внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост от алекто тонхил [романа вилсон] Иногда Алекто казалось, что она совершенно не знает собственного супруга. Да и могла ли она знать, если они, по сути, были друг для друга совершенно чужими людьми? Они оба словно застряли... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 35°C
* jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » серебро и изумруд


серебро и изумруд

Сообщений 1 страница 14 из 14

1


                             a l b u s                                                                              s c o r p i u s                     
Potter                       Malfoy

https://i.imgur.com/fU3FJLL.png  https://i.imgur.com/8tSRfuh.png

so don't you go and leave me on my own
baby, why the hell you acting so cold?
Код:
<!--HTML--><iframe frameborder="0" style="border:none;width:100%;height:180px;" width="100%" height="180" src="https://music.yandex.ru/iframe/#track/35645623/6111706">Слушайте <a href='https://music.yandex.ru/album/6111706/track/35645623'>all in my mind</a> — <a href='https://music.yandex.ru/artist/4307777'>isaac gracie</a> на Яндекс.Музыке</iframe>

[AVA]https://i.imgur.com/osxopQR.png[/AVA]
[NIC]Albus S. Potter[/NIC]
[STA]slytherin soul[/STA]
[LZ1]АЛЬБУС СЕВЕРУС ПОТТЕР, 16 y.o.
profession: ученик Хогвартса, слизеринец.[/LZ1]
[SGN]   [/SGN]

Отредактировано North E. Berg (2020-09-22 19:23:05)

+6

2

Я меряю шагами платформу уже не меньше получаса. Вскидывая руку, с оплетающим запястье серебряным браслетом часов подаренных отцом, я должен бы сделить за временем, но я только ловлю взглядом подрагивающие стрелки и мне кажется, что они стоят.
Где же ты?
Каждый чертов гриффиндорец, мелькающий рядом своим красно-желтым шарфом и ненавистной нашивкой с львиной мордой [показное благородство = очередной приступ тошноты] меня раздражает, потому что Ал всегда среди них, со своей семьёй. Гарри Поттер. От этого имени желчь скрипит на зубах. Он так и не смирился с тем, что для младшего сына была выбрана иная судьба, в холодных подземельях, пропахших зельями, рядом со мной.
Снова смотрю на часы, у нас слишком мало времени. Если он не появится, если я не смогу улучить момент, придется ждать ещё несколько часов. Я ненавижу ожидание, но у Поттеров в крови полное отсутствие пунктуальности. Усмехаюсь в полушаге, носок ботинка зависает в воздухе. Едва уловимый, но знакомый до нервного спазма лицевых мышц запах. Роза.
- Какие-то проблемы? - разворачиваюсь на каблуках и оказываюсь нос к носу с девчонкой, источающей, настойчиво забивающий нос запах домашней выпечки, лаванды и кошек. Скопление веснушек около носа словно клумба ноготков. Почему Уизли всегда появляются не вовремя.
- Ждёшь Альбуса? Он где-то вооон там, - мягкий взмах рукой и аромат лаванды становится острее. Прекрасно, ты мне очень помогла. Сжимаю зубы, но даже не пытаюсь выдавить улыбку. Где-то там - это через толпу голдящих первогодок и их родителей. Да она издевается.  Минуты тают, я начинаю нервничать. Талант отца скрывать эмоции мне явно не передался. Роза хмыкает, подходит ближе, как будто принюхивается, а мне кажется я сейчас задохнусь.
- Твое молчание пахнет нетерпением, Малфой, - очень довольная произнесенной фразой, она разворачивается, едва не хлестнув мне по лицу своим лисьим хвостом.
- Чёрт.
Я ведь тоже не смогу торчать на краю платформы вечно, стирая подошвами тут же вновь проявляющую цифру восемь. Мы всегда встречались в этом месте, восьмой вагон, пару шагов вправо, скол бетона у основания колонны, здесь можно укрыться от взглядов, пока не смолкнет суета и все распрощавшись с родителями, не столпяться у поезда. И сегодня он должен был прийти, должен! Весь последний месяц мои мысли  были только об этой встрече. Когда я понял, что сова Альбуса больше не прилетит, больше ни одного письма, ни одной колдографии, через которые так хочется прикоснуться к нему, взъерошить кудрявые волосы, забрать себе улыбку, обращённую совсем не ко мне...не хочу видеть его сходства с "героем". Да, я готов признать, что Поттер-старший достоин этого звания, Мерлин с ним, пусть носит все свои титулы, уверен это нелегкое бремя. Но дети не должны тянуть за собой весь этот шлейф из подвигов, особенно тот, над чьей головой никогда не поднимется знамя Гриффиндора.
Я прижимаюсь спиной к колонне, упираюсь затылком в холодный камень. Надежда увидеть Ала медленно уплывает, просачивается между пальцев. А ведь даже мой отец понял меня, сейчас он тоже где-то позади суетящихся учеников, смотрит поверх их голов, прищуривается, негодует внутри, внешне, как всегда держит марку. Если бы не портключ, который он мне дал, наше импровизированное свидание в одном из неприметных районов Лондона, накрылось бы медным тазом. Хотя...Гарри Поттер приложил все усилия для этого. Как можно так ненавидеть сына того человека, которого ты....сжимаю кулаки, пряча их в складках мантии. Что-то нет так, я это чувствую, даже сквозь затмевающую сознание злость, обиду, непонимание, упрямо лезущих на первый план, я ощущаю тревогу.
Да пошло всё. Срываюсь с места, полный решимость прорваться через толпу куда-то там, в указанном Розой направлении, отталкиваю мешающуюся под ногами мелкоту, расчищая себе путь, впрочем они сами предпочитают расступиться, возмущённые возгласы со стороны кучки гриффиндорцев во главе с рыжими и тут я вижу его. Сердце делает кульбит и замирает, а я останавливаюсь и улыбка расползается на лице, абсолютно не поддающаяся контролю. А в конце концов он мой однокурсник, он мой друг, мой...я имею право радоваться встрече, мы не виделись черт знает сколько времени и я хочу знать почему, ох, только Мерлину известно насколько я хочу это знать.
- Ал,- одна секунда отделяет меня от того, чтобы протянуть руку, коснуться рукава его мантии, слегка потянуть на себя, задевая пальцами ладонь и он как всегда похлопает по плечу, мы обнимемся, как старые приятели и только бы хватило сил не выдать себя, не дать румянцу испортить аристократической бледности, векам закрыться, вдыхая его запах.
Как же давно я тебя не видел...
Но секунда тянется, как в замедленной съемке, он даже не смотрит на меня, ни шага в мою сторону, ни легкого поворота головы, я пытаюсь выхватить взглядом его черты, понять что в них изменилось. Почему я не умею читать мысли, почему не могу залезть в его голову? Моя участь - остаться стоять посреди вновь зашумевшей толпы, смотреть ему в спину, смотреть как злосчастная Роза Уизли треплет его волосы, уже и без того спутанные ветром. Не понимаю.
- Скорпиус, - вздрагиваю, оборачиваясь на голос отца. Но вместо него вижу перед собой сизое облако дыма от его сигареты, втягиваю дым носом, словно пытаясь перебить запах Альбуса, который прочно засел в моих воспоминаниях.
- Тебе пора. Удачи, сын. Помни, что у тебя...
Не даю ему договорить, порывисто обнимаю, шепчу что все помню и разворачиваюсь, не глядя на него, я уже не вижу никого, глаза застилает пелена. Не хочу верить, что меня предали, вот так просто. Ведь даже бровью не повёл...Вскакиваю на ступеньку поезда, когда он даёт последний гудок.
Ты не посмеешь оставить меня без ответов, Поттер.
[NIC]Scorpius H. Malfoy[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/gpVPtAE.png [/AVA]
[STA]Slytherin Heart[/STA]
[SGN] ..................... [/SGN]
[LZ1]СКОРПИУС МАЛФОЙ, 16 y.o.
profession: ученик Хогвартса[/LZ1]

Отредактировано Apple Flores (2020-09-22 22:43:14)

+5

3

[AVA]https://i.imgur.com/osxopQR.png[/AVA]

Я другой.

        Другой, не потому что вместо красно-желтого галстука ношу серебристо-зеленый, а вечера коротаю в бесконечно холодных подземельях Слизерина. Я просто  д р у г о й. Мама говорит, что я сильнее всех детей похож на своего отца, но это неправда. Он – герой, в мои годы уже принявший свое предназначение и положивший юность на то, чтобы победить величайшего темного мага своего времени. А я даже свою суть принять не могу. Самому от себя тошно.

Лили радостно скачет по дому, снося все на своем пути – маленький рыжий ураган. Смотрю на нее неодобрительно, слегка хмуря брови, и поднимаю с пола вещи, ставшие жертвой ее неудержимой энергии. 

Ты слышал, ты слышал, Ал? — и девочка резко виснет на моей шее, заставляя меня наклониться вперед.

Слышал что? — осторожно расцепляю руки сестры, опуская ее на пол, и смотрю несколько равнодушно. Лили что угодно может впечатлить до такой степени, что она будет рассказывать об этом всем подряд. Что на этот раз?

Папа в этом году отправится преподавать в Хогвартс! Ну разве это не чудесно? — и девочка продолжает череду бессмысленных размышлений, которые в моей голове сливаются в единый белый шум.  Отец. Будет. В Хогвартсе. Целый год.

Я проглатываю ком в горле.

      — Действительно чудесно.


        Нет сил отправить Скорпиусу письмо. Нет сил даже в полной мере осознать, что принесет за собой прибытие Гарри Поттера в Хогвартс. Это, безусловно, большая честь, и я, пожалуй, люблю своего отца – люблю безмерно, но… Я другой. Мне подземелья Слизерина ближе родного дома, я привык, я научился этой отчужденности. В Хогвартсе ведь все иначе, чем дома – там даже малышка Лили смотрит на меня, как на чужого, с укором. 

«Сын великого Гарри Поттера. Почему ты не такой, как он?»

Неудачник. Словно все, чем выделялся мой отец – обошло меня стороной. Самый большой лузер в мире. И теперь все это увидит мой папа, воочию. Увидит, как позорю его доброе имя. В конце концов, Скорпиус!.. Единственное светлое, что есть в этом темном, бесконечно темном мире. Платиновые волосы, хитрый прищур, улыбка во все тридцать два, губы, которые…

Мы как два изгоя. Два разочарования для своих отцов.

И оставшаяся часть августа проходит в нелегком ожидании первого сентября. На перрон – как на плаху.


     Джеймс хлопает меня по плечу, наклоняется и говорит так издевательски, тягуче:

Ты же не опозоришь нашего отца, правда, Ал?

Со старшим братом мне тоже не повезло. Интересно, почему ты решил назвать нас именами двух самых больших врагов, пап? Джеймс и Северус ненавидели друг друга больше, чем еще кого-либо, так почему мы должны друг друга любить?

Отстань от него, Джеймс! — ругается сестренка и в шутку колотит старшего брата. Так искренне и мило защищает меня, хотя и в ее карих глазах я вижу тревогу. Она малышка, но уже все прекрасно понимает.

Ну-ка, дети! — ворчит матушка, и Джеймс с Лили тут же замолкают. Перрон наполнен людьми, голоса перекрикивают друг друга. Мама с папой видят чету Грейнджер-Уизли, и сразу же бегут обниматься, я же в это время пытаюсь выцепить из толпы волосы цвета чистой платины.

И ты туда же, — слышу насмешливый голос Розы, тихонечко подкравшейся ко мне сбоку. — Вы бы хоть не высматривали друг друга так откровенно, а то еще взрослые заметят. Я слышала, дядя Гарри в этом году будет вести уроки в Хогвартсе…

Замолчи, Роуз, — бросаю я, глядя на кузину, а та в ответ лишь довольно посмеивается, теребя мои каштановые волосы.

Год будет долгим, Ал, — шепчет она, хватая меня под руку, и уводит куда-то вперед, в сторону вагонов. Позади же идет вся моя большая семья. Год действительно будет долгим.

    Я мельком вижу движение в уголке глаза. Платиновые волосы блестят на солнце. Брошеное:

Ал.

По телу проходят мурашки от одного лишь его звонкого голоса — его ни с каким иным не спутаешь. Мозг сам выцепляет его слова из шумной толпы — голос самый родной, самый близкий. Но я, сам себе противореча, лишь опускаю глаза и поджимаю губы, спокойно идя под руку со своей кузиной, словно ничего и не заметил. Так нужно. Пока.

«Прости меня, Малфой».
[NIC]Albus S. Potter[/NIC]
[STA]slytherin soul[/STA]
[LZ1]АЛЬБУС СЕВЕРУС ПОТТЕР, 16 y.o.
profession: ученик Хогвартса, слизеринец.[/LZ1]
[SGN]   [/SGN]

Отредактировано North E. Berg (2020-09-23 19:49:57)

+5

4

Для начала нужно успокоиться, но это только легко сказать, сотни раз проговорить про себя, чем сделать. У меня дрожат руки и эта слабость раздражает больше всего. Я же Малфой, Мерлин меня подери. Вцепляюсь в поручень, с силой сжимаю, уставившись на белеющие костяшки пальцев, почти не различая топота за спиной. Это же Хогвартс экспресс, наводненный учениками, они так долго ждали этого дня, что им непременно нужно обсудить все последние новости, а для этого просто необходимо постоянно перемещаться из одного купе в другое, обязательно с громким хохотом, задевая меня локтями. На их извинения я только шиплю сквозь зубы, не хуже символа моего факультета. Нашего факультета, Поттер. Поднимаю глаза, но не вижу, что там за окном, вижу лишь свое отражение, острый подбородок, напряженные скулы, взгляд, который должен быть холодным, не выдающим никаких эмоций, как у истинного слизеринца. Но нет, в нем слишком много всего и стоит мне столкнуться с кем-то хоть на чуть-чуть умнее Уизли, меня раскусят одним щелчком. Да даже она умудрилась…
Ударяю кулаком по двери купе напротив резко разворачиваясь. Кажется я собирался успокоиться для начала. Но уже поздно, дверь с шумом отъезжает в сторону и…кто бы мог подумать, мне видимо уже не приходится ждать ничего другого [ничего хорошего]. Лили Полумна Поттер с любопытством выглядывает из купе и в тот же миг с вскриком выпускает из рук шоколадную лягушку.
- Ай, - ярко-карие глаза распахиваются, а я, резко вскидывая руку, ловлю беглянку, пряча ее в ладони, на секунду опережая Поттера, только не того Поттера… Какого хрена?
- Спасибо, - Лили мягко улыбается. Странно, но к ней я не испытываю ничего похожего на ненависть ли отвращение. Передаю лягушку в сложенные вместе ладони Лили, она поворачивается и радостно сообщает, что Малфой так быстро схватил сбежавшее лакомство, что даже опередил папу. Конечно, как я мог, лучшего ловца всех времен. «Лучший» - росчерком у него на лбу, это вовсе не молния. Чертов Поттер. Он смотрит на меня так, что я почти физически ощущаю лед, он будто морозит меня этим взглядом, хотя все должно быть наоборот. Если он здесь, значит Альбус в этом купе, значит он один из тех, кому Лили только что сообщила о моем присутствии.
- Малфой, - я его ненавижу, и больше всего за то, что не чувствую сил противостоять, отстаивать, бороться.
- Мистер Поттер, - ох как это было похоже на моего отца, один в один, сквозь зубы, почти на парселтанге. Хотя бы это у меня получилось, не смотреть вниз, смотреть ему в глаза, в изумрудные глаза моего Ала.
- Как твой отец? – зачем вся эта напускная вежливость? Я пытаюсь не отрывать взгляда, справляясь с желанием заглянуть в купе, я хочу, чтобы совсем другой Поттер стоял сейчас так близко ко мне, чтобы он, посмотрев мне в глаза, ответил, что происходит и какого черта здесь делает его отец.
- Прекрасно, - отвечаю холодно и коротко, одним словом давая понять, что продолжать разговор не имеет смысла.
- Приятной поездки, - разворачиваюсь, в ответ мне летит – Увидимся в школе. Лицо дергается в кривой усмешке. Почему я ничего не знаю? Гарри Поттер едет в Хогвартс и что-то мне подсказывает, что собирается там задержаться. И неужели его сын не знал об этом заранее, почему я не получил ни одного сообщения?
Может ты думаешь, что мне должен был понравиться такой сюрприз, Поттер?
Сталкиваюсь с тележкой со сладостями, бездумно покупаю какие-то лакричные палочки и пару леденцов, бросаю их в карман. Мне нужно найти пустое купе, не хочу никого видеть, не хочу никаких вопросов и придирок к моему не самому лучшему внешнему виду, я все знаю сам. Я выгляжу паршиво, а чувствую себя еще хуже.
- Эй, Малфой, ты видел Гарри Поттера, говорят он будет у нас преподавать, целый год. Интересно кому на замену он пришел или у нас будет новый предмет, созданный специально под Героя? – лучше бы этому выскочке с золотого факультета заткнуться, потому что ладонь уже горит от искрящейся в палочке магии, я сдерживаю ее изо всех сил.
Он все испортил, все, что мы создавали, что хранили, что было самым ценным для нас, испортил все одним своим появлением.
- Исчезни, - я говорю это гриффиндорскому мальчишке, но обращаюсь к Гарри Поттеру. Я хочу, чтобы все это оказалось чертовым сном.
Не глядя разворачиваюсь и быстро иду по коридору, но буквально через пару шагов встречаю неожиданную преграду, сталкиваясь, выхватываю палочку. Я правда хотел успокоиться, сделать глубокий вдох, включить логику, перечеркнуть эмоции, но…
Острие палочки упирается ему в бок, прямо под ребрами, еще секунда и я почувствую ответный укол.
- Ал, - я снова произношу его имя, как несколько минут назад на вокзале, но теперь он прямо передо мной, ему не отойти в сторону, не отвести взгляд, потому что он под прицелом. Я не отпущу.
- Соизволишь объяснить мне, что происходит? – я все еще не убираю палочку, я просто не могу пошевелиться, ведь стоит сделать одно движение и он снова может ускользнуть, а сейчас, несмотря на повисшее между нами напряжение, я могу насладиться его близостью, позволить себе шагнуть чуть глубже, чтобы хоть на несколько секунд утонуть в его глазах, а потом провести взглядом по губам, вгоняя в краску.
Как же давно я тебя не видел…
[NIC]Scorpius H. Malfoy[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/gpVPtAE.png [/AVA]
[STA]Slytherin Heart[/STA]
[SGN] ..................... [/SGN]
[LZ1]СКОРПИУС МАЛФОЙ, 16 y.o.
profession: ученик Хогвартса[/LZ1]

Отредактировано Apple Flores (2020-09-23 20:25:17)

+5

5

[AVA]https://i.imgur.com/osxopQR.png[/AVA]

         В вагоне Гриффиндора мне до чертиков неуютно, но Роуз крепко держит меня за руку, не позволяя вырваться. Я, впрочем, и не пытаюсь – покорно иду вслед за своей рыжеволосой кузиной, мимо ушей пропуская ее скучные рассказы о прошедшем лете. Зануда. Папа предложил поехать с ним в одном купе под предлогом, что хочет провести как можно больше времени с сыном и дочерью. Я-то знаю, что все, чего он на самом деле хочет – проконтролировать меня. Он боится, что его сын будет якшаться с Малфоем. Как жаль, что он уже опоздал на каких-то там пять лет.

  Я все время прокручиваю в голове ту фразу, брошенную отцом, когда я был еще одиннадцатилетним мальчишкой.

«Альбус Северус, тебя назвали в честь двух директоров Хогвартса. Один из них был выпускником Слизерина, и он был, пожалуй, самым храбрым человеком, которого я знал».

Теперь я понимаю, что это была фальшь.

Никогда не забуду разочарованный взгляд Джеймса, который в тот день раз и навсегда потерял младшего брата, будто факультет – единственное, что могло нас объединить.

Никогда не забуду доброжелательную улыбку Скорпиуса, который был рад мне всегда, несмотря даже на вражду наших отцов.


       Они говорят, что я похож на тебя. Если и так, то я – все худшее, что в тебе было. И я знаю, что тебе чертовски стыдно, что я – твой сын. Что я не похож на храброго Джеймса Сириуса и доброжелательную Лили Полумну, не учусь на Гриффиндоре, не играю в квиддич – как же так, Альбус? – не преуспеваю в учебе и даже, вот незадача, мир в свои шестнадцать лет не спас. Самый неудачный ребенок из всех.

Я не такой как ты, пап. Знаешь, почему я не учусь на Гриффиндоре? Потому что я жалкий трус, который боится даже собственных чувств.


        Роуз продолжает увлеченно рассказывать о своих летних приключениях, мой отец внимательно ее слушает, между делом задавая наводящие вопросы, а Лили, как всегда, начинает поездку с распаковки сладостей. Я, прислонившись к окну, существую где-то отстраненно – наблюдаю за тем, как последние пассажиры заходят в вагон и глазами ищу среди них платиновые волосы Малфоя. За окном сыро – оно быстро запотевает, и разглядеть уже ничего не удается. Фокус моего внимания смещается на семью – по-прежнему ничего интересного, одна лишь болтовня юной мисс Грейнджер-Уизли. До нашего поступления в Хогвартс, мы с Роуз были лучшими друзьями, но, когда шляпа распределила меня на Слизерин – девочка отстранилась, подобно Джеймсу. Я и сам перестал нуждаться в общении с моей кузиной, когда сдружился со Скорпиусом – он заменил мне всех и стал в тысячу раз важнее… Но, отчего-то, впервые за пять лет я сидел в купе не с ним – моим лучшим другом – а с девчонкой, которая меня предала, отцом, который меня стыдится, и младшей сестрой, которая… Лили, впрочем, была, наверное, единственным человеком в семье, который совершенно равнодушно относился и к факультету моего обучения, и к моей дружбе с сыном бывшего пожирателя смерти. Она единственная продолжала помнить о том, что я ее брат. Моя любимая младшая сестренка. Единственное светлое пятно в этой странной семье.

Из задумчивой полудремы меня вырывает резкий стук в дверь. Лили с интересом открывает коричневую дверь купе, и ее шоколадное лакомство тут же совершает побег. Отец подрывается на ноги, однако, его, кажется, опередили. Рыжеволосое чудо взвизгивает – Малфой справился быстрее самого Гарри Поттера! Скорпиус? По моему телу проходит дрожь – вот он, совсем рядом, буквально в нескольких метрах от меня. Я слышу его голос – такой холодный, пытающийся защитить собственное достоинство. Зачем ты начал диалог, папа? Нет-нет-нет, вы не должны… Мерлин, неужели я не могу просто убежать отсюда и поговорить с моим лучшим другом?.. Небо, словно, слышит мои молитвы, и на восхищенный крик младшей сестры сбегаются малыши-первокурсники со всего вагона.

– Гарри Поттер?! Сам Гарри Поттер здесь?!

– Вы мой герой!

– Вы будете преподавать в Хогвартсе?

– Расскажите о битве за Хогвартс, мистер Поттер!

Отец смотрит на малышню с широко распахнутыми глазами, а затем неловко смеется – чего еще он ожидал, собравшись ехать в одном вагоне с учениками? Использую момент как шанс улизнуть и, протискиваясь через толпу первокурсников, выбегаю в коридор. Вагон Слизерина позади – значит Скорпиус направился туда.

Бегу, сбиваясь с ног, случайно задеваю парочку гриффиндорцев и слышу оскорбления в свой адрес. Еще пара шагов, и я уже вижу его серебристые волосы. Он, будто предчувствуя мое появление, резко оборачивается, и мы сталкиваемся взглядами.

Скорпиус! – выдыхаю я, чувствуя острие волшебной палочки, направленное мне прямо под ребро. Замираю на месте, не в силах вымолвить ни слова – все мысли, все слова, которые я готовил последний месяц словно испарились в считанные секунды. Я смотрю в его ледяные глаза и не чувствую ничего, кроме всепоглощающего стыда. – Мне так жаль, я хотел… Мой отец… Я хотел сказать, но не знал, как, – начинаю неловко лепетать, пытаясь исправить положение, но лишь чувствую, как палочка все сильнее и сильнее вонзается в мой бок. – Скорпиус, – я нервно сглатываю, опуская изумрудные глаза, лишь бы избежать столь неловкого зрительного контакта.

Я так хочу броситься ему в объятия, зарыться в белые волосы, вновь почувствовать запах одеколона с кедровыми нотками – прошептать «я скучал, черт тебя подери, Малфой». Но я трус. Чертов трус.

И как назло, голос отца вновь вырывает из туманной реальности, где, хоть и на повышенных тонах, но я рядом со Скорпиусом. Так теперь будет всегда, весь этот отвратительный год – не скрыться, не спрятаться. Каждый чертов день придется помнить о том, что ты чертов Поттер, а Поттеры никогда не будут дружить с детьми пожирателей смерти. Вспомни историю, Альбус, их детишки такие же жалкие, как и они сами. Не смей. Позорить. Отца.

Альбус! Куда ты убежал? – замечая Скорпиуса, Гарри хмурит брови, глядя то на него, то на меня. – Какие-то проблемы?

Все в порядке, пап, – и я, бросив еще один неловкий извиняющийся взгляд на Малфоя, удаляюсь вслед за отцом, так и не ответив ни на один из вопросов Скорпиуса.

Мне так чертовски жаль.

[NIC]Albus S. Potter[/NIC]
[STA]slytherin soul[/STA]
[LZ1]АЛЬБУС СЕВЕРУС ПОТТЕР, 16 y.o.
profession: ученик Хогвартса, слизеринец.[/LZ1]
[SGN]   [/SGN]

Отредактировано North E. Berg (2020-09-23 23:24:59)

+5

6

Тебе жаль? Тебе жаль, Поттер? Да ты издеваешься?
Сегодняшний день просто одно сплошное недоразумение. Как все могло перевернуться с ног на голову за один месяц, все ожидания и надежды рухнули одним только решением директора пригласить в качестве преподавателя Гарри Поттера. Или он сам настоял на этом, что кажется мне более вероятным. Мы стали слишком взрослыми, стали слишком много себе позволять, и папочка не смог не вмешаться.
- Альбус, прекрати, - я убираю палочку, но напряжение не спадает. Он должен говорить мне совсем не это. Но я вижу только растерянность, неловкость, стыд. - Ты должен был предупредить меня, ты должен был, черт возьми! Как мы теперь..., - хватаюсь за ткань его мантии, хочется встряхнуть и посильнее, чтобы он очнулся наконец. Что теперь в нашем распоряжении? Только спальни? Или вездесущий Гарри Поттер сунет свой нос и туда? Я уже не удивлюсь. Как же я хочу обнять его, просто прижать к себе, хотя бы на мгновение, которое поможет мне осознать, что Ал снова рядом. Но я не могу, ощущение чужого присутствия с той самой минуты как я увидел в дверях купе нашего "спасителя", будет со мной постоянно, как тень, шорохом шагов за спиной, шепотом, заставляющим проснуться среди ночи.
- Мы не враги, Ал, почему ты не можешь сказать ему это? - снова вопросы, сотни вопросов в моей голове и просто океан непонимания. Но нас опять прерывают, я не успеваю сказать то, что вертелось на языке с самого утра, то, что давит на грудную клетку изнутри, рискуя разорвать ее в клочья, то, что сквозь обиду и отчаяние все равно и сейчас остается во мне.
Конечно, мистер Поттер, все в порядке. Просто ваш сын попал не на тот факультет и спутался не с тем человеком, он одумается, обязательно одумается и станет вам прекрасным сыном.
Неужели ты так хочешь заслужить его любовь? Или ты так сильно боишься?
- Не уходи, - одними губами, когда он уже отворачивается, снова бормочет себе под нос дурацкие извинения, которые даром мне не сдались. А я продолжаю стоять. Ещё немного и палочка жалобно пискнет от того, с какой силой я сжимаю ее. Знаю, Ал сейчас умолял бы меня не срываться, и я держусь только ради него. Мерлин, мы просто подростки, война закончилась, нам нечего делить друг с другом. Факультет не определяет нашу жизнь, ее определяем мы сами, как и тех, с кем нам дружить, кого любить...
Он тоже стоит, не сводя с меня взгляда, ждёт, когда Альбус подойдёт к нему, чтобы приобнять его за плечи и развернуться, будто закрывая собой, давая мне понять, что я никогда...никогда не буду иметь прав на его сына, никогда не смогу подойти к нему просто так, как это делают другие, не оглядываясь, никогда не смогу обнять его, не прислушиваясь, не остерегаясь, даже как друга. Осознание всего этого обрушивается на меня, впечатывает в стену, как если бы это была волна мощной магии, а этого всего лишь взгляд Гарри Поттера.
Я отворачиваюсь первым, он победил. Внутренности скручиваются узлом, меня тошнит, ком подступает к горлу, я не могу с собой справиться, в этом чертовом поезде должен быть туалет, мне нужно умыться, хотя с большим удовольствием я бы принял холодный душ.
Оставшуюся часть дороги я еду в купе с парочкой равенкловцев. Лучшая компания, когда ты хочешь просто помолчать. Они заняты друг другом и им нет дела до тебя, даже если ты Скорпиус Малфой, почти точная копия своего отца, а твои мокрые волосы прилипли ко лбу, а глаза красные, будто не спал сутки. Как я только докатился до этого?
А дальше все как всегда - большой зал, приветственная речь, гастрономическое изобилие на столах. Гарри Поттер теперь сидит среди учителей, его встречают громкими овациями, гриффиндорцы вскакивают со своих мест, а мне хочется заткнуть уши, не слышать не восторженных воплей, не его воодушевляющих слов. Я хочу понять почему Альбус сидит в конце стола, а не рядом со мной и снова избегает взгляда.
Кто-то спрашивает почему я не ем, да потому что кусок в горло не лезет, от одного взгляда на мясо меня воротит, и я залпом выпиваю стакан воды, игнорируя ненавистный тыквенный сок. Первым выхожу из-за стола, пока никто не успел меня окликнуть. Не заметить, что со мной что-то не так невозможно и слава Мерлину, что все предпочитают сторониться. За мной тянется дурная слава моего отца и деда, но сейчас я больше похож на того, чье имя носит Поттер, второе имя. Полы мантии скользят по ступенькам следом за мной, разговор не окончен и мне остается рассчитывать только на подземелья Слизерина, пусть Гарри Поттер и знает их не хуже меня, но с тех пор, как он был учеником в стенах Хогвартса, многое изменилось. И у нас с Алом тоже есть свои места встреч и вряд ли его отец использовал Веритасерум, чтобы о них узнать. В конце концов, он не Малфой. В нем все еще чуть больше человечности, чем в представителях нашего рода.
Я не спешу, хочу скорее выглядеть незаметным, чем отпугивающим, даже здороваюсь с парой человек, почти дружелюбно кивая, краем уха ловлю обрывки разговоров, все под впечатлением от нового преподавателя Темных искусств, конечно, кто если не он…
Останавливаюсь у самой дальней лестницы, сюда почти не попадает свет, здесь нет портретов, кряхтящих, кашляющих, высовывающих свои длинные носы из рам. Сажусь на нижнюю ступеньку, зачем-то достаю палочку и кручу ее в руках, заставляю острие слабо светиться, направляю в пол, будто хочу разглядеть достаточно ли хорошо начищены мои ботинки. Я ненавижу ждать. А ведь я даже не знаю придет ли Ал. Но готов просидеть здесь всю ночь. Волшебная палочка гаснет, и я снова произношу Люмос, рукоятка становится ярко-коричневой от света, а прямо передо мной мелькает какая-то тень. Я подскакиваю на ноги – желто-зеленые кошачьи глаза щурятся от яркого света.
- Что ты здесь делаешь? - не хватало мне еще лазутчиков в виде фамильяров или не приведи Мерлин анимагов. Теперь я буду дергаться от каждого звука, и от каждого живого существа, у которого есть хоть один шанс стать доносчиком Гарри Поттера.
- Проваливай, - взмахом палочки слегка отбрасываю кота подальше, в узкий коридор. Мне отвечают недовольным мяуканьем.
Успокойся, Скорпиус!
Опускаюсь обратно на ступеньку и упираясь локтем в колено, зарываюсь пальцами в волосы, шумно выдыхаю. Может быть зря я пришел сюда. Наплевал на осторожность в первый же день, когда уже два раза за сегодня столкнулся с Гарри Поттером. Я могу подставить Ала, а меньше всего хочу навредить ему. Идиот. Я думаю только о себе. Мог бы подождать до позднего вечера, прийти к нему в спальню, быстро накладывая заклинание на остальных, скользнуть под одеяло. Мой холод и его тепло, мне иногда даже не верится, что он слизеринец, такой же как я. Не верится, что мне так повезло.
Решение уйти почти созревает в моей голове, смотрю на часы и даю себе еще пять минут.
[NIC]Scorpius H. Malfoy[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/gpVPtAE.png [/AVA]
[STA]Slytherin Heart[/STA]
[SGN] ..................... [/SGN]
[LZ1]СКОРПИУС МАЛФОЙ, 16 y.o.
profession: ученик Хогвартса[/LZ1]

Отредактировано Apple Flores (2020-09-24 14:21:52)

+4

7

[AVA]https://i.imgur.com/osxopQR.png[/AVA]

         Остаток пути в поезде проходит в моем неловком молчании и россказнях ни на секунду не умолкающей Розы Грейнджер-Уизли. Лили, вдоволь наевшись сладостей, засыпает на моем плече, а отец, все еще успешно продолжающий делать вид, что рассказы племянницы его хоть капельку интересуют, время от времени поглядывает на меня, взглядом словно говоря – мы еще вернемся к этому разговору.

Я ненавижу тебя, пап. Эта фальшь, эта напускная доброта. Ты герой, по крайней мере, стараешься поддерживать свой имидж. Делаешь вид, что ты хороший отец – недурно. Знаешь, пап, это ведь самая сильная в мире манипуляция – страх опозорить доброе имя своего отца.

Ты можешь учиться где угодно. Но не на Слизерине.

Ты можешь выбрать для себя любое хобби. А почему не квиддич?

Можешь дружить с кем угодно. Но только не со Скорпиусом Малфоем.

Ненавижу. Эта чертова иллюзия выбора, иллюзия свободы. Дети не всегда должны быть похожими на своих родителей. Я хочу выбирать сам, просто позволь мне.


      Скорпиус Гиперион Малфой. Имя, от которого веет холодом – такое строгое, резкое; смакуешь на языке, а мысли уже возводят ледяные замки. Точеные скулы, платина волос, небесно-голубые глаза – просто копия Драко в юности. Я понимаю, почему ты не любишь его, пап. Видишь ли, люблю я. Мальчик, который был рядом, когда все отвернулись, самый искренний из всех, готовый кинуться на любого, что меня обидит – он, а не Роза или Джеймс. И пусть ты говоришь «щенки не должны водиться со змеями» – я уже научился шипеть.


         Грустные мысли не оставляют меня и в самом Хогвартсе. Мимо ушей пропускаю церемонию посвящения первокурсников – уже шестую на моей памяти – неловко ежусь от взора Скорпиуса. Чувствую на себе целых два взгляда – его и отца, который продолжает следить за мной даже из-за стола преподавателей. Чтоб тебя. Почему Хогвартс теперь не кажется безопасным местом? Раньше каждое первое сентября было праздником, теперь же – чувствую себя так, словно оказался за решеткой. В чем я виновен? В том, что не оправдал надежды?

Стол уставлен яствами, аппетита, впрочем, у меня совсем нет – по горло сыт чувством неизгладимой вины. Пока и сам не понял, перед кем виновен больше – перед отцом или перед лучшим другом. Вижу, как последний вскакивает из-за стола и спешно покидает Большой Зал. Порываюсь побежать вслед за ним, однако вновь ловлю на себе заинтересованный взгляд отца. Ты действительно приехал, чтобы контролировать каждое мое действие? Отвратительно. Слабо улыбаюсь ему, а затем демонстративно отрезаю и отправляю в рот кусок мяса – смотри, все в порядке. Делаю глоток тыквенного сока, перекидываюсь парой словечек с сидящими рядом слизеринцами – все в восторге от нового преподавателя Защиты от Темных Искусств, еще бы, это же сам Гарри Поттер, – а затем все же покидаю ставший столь тесным, отчего-то, Большой Зал.

Я знаю, что ты не оставишь все просто так.
Я и сам не хочу вечно играть в этой постановке – актер из меня паршивенький.


   Ноги сами собой ведут меня к лестнице самой дальней – скрытой от длинных носов любопытных Варвар. Ни света, ни лишних глаз – одно из наших любимых мест. Шаг за шагом иду к цели, мельком оглядываясь вокруг, стараясь не привлекать лишнего внимания. Конечно, вряд ли отец будет ходить за мной по пятам, однако у каждой стены в этом замке, теперь, кажется, выросли уши, и мне впервые страшно, искренне страшно находиться здесь. Отныне я не чувствую себя в безопасности, просто будучи самим собой. Конечно, и ты мог сбежать куда-то далеко – хоть в запретный лес, я знаю, на эмоциях ты можешь, но… Хочется верить, что я знаю тебя достаточно хорошо.

Просто позволь мне объясниться, Скорп.

Шум разговоров затихает по мере моего приближения к нашему тайному месту. С каждым шагом света становится все меньше. Я достаю из кармана мантии свою серо-коричневую волшебную палочку и шепчу:

Люмос!

Слабый огонек освещает полумрак, и я уже иду не наощупь. В какой-то момент чувствую под ногами резкое движение. Наступаю на что-то мягкое, за чем следует громкий кошачий визг – от неожиданности отлетаю в стену, и палочка с лязгом падает на пол. Кошка испуганно убегает вверх, а я аккуратно сползаю вниз по стене, пытаясь нащупать орудие. Даже здесь трус.

Мое бледное лицо вдруг освещает огонек другой палочки, и в его дребезжащем свете мне удается разглядеть второго волшебника.

Скорпиус! – различаю черты лица друга даже во тьме, и не в силах больше сдерживаться, поддаюсь эмоциям – крепко, что есть сил, обнимаю его, едва не заваливая на холодный бетонный пол. Единственный приятный момент за весь этот ужасный день – пусть даже здесь, в полумраке лестниц, где любой заблудившийся первокурсник может нас засечь и сдать отцу. Плевать. Я ждал этого момента все лето, и от того сердце колотится с бешенной силой, рискуя прямо сейчас выпрыгнуть из груди. Чуть дольше, чем стоило бы, задерживаюсь в объятиях друга, вдыхая аромат его тела и волос – все тот же одеколон, прошу, никогда не меняй его. Я словами передать не могу свои ощущения после столь томительной разлуки, и все же… Я должен объясниться.

Я неловко отстраняюсь, и вновь смотрю в глаза Скорпиуса – даже в полумраке могу разглядеть укор в его взгляде. Я все понимаю и без слов, всепоглощающий стыд снова съедает меня без остатка. У меня просто сил нет во всем признаться отцу, а не вести себя, как полный придурок, не будучи честным ни с ним, ни с самим собой.

Я узнал о решении отца в середине августа, – шепчу я, нащупывая в темноте свободную руку друга. Холодная, словно мрамор – чувствую его дрожь, и она передается мне, словно электричество по проводам маггловских устройств. – Я знаю, я должен был тебе сообщить сразу же, как узнал, но… Пойми, я обдумал каждый возможный исход событий, и более того, отец заметил бы нашу переписку рано или поздно. Ты можешь винить во всем меня, но это ничего не изменит – мой отец здесь, и он не оставит нас в покое, – я переплетаю наши пальцы, стараясь этим действием успокоить Скорпиуса и немного задержать его, прежде чем он окончательно и бесповоротно взорвется – а повод действительно есть. – Я думаю, Джеймс что-то наплел ему, иначе… Я не знаю, почему отец так резко решил изменить все свои планы и целый год посвятить преподаванию. Не верю я в его высшие цели, – я вновь опускаю глаза и закусываю губу, просто не зная, что еще сказать. Хорошо, что в полумраке лестницы не видно, как горят мои щеки, то ли от стыда перед Малфоем, то ли от столь долгожданной близости с ним. Снова рядом. Надолго ли? – Я не знаю, что делать. Он не хочет, чтобы я общался с тобой, Скорп.

Скажи мне, чего я боюсь?

[NIC]Albus S. Potter[/NIC]
[STA]slytherin soul[/STA]
[LZ1]АЛЬБУС СЕВЕРУС ПОТТЕР, 16 y.o.
profession: ученик Хогвартса, слизеринец.[/LZ1]
[SGN]   [/SGN]

Отредактировано North E. Berg (2020-09-24 21:37:34)

+4

8

Если бы я не был так напряжен, если бы не прислушивался к давящей тишине, в которой каждый, даже самый незначительный звук, кажется предвестником опасности, я бы не услышал ни шума от упавшего предмета, очевидно волшебной палочки [только Ал мог выпустить из рук самое ценное оружие волшебника], ни приближающихся шагов. На истечении последней минуты он все таки пришел.  Я уже не сижу на ступеньках, я выхожу ему навстречу и не успев услышать свое имя, оказываюсь в объятьях. Слишком крепко. Сглатываю, делаю шаг назад, едва не оступившись и мне приходится схватить Альбуса за локоть, чтобы не потерять равновесие. Разве так все это должно было быть. Разве неловкость, стыд, обиду, отчаяние и злость мы должны испытывать при встрече. А я ощущаю это кожей, все его чувства передаются мне.
Просто скажи, скажи, что ты скучал, я не хочу слушать оправдания, к черту их.
В первый момент, когда его пальцы находят мои, я дёргаюсь, будто не хочу этого прикосновения, руки все ещё дрожат, пусть он лучше думает, что от холода. Это он пламя, а я лёд и дело тут вовсе не в факультетах. Но зачем обманывать себя, я не смогу противиться, мне нужны эти секунды, пусть только их мы и можем себе позволить. Сжимаю ладонь Ала, впиваясь пальцами в кожу. Все, что он говорит я уже и так понял, не трудно догадаться, что кто-то из более достойных фамилии Поттер, детишек донес на неугодного сынка. Позор семьи. Было бы смешно, если бы не хотелось разнести все вокруг от вопиющей несправедливости. И вот такой он Герой и Спаситель волшебного мира? Что-то не сходится. Может быть его подменили.
- Посмотри на меня, - Ал опускает глаза, а у меня внутри все переворачивается. Это неправильно, не честно. Тянусь к нему всем своим существом, но все эти чувства внутри под оболочкой холодной выдержанности, он может видеть лишь то, как я протягиваю руку и касаюсь его щеки, все слова, сопровождающие этот жест, останутся при мне.
- Одно письмо, Ал, всего одно, вместо того, чтобы продумывать все исходы.  Это бы даже не выглядело подозрительно, ты мог написать кому-то другому в конце концов, кто передал бы мне. Всегда есть варианты, но ты предпочел просто замолчать. Тебе понравилось то, что было сегодня? - я лишь слегка повышаю голос, теперь это громкий шепот, стены впитывают его в себя, проглатывают, снова оставляя нас в тишине. Я слышу, как бьётся его сердце или моё...Мягко беру за подбородок, вынуждая посмотреть в глаза, мне нравится, когда его щеки горят, но только не от стыда, не от гложущего чувства вины.
- Ты хочешь, чтобы я сказал тебе что делать? Чтобы я сказал, чего ты боишься? Альбус..., - притягиваю к себе, чтобы коснуться лбом его лба, прикрываю глаза и выдыхаю, выдох ради нового глотка воздуха. Теперь мне будто постоянно его не хватает.
- Я так соскучился по тебе. Только это я могу сказать с уверенностью. Что будет дальше я не знаю, пока не знаю, мне нужно подумать, - говорю, не открывая глаз, рука сползает на плечо Альбуса, пальцы проскальзывают за воротник.
- Скажи мне, ты что-то обещал ему? - поднимаю глаза, сейчас я не буду прятать то, что я чувствую. Пусть он увидит. - Ты обещал отцу, что не будешь общаться со мной? Ты ведь уже исполняешь его желание, идёшь у него на поводу. Так хочешь соответствовать, но чему, Ал? Кому? Разве он предавал дружбу? А любовь? Не хочешь напомнить ему об этом? - мы рискуем, задерживаясь здесь, стены не будут вечно хранить молчание, шепот долетит до верхних этажей или кто-то ещё кроме нас решит уединиться где-то поблизости в темноте и сырости подземелий, где получить тепло можно только друг от друга. И я не просто хочу его получить, я требую, в один шаг, прижимая Ала к стене, запускаю руки под его мантию. Чувство вины давит больше, чем что-либо. Тяжкий груз, который ты принял на свои плечи и добровольно носишь его, как бы не хотел сбросить, сколько бы раз не хотел. А ещё шквал моих вопросов, я слишком давлю, но не думает же он, что я должен смириться.
- Я не готов отказывается от тебя, Поттер, даже если твое решение будет не в мою пользу, - говорю еле слышно, обрывающимся шепотом, прямо в губы, у него они сухие, слегка приоткрытые, невозможно устоять. Упираюсь ладонью в стену над его головой, закрывая широким рукавом мантии наши лица, смотрю в изумрудные глаза, уже не пытаясь ничего в них прочитать и целую его. Не так как хотелось бы, жадным я буду позже, сейчас я лишь подкрепляю сказанное мной, тем самым возможно все только усложняя, груз на плечах Альбуса тяжелеет с каждым выдохом, с каждым моим прикосновением. А я медленно, но верно теряю бдительность, с ним рядом сохранять ее чертовски трудно, как и оторваться от него, увеличить расстояние, снова обрести способность дышать, оглядеться, вспомнить где ты находишься. Черт… Отступаю, быстро облизывая губы и напряжение снова возвращается, включая контроль над телом и мыслями. Что я упустил за эти секунды?
- Теперь нужно думать на два шага вперед, Ал, нигде не будет безопасно, - и стоит мне только произнести эти слова, как где-то совсем рядом под ногами раздается шорох, я быстро отхожу назад, освещая палочкой пространство перед собой, но юркая черная тень тут же бросается в мою сторону, не попадая под луч света.
- Снова ты, - шиплю, направляя палочку на свои ботинки, тень петляет между ног, трется об меня, умудряясь избегать прямого контакта.
- Ал, что-то здесь не так, - я говорю шепотом, стараясь не упускать из виду существо, с урчанием, прижимающееся к моим ногам. Я уже не уверен, что это обычный кот.
- Впрочем, какая разница, - я резко опускаю руку и вцепляюсь пальцами в загривок, кто бы сомневался, что кот тут же издаст противный почти оглушающий вопль. Вполне кошачий. Отбрасываю его подальше, к лестнице, вызывая злобное шипение. Кажется я нажил себе еще одного врага, но я ненавижу лесть и попытки отвлечь внимание, а все, что вытворяло это существо несколько секунд назад было похоже именно на это. Я хватаю Альбуса на рукав, быстро тащу за собой, на ходу отряхивая брюки от кошачьей шерсти, мы минуем один коридор, второй и, свернув за угол, останавливаемся.
- Мне все это не нравится. А ведь сегодня только первый день, - стараясь отдышаться, смотрю на часы. – Черт, уже десять. Я совершенно забыл о времени, - опускаю глаза, не скрывая тихой усмешки. Этот факт меня совсем не удивляет.
- Надо как-то попасть в гостиную Слизерина, чтобы нас никто не видел в коридорах и желательно по одному, - "а это сделать почти невозможно, Скорпиус". Говоришь сам себе и тут же отмахиваешься от этой мысли. – Ладно, можем пойти и вместе, я скажу, что наведывался в столовую к домовикам, я же ничего не ел за ужином, а по дороге наткнулся на тебя. Остается придумать, почему ты не в спальне после отбоя.
[NIC]Scorpius H. Malfoy[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/gpVPtAE.png [/AVA]
[STA]Slytherin Heart[/STA]
[SGN] ..................... [/SGN]
[LZ1]СКОРПИУС МАЛФОЙ, 16 y.o.
profession: ученик Хогвартса[/LZ1]

+3

9

[AVA]https://i.imgur.com/osxopQR.png[/AVA]

Ты не понимаешь.

        Все немного иначе, когда твой отец – бывший пожиратель смерти. От тебя не ждут многого, ты изгой по определению. Это паршиво, но у тебя просто не было другого выбора, Скорпиус. У меня был. Мое одиночество, в отличие от твоего – приобретенное, заслуженное каждой гребанной секундой, прожитой в этом мире, и это делает нас чертовски разными. Мне нужно из кожи вон лезть, чтобы доказать отцу, что я хоть чего-то да стою, а я, по мнению всей семейки не стою ничего. Каждый мой шаг, каждое мое желание все осложняют. Мне нужно стать как минимум другим человеком, чтобы быть хорошим сыном. А быть другим человеком рядом с тобой я не могу. Видишь ли, ты – то, что делает меня мной.

Каждое новое прикосновение обжигает. Долгожданное и незаслуженное, сильнее, чем любое из существующих заклятий – щеки розовеют, по телу проходит дрожь, мне становится адски холодно. Я в полумраке любуюсь жемчужными глазами Скорпиуса, внимаю его словам, переходящим в громкий шепот. Еще бы ему не злиться на мое предательство.

Одним движением прижимает меня к холодной стене и говорит слова – пробирающие до самого сердца, заставляющие меня стыдиться собственных мыслей. Мерлин. Неужели ты не понял, что я пришел попрощаться? И он целует меня, одним лишь своим действием перечеркивая все мои выводы и размышления, напоминая, кто всегда был рядом и кому я действительно важен. Я обмякаю, не в силах противиться, позволяя парню играть по его правилам, и с каждую секунду умираю от безысходности и вновь оживаю от переполняющего меня чувства любви к моему другу. Раньше его поцелуи заставляли меня порхать, теперь же они возвращают меня в реальность, все сильнее и сильнее притягивая к Земле, притягивая к самому Скорпиусу. Мне предстоит сделать выбор. Возможно, главный выбор в моей жизни.

Скорпиус оживает, вновь продумывает план действий, а я лишь обреченно молчу, не в силах вымолвить ни слова. Я должен был извиниться, попрощаться, уйти раз и навсегда, но я не могу. Это против моей сути.


Я – одни лишь кости. Скорпиус – это мои кожа, мышцы, мысли и душа.

       Снова шорох, парень недовольно морщится, мгновенно вступая в войну с пушистым гостем. В свете волшебной палочки блондина сверкает вытянутый предмет, кажется, мое потерянное орудие. Пользуясь тем, что друг занят, незаметно поднимаю свою палочку и прячу ее в рукав. В тот же момент Скорпиус тащит меня за собой, не позволяя опомниться. Мы бежим от… Кошки? Впрочем, бесконечный и ни на секунду не отпускающий меня страх быть замеченным развевает все сомнения – это может быть шпион отца.

Пытаясь отдышаться, смотрю на Скорпиуса, который уже через секунду после остановки деловито продумывает план. Он такой чертовски милый, когда пытается взять ситуацию под контроль. Мерлинова борода, Альбус, сосредоточься! Я киваю в ответ на предложение Малфоя, а затем неловко бурчу себе под нос:

Я забыл там палочку... Иди один, я тебя догоню, – и вновь исчезаю в бесконечных лабиринтах лестниц, пытаясь найти место, чтобы просто побыть наедине с собой и собственным гулом мыслей. Падаю на ступеньку и прижимаюсь посильнее к холодной стене, пытаясь отдышаться, избавиться от этого треклятого кома в горле, от которого слезы так и норовят выскочить из глаз. Обман – это паршиво, но еще паршивее смотреть в глаза человеку, который тебя любит, и делать вид, словно все хорошо. В какой момент все стало так… Отвратительно?


        Я знаю, что Гарри Джеймс Поттер пытался быть хорошим отцом. Искренне, от всего сердца говорил мне, что даже если я поступлю на Слизерин – это ничего не изменит, однако… Быть может отсутствие родительской любви на протяжении всей жизни сыграло с ним злую шутку – он просто физически не мог меня понять. Отцу казалось, что он сделал все, чтобы его семья была счастлива, и она должна быть счастлива и сиять так же сильно, как и он сам – мы дети «избранного», дорога для нас уже протоптана. И да, Джеймс и Лили – прекрасные представители семьи, чего точно нельзя сказать обо мне. Мой дар и проклятье – быть маленькой копией моего отца. Вот только схож лишь корпус, наполнение – иное.

Отец говорил, что едет в Хогвартс, чтобы отдохнуть от работы в отделе магического правопорядка, поделиться опытом и побыть ближе к своим детям. Я точно знаю, что он здесь не ради отдыха и не ради распространения знаний – быть ближе, да, определенно. Перевоспитать самого неудачного ребенка, убедиться, что с ним все будет хорошо, ради благой цели, ради меня. Но хочу ли я меняться?

Разве фамилия определяет – хороший ты человек или нет? Скорпиус – сын Драко Малфоя [а по некоторым идиотским слухам и вовсе Темного Лорда], но это не значит, что врагами должны быть и мы, их дети. Я точно знаю, что Скорп – самое, черт возьми, положительное, что есть в этом мире, и не важно, как близок он со своим отцом. Малфой-старший воспитал хорошего сына. Хорошего сына, который не бросил в одиночестве щенка Поттеров и помог ему почувствовать себя важным и любимым. И черт, если бы речь шла только о гребанной дружбе.


        Я вытираю соленые слезы рукавами черной мантии – никто не должен увидеть даже их следы. Сжимаю руки в кулаки, острыми ногтями вонзаясь в ладони – хочется кричать, кричать так, чтобы сорвать голос, но я не могу – заметят, накажут. Не могу закричать еще и потому, что на всем моем теле, словно, стоит замок – зажим, через который не прорваться. Я так привык держать эмоции в себе, что просто-напросто разучился кричать. Даже в этом не похож на отца. И, глядя в темноту, я издаю немой крик, вкладывая в него все свое отчаяние. Я не могу разделить себя на две части, я не могу предать семью, пусть даже они предали меня, и я не могу предать человека, которого люблю больше жизни. Почему я вообще должен решать?!

Время идет, я не могу оставаться здесь вечно. Опоздал на отбой, придется найти объяснение тому факту, что я шляюсь ночью по коридорам. Мантия-невидимка была бы очень кстати, но даже ее отец подарил на день рождения моему старшему брату. Конечно, я ведь ничерта не заслужил, кроме одеяла, в котором он родился – бесконечно полезного артефакта, да креста на моем имени. Я встаю со ступеньки, отряхиваюсь и, в последний раз вытирая руками лицо, бреду в сторону спален. По крайней мере, мне стало немного лучше.

Какого дьявола вы бродите по школе ночью, Поттер?! – восклицает молодой преподаватель, завидев меня в коридоре. – Вам стоило бы думать своей головой, Альбус! Ваш отец теперь – уважаемый в Хогвартсе преподаватель, вы хотите, чтобы он стыдился поведения собственного сына?

Я поднимаю на учителя красные, еще не высохшие от слез глаза.

А он и так стыдится, – нервы не выдерживают, кулаки сжимаются сами собой. Я делаю уверенный шаг в сторону преподавателя, тот от неожиданности делает шаг назад, едва не спотыкаясь. – Если вы думаете, что ваши глупые манипуляции сработают со мной – вы очень ошибаетесь. Давайте, продолжайте стелиться перед моим отцом, но не думайте, что я буду также стелиться перед вами.

Преподаватель хмурится и моментально бросает:

Минус десять очков Слизерину.

Устало посмеиваюсь.

Это все, на что вы способны?

Еще минус десять очков. Отправляйтесь в спальню, живо! – мужчина хватает меня за шкирку и ведет в сторону подземелий. Сквозь оскал шипит: – Вам это с рук не сойдет, Поттер.


Простите, папенька, я ваш крест.
Но вы сами сделали меня таким.


        Называю пароль и проскальзываю внутрь. Гостиная Слизерина встречает меня своим холодным и мрачным уютом, зеленые огоньки, пускай, совсем и не греют, но кажутся намного более изящными, нежели обычные. Это мой дом. Ниже по лестнице – спальни, где в кроватях уже давно сопят мои однокурсники. За окном полночь. Опадают звезды перьями на следы когтистых лап – даже в запретном лесу давно уснули все жители. Что же, это самая легкая часть квеста. На носочках пробираюсь мимо спящих учеников, избавляюсь от лишней одежды и переодеваюсь в уютную светло-коричневую пижаму. Однако, вместо того, чтобы спокойно лечь спать – иду в соседнюю спальню. Звуки сопения сливаются в единый шум – ученики давно в царстве Морфея. Все, кроме одного. Глаза Скорпиуса блестят в темноте – меня не было слишком долго, и, тем не менее, он терпеливо дождался – до сих пор не уснул. Впервые за историю сам прихожу к нему – забавно, раньше духа не хватало. Прихожу, чтобы сказать, что я выбираю его. Я не собираюсь отказываться от кого-то, кто мне столь дорог, пусть даже отец пошлет на охоту за мной всю свою армию мракоборцев. В этот момент я чувствую себе неимоверную злость, и вместе с тем решимость пойти наперекор – впервые, возможно, чувствую себя способным бороться и дать отпор. Но прежде.

Остаюсь незамеченным, на цыпочках проходя мимо учеников, а затем проскальзываю под одеяло к Скорпиусу и сразу же льну к нему. Спальни Слизерина слишком холодны, чтобы не искать альтернативные способы согреться – чего же вы хотели от учеников? Не дожидаясь, пока парень наложит заклинание на окружающих нас учеников – ему это всегда давалось легче – касаюсь своим холодным носом его носа, жест нежнее любых поцелуев. Вглядываюсь в блеск его глаз. Слишком много хочется сказать, нарушив тишину. Слишком много хочется сделать, наплевав на все запреты. И я решаюсь, сокращая расстояние между нами до минимума, вкладывая всю свою любовь в этот отчаянный поцелуй. Надеюсь, на моих губах не осталось соли.

Из всех радостей этого мира я выбираю тебя.
Пускай я буду ужасным сыном, но зато останусь верен самому себе.

[NIC]Albus S. Potter[/NIC]
[STA]slytherin soul[/STA]
[LZ1]АЛЬБУС СЕВЕРУС ПОТТЕР, 16 y.o.
profession: ученик Хогвартса, слизеринец.[/LZ1]
[SGN]   [/SGN]

Отредактировано North E. Berg (2020-09-29 00:06:57)

+2

10

Сейчас ты просто уйдёшь, скроешься за поворотом, тенью скользнув по освещенным тусклым пламенем факелов стенам, а я останусь один. Со своей слепой уверенностью, что не готов тебя потерять и сплошной неизвестностью впереди.
- Хорошо, - я едва успеваю коснуться пальцами его руки, разве Ал не забрал палочку, разве не поднял ее, когда мы убегали. Или мне показалось... Даже если его поспешный побег означает лишь желание побыть наедине с самим собой, я пойму это. Выбор Альбуса в сотни раз сложнее чем мой и видит Мерлин мне очень жаль, что он должен его делать. Я могу подобно своему отцу смотреть на всех с присущей мне долей высокомерия, с лёгким прищуром, полуулыбкой будто все кто оказался рядом со мной настолько ничтожны, что ещё пара секунд и я раздавлю их как слизняков, оставляя под подошвой ботинка лишь смердящее пятно слизи. И никто не будет удивлён, все ждут от меня именно этого и только Ал знает каким я могу быть на самом деле.
Просто побудь со мной пару минут, ладно?
Я прошу об этом когда становится невыносимо, когда маску, сросшуюся с моим лицом, как вторая кожа хочется содрать с мясом и ледяное терпение, начинает таять, уступая место пылающей ярости. И никто, кроме Поттера не сможет помочь мне в такие минуты, его присутствие делает меня сильнее и одновременно я могу не притворяться, могу дать слабину, не страшась того, что он увидит меня таким, засмеёт, осудит, оттолкнёт. Альбус - всё, что у меня есть.
Я дышу тобой. И тебе ничего не стоит перекрыть мне кислород всего лишь одним словом, одним твоим принятым решением.
Отец ждёт меня в Уилтшире каждое лето, но я ненавижу Малфой мэнор - поместье, покрытое мраком, вечно серое, с прогнившим нутром, его можно было бы сравнить с каждым из нас, проклятый род, нам в спину всегда будет лететь шёпот и брань, но никто не посмеет сказать это в глаза. Это наша чёрная метка, клеймо, ярлык, намертво пришитый к имени. Но у меня есть спасение, проблеск света, надежда и все это в нем, с момента как наши руки сомкнулись в рукопожатии. Я не произносил заклинания, никто не стоял над нами с палочкой, связывая непреложным обетом, никаких клятв, никаких обещаний, но для меня - это сильнее и крепче любой магической связи, заклинания лишают тебя свободы выбора, я свой выбор сделал давно и добровольно.
Прости меня, Альбус, я не могу тебя отпустить.
Мне нужно сделать над собой усилие, чтобы оторваться от стены и шагнуть в сторону противоположную той, в которую ушёл Поттер, я иду не оглядываясь, отмахиваюсь от перешёптываний проснувшихся портретов, накидываю капюшон мантии на голову, не хочу, чтобы меня видели, не хочу слышать своё имя. Слишком тихо, поэтому шёпот и стук моих каблуков кажется оглушающим, а я пытаюсь не думать о том, где сейчас Ал, удалось ли ему попасть в гостиную, не столкнувшись с кем-то из учителей, не допускать мысли, что сегодняшний разговор был последним, а завтра все будет иначе, мы станем просто двумя учениками Слизерина, не имеющими ничего общего кроме факультета и вынуждено посещающие одни и те же классы, ничего, кроме случайно пойманного взгляда, столкновения в коридоре, только чтобы дотронуться на одно мгновение. Я не хочу думать, что наступит утро и внутри меня что-то начнёт медленно умирать, гнить, как покрывшиеся плесенью стены моего родового поместья. А ведь завтра Гарри Джеймс Поттер проведёт свой первый урок, совместный урок Слизерина и Гриффиндора, ещё одно испытание для Альбуса, не первое и не последнее за этот год.
Я помогу тебе стать сильнее, как ты помогаешь мне каждый день чувствовать себя живым.
Мы узнаем остались ли мы незамеченными или все же секрет перестал быть секретом только завтра. Если бестолковые ворчуны с портретов сразу бросились в кабинет директора, разносить свои коридорные слухи, то беды не миновать. Но где-то там, среди портретов бывших директоров Хогвартса, есть портрет Северуса Снейпа и я признаюсь честно, что возлагаю на него большие надежды, кто лучше него может вразумить любого, не повышая голос ни на йоту. Но а пока я гоню от себя мысли о завтрашнем дне, я знаю, что не смогу сомкнуть глаз этой ночью и осознания всей тяжести и...безысходности ситуации придёт с первыми лучами солнца, которым не суждено добраться до подземелий Слизерина.
Удивительно, но пути мне никто не встретился и я хочу надеяться, что Альбусу также повезло. В гостиной никого нет и я опускаюсь в кресло перед камином, протягивая руки к огню. И кажется, что даже коснись меня языки пламени, боль едва ли будет сильнее той, что колом в груди не даёт мне вдохнуть.
Просто побудь со мной пару минут. Ты так мне нужен сейчас.
Не знаю хочу ли я дождаться Альбуса здесь, а может быть он давно опередил меня, пока я бродил по коридорам, по ощущениям не меньше двух раз пройдя мимо нужной двери. Бросаю бесполезные попытки согреть руки и иду к спальням, меня никто не услышит, я приходил сюда ни раз в прошлом году, мне не нужно даже снимать обувь и пары заклинаний хватает, чтобы все кроме Поттера начали видеть один и тот же слишком сладкий и увлекательный сон. А сейчас я встаю в дверях, и прислонившись к косяку, смотрю на пустую кровать Альбуса. Он ещё не вернулся и первое, что мне хочется сделать, наплевав на все правила, снова выйти в коридор, найти его, где бы он ни был и кто бы не преградил ему путь - устранить эту угрозу. И это говорю я - Скорпиус Малфой, тот, кому чуждо благородство, тот, кто не знает что такое любить, эгоист до мозга костей, надменный, полный призрения ко всем, кроме себя самого. Я готов сломя голову нестись спасать Поттера. Но его отец никогда не поверит в это, никогда не примет меня, и не пожмёт мне руку, как когда-то и моему отцу.
Несколько минут я провожу в ожидании и сомнениях, прежде чем решаюсь уйти в свою спальню, раздеться и лечь накидывая на себя холодное одеяло, от прикосновения которого по телу тут же бегут мурашки и прикрывая полог. Я просто смотрю в потолок, с переменным успехом справляясь с волнением, слышу, как в соседних кроватях ворочаются мои однокурсники. Я жду, жду когда услышу шаги в гостиной, а я услышу, тишина здесь слишком давящая, она заставляет прислушиваться к себе и порой можно услышать даже тяжелые всплески волн Чёрного озёра прямо под нами.
Если ты не придёшь сегодня, я не знаю что будет со мной завтра. Буду ли я...
Минуты тянутся так долго, что я не могу понять сколько прошло времени. Может быть пять минут, а может целый час, но момент его прихода я не мог упустить. Так странно, непривычно, чертовски горячо, будто первый раз. А ведь он действительно первый, Ал никогда не приходил ко мне сам. Значит выбор сделан? Боюсь ответить "да" на этот вопрос, только наощупь нахожу палочку под подушкой, шепчу заклинание прямо в губы Поттеру, не в силах разорвать поцелуй. Не знаю сработало ли, но сейчас мне все равно. Холодные пальцы проскальзывают под его пижаму, ладонью веду по тёплой коже, по груди, животу, мягко заводя руку за пояс штанов, прикусываю за нижнюю губу, слегка оттягивая на себя и наконец смотрю на него, смотрю прямо в глаза.
Я люблю тебя Альбус Северус Поттер, люблю тебя больше жизни.
На мне нет ничего, кроме тонких пижамных штанов из зелёного шёлка, и они невыносимо мешают, когда Ал прижимается теснее, его дыхание обжигает и все тело откликается на его близость, тянется навстречу.
- Какого черта на тебе эта пижама? - шепчу между поцелуями, поспешными, рваными, жадными, словно ещё секунда и его у меня отберут, вырвут прямо из постели. Быстро расстегиваю пуговицы, стягиваю рубашку с его плеч, тут же покрывая их поцелуями, оставляя следы от укусов. Сейчас мне не знакомо что такое терпение, я ждал слишком долго, три месяца без возможности дотянуться до него и пара жалких свиданий, где все, что мы могли - прижиматься друг к другу в подворотнях, чтобы урвать хоть один такой желанный поцелуй.
Мне так сложно сдерживаться, что я отдаюсь ощущениям, позволяю себе раскрыться, срываясь на стон, после очередного слишком чувствительного прикосновения. Одним движением снимаю с себя штаны, бросаю куда-то на пол, зарываюсь пальцами в волосы Альбуса и мягко подталкиваю его, заваливая на спину и оказываясь сверху.
- Надеюсь я правильно понял твой приход и это не прощальная ночь, которую ты решил мне подарить? - тяжело дышу, наклоняясь к его лицу, Поттер все ещё в штанах и мне это кажется совершенно неправильным. Кладу ладонь на его грудь, моя бледная кожа так контрастирует с его, что я не могу оторвать глаз.
- Потому что если это так, я убью тебя прямо сейчас, - достаю из-за спины палочку, касаюсь остриём его кадыка, сейчас у меня на лице самая очаровательная улыбка из всех, на которую я только способен. Слегка надавливаю и веду ниже, между ключиц, обвожу сосок, по животу и замираю у пояса, но только на секунду, чтобы потом отвести легко поддающую ткань вниз, заставляя Поттера вздрагивать и эта дрожь тут же передаётся мне, я отбрасываю палочку к черту, она закатывается под кровать, но мне все равно, я прижимаю Альбуса собой к кровати, целую, шепчу что-то бессвязное.
Ты нужен мне, без тебя не будет ни тьмы, ни света, без тебя не будет ничего, пустота, а она хуже смерти.
[NIC]Scorpius H. Malfoy[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/gpVPtAE.png [/AVA]
[STA]Slytherin Heart[/STA]
[SGN] ..................... [/SGN]
[LZ1]СКОРПИУС МАЛФОЙ, 16 y.o.
profession: ученик Хогвартса[/LZ1]

Отредактировано Apple Flores (2020-09-30 00:56:28)

+2

11

[AVA]https://i.imgur.com/osxopQR.png[/AVA]

These hearts adore
Everyone the other beats hardest for
Inside this place it's warm,
Outside it starts to pour.


       Я увлекаю парня в ласковый поцелуй, окончательно стирая грань между отчаянием и безрассудством. Скорпиус жаден и нетерпелив – ему моя нежность чужда. Я же послушно поддаюсь, не в силах противиться, соглашаюсь с его правилами игры. Его руки холодны настолько, что обжигают – тем отчетливее, ярче чувствую каждое прикосновение. По телу пробегают приятные мурашки от скользящего вниз движения его ледяных пальцев. Вздрагиваю и резко выдыхаю стон прямо в губы Скорпиусу, не сумев сдержать свои эмоции. Он же легонько прикусывает мою губу, и я, слегка теряясь, мягко врезаюсь короткими ноготками в его кожу, оставляя едва заметные красноватые следы на его спине. Медленно отстраняюсь и с любопытством вглядываюсь в беззастенчивый блеск его глаз.


Разве смог бы я без тебя, Скорпиус Гиперион Малфой?

      Правая рука ласково скользит вверх по его щеке. Легким движением касаюсь уха парня, затем слегка отстраняюсь, аккуратно убирая за него платиновый локон, что так неловко мешаясь, щекочет мое лицо. И, вдоволь налюбовавшись тем, как красиво ложатся тени на точеные черты лица Скорпиуса, вновь тянусь ближе, с каждым новым рваным поцелуем растворяясь в парне все больше и больше. Эта ночь создана только для нас, и никто не посмеет нарушить наш покой. Любовь сильнее любого чертового заклинания.

Я не могу сдержать насмешливую ухмылку, когда Скорп бурчит что-то неразборчивое себе под нос и нетерпеливо начинает расстегивать верх моей пижамы. Помогаю ему разобраться с последними пуговицами и отбрасываю ненужный элемент одежды в край кровати. Сразу же непроизвольно выгибаюсь от резких поцелуев и укусов – Малфой подобен голодному волку, с абсолютно звериной нетерпеливостью готовому растерзать свою добычу. Ловлю себя на мысли, что эта его сумасшедшая версия мне нравится едва ли не больше – страстный и ненасытный Скорпиус совсем не похож на того спокойного и хладнокровного парня, с которым еще год назад я сидел за одной партой. Все чертовски изменилось. И мне это нравится.

Запускаю пальцы в его мягкие, шелковистые волосы, поглаживая, массируя загривок, слегка надавливая, притягивая парня к себе еще сильнее. Руки скользят ниже, касаясь его тонкой шеи, ключиц, груди, живота и исчезая в темноте, за резинкой пижамных брюк. С не скрытым удовольствием наблюдаю за тем, как поддается моим ласкам тело Малфоя – мне чертовски нравится видеть и чувствовать его возбуждение, виной которому стал я. Однако мой эгоистичный триумф длится недолго, прежде чем парень, отбросив свои брюки, нависает надо мной.


Если бы это была прощальная ночь, я бы не позволил тебе быть сверху, – с лукавой улыбкой шепчу я, сам удивляясь собственной наглости, однако через минуту вновь теряю всю свою решительность, стоит лишь Скорпиусу взять в руки волшебную палочку. Нервно сглатываю и вновь перевожу взгляд на парня, в чьих глазах играют огоньки безумства.


Мерлин. Ты сумасшедший.
А еще невероятно красивый.


    Дрожью отвечаю на прикосновения палочки, выгибаюсь от возбуждающих, немного щекотных движений, и, уже сам себя не контролируя, издаю один за одним сдавленные прерывистые стоны. С мольбой смотрю в его глаза – когда же закончится эта пытка? Неужели ты не можешь просто?.. Словно прочитав мои мысли, Малфой останавливается. Палочка с шумом летит куда-то за пределы кровати – дрожу от мысли, что заклинание не сработало, и кто-то может услышать нас, однако парень не дает мне опомниться, вновь слегка придавливая собой и увлекая в страстный поцелуй.


Черт возьми, Скорпиус.

      Поддаюсь вперед, наслаждаясь прикосновением к его разгоряченному телу. Я отстраняюсь, и, слегка дразня парня, провожу пальцами по его набухшим губам. Сильнее прижимая его к себе, легонько кусаю мочку его уха, а затем спускаюсь немного ниже, нежно целуя его шею, слегка покусывая ее, оставляя за собой лишь легкие красноватые следы. Мой большой палец продолжает играть с губами Скорпиуса, проникает внутрь, и это кажется таким чертовски возбуждающим, что я непроизвольно испускаю стон.

Обессиленно падаю на подушку, вновь притягивая парня к себе, целуя его горячие губы исступленно, жадно, ненасытно. Мычу неразборчивые признания в любви ему в губы, нетерпеливо стягивая с себя ставшие внезапно лишними пижамные брюки, и пальцами тянусь вниз, к столь желанной части его тела.


К черту весь этот гребанный мир.
Просто будь со мной.

[NIC]Albus S. Potter[/NIC]
[STA]slytherin soul[/STA]
[LZ1]АЛЬБУС СЕВЕРУС ПОТТЕР, 16 y.o.
profession: ученик Хогвартса, слизеринец.[/LZ1]
[SGN]   [/SGN]

+3

12

Помнишь наш первый раз, Альбус? Помнишь как тело вздрагивало от каждого едва ощутимого прикосновения, шепот заклинания, куда-то в шею, она тут же покрывается мурашками от моего дыхания. У нас обоих нет терпения, губы сталкиваются в коротких рваных, влажных поцелуях. Нам пятнадцать и мы всего лишь влюбленные подростки, нам хочется чувствовать сильнее, брать больше и отдавать-отдавать с таким отчаянным рвением, что сейчас это вызывает улыбку. Но ведь ничего не изменилось, моя страсть к тебе, желание, необходимость. Сейчас я более настоящий, чем когда-либо, ты вдыхаешь в меня жизнь каждым своим стоном. Мерлин, как же мне все равно сейчас на то, что творится там, за тяжёлой бархатной тканью полога, в спальнях, в гостиной, в коридорах, во всей школе и за ее пределами, есть только ты, твои руки..
Размыкаю губы, скользнув языком по фаланге пальца, не одного Ала заводят эти прикосновения. Но я бы сейчас отдал все, чтобы ощутить то, что чувствует он. И спрашивается, чего мне не хватает, он смотрит на меня так, что низ живот сводит в болезненном, но таком сладком спазме, он открыт передо мной, все его тело говорит - ну бери же, что ты медлишь? А мне мало, я хочу ещё. Протискиваю ладонь между нашими телами, горячо, жарко, она тут же становится влажной, наши руки сталкиваются, ведь Ал хочет того же, что и я.
- Не терпится, Поттер? - шиплю ему в губы, еле сдерживаясь, чтобы резко не притянуть к себе его руку, заставить сжать пальцы..
- Может хочешь быть сверху сейчас? - издеваюсь совершенно бессовестно и откровенно, приподнимаясь, чтобы наконец накрыть ладонью его пах, одновременно подаваясь навстречу его руке. Да, мы оба хотим одного и того же - максимальной близости, ощущений на грани, когда стоны становятся хриплыми, превращаясь в мольбу не останавливаться, при том, что все твое тело готово взорваться, разлететься на тысячи маленьких кусочков, тонкая нить, натянутая до предела, когда ты теряешь связь с реальностью, выпадаешь из нее, следуя только инстинктам, ощущениям.
Мои ласки становятся жёстче, я перестаю сдерживаться, он слишком красив, слишком отзывчив, это сводит с ума.
- Ал, - шепчу, уткнувшись в изгиб ключицы, от его запаха кружится голова. Как же я попал, поддавшись этому чувству и назад пути нет, я не смогу без него.
- Я люблю тебя, - шепот добирается до губ, затягивая в поцелуй. Эти слова не требуют ответа, я говорю то, что чувствую, осознанно, прямо, подкрепляя желанием, жаром своего тела, даже мои руки больше не холодные, тепло Альбуса волнами захлёстывает и меня.
Не забывай о том, кто ты, никогда не предавай себя, только ты решаешь кого любить и за кого бороться.
- Акцио, палочка, - выставляю в сторону руку, раскрывая ладонь, древко мягко ударяется об нее и я сжимаю пальцы. Нетерпение, оно заставляет судорожно облизывать губы, сдувать упавшую на лоб челку, спешить. Это же лёгкое заклинание, Скорпиус, ну же, произнеси его. Но, Мерлин, как же отвлекает рука Альбуса, движения такие же прерывистые и жадные, как его стоны. А ведь нам всего лишь нужна смазка, чертово заклинание вертится у меня на языке, но я не в силах остановить Ала прямо сейчас, выгибаю спину, упираясь ладонью в матрас.
После долгой разлуки каждый раз, как первый. Даже моя хваленая выдержка трещит по швам.
Только ты видишь меня таким, Альбус Северус, только ты знаешь что Малфои способны на чувства, способны умолять.
- Стой, - ловлю его руку, в тиски сжимая запястья, сглатываю, пытаясь хоть немного сбавить обороты. Но зачем, если подо мной до одури желанный сын героя волшебного мира, увидь нас который в эту минуту, наверное земля бы разверзлась и мы провалились в тартарары, забирая с собой весь магический и магловский мир. Но он не видит, его здесь нет. Я убеждаю себя или яростно пытаюсь поверить, что мысли материальны? Нет, ни то, ни другое, мне просто наплевать, даже если сейчас он стоит за шторой и под стеклами его очков глаза блестят таким же изумрудным блеском, как глаза его сына, только не от желания, а от злости, неудержимой ярости, затмевающей все вокруг.
Нависаю над Альбусом, завожу руку с палочкой за спину, ему между ног и почти не слышно произношу заклинание, самое безобидное и самое приятное на сегодня и не свожу с него глаз, я хочу видеть каждое мимолётное изменение в его лице, поймать губами шумный выдох, заглушая стон, когда выпуская палочку из рук, мягко развожу его бедра и расслабленные заклинанием мышцы впускают меня.
Ты доверяешь мне, полностью, отдавая мне тело и душу. Я отвечаю тем же, доводя доверие до абсолюта.
Нам не стоит забывать, что магия капризна, ее действие не безгранично, увлекшись мы можем забыть о времени, но ничего не может быть сильнее желания принадлежать друг другу здесь и сейчас.
[NIC]Scorpius H. Malfoy[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/gpVPtAE.png [/AVA]
[STA]Slytherin Heart[/STA]
[SGN] ..................... [/SGN]
[LZ1]СКОРПИУС МАЛФОЙ, 16 y.o.
profession: ученик Хогвартса[/LZ1]

+2

13

[AVA]https://i.imgur.com/osxopQR.png[/AVA]

Играть со мной вздумал?

      Я протяжно стону прямо в губы Скорпиусу в ответ на очередную колкость. Вот же лукавый. Ты же тоже хочешь этого, признайся.

— Заткнись, Малфой, — выдыхаю резко и спустя мгновение все же беру то, что так сильно хочу. Новое прикосновение будоражит еще сильнее, пальцы мягко скользят по твердой горячей плоти. Впрочем, даже не успевая насладиться выражением лица Скорпиуса, я рефлекторно выгибаюсь и поддаюсь вперед от его ответных действий. Не могу сдержать стон – слишком чувственно, слишком… Плавные движения становятся рваными, мы сливаемся в едином ритме. Прикрыв глаза, полностью отдаюсь ощущениям – кусаю губу, прерывисто стону, позабыв о спящих учениках вокруг, позабыв даже о душевной боли, что испытывал всего десяток минут назад. Скорпиус заполнил меня всего, без остатка, перекрыв эту соленую, высушенную от слез пустоту. Во мне больше нет огорчений. Лишь непреодолимое желание быть рядом.

Голова кружится от адреналина, скорость нарастает – не останавливайся, нет, не смей!.. По лбу, немного щекоча, стекает холодная капелька пота. Я нервно сглатываю и запрокидываю голову назад, пальцы свободной руки нащупывают и цепляются за край подушки. Вторая рука двигается рвано, нетерпеливо – от былой нежности ни следа, но мне она не нужна – я хочу большего. Ощущения сносят крышу, решительность Малфоя открывает в моей фантазии какие-то новые, потаенные уголки, и я поддаюсь этой волне, все больше и больше познавая глубины собственного желания.


Я люблю тебя.

      Слова Скорпиуса отражаются во мне волной эйфории. От холодного, совершенно холодного обыденно слизеринца услышать настолько горячие признания в любви – редкость, от того ловлю их с трепетом, встречаю их совершенно счастливой улыбкой. Своими губами ловлю его пересохшие губы и увлекаю в блаженно-яркий до исступления поцелуй, резкий, на меня не похожий – увлеченно кусаю, слегка тяну его нижнюю губу на себя, совершенно забываясь в порывах собственного безумия.

Чувствую, как Малфой поднимается, слегка отстраняясь от меня, и по телу тут же проходят мурашки от внезапно настигнувшего меня холода – мне теперь чертовски не хватает его горячего тела, подобно батарее поддерживающего во мне тепло. Вернись. Он шепчет заклинание, а я не могу остановиться ни на секунду, пребывая в своем иллюзорном мире. Это самая азартная игра из всех – так хочется дойти до окончания. Чувство внутри живота – словно бабочка, что взлетает все выше, и выше, и выше и… Резко опускается, когда рука парня перехватывает мою, сжимая ее сильнее, чем нужно. Я смотрю на него почти разочарованно, хмурю брови, совершенно по-детски надувая губы. Сердце все еще бьется в каком-то совершенно отчаянном ритме – пауза кажется самой страшной пыткой. Однако через пару секунд наступает абсолютное блаженство, когда я послушно доверяюсь заклятию, наложенному Скорпиусом. Издаю самопроизвольный сладостный стон от приятного щекочущего ощущения внизу живота, и устало расслабляюсь, падая на подушку. Движения парня нежны, я ощущаю их как прикосновения шелка к своему телу, и безропотно следую каждому его действию. Зрительный контакт необходим, как воздух – мне не нужно читать мысли, чтобы понять, о чем ты думаешь. Я тоже чертовски хочу тебя. 

     Первый толчок подобен глотку воды в жаркой пустыне – долгожданное удовольствие заставляет сердце трепетать от каждого нового движения. Я не могу отвести взгляда от Скорпиуса, и ловлю неимоверное наслаждение от его расслабленного выражения лица. Мы оба ждали этого слишком долго. Рывки становятся быстрее, разгоняются, словно карусель. Я вновь прикрываю глаза. Голова приятно кружится, полностью перенося меня в эфемерный мир собственных ощущений. Я неловко хватаюсь за спинку кровати, пытаясь удержаться на постели. Стоны переходят в хрипотцу, но я больше не контролирую себя – мозг словно отключается, целиком и полностью передавая обязанности рефлексам.

Мне абсолютно все равно, что будет завтра.
Я хочу чувствовать тебя в себе сейчас – всего, без остатка.

[NIC]Albus S. Potter[/NIC]
[STA]slytherin soul[/STA]
[LZ1]АЛЬБУС СЕВЕРУС ПОТТЕР, 16 y.o.
profession: ученик Хогвартса, слизеринец.[/LZ1]
[SGN]   [/SGN]

Отредактировано North E. Berg (2020-10-02 07:58:46)

+3

14

Мой, только мой. Каждый миллиметр, каждая клеточка.
Границы стираются, когда наступает полное единение, нет меня и не нет Ала, есть мы, переплетение пальцев, языков, тел. Шепот, переходящий в хриплые стоны. Одеяло сползает на пол, палочка падает вслед за ним, простыни под нами смятые и влажные, они ещё долго будут хранить его запах. Наклоняюсь, слизывая капельку пота над губой Альбуса и жадно целую, забирая все его стоны, потому что они принадлежат мне, только мне и сейчас чувство собственничества внутри меня достигает пика. Никто не посмеет разорвать то, что связывает нас двоих. Магия искрится между нами, я ощущаю это кожей, с каждым толчком, с каждым поцелуем, которые мы вырываем друг у друга, будто они последние и завтра мы посмотрим на себя другими глазами. Отчасти так и есть, никогда ещё близость не была такой жадной, я мечу тело Альбуса, прикусывая кожу на плече и шее, придется использовать заклинания, чтобы скрыть эти отметины от чужих глаз, но сейчас я не собираюсь себя контролировать. С силой сжимаю пальцами подушку над головой Ала, другой рукой впиваюсь в его бедро, явно царапая кожу, двигаюсь размашисто, резко, к черту нежности.
Не могу не смотреть на тебя, не могу не целовать уже и без того истерзанные губы, не могу не прикасаться, ты - моё всё.
Какой же он красивый, до одури, до дрожи, особенно сейчас, когда с его губ слетает очередной стон, тело выгибается, а я выпрямлюсь, чтобы обхватить ладонью горячую плоть, почувствовать каждую вену, пройтись рукой по всей длине, собирая смазку, размазать по его груди, пропуская сосок между пальцами.
- Нельзя быть таким красивым, Поттер, - я не узнаю собственного голоса, тяжело дышу, со следующим рывком срываясь на громкий стон. Я уже на грани, накрываю своей рукой руку Альбуса, сжимающую спинку кровати и взвинчиваю темп до предела, потому что больше не могу, желание кончить затмевает все и я хочу, чтобы это было одновременно, хочу видеть лицо Ала, когда судорога пройдет по нашим телам, заставляя до боли закусить губу, чтобы не закричать. И ради этого момента я готов отдать все. Остановиться сейчас смерти подобно.
Смотри на меня, пожалуйста, только смотри на меня.
Последние толчки и рваные движения рукой, пальцы абсолютно мокрые, тела покрыты испариной, мы уже захлебываемся стонами, упрямо пытаясь поймать искусанные губы и сорвать ещё один поцелуй. Меня накрывает такой сокрушительной волной, что кажется на секунды я теряю сознание, меня держит только наша общая магия, я вижу ее свечение, и оно будто исходит от тела Альбуса, слабый серебристо-изумрудный свет и я касаюсь его рукой, разжимая онемевшие пальцы и свет переходит ко мне, тысячами иголочек покалывая ладонь, запястье, предплечье. Я не могу отдышаться и не могу отвести взгляда от Ала и от этого удивительного магического действа, которое происходит прямо сейчас между нами. Я не знаю что это, не знаю как это объяснить, но очевидно это сильнее нас, что-то вырвалось наружу, когда нас захлестнуло наслаждение одно на двоих.
- Альбус, - в горле пересохло, я сглатываю, судорожно облизываю губы. - Ты видишь это? - мне сейчас так хорошо, что я даже не хочу задумываться абсолютно ни о чем. Делаю ещё один мягкий толчок, вызывая шипение и улыбку, прежде чем выскользнуть из такого желанного и чертовски красивого тела и лечь рядом.
- Твоих рук дело? - поворачиваю голову, оставляю поцелуй на плече Альбуса в том самом месте, где сейчас красуется яркий засос и тянусь к его губам, запуская пальцы в волосы, путаюсь в них, притягиваю ближе, целую медленно, сладко, не спеша. Я чувствую, как магия курсирует между нами, наполняя нас собой, словно сосуды.
Я всегда буду рядом, даже если между нами сотни и тысячи километров, ты будешь чувствовать меня, слышать, только ты сможешь унять мою боль, а я заберу твою.
- Я не хочу, чтобы ты уходил, - шепчу, трусь носом о его нос, точно также как это делал Ал, когда зашёл в мою спальню, около получаса назад, или прошло уже два часа...
- Останься, - я знаю, что это невозможно, знаю, что мы точно проспим подъем и в этом случае нас определенно увидят вдвоем в одной постели, но я так не хочу его отпускать. Прижимаюсь всем телом, слушаю его дыхание, мы сейчас максимально расслаблены и это ощущение мне хочется сохранить хоть ненадолго, оно такое редкое, такое ценное. Тела приятно ноют, и я улыбаюсь, прикрывая глаза, возвращаясь мысленно к тому, что только что произошло и по телу проходит приятная дрожь.
Надо дотянуться до одеяла, но у меня совсем нет сил, обнимаю Альбуса, на ощупь нахожу его руку, переплетая пальцы.
Мы обо всем подумаем завтра...
[NIC]Scorpius H. Malfoy[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/gpVPtAE.png [/AVA]
[STA]Slytherin Heart[/STA]
[SGN] ..................... [/SGN]
[LZ1]СКОРПИУС МАЛФОЙ, 16 y.o.
profession: ученик Хогвартса[/LZ1]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » серебро и изумруд


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно