внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост от тео марино Псих. Наверное, я действительно псих, раз решился на такое. Наверное, я действительно выжил из ума, если поддался похоти и решил, что лучшей местью бывшей жене будет переспать с её матерью... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 30°C
* jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Давай о важном


Давай о важном

Сообщений 1 страница 20 из 42

1

Сакраменто, Ботанический сад | 4-5 мая 2019г | День

Кая и Эдди
https://i.imgur.com/nBMG2HG.gif https://i.imgur.com/DwZiYpV.gif

Встретились как-то обычная шумная американская девушка и обычный замкнутый американский парень... и разошлись. Или нет? Противоположности притягиваются только в сказках. И в истории, где их страсти важнее, чем они сами.

Отредактировано Kaya Severide (2020-09-23 10:57:23)

+1

2

Красоту увидеть в некрасивом,
Разглядеть в ручьях разливы рек!

Бывают такие ситуации, когда хочется от всего сбежать. И в первую очередь от себя самой. Кто-то сказал бы, что Северайд это не свойственно. Яркая, красивая, богатая. Столько людей мечтает набиться ей в друзья, а каков итог? Кая пожимает покатыми плечиками, улыбается чему-то в собственной голове и невинно щебечет о новой картине, которую нужно дописать именно сегодня, именно в это время, и это свидание никак нельзя отменить. Искусство мол ждать не любит.
Да только и в студии всё валится из рук. С момента ссоры с Картером она не может  писать. И даже музыка не заглушает её тревог. Конечно, они никогда не ругались на долго, слишком любили друг друга. Брат был для неё опорой годами. Лучшим другом, родственной душой. Однако сейчас она как никогда четко понимала, что стала для него бременем. И продолжать жить как придется больше не вариант.
Тонкие пальцы разжимают ручку кисточки, опуская ту на подложку. С уст срывается полный страданий вздох. Всё не ладится. Всё не так.
“Да, Кая… Самое время взрослеть. Как там завещали великие умы? Когда тебе плохо — прислушайся к природе”. - Северайд спрыгивает со стула, вытирает руки о полотенце, на котором уже и без того запечатаны множество цветов, - “Тишина мира успокаивает лучше, чем миллионы ненужных слов, да? Надо бы проветрить голову”.
Девушка берет в руки скетчбук, набор уже порядком сточенных карандашей, лениво убирает их в рюкзак и закидывает тот на плечо. Сегодня у неё даже нет желания особенно наряжаться. Устроит и та одежда, в которой она обычно работает: легкая кофточка, не менее легкая юбка с разрезами по бедру.
Блондинка распускает волосы, те рассыпаются мягкими локонами по плечам. Сегодня ей нужна тишина. И вдохновение, которое может подарить только одно место в Сакраменто. Ботанический сад при университете. Удивительное место, расположенное не так далеко от центра. Сейчас там ещё было не найти множеств прекрасных цветов, но такого обилия разных деревьев ни в одном другом месте города было не найти. Их причудливые формы, изгибы стволов, живые сплетения ветвей завораживали и успокаивали. Глядя на них всё казалось правильным и определенным.
Пройдя до лавочки, Кая устроилась напротив аллеи грушевых деревьев и раскрыла скетчбук. Руки сами потянулись к цветным карандашам, оживляя видимый пейзаж.
Кая даже не трудилась с созданием наброска, сразу создавая цвет, характер, жизнь.
И с каждым новым штрихом отступали тревоги. Всё становилось как-то просто. Хотя бы пока молодая ярко-зеленая листва украшала ветви, тронутые легким весенним ветерком.
В какой-то момент Кая даже начала мурлыкать под нос мелодию, такую же легкую, как погода этого весеннего дня. Он был по-настоящему приятным. И в его звучании можно было забыться, пока на листочке не появилась привычная подпись “Кай”, завершающая композицию.

+2

3

Сегодня было великолепно, пока в кабинет химика не ворвалась ОНА. О музы, каждый раз когда эта посыльная из деканата врывается в его sancta sanctorum — его святая святых, Хель рассматривает поспешное отступление в окно как очень адекватный аргумент закончить ее дела здесь и сейчас.

  — Анхель, ты опять пропустил утреннее собрание и не заполнил все журналы, так еще и на лекцию опоздал! Как так можно, если бы те не знал свой предмет так хорошо, то мы бы давно .. — Хеля закатил глаза и уже не слушал ее. Сначала он представлял, как она пьет чай, и через пару секунд ее лицо синеет и она почти мгновенно умирает от удушья. После нее останется только приятный запах горького миндаля. Старый добрый цианистый калий. Хель открыл глаза, а она все еще продолжала что-то настырно рассказывать и линчевать его. Именно поэтому химик в охапку схватил всю бумажную канцелярию, натянул пальто и тараном направился в сторону выхода.

— Да, да, дико виноват, но у меня много работы, я побежал. — И он побежал. В прямом смысле. Единственное место, куда он мог сейчас направиться, скрыться от всех — местный ботанический сад. Хель не любил этот сад, в нем было слишком людно, но он готов пойти на жертвы, лишь бы эта бюрократка со своими правилами осталась за пределами его личного пространства.

   Не сбавляя темп, химик выбежал из аудитории, так же нелепо и неудобно неся под мышками рабочие бумаги. Нет, цианистый калий слишком хорош для этой чокнутой, а вот кураре — это дело. Надо взять на заметку, обязательно. Но как? Если добавить его в еду — она отделается неприятным отравлением, а она это явно не заслуживает, нужно..

   А потом мысли внезапно остановились, словно машина на красный свет. Кстати о красном свете. Телефон химика внезапно раздался вызовом. Мать. И началось...

— Да, мам, хорошо, мам, я все понял, мам. — То и дело твердил Хель, выслушивая ценные наставления от матушки. Все знаю
этот момент, когда твоя родная мать, забыв, что ты уже взрослый и самостоятельный, в сотый раз напоминает о каких-нибудь банальных бытовых вещах. Например о том, что нужно каждое утро чистить зубы, или о том, что макарошки варятся ровно 10 минут. Бытовая классика.

Химик был на подходе к ботаническому саду, когда его строжайшая мать решила поднять самую важную тему дня. — Хель, дорогой, а невесту ты себе нашел? 26 лет уже, мы не затем тебя в город сослали, чтобы ты копался в своих книгах до старости! — Эта сцена повторялась каждую неделю и Хелю это надело. Совсем. Одно и то же вечно, конца и краю этому нет. Он устал и уже готов на все, лишь бы мать отстала от него и не донимала своей ненужной заботой. 

Достигнув точки назначения, взгляд Эдди упал на блондинистые длинные локоны. Свет, проникавший в сад через грязные стекла, отблескивал и танцевал между прядями незнакомки, Хель не видел ее лица, но сразу понял, что она — ТА САМАЯ. Он направился прямиком к незнакомке, и неловко коснулся ее плеча. Девушка развернулась и обратила на химика внимание. Что-то в ней однозначно было не так, что-то промелькнуло в ее глазах. Она смотрела на него, а в его голове уж выстроился план как избавиться от назойливых вопросов матушки. Выдавив из себя печальный жест глазами, как бы "пожалуйста, помоги, иначе мне конец", химик сжал телефон сильнее в руке и начал говорить громче, чтобы девушке было все слышно.

— Ма, на самом деле я нашел себе невесту. Она.. — Анхель начал бегать в поисках зацепок и быстро наткнулся на пейзаж, отметив, что девушку зовут Кай. — Она художница, матушка, причем отменная! Ты бы видела, как она потрясающе прорисовывает текстуры .. — Химик в наглую взял в свободную руку композицию и начал рассматривать детали. — .. Таксодия двурядного. Да, да, болотного кипариса. Ее зовут Кай, и она очень умная и начитанная леди. — На проводе повисло молчание, пока Хель продолжал изучать пейзаж. А затем: — Да, она сейчас рядом со мной, ... Хочешь ее услышать? — Хель очень неуверенно протянул девушке телефон, заглушив ладонью микрофон. Тихим заговорческим голосом прошептал — Ответь что-нибудь. Давай о важном, просто расскажи ей, как мы познакомились или любую чепуху. *

С того момента, как девушка взяла в ладонь телефон Хеля, химик внезапно покраснел и напрягся. Если она не смекнет, не подыграет ему в этой нелепой постановке, то его жизнь оборвется вот прям здесь и сейчас. От волнения Эдди забыл как дышать, из-за чего еще сильней покраснел, боясь шевельнуться. Тот отрезок времени, пока девушка молчала, казалось, исчитывался парой секундой, но насколько же долго эти секунды тянулись для химика. Долгое, томительное по меркам Эдди ожидание, сводило его с ума, пока наконец девушка не произнесла первое слово.

*можешь либо включить импровизацию, либо допустить, что мать Хеля выслужала девушку, пожелала ей хорошего дня и положила трубку

+2

4

Танцуй, девочка, но нежно танцуй,
Стараясь понять - жизнь не вечна.

Люди бродят по парку, говорят, любуются, живут. Мир движется и в этом движении Северайд видит красоту. Видит истину, что отражается в серо-голубых глазах, что усыпанные снегом, сродни сахарной пудре в руках щедрого кондитера, горы отражаются в такой же звеняще чистой глади озер. Она теряется в этой жизни. Растворяется. И собственные мысли как-то пристыженно замолкают, таятся крысиным королем в темных закоулках сознания, сцепившись хвостами. Только их никто не накормит. Не сегодня. Сегодня она сделает глубокий вдох, пропустив через себя аромат свежей листвы и...
- А? - Чья-то рука ложится на плечо невероятной, почти непосильной тяжестью сменяя былую легкость. Она надеялась вернуть музу, утонуть в творчестве, а тут снова её тревожат и кто знает зачем? Она поворачивается, встречаясь взглядом с молодым мужчиной, и как-то неожиданно для себя теряется. Он не выглядит как те, с кем обычно встречается Кая. Даже скорее не выглядит как те мужчины, что обычно с ней знакомятся. Серые глаза бегло скользят по лицу, затем обращаются к папкам в его руках и в голову само собой приходит простое заключение: студент, аспирант, или ещё какой клерк. Северайд даже хочет сказать ему, что очень занята, но встречая умоляющий взгляд понимающе закрывает рот, слушая разговор.
— Ма, на самом деле я нашел себе невесту. Она.. - "Она в глубоком шоке. Никогда ещё так неожиданно не перепрыгивала с десяток ступеней знакомства", - Она художница, матушка, причем отменная! Ты бы видела, как она потрясающе прорисовывает текстуры ..
Мужчина беспардонно забирает скетчбук и  Кая в раздражённом жесте поджимает губы. На невероятное, просто невероятное счастье мужчины: пейзаж закончен. Иначе ни одно чудо не спасло бы этого незнакомца от головомойки. Кая терпеть не может показывать незнакомым людям незаконченные картины. Даже если это всего-навсего творчество для души. Однако комплименты её смягчают. Она незаметно начинает улыбаться, опирается рукой на спинку скамьи и подпирает ладошкой подбородок, наблюдая за представлением одного актера. - .. Таксодия двурядного. Да, да, болотного кипариса. Ее зовут Кай, и она очень умная и начитанная леди.
В этот момент девушка невольно звонко смеется. Не то, чтобы она сомневалась в собственной начитанности, но вот "леди" - уж очень громкий статус.
— Да, она сейчас рядом со мной, ... Хочешь ее услышать? - Смех обрывается. Кая округляет глаза, неловко беря телефон.
— Ты должен мне мороженое! - Она так же закрывает телефон рукой и шепчет, а затем обращается уже к женщине на той стороне телефона, - Здравствуйте, да, вообще-то меня Кая зовут. Ах, ну, он такой рассеянный, до сих пор зовет меня по творческому псевдониму. - Она мягко смеется в унисон с женщиной, а затем не надолго замолкает, вслушиваясь в обрушивающуюся череду вопросов, - Ой... подождите, столько всего! Я тоже рада познакомиться, хотя представляла, что знакомство пройдет...иначе. А? Мы случайно с ним встретились. Очень романтичная история: я сидела в парке и писала пейзаж, совсем потеряла счет времени, а он подошел и стал нахваливать мой рисунок. Да. Ну, а что дальше? Он купил мне мороженое и мы много... - Она бросает взгляд на мужчину, - молча любовались пейзажем. Нам было крайне комфортно вместе молчать. Да, да, это на него очень похоже. Конечно, обязательно, при первой возможности. Да, всего доброго. - Северайд сбрасывает звонок и протягивает мужчине его телефон, весело смеясь, - Ну что, жених, как зовут-то тебя и эту прекрасную женщину с которой я имела честь познакомиться? - Кая добродушно щурится, протягивая руку к своему скетчбуку, возвращая его в собственное распоряжение.

+2

5

— Ты должен мне мороженое! — щебечет девушка и представление начинается. Она звучала весело и бордо, словно такие эпизоды для нее не редкость. Хель наконец таки начал дышать, понимая, что его шкура спасена. Да, именно спасение его души — вот что сейчас происходило. Девушка поймала нужную волну и кинула утопающему в родительской заботе парню спасательный круг.
—...а он подошел и стал нахваливать мой рисунок. Да. Ну, а что дальше? Он купил мне мороженое и мы много..— Кая бросила взгляд на химика. Глаза того расширились, в неловком молчании он провел тыльной стороной ладони по шее, мол " скажешь лишнее, похоронишь меня заживо". —..молча любовались пейзажем. Нам было крайне комфортно вместе молчать. Да, да, это на него очень похоже. Бинго! Именно после этих слов мать бы не заметила ни единого подвоха! Это именно то, что нужно было сказать здесь и сейчас. Химик, словно довольный кот, расплылся в неловкой улыбке.

Кая закончила спектакль и вежливо попрощалась с Анхель-старшей. Смеется, протягивает химику телефон. Заколдованными глазами Хель забирает из ее рук телефон и не может оторвать взгляд от ее лица. Она красива, очень красива, тут не о чем спорить. Но даже этот факт не так важен, сколько ее руки. Руки художника, которые способны нарисовать растения в таких точных деталях.

— Ну что, жених, как зовут-то тебя и эту прекрасную женщину с которой я имела честь познакомиться? — И тут химик понимает, что забыл как разговаривать с людьми. Вот совершенно все вылетело из его головы, в ней был только один лишь образ ее художества.

— Я.. я, я не видел, чтобы кто-нибудь когда-нибудь рисовал таксодию так.. — Химик начал бормотать, пытаясь выстроить в ряд слова и получить логические предложения. Выходило не очень, но ученый не сдавался — .. Я Джеймс.. Анхель.. Эдди.. То есть, я Эдди. Джеймс — это мое второе растение, то есть имя, то есть, твои работы... это что-то потрясающее, ты даже прорисовала поры на внутренней стороне таксодии.. Джеймс.. Это мое второе имя.  Эдди Анхель. Или просто Хель, если угодно...  — Наконец таки выдавил из себя ученый, осознав в каком положении он находится — А ты Кая, верно? Прости за все это. И.. спасибо.

Химик наконец таки увидел девушку полностью и заметил ее тянущуюся руку. В растерянности Эдди ободряюще пожал ее и улыбнулся так, словно Кая вручает ему нобелевскую премию. Стоп, нет, скетчбук. Черт. Поняв всю нелепость ситуации, Хель вложил в ее руку скетчбук и перевел взгляд в сторону, сжав губы. Великолепно. Просто чудесно. Эдди собрал всю свою волю в кулак, выдохнул и перевел взгляд на девушку.

—Я куплю тебе мороженное, обещаю. Только пожалуйста, не уходи. — Хель достал из недр рабочей сумки увесистый том и начал активно листать. Найдя нужную страницу, он встал в один ряд с Кайей и указал ей пальцем на пустой круг на середине листа. Остальная же часть страниц были исписаны рукой самого химика.

—Ты сможешь повторить? Смотри, здесь есть все про таксодию двуяродную, но не хватает изображения.— Хель указал на растение жестом и взглянул девушке в глаза.— Я был бы.. очень рад.. если бы.. помогла мне.. Я куплю тебе столько мороженного, сколько захочешь.

+2

6

Чужая радость так же, как своя,
Томит её и вон из сердца рвётся,
И девочка ликует и смеётся,
Охваченная счастьем бытия.

Есть что-то совершенно завораживающее в людях. Не раз от отца Кая слышала, что все, непременно, одинаковые. Что люди не меняются, что мотивы и желания, как и пороки - у всех одни. Так он ростил её. Или пытался. А маленькая златовласка всё одно взахлёб рыдала над мультиками : то ей кого-то жалко, то она от счастья за героев, то ещё чего выдумает. И вот девочка уже выросла. Она всё ещё не ходит в кино, потому что плачет даже над мультиками, и всё ещё верит, что одинаковые не все. И не потому, что эта абстрактная общность так уж плоха - вовсе нет. Просто когда каждый новый человек действительно новый - жить интереснее. И в каждое новое знакомство Северайд пускалась, словно в приключение. Люди вдохновляли её ничуть не меньше природы.
— Я.. я, я не видел, чтобы кто-нибудь когда-нибудь рисовал таксодию так.. - Кая чуть прикрывает губы кончиками пальцев, легко посмеиваясь. Беззлобно, без раздражения, а просто потому, что ей действительно весело. В светском обществе обычно не встретишь человека, который будет заикаться, рассказывая о дереве, когда с ним пытаются познакомиться. Всё же это было в новинку. Такая искренняя неловкость казалась довольно милой.  — .. Я Джеймс.. Анхель.. Эдди.. То есть, я Эдди. Джеймс — это мое второе растение, то есть имя, то есть, твои работы... это что-то потрясающее, ты даже прорисовала поры на внутренней стороне таксодии..
Художница чуть склоняет голову, многозначительно кивая на такой объем безсвязной информации, которую приходится в голове укладывать слой за слоем, словно бы она мысленно пишет портрет Эдди Джеймса Анхеля. Если бы она и впрямь взялась такой писать, то вероятно это был бы первый её портрет в стиле экспрессионизма.
"А между прочим, интересный был бы опыт" - отмечает она про себя, всё так же терпеливо слушая нового знакомого.
- Джеймс.. Это мое второе имя.  Эдди Анхель. Или просто Хель, если угодно... А ты Кая, верно? Прости за все это. И.. спасибо. - Прежде чем вернуть скетчбук он пожимает ей руку. Северайд от неожиданности даже вновь смеётся, наблюдая, как засмущавшийся любитель "пор на внутренней стороне таксодии" отводит взгляд, сжимая губы в гримасе смущения.
- Рада знакомству, Эдди Джеймс Анхель. - Вполне искренне отзывается Кая, желая снять повисшее напряжение.
—Я куплю тебе мороженное, обещаю. Только пожалуйста, не уходи.
- Да я и не собиралась никуда...
Северайд мягко пожимает плечами, прижимает к себе скетчбук, заинтригованно наблюдая за тем, как Хель роется в собственной сумке. Появившаяся огромная книга вызывает лёгкое изумление, но Кая ничего не спрашивает, раз уж мужчина так удачно перестал заикаться - лучше не сбивать его настрой.
—Ты сможешь повторить? Смотри, здесь есть все про таксодию двуяродную, но не хватает изображения. - Кая смотрит в книгу, ловя себя на мысли, что почерк у него куда более плавный, чем её, но вот не сказать, чтобы уж больно аккуратный, - Я был бы.. очень рад.. если бы.. помогла мне.. Я куплю тебе столько мороженного, сколько захочешь.
Отрывая взгляд от страниц, девушка встречается с глазами Эдди и тепло улыбается уголками губ.
- Ого, я поучавствую в научной работе? С радостью. - Она кивает, словно словам требовалось наглядное подтверждение, - только давай мороженое мы поедим просто так? День очень хороший. А за помощь... За помощь ты расскажешь мне всё об этом дереве! - Кая говорит очень воодушевленно, заправляет за ухо выбившуюся прядь волос, и мягко кивает в сторону фургончика с мороженым, - Мне будет интересно узнать, что я рисую. Но... - она не надолго замолкает, считая своим долгом предупредить, - ты же понимаешь, что теперь твоя матушка будет звонить, чтобы узнать как у нас дела?
Эта мысль, произнесенная вслух, отчего-то оказывается очень забавной и Кая позволяет себе снова рассмеяться. Ситуация и правда вышла из ряда вон. Мало того, что она пережила знакомство с матушкой "жениха" и знакомство с "женихом" в один день, так ещё и подписалась на первую в своей жизни ботаническую лекцию. Не день - сказка. "Красавица и ботаник". И мороженое. Впору хоть сейчас предлагать сценарий студии Disney.

Отредактировано Kaya Severide (2020-09-21 18:13:33)

+2

7

Taro — alt-J

— Рада знакомству, Эдди Джеймс Анхель. — Она улыбается. И химик чувствует что-то странное внутри себя. Как будто его сердце решило внезапно и без предупреждения навестить все остальные органы и отправиться в кругосветное путешествие по телу.

— Ого, я поучавствую в научной работе? С радостью. Неужели? Ты согласна на такую бесполезную работу, имеющую ценность лишь для меня? Что с тобой такое?  Хель смотрит на свои дрожащие руки и, пока девушка продолжает говорить, стремительно прячет книгу обратно в сумку и заламывает собственные руки за спину.

— Только давай мороженое мы поедим просто так? День очень хороший. А за помощь... За помощь ты расскажешь мне всё об этом дереве! — Ты смеешься надо мною? Глупая, это же такой неравноценный обмен. Что ты задумала? Что происходит в твоей голове? Хель уставился на Кайю, словно перед ним не девушка, а экспонат в музее, наполненный богатой историей и множеством таин. И каждая тайна будет раскрыта, но в свое время.

— Я с радостью, это ведь мелочь. Самая интересная часть будет, когда я расскажу про симбиоз. Например, ты знала, что крону таксодиума часто увивает своими прядями так называемый испанский мох? Именно испанский мох придаёт американскому сельскому пейзажу необычный, почти мистический вид, особенно в лунную туманную ночь, когда лунный свет фильтруется сквозь свисающие «бороды», отбрасывающие длинные узкие тени, между которыми пролетают светлячки.— И Эдди на секунду очутился там, в стране испанского мха, где нет места эмоциям, знаниям, погоде. Есть только эстетика и бесконечная ночь, украшенная россыпью звезд и пилотированием маленьких светлячков. Из омута воображения химика внезапно вырвали следующие слова девушки:

— ...ты же понимаешь, что теперь твоя матушка будет звонить, чтобы узнать как у нас дела? — Эта фраза навела на Хеля тяжелое чувство тоски, затмившее радость их маленькой театральной постановки. Больше всего на свете химик не любил последствия своих поступков. Последствия взрывов, неудавшихся формул, исчислений. И плохо продуманных планов..

— Я думаю, что дальше как-нибудь справлюсь с ней. Знаешь, она странная женщина. Лезет вечно куда не просят. Помню, когда мне было шесть лет, мы нашли труп на огуречной грядке в нашем поместье. Мою мать больше всего волновало качество огурцов после уборки трупа, нежели обстоятельства. Про нашу семью говорили, что у "помещиков свои причуды", но на самом деле моя мать сама по себе чокнутая.— Хель закончил свою историю и рассмеялся. И затем резко одернул себя, добавив — Извини, не думаю, что тебе это интересно.— На этой химик завис, смотря как бы на девушку, но в то же время его взгляд был пуст и уставил в точку за спиной собеседницы. Не стоит ему рассказывать о своей семье, ни к чему хорошему это не приведет, да и не хочет он этого делать.

— Знаешь, тут в пятнадцати минутах ходьбы есть парк, и я слышал, что там подают вкусное мороженное. Прогуляемся?— Мысль о том, что девушка сама подписалась на лекцию по ботанике не могла не радовать Хеля. И вообще, его только радовал тот факт, что многие девушки часто остаются на дополнительные занятия по химии в университете. Удивительная тенденция.

Хель закинул сумку на плечо поудобней и почесал затылок. Редко случалось так, что он прогуливался до парка не в одиночку. Тем более, ни разу не было так, чтобы компания напросилась сама, просто упала с небес на голову. Хель был уверен в том, что после их маленького спектакля они с Кайей расплывутся как в море корабли, но этого не произошло. Она САМА предложила ему эту прогулку, САМА отметила, что день хороший. И день и вправду было хороший...

Они вышли из университета и направились в сторону парка. Хель пару раз поправлял бабочку так, словно на шее у него висела петля. Он то и дела бросал на девушку короткие взгляды исподлобья, пытаясь расшифровать ее коварные замыслы.

— Знаешь, Таксодиум очень любит заболоченные субтропические области с высокой или повышенной влажностью воздуха.  заболоченной местности американского штата Луизиана болотные кипарисы распространены особенно широко, один из крупнейших таких лесов расположен на озере Каддо. Лично я люблю это хвойное дерево, за особенность — осенью листва болотных кипарисов приобретает ржавый оттенок. Не такой, как на обычных лиственных. Лиственные скорее медные, а таксодиум отдает странной примесью золота с ржавчиной. Как будто что-то прекрасное и ценное соединилось с чем-то второсортным и побочным.

И он остановился. Затем перевел многозначительный взгляд на девушку и широко улыбнулся, поправляя сумку. — Я рад, что тебе интересна биология. Знаешь, я редко встречаю людей, которым интересна наука или вообще то, что происходит вокруг них. На самом деле, ты очень похожа на тип таких людей. Но я рад, что я ошибся.— И с этими словами химик продолжил путь.

+2

8

Без истерик и обмана
Я пытаюсь быть собой

Эдди смотрит на Каю с изумлением, в какой-то момент даже начинает казаться, что если дать ему сейчас в руки скальпель, то художницу припарируют не хуже лягушки. К счастью пока мужчина проявляет больше страсти к ботанике, чем к анатомии.
— Я с радостью, это ведь мелочь. - Кая радостно хлопает в ладоши. Она не была уверена, что Хель согласится. Казалось, он чувствует себя порядком не комфортно в компании и Северайд не исключала, что мужчина захочет общаться дольше, чем требует создание рисунка. - Самая интересная часть будет, когда я расскажу про симбиоз. Например, ты знала, что крону таксодиума часто увивает своими прядями так называемый испанский мох?
- Не знала, - честно замечает Кая, улыбаясь. Она никогда не стеснялась демонстрировать пробелы в собственных знаниях. Как ни крути, иначе их было не восполнить. А узнавать новое ей нравилось, просто потому, что жизнь в своём многообразии была прекрасна и непредсказуема. Хоть кусочек от неё хотелось урвать себе, и на важно, на холсте, или в лице нового знакомого.
- Именно испанский мох придаёт американскому сельскому пейзажу необычный, почти мистический вид, особенно в лунную туманную ночь, когда лунный свет фильтруется сквозь свисающие «бороды», отбрасывающие длинные узкие тени, между которыми пролетают светлячки.
Слушая нового знакомого блондинка закрыла глаза, представляя себе описанный пейзаж. Полумрак, лунный свет и земные звёздочки-светлячки, кружащие вокруг мягких мшистых бородок. Это было почти волшебно. Даже захотелось рвануть в путешествие на пару дней.
"А что? Может и поеду... Работы пока не много. Куда-то не очень далеко, главное" - думает Кая, открывая глаза. Она смотрит на мужчину, лучисто улыбаясь ему.
- Красиво, даже в путешествие захотелось. Просто чтобы посмотреть... - говорит ровно то, что думает, - Если подумать, я не видела светлячков, кроме как на картинках и фотографиях.
Она пожимает плечами, когда Джеймс начинает говорить и семье. Что называется: начинает за здравие, заканчивает за упокой. Его выражение лица почти мгновенно меняется, становясь почти не живым, когда мгновение назад он смеялся.
- Ну... Мне твоя мама показалась забавной. Ей явно важно, чем и как ты живёшь, - мягко замечает Кая, тут же закусывая губу, - Не могу похвастаться тем же. А странности : это не плохо. Они у всех есть.
Северайд убирает скетчбук и карандаши в рюкзак, а затем вешает его на плечо.
— Знаешь, тут в пятнадцати минутах ходьбы есть парк, и я слышал, что там подают вкусное мороженное. Прогуляемся?
Кая открывает рот, чтобы сказать о фургончике мороженного, который совсем не далеко, но находу решает, что не против прогулки, и даже хочет подольше послушать импровизированную лекцию.
- Да, с удовольствием. Веди? Я не знаю, в какой стороне парк. - Беспечно пожимает плечами. Она идёт подле мужчины, слушая его рассказ довольно внимательно, тепло улыбаясь. В отличие от Эдди её ничего не беспокоило, и она смотрела на собеседника только в моменты, когда ей его рассказ казался особенно интересным.
-Лично я люблю это хвойное дерево, за особенность — осенью листва болотных кипарисов приобретает ржавый оттенок. Не такой, как на обычных лиственных. Лиственные скорее медные, а таксодиум отдает странной примесью золота с ржавчиной. Как будто что-то прекрасное и ценное соединилось с чем-то второсортным и побочным. - В этот момент Кая оживляется, оборачиваясь на ходу, в её глазах загорается любопытство.
- А ты любишь осень? Такие краски... Это просто невероятно! - Художница в ней зацепилась за рассказ, живо представляя себе сочетание цветов. Хотелось неприменно нарисовать что-то такое. Прямо сейчас рвануть в студию, взять краску и написать пейзаж полный самых необыкновенных красок, а ещё хотелось дослушать рассказ Хеля. Почему-то Кая чувствовала, что вернётся сегодня в студию с массой идей.
— Я рад, что тебе интересна биология. Знаешь, я редко встречаю людей, которым интересна наука или вообще то, что происходит вокруг них. На самом деле, ты очень похожа на тип таких людей. Но я рад, что я ошибся.
Кая на секунду замирает как вкопанная. Слова мужчины звучат примерно как : "я думал, что ты пустышка" - это неприятно задевает. Она поджимает губы, встряхнув головой.
-Интересные же выводы ты делаешь... - Северайд отводит взгляд, но затем выдыхает. Ей, в конце концов, не привыкать. Хотя-бы Эдди это честно произнёс, даже вроде как сам опровергнув свои же мысли, а значит и ссориться тут причин нет. Кая неловко улыбнулась, снова поровнявшись с ботаником, - Я не интересуюсь биологией как таковой... Мне просто нравится узнавать новое при возможности. Мир очень интересен. И никогда не знаешь, в чём можно найти вдохновение. Расскажи ещё что-нибудь?

Отредактировано Kaya Severide (2020-09-21 22:09:10)

+2

9

— А ты любишь осень? Такие краски... Это просто невероятно! — Она засияла, бесспорно. Заулыбалась шире, сузила глаза и погрузилась в образы. Интересно, насколько же человеческое мышление способно отличаться друг от друга. Особенно мышление художника и ученого. Что для одного яркие цвета, эмоции, образы, для второго лишь вечные биологические процессы. Эдди прищурил глаза, вслушиваясь в свой внутренний голос и задумался о том, любит ли он осень, как бы между делом, говоря девушке о своих впечатлениях.

—Интересные же выводы ты делаешь... В ответ на это Хель только виновато пожал плечами. В ее голосе были заметные нотки упрека, но химик этого не заметил, пропустил мимо ушей. Кая продолжала улыбаться, сменив тон голоса на более странный оттенок одобрения и продолжила: — Я не интересуюсь биологией как таковой... Мне просто нравится узнавать новое при возможности. Мир очень интересен. И никогда не знаешь, в чём можно найти вдохновение. Расскажи ещё что-нибудь?

Она поравнялась с ним и мимолетом Хель заметил, что они синхронизировались в походке. Не предавая этому сакральный смысл, Хель понуро уставился на свои ботинки. День определенно был хороший, но почему? Как поддать это анализу, по каким формулам рассчитать критерий и какими уравнениями достигнуть какого либо результата? Нужно что-то сказать, иначе молчание слишком затянется. И Анхель начал:

— Осень? Осень.. Нет, не люблю. Осень — это пора биологической смерти. — Химик равнодушно пожал плечами. — Например, люди почему-то пишут поэмы и восхищаются пожелтевшими листьями. Я не понимаю почему это так лирично, ведь в действие приходят естественные процессы старения, ведущие в конце концов к отмиранию листьев. Самая любимая часть осени для многих — это банальные пожелтение или покраснение листьев, связанное с разрушением хлорофилла, накоплением каротиноидов и аитоцианов. По мере старения листа снижается также интенсивность фотосинтеза и дыхания, деградируют хлоропласты, накапливаются некоторые соли и из листьев оттекают пластические вещества, например — углеводы и аминокислоты. Но никто, почему-то не пишет об этом поэмы или рассказы.

Даже не смотря на свою любовь к ядам и симптомам отравления человеческого организма, Хель боялся любого проявления смерти в этой жизни. Боялся даже не самой смерти, а ее объятий. И самое главное — ее непостижимости. Все люди боятся того, что не смогут никогда постичь . Смерть относилась к этой категории и Хель не был исключением из их числа. Химик остановился около старой скрюченной ивы и плюхнулся прямо под ее корни, движением ладони предлагая собеседнице занять место рядом.

— Для жизни человека, например, — продолжил рассуждать Хель. — Осень — это та же банальная человеческая старость. Люди любят желтые листочки, восхищаются ими, но стоит им увидеть дряхлого желтого старика, как их чувства сразу меняется. — Хель представил в голове образ такого старика и задумчиво почесал подбородок. — Скажи, ты когда-нибудь восхищалась скрюченным стариком так же, как осенними красками?

Между делом, проведя лирическую линию между осенью и стариками, Хель выудил свой рукописный том из недр сумки и раскрыл перед собой. Когда собеседница устроилась рядом, химик протянул руку на север, указывая на маленький скромный ларек. — Там можно купить мороженное. Наверное,.. я не знаю. Но я точно видел, как оттуда выбегали дети с разноцветными рожками. — Хель попытался вспомнить как вообще выглядит мороженное. Говоря начистоту, химик никогда его не пробовал, но решил не упоминать об этом при Кайе. Он попросту не видел в этом никакого смысла.

— Я могу сходить сейчас за мороженным, или же чуть позже, если хочешь. Кстати, какое ты любишь?

Отредактировано Eddie Anhel (2020-09-21 23:00:34)

+2

10

Там листья падают вниз, пластинки крутится диск
Не уходи, побудь со мной, ты мой каприз
Как часто вижу я сон, мой удивительный сон
В котором осень нам танцует вальс-бостон

Наверное Кая могла бы тоже писать стихи. Вероятно корявые, со скачущим ритмом, но всё же душевные. И об осени она неприменно писала бы. Просто потому, что смотрела на неё иначе. Многие говорили о ней именно с позиции воспетой поэтами, другие в осень страдали депрессией, и как сам Эдди видели в ней часть умирания. Разве что описывали менее заумно.
- Самая любимая часть осени для многих — это банальные пожелтение или покраснение листьев, связанное с разрушением хлорофилла, накоплением каротиноидов и аитоцианов. По мере старения листа снижается также интенсивность фотосинтеза и дыхания, деградируют хлоропласты, накапливаются некоторые соли и из листьев оттекают пластические вещества, например — углеводы и аминокислоты. Но никто, почему-то не пишет об этом поэмы или рассказы. - Художница с любопытством наблюдает за собеседником, стараясь понять по его мимике что именно чувствует Анхель. Во время разговора он казался очень сосредоточенным и немного даже зажатым, хотя ему явно куда легче давалось вести разговор о ботанике, чем знакомиться с девушками.
В парке Хель устроился на земле, подле скрюченной ивы. Было даже что-то особенное в том, что они садились именно под старым, доживающим свой век деревом. Только вот Кая не видела в этом ничего связанного с осенью. Самый обычный жизненный цикл. Всё рождается, живет и умирает в свой срок. И дело тут вовсе не ограничивается снижением интенсивности фотосинтеза.
Девушка опускает на траву рюкзак и устраивается рядом, обнимая собственные колени.
— Для жизни человека, например, осень — это та же банальная человеческая старость. Люди любят желтые листочки, восхищаются ими, но стоит им увидеть дряхлого желтого старика, как их чувства сразу меняется.
Брови Северайд взмывают вверх от изумления. Кая открывает рюкзак, вновь доставая скетчбук. Она не перебивает, но сосредоточенно листает маленький дневник собственного творчества, вслушиваясь в объяснение Эдди.
— Скажи, ты когда-нибудь восхищалась скрюченным стариком так же, как осенними красками?
Вместо ответа художница протягивает скетчбук, на странице с зарисовками портретов. Случайные люди, которых она встречала в парках, магазинах, метро, и среди них хватало портретов стариков. Цветных и черно-белых. На том, что первым красовался на шероховатом листе, был сухонький дедушка, но с живыми лучащимися морщинками в уголках глаз. Они делали его крайне улыбчивым, а лысина придавала комичности.
- Старость может быть и красивой, и благородной. Но знаешь, Эдди, мне кажется, что осень вовсе не похожа ни на старость, ни на умирание. - Она кивает на иву, - Вот взгляни на неё. Это дерево старо вовсе не из-за пережитой осени. А просто потому, что прожило уже достаточно. Осень для меня больше похожа на сон. Когда усталый мир под колыбельную из шороха листьев и шума дождя готовится ко сну. А ещё мне всегда нравились гербарии, но срывать цветы и листья я не люблю.
Кая оборачивается в указанную Анхелем сторону и улыбается видя магазин. Она вообще-то в нем никогда не была, но что-то ей подсказывало, что мороженое в шоколаде не такое уж редкое.
— Там можно купить мороженное. Наверное,.. я не знаю. Но я точно видел, как оттуда выбегали дети с разноцветными рожками. Я могу сходить сейчас за мороженным, или же чуть позже, если хочешь. Кстати, какое ты любишь?
- Ой, я страшная сладкоежка. Больше всего люблю мороженое в шоколаде и с карамелью, - она невинно пожимает плечами, а затем снова бросает взгляд на магазин, - составишь мне компанию? Есть мороженое одной будет как-то совсем грустно.

Отредактировано Kaya Severide (2020-09-22 00:06:10)

+2

11

House of the Rising Sun — alt-J

   Она протягивает свой скетбук. Тот самый, который Хель рассматривал, пока Кайя вела душевную беседу с его матушкой. Забавно, подумал Эдди, как быстро время летит. Ведь эта нелепая история с его матушкой и внезапным замужеством произошла только сегодня, буквально пол часа назад, но такое ощущение, будто это уже часть какой-то давней истории. Хель равнодушно бегает глазами по зарисовкам, лицам, образам, пейзажам. Ну да, Кайя рисовала очень даже хорошо — в этом не было спора. Но Хеля никогда не цепляло искусство так таковое, ему это попросту было не интересно. Девушка указала химику на портрет какого-то улыбчивого старика. Художница хорошо передала мимику, проработала все морщинки и даже незаметной штриховкой отработала тени на его лысине.

— Старость может быть и красивой, и благородной. Но знаешь, Эдди, мне кажется, что осень вовсе не похожа ни на старость, ни на умирание.
— Хель переводит равнодушный взгляд на девушку, а затем на иву. Девушка философски замечает, что дерево вовсе не старое, говорит что-то там про сон или колыбельную. — ...мне всегда нравились гербарии, но срывать цветы и листья я не люблю. — Эдди на секунду задумался, сказать ли ей про свою коллекцию или нет? С одной стороны химик очень даже гордился своим гербарием, в его коллекции было множество до ужаса редких экземпляров почти со всего земного шара. Именно на покупку экземпляров Хель растратил немалую долю родительского бюджета. С другой стороны, как он это сделает? Его коллекция занимает два книжных шкафа, не скажет же он ей "ой, прости, я сейчас сбегаю до квартиры, захвачу пару книжных шкафов и вернусь, чтобы показать тебе свои экземпляры"? Точно не скажет. Нужно будет продумать это позже...

...составишь мне компанию? Есть мороженое одной будет как-то совсем грустно. — Она пожимает плечами, а он невинно улыбается. Конечно же он составит ей компанию, ну как ей можно отказать?
— Наверное.. У меня есть выбор? — Хель смеется и поднимается, протягивая Кайе руку. Девушка тоже поднимается, и стоило им встать друг напротив друга как что-то изменилось. Эдди никогда раньше не проводил время в такой компании. Это для него было в новинку и химика не прекращало раздирать чувство, которое он не мог поддать химическому анализу. Он изучал девушку глазами, каждые ее линии, без какой либо похоти изучал ее грудь, бедра, руки, скользил глазами по всем деталям. Как только химик понял, что ситуация может показаться весьма неловкой, тот резко развернулся в сторону ларька, отступил и достал из сумки очки. Нацепив те на глаза, ученый оценил расстояние, которое им предстояло пройти. И, неловко сказав, — Пойдем. — Начал свой путь.

Пока они двигались в сторону мороженного, Хель полностью ушел в себя. Быть может, Кайя в этот момент что-то ему рассказывала. Даже если так, он бы этого попросту не заметил. Сознание ученого было полностью поглощено химическими формулами и уравнениями. На шагу Анхель обрывисто бормотал о цифрах, гормонах и эндокринной системе. Ученый не мог просто оставить все это позади и расслабиться, он попросту не умеет. И даже сейчас, когда, казалось бы, стоит улыбаться, рассказывать шутки, смеяться и фотографировать глазами этот чудный день, Эдди включил режим обработки информации, и, словно не человек, а вычислительная машина, пытался что-то посчитать и прийти к какой-то конкретной формуле. Но ничего не выходило и это сводило ученого с ума.

Когда они настигли место назначения, Эдди, не смотря на продавца, заказал два мороженного с шоколадом и карамелью. Когда молодой парень вручил лакомства, Хель рассчитался с тем, заметив, что скетчбук девушки все это время находился у него в руке. Путь обратно до ивы прошел абсолютно так же. Вероятно, ученый даже бы не заметил исчезновения Кайи. Для него сейчас не было ничего важнее того, чтобы понять и рассчитать .. себя? Как же это странно, становиться собственным подопытным кроликом.

+2

12

Возможно, ты — пейзаж,
и, взявши лупу,
я обнаружу группу
нимф и пляску, пляж.

Природа жизни, природа смерти, природа искусства - всё это равно в глазах белокурой художницы. Всё это ей казалось простым и правильным, хотя она едва ли представляла исток или формулу всех этих вещей. И не потому, что не задумывалась, а потому, что некоторые явления понять и постичь просто невозможно. Зато ими можно насладиться.
— Наверное.. У меня есть выбор? - Спрашивает Эдди с улыбкой, и Кая виновато пожимает плечами в ответ. Она не привыкла чего-то требовать от едва знакомых людей.
- Выбор всегда есть, - мягко замечает она, принимая помощь в том, чтобы встать. Она ненадолго задерживает взгляд на руках, отмечая, что у Анхеля длинные тонкие пальцы, такие достойны не столько музыканта, сколько хирурга. Когда Кая поднимает серые глаза на спутника, неожиданно осознает, что Эдди внимательно её рассматривает. Это выглядело очень непривычно и даже немного пугающе, хотя-бы потому, что этот взгляд не поддавался расшифровке. За прожитые годы на Каю смотрели по-разному. С желанием, влюбленно, заинтересованно, с вызовом и с принебрежением. Но так на неё прежде не смотрели. Он буквально забирался под кожу и кажется вот в этот самый момент по ней протестующие побежит рябь мурашек. И Кая ни то боялась происходящего, ни то с любопытством ждала, что именно случится дальше.
Анхель наконец отводит взгляд, отходит на шаг и надевает очки. С ними его лицо выглядит совсем по-новому и теперь заглядывается уже Кая. Изучает его глаза, черты и скулы, которые выглядят теперь более внушительно. Обычно ей не слишком нравятся люди в очках, но с Эдди и его характером они сочетались безукоризненно.
- Знаешь, а тебе идут очки, - делится она наблюдением, но тут же понимает, что Эдди утонул в собственных мыслях. Он что-то бормотал, а Северайд невольно вслушивалась, прижимая к себе скетчбук. Впрочем разрозненные слова всё одно ничего не проясняли.
В магазинчике она даже успела пройтись между рядов со сладостями, просто чтобы поискать что-то новенькое, но взгляд так ничего и не зацепило, кроме шоколадной медальки. Она подошла к кассе, когда Эд уже расплатился за мороженое и, немного воспользовавшись его растерянностью, Северайд расплатилась за шоколадку в золотой обертке и спрятала в карман, после чего вышла следом, беря из рук мужчины своё мороженое. Она просто обожала сладкое, а мороженое любила вдвойне. В любую погоду и время года.
Кая с удовольствием откусил кусочек мороженного, от удовольствия закрывая глаза. Она действительно не собиралась мешать Анхелю копаться в себе, только мирно устроилась под ивой, облокотившись на ствол. Художница не болтала, просто с удовольствием ела заслуженное лакомство, похрустывая шоколадом, поглядывая на ботаника время от времени, с интересом отмечая, что он очень увлечённо выглядит, говоря сам с собой.
Девушка осторожно касается запястья Хеля привлекая внимание.
-Может вслух расскажешь, что тебя беспокоит? Или можем вернуться в ботанический сад, нужно сделать тебе рисунок до темноты.

Отредактировано Kaya Severide (2020-09-22 21:33:21)

+2

13

Если сказать начистоту, то Анхель впервые в жизни столкнулся с настолько ужасающей проблемой. Проблема, в свою очередь, заключалась в том, что у ученого было много вопросов, на которые он не мог найти ответов. Никаких. И он не знал где их искать.

В химии или ботанике всегда было просто — Хель всегда знал, в какую сторону нужно копать. В книгах он находил все, о чем только задумывался. Даже по крупицам, из множества томов, изданий, по каким-то совершенно мелким вопросам науки, которые нигде не оглашались, ученый всегда знал направление. И всегда находил ответ и неважно, сколько времени он на это потратил. Он ставил перед собой цель и никогда не отступал. Но сегодня абсолютно все изменилось и перевернулось с ног на голову.

Страх. Эдди понимал только то, что абсолютно ничего не понимал. И страх неизведанного сковал Анхеля по рукам и ногам. И сводил с ума. В собственной беспомощности Анхель был одинок и растерян. Ответов не было.

Из состояния легкой паники его вывело прикосновение. Хель сразу же принялся анализировать все, что только мог. Ты хотела привлечь мое внимание. Но каким же странным способом. Почему? Обычно люди дотрагиваются до плеч или рук, но ты выбрала такое странное место. И я не понимаю почему. Тебе от меня что-то нужно? Нет, вряд ли такому человеку от меня что-то нужно. Что же тогда это могло значить?.. Она что-то говорила, но Хель не слышал. Он смотрел на ее лицо, выражение глаз, наблюдал за ее губами. Но не слышал ее.
Она была абсолютно недоступна его пониманию.

Ученый нервничал. На фоне всего его руки заметно тряслись, а колени предательски подкосились. На секунду, потеряв равновесие, химик выронил из рук мороженное, а следом полетела и сумка. Реакция была моментальной  — Анхель подхватил сумку за лямку и побежал. Подальше от всего, быть может, если он убежит, то найдет ответы на свои вопросы, рассчитает весь этот день и снова вернет себе самообладание. Но не сейчас, единственный выход сейчас — бежать. Долго и далеко.

Эдди никогда не отличался выносливостью или спортивной выдержкой, но по пути до своей квартиры он ни разу не остановился, чтобы перевести дыхание. В голове стало совершенно пусто, когда химик щелкнул замком входной двери и очутился дома. А потом нахлынуло осознание. Презренное, тяжелое, гнетущее осознание того, что он убежал, как ребенок от проблем. Все люди хотят поступить так же, но не делают этого по одной простой причине — рано или поздно все это придется расхлебывать.

И Эдди начал свой собственный научный сеанс, разложив из сумки рабочие книги. К очередной досаде ученого в сумке не оказалось тома по ботанике, над которым он работал с начала года и который сегодня показывал своей новой знакомой. Хотелось ли ему рвать и метать, кричать и разбить что-нибудь? Непременно хотелось! В этот момент Анхель понял, что лучший вариант дезориентировать себя — это отравить свое тело.

Не думал, что когда-нибудь опущусь до такого. С этими мыслями Хель достал из холодильника бутылки виски, которую ему когда-то давно принес кто-то. То ли это были студенты, то ли кто-то из преподавателей, ученый не смог припомнить. Припомнил он только то, что приносить в свою квартиру эту дрянь ему не хотелось. Но спирт в быту всегда пригодится.

И сегодня наступил был тот самый день.

Отредактировано Eddie Anhel (2020-09-22 22:30:03)

+2

14

Что если я собьюсь
И в меня больше не поверят?
Что если не таясь
Всю правду о себе сказать?

Северайд ожидала чего угодно, но только не того, что Анхель рванет от неё наутек. Девушка попросту потеряла дар речи, наблюдая за удаляющейся фигурой и никак не могла понять : что произошло?
Взгляд опускается на упавшее мороженое, к которому Эдди даже не притронулся в итоге. И Кае впервые не хочется доедать и своё. Она молча поджимает губы, выкидывая мороженое в мусорку неподалёку, впервые задумываясь о том, что прогулка отбила желание притрагиваться к краскам ещё надёжнее.
"Странно... Понятно, что ссора с Картером выбила меня из колеи, но эта.... Это просто нелепо!" - Она раздражённо поднимает рюкзак, осознавая, что, по всей видимости, подарила новому знакомому свой скетчбук со всеми рисунками, - "Ну и... И к лучшему. Будет у него такой важный рисунок таксодии".
С уст срывается расстроенный вздох. Как бы Северайд не злилась, в ней сейчас поселились тысячи вопросов. И все они наводили девушку на мысль, что она как-то неловко, по-незнанию могла ранить или обидеть Эдди, чего ей совсем не хотелось. Этот чудоковатый ботаник действительно поднял ей настроение, да и Северайд признавала то, что ей было с ним интересно и весело сегодня. Впервые так весело за это время.
Перевесив рюкзак через плечо художница побрела гулять, бесцельно шатаясь на едине с бесперспективными попытками хоть что-то понять. Нет, характер у Северайд местами был не сахар и парни от неё сбегали не впервые, но чтобы прям вот так, после пары часов знакомства и бесед о вечном - это что-то новое.
"И надеюсь никогда не повторится" - с горечью заключает Кая, наконец фокусируягвзгляд на окружении. Она пришла в сад, точнее её принесли сюда ноги. К той самой скамейке, на которой...
"Вот ведь растяпа!" - взгляд замирает на книге, что была оставлена на скамейке. Некоторое время художница молча смотрит на неё, не зная, стоит ли забрать этот кладезь чужой мудрости, или оставить, - "Ну вот какой смысл брать? Я всё равно не знаю, как её ему вернуть. А так может сам вспомнит..."
Девушка разворачивается, намереваясь уже уходить, но осекается.
"А если дождь? Всё же пропадёт, а он так старался. Блин... Ну. Ну, может, я завтра попробую занести её в университет поблизости? Может его там знают?"- идея кажется достаточно здравой, Кая вновь разворачивается и прячет книгу в рюкзак, - "Просто узнаю, если он там работает, отдам кому-то на кафедре или на входе, и уйду. Даже не придётся на глаза ему попадаться".
Она уговаривает себя. И отчасти себе же врет. Девушка любопытна, не любит недосказанности и недомолвок. Просто вот так играть в прятки не в её характере. Но почему-то она думает, что если бы представилась возможность вернуть книгу - ей не были бы рады. И всё же том устраивается в рюкзаке, а девушка вызывает такси. Брат наверняка ещё не дома, но так сейчас даже лучше. Кая слишком взвинчена. Дома найдутся дела перед его приходом и она обязательно успокоится, занимаясь ими.
Так и происходит. Готовка ужина, монотонная возня с посудой после, очередной разговор за просмотром ужастика и подколы Северайда - старшего её успокаивают. Дышать становится легче и даже в голове появляется какое-никакое решение, как поставить точку во всём этом.
На утро Кая возвращается в сад с карандашами и книгой, она устраивается на всё той же лавочке и, находя нужную страницу, начинает рисовать. Именно так она видет в голове точку этой истории. Она содержит обещание, нарисует иллюстрацию, а затем пойдёт в университет, как и хотела. Если там Анхеля не знают, то она оставит книгу здесь и...
"И старательно будешь пытаться забыть обо всём этом" - тоскливый итог подкидывает внутренний голос, пока на страницу ложится новый штрих.

+2

15

5 may 2019
Somebody That I Used To Know — Gotye feat. Kimbra

Утро наступило внезапно. Часы отсчитывали время, солнце медленно поднималось, а Эдди чувствовал медленную подступающие последствия алкогольного отравления. Если назвать вещи своими именами, то это было его первое похмелье.

Бессмысленное, беспощадное утро. Стало ли химику легче после того, как он собственноручно нокаутировал свой организм? Отнюдь. Наступило время разгребать последствия. Как же он не любил эту часть.

Временами — особенно когда Эдди оказывается в сложных ситуациях — у его мыслей есть склонность, как у человека из рассказа Стивена Ликока, разбегаться в разных направлений. Химику было почти стыдно из-за тех вещей, о которых он размышлял в первую очередь. А именно — невозможно вычислить эмоции. Они не поддаются анализу или разбору. Они просто есть и их стоит принять. На этой ноте химик начал свой день. Хель не удосужился взглянуть в зеркало или как-то привести себя в порядок. Он припомнил, что на сегодня работы у него в университете нет, но все же что-то его туда тянуло.

Эдди не стал в очередной раз вступать в борьбу со своим сознанием, накинул пальто и отправился прямиком туда, где все началось — в ботанический сад. Лишь подходя к университету, Анхель осознал, что вышел из своей квартиры в серых потрепанных тапочках. На левом красовалась внушительная дыра, оголяя давно сросшийся химический ожог на ноге в виде. Кожа срасталась долго и не очень хотела зажить нормально, пласты эпидермиса не  желали аккуратно встать в строй и заросли кое-как, наползая друг на друга. И эту дырку в тапке и этот шрам химик получил в результате одного эксперимента, в ходе которого пришел к одному выводу — доводить до кипения серную кислоту на газовой горелке — идея не из лучших. Люди то и дело украдкой замечали химика и посмеивались за спиной — вот он идет куда-то при параде, но в тапочках, на его шее висит бабочка, которую он вечером даже не удосужился снять, а на лице ученого тяжелый удар от виски, словно он не просто уничтожил одну бутылку, а ограбил целый бар, тратя неделю на то чтобы без остановки вливать в себя добычу.

Она сидела там же, где все началось. Хель не был уверен, что найдет ее, но в глубине души догадывался, что она вернется на место преступления. В конце концов, они просто совершат равноценный обмен — его записи на ее скетчбук, и она уйдет. Если она пришла, значит она наверняка дорожит своими рисунками также, как Анхель своими записями. Он бесшумно подошел к ней на ватных ногах и дрожащими белыми руками протянул ее тетрадь, уставившись тупым взглядом в сторону. Его качало, словно лодочку на волнах, мутило, бросало в холодный пот и кровь предательски отхлынула от рук и лица. Химику явно было не легко дойти сюда, но, тем не менее, он здесь. Их встреча закончится быстро. Иначе просто не могло случиться, решил Эдди. И ждал.

+2

16

Золотыми волосами...
Не скроешься даже на дне

Кая привычно включает плей-лист, вставляет наушник-вкладыш в одно ухо, слушая разномастную музыку. Ей хочется немного отвлечься. Заглушить собственные мысли. На нём песни всех мыслимых немыслимых жанров и языков. Некоторым она подпевает в уме, хотя не уверена, что знает значение слов. Зеленая листва отражается на бумаге жизнью, заражая художницу своим настроением. Она любит писать лесные пейзажи, и сейчас прорисовывая дерево, казалось, вела с ним какой-то скрытый диалог. Диалог творца. И себя она воспринимала через эту призму: живым бесконечным цветом. И сегодня она была этой насыщенной и спокойной зеленью молодых листочков. Всё же ночь и хорошая компания помогают унести тревоги, а хорошая музыка и вовсе радует душу. Одними губами, с акцентом она вторит строчкам песни: "опадают звёзды перьями на следы когтистых лап", и новый цвет ложится на книжную страницу новым витком ветви. Она прорисовывает каждую линию коры, действительно старается для него, хотя ещё вчера хотела попросту кричать от евшей её обиды.
Художница растворяется, втягивается в рисунок, стараясь передать каждую деталь и совершенно не замечает окружающего возбуждения и шепота. Наверное, так было к лучшему. Ведь может блондинка и отошла от своей обиды, она всё ещё не готова была к встрече с Анхелем и скорее всего постаралась бы уйти, оставив книгу с незаконченным рисунком на скамье.
Но замечает Северайд его слишком поздно. Он уже напротив, протягивает её скетчбук и не смотрит на неё.
Серые глаза внимательно цепляются за детали его помятого и всклокоченного вида: растрепанные волосы, небольшой отек на лице, нездоровая бледность, мятая одежда, всё та же, что была вчера и... тапочки.
"Вау... кажется от не от мира сего больше, чем я думала", - Кая невольно тепло улыбается, покачивая головой. Она совершенно не думала, что скажет при встречи. Наверное, если бы не его замученный вид, она бы разозлилась и вспылила, но сейчас ей было немного неловко. В конечном итоге, очевидно, мужчине его собственный поступок показался потрясением ещё более глубоким, чем ей самой.
- Здравствуй, Эдди, - она пожимает плечами, мягко улыбаясь, знакомому -Я ещё не закончила. - Кая кивает на изображение в книге, снова замолкая на некоторое время. Не так уж просто дается подобрать слова в такой ситуации. Поэтому со вздохом она приглашающе хлопает по скамейке рядом, предлогая Эдди остаться. Она допускает, что ему не слишком хочется находиться в её компании, а потому оставляет ботанику выбор. Он может и просто вернуться через часок-другой за книгой, если захочет. Она протягивает руку, берет свой скетчбук, откладывая тот в сторону и продолжает рисовать, оттеняя и прорисовывая прожилки на листьях. Тонкий грифель приятно щекочет бумагу, с легким шорохом.

Отредактировано Kaya Severide (2020-09-24 07:47:41)

+2

17

Sugar Rhyme— Bonobo

Она не кричит, не обвиняет его и не уходит. Она вообще почти никак не реагирует. Сквозь шум в голове он слышит ее слова и замечание о том, что она что-то не закончила. Химик поднимает серые глаза, залитые кровью лопнувших капилляров и наблюдает за тем, как все происходит совершенно не по плану.

Она предлагает присесть рядом, вводя ученого в транс и он садится, теряя последние силы. А она продолжает рисовать. В этот раз Эдди смотрит на нее и не сводит взгляда. Опять начинает изучать ее, пытаясь найти отличия от той, вчерашней Каий. Это все кажется ему слишком нереальным, эфемерным. Он не мог понять, в голове опять всплыли формулы. И вопросы. Быть может ее тут нет? Как она может быть тут? Я не могу видеть галлюцинации, алкоголь не может настолько сильно отравить мозг. И все же. Я должен быть уверен.

Хель протянул руку и прикоснулся указательным пальцем к кончику ее носа. Задумчиво хмыкнул и опять прикоснулся, но в этот раз всей площадью ладони к ее щеке. Едва тепло ее щеки пробежало по ледяной ладони ученого, тот резко отдернул руку, словно ее кожа была расплавленным металлом или кипящей кислотой. Ответ химик один, но все таки добыл. Перед ним сидел реальный человек из крови и плоти. К собственному удивлению, Хель не сразу поверил своим выводам. Захотелось прикоснуться к ней еще раз чтобы опять убедиться в том, что  это она и она здесь рядом.

— Привет. Я не думал, что ты здесь будешь. То есть, я думал, что возможно.. ты придешь.. Но я не знал.. Я не был уверен, то есть... Привет. — Эдди опять бормочет, спотыкается языком в не способности составлять предложения. — Я думал, что ты.. Ты ведь здесь? Тебя не может быть здесь. И тем не менее. — По ходу того, как Хель сам начал отвечать на свои вопросы, внутри него опять проснулся непонятный ураган сомнений и страхов. Ученый сложил руки в беззвучной мольбе и глубоко вздохнул. Ему нужны была ясность ума, чтобы наконец осознать.

— Мышьяк — элемент 15-й группы четвёртого периода периодической системы, имеет атомный номер 33, поскольку известны 33 изотопа и, по крайней мере, 10 возбуждённых состояний ядерных изомеров. Из этих изотопов стабилен только 75As, и природный мышьяк состоит только из этого изотопа. Наиболее долгоживущий радиоактивный изотоп 73As имеет период полураспада 80,3 дня. — Все верно. Химик повторил тропарь мышьяку и не ошибся. Значит, он в трезвом уме и чистом сознании. Страдает только его тело под воздействием алкогольного отравления. Значит остался один выход.

— Кайя. Скажи мне, какого это — влюбиться? Как понять это чувство и не спутать его с чем-то другим? Как это работает? По какой формуле рассчитать все и это и какие переменные нужны? — На секунду, буквально на мгновение химик осознал, что идет в правильном направлении и дышать становится легче. Раз уж он начал этот путь, то дойдет до конца. Ученый продолжил: — Я не понимаю себя. И мне страшно. Я хочу.. понять это все. Я хочу понять. 

+2

18

Отдашь ли ты всё, что имел
За её любовь
Мой серебряный?

Боковым зрением Кая видит, как Эдди садится рядом. Она ничего больше ему не говорит, просто потому, что в голове у неё в одно мгновение стало пусто. Обида, злость, вопросы - улетучились, стоило увидеть его растерянный вид. И новым она появляться не позволяла, погрузившись в рисунок. Это было единственным способом просто успокоиться и отвлечься. Просто жить дальше после случившегося.
"Это ведь разумно, да?" - Саму себя спрашивает Северайд, поднимая взгляд на дерево, чтобы проверить себя и и оживить в голове мерное покачивание листьев на ветру. Однако в следующий момент происходит что-то совершенно необъяснимое. Ботаник касается кончика её носа, от неожиданности Кая роняет карандаш и едва не выпускает из рук книгу. Она поворачивается к Анхелю, открывает рот чтобы задать очевидный вопрос: "что ты делаешь?", но вопрос тонет в разорвавшемся в голове изумлении. Мужчина касается её щеки, холодная рука странно обжигает и Кая совершенно теряется. Она полностью перестала понимать, что происходит. События вчерашнего дня проносятся в голове чередой вспышек до настоящего момента: вот он касается её плеча и она, смеясь, знакомится с его матушкой; вот они гуляют и говорят про мох, светлячков и осень, вот он убегает сломя голову, а теперь сидит рядом и прикасается к ней, хотя до сих пор всё ограничивалось рукопожатиями и разумной дистанцией. Где-то в этих дебрях окончательно заблудилась логика. Где-то в этих дебрях Северайд была вынуждена признать, что снова не она отпрянула от прикосновения. Руку быстро убрал Эдди, а она просто смотрела на него круглыми серыми глазами и моргала.
— Привет. Я не думал, что ты здесь будешь. То есть, я думал, что возможно.. ты придешь.. Но я не знал.. Я не был уверен, то есть... Привет. - Он бормочет, ровно так же, как вчера, когда девушка пыталась узнать его имя. — Я думал, что ты.. Ты ведь здесь? Тебя не может быть здесь. И тем не менее.
"Джеймс — это мое второе растение, то есть имя", - услужливо напоминает сознание, и ступор наконец проходит, заставляя Каю немного нервно, но вместе с тем с облегчением, рассмеяться.
- Я здесь, - Соглашается Кая, неспешно наклоняется к земле, поднимая карандаш, а затем прикрывает книгу, оборачиваясь к знакомому. Теперь она хотя-бы понимала, что он готов и хочет поговорить. Северайд терпеливо ждет, когда Анхель закончит импровизированную мини-лекцию по химии. Она склонила голову, наблюдая, как он решается задать следующий вопрос.
— Кайя. Скажи мне, какого это — влюбиться? Как понять это чувство и не спутать его с чем-то другим? Как это работает? По какой формуле рассчитать все и это и какие переменные нужны?
Девушка поджимает губы, бережно откладывает книгу к своему скетчбуку и задумчиво скользит взгляду по пейзажу. Это были сложные вопросы. Даже слишком.
- Наверное, я разочарую тебя, - Кая тоскливо улыбается собственным мыслям, - но я в этом вопросе "теоретик".
"Влюбляться... да уж. Ну, теперь хотя бы понятно, чего он так испугался" - Тяжелая мысль опустилась откуда-то с головы в район сердца. Кая и сама этого боялась. Не потому, что так уж не понимала, а потому... потому что очень сложно поверить, что кто-то может тебя любить, когда все встречаются с тобой из-за мордашки и деньжат родителей.
- Я никогда не влюблялась. - Не разрешала себе, - Это более сильная форма симпатии. Когда... -Кая вспоминает первые свои отношения, - Когда хочется быть рядом с другим человеком, больше знать о нем, прикасаться. И когда он занимает твои мысли, стоит только оказаться порознь. Это желание уберечь другого и сделать его счастливым. Во всяком случае это общие постулаты. Но на деле каждый человек чувствует очень по-разному.
Кая заправляет волосы за ухо, отводит взгляд, раздумывая над тем, что она хочет сказать на самом деле.
- Если говорить не клише, а как я сама думаю: для этого нужны люди. Двое людей, которые могут уважать друг друга, доверять, чувствовать себя достаточно свободно зная, что никто из них не осудит другого. Наверное, для меня это свобода быть собой, просто рядом с кем-то другим. А что до твоего страха... это нормально. Знаешь, я такого тоже боюсь.

+2

19

Oh No Pedro— Tom Rosenthal

— Я никогда не влюблялась. — Призналась Кайя, утонув в своих мыслях. Эдди не мог объяснить, но чувствовал, как важны ее слова для него в этот момент. Как важна информация.. — Это более сильная форма симпатии. Когда... Когда хочется быть рядом с другим человеком, больше знать о нем, прикасаться. И когда он занимает твои мысли, стоит только оказаться порознь. Это желание уберечь другого и сделать его счастливым. Во всяком случае это общие постулаты. Но на деле каждый человек чувствует очень по-разному.

Когда Хель был еще ребенком и жил в фамильном особняке, он часто наблюдал за своими родителями. Они были настоящими аристократами— вели себя друг с другом вежливо, учтиво и часто фамильярничали. При всем, они всегда говорили Хелю и его сестре о том, что они дети любви. И любовь Эдди представлял себе именно так - как сожительство. Он помнил, как мать отзывалась об отце своим подругам, уверенная в том, что ее разговор полностью конфиденциален. И та же история с отцом. Сказать, что любовные постулаты Каий совершенно не подходили под определение любви его родителей — ничего не сказать. Нет, Хель, конечно же, видел влюбленные парочки на улице, которые мило воркуют друг с другом. Но такие картины всегда вызывали у химика чувства отвращения.. В них всех было что-то такое неприятное, колкое. Что-то не живое.

—А что до твоего страха... это нормально. Знаешь, я такого тоже боюсь.
— Заключила художница. Эдди отметил, что ее тон сменился на более тихий, а сердцебиение участилось. Химик этого не знал наверняка, просто чувствовал. Как это часто бывает среди ученых, страх неизвестности эволюционирует и приобретает новую форму, разрастаясь все больше и цепляя сердца и умы. И это происходило с Анхелем в данный момент. Интерес. Как говорится, а вдруг?

— Я — ученый. Я никогда не жил.. так. Не жил с кем-то. Не был собой рядом с кем-то. Мне никогда это не было интересно. Я никогда не видел в этом смысла. Но сейчас, знаешь, сейчас я чувствую себя иначе. А еще.. Мне трудно поверить в то, что ты не влюблялась. Скажу тебе искренне, это сложно. Ведь ты такая..  такая.. — Химик запнулся и внезапно потерялся. Что он на ней на самом деле думает? Что ей сказать? Эдди спустился с лавки и присел перед девушкой, словно хотел завязать шнурки, но внезапно оказался прямо напротив нее. Он пристально уставился в ее глаза. Вот он ученый сидит перед ней, смотрит на нее снизу как на нечто непостижимое.

— Если сказать как химик, то ты похожа на .. сверхтекучий гелий. Когда обычный гелий подвергают охлаждению до -271 градусов по Цельсию, он достигает точки лямбды. На этом этапе он становится жидким, теряя свое агрегатное состояние. Когда он проходит через самые тончайшие капилляры, невозможно измерить его вязкость. Кроме того, он будет "ползти" вверх в поисках теплой области, казалось бы, от воздействия гравитации. В университете мы используем его для того, чтобы показать студентам, на что способна химия. И многие говорят, что это невероятно или невозможно. Так и говорят — невозможно. — Хель также припомнил свои последние опыты, взрывы и ожоги. Но ей об этом знать пока было рано. Ведь если она захочет, он покажет ей все чудеса науки. Без взрывов и боли.

Химик с опаской прикоснулся к руке девушки, а затем положил ее ладонь на свою грудь в область сердца. — Я не прошу у тебя невероятного, не прошу любить меня или быть со мной, никогда не осмелюсь. Но я прошу тебя помочь мне. Помоги мне, Кайя. Помоги мне понять. Я не умею жить так. И никогда не умел. А взамен.. Я отдам тебе все, что попросишь. Свои тома, редкие образцы с Бразилии, эксперементальные токсины, или.. мороженное? Все, что попросишь...

+1

20

Развлекайся, девочка, сколько хочешь.
Покажи любимым, что значит счастье.
Не храни обиду меж рифм и строчек.
Улыбайся, девочка. Улыбайся…

Кая говорила и с каждым словом всё больше тонула в себе. Она думала о родителях, которые довели одного её брата до самоубийства, второго до побега из дома, а её... А что она? Таскается по клубам, пьёт, курит травку и заставляет Картера волноваться за свою сестру снова и снова. И при этом их родители любили своих детей. Их урок о любви говорит об одном: она бывает болезненной и страшной.
Конечно, у неё был Картер. Брат хоть и сбежал из родительского дома, всегда был тем, кто берег Каю, понимал, поддерживал, принимая в любом настроении и состоянии. Она отвечала тем же. Какое-то время весь хрупкий мир девочки-подростка сводился только к любви к брату. И сейчас их отношения были единственной вещью, в которой Кая была уверена наверняка.
Конечно, у девушки были парни. Она пробовала завязывать отношения но всегда всё сводилось к одному : либо её предавали, либо она отталкивала сама. В конечном итоге её жизнь свелась к сексу на одну ночь, или подобию отношений с кем-то вроде Чарли: дружба и секс. Ничего романтичного, но зато предельно честно и на доверии.
Вот и итог. Красивая девушка, даже не глупая и вполне обаятельная - боится привязываться, строить отношения и подпускать к себе, зато не боится напиться в незнакомой компании мужчин. Такие вот установочки на самоуничтожение.
А теперь она нарвалась на проосто немыслимого человека, который заикается в попытке сказать собственное имя, и неожиданно пускается в бега, но почему-то сейчас, при всей абсурдности ситуации, этот человек казался каким-то до боли честным. И она рассуждала с ним о влюблённости, хотя просто ненавидела эту тему, имея за правило не говорить о ней на трезвую голову.
— Я — ученый. Я никогда не жил.. так. Не жил с кем-то. Не был собой рядом с кем-то. Мне никогда это не было интересно. Я никогда не видел в этом смысла. - Он говорит, а художница ловит себя на мысли, что почти завидует. У неё всегда было слишком много чувств, а хотелось бы жить творчеством, отдавать всю себя искусству и... - Но сейчас, знаешь, сейчас я чувствую себя иначе. А еще.. Мне трудно поверить в то, что ты не влюблялась. Скажу тебе искренне, это сложно. Ведь ты такая..  такая..
Кая изумленно распахивает глаза, сейчас более напоминающие блюдца. От того, как резко и в какую сторону пошёл разговор она попросту запаниковала. Северайд уж точно не была готова к признаниям после всего произошедшего, а ещё не была готова сказать в глаза Анхелю своё привычное: "может, давай без обязательств?" или "знаешь, мне это не интересно".
Закусив до боли нижнюю губу она следит за тем, как Эдди опускается перед ней, заглядывает в глаза с такой искренностью и восхищением, что внутри что-то предательски обрывается. Теперь уже она хочет сбежать. Или плакать. Или кричать на него. Или вовсе падать в обморок от переизбытка чувств.
"Да что же ты делаешь - то, дурак!?" - испуг накрывает её волной, скрывая под толщей самолично возведенных барьеров и она сжимает пальцы в кулачки, чтобы не заметно было, как те трясутся.
— Если сказать как химик, то ты похожа на .. сверхтекучий гелий. Когда обычный гелий подвергают охлаждению до -271 градусов по Цельсию, он достигает точки лямбды. - В очередной раз он говорит что-то немыслимое, неожиданное, ни на что не похожее. Но от этого хотя бы страх разбавляется растерянностью.
"Гелий в точке лямбды... Ну, глядя правде в глаза, таких комплиментов мне ещё не делали", - попытка пошутить. Взять себя в руки и успокоиться. Выходит плохо, но всё же способность дышать к девушке возвращается, а сердце прекращает до боли биться о ребра.
-На этом этапе он становится жидким, теряя свое агрегатное состояние. Когда он проходит через самые тончайшие капилляры, невозможно измерить его вязкость. Кроме того, он будет "ползти" вверх в поисках теплой области, казалось бы, от воздействия гравитации. В университете мы используем его для того, чтобы показать студентам, на что способна химия. И многие говорят, что это невероятно или невозможно. Так и говорят — невозможно.
Кая растерянно выдыхает. Она понимает, что речь сейчас идёт не о её красивом личике, или стройных ножках. Вообще не о внешности. Хотя, казалось бы, это логично. Он едва знает её, что кроме смазливого личика могло приглянуться? В какой момент он увидел в ней больше?
Длинные тонкие пальцы касаются её руки, Северайд не сопротивляется - слишком всё сумбурно, смешанно в её голове, а химик тянет ладонь на себя, устраивая ту на груди у сердца. На кочиках пальцев Кая ощущает его биение и невольно вздрагивает, словно то причиняет боль.
— Я не прошу у тебя невероятного, не прошу любить меня или быть со мной, никогда не осмелюсь. Но я прошу тебя помочь мне. Помоги мне, Кайя. Помоги мне понять. Я не умею жить так. И никогда не умел. А взамен.. Я отдам тебе все, что попросишь. Свои тома, редкие образцы с Бразилии, эксперементальные токсины, или.. мороженное? Все, что попросишь...
Она молчит. Не убирает руку, не прячет глаз, просто молчит. Ей нужна минута, или все пять чтобы понять, чтобы переварить и ужиться.
"Он влюблен? Хочет понять каково чувствовать это? Но разве так честно? Кая, ты себя знаешь, ты причинишь ему боль, или... Что хуже..." - мысли путаются и роятся, собираясь в образы из опыта прошлого, - "Что если я начну что-то чувствовать? С такими вещами не играют и не шутят. В конце концов, у меня ведь все сейчас хорошо! Ну хорошо же? У меня есть Чарли, мы с ним отлично понимаем друг друга в постели и... Почему именно сейчас это не убедительно?".
Из мыслей вырывает лёгкая боль. Северайд прокусила губу, алая капля железным привкусом разошлась на языке.
- Я... Такого не ожидала. - Честно озвучивает Кая, - Джеймс, - она сама не знает, почему вдруг переходит на второе имя, - Эдди... Ох, как всё сложно. - Она отнимает руку, сцепляя собственные пальцы в замок, - то о чём ты просишь очень сложно. И это может очень плохо закончиться для нас обоих. Я не хочу, чтобы кому-то из нас было больно. Я хочу помочь тебе, но не хочу ранить тебя и ты очень хороший, - она растерянно отводит взгляд, невольно обнимая себя за плечи, - мне страшно соглашаться. Потому что если в итоге это выйдет из под контроля и ты мне тоже понравиться, то уже не только ты один не будешь знать как жить с этим.
Она снова замолкает, но уже не надолго, а только для того, чтобы сформулировать просьбу:
-Пожалуйста, давай просто сейчас посидим, хорошо? Я дорисую тебе рисунок и... Подумаю обо всём этом. А потом, когда закончу, отвечу, ладно? Мне нужно немного времени.

Отредактировано Kaya Severide (2020-09-23 23:22:35)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Давай о важном


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно