внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост от тео марино Псих. Наверное, я действительно псих, раз решился на такое. Наверное, я действительно выжил из ума, если поддался похоти и решил, что лучшей местью бывшей жене будет переспать с её матерью... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 30°C
* jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Я хочу увидеть другой рассвет


Я хочу увидеть другой рассвет

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

•      •      •      •      •      —      •      •      •      •      •
ADAM & AGATA
17.08.20
с м е р т ь    б ы в ш е г о    м у ж а    п р и н о с и т    н е    т о л ь к о    м о р е    п р о б л е м,
н о    и    д о л г о ж д а н н о е    с п а с е н и е

https://i.imgur.com/vbP7qZF.png

+1

2

Из Мексики, помимо открытия сотрудничества Орлова с лидером картеля Хуарес, а также обручального кольца с бриллиантом, которое и приняла от Георгия, но не под эгидой положительного ответа на предложение, привезла еще крупный мужской перстень из платины с черным бриллиантом в обрамлении мелких белых. Печатка предназначалась в подарок, но не Уоррену, как, возможно, следовало поступить верной и мудрой женщине, а Пласентино. Презент на прошедшее день рождение мужчины, которое состоялось днем ранее праздника Сильвии. Но ведь не стоит ходить далеко, чтобы понять, что оставшийся позади на календаре день рождение Адама, это лишь повод для новой встречи.
Повод, чтобы коснуться взглядом, мазнуть заинтересованностью и полюбопытствовать о том, что же меня тянет к мужчине. Это обычное желание быть замеченной? Оказаться в завораживающем свете лучей его внимания? Потому что при всем эгоистичном и заносчивом образе, за этой плотной, как пленка от бензина, радужной оболочкой скрывалась такая бездна, что 11-километровая впадина в Тихом океане покажется обычной грязной лужей. Что там на дне? И до какого момента хищные рыбы будут кусать, разгрызая плоть [душу] до мяса, до кости? Когда кровожадные звери отступят в сторону, чтобы дать увязнуть в иле на самом дне, сердце, и задержаться?

Это грязное, праздное любопытство, желание получить ответы от него, а еще куда большее желание ответить себе самой на кружившие мысли, заставили меня организовать встречу на вечер понедельника в доме итальянца. Семь вечера — это уже достаточно поздно, чтобы двое расслабленно расположились в гостиной за распитием крепкого алкоголя со льдом и закуской? В семь вечера не рано ли приходить в вечернем платье, длинной не достающим ладонью до колен, цвета фиолетового сапфира?
Семь вечера — это то время, когда можно успеть порыться в себе, может даже рискнуть и в друг друге, а затем уйти, сохранив приличие и чинность, до полуночи.

Я приезжаю к особняку итальянца с водителем и освобождаю мужчину до моего звонка, а сама по неширокой дорожке, выложенной плиткой, подхожу к входной двери. Каблуки коротким перестуком отсчитывают мои шаги. Еще не поздно сдать назад, переиграть саму себя и его тоже. Разорвать все ожидания и предположения, что бусами легли на мою шею, завязав слишком плотно, до душноты, до тошноты.

- Хорошего вечера, Адам - голос спокойный, ровный, выделяя сладким тоном его имя. Я откровенно заигрываю взглядом карих темных и полуулыбкой, четко выведенной красной помадой, но не беспокоюсь за это - мои плавные жесты и располагающая мимика не более, чем радость в приветствии и вполне добрые, мирные намерения. Хотя, признаюсь, прошлая встреча оставила неоднозначные чувства, оставила желание покопаться в  себе, разложить пасьянс вопросов. Только, боюсь, что ответов будет по-скупому мало.

Смелой походкой, но не спеша, прохожу по просторному холлу в гостиную. Осматриваюсь, оценивая недавно приобретенное жилье. Высокие стены, большие окна, размах в мебели и техники. Черные тона подчеркивали закрытость и обособленность жильца, его страсть к глубокому и по-настоящему темному.
- Да, пожалуй, этот дом будет по статусу капитана - можно сказать, что проверка скептической и разбалованной натурой, что, порой, заносчивой задирой просыпается во мне, пройдена. Но вряд ли Плейсу важно и интересно моем мнение, хотя его любовь к меду из комплиментов и лести никто не отменял. Кстати, о лести, о внимании.

- Это тебе - не выжидая никакого "особого" момента передаю мужчине кожаную квадратную коробочку - С прошедшим днем рождения. В прошлую нашу встречу я была откровенно не готова. Но раз уж мы вышли на обмен любезностями, то и размен подарков должен быть соответствующим. - я кивнула на подарок в его руках - Открывай. Надеюсь, я верно запомнила твой размер - лукавой лисой натягиваю на лицо улыбку, вновь бесстыдно ссылаясь на оставленную далеко позади ночь в Сан-Диего. Пожалуй, ходить по такой грани, что словно шелковая красная нить вьется под ногами, мне даже нравится, это заводит. И самое приятное было в том, что сожалений об ушедшей, но не забытой близости, не вызывало во мне жалость, муки совести или застенчивость.

+1

3

- Спасибо что пришли. Выглядит всё выше всяких похвал.
Стоя на пороге собственного дома я провожал повара из местного ресторана. Кларк и раньше помогал мне с ужинами в моей квартире и охотно согласился поработать и в этот вечер. Можно было бы заказать еду в ресторане и ждать доставку, чтобы не вертеться за спиной повара и не платить сверху за выезд на дом, но сегодня мне хотелось, чтобы все было на высшем уровне.
Да, давно я не чувствовал внутри себя лёгкое волнение от предстоящего времени. Давно я не готовился к приходу девушки так основательно, словно сегодня должна состояться встреча, которая изменит всю мою жизнь. Впрочем, одна новость точно должна перевернуть жизнь одного из нас. Думая об этом, я всё крепче сжимал в руке телефон, на котором было видео весёлого вечера. И нет, главным действующим лицом был не я.
Зайдя обратно в дом, я поспешил обратно в гостиную, где всё было готово для встречи моей гостьи. На большом журнальном столике были расставлены свежие закуски, брускетты, мартини в ведёрке со льдом и ещё несколько лёгких блюд. Но главным блюдом была сама испанка, которая с минуты на минуту должна была переступить порог моего нового дома.
Агата. За это время я успел возненавидеть её ещё сильнее. Набраться желания избавиться от всяких связей с упрямой испанкой. Желания больше никогда её не видеть и не разговаривать с ней. Она подобралась ко мне слишком близко. Слишком опасно. Настолько, что я был готов на дурацкие поступки ради неё, которые обычно совершают влюблённые глупцы. Но я же не из их числа. Я же никогда не знал этого липкого чувства, которое напроч лишает мозгов и возможности трезво мыслить. Но вот я делаю всё, чтобы привлечь её внимание. Делаю шаги навстречу, чтобы за пеленой моей маски она смогла увидеть что-то ещё кроме монстра, который способен только разрушать. Но кое-что разрушить мне сегодня придётся. Маленький мир мисс Агаты Тарантино. Кем я буду после этого не столь важно. Главным лишь было то, что я после этого получу.
- Агата. - Открыв дверь, я улыбаюсь по обыкновению лукаво, стараясь вложить в неё хоть немного добра, но... Разучился. Я давно разучился ходить без своей маски библейского змея. - Шикарно выглядишь. - Я осматриваю свою гостью с ног до головы и пропускаю в дом. Дверь закрывается, словно ловушка. Хлоп и ты уже из неё не выберешься. - Рад тебя видеть. Проходи, я там немного приготовил для нас.
Рад ли я на самом деле её видеть? Да, безусловно. Могу смело признаться в том, что её звонок два дня назад был приятным для меня. Я ждал его с того самого дня, когда покинул дом испанки. Следующий шаг был за ней. Есть девушки, которые так и ждут подвигов, позволяя себя завоёвывать, а есть те, которым надо давать возможность или иллюзию их собственного выбора. И Агата бы обязательно пришла ко мне. Вопрос только для чего: размеренной беседы или в очередной раз сказать мне о том, что я чудовище? Но её спокойный тон наводит на мысли о том, что сегодня в меня не будут швырять вещи и крыть бранными словами. Но это пока.
- Да, мне тоже нравится. Наконец-тоня могу жить по своим заработкам, а не ютиться в душной квартире, чтобы мой капитан чувствовал себя выше меня. Чёртова субординация. Но теперь всё будет иначе. Осталось только решить, что делать с домом моего деда. - Обычная светская беседа, чтобы поддержать начало вечера. Ни о чём и обо всём одновременно. Ведь любое неправильно сказанное слово может всё разрушить и послать к чертям. - Мне? - На моём лице замирает неподдельное удивление. Я не ожидал получить сегодня подарок и поздравления за прошедший день рождения. - Размер? - Оторвав свой взгляд от коробки, я отвечаю хитрой улыбкой на заигрывание Агаты. - Тогда коробочка должна была быть больше. - В нетерпении открываю её, не дождавшись ответа и расплываюсь в улыбке, когда пальцы касаются прохладного металла. - Не дурно, Тарантино, у тебя есть вкус. - Достав перстень из коробки я тут же надеваю его на палец, чтобы оценить его вид и отдать дань уважение Тарантино. - Мне нравится. Спасибо. Не знал, что ты умеешь быть такой любезной.
Язвительная улыбка и я приглашаю девушку сесть на диван, чтобы немного выпить. Мартини для неё, виски для себя, не церемонясь с количеством напитков в бокалах.
- Надо будет тебе устроить экскурсию по дому. - Я сажу рядом с Агатой вальяжно облокотившись на спинку дивана. - Он стоит того. Пришлось устроить гонки за него. Ещё один хрен хотел его перекупить. Предлагал продавцу больше денег, чем за него просили. Думал обхитрить Пласентино. - На этих словах у меня вырывается смешок. Вот же глупец недоделанный. - Но куда ему тягаться со мной. А задний двор тут просто сказка. Джакузи тоже есть. - Как малолетки мы то и дело цепляем больную для обоих тему Сан-Диего. Вскользь упоминаем всё похожее на ту ночь, чтобы потом заглянуть в глаза друг друга - ну что, есть ли там отблеск или мне только показалось? - Но у меня есть для тебя есть ещё кое-что, - потянувшись в карман пиджака за телефоном, я кивнул на Мартинику, - но тебе лучше ещё выпить. И сразу говорю, я не пиздабол или кем ты там ещё меня считаешь. Просто я считаю, что ты должна знать.
Пара кликов по дисплею телефона и я передаю его Тарантино, которая смотрела на меня недоверчивым взглядом, словно бы ждала от меня ещё одной подставы.
- Нажми на плей.

+1

4

Моя нелюбовь принимать гостей осталась привычкой, думаю, с той поры, когда я пряталась в арендованной однокомнатной квартире, где из полезного - кровать, стол, да кухонная гарнитура. В таких пещерах не до светских раутов, не до чудесных расслабленных улыбок. В таких квартирах чувствуешь себя вечно кому-то должной, все окружение и пространство напоминает о том, что ты пахаешь и будешь пахать еще долгие годы. Пожалуй, близкое к этому чувству, будет чувство стыда и неуюта. Прошли годы, я сменила ни один дом. Первым был особняк, который ушел мне в наследство от Джованни Риккарди. Бывший андербосс Торелли. Ничего интимного между нами никогда не происходило, чтобы мужчина мне оставил такой дом, но родственников у него не имелось, все друзья давно погибли или были схвачены в ту злополучную ночь в Рояль Плаза, поэтому вышло так. Джованни перестраховался, а может ощущал поступь Смерти позади себя.

Потом был совместный особняк с моим первым мужем. Тогда мы еще не были в браке, поэтому белоснежный дом с овальным бассейном на заднем дворе остался ему, он и по сей день жил бы там, если бы не переезд в Риверсайд вместе с Дэнни Росси.
К моменту нашего разрыва я уже разменяла старый дом Риккарди на собственную квартиру, а после и на аренду дома. Много пространства не нужно было: мне и сыну хватало места в небольшом двухэтажном, а жажды многочисленных комнат я еще не ощущала.
Но настоящую страсть к роскоши и любви к комфорту мне привил Давид. Его вилла на берегу Тихого океана вмещает разом с десяток человек. Он сорил деньгами, тратил их с щедростью на меня, создавая образ женщины одного из лидеров Тихуанского картеля. Он вырисовывал тот образ будущей жены, который ему нужен был и был удобен. Впрочем, я не жалуюсь тому, что у меня выросли острые зубы. И я научилась принимать гостей.

Но что еще больше, так я любила сама быть гостем. Сравнивать, оценивать, подмечать то, что было бы интересно увидеть у себя дома. Да и просто, на самом деле искренне и без зависти, рассматривать обстановку, предметы искусства, если таковые имелись или до банального узнавать какой алкоголь предпочитает владелец дома.
Вкусы Адама в этом плане я хорошо знала. И все же с любопытством водила глазами по стенам, по углам мебели, по гладкому полу, узнавая о предпочтениях мужчины еще и в интерьере.

- Мне нравится. Этот дом похож на тебя. Ты ведь принимал участие в выборе обстановки? - медленно прохожу в гостиную, оборачиваясь к Пласентино за вопросом. - А дом деда сдавай в аренду - пожимаю плечами - Если, конечно, нет никаких сантиментов на этот счет - что не исключено, пусть будет и весьма удивительно для такой холодной и циничной натуры как Плейс.

- У меня сегодня хорошее настроение - вот и причина любезности - А еще я надеюсь вкусно покушать. Я ведь угадала? Ты подготовился? - стрессовые моменты остались позади, в чертовом Сьюдад-Хуарес, поэтому надо было восстановить вынужденную диету, которая случается со мной каждый раз из-за какого-то нервного движения.
- Тебе идут перстни, так что мой вкус тут сыграл не самую значимую роль - на моих пальцах тоже стали все чаще мерцать бриллианты. Раньше ограничивалась одним обручальным, но после развода, сняв символ верности и преданности, который оказался столь же лживым, как и весь брак, я стала все чаще одевать подарки и покупки. Так, например, сегодня под платье играет на среднем пальце тонкое кольцо с полумесяцем, подаренным на день рождение подругой из Италии, Медеей Джини, которая являлась владелицей ювелирных салонов Карлоф. На указательном - кольцо с шестью бриллиантами, соединенными тонкой нитью золота, образующие собой одно из созвездий. А на безымянном кольцо от Георгия, которое я приняла в Мексике. От обручальных колец следует отказываться, если не разделяешь предложение руки и сердца, но это бы оскорбило мужчину, поэтому я надела кольцо с условием, что это просто знак внимания, а не мое согласие или его "самый важный вопрос".

- Джакузи? - с улыбкой переспрашиваю, уводя смущенный взгляд в пол - В следующий раз. Я не взяла купальник - самое время продолжить, оборачивая в кокетливую шутку, что он и не понадобиться, но настроение Адама меняется, я улавливаю эти тонкие нотки чего-то заговоренного, затаенного шепота, и оно ощущается не самым приятным моментом на сердце.

Следую совету итальянца и делаю глоток мартини, следя за движением рук мужчины. - Блять, только не говори, что у тебя хоум-видео - это будет до отвратительного не смешно и даже не пошло. Я забираю из рук Адама смартфон, вытираю уголок губа от липкой капли алкоголя, и нажимаю на просмотр. Видео и правда, "хоум"... только участниками были не мы с Плейсом. И это протягивает мучительным острым лезвием по груди в насмешливо-грустном сожалении - как жаль, что там не мы...

- О, боги. - выдыхаю, смотря как на дисплее мобильного, под свет красных, розовых и фиолетовых лазеров, ползающих пауками по стенам, Стэнли, мой Стэнли, сжимает круглые ягодицы легкомысленной, но чертовски довольной особы. Она сидит у него на коленях, на ней тонкая ткань лифчика, которая расправлена в стороны, чтобы не скрывать силиконовых грудей, а трусики настолько тонкие и ничтожны, что едва ли напоминают шнурок.

- Вот сучий гандон - я замахиваюсь телефоном, чтобы швырнуть дьявольскую технику в стену, но во время вспоминаю, что мобильный не мой. Опускаю замах обмякшей ладонью себе на коленки. Сознание просит не делать поспешных выводов, не биться в агонии, не бросаться в ярость. Сознание просит просто держать себя в руках, хотя бы при Пласентино.
Снова прибегаю к алкоголю, щедро заливая в себя. - Хорошо оторвались, а, Плейс? - голос звучит раздраженно, с издевкой. Пальцы не находят себе места, начиная нервно тереться подушечками о большой палец. - И когда это было? - опускаю взгляд на экран, без спроса и разрешения залезая в настройки видео. 12 августа. Как раз когда я находилась в Мексике. Когда в меня стреляли, когда велись разговоры про человеческие органы и подсчет внутреннего человеческого мира. О, чтож, внутренний мир Уоррена оказался весьма дешевым, я бы и на составные его не стала разбирать. Хотя очень хотелось.

Хотелось заявиться к мужчине, запустить в него свидетельством его измен, разбить о его голову всю посуду в доме, переломать его ребра, защищающие ржавое сердце, вытрясти то, что он называет душой и любовью. К черту любовь!

•      •      •      •      •      —      •      •      •      •      •
ЭТО МОЯ САМАЯ НЕЛЮБИМАЯ ЖИЗНЬ,
ТА, ГДЕ Я НЕ В СВОЕМ УМЕ

Многое, что хотелось натворить, но вместо того, чтобы, бежать и вгрызаться в глотку неверному любовнику, выпивая вместе с кровью и криками из него слова сожаления, я поднимаю горящие глаза на Адама: - Ты знаешь как испортить аппетит - фыркаю носом - И чем будем крыть мое разочарование? - но разложить варианты ответа я не даю, предоставляя один простой и очевидный: целую Пласентино в губы. Поцелуй настойчивый, жаркий, азартный с привкусом печали и моего пошатнувшегося самолюбия. Я даже не собиралась скрывать, что порыв вызван желанием отомстить, расплатиться за боль и падение. Но разве Адаму важны мои мотивы? Он выигрывает тем, что не станет разбирать зачем я сейчас это делаю и кому в итоге мучится новым приступом стеснения.

Начинаю расправляться с первыми пуговицами на рубашке, как весь пыл сбивает и пугает резкий звонок в дверь. Вздрагиваю в руках итальянца, отстраняясь от него, как от ночного кошмара, что застиг врасплох ночью обманчивой реальностью происходящего.
- Доставка десерта? - а сама в мыслях уже молюсь, чтобы это был не кто-то из его новой команды, желающий побеседовать по обстановке дел или просто подлизаться к капитану.
Адам направился к двери, а в спину ему донесся тяжелый вздох, то ли облегчение за несовершенную близость, то ли разочарование за неслучившееся. Пауза вынуждает меня снова взять телефон итальянца, еще не погасший на блокировку, и вернуть к видео. Мучить себя повтором не стала, но предусмотрительно, для будущих разборок, отправила ролик самой себе по вотсапу. И как только мой мобильный звонким откликом просигналил о получении входящего, раздался гром.

Из коридора донеся резкий звук, в котором я тут же распознала звук удара. Я подскочила на ноги, выходя на середину гостиной, от куда открывался вид на входную дверь. И увидела то, от чего мое сердце сжалось в крошечную болевую точку, в кровоточащую мышцу, забывшую как биться.
В коридоре на меня смотрел Давид Герра, мой бывший муж. В руке он сжимал ствол с предусмотрительно надетым глушителем.
Только не глушитель, только не пистолет - мысли забились на истерике, как бешенная крыса по клетке: прыгает, скачет по стенам и потолку, вгрызается в прутья, до крови раздирая маленький носик, лишь бы выбраться. Я была той маленькой напуганной крыской, внутри которой завелась катастрофа, а внешне я продолжала стоять. Не могла сделать и шага, что еще больше пугало меня.

На полу, не успев отреагировать и принять удар, валялся Адам. Я смотрю на него и зову. Кричу его имя на взрыв, на слезах, но изо рта не произносится ни звука. Ноги приросли к полу, стали частью деревянного ламината, я не ощущала их, как и всего тела. Одна сплошная вата и холод по венам.

- Грязная ты сука - голос мексиканца пронзает остротой и резкостью произношений - Шлюха. Ты отработанная шлюха. И мы наконец-то рассчитаемся за твою гнусную и низкую ложь. - Давид приближался ко мне и я впервые в жизни начала звать бога. Молиться всем существующим, чтобы не повторилось то, что произошло пять месяцев назад. Мне и в голову не пришло хоть что-то возразить ему, защитить себя попытками опротестовать его ревность. Он не имел права сейчас ни на что, не имел права приходить и искать виноватых за прошлое. Но он был здесь, и он будет играть в судью, присяжного и плача.

- Значит, это он? С этим ебаным пидором ты трахалась? Ты ведь знаешь, что измена не имеет срока давности? - машет стволом в сторону Пласентино, но не глядя на него.

- Нет, нет, нет - отрицаю все и всех. Не согласна ни с чем, что сейчас происходит в комнате: ни со словами Давида, ни с его действиями, ни намерениями. - Нет, нет - вторю мольбой, начиная отходить назад. Я не знаю что могла бы сейчас сказать, чтобы Герра покинул дом. Он плотно убедил себя в том, что Адам и есть мой любовник из прошлого - тот самый любовник, который на деле трахал стриптизершу из клуба, тот, кого это не коснулось ни разу, когда как я дважды обречена быть сброшенной с обрыва.

- Не подходи ко мне - шепот набирает голос - Ты за это жизнью расплатишься - снова прятаться за стыдом и унижением изнасилованной женщины я не стану. Я заберу его жизнь взамен на мои переломанные чувства.
Но я не хочу его убивать. Нет, не так: я не хочу, чтобы произошли те события, которые подтолкнут меня убрать Давида с этого света. Не хочу, чтобы я искала спасения и спокойствия для себя в мести, в его смерти. Потому что вряд ли найду.

Срываюсь с места, мгновенно переходя на бег. Двигаюсь в сторону предположительной кухни, где явно найдется возможность вооружиться острым лезвием. Но мексиканец оказался более прытким и хватким, он настигает меня возле обеденного стола, наваливаясь всей тяжестью со спины так, что в падении я встретилась лбом с углом стола. Удар ненадолго выбивает меня из равновесия, заселяя разум колющим роем острых пчела: жалят и бестолково жужжат, мешая мыслить и понимать.

Он нависает сверху, вдавливая ствол с глушителем в висок. - Я еще помню как тебе нравится. Мы это повторим - убирает пистолет от головы, чтобы мазнуть холодной сталью между бедер, бесстыдно задирая платье.
Слезы, на которых не было и намека, хлынули осенним ливнем из глаз. На меня непогодой накатила истерика. Я начала реветь, брыкаться, пытаться безрезультатно проползти по полу, к которому оказалась припечатана. Но мужчину это забавляло, утешало его извращенное эго и заводило. Он приподнялся, придавливая меня коленом между лопаток, чтобы не смогла подняться, и стал расправляться со своими брюками.

- Хватит сопротивляться, меня это пиздец бесит! Ты знаешь, что это никогда не работало? Знаешь?!! - мексиканец отвлекается от звенящей бляшке ремня, чтобы в один поворот руки намотать мои сбившиеся волосы на руку и приложить головой о пол. В голове стреляет болью, как острой мощной стрелой, и я утопаю в вязком забытие. Не хочу сопротивляться этому состоянию, что балансирует на грани потерять сознание - это кажется куда привлекательнее и милосерднее, чем чувствовать и помнить все, что грозит произойти дальше.

Отредактировано Agata Tarantino (2020-10-04 23:05:33)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Я хочу увидеть другой рассвет


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно