внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
гнетущая атмосфера обволакивала, скалилась из всех теней в доме, как в мрачном артхаусном кино неизвестного режиссёра... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 13°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » ставки сделаны, ставок больше нет


ставки сделаны, ставок больше нет

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

•      •      •      •      •      —      •      •      •      •      •
STAN & AGATA
Риверсайд, 19.09.20
а у к ц и о н,    н а    к о т о р о м    У о р р е н    у п у с т и л    о д н у    м а л е н ь к у ю,
н о    ж и з н е н н о    в а ж н у ю    д е т а л ь

+2

2

[AVA]https://i.imgur.com/LZvMJuG.gif[/AVA]
[NIC]STANLEY WARREN[/NIC]
[LZ1]СТЭНЛИ УОРРЕН, 37 y.o.
profession: соучастник Торелли, чёрный аукционщик;
storm: Agata [/LZ1]

Мир софитов и блеска; красных дорожек и дорогих loboutin, которые совершенно прелестно сидят на длинных ногах и подчёркивают платья из последней коллекции versace. Здесь каждый невероятно счастлив, ведь, он богат и занимается очень важным делом - благотворительностью. И, возможно, завтра обедневший мигрант, наконец, получит первый транш для своего жизненного начала и будет молиться за того или иного мажора, чтобы его средства снова преумножались, а он их совершенно безалаберно спускал. Они все, как один со свиными рылами, светящимися глазами и чемоданами, наполненными кэшем: грязные политики, продажные судьи, бандиты, чьи руки по локоть в крови невинных, а нос вечно по ветру и в кокаине. Уоррен чувствовал себя в этом обществе "вельмож", как рыба в воде; ему нравилось отвешивать комплименты барышням и шутить с их папиками об искусстве [хотя, ни один из ни рожна в этом не понимал, но как же приятно иногда побыть умным].

Благотворительный же вечер организовывала Тарантино, и как бы ему не хотелось находится в её обществе именно сейчас, а денежки на дороге не валяются. Посему Уоррен просто наступил двумя ногами на свою честь, и подкинул парочку ультиматумов, мол если работаем вместе, то по-моему. Ему не в первой было выставлять на аукционах свои экспонаты, процессию он знал "от" и "до"; посему всегда может пойти на другой, если вдруг испанку не устроит его расклад. Да, в конце концов, можно навешать всякой душещипательной херни ле-маман Реджи и предложить взаимовыгодную помощь её прекрасному фонду.

В общем-то изначально всё должно было пойти, как по маслу без заминки и задоринки, но к сожалению, день категорично не задался. Проснувшись в одинокой, холодной постели, да еще и в трусах, что вообще обидно, он натянул поверх свой заранее подготовленный, наглаженный костюм. Между прочим от Лагерфельда, а не какое-то там гавно.  Попытался абстрагироваться и расслабиться, чтобы хоть как-то восстановить в памяти вчерашний вечер. Тщетно, блять. Поэтому Уоррен решает занюхнуть еще дорожку - хуже уже не будет, а того гляди и мозг заработает. Мозговой штурм нарушает душераздирающий писк родной сигнализации, что заставляет его показать в окно ещё вчера гладко выбритую физиономию.

- Твою ж то, нахуй, мать, блять, - не вырывается ровным чёртом ничего, кроме бранной нецензурщины, потому что какая-то баба пыталась запарковаться и случайно краем "жопы" зацепила его ласточку. Ладно, Стэнли, выдыхаем. Просто вызовешь машину бизнес-класса, какую-то теслу, навроде той, что презентовал Агате блядский Орлов [а, она, ведь, стопроцентно с ним тоже трахалась, дорого ж он платит]. Ладно, о ней думать мы сегодня не будем, нам это не нужно. Главное, блистать и всем нравится. Да, Стэн, самое время выходить из тени своих стен. Весёлым, но немножко злым из-за той неумехи на жёлтом пикапе.

Огромная вывеска "полярная звезда" на здании бывшего заброшенного оперного театра сияет, приманивая к себе сотни толстосумов, у которых одна бабочка на костюме стоит дороже, чем съёмная квартира Стэнли. Он медленно поднимается по красной дорожке, здороваясь с мимо проходящими людьми и расплываясь в самодовольной, лестной улыбке. Высокие хрустальные люстры освещают главный зал; фуршетные столы переполнены разного рода явствами [к слову, сегодня основной была выбрана средиземноморская кухня] и дорогим алкоголем, но он берёт себе всего лишь бокал красного сухого, ведь до конца всей процессии ему нужно оставаться трезвым. Главным же лотом была, якобы, репродукция Сандро Ботичелли "Рождение Венеры", которую Стэнли Уоррен заполучил обманом на одном из аукционов Флоренции. Большинство продвинутых охотников за древностями понимали, какую невиданную ценность она имеет среди коллекционеров и только единицы знали, что в руках Уоррена на деле были подлинники. Одним из таких являлся некто Уильям Деверо - продажный начинающий политик из хрен-знает-какого-округа, не такая уж и большая шишка, но по телевизору мелькал; Стэнли часто с ним встречался на аукционах, потом ещё несколько раз в игорных заведениях, где Билли часто напивался и проигрывался. Теперь же он стоял в двух метрах от него, в начищенных до блеска ботинках наперевес с роксом дорогущего blue label и шикарной брюнеткой, которая подчёркивала его статус и смотрела на него, как кошка. Не жена. Потому что Уоррен знает, как выглядит его супруга. Херовый у него брак. Баба изменяет с садовником. Дети тоже не особо любят, но, ведь, об этом никто не знает. Поэтому вполне можно залить в уши "ведомым ублюдкам", какой он ёбарь-террорист, тусовщик и вообще золотце. Да, здравствует мир лицемеров и сволочей.

- здравствуй, Билл, как тебе вечер? - судя по всему неплохо, в особенности наблюдая за тем, как он совершенно неприлично лапает свою спутницу за округлые бедра, невзирая на взгляды окружающих.

- ооо, Стэн, всё шикарно, надеюсь, Ботичелли не уйдет никому кроме меня, ведь, ты знаешь, как я гоняюсь за твоими экспонатами. Возможно, и сам как-нибудь организую подобное мероприятия, ну а сегодня... - и он совершенно ожидаемо хлопает Уоррена по плечу, - я готов сделать самую высокую ставку, ведь, я в курсе, что оно того стоит, - и отвратительно похабный взгляд на свою спутницу. А англичанин же, в свою очередь, наконец, соображает где её видел.

- всё то ты знаешь, - прищуривается, делая глоток янтарной жидкости из бокала, после чего кивает в сторону фуршета и большого количества морепродуктов. Совершенно непрезентабельно хватает одну из очищенных тигровых креветок, и бросает себе в рот, - налегай на афродизиаки, Билли, твоя спутница будет рада, - подмигнуть, добавить, - Стэнли Уоррен, - поцеловать руку, делая умственное заключение о том, что симпатичная крошка совсем не великого интеллекта. Ну, что ж. Чай не ей на конференции выступать, можно и пережить. Зрение, конечно, как и первое впечатление, его бывало обманывало. Но жизненный опыт доказывал, что девушки не от эйнштейновского интеллекта бегут тропой эскорта аки молодые лани. 

А далее, всё будет протекать по сюжету дешёвой голливудской комедии, ведь, стоит нашему почетному слуге народа отвлечься, как его милашка проскользнет вслед за Стэном в туалет, резко прижмёт его к стене и спустится вниз, дабы расстегнуть молнию на брюках.

- Надеюсь, ты не расскажешь никому о нашей шалости? - если выражаться конкретнее, то данную ситуацию он расценивал не как "банальное недоразумение", а скорее как "приятную неожиданность". Тёлочка с доставкой, интересно, сколько же переплатил?

- А минет входит в твой брачный контракт? - смешная проститутка. Святая Мария Магдалена пожаловали к нам в развратную хижину. Но это последнее, что Уоррен успевает сказать прежде, чем крошка возьмёт его член в рот и по какой-то доселе неизвестной ему технике доведёт его до оргазма за десять минут. Наполнить её своей семенной жидкостью было, наверное, лучшей наградой, ведь, Деверо её скоро чмокнет в алые губки, на которых ещё не стёрлась помада.

Самое время выкурить сигарету и отмаячить конферансье, что пора начинать приветственную речь. Рука нервно шарит в глубоком кармане брюк, извечные красные marlboro на месте, но нет одной важной детали. Для справки, из-за зажигалки он бы так не нервничал.

- Агата? - выцепить её взглядом из толпы, дёрнуть за руку и отвести в сторону, - прекрасно выглядишь, и всё такое, причёска прям вот очень гармонирует с платьем, - чётко отчеканивает, пытаясь скрыть свой виноватый вид, после чего добавляет потупив взгляд куда-то в пол, - у нас совсем небольшая проблема, кажется, я проебал флешку со всеми своими аукционными записями, - а точнее её вытащила блядина в темно-синем, которая сопровождает ебаного Деверо.

Отредактировано Reggie Palmieri (2020-09-22 22:29:32)

+1

3

Участие в благотворительном вечере в Риверсайде не входило изначально в мои планы пребывания там. В Риверсайд я прилетела пять дней назад по делам "осиротевших", после войны с Бальби и Лос-Локос, оружейных лавок и двух складов. Компанию в перелете мне составил Энтони Ландо, которого ждал куш в виде оставшейся и нераспроданной техники.
Закрыв этот вопрос, итальянец вернулся в Сакраменто осчастливленным на несколько десятков в забитом грузовом самолете коробками с плазмами, игровыми консолями, ноутбуками и массивными стерео-системами. Я же осталась в городе, чтобы переоформить оружейные магазины под свою организацию и поставить в управление нужных людей. Сам персонал менять не пришлось, а вот людей, стоявших у руководства надо было подвинуть.

Остин Крейк, один из учредителей фонда "Полярная звезда", с которым я имела тесный контакт по отмыванию денег через фонд, а так же контрабанде ввозимого в Мексику и Венесуэлу оружия под прикрытием гуманитарной помощи, сообщил о мероприятии задолго до званного вечера. Я сразу же взяла на себя необходимые организационные моменты, закладывая в смету свой интерес. Например, аренда зала была куда дешевле, чем значилась по договору, а алкоголь я поставляла свой, не стесняясь выставлять счета на оплату фонду. Конечно, чтобы твое имя мелькало на рекламных щитах в зале, надо играть на щедрости, поэтому несколько коробок элитного сорта виски являлись благотворительным взносом в обмен на вписанное имя организаций-спонсоров вечера.

Самое неудобное в этом всем, было работать с Уорреном после нашего смачного разрыва. Он выдавал свое недовольство трезвым и серьезным тоном, не позволяющим внести хоть долю кокетства и жеманства. Мужчина всем видом показывать себя обиженным мужчиной. Я же была занята другими своими личными проблемами, такими как всплывший факт того, что это именно Пласентино подвел Орлова под кому. С учетом всего ранее произошедшего, Адам теперь казался мне истинной змеей, Горынычем на холме из трупов. И как бы не хотелось признавать, что в словах Стэна на счет итальянца была правда, но, да, он тот еще сукин сын, а я использованная и выебанная (при чем даже в прямом смысле слова) сторона.
Конечно, с британцем я об этом не поделюсь, предпочитая зарываться в работу, чтобы отвлекаться от той неразберихи, что опасным страшным смерчем творилась в голове. Я вновь не решала проблемы, а убегала.

На торжество приехала задолго до открытия, убедилась, что алкоголь поставлен, имена спонсоров внесены в карточки, а кухня та, которую я буду поглощать с особым удовольствием и которая, непременно, намекнет на статусность и особенность встречи, чтобы каждый гость чувствовал себя королем, даже если морепродукты встают поперек горла ему и вызывают тошноту.
За час до открытия, вернулась в номер отеля, сменив джинсы с рубашкой на алое платье в пол на тонких бретелях. Со спины ткань оголяет лопатки, спереди - вырез, при которым носить лифчик было бы дикой несуразицей, потому без него. Разрез до бедра, но не броский, а позволяющий увидеть загорелую кожу ноги только при ходьбе, когда ткань мерно раскачивается. Туфли на высокой тонкой шпильке дополняют образ, как и бриллиантовое колье с серьгами.

Я выгляжу здесь своей. Улыбаюсь в ответ, приветствую гостей и других членов фонда. Предлагаю ознакомиться с программой торжества и пропускаю несколько глотков с политиками и криминальными авторитетами, приехавшими сюда из других городов.
Когда знаешь с кем ведешь диалог и кому хочешь понравится, то подобные рауты уже не кажется скучными или неудобными, нет, для меня это прекрасная возможность обрасти связями. Как например коллекционер по имени Элнтон Ллойд-Уэббер, приехавший из Лос-Анджелеса. Нас представил Остин, сказал, что мистер Ллойд увлекается огнестрельным оружием 14-16 веков и я могу быть ему полезна в поиске ценных экземпляров. Так началось мое общение с американцем, которое по итогу выльется в пару выгодных сделок, но эта история случится немного позже.

От фуршета, когда я поглощала свежую мидию с лимонным соком, меня дергает Уоррен. Несмотря на спешку, я опрокидываю остатки шампанского в себя, не лишая удовольствия ощутить яркие вкусовые краски на языке.
- Стэнли, дорогой, сохрани свою страсть до ночи - смею отшучиваться, намекая на возможный секс - уж очень мужчина был взвинчен и напряжен, ему необходимо потрахаться.
- Да, прическа и серьги, ты мне это уже сегодня говорил - я поправляю черный локон, упавший на плечо, от чего цепочка украшения тонко брякнула, и меняю расклад шутливых эмоций на выжидающий. Уоррен явно чем-то озабочен, поэтому пусть скорее переходит к делу.

- В смысле, блять, проебал? - тон становится более грубым и удивленным, а брови хмурятся в знакомой мимике, выражающей мое неудовлетворение и раздражение ситуацией.
- Ты ее забыл в креветке и сожрал? Уронил в писуар? Что значит проебал? - я взмахиваю руками, испытывающе глядя британцу в голубые глаза. - Мне ее сейчас надо найти? Это я что ли должна отвечать за твои документы? Или что ты от меня, черт побери, Стэн хочешь? Ты, мать твою, безответственное хуйло, раз просрал такую информацию. И ты прекрасно знаешь, что с тобой будет, если мы не закроем этот вопрос в течении торжества. А теперь скажи мне как есть и живее! - я скрещиваю руки на груди, ожидая подробностей, чтобы понять тяжесть произошедшей ситуации. Но глядя на раздосадованного и смущенного Уоррена, что-то подсказывало, что все хуже, чем накиданные мной варианты вслух.

+1

4

[AVA]https://i.imgur.com/LZvMJuG.gif[/AVA]
[NIC]STANLEY WARREN[/NIC]
[LZ1]СТЭНЛИ УОРРЕН, 37 y.o.
profession: соучастник Торелли, чёрный аукционщик;
storm: Agata [/LZ1]

Перед глазами понеслись предыдущие аукционы, в которых он принимал участие. Для начала нужно было, чтобы разум-интеллект снова согласился с ним сотрудничать. А это, между прочим, достаточно сложно после того, как удачно оргазмировал. Предельное желание наполнить лёгкие горьким сигаретным дымом продолжало преследовать несмотря ни на что; а, ведь, психолог или терапевт, мать её разбери, говорила, что прежде чем избавиться от игромании, надо искоренить в себе также другие пагубные привычки. Уоррен бегло шныряет глазами меж огромного количества фешенебельных платьев в поисках знакомых лиц: черные, синие, фиолетовые, золотые. Блять, аж слепит. Ловит боковым зрением одного из своих старых компаньонов, экспонаты которого он с радостью разрешил выставить тоже за небольшой откат. Кеннет О'Ши - мерзопакостный, рыжеволосый ирландец. Всем пиздит, что никогда не был в местах не столь отдалённых, но Реджи, по просьбе Стэна, навёл о нём некоторые справки, чтобы в случае чего было, чем крыть. Занимается в основном антиквариатом, касающимся эпохи Тюдоров, пару раз пытался стырить оные из домов превелигированных семей под видом богатого коллекционера, но давайте не кривить душой... Где О'Ши в своём отвратительно бесвкусном галстуке цвета травы? И где богатые коллекционеры? Он приветственно машет Стэну своей волосатой лапищей и как-то отвратительно дебильно улыбается, посему англичанин начинает подозревать и его тоже.

- Ой ли, Тарантино, прибереги свои ведьмовские чары для других идиотов. Их сегодня будет много, авось, теслу подарят, - произносит нахмурив брови, а потом более расслабленно добавляет, - аааа, тебе ж уже подарили. Профит, - вообще обмениваться всякого рода "любезностями" с Агатой было не самой лучшей идеей, всё же Стэн надеялся, что она каким-то образом сможет ему помочь. Ведь, враги подступали со всех тылов, и хрен пойми на кого можно положиться, если не на женщину, с которой ранее делил постель. Выглядела она, конечно, потрясно и даже в сравнении не стояла с той брюнеткой "из туалета". В общем-то, его поведение вплотную было обусловлено их разрывом. К сожалению. Не будь англичанин злопамятным гавном, давно бы отпустил ситуацию; но слишком уж испанка запала ему в душу, даже чересчур. С такими женщинами редко выходит дружить. Либо любить до одури, либо ненавидеть всеми фибрами. Третьего не дано.

Из-за нервов живот предательски заурчал, как шлюха после длинной ночной смены и вот-вот прилипнет к позвоночнику; голод невероятный, посему он хватает несколько мидий [которые, к слову, только что ела Агата] и небрежно швыряет их в рот. После чего в наглую берёт из её рук бокал на тонкой ножке, и осушает его до дна. Женщина, и почему ты не пьешь крепкое, как все нормальные люди?!

- Видишь вот красотку в синем платье? - Стэн обходит Агату со спины немного придерживая за плечи, будто бы направляя аки бронебойный патрон. Слегка оттопыренный указательный палец правой руки сейчас служит стрелой компаса, как бы неприлично это не было, - а рядом тот свин Деверо стоит... Вон в шею её целует, за жопу держит, - несмотря на все нервы и абсурдность ситуации, Уоррен всё равно был по ребячески горд за самого себя. Вообще, надо будет подсказать Биллу, что когда в слепую заказываешь тёлку из эскорта можно сыграть в русскую рулетку [если, конечно, не пользоваться постоянной службой]. Вот была бы хохма, если бы с утреца к нему приехала какая-то опухшая баба с трассы с парой выбитых зубов. Пришлось бы рассказывать присутствующим о вреде женского алкоголизма и минусах супружеской жизни.

- Короче, минут десять назад она меня затащила в туалет, - теперь он развернул Тарантино лицом к себе, обращая непосредственное внимание на свой опрятный вид, - Как видишь, раздеваться не пришлось, - аплодисменты, Стэнли, тактично и по-английски, - потом я вышел... В смысле, она раньше, я чуть позже. А флешки нет, - мужчина виновато вывернул карманы, демонстрируя их содержимое в полной мере: ключи от машины, сигареты с зажигалкой, бумажник. И никакой, мать его, флешки.

- Уоррен, давай начинать, люди скучают! - будто дьявол из преисподней перед ними появился конферансье в чёрном фраке, который тоже, похоже, нервничал. Хотя, за предложенные ему деньги, по авторитетному мнению нашего героя, он должен им [всем] вылизывать обувь, а не шататься здесь с вынуждающей мордой лица, да ещё подгонять по чём зря.

- Слышь, у тебя там скрипачка была и факиры на закрытие? Выпускай их сейчас тоже, скажи, что доплатим. И пусть начнёт что-нибудь из "времён года" лабать. И пусть все гости думают, что так запланировано, - голова начала предательски раскалываться, поэтому Стэн поморщился и нервно потёр переносицу; прежде чем прогнать чувака во фраке по добру по здорову в сторону главной сцены.

- Нам нужно как-то оттащить её от "малыша" Билли. Поэтому мне нужна твоя помощь, ты её можешь позвать припудрить носик или что вы там ещё бабы делаете за закрытыми дверями в дамских комнатах? - где-то здесь нужно добавить "пожалуйста", но как-то Уоррен этот момент упустил. Да, и вообще, не чужие люди же.

Отредактировано Reggie Palmieri (2020-09-24 20:35:37)

+1

5

К Уоррену после разрыва я старалась относиться с терпением и понимание, считая его пострадавшей стороной. Хотя, если разложить на чашах весов случившиеся проколы в виде взаимных измен, то мерная стрелочка держит четкое равновесие: я развлекалась с Адамом, пока британец пропал с радара моей жизни, и Стэнли придался отрыву со стриптизершами. Пусть, мужчина заявляет, что до секса дело не дошло, я в это слабо верю. Серьезно? В компании кокса, алкоголя, сигарет, голых девок и двух демонов, носящих имена Реджи и Адам, да подначивающих уходить в отрыв? Нет, Уоррен мог сколько угодно кричать о своей верности, но в число изменников я его с легкой руки занесла, и на этом поставив точку.

Подколы и ерничество британца старалась принимать на шутке и легкости атмосферы, пусть он и откровенно показывал свое недовольство теми мужчинами, что меня окружали. Пытался унизить и показать, что я продаюсь и покупаюсь. Дорогая шлюха. Очень дорогая.
У меня же к этому вопросу было свое мировоззрение: все мы покупаемся и продаемся, это так. Кто-то за нежность, заботу и безопасность, а кто-то за материальные ценности. Я же хотела всегда и того, и другого. Окружить себя всеми аспектами комфорта и шика. Если любить меня, то сопровождая свои чувства щедрыми подарками и вниманием - в этом Орлову и правда не было равных, взять даже ту пресловутую теслу, которую Уоррен не упустил случая припомнить. Вот только мои тело и душа, как лот, еще не были разыграны ни Георгию, ни кому-то другому.

- И не только Теслу дарили. Еще и обручальное кольцо - а в мыслях: вот, смотри как искрит на безымянном пальчике - красуясь показываю руку, усыпанную кольцами, где, помимо кольца от Орлова с огромным бриллиантом, соседствовали и другие - увешивать себя кольцами и браслетами я любила и могла себе это позволить, обозначая тем самым свои финансы и образ зажиточной ганста-леди.
- Оу, ты ж не знал, да? Пока ты потрахивал шлюх, мне кто-то другой обещал верность, любовь и ебаную ТЕСЛУ! Две Теслы! - я вспылила, не удержав за замком эмоции раздражения и досады. Признаю, хотелось кольнуть, хотелось зацепить побольней, хотелось выжечь эту ухмылку с лица мужчины и отбить у него желание шутить со мной насчет того, кто остался рядом. Пусть, я сейчас и находилась в ссоре с русским, но знала, что это не продлиться вечно. Просто дала себе установку остыть и разложить ситуацию по полочкам.

Но оставим сейчас наши кошачьи разборки. Я включилась во внимание, когда Стэн разворачивает меня к залу, пестрящему людьми в дорогих костюмах и платьях на заказ. На каждом из приглашенном обязательно швейцарские часы, как показатель того, что играть сегодня они могут по крупному, на спутнице - озорной блеск драгоценных камней, чтобы подчеркнуть свое состояние или состояние супруга. И среди этих кошельков на ножках Уоррен показывает мне особу в синем платье, которое при тени освещения заиграло фиолетовым отливом. Дополняет ее образ щекотливыми подробностями их близкого знакомства, случившегося в уборной комнате. От этого факта мои брови ползут вверх и я не скрываю изумления, поворачиваясь к англичанину.

- Ты, блять, реально хочешь сказать, что не почуял подвоха, когда такая красотка стала искать твой хуй? Тебе сперма в голову ударила раньше, чем ей в рот? - приходилось делать усилие, чтобы не орать в полный голос. Ведь услышанную лексику не поймут, хоть каждый из присутствующих и сам, наверняка, не против кинуть крепким словом при определенной ситуации.
Но я держусь, выплескивая свое разочарование не в тоне голоса, так в едком и уничижительном взгляде. Скрещиваю руки на груди, когда нас отвлекает конферансье и просит начать вечер, отстукивая пальцами по стеклу своих наручных часов. Стэн на скорости и нервах отделывается от паренька, возвращая внимание ко мне, как к единственному спасению его жалкой жизни.

- Я поняла тебя. Жди в одной из кабинок, только штаны не снимай на этот раз. Будешь мне должен - отвечаю на его просьбу и, перекинув волосы на одно плечо, взяла уверенный курс к гнусной сосалке и ее кавалеру.
Завожу непринужденный разговор, спрашивая о качестве кухни, ассортимента алкоголя и интересуясь планами на ожидающиеся лоты. Потом наклоняюсь к девице на ухо и, косясь на ее зад произношу: - Детка, у тебя, похоже, катастрофа: то ли ты села в бокал с вином и остался красный след, то ли месячные пришли не по плану. Пойдем, я тебя провожу, хотя ты, наверняка, уже знаешь где находиться туалет - тонкая отсылка к тому, что я в курсе, что девушка постояла на коленках на кафельном полу сортира. Но моих намеков она не поняла, ахнула и извинившись за отлучку, поспешила в дамскую комнату. Я направилась за ней.

Уборная была пустой, поэтому когда мы оказались внутри, под звонкую болтовню озабоченной ситуацией девицы, я повернула замок. Она не отразила этот момент, начиная крутиться возле зеркала и рассматривая свой тощий зад.
- Эй, я ничего не вижу - протянула девушка, дергая подол платья. И в этот момент замечая в отражении появившуюся из-за двери кабинки фигуру Стэна. - Что ты здесь делаешь? - по выражению лица девицы было видно, что она испугалась: ее глаза расширились, а руки прекратили теребить синюю ткань. Затем она стрельнула глазками в мою сторону, ища ответы. Но вместо этого ей прилетело по лицу размашистым ударом ладони, царапая щеку одним из колец.

- Господи! - заорала она - Ты что, ебанулась?! - на что ей тут же прилетело и второй раз.
- Мне сказали, что ты дорого взяла за отсос. Где флешка, пизда ты волосатая?
- Какая флешка? О чем это вы? - включает эскортница дурочку, но выходит недостоверно, под давлением моей ярости и злости Уоррена - Ах, это все из-за минета? - она поворачивается к британцу, надменно глянув на него - Я отсосала твоему парню так, как не смогла это ты? Милый, а тебе понравилось? Хотя, чего я спрашиваю, судя по тому как ты быстро... - я прервала ее потужную речь горделивой самки цепко схватив за серьгу в ухе и дернув, разрывая мочку.
Девушка визгливо завопила, хватаясь двумя руками за ухо и на рефлексе пятясь назад, но врезаясь в грудь Стэна. Что-то мне подсказывало, что защитника в этих разборках она выбрала не верного, ведь британец был разгневан не меньше моего, будучи разведенным как девственница на анальный секс и использованным.

+1

6

[AVA]https://i.imgur.com/LZvMJuG.gif[/AVA]
[NIC]STANLEY WARREN[/NIC]
[LZ1]СТЭНЛИ УОРРЕН, 37 y.o.
profession: соучастник Торелли, чёрный аукционщик;
storm: Agata [/LZ1]

У неё было гораздо больше преимуществ перед ним, ведь, она, как никто другой умеет множить ненависть внутри себя приправляя это всё тоннами женского очарования и оборачиваться острыми, как наконечники самых острых иголок, шипами. Ядовитые копья один за другим летят в сторону мужчины, но он то мастерски уворачивается, то ловит, разрезая руки [ладони]. Но держится молодцом, чего уж там душой кривить? Она давно уже намекала на пресловутое "beneath me", но Уоррену как-то абсолютно похуй. Единственное, что он понимал - он просто был её искомой причиной для разрыва с Давидом. Недостающий икс в уравнении, потерянный кусочек пазла. А когда картинка сложилась для неё наилучшим образом: бывший мавр мёртв, наследство в её тоненьких пальчиках. Ба, да на кой чёрт теперь нужен этот рыжий англичанин [пусть даже невероятно обаятельный]. Конечно же, ему страшно тоскливо, дико от подобного рода размышлений, но из песни, к сожалению, слов не выбросишь; а стоять на обломках разрушенных зданий заново собирая недостающие, кое-где обугленные кирпичики не имело никакого смысла.

- У тебя нет вкуса, я за минимализм, - буквально двумя пальцами левой руки отодвигает её запястье от своего лица. Нет, он, конечно, и ранее знал, что итальянцы с испанцами практически цыгане, но не до такой же степени, - Если тебя безумно волнует слава Эсмеральды, я с радостью найду тебе здесь горбуна, - морщится, отвечая колкостью на колкость. И невероятно радуется в сердцах, что всё же получилось её задеть. Значит, есть ещё порох в пороховницах, а ягоды в ягодицах.

- Так, а сейчас не понял? Я что недостаточно хорош для какой-то длинноногой мокрощелки? То есть, мой контингент - это только кто-то за тридцать? - девчонка, на самом деле, была красивая. Не настолько во вкусе Уоррена, чтобы в будущем вспоминать об этом, как о лучшем отсосе в его жизни. Но всё же не дурна. Он не любил баб выше себя ростом, как-то это не по-людски, когда дышишь какой-то каланче, непосредственно, в зону декольте. Да, и к слову, с грудью там тоже не особо, то ли дело Тарантино. Будто бы проскользнуло время для отвратительно похабного сравнительного взгляда, который Стэн, вооружённый исключительно собственной наглостью, даже и не попытался красиво скрыть, - Кабинка. Жди. Две девочки. Звучит очень волнительно, - и как раз самое время покурить.

Закрывшись в одной из кабинок, Уоррен в очередной раз изъял зажигалку и сигарету из брючного кармана. Всего одного маленького всполоха кремния иногда достаточно для того, чтобы выпасть на несколько минут из реальности, выпуская кольца белоснежного дыма в воздух. В голове он тщательно перебирал варианты, кто же всё-таки мог ему так насолить? Среди присутствующих на аукционе сотен, только десяток людей знал об истинных его предназначениях; они же и заносили внушительные суммы в казну "на светлое будущее". Подозрение, естественно, падало на малыша Билли, но зачем ему это? Для чего? У него есть деньги, связи, он знает, сколько на самом деле стоит каждый экспонат и соображает всё о его ценности; к тому же, чего душой кривить, Деверо - далеко не глупый мужик. Или как там учил Реджи: "не суди человека внешне". Какая разница, что вместо того, чтобы прийти на аукцион со своей старой, глупой коровой, которая едва вылезла из засаленного халата - Уильям снял проститутку. Возможно, миссис Деверо и вовсе не в курсе, что он присутствует на таком мероприятии, ведь, он на старте так рьяно избегал вспышек фотокамер. Другой вопрос: возможно, кто-то заведомо был в курсе того, что сегодня Билл позвонит именно в "то" агенство, и снимет именно "ту" шлюху.

Сигарета потихоньку тлела, зажатая между пальцами. В уборной послышался женский трёп. Шоу начинается. Стэн толкает дверь кабинки, наблюдая в отражении зеркала, как гримаса девчонки сменяется с озабоченной на удивлённую. А далее уже испуганную, когда Агата с размахом лупит её по лицу. От этой мегеры всего можно было ожидать, конечно, и Уоррен соврал бы, если бы сказал, что чувствует себя сейчас абсолютно спокойно. Он, в принципе, уже начал привыкать к её выходкам, из серии "милый, я тут немного запачкалась, выйди, пожалуйста", а дальше картина репина "приплыли" и кадр из "я плюю на ваши могилы" в одном флаконе. Но выглядело это всё даже более, чем сексуально [если хочешь почувствовать себя конченым извратом].

- Агата... - только и вырывается у него на выдохе, прежде, чем следующая пощечина прилетела брюнетке по лицу, разжигая на щеках пламя и вполне стыдливый румянец. Но милашка оказалась не робкого десятка, и вместо того, чтобы расколоться начала горделиво хвалиться тем, как быстро она управилась. Вплоть до того, как злобная Тарантино не ухватила её за мочку уха до самого разрыва.

- Так, назад! - прильнувшая к груди девочка, это, конечно, волшебно, но не в данной ситуации. Посему Уоррен толкает её обратно усаживая вторые девяносто, а быть может девяносто пять [со второго раза не разберёшься] на фарфорового друга, - Значит, так. Я рад, что ты, наконец, познакомилась с хозяйкой данного мероприятия, и, наверное, сообразила насколько сильно ты её огорчила, - мужчина облокачивается на дверь кабинки, упираясь одной рукой в колени, а второй приподнимая её лицо и устремляя свои иссиня-голубые точно ей в глаза, - Если ты будешь вести себя хорошо, и скажешь, где флешка и кто попросил тебя её украсть, то я не оставлю тебя с ней, - взгляд на Агату, потом обратно, - наедине. Либо я уверен, что нам ничего не стоит отрезать эти наманикюренные пальчики по одному и отправлять письмецом в тот бордель, откуда ты вылезла. Кстати, тому кто тебя на это сподвиг тоже будет абсолютно похер. Защиты не ищи, - а, ведь, и правда. С одной стороны даже жалко девчонку - расходный материал, как он есть. Стэн знает непонаслышке, что это такое.

- Ирландец. Рыжий. Кеннет или как-то так. Он сказал, что доплатит за эту пару тысяч, мол какая-то ценная информация, стоит денег, - девчонка отворачивается в сторону, вытирая лицо тыльной стороной ладони; судя по всему беспокоится за товарный вид, - у меня её уже нет, я отдала буквально сразу, как вышла от тебя, - слёзы начинают бежать градом, рисуя на лице чёрные разводы от модных smokey-eyes.

Отредактировано Reggie Palmieri (2020-09-25 18:14:44)

+1

7

За говорливость, наглость и надменность девку хотелось уебать. И я бы продолжила рвать ее огромные несимметричные уши с дешевой подделкой серег на бриллианты, если бы не Уоррен. Бросаю на мужчину хмурый взгляд и выдыхаю, как львица перед охотой: резко носом, едва пар не пошел.
Конечно, я считала остановку излишней и в моем плане было еще девку знатно потрепать, а только потом слушать ее рассказ - тогда, когда она точно поймет, что я не шутить пришла и не миловаться втроем, заглатывая яйца Стэна поочередно.

С каждой подобной стычкой и наебством терпения и дипломатии во мне все меньше. Каждый раз я наблюдаю несуразные разыгранные спектакли или натыкаюсь на молчание, наполненное чувством важности делу. И никто, сука, никогда не открывает всех тайн с первого "давай ты сейчас все скажешь и твои пальцы/уши/колени останутся при тебе". Все искренне полагают, что я шучу, пустословлю и всего лишь запугиваю, не способная поднять руку и сделать человеку больно.
От того все чаще прихожу к прочной мысли, что диалог надо начинать не с вопросов, а с четкого поставленного удара по самовлюбленной рожи. Чтобы осознание того, что я умею делать больно, что мне нравится делать больно, пришлось быстрее. Терять время - вот чего я ненавидела. Потому что мое время было очень дорого. Кому как ни Уоррену об этом знать? Цену времени, которое мы упустили, потратили, не смогли выплатить выставленные счета. Два месяца, в которые я продавалась другим и покупала других.
И я уже знаю точно, что никогда не стану никого ждать. Это чертовски дорого.

Я выжидающе отстраняюсь, позволяя британцу перетянуть одеяло переговоров и поиграть в "доброго-плохого копа". Плохим была я - об этом и сам Уоррен сообщил, пригрозив девице расправу, если не заговорит. На удивление, молодая особа заговорила, глотая слезы и не рыпаясь на толчке.

- Кеннет это который с ядовито-зеленым галстуком? Блять, вот ведь червяк гнусный - в тему было добавить, что по его выражению лица сразу можно было обо всем догадаться, но юмор в том, что здесь каждый второй выглядел как конченный вор в законе, продажный политик или судья-взяточник. Все улыбались слишком фальшиво, не искренне, по указке. А еще смешнее, что каждый из присутствующих прекрасно знал о царящем лицемерии и отвечал тем же.

- Тебе, сука, повезло, что нам сейчас надо спешить, чтобы размотать кишки этого рыжего пидораса. Иначе бы я не побрезговала макнуть тебя башкой в унитаз, куда до этого поссал твой ебарь - желание проучить эскортницу било мной через край, разливаясь тьмой в глазах. Ее глупость в купе с желанием легких денег, заводили во мне агрессию, расширяя сосуды и вены. Хотела легких денег? Пару тысяч? А вот когда останешься с раскрашенным лицом, то запомнишь навсегда, что легких денег не бывает - первое, а второе - прежде чем что-то воровать, надо знать у кого.
Поэтому я стою, разрываясь в желании огреть мокрощелку, но Стэнли дергает меня, поторапливает искать хитросделанного ирландца.

- И бриллианты твои - подделка - бросаю в девушку серьгой, заложив в резкий выпад рукой всю свою враждебность, как к ней, к ее поступку, так и к ситуации в целом. Тороплюсь в зал за аукционщиком, который во все глаза высматривал носителя изумрудного галстука, сосредоточенно хмурясь.

- Та съебался наш друг. - вывод напрашивается сам собой, поэтому дергаю Стэна за рукав, утягивая за собой к выходу. - На какой тачке он был? - мало ли Уоррен в курсе какие автомобили предпочитают его конкуренты, партнеры и друзья. Но, увы, и за информацией пришлось торопиться в комнату охраны, чтобы попросить прокрутить последние пять минут на наружной камере - до того самого момента, когда О'Ши садиться за руль ярко зеленого (ночная съемка не передает всей насыщенности цвета) Порше и укатывает в ночь.

- Ты за рулем - отдаю англичанину возможность показать свой лихой характер в охоте за ирландцем, доверяя скорость и машину ему больше, чем себе. В умении управлять автомобилем Уоррен обходил меня, и мне не давило на гордость признать это: - Ты его догонишь, он вряд ли сразу рванет из города. Скорее всего в отель за шмотьем поехал. Там его и перехватим - не заметить припаркованную тачку зеленого цвета возле гостиницы, которых было не так много в Риверсайде, дело не такое уж и сложное. А Кеннет наверняка еще и хвоста не ожидает, полагая, что все идет по маслу. Если, конечно, безухая шлюха не прислала ему вдогонку сообщение о том, что ее воровство разоблачили. Но я надеялась, что блондинка урок с оторванным ухом усвоила и вставать на пути дважды уже не станет.

Отредактировано Agata Tarantino (2020-09-25 21:47:52)

+1

8

[AVA]https://i.imgur.com/LZvMJuG.gif[/AVA]
[NIC]STANLEY WARREN[/NIC]
[LZ1]СТЭНЛИ УОРРЕН, 37 y.o.
profession: соучастник Торелли, чёрный аукционщик;
storm: Agata [/LZ1]

Вернёмся к О'Ши и его отвратительному зелёному галстуку. По факту, Уоррен никогда не принимал всерьёз этого ушлёпка. Ему казалось, что это даже забавно наблюдать, как он переминается с ноги на ногу; вечно спотыкается об камни, непременно поскальзывается на только что вымытом полу, но от чего-то всё равно никогда не смотрит под ноги. Его дешёвые натёртые до блеска туфли, выдранные на одной из распродаж по сладкой цене, никогда не обманут ни даму в платье от Вивьен Вествуд, ни тем более мужчину с коллекционными rado. Но Кеннет, ведь, не робкого десятка. Он пытается, старается, бежит трусцой в светлое будущее без оглядки. Такие люди - они, как затычка в каждой бочке. Их сценарий до того прост и предсказуем, что возможно уже стал вдохновением для малобюджетных ситкомов, где такие же О'Ши громко ржут за кадром, проливая баночное пиво на старый продавленный диван. Он объективно не красив, и отнюдь даже не обаятельный. Выражение лица, будто он чем-то вечно потрясён, сказываются огромные глаза, которые всегда на выкате; подбородок отсутствует полностью, так что слабый расплывающийся рот начинается прямо от шеи. Вечно воображает себя интеллектуалом, хотя порой не может отличить предметы роскоши викторианской эпохи от эпохи ренесанса. И всё это в нём было бы так смешно, если бы не охуительно трагично. Стоило только блядскому Кеннету сыграть на любви Уоррена к красивым женщинам и сексу. Неужели, это такое преступление?

- Боже, Агата, ну что за наивность? Ты думаешь, что у девчонки, которая с лёгкостью соглашается отсосать за пару тысяч, будут настоящие бриллианты? - нет, в мире имели место быть очень дорогостоящие эскортницы [игрушки богатеев]. Они ценят своё время, безоговорочно следят за внешним видом, а в выходные отправляют в инстаграм фотографии иллюминатора с крылом самолёта; у таких кис совсем другое расписание, и они уж точно, не будут смирно сидеть на крышке унитаза, в ожидании, пока какая-то баба оторвёт им уши с мясом.

Похоже ночь у нашего друга сложится на редкость неудачно. Но всё же он успел пощеголять по красным дорожкам, выпить дорого вина, закинуться парой креветок и, возможно, нюхнуть дорожку кокса в туалете. Можно с изрядной долей уверенности предположить, что ему было одиноко, что он чувствовал себя чужаком, аутсайдером, лишним в незнакомом и, похоже, отвергшем его городе. Но это всё патетика и трагизм, и скорее всего будет уместно на его похоронах. Ведь, сегодня Кеннета О'Ши, похоже, видели в последний раз.

- У меня только один вопрос на засыпку, откуда у него Порш?! - недовольно хмыкает, прыгая за руль шикарной машинки, которую Агата арендовала себе на вечер. Идёт малышка просто охеренно, но Уоррен, естественно, не подаёт виду, проклиная в голове ту тёлку, что ебанула его muscle-car с утра. Теперь он рассекает по почти свободным дорогам риверсайда, где особо не нужно задумываться о пересечении сплошных.

Сентябрь ещё такой тёплый и приветливым, и конкретно в данную секунду совершенно не хочется думать о том, что они оказались в одной машине по чистой, но такой дебильной случайности. А сейчас бы прокатится к океану, да с шампанским и вот теми блюдами средиземноморской кухни, что были на рауте. Наблюдать, как звёзды россыпью падают в воду; где-то вдалеке играют на гитаре старшеклассники, у которых, возможно, вечером случится первый раз; а в небосводе, будто по волшебству, летят китайские фонари, на секунду озаряющие тучи, разливаясь разнообразными оттенками от жёлтого до фиолетового. Едва проскочивший взгляд его голубых в её тёмные, и он снова отворачивается, дабы следить за дорогой и продолжить поиски одного уродливого ирландца.

- Мне сегодня повезло, потому что он полный долбоёб, - нет, ну правда, если бы вы украли нечто жизненно важное, у человека, который запросто может вас пристрелить [в лучшем случае]; в худшем, отдать кому-то более опытному в пытках на растерзание, вы бы приехали в ближайший отель?! Не прыгнули бы тот час же на борт самолёта, летящего в сторону непроходимых лесов, где вас точно не найдут; не пересекали бы впопыхах границу штата с испариной на лбу и дрожащими руками на руле? Навстречу новой жизни и ветрам перемен. Да, только перепутаете попутный морской бриз с обыкновенным сквозняком, поэтому и путешествие очень быстро закончится.

Уоррен резко тормозит возле отеля, выворачивая руль и заглушая мотор, после чего ставит машину на ручник и они оба устремляются внутрь. Консьерж совсем молодой парень, который при виде парочки в дорогих нарядах вытягивается по стойке смирно и довольно улыбается. Наверное, придумал себе в голове, что просто старые любовники ищут укромное место дабы потрахаться. Да, в целом несколько месяцев назад всё так и было, но не сегодня.

- Здравствуйте, мы ищем моего друга Кеннета. Он ирландец, не местный, потерял телефон и мы очень переживаем, как бы с ним чего не случилось, - пытается быть театрально милым, галантным. Собственно, шалость удаётся и мальчишка бегло выдаёт им рассположение номера, где данный фрукт остановился. Теперь их отделяют всего лишь несколько лестничных пролётов, на которых ещё не остыли следы О'Ши.

- Дружище! - выбивает деревянную дверь буквально с ноги, чем пугает мужчину до усрачки. У него и так глаза всегда на выкате, а от последних событий, казалось, стали ещё шире, - Аукцион ещё не начался, а ты уже уехал, ну как так-то? - Стэнли подходит к ирландцу впритык, хватая его за ворот рубашки; после чего наотмашь лупит по морде, возможно, завтра будет синяк. Череп у оного оказался на редкость крепким, - ГДЕ. МОЯ. ФЛЕШКА?

Отредактировано Reggie Palmieri (2020-09-28 20:15:01)

+1

9

Поглощенная раздражением, злостью, досадой и неудовлетворением вечера, я все равно не видела иного решения, кроме как ехать вместе со Стэном. Не знаю, что сыграло свою роль в моем неотступном следовании рядом с британцем в данной ситуации. То, что между нами было в прошлом, а было очень многое и важное для меня, пусть даже по итогу наши дороги и разошлись. Как бы сильно Уоррен не напоминал мне о бывшем супруге, о несдержанных обещаний и рухнувших мечтах, он был и своего рода олицетворением моей решительности разорвать гнилой брак. За это я буду благодарна Стэну, хоть он и отвечает обидой - за то, что стал моим выбор в ситуации, где его, казалось, не существовало.
То ли я бежала за британцем, чувствуя ответственность за сегодняшний вечер и нежелание ударить лицом в грязь перед нынешними и будущими гостями. То ли потому что мужчина подошел ко мне первой, единственной, и я не могла бросить его одного разгребать его ужасную и глупую ошибку.

- Порш от туда же, от куда и твой дорогой глаженный костюм – взял на прокат. – плюю очередной порцией яда, потому что спешка нервировала. Ведь не исключен тот факт, что Кеннет может рвануть сразу в аэропорт, заранее закинув вещи на заднее сиденье изумрудной гоночной тачки.
Но мы ставим на другой ход вещей, хотя я и берусь за мобильный, вызванивая парней Росси, чтобы они подстраховали на подлете к зданию аэропорта и в случае появления рыжего, дали ответную реакцию.

Уоррен крепко сжимает кожаный руль арендованного «ягуара», несясь через ночь. Оставляя позади мигающие желтые светофоры, ярко неоновые вывески клубов, зашторенные витрины магазинов. Оставляя позади вечер, что стер спокойствие и расслабленность атмосферы. Оставляя свои утехи в туалете и мое разочарования его поступком – я этого, естественно не выдам, от того прячу взгляд в мерцании огней за окном. Но мне было неприятно знать, что едва я успела помочь ему собрать вещи, сменила постельное белье на свежее, расставаясь с запахом дорого мужчины навсегда, как он поддался дешевой утехе, словно нырнул в болото с вязкой зеленой тиной. Только истинная досада не в этом, ведь я и сама не стала носить маску всемирной трагедии, а в том, с какой гордостью этот факт Стэнли кинул мне в лицо - отчаянно желая задеть, потревожить мое внешнее спокойствие и безмятежность.

Проезжаем несколько гостиниц, но парковки пусты и неприветливы. Автомобиля О’Ши, который даже в ночи будет сиять ядовитым переливом, не наблюдалось. Я напряженно смотрю по сторонам, надеясь, что тихие маленькие улицы, неприглядно расползающиеся от основного шоссе, дадут ответ в какую сторону уехал Кеннет.

- Вон его тачка же, да? – выкрикиваю, кидая взор на очередную гостиничную парковку, на которой, поперек разметки, была брошена дорогая машина.
Стэнли сворачивает под распахнутый шлагбаум и останавливается рядом с Порше, подчеркивая такую же небрежность и спешность при попытке запарковаться.
Летим в фойе, расспрашивая улыбчивого и приветливого администратора о том где мы можем найти Кеннета. Ответ следует незамедлительно и не теряя минут на любезности с парнишей, поднимается, игнорируя лифт, до второго этажа. Номер 206.

Британец вваливается без стука и приглашения, смачно и резко выбивая дверь с ноги. Хиленький электронный замок не выдерживает сопротивления, вылетая вместе с щепками.
Ирландца мы застали за активными сборами: сумка с вещами на полу, ноутбук на крови, сам мужчина вытряхивал номер сейфа, забирая свои жалкие пожитки, которые он называет ценностями.

Прилетело О'Ши по лицу почти сразу и без предупреждения. Парень застонал, и я прикрыла хлипкую дверь, которая, к сожалению, не задержит наших шумных разборок в стенах номера.

- Пошел нахуй, Уоррен. Гнида ты британская. Пусти меня – ворчит рыжий, хватаясь за разбитый нос, что в ответ на удар смачно хлынул кровью.
- Ничего я не брал. Никакой флешки. – отмахиваться будет до конца, пусть страх и играет блеском в его мутных зеленых глазах.
И пока Стэнли продолжал выпытывать информацию у горе-коллекционера, я подхожу к открытому ноутбуку, разворачивая его к себе.

- Стэн. – одергиваю бывшего любовника – Кажется этот гандон куда-то передает данные – флешка воткнута в USB-разъем, а на экране идет шкала загрузки. Спешно дергаю устройство, дабы прервать передачу данных.
- Давай бери его и валим от сюда. Поговорим в другом месте – ведь Кеннет продолжит отмазываться от содеянного, скрывая адрес передачи. – Да и заканчивать с ним тут будет не правильно, отвезем на склад. – под угрозой смерти ирландец явно будет посговорчивее.

+1

10

[AVA]https://i.imgur.com/LZvMJuG.gif[/AVA]
[NIC]STANLEY WARREN[/NIC]
[LZ1]СТЭНЛИ УОРРЕН, 37 y.o.
profession: соучастник Торелли, чёрный аукционщик;
storm: Agata [/LZ1]

Если бы где-то на земном шаре давали премию "проебщик года", то Уоррен стал бы, если не лауреатом, то точно её главным номинантом. Как-то совсем не удавалось ему отпустить от себя душок юношеского максимализма и авантюризма, когда гори оно всё синим пламенем, да с фиолетовыми отблесками. Совершенно случайно в памяти всплыла внеплановая сходка, когда банда одного уличного мобстера Ронни Фрейзера вдруг забрела на территории большого Чака и его ребят. Пренеприятнейшее событие, ведь, в Лондоне вопросы никогда не решаются полюбовно; здесь правят фирмы. И их ребята, пусть и не были китом, как Тэддисы, например; но и место планктона, который можно сожрать не подавившись, не занимали. Ранее поездки Стэна в большие города тут же отмечались посещением игорных заведениях, где он самоотверженно терял деньги, честь и остатки разума. Об этой его особенности знали, пожалуй, все из его окружения, поэтому по обыкновению, если намечалась "серьезная тема", Чак оставлял его ночевать в своём доме, закрывая входную дверь на амбарный замок и ещё несколько тяжёлых оборотов. В тот раз, Флэтчер не успел и Уоррен свалил в закат. А дальше, хоть с собаками ищи. Телефон уже давным давно сел, а организовывать поиски по казино "британского" разлива не было никакого вменяемого смысла. Кровавая потасовка на улицах закончилась подорванной машиной Чака, в которую подложил самодельную взрывчатку один из бывших "радиоинженеров" Фрейзера; отдачей зацепило малыша Томми [к слову, с погонялом "костолом", но так его называют только при самом Томми, мамка же говорит, что нарекла его в честь балетного плясуна]; Торчка в тот день, кажется, подстрелили за длинный язык. Но проблема была в самом Стэне, ведь, недаром Уоррен носил прозвище "голова" и умел полюбовно решать вопросы, отстаивая точку зрения, к чему остальные псы из банды Реджи не были приучены. Исключительные обстоятельства по итогу сложились так, что все члены банды Фрэйзера были арестованы. Они были приведены в действие с целью того, чтобы прекратить любое возможное сотрудничество в отношении любого из обвиняемых. Инспекторы же Скотланд-ярда тайно вели переговоры с каждым из подсудимых и предлагали членам «фирмы» последний шанс для того, чтобы перейти на сторону закона и порядка. Но и тут нашим парням снова повезло, и бандиты молчали. Все, как один. Посему Стэн и здесь отделался малой кровью. Конечно, не без обид от Чака, который на протяжении полугода не хотел иметь с ним больше никаких дел.

Стыдно было признавать, но ведь, единственную женщину, зацепившую все его жизненно важные органы, Уоррен тоже совершенно бездарно проебал. Несмотря на то, что на старте боролся словно дикий лев за её сердце. Будоражащая душу несправедливость, на самом деле, скрывалась в нём самом. Когда мужчина соображал, что все карты на руках, а козырь спрятался в рукаве - пиши, пропало. Он дивным образом расслаблялся и сдавал позиции, не считая, что птица так удачно пойманная за хвост может случайным образом выбраться из клетки.

- И кто же, сука, у нас такой любопытный?! - нити размышлений и картинки сменяются, словно в стильных фильмах Гая Ричи. Кадр за кадром. По морде Кеннета приходится ещё один мощный удар, и вот он уже харкает сгустками бордовой крови на светлые гостиничные ковры, - Твоё, блять, счастье, что эта святая женщина хочет немного продлить твоё существование на этой планете; моя бы воля, я бы прирезал тебя прямо здесь! - белая рубашка О'Ши теперь была испорчена, посему Стэн накидывает на него сверху пиджак, - Застёгивай все пуговицы, не хватало, чтобы консьерж ещё полицию вызвал, - застывшая испуганная мина ирландца старается не тянуть время, оно и не мудрено, когда на тебя ежесекундно нападают. Уоррену-то особо и не хотелось на него наседать, но эмоции такие эмоции.

Теперь Уоррен вёл рыжего под руку, спускаясь на первый этаж. Ирландец как-то непонятно ковылял, будто ему не в морду дали, а ноги сломали.

- Кеннет, Кеннет... Совсем не умеешь пить, вот видишь, как оно бывает в чужой стране со шведскими столами; раз - перебрал, два - не заметил косяк, три - разбитый нос, - восклицает громко Стэн, проходя мимо ресепшена, после чего засовывает О'Ши на заднее сидении тачки. Главное, чтоб салон не перепачкал. А то ещё от Агаты потом люлей выхватывать.

Склады Тарантино находились недалеко от портовых доков, на последнем важном, и главное "тайном" собрании Торелли, где Палмери получил новую должность; Агата тоже выхватила лакомый кусок от вкусного пирога. Уоррен, конечно, до конца не соображал, куда ехать [в Риверсайде он находился второй раз, первый был, когда искал помещение для проведения аукциона], но навигатор не подвёл. В зеркало заднего вида он периодически поглядывал на ирландца, наблюдая за его скорбной физиономией.

- Эй, О'Ши, а ты же давно женат, да? - бросает Стэнли, дабы хоть как-то разрядить повисшую в воздухе тишину.
- Да, десять лет. У меня две дочери.
- И как оно жить с женщиной так долго?
- Как на аукционе, Стэн. Никогда не знаешь, твоё ли предложение лучшее, - после этих слов, что-то в душе едва надорвалось и защемило. Кто бы мог подумать, что рыжий ирландец, который ещё пока до конца не осознаёт, но во всяком случае готовится принять свою смерть... Сможет так спокойно рассуждать, рассыпаясь в метафорах. Голубые глаза едва сверкнули, отражая блики от фар проезжающих машин и разноцветных светофоров; боковое зрение цепляло тонкие загорелые запястья Агаты и кольцо, подаренное Орловым. К истине едва хотелось бы подлизываться, а жизнь вполне вменяемо расставила всё по местам. Ставка Стэна проиграла.

Он аккуратно припарковал машину возле склада, выталкивая оттуда сопротивляющегося О'Ши, и дожидался, пока Агата откроет ворота. Покамест здесь все ещё был форменный беспорядок, по всей видимости, она ещё не успела, как следует обжиться. Горы всякого хлама, кое-где ящики с оружием, пустые коробки от бытовой техники и прочий мусор. Закрыв плотно дверь на большой металлический засов, Уоррен принялся искать стул и верёвку. Задача сложная, но вполне выполнимая, главное, не испортить новый купленный [а не взятый в аренду, как подметила мегера] костюм. По итогу, недолгие поиски увенчались успехом, и Стэн нашел старый компьютерный стул с отваленной спинкой и кусок бичёвки, которым часто обматывают картонные упаковки.

- Сиди и не дёргайся, - мощный толчок в сторону стула, и ирландец немного замешкавшись отъезжает на нём в сторону деревянных ящиков с оружием, - ты, псина сутулая, ещё и нас подорвать хочешь? - психует, но крепко связывает его руки и ноги, - А теперь, говори! Зачем и кому, ты передавал информацию?

- У тебя друзей хватает, Стэнли, ты думал, что один такой хитрый и никто не догадается, какими махинациями ты занимаешься! О, милый сынок мамаши смотрительницы музея, бакалавр академии искусств, подмастерье мэтра аукционщика! Мы навели справки о тебе уже давно! Взять тебя за жопу, это дело нехитрое! - Кеннет, наконец, развязал язык. Сейчас даже думалось, что этот глупый ирландец считает себя бессмертным. А, ведь, самое время просить господа бога и Стэна с Агатой, чтобы две такие же рыжие девочки не остались сиротами где-нибудь в Дублине.

Отредактировано Reggie Palmieri (2020-10-08 23:34:09)

+1

11

Кровавые разборки в номере отеля оставили бы после себя слишком много следов, заметать которые встанет большой проблемой. Хватало и так, что нас видел администратор. Поэтому я благоразумно указала Уоррену брать рыжего пидораса под руки и убираться из гостиницы.
Перед выходом из комнаты захватила ноутбук, на котором следовало покопаться более детально или даже кинуть кому-то из наших специалистов, чтобы узнали адрес отправки и была ли какая-то информация с флешки слита, если ирландец окажется слишком стойким и выносливым, что откажется говорить. Хотя что-то мне подсказывало, что Кеннет не отличится храбростью, когда бездна черного дула пистолета будет смотреть на его широкий белый лоб с веснушками.

О'Ши был грубо усажен на заднее сиденье, двери с обоих сторон заблокированы, и сев вперед по соседству со Стэном, который снова взялся за руль, мы спешно поехали на склад. Тот находился в промышленной зоне недалеко от аэропорта. Это был один из тех складов, который мне отошел после войны с Лос Лококс взмахом легкой руки дона Ринальди за заслуги перед Семьей. За кровь и верность расплатились монетой - честный и жизненный бартер.
От сюда же, со склада, пять дней назад, Тони Ландо вывозил технику грузовым самолетом в Сакраменто. Поэтому просторное помещение выглядело слегка заброшенным и неприбранным: пустые коробки, клубки проводов и жгутов, какие-то старые и брошенные инструменты, пара грязных стремянок и закрытые ящики с оружием тех самых Бальби, от которых после войны ничего не осталось.

- Оу, Кеннет, да ты философ - усмехаюсь, делаю вид, что не принимаю и не разделяю таких глубоких мыслей насчет брака с одним человеком, но на деле же ирландец был прав. И его фраза прекрасно описывает, в принципе, любые человеческие отношения. Печально ли это? От части это помогает расти, выгрызать себе место, бежать за амбициями, чтобы когда-нибудь отбросить все сомнения и понять, что этот человек, что рядом с тобой не найдет более выигрышного предложения.
Замечаю как взгляд Уоррена скользнул по мне, цепляясь за кольца на пальцах, точнее, за одно - уж вряд ли британца интересовали другая ювелирка, приобретенная в салонах, нет, он задумался о подарке и предложении Орлова.

- Не бери в голову - угадывая его мысли, говорю Стэну, продолжая смотреть вперед за темнотой, которая расступает перед колесами автомобиля от света фар - Я не ответила Орлову на его предложение. Замуж не пойду, но кольцо и правда симпатичное, верно? - вопрос риторический, ответа не требовал, я просто хотела немного сгладить острейшие пики, что мы с Уорреном друг на друга наставляли в нападении и защите. Хотя самой действенной пилюлей против разбитого сердца все еще остается время. Ни алкоголь, ни кокс, ни другой человек - это все уберет лишь симптомы, но лечит только время. Что ж, у Стэна его было предостаточно и я могла ему дать еще, ведь скупости тут не место.

Под покровом ночи въезжаем на территорию склада. Я включаю свет в большом зале, но не весь, а лишь одну лампочку над воротами, которой не хватает мощности, чтобы вырвать всех монстров из темноты, они прячутся по углам и тихо шипят. Это были мои монстры, которые затаились в предвкушении крови, они чувствуют ее запах и тянут когтистые лапы к жертве. Они нашептывают мне на ухо, моля не скупиться в жестокости и ярости, они просят их покормить. Затмение растекается по моему телу черным дегтем, стоит ли с ним бороться? С желанием пролить кровь, отнять жизнь? Желание доказать кому-то свыше, что человеческая жизнь не стоит ничего, ни его, продажного ирландца, ни моя. Но сегодня оружие сжимаем мы и теоремы о пустоте душевной натуры доказываем тоже мы.

Пока Уоррен занимается обездвиживанием Кеннета, я прохожусь вдоль голых холодных стен зала, обозначая каждый свой шаг стуком тонких каблуков. Подбираю с деревянной паллеты гвоздодер и возвращаюсь к мужчинам.
Слова О'Ши растекаются обреченным самодовольством, но при этом он продолжает держать подробности заговора в секрете. И будет, по видимому, молчать, пока не поймет, что боль куда сильнее всех его принципов и тайны неразглашения. Поэтому я без вопросов обхожу мужчину, встаю перед ним и замахиваюсь гладкой поверхностью металлического инструмента ему по голове.
Даю несколько секунд, чтобы Кеннет проорался под рассекающей по всему телу болью, что эпицентром рвет черепную коробку. Затем наношу удар острой двузубренной стороной гвоздодера по плечу, вмазываясь в кожу до крови. Крик мешается со слезами и обрывочным матом, который пугающим эхом заполняет пустой склад.

Я крепче сжимаю гвоздодер в руке, переминаясь по рукоятке ниже, там, где металл еще не согрелся под моей горячей ладонью. Поддеваю зубцами подбородок ирландца с нажимом, заставляя смотреть на меня.
- Для кого ты спиздил флешку? Кому данные передавал? - небольшая пауза, чтобы коллекционер еще раз подумал готов ли он говорить или нет. Прокашливаюсь - Мы забьем тебя тут до смерти. Это будет долго, страшно и очень больно. Потом я приду к тебе домой. Твоя жена с молотка уйдет куда-нибудь в мексиканский бордель, где ее будут насиловать годами. А дочерей я пущу на органы. Ты ведь знаешь, что на черном рынке человеческих органов очень щедро готовы заплатить за сердце или почки белого ребенка? - говорила я размеренно, четко и ясно давая понять, что могу это организовать.
- Я тебе рассказываю ход событий, который непременно случится, если будешь молчать. - отправить через картель бабу на развлечение или дать Орлову адрес двух осиротевших малюток для разбора на составные, не встанет мне большими хлопотами, наоборот, принесет заработок и несколько баллов в моей кампании цинизма и удобного партнера.

- Господи, Господи - замолился Кеннет, склоняя тяжелую голову вниз, прижимая подбородок к окровавленной рубашке. Он снова заплакал. Я глянула на Стэна, вопрошая надо ли его добивать, но тут у мужчины прорезался голос:
- Аарон Мерфи. Лидер банды ирландцев из Лос-Анджелеса. Я работаю с ним - рыжий всхлипнул, затем поднял голову и устремил ненавистный взгляд на Стэнли. - Ты, сучий пидр проводил аукцион в Лос-Анджелесе на территории Мерфи. И отказал ему в продаже интересующего лота. Мы с Мерфи решили обрушить твою сеть, похоронить тебя. - он грустно усмехается, прекрасно понимая, что хоронить будут только его сегодня. - Что, сука, принципы важнее всего этого, да? - гневный вопрос обращался к Уоррену, что удивительно. Не ко мне, которая выбила ему часть мозгов и угрожала испепелить его жену и детей, а к британцу. Устои мужчины выстроились в длинную цепь отомщения. И даже смерть Кеннета не поставит конец этому.

А потом он засмеялся. Нервным смехом плюнул кровь, едва не попав мне на платье, от чего я брезгливой кошкой отскочила на пару шагов назад.
- Уоррен, а убьет меня тоже баба? У тебя имеются принципы не марать руки? Ты слабак, Стэн. Хуев слабак.

Я тоже возвела взгляд на британца. Стоит ли заканчивать или было еще то, что надо узнать? Стоит ли заканчивать это мне?
Подхожу к англичанину, беря его за локоть и склоняясь к нему так, что он может почувствовать приятный, бодрый и свежий аромат духов, выбивающийся контрастом из окружающей нас картины смерти и отчаяния.
- Он говорит правду? Ты знаешь Мерфи? Стоит ли проверять его слова или закончим? - поднимаю темные, как космос без звезд, глаза на мужчину и киваю на ящик, стоявший поодаль. Ящик с пушками. Ящик, в котором лежит погибель и финал Кеннета О'Ши.

+1

12

[AVA]https://i.imgur.com/LZvMJuG.gif[/AVA]
[NIC]STANLEY WARREN[/NIC]
[LZ1]СТЭНЛИ УОРРЕН, 37 y.o.
profession: соучастник Торелли, чёрный аукционщик;
storm: Agata [/LZ1]

Где-то слева неожиданно кольнуло, а далее забилось сильнее прежнего. Любые упоминания о её романах были сейчас неуместны и совершенно болезненны. Казалось, что за его спиной постоянно происходила какая-то вакханалия [совершенно пошлая и отвратительная]; все слова, казалось бы, выброшены за ненадобностью, лишь бы произнести. Подступающая к горлу реальность сводила челюсть, не позволяла произнести ни слова. Желваки на щеках нервно задёргались и прежние обсуждения, прощение друг другу старых обид всего лишь слепая, неоправданная ложь. Он врал ей, врал самому себе и всем окружающим. Чувство отвратительное, в особенности, когда не успеваешь даже словить блядский момент, когда успел таким стать. Так, почему же, она такая вся холодная, безучастная, сейчас решила уточнить информацию касательно "предложения" Орлова? Хотелось найти ещё одну ебаную бичёвку и привязать её к стулу рядом с ирландцем; нарушить принципы, съездить пару раз по лицу, а потом несколько раз жёстко трахнуть, дабы стереть ухмылку и поведение, которое она, наверное, подцепила от того же мерзкого Плейса. В ней изменилось всё. От начала и до конца. Это уже была не_его_Агата; не та прекрасная амазонка, на которую он запал в аккурат их первой встречи. Родные черты вдруг стали далёкими, дерзкими, пошлыми. И он, будто себя уговаривал, наконец, принять сей момент прозрения, но, к сожалению, никак не удавалось.

Тарантино взяла в руки гвоздодёр [ещё бы, таким маникюром глаза обидчикам не выцарапаешь]. Да, и зачем марать руки. Первый удар приходится по затылку, и если бы эта женщина хоть немного шарила в анатомии человека, то понимала бы, что таким способом Кеннета она может только отключить. Стэнли часто пользовался подобные мудростями в уличных драках, пару раз кулаком в точку между шеей и черепушкой, и человек за секунду теряет равновесие, падая камнем вниз без сознания.  Но Уоррен старался ей не мешать, хотя и смотрел на женщину совсем другими глазами. От чего-то вспомнился фильм про семью маньяков, где мужа очень возбуждало смотреть, как его супруга разделывается с жертвой. Поймав себя на мысли, что подобная картина его только пугает - Уоррен сделал заключение о личном психическом здравии.

- Бляяяя, а ты очень стойкий парень, - присвистнул Стэн, обходя вокруг место пытки ирландца и наблюдая, как Агата выдирает с кровью кусок мяса гвоздодёром из плеча рыжего. Красная артериальная кровь окрасила его белоснежную рубашку; оставила багровые следы на отвратительном галстуке. На секунду, он врезался глазами в её тёмные, пытаясь поймать хоть каплю сожаления [сострадания]. Стало даже его немного жаль, но своя жизнь была гораздо дороже. Всё в мире делится на чёрное и белое: ешь или будь съеден сам.

- что ж ты, мудак, так не плакал, когда выкупал подлинники по сладкой цене, обходя старых уважаемых коллекционеров. Рыдал бы, как сучка тогда, хотя бы от радости, - бросает совершенно несловоохотливо и равнодушно, якобы показывая всем видом, что ему совершенно не нервно и даже не особо страшно. С ирландцами, как у Стэна, так и у Реджи были проблемы испокон веков; английские фирмы вечно с ними воевали за свои территории. Зимой перед отъездом Уоррена в Сакраменто, Ринальди и Палмери как раз-таки приехали, чтобы угомонить айришей. И снова такая же херня. Когда ж они уже все сдохнут?

- Мёрфи? - англичанин облокачивается на стену, на которой, кажется, к чертям собачьим облупилась краска, от чего под пальцами ощущается неприятная шершавость; вздергивает бровью и свободной рукой потирает затылок, - этот хуй с выбритыми висками? Я, блять, даже не понял, что он ирландец, а если бы стал, наверняка, то вообще не стал бы с ним разговаривать! Наглое сучье отродье, - с остервенением Стэнли выхватывает у Тарантино из рук гвоздодёр, и со всей одури ебашит рыжему по ебалу, рассматривая, как его физиономия с предельной скоростью превращается в кровавое месиво. После чего тот сплевывает на пол несколько зубов. Баталия подставная, переросла в межличностную, межнациональную войну. Каждый божий раз из-за загребущих рук айришей, кто-то из англичан попадал в руки федералов или вовсе умирал. Какого черта им не сиделось на своих территориях? Отмечали бы день святого Патрика спокойно и играли на волынках [или это не их национальный инструмент].

- эти помешанные на своём народном достоянии уроды пытались купить у меня картину ирландского импрессиониста Уильяма Лича, - Агата, конечно же, смотрит на него с недоумением, но Уоррен не обращает внимания и продолжает, - ...последняя картина, последнего ирландского импрессиониста. Ценность, шаришь?! - он тяжело выдохнул в воздух, продолжая рассматривать искалеченную тушу О'Ши, - Мёрфи - наглый пидор. Он принял меня за человека, который не знает реальных цен. Но я объяснил ему по "часам", - мужчина выдвинул правую руку вперёд, обращая внимание на наручные casio, - маленькая стрелочка сказала ему "на", а большая указала направление "хуй".

Отличительной особенностью господина Уоррена в делах было стойкое понимание потраченного времени, и равнозначно ли оно балансу на карте или количеству кэша в чемодане; а также чёткое знание своего продукта, оценочной стоимости, погрешностей и особенностей. И когда какой-то хер пытался его наебать, Стэн перво-наперво чувствовал себя оскорблённой стороной и ни в коем случае не собирался с ним сотрудничать.

- Одну секунду, - прежде, чем закончить всю эту историю [испорченный вечер], ему хотелось узнать одну вещь, - а с какого хуя эти территории в ЛА ирландские, а? Где это на карте указано?

Отредактировано Reggie Palmieri (2020-10-08 23:37:15)

+1

13

Стэнли понесло, едва он услышал имя инициатора похищения информации. Теперь виновник был не с лицом Кеннета О’Ши, неприметного рыжего парня, а с лицом всей ирландкой банды в Лас-Вегасе. С лицом Аарона Мерфи – лидера битбулей – широкие глаза на выкате, массивные прямые брови, пухлые губы, выдающиеся острые скулы.

Сама я с ирландцами не пересекалась и не взаимодействовала, но понимала, что Уоррену не тягаться со всей бандой. Это не его уровень разборок. Да и разворачивать боевые действия в городе, где минное поле из ОПГ различных мастей и национальностей, опасная задача. Скорее всего, ситуацию придется отпустить, рассчитавшись за эту накладку смертью Кеннета.
И Стэн уже был близок привести в исполнение висевший в воздухе приговор, забирая у меня гвоздодер и продолжая выбивать из мужчину уже не правду и слова, а зубы, кровь, весь дух. Британец просто дал волю своим эмоциям, срываясь на крик, мат и мощный удар.

- Это земли Аарона Мерфи – постанывает в ответ О’Ши, делая над собой усилие, чтобы поднять голову, залитую кровью на Уоррена и врезаться зелеными глазами в безжалостное, ожесточенное выражение лица британца. – Можешь сам приехать к нему с топографической картой, и он тебе наглядно объяснит. Настолько, сука, наглядно – в предложение врывается кашель. Он харкает и сплевывает кровь на бетонный пол – Что расчертит твоей кровью свои границы. Но сначала выпотрошит бабу твою – бросает взгляд в мою сторону, не скрывая презрения, желчи и гневного раздражения.

И пока Стэнли вновь срывался, я достала телефон из сумочки и набрала номер Пульсоне. Нет, это никак не желание побеседовать с первым мужем, хотя теперь то, по прошествии пяти лет с момента нашего разрыва, простой дружеский разговор не кажется непосильной задачей или костью в горле. Звонила я Сонни так как он переехал в Риверсайд вместе с Росси, своим капитаном, и мог оказать небольшую услугу:
- Привет. Есть дело – я подхожу ближе к креслу, на котором из последних сидел Кеннет, пошатываясь из стороны в сторону, заваливаясь, но не обмякая на пол – Надо убрать мусор. Поможешь? Конечно, потом сочтемся – у меня в городе не было связей, которые я бы могла притянуть, чтобы подчистить за собой следы, поэтому приходилось действовать через третьих лиц.

- Нет, нет – ирландец заплакал – Я еще живой! Не надо, прошу. Я уеду из города. Из страны – шепелявя кровавым ртом просил пощады рыжий. Но было уже поздно. Коса госпожи Смерти нависла над ним, а в следующую секунду острое лезвие рассекло воздух, отсекая голову с плеч - приговор произведен в исполнение: я возвела курок, отрицая все слезы ирландца, слова мольбы и проклятия, поднесла дуло к виску и не давая шанса на последние слова, спустила курок.
Тело Кеннета завалилось на левый бок, падая на пол, от чего кресло под ним отъехало чуть в сторону, замирая в паре метров.

- Тут приберут. – монотонным безэмоциональным голосом сообщаю о том, что за труп беспокоиться не стоит, затем поднимаю голову на Стэна, надеваю располагающую улыбку и уже куда мягче и теплее: - За это с тебя уступка в цене по одному выставленному лоту – компенсация за нервы, участие в проблеме и заметание следов – Надо возвращаться на вечер и сыграть так, чтобы наше отсутствие не бросилось в глаза – оставив пушку на ящике, я подхожу к Уоррену, заботливо и учтиво поправляя ему ворот рубашки, которая сбилась во время суеты.

- Оговорим алиби: будут спрашивать где были, отвечаем, что мы трахались. Уход Кеннета не видели и не знаем. С администратором в отеле вопрос тоже решим: будет молчать о нашем визите в, если жизнь дорога. – расправив складки на белой ткани мужской рубашки, я опустила руки вдоль платья и подняла взгляд на аукционщика.
Задержалась в кричащем зрительном контакте, но едва стрельнув глупым желанием совершить нечто большее, я отпрянула от этой презрительной и невыносимой мысли, разворачиваясь к выходу и держа ход уверенной твердой походкой к автомобилю.
Задерживаться не стоит. Не на складе, не рядом с Уорреном, лобзая попытки, не иначе как дань воспоминаниям о всех хорошем, что было между нами. Все это уже осталось позади нас и надо идти вперед, не оборачиваясь.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » ставки сделаны, ставок больше нет


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно