про страдания и судьбу Дафны. Солнце ярко освещала улицу и резко одарило в глаза ученому, заставив того прикрыть глаза ладонью, создав импровизированный козырек.

— Эдди, какие сделки? Я просто скажу так - если ты мне расскажешь ещё что-нибудь про свои опыты, или истории, я буду просто счастлива. Я не из праздного любопытства спрашиваю, — Хель закатил глаза и так пронзительно вздохнул. Должно быть из-за чертовой социологии у этой девушки совсем расплавились мозги, заключил химик. Он все еще не мог проникнуться ее образом. Слишком уж все это казалось ему аляповатым. Хель не то чтобы страдал мизантропией, он больше был интровертом по свей природе, как и все ученые. Девушка учтиво, как бы между делом, добавила: — ...ты удивительный человек.

Химик остановился прямо перед входом в кофейню и положил руку на плечо девушки, прожигая взглядом ее глаза. И отчеканил: — Слушай меня. Я не удивительный. Не говори мне так больше. Я обычный человек с обычной жизнью. На деле, я очередная заурядная личностью. — Химик сделал интонационную паузу и в его голове вспыли историй годичной давности. Образ художницы, из чего Хель продолжил: — На самом деле я критически глуп в жизненных ситуациях. Я далеко не ловкач, не хитрец и не фокусник. Поэтому нет чести в бессмысленных словах.— ученый неосознанно крепче сжал плечо девушки и слегка приблизился к ней. — Мы отличаемся, это видно невооруженным глазом. Ты — ходячая фантазия, учишь свою социологию и находишь во всем что-то волшебное. А я — рядовой ученый. Так что, пожалуйста, сними с меня все свои сказочные ярлыки. — С последней брошенной фразой глаза Эдди наполнились странной тоской и химик отстранился от девушки, открывая ладонью, которая до этого сжимала плечо Белоснежки, дверь кофейни. Он учтиво пустил девушку внутрь первой и последовал за ней до барной стойки.

— Знаешь, про удивительность или что-то еще мне говорят студенты с хвостами. И даже не смотря на то, что ты и они, вы преследуете разные цели, я не особо люблю.. все это. Постарайся понять. — Они встали перед стойкой и химик начал копаться в сумке, пытаясь найти ту самую поклятую кофейную карточку. Дверь слева от бара вела на кухню, из которой доносился запах выпечки — аромат такой, что все бродяги с округи, даже те, кто потолще, того и гляди, сбегутся.

Когда Эльви и Эд огласили заказ, химик расплатился за него и заметил, что столик в далеке, в самом углу зазывно пустовал. Большего не потребовалось, чтобы молодые люди заняли его. В спокойно обстановке, когда ученый и мечтательница, наконец-то, встретились лицом к лицу, Анхель достал из нагрудного кармана рубашки футляр, нацепил очки на нос и наконец таки смог нормально ее разглядеть. Неказистая, бледная, с фенечками в волосах и разной бижутерией на шее. Она улыбалась как-то слишком по детскому, смотрела вокруг как-то слишком наивно, и вообще все с ней было как-то не так. Наверняка мир для нее всегда казался ярким месивом. Химик представил, что вот она стоит вдоль двух сплошных, и со всех сторон поодаль нее проплывают личности и события. Смутные и причудливые продолговатые формы, слегка задевают несчастного мотылька. И она живет, дышит всем этим, хватается руками и ногами из последних сил. Да уж, социология до добра не доведет.

— Хорошо. Раз тебе интересны какие-нибудь истории, то я расскажу то, о чем попросишь. Но взамен тебе тоже придется делиться, когда настанет мой черед.

+1

12

Sinking Ships - Malukah Cover /Trees of Eternity/

Интересно, и в какой же момент ребенок-мечтатель превращается в учёного, и перестает замечать глупости, чудеса, и все те детали, которые делают даже самые заурядные дни необыкновенными и сияющими? Эльва смотрит на Эдди широко распахнутыми глазами, и неожиданно для себя она словно съёживается под его рукой, вздрагивает, а потом как будто бы успокаивается, выдыхает и кивает, про себя гадая - "Тебе так... больно? Почему ты боишься сказочных слов? Не видишь смысла? Логики? А если попытаться откинуть смысл и логику, и включить... простую человеческую веру? Ну хотя бы попытаться?" - но она конечно же никогда, НИКОГДА не задаст ему этих вопросов вслух. Просто потому что это Эдди - ему не нужна вера. Ему нужно лишь то, в чём он уверен, ему нужна была твёрдость и четкость фактов и логики. Всё. И ты с этим ну ничего уже не сделаешь, к сожалению.
Хотя руки у него были теплые. И сильные - вон как легко дверь поддалась, а ведь она тяжелая и массивная. Эльва едва заметно улыбнулась, и ни слова ни говоря, кивнула.

- Разумеется, - и снова ни капли обиды, только понимание, и доверительная улыбка. На самом деле она его прекрасно понимала, просто ещё... не до конца смирилась? Не переключилась полностью на его волну? Не...? Трудно сказать. Они были слишком похожи, и в тоже время были слишком разными, и ей было сложно вот так с ходу понять, как вообще дальше выстраивать с ним отношения. В одном только Эльва была уверена - она хочет с ним общаться дальше.
Хоть поумнеет, возможно. В том плане, что она хотя бы на студентку магистратуры станет похожа, хотя бы чем-то, а не просто на городскую сумасшедшую, просто весьма разносторонне развитию.

- Кофе мокко, пожалуйста, - и улыбнулась, про себя гадая, какими бы словами она описала Эдди, если бы он был ароматом - как в Гарри Поттере у зелья амортенции для каждого был свой, совершенно уникальный запах - и вот что ей пришло на ум практически моментально - травы, старые пергаменты, а ещё - состаренная кожа, вроде той, которую используют для производства саквояжей и старинных чемоданов. А потом она заметила, куда смотрит Эдди и с облегчением выдохнула - он даже столик смог найти, тихий и уютный, где они ни за что и никому не помешают. Эльва села напротив, и чуть обозначила ободок чашки тонкими пальцами, при этом она чувствовала взгляд Эдди, направленный на неё, и понимала, что она стремительно и отчаянно краснеет, буквально с головы до пят. Это было непривычно, странно... и очень притягательно? Ещё никогда её столь откровенно и заинтересованно не рассматривал, с совершенно явным намерением понять, что же она за существо такое, нелепое и чудаковатое, которому по-хорошему в этом мире вообще не место.

- "О чём же мне тебя спросить?" - так и сквозило в бирюзовых глазах. Эльва молчала, смотрела только внимательно на Эдди, и понимала, что тут не до сентиментальностей, не до оттенков, не до полутонов, нет - он признавал конкретику и факты - и то, что ему было по-настоящему интересно. Значит, стоило углубиться именно в это - тем более, что она уже даже сама успела начать интересоваться химией именно в исполнении этого чудаковатого дитя науки, который словно коршун оберегал все свои исследования от невежд и просто излишне любопытных, которые не вникали даже в суть, а просто топтались по любимой теме. Помолчав, исландка кивнула: - Принято. Она чуть отпила кофе, вытерла молочно-кофейно-шоколадную пенку с губ - мало ли, вдруг ему это будет неприятно, что вот она с ним разговаривает, а у самой кофейная кайма над губами! - и тихо спросила: - Твой самый любимый опыт, каким он был? Даже если он, например, повлёк за собой какие-то разрушения, неугодные окружающим - всё равно, у тебя есть опыт, который лично для тебя является эталонным? - Эльва закусила губу, раздумывая, не в сильно ли личную тему она залезла, вот только тут уже, к сожалению, обратного хода не было - она рискнула и спросила. Теперь же стоило сосредоточиться на том, что у неё спросит Эдди - возможно. И тут она поймала себя на мысли, что она ему расскажет про что угодно. Про летнее ли солнцестояние на леднике. Про их дикие шаманские танцы и прыжки через костёр. Про папу-астронома и маму-химика. Про свою комнату, полную книг, в которой даже не сразу поймёшь, что в ней живёт, вообще-то, живой человек из плоти и крови. Про кита Бенни у берегов родного Рейкъявика, про запах леса в её квартире - потому что она очень любит, когда вокруг пахнет хвоей, мхом и деревом, про...

Да и так ли это важно?
Она в любом случае всё расскажет - как правильно как-то заметил Аллан - врать она не умеет, да и учиться не нужно - всё равно всё на лице написано будет. Другое дело, что бывают вопросы, которые способны причинить столько боли, что после того, как они озвучены, ты начинаешь всерьёз задумываться над тем, выдержишь ты это испытание, или сломаешься. Но она сильная девочка, внутри у неё не просто дух война, но дух валькирии, которая даже с разорванным сердцем и душой наденет латы, и встанет на защиту своих. Поэтому пусть спрашивает, она ответит.
Никому не нужны эльфы.
Сказки умирают, шкаф больше не является проводником в Лес-между-мирами, и Питер Пэн не споёт свою мелодию под окном - но иногда приходят такие люди, как Эльва Оддсдоутир, которая собирает разбросанные по миру чудеса, бережёт их наследие и хрупкость, даже если за это приходится платить - чаще всего! - своим собственным одиночеством.

[NIC]Elva Oddsdóttir[/NIC]
[STA]девушка-моль ©[/STA]
[AVA]https://i.pinimg.com/originals/1e/43/8c/1e438c5afa5bd10a57cbc1d0c1902929.gif[/AVA]
[LZ1]ЭЛЬВА ОДДСДОУТИР, 24 y.o.
profession: магистр-социолог, оператор в 911;[/LZ1]

+2

13

Alien —Die Antwoord

— Твой самый любимый опыт, каким он был? Даже если он, например, повлёк за собой какие-то разрушения, неугодные окружающим - всё равно, у тебя есть опыт, который лично для тебя является эталонным?—  Хель поперхнулся кофе и завис. Если внимательно прислушаться, то возможно, кто-нибудь бы услышал как жужжит компьютер в голове ученого. Он не был готов именно к такому вопросу. Ждал вопросов про свое происхождение, характер, или банальное "а почему ты приехал в этот город?". Эльва, казалось, как-то слишком переменилась в себе и перестала витать в облаках. Опять это как-то слишком.

— Чтоо ж.. — Ученый поправил очки и сложил свел ладони вместе, как люди делают перед тем, как начать молиться. —  У меня есть два таких опыта. Один любимый, а второй повел за собой разрушения... — И химик на секунду замер, он задумался о своем любимом эксперименте. Над экспериментом, где лабораторной крысой был он сам. Эдди пришел к выводу, что оставит пока эту историю при себе. — Про любимый я не хочу рассказывать. Опять же, тебе придется просто понять меня. А второй. Он, наверное, и стал для меня эталонным. Мне было семь лет. Я был достаточно юн, чтобы прочесть слово "химическая детонация", что я, собственно говоря, и сделал. Мне не важны были последствия и в моем разуме не было страха. Поэтому я проник в северную часть нашего особняка. Второй этаж когда-то давно был жилым. Лет эдак.. три сотни назад. С тех пор как умерла Марианна Анхель, не вспомню уже кто она мне по родне. Не суть... Когда она умерла, северных холл заперли на ключ и всем было строжайше запрещено туда заходить. — С каждым словом Хель словно нырял в омут прошлого, отдаваясь тому полностью.

Вот он ребенком прокрадывается в холодные стены запертого холла. Вот он импровизированной отмычкой из проволоки брекетов очень медленно ковыряется в замке и наконец дверь перед ним с тихим скрипом открывается, приглашая ребенка проникнуть внутрь. Темная комната напоминает ребенку вечеринку призраков — мебель и окна занавешены белой тканью, со стен пластами свисает паутина. Но страх, как оно часто бывает, быстро перерастает в любопытство. Через неделю маленький Эдди уже обустроил свою первую импровизированную лабораторию в комнате покойной родственницы. Первые эксперименты были довольно безобидными и простыми, но затем. Слишком уж затворничество придало сил маленькому химику, слишком добрыми глазами на него смотрела Марианна с портрета на стене. Как же обо всем этом Эдди впоследствии жалел...

— И в ее комнате я прятался и проводил свои первые опыты. Потом, уверенный в себе, я решил узнать как выглядит химическая детонация... И я увидел. Смотри, при химическом взрыве, сопровождаемом окислительно-восстановительной реакцией, сгорающее вещество и окислитель должны быть перемешаны, иначе скорость реакции будет ограничена скоростью процесса доставки окислителя, а этот процесс, как правило, имеет диффузионный характер. — Химик достал тетрадку и начал быстрыми движениями расписывать чистые листы простыми формулами.—  Например, природный газ медленно горит в горелках домашних кухонных плит, поскольку кислород медленно попадает в область горения путём диффузии. Однако, если перемешать газ с воздухом, он взорвётся от небольшой искры. Банальный газовый взрыв, вот и вся история. — Химик расстегнул две верхние пуговицы рубашки и слегка оголил левое плечо. От начала плеча и по груди, уходя вниз, к ребрам, огромным неприятным пятном, больше со стороны напоминавший карту скалистой местности и рек, виднелся шрам от ожога. Эдди показал лишь малую его часть, но подумал, что и этого будет достаточно. Не хватало еще, чтобы она театрально возвела ладонь ко лбу и упала в обморок. Я сжег тогда три комнаты и холл. И немного себя. Устроил такой грандиозный пожар, что местные из соседней деревни сначала подумали, что мы пускаем салюты и что-то празднуем. — И при воспоминание об этом Химик искренне засмеялся. Легко так, без какого-либо эмоционального груза.

— Теперь моя очередь. Почему, черт возьми, социология? Помогать людям? Ты выглядишь так, словно себе не можешь помочь. Так зачем кому-то другому помогать? Ты чувствуешь себя от этого нужной и важной? И почему ты так нелепо выглядишь? К чему все это?

Отредактировано Eddie Anhel (2020-09-24 21:59:22)

+2

14

The Last Samurai OST Suite #1 - Erhu Cover - Hans Zimmer

Каким ты был? Ну же...
И Эльва слушает, внимательно слушает, всеми силами пытаясь разбудить в себе то, как она представляет себе Эдди - бесстрашного маленького мальчика, но уже такого пытливого и внимательного, с бесконечной тягой к Знанию. Она внимательно смотрит на химика, вслушивается в каждое его слово, с удовлетворением понимая, что многое ей даже знакомо - и даже больше чем знакомо, потому что оба родителя - ученые, пусть и каждый в своей области - и она многое от них взяла и почерпнула. Только чуть нахмурилась, когда он чуть расстегнул свою рубашку, и внимательные глаза исландки заметили начало грандиозного ожога, чуть закусила губу. Словно в подтверждение её мыслей, заныли собственные старые шрамы, когда она подростком чуть было не сварилась заживо у гейзера - не успела просто вовремя отойти, так бывает - и то ей очень сильно повезло - но так или иначе, спина у неё была вся в шрамах, тонких, длинных и изогнутых, словно кто-то невидимый расчертил на её спине целый горный хребет.

И если он думает, что она не сталкивалась с болью, что раз она вот вся такая нелепая и странно выглядящая девочка, которая сломается, стоит только чуть сильнее сжать её руку - то его ждёт если и не глубокое, то точно сильное разочарование - ну или хорошо, не разочарование даже, ведь кто она ему, чтобы ещё и разочаровываться из-за неё, больно много чести - а скорее удивление. Эльва чуть качает головой, про себя же думая - "Я сильнее, чем кажется. И меня не сломать видом ожогов, видела и пострашнее" - доказательство у неё на спине. Эльва снова делает глоток кофе, потом снова смотрит на Эдди - и улыбается, настолько ему идет улыбка и настолько ему идёт смех - такой заразительный и искренний. Голову пронзает странная донельзя мысль - "Вот уж точно - пока у него будет такой настрой, даже древние тайны всех мирозданий мне под силу будут" - Оддсдоутир слушает его вопрос, и какое-то время задумчиво смотрит в окно.
Не может помочь, значит?

- Я думала о том, чтобы изучать химию в университете, - наконец-то начала Эльва, - у меня были все шансы, проходила даже в Оксфорд по химии. Но... в какой-то момент в школе меня позвали в один социальный проект, который помогал благотворительным фондам курировать всех детей в Исландии с онкодиагнозом, и в тот момент я поняла, что я хочу этим заниматься не просто от случая к случаю - а хочу работать с людьми и с их проблемами на постоянной основе, какой бы странной я ни выглядела для окружающих. По мне ведь не скажешь, что я отличаюсь какой-то там особенной силой.
Да какая там сила, скажете вы - тощая, как воробей, руки веточки и белая кожа, подсвеченная изнутри льдисто-голубыми прожилками вен - что там вообще может быть сильного? Однако не стоит судить настолько плоско, это может быть в корне неправильно - и недальновидно тоже.

- Да, люди меня иногда пугают. Да - люди вызывают кучу вопросов, непонимания, они часто творят такую ерунду, которая не просто непонятна даже, но за которую с т ы д н о - но чем дольше я училась, тем отчётливее я понимала, что это именно то, чем я хочу заниматься. А на втором курсе я пошла на стажировку в Службу спасения - да так там и осталась, - и губы Эльвы тронула лёгкая, чуть грустная улыбка, после чего посмотрела на химика, и помотала головой. Пусть теперь уже ОН её поймёт. Постарается понять - если опять же, говорить его словами.
- Я никак себя не чувствую. Чёрт..., - она упрямо сжимает губы в тонкую линию, хмурится, чуть крепче, чем следовало сжимает горячую чашку, но она словно не обращает на это внимание, потом выдыхает, и уже гораздо тише и спокойнее добавляет, - не знаю я, как это лучше сказать. Мне не нужно чувствовать себя нужной и важной, я не за этим гонюсь, я просто знаю, что когда человек набирает 911, как в случае с моей работой - ему нужна помощь, и в этот момент нет тебя. Нет твоих амбиций, нет того, чего ты хочешь, нет... желания вызвериться и показать, что вот, посмотрите на меня, какой я крутой, решаю чужие проблемы. Есть только ты - оператор, и есть тот, кому нужна помощь. Всё. Постарайся теперь меня понять, Эдди... пожалуйста, - она не станет только говорить о том, скольких у неё получилось спасти, сколько чужих судеб прошло через её душу, сколько трагедий она слышала, сколько сводок каждый день проносится перед её глазами, сколько... Эльва смотрит на цветочные композиции, стоящие на широких деревянных подоконниках, чувствует аромат трав, апельсинов и корицы, исходящий от них, и едва заметно обнимает себя за плечи. Может быть, Эдди и прав - и нелепее неё человека не найти.
Так ведь и под копирку никто не создавался.

- А обязательно должно быть, к чему? - она робко улыбается, и чуть отводит в сторону одну из длинных прядей за ухо, - я просто никогда не понимала всей этой зацикленности на вещах, и одеваюсь так, как чувствую. Мне в этом спокойно и уютно, и я точно знаю, что я никому этим не причиню никакого вреда. На работе я одета в форменную одежду, это так. А в остальное время... Не знаю, возможно во мне что-то перемкнёт, и я буду одеваться, как все. Нормально..., - хотя вот уж что-что, а критерии нормальности точно у каждого свои! - а может и нет.

[NIC]Elva Oddsdóttir[/NIC]
[STA]девушка-моль ©[/STA]
[AVA]https://64.media.tumblr.com/a1fa21129632e9d1aa6ae679711785b4/212960ff50058821-cb/s400x600/dd09c1c0bb3d25ab208f2cd539ead776b110262a.gifv[/AVA]
[LZ1]ЭЛЬВА ОДДСДОУТИР, 24 y.o.
profession: магистр-социолог, оператор в 911;[/LZ1]

+2

15

Don't Hate On Me —Chelou

И она говорила. Много говорила. Про химию, которую она решила бросить на пол пути, ну что за глупое создание, про Оксфорд, и про какой-то там фонд помощи онкобольным. Химик пытался ее слушать, правда, пытался. Но вся эта самоотверженная чепуха про героизм просто изводила ученого. Он, конечно же, кивал головой, но все же, между делом, чиркал разные формулы на тетради. C15H21N3O2 — активный алкалоид, физостигмин, также известный как эзерин.

— Да, люди меня иногда пугают. Да - люди вызывают кучу вопросов, непонимания, они часто творят такую ерунду, которая не просто непонятна даже, но за которую с т ы д н о - но чем дольше я училась, тем отчётливее я понимала, что это именно то, чем я хочу заниматься. А на втором курсе я пошла на стажировку в Службу спасения - да так там и осталась.. Служба спасения. Это когда люди попадают в беду и у них нет выбора. Эдди нахмурился и понял, что никогда даже не задумывался о том, чтобы обратиться в службу спасения. Он перевел взгляд на формулу. Калабарские бобы! Они ужасно ядовиты. Химик припомнил рассказ в одной из тех книжек, которые читал перед сном. В 1864 году в Ливерпуле отравились семьдесят детей, поевших эти бобы, выброшенные на помойку командой грузового корабля, пришедшего с западного побережья Африки. Один бедный мальчик съел всего четыре зерна и умер. И никто не пришел им на помощь.

Есть только ты - оператор, и есть тот, кому нужна помощь. Всё. Постарайся теперь меня понять, Эдди... пожалуйста,— Химик дернулся в сторону и еще сильней нахмурился. Она начала играть по его правилам и ему это совершенно не нравилось. Хоть со стороны обычного адекватного человека такой исход выглядел бы .. справедливым, ученый стал темнее грозовой тучи, но держал свой язык за зубами. Он, в каком-то своем смысле, понимал ее. Но больше двигался к выводу о том, что она просто.. глупа? Да, именно сейчас она выглядела безмерно глупо в его глазах.

В заключение своего монолога девушка объяснила ученому понятном языком почему она выглядит так аляпово. Добавила что-то про нормальность или не нормальность.

Химик снял очки и начал протирать линзы об край рубашки. Он был расстроен. Мотылек не оправдала его ожиданий, и ее история звучала из ее уст как-то слишком серо и уныло. Нет, но вы только подумайте, спасать кого-то просто для того, чтобы спасти.

Эдди вернул очки обратно на нос. — Хорошо, я все понял. Понял настолько, насколько могу. Но я все равно не вижу в твоей истории смысла и не понимаю, к чему ты идешь. Не говори мне о том, что это все не важно. Это важно. Ты ведешь себя как потерявший ребенок, который остался сознанием где-то далеко в детских сказках и мифах. К примеру, никого не удивлю, если скажу, что работа химика никогда не заканчивается. Те, кто выбирает ее своей профессией, должны знать с самого начала, что большая часть их жизни будет посвящена отмыванию чего бы то ни было. Если, конечно, вы не сэр Бернард Спилсбери или профессор Кит Симпсон — патологоанатом в знаменитом деле об убийце с ванной кислоты, и у вас есть восхищенные помощники, которые делают всю грязную работу. И в этом вся цикличность. И в этом есть смысл.

Хель потер нос и к своему очередному разочарованию понял, что утерял нить разговора. Переводить тему ему не то что бы хотелось, но он решил, что сейчас это будет чем-то необходимым. О чем он еще может ее спросить? Последняя тема шустрым зайцем пронеслась в голове ученого, прежде чем он понял, что хочет узнать: — Расскажи мне о своей матушке. Что она изучала, например?

Отредактировано Eddie Anhel (2020-09-25 13:15:11)

+2

16

Naruto Sad OST Collection - #1 - Man Of The World - Erhu Cover

Никто и не говорил, что будет легко.
Эльва вздохнула. Честно говоря, она уже даже начала жалеть о том, что в принципе открыла рот - это никому было не нужно, а если даже и было, то она своими взглядами на эту жизнь окончательно расстроила Эдди, и теперь ей стало стыдно даже просто за саму себя. Оддсдоутир сделала большой глоток кофе, чуть помолчала, гадая, стоит ли вообще дальше посвящать Эдди в свои планы - а ведь их было немало - но он был расстроен и опечален, и Эльва очень, очень, ОЧЕНЬ сильно хотела понять, есть ли у неё хоть какой-то шанс исправить то, что она уже натворила, или же её случай настолько безнадёжный, что можно уже больше ничего не творить, и пустить всё на самотёк и пресловутое "будь что будет"? Она каким-то зачарованным взглядом смотрела, как Эдди пишет формулу в тетради, закусила губу, посмотрела куда-то в чашку, на молочно-кофейно-шоколадные разводы и вздохнула. Глупо получилось. Они с самого начала говорили на слишком разных языках.

- Возможно однажды я буду заниматься общественными проблемами на государственном уровне, - Эльва пожала плечами, - а может быть, создам собственный благотворительный фонд. Пусть мои цели выглядит ничтожными и мелкими, пусть я сама кажусь тебе ребёнком, но однажды у меня всё получится. Пусть мне придётся идти к этому всю жизнь, - исландка гордо встретила его взгляд, - пусть. Вера иногда - это единственное, что толкает человека на то, чтобы жить дальше. Не всех, конечно..., - тут же добавила она, - но это нормально - верить. Правда. В этом... нет ничего постыдного.
Как и абсолютно нормально жить с широко распахнутыми глазами, боясь упустить хотя бы даже малейший отсвет счастья и радости. Но этого она ему, разумеется, не скажет.

А потом она вздрогнула.
Эдди, сам того не ведая, наступил на чуть подзажившую корочку на ещё свежайшей, в общем-то, ране, и содрал её. Она подняла на него полные боли глаза, с трудом уняла дрожь в пальцах, крепко сжимая чашку. В голове разом замерцали картинки и ощущения, как в совершенно новом калейдоскопе, который передавал не только образы, но и ощущения, и настроение, и эмоции. Она моментально воскресила в памяти эти мягкие, нежные, самые ласковые касания, теплый и родной запах. Воскресила то, что у неё было, и чего так резко и внезапно не стало, что у неё отняла эта роковая случайность, чего лишила.
- "Мама...," - с болью промелькнуло в голове, Эльва с трудом протолкнула воздух дальше в лёгкие, словно она задыхалась, после ещё выдохнула пару раз, чтобы успокоиться окончательно, и только после этого снова обратила всё своё внимание на химика: - Она была настоящим гением в органической химии, постоянно ставила опыты в своей собственной лаборатории, столько тетрадей с её записями сохранилось. Не могу только пока их открывать..., - Эльва окончательно взяла себя в руки. Посидев какое-то время молча, эльф даже нашла в себе неизвестно какие силы, чтобы улыбнуться.
- Если вдруг вам... тебе..., - она неловко прикусила губу, - интересно, я могу дать её тетради. Вдруг какие-то из её опытов заинтересуют?
А глаза в этот самый момент и кричали - "Мне больно", и умоляли - "Не береди, иначе даже все мои латы сотрутся в порошок, и я сломаюсь". Тёмно-зеленая огромная чашка с кофе уже не грела пальцы, и кофе в ней совершенно безнадежно остыл.

Как вообще так получилось, что они столкнулись? Да они по всем канонам и законам жанра не должны были пересечься, и уж тем более не должны были сейчас сидеть за одним столиком в кофейне и пить кофе! Эльва не из этого мира, она, в сущности, вообще никогда ему не принадлежала, и изначально была из мира духов, присланных на эту землю для какой-то совершенно нереальной цели - тогда почему, почему, ПОЧЕМУ она натолкнулась едва ли не на самого приземленного в мире человека, который думает и дышит формулами, говорит оксидными соединениями, и читает азотные колыбельные суккулентам на ночь? Не просто же так?
Потом как она уже убеждалась не раз и не два - ничто и никогда не случается просто так, даже самые невероятные и ненормальные на первый взгляд вещи.
- "Молчи!" - говорила она самой себе, гоняя это слово в своей голове по кругу, - "молчи, молчи, молчи. Держи свою боль внутри".
Знаешь, Эдди, просто у мотыльков и эльфов схожие судьбы - они и были созданы за тем, чтобы разочаровывать и не оправдывать ожидания. Даже случайных знакомых, с кем даже планов не стояло знакомиться. Вот только на этот раз Эльва умудрилась разочаровать не просто кого-то, а ещё и себя саму - умудрилась так испортить о себе мнение в глазах человека, который ей... что? Понравился? Заинтересовал? Стал интересен как собеседник? Да побойтесь Бога, где он и где она.

[NIC]Elva Oddsdóttir[/NIC]
[STA]девушка-моль ©[/STA]
[AVA]https://64.media.tumblr.com/a1fa21129632e9d1aa6ae679711785b4/212960ff50058821-cb/s400x600/dd09c1c0bb3d25ab208f2cd539ead776b110262a.gifv[/AVA]
[LZ1]ЭЛЬВА ОДДСДОУТИР, 24 y.o.
profession: магистр-социолог, оператор в 911;[/LZ1]

+2

17

Bitten —Patrick Wolf

- Возможно однажды я буду заниматься общественными проблемами на государственном уровне,.. а может быть, создам собственный благотворительный фонд. Пусть мои цели выглядит ничтожными и мелкими, пусть я сама кажусь тебе ребёнком, но однажды у меня всё получится. Пусть мне придётся идти к этому всю жизнь, - пусть. Вера иногда - это единственное, что толкает человека на то, чтобы жить дальше. Не всех, конечно.. но это нормально - верить. Правда. В этом... нет ничего постыдного.
И она была права. В ее словах чувствовалась неумолимая энергия, особая вера в себя. Она звучала твердо и убедительно, так рьяно защищая свои идеалы и догмы. Эдди грустно улыбнулся при ее словах и развел руками. Да, этой девочке палец в рот не сунь, - откусит по локоть. Такая вот странная хищная моль. Интересный подвид.

А затем девушка резко затихла и сжалась, услышав вопрос ученого. Слишком внезапно. Неприятно вышло. — заключил химик и уже начал в голове перебирать другие вопросы, как внезапно нависшая тишина начала разрушаться таким же внезапным ответом.
—Она была настоящим гением в органической химии, постоянно ставила опыты в своей собственной лаборатории, столько тетрадей с её записями сохранилось. Не могу только пока их открывать..., — Хель никогда не был человеком сентиментальным, но сейчас ему почему-то очень захотелось окутать этого маленького пришельца одеялом понимания и сочуствия. Но, конечно же, все эти желания химик выразил одним быстрым кивком головы. Иногда даже сам Хель не мог постигнуть ту странную пучину черствости в своем характере.

— Если вдруг вам... тебе..., интересно, я могу дать её тетради. Вдруг какие-то из её опытов заинтересуют? — И в этот момент Эльва исчезла. Та Эльва, с которой химик столкнулся в коридоре университета, та Эльва, которая тихо хихикала, отмахиваясь от своих фенечек на волосах. На ее место пришла та же самая девушка с бледным лицом, белыми волосами и озорными веснушками. Только вот ее глаза.. Только посмотрите на этот печальный взгляд. Любой смертным, что взглянет в в эти отрешенные застывшие глаза, потеряет себя в них. И Хель потерялся. В воздухе висит знакомая нота — та самая, которой Одиночество настраивает свой инструмент.

— На самом деле... — Химик опять потерял над собой контроль. Который уже раз за день? Хель столкнулся со словесной стеной и медленно вычерчивал пальцем химическую формулу кофеина. — Да. Я бы с удовольствием ознакомился с ее записями. Органическая химия великолепна в своей многогранности и ни один людской ум не способен охватить в одиночку все ее главы и разделы. Если вам.. — Хель опять прикусил свой язык. Они УЖЕ перешли на ты. Точнее, она начала. А Хель, в общем-то был не против. — .. тебе. Если тебе будет интересно, я смогу расшифровать и объяснить тебе ее записи. Я думаю, тебе было бы это интересно даже больше, чем мне. — Эдди пожал плечами и одним уверенным глотком прикончил свой кофе. Ведь в самом же деле, нам сейчас и впрямь нечем больше заняться, кроме как анализировать тяжелые психические расстройства друг друга.

— Если захочешь, я смогу повторить пару ее опытов в своей или университетской лаборатории. — Этот жест Хель не продумал сначала, но слова, как говорится, не воробьи. Ситуация немного накалилась для ученого, Эльва поставила ему эмоциональный мат. Такое случается, когда Анхель натыкается в своей жизни на какую-либо личность, и не может определить спектр своего отношения к ней.  — .. если тебе это будет интересно. Но если нет, то ничего страшного, даже лучше.Ох, да чтоб тебя, именно этого и не хватало.

Эдди уставился в окно, наблюдая за пробегающими в суматохе людьми и представил их маленькими атомами в водовороте вселенной. Каждый атом переплетается, многие из них образуют невидимые соединения, которое мироздание принимает в свои объятья, а ученые дают этим соединениям имена и классифицируют их. Некоторые атомы не могут работать в одной цепи и это безумие всегда приводит к взрывам. И в этом не было ничего страшного, потому что все это было правильно. Научно.

Расскажи мне все, что можешь. Только не плачь, я тебя прошу. Иначе я.. сделаю что-нибудь нехорошее. — Последнюю фразу Хель бросил задумчиво, совсем не вкладывая в слова угрозу или злость. Он просто не знал, как утихомирить ревущего ребенка посреди кофейни. Купить ей еще кофе? Предложить сигарету? Рассказать сказку? Работать с взрывоопасными реагентами было куда проще, чем разговаривать с людьми, однозначно.

+2

18

Скрябiн - Люди як кораблi

У Эльвы не было масок, не было ни малейшего желания ни к притворству, ни уж тем более к показухе - и не потому, что она не хотела - а потому что не умела и не собиралась притворяться. Эльва Оддсдоутир, маленькая исландска хищная моль, была словно море - вроде и единая, бесконечно цельная в своём таком странном для всех обывателей мире и мировоззрении - а с другой постоянно меняющаяся, волнующая и переменчивая. И только одно в ней никогда не менялось - глаза. Глаза, по которым можно было всё прочитать, и всё увидеть - разумеется, если только знать, как именно смотреть, и в какие моменты. Эльва спокойно посмотрела на Эдди, чуть склонив голову набок. Если он думает, что она ещё опустится до того, чтобы п л а к а т ь перед ним - вот уж дудки! До такого она точно не опустится.

- Хорошо, - кивнула Эльва, - тогда мне нужно будет только велосипед с парковки университета забрать, потому что тетради все у меня дома. Она чуть задумчиво постучала тонкими пальцами по ободку кружки, закусила губу, словно что-то для себя решала, пока наконец не продолжила говорить: - Ты прав. Честно говоря, мне всегда были интересны её эксперименты - а в сочетании с тем, как ты относишься к химии... её опыты точно заиграют совершенно иными красками, - теперь исландка ходит осторожно, оценивает, как опять Эдди среагирует на её слова. Заключившись в тихий и безопасный кокон, эльф отчасти понял, почему Эдди так сторонился людей - так, вне всяких сомнений, было проще. Проще и спокойнее. Жаль только, что жизнь так не построишь - хотя это смотря кого рассматривать на примере, Эдди, кажется, вообще в людях не нуждался.
Как там говорят - да, Эльва, и такое бывает.
- У тебя есть своя лаборатория? - она чуть вздёрнула вверх брови, - а соседи что думают по этому поводу? Одно дело - заниматься этим в специально подготовленном для химических опытов помещении, и совсем другое - в жилом доме, где кроме этого чудаковатого "доктора Джекилла от таблицы Менделеева" вообще-то жили другие люди, которым скорее всего все его изыскания глубоко до фонаря все его научные изыскания, по крайней мере до тех самых пор, пока это не касается лично их самих. Хотя зная Эдди - скорее всего он снимал или какой-нибудь заброшенный ангар, или же нечто явно схожее: поближе к реактивам и натуральным ингридиентам, и подальше от того самого неразумного стада, которое по какой-то там причине почему-то называется людьми.

По губам Оддсдоутир против воли ползет еле заметная усмешка, а с губ срывается короткий, серебристый смешок. Эльва только покачала головой, после чего добавила со спокойным выражением лица: - Ты? Нехорошее? Запытаешь меня речитативом реакции разложения нитрата аммония при нагревании? - исладнка откинулась на спинку сиденья, скрестив руки на груди, - не беспокойся. Плакать на людях, - особенно при тебе так и хотелось ей добавить, но она удержалась, - это последнее, чем я буду заниматься. Исландская ведьма с удовлетворением отметила, что она окончательно смогла взять себя в руки. С другой стороны стоило поблагодарить этого удивительного химика хотя бы за то, что в его присутствии она смогла вывести себя на такие эмоции и на такие грани в своём собственном характере, на какие самостоятельно она бы точно очень долго не смогла выйти - просто даже по причине того, что они могли ей даже и не понадобиться-то особо. А тут... Одно спасало - гордая кровь наследницы викингов в ней точно никогда не утихнет. Как не утихнет и этот шепоток рун, стылого ветра, да ощущения пронизывающего насквозь холода.

- Рассказать..., - Эльва катает это слово на своём языке, задумчиво, оценивающе, строго - она уже поняла цену откровенности перед этим человеком, и теперь смотрела, насколько это будет в принципе рентабельно и правильно, - хорошо. Она вдруг улыбнулась: - Тебе приходилось когда-нибудь сталкиваться с исландской кухней? Что и говорить, это вообще была отдельная тема чуть ли не для целого исследования, хотя бы даже просто в рамках изучения культурного наследия тех или иных регионов: - Свид ты, скорее всего, вряд ли оценишь, а вот Винартерту, пожалуй, я бы даже сделала - у меня даже банка сливового варенья с гвоздикой есть, специально варила в ожидании подходящего случая.

[NIC]Elva Oddsdóttir[/NIC]
[STA]хищная девушка-моль ©[/STA]
[AVA]https://i.pinimg.com/originals/2b/13/e4/2b13e46277484245980a09eff0ce6de4.gif[/AVA]
[LZ1]ЭЛЬВА ОДДСДОУТИР, 24 y.o.
profession: магистр-социолог, оператор в 911;
relathions: что, простите?...[/LZ1]

+2

19

Cradles —Sub Urbanl

Ты прав. Честно говоря, мне всегда были интересны её эксперименты - а в сочетании с тем, как ты относишься к химии... её опыты точно заиграют совершенно иными красками.
Конечно же я прав. Я всегда прав, когда дело касается химии.

—У тебя есть своя лаборатория? - Альва повела бровями, словно нанесла мысленный выпад в сторону Хеля. Не дождавшись ответа, она продолжила: — А соседи что думают по этому поводу? — Анхель сжал губы и развел руками.

— Я не знаю. Как бы это удивительно не звучало, но я не знаю своих соседей. Никто никогда даже не стучался в мою дверь, из чего можно сделать вывод, что я никому не мешаю. А если бы и мешал, то, знаешь, я ведь все таки специализируюсь на ядах. — Хель выдержал драмматическую паузу и усмехнулся. Конечно, травить кого-либо он не собирался, но часто представлял себе в мыслях чарующие симптомы отравления на лицах других людей. Было что-то завораживающее в этом. Но не настолько, чтобы химик когда-нибудь пошел на страшное преступление. Хель продолжил: — Я выкупил помещение на последнем этаже, который застройщик на скорую руку переделал в лофт студию. Колонны, битый кирпич, все дела. И все это стало моей площадкой для химии. Так же мне повезло, что у меня есть выход на застекленную веранду, которая быстро стала моим ботаническим садом. На моем этаже еще три-четыре такие же студии, если не ошибаюсь, но там никто не живет.— На этом Хель пожал плечами, мол, плевое дело.

После фразы о чем-то нехорошем, Белоснежка вновь натянула новое выражение лица и ответила: — Ты? Нехорошее? Запытаешь меня речитативом реакции разложения нитрата аммония при нагревании?

Эти слова были схожи с тем, как Альва набирает ведро ледяной воды и с удовольствием опорожняет его на голову бедного химика. В ней опять появились хищные черты, она отметила, что не собирается плакать вовсе и приняла позу уверенного человека. Хель медленно поднял голову от своей тетради, так чтобы круглые стекла очков сверкнули белым светом. Эльва не подозревала опасности и наверняка не осознала, что в этот момнент в голове Хеля она попала в общество безумного немецкого ученого из черно-белого фильма в «Гомонте». Химику очень хотелось отправиться в лабораторию, прихватить мензурку с цианидом, схватить за нос эту негодяйку, запрокинуть ее голову, влить эту штуку ей в глотку, и плевать на последствия.
К счастью, хорошее воспитание удержало Анхеля от этого. Тот, в свою очередь выдал Альве свою самую обворожительную улыбку.

— Тебе приходилось когда-нибудь сталкиваться с исландской кухней? — Хель отрицательно помотал головой. Он припомнил кухарку в родном поместье, и попытался вспомнить чем она любила травить их семейство. Мясные рулеты, пироги из сала на Рождество, заварные торты. Если бы готовка была игрой в дартс, стряпня их кухарки редко бы попадала в цель. — Свид ты, скорее всего, вряд ли оценишь, а вот Винартерту, пожалуй, я бы даже сделала - у меня даже банка сливового варенья с гвоздикой есть, специально варила в ожидании подходящего случая.

Да, когда темы их разговоров ушлы в русло кухни и блюд, то они совершенно точно поменялись местами. Потому что Эдди понятия не имел что такое "свид" или "винартерта". Но он со знающим лицом кивнул и улыбнулся. Не то чтобы это слишком аппетитно или заманчиво звучало. А лишь потому, что Эльва сейчас заработала одно очко в их игре. Когда Хель говорил про химию, она имела хоть какие-либо отголоски знаний и могла его понять. А вот когда она заговорила про кухню, то автоматически заработала победу. Честно и заслуженно.

— Я не совсем, конечно, понимаю, к чему ты сейчас заговорила о кухне. — Он и впрям не понимал. Да и не особо это было ему интересно. — Все, что я знаю из этой области, так только минералы, которые использую во время готовки, как например, соль или соду. Ну и конечно же, я знаю многое про.. как же это слово.. Приправы, точно. Но готовка как таковая.. Нет, определенно... — До Хеля внезапно сошло осознание, что людей угощают обедами в тех случаях, когда обстоятельства вынужают сойтись в одном доме. И хозяин, в свою очередь, угощает. Что означает, что .. она приглашает его к себе? Но зачем кормить ужином человека, которому нужно передать тетради и развернуть его в сторону его лаборатории? Хель решил не стрелять наугад, а выбрать простой и лакончиный путь: — Ты предлагаешь меня на обед?

Отредактировано Eddie Anhel (2020-10-17 20:38:28)

+2

20

Кукрыниксы - Звезда

Почему-то она не удивилась.
Хотя с другой стороны - чему тут вообще было удивляться, тут как раз всё было более чем просто закономерно, так как и должно было быть - особенно когда речь идёт о таком человеке, как Эдди Анхель. И потом, вот уж действительно - только рискни даже просто тупо подумать о том, чтобы ущемить в чём-то там права и свободы таинственного химика, живущего под самой крышей - что то самое кентрвилльское приведение - и всё, уже можешь ведь и не проснуться на следующее утро. Эльва лукаво улыбнулась, чуть прищурив ледниковые глаза. После чего медленно кивнула, при этом внутренне усмехаясь, насколько точно по Фрейду была оговорка Эдди. Она сделала чуть извиняющийся жест руками, добавив: - Ну не могу же я просто через порог отдать тебе тетради и отправить восвояси! То есть..., - она чуть почесала нос, - для тебя бы это было в порядке вещей, но с моей стороны мне кажется будет правильным накормить тебя обедом. К сожалению, природа человеческого организма такова, что одними минералами сыт не будешь, - и она улыбнулась, плавно вставая из-за стола. Оставалось только всего-то ничего - вернуться к парковке университета за велосипедом, и пройти совсем чуть-чуть до её квартиры, которую ей так любезно предоставил Аллан. Уже когда она в первый раз только там оказалась, Эльва поняла одну простую вещь - ей там будет очень, очень, ОЧЕНЬ хорошо. Небольшая, залитая светом, полная растений и какой-то совершенно особенной чистоты. По-хорошему - ей бы бояться этого такого странного, пугающего, уникального в своей учёной жестокости человека, вот только страха-то как раз и не было.
Зря наверное, конечно.

Зато было любопытство. Интерес. Желание просто побыть рядом в неформальной, спокойной обстановке. Может быть, даже желание встретиться снова, спустя какое-то время. Дурочка? Ну пусть так. Кто её поймёт?
Она неторопливо катила свой небольшой складной чёрный велосипед по залитым солнцем улицам, чуть жмурилась, и совершенно не смотрела на Эдди, при этом она кожей чувствовала на себе его пытливый, цепкий, изучающий взгляд - практически как у коллекционера, который насаживал бабочек на булавки, перед тем, как навечно похоронить их под стеклянными гробами. Она молчала, не спешила грузить его лишней - или того хуже, неуместной информацией - но даже в этом настолько комфортном для них обоих молчании они дошли очень быстро, может быть помогло то, что идти было всего ничего - всего-то несколько перекрёстков пройти. Эльва улыбнулась, чуть убрала волосы, лезущие прямо в лицо: - Добро пожаловать. Здесь можешь срезать волчеягодник, я пока велосипед под навес уберу. И отошла, откатив транспорт под небольшой навес, после чего прошла уже к входной двери. И немного пошуршав в кармане рюкзака, достала ключи, и открыла дверь, осторожно пройдя в прихожую, и моментально переобувшись в тапочки, после чего обернулась на звук закрывшейся двери: - Вот, - она поставила перед химиком пару тапочек крёстного, - ... попробуй, не знаю конечно, какой у тебя размер, но у меня просто ничего другого нет. И да, проходи. Ванная, если нужна..., - Эльва чуть махнула рукой, - вон туда, последняя дверь по коридору.

А сама неторопливо прошла в гостиную, и подошла к одному из стеллажей, где взглядом моментально выцепила полку, на которой точно в алфавитном порядке стояли тетради матери, даже с приклеенными к корешкам аккуратным наклейкам, где каллиграфическим почерком были выведены годы, в которые эти самые тетради велись, и когда они были закончены. Едва заметно улыбнулась, когда в коридоре раздались шаги, и чуть обернулась к Эдди, жестом показав ему на полку: - Вот. Это твоё. Отдыхай, смотри, может быть, ты пока изучишь что-то, что будет для тебя особенно интересно... а я займусь обедом. Но сначала... сначала она переоденется. И убедившись, что гость без неё не заскучает, Эльва метнулась к себе в спальню.

Скинула юбку, кофту, подошла к зеркалу, невольно пробежалась кончиками пальцев по змеящимся отголоскам шрамов, покрывающих её спину, и тянущихся во все стороны к плечам, бокам, предплечьям... какое-то время она стояла молча, после чего чуть покачала головой, вздохнула - и натянув простую белую плотную футболку с короткими рукавами, и чёрные джинсы, вернулась в основную комнату, где пройдя в кухонный "отсек", быстро нашла фартук, и распахнула холодильник. Стоило как следует подумать, чем накормить Эдди, тем более, что тут было как никогда легко попасть в просак. Но кажется, хороший овощной суп с пастой и рисом точно никому не вредил - а к нему скандинавский салат с маринованным лососем, запечённой свеклой, тыквой, отварным картофелем, каперсами и зеленью. И винартерта, разумеется - но там вообще как нечего делать - пока она будет заниматься супом, поставить в духовку выпекаться коржи, а потом просто смазать их сливовым джемом, и дать чуть настояться.

Так что уже примерно через час Эльва осторожно выглянула из кухни: - Эдди? Всё готово.
Ей бы только коржи джемом промазать. А так и суп готов, и салат, и хлеб разложен в хлебнице, и солнце заливает небольшой стол в глубине кухни, и сыр тут же отдельно лежит, а в воздухе пахнет тимьяном, оливковым маслом, овощами, сливовым вареньем с гвоздикой, теми самыми минералами... а ещё неуверенностью, пожалуй.
Ну так, чуть-чуть. Самую малость. Потому что ну а как ещё - а вдруг ему не понравится?! Исландка только раздраженно про себя подумала - "Почему меня это вообще волнует" - но внешне она оставалась совершенно спокойной, разве что только возникло странное желание чуть обхватить себя за плечи, когда Анхель прошел в кухню. Сейчас морально она была особенно уязвима.

[NIC]Elva Oddsdóttir[/NIC]
[STA]хищная девушка-моль ©[/STA]
[AVA]https://i.pinimg.com/originals/2b/13/e4/2b13e46277484245980a09eff0ce6de4.gif[/AVA]
[LZ1]ЭЛЬВА ОДДСДОУТИР, 24 y.o.
profession: магистр-социолог, оператор в 911;
relathions: что, простите?...[/LZ1]

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » практическая магия для современных эльфов


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно