внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост от алекто торнхилл [романа вилсон] Иногда Алекто казалось, что она совершенно не знает собственного супруга. Да и могла ли она знать, если они, по сути, были друг для друга совершенно чужими людьми? Они оба словно застряли... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 26°C
* jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Thankless Job


Thankless Job

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

ПОХОРОННОЕ БЮРО МИСТЕРА МАРИНО

Элис/Теодор
https://forumfiles.ru/uploads/000b/09/4f/20275/t857482.gif
https://forumfiles.ru/uploads/000b/09/4f/20275/t160082.jpg

знаю, знаю, я опять думал членом (ц.теодор)
разберись с этим, блять, сама (ц.элис)

+1

2

Когда твоя жизнь начинает катиться по наклонной прямиком в самое дно, тут уж не до размышлений о прекрасном, отдыха или наведения красоты. Ты лишь успеваешь вымыть и высушить волосы, завязав их в пучок на макушке, влезть в джинсы, которые грозят треснуть каждый раз от протертостей, и подхватив малыша на руки, оставить его доброй соседке самаритянке, пожилой миссис Стенфорд, каждый раз молясь всем богам о том, чтобы она открыла дверь  и согласилась посидеть с Оливером еще один день, всего пару часов, которые иногда растягиваются на шесть или семь, и Элис начинает чувствовать себя просто ужасно неудобно и спешит домой как может. С другой стороны эту съемную квартирку едва можно назвать домом в полной мере, но другого у них нет. Не стало после того, как умерла мать, а все хлипкие пенсионные накопления и дом еще бабушки и дедушки ушли в уплату долга по кpeдиту сестры, которая еще и оказалась наркоманкой, и сейчас проходила лечение в реабилитационном центре, оставив на меня своего грудного сына. Точнее, я помню ее удивление, когда я не отдала его в приют, а решила заботится сама. «ну и дура» сказала мне тогда родная сестра. Возможно, она оказалась  не так уж и далека от истины, потому что иногда у меня просто опускаются руки, едва стоит представить свое будущее, в котором преобладают лишь черные краски.
Да уж, дерьмо случается, но все равно, мне кажется это слишком много, чтобы я могла вывести все это одна. Я всего лишь слабая девушка, у меня нет никого, кто мог бы помочь. Помочь реально, а не сочувственно кивнуть и пойти дальше по своим делам, потому что это коснулось вас напрямую. Как часто мы сочувствует издалека и быстро забываем об этих людях. И я сейчас не только о материальной стороне вопроса, хотя, конечно же, вопрос где взять денег занимает мою голову двадцать четыре на семь. В редкие моменты просветления я мечусь между учебой, подработками и маленьким Оливером, получая на него небольшое пособие. Чаще всего ветер свистит в моих карманах, и если выбирать что купить, фрукты для Оливера или булочку на ужин для себя, я естественно выберу первое.
- Если вы не сдадите экзамен и в этот раз, мисс Андерсон, мы вынуждены будем с вами попрощаться. Бюджетные места – большая редкость на нашем факультете, - говорит мне ректор глядя с ног до головы из-под своих дорогих очков, удобно устроившись в кожаном кресле, как – будто мне неизвестны эти простые истины. Я редкий гость в этих стенах уже который месяц, но зачеты стараюсь сдавать вовремя, хоть иногда мне невыносимо сложно готовиться к сдаче ночью, если вдруг Оливер начинает капризничать.  И им плевать, что я упорно трудилась, чтобы попасть на это место, если ты не платишь, то с тебя будут драть три шкуры и несданный вовремя экзамен может стать причиной отчисления на самом деле.
- я вас поняла, мистер Томпсон. - Сглатываю, глядя на стену, за плечом ректора, а что я еще могу сказать на все это? - Я постараюсь сдать экзамен в ближайшие дни. - но я понимаю, что это просто слова, и ничего я не сдам конечно же, и мечта стать доктором так и останется недосягаемой для меня.
Ноги меня плохо держат, когда я выхожу из кабинета ректора и, подойдя к окну, смотрю сквозь толстое стекло на залитую солнцем территорию университета, и слезы сами собой начинают катиться по щекам, хотя я понимаю, что не могу предаваться такой роскоши как истерика или паника, у меня на руках маленький ребенок, которого нужно забрать от соседки как можно скорее, ведь ее доброта и альтруизм тоже не бесконечны, но у меня нет сил. Именно сейчас я хочу побыть просто слабой девушкой, и пробравшись в женский туалет, закрываюсь в кабинке, чтобы вдоволь нареветься, до хрипоты в голосе, до тупой боли в висках и затылке, до опухших красных глаз.
Спустя некоторое время отражение в зеркале показывает мне ту еще красотку, ну и плевать, кто вообще обратит на меня внимание, кто вообще обращает. Смешно сказать, но к своему солидному, по меркам молодых девушек возрасту, я все – еще остаюсь девственницей. А когда мне было, собственно? Когда ты всю жизнь только и делаешь, что разгребаешь чужие проблемы, пытаясь заработать с малых лет хоть какие – то деньги, на мальчиков просто не хватает времени.
Да и кто позарится на такое сокровище. Смотрю на свои выпирающие ключицы, на впалые щеки, понимая что за пару месяцев я очень похудела и если продолжу в том же духе, то подорву здоровье, а мне нельзя, на меня надеется сестра, и без меня пропадет один маленький карапуз, который весело хохотал вчера, когда мы с ним купались в ванне с пеной.
- простите. Простите. – Бормочу, извиняясь, и потирая свой лоб, все же сильно приложившись им о широкую грудь стоящего передо мной мужчины. Какого черта я так вылетела из туалета, словно за мной демоны из ада гнались? Подняв глаза, я вздыхаю, наконец, разглядев, кто передо мной и от этого хочется провалиться сквозь землю.
На меня смотрит преподаватель анатомии, мистер Марино и я незамедлительно покрываюсь румянцем, ощущая как горят щеки и лоб, первые признаки сильного смущения, потому что я всегда теряюсь перед привлекательными мужчинами, следом приходит стыд, потому что он видит меня такой, какой я наблюдала себя сама всего пару минут назад, и картинка не улучшилась нисколько. Разве что волосы спадающие по плечам , обрамляют лицо, делая черты чуть мягче. Но опухшие глаза никуда не спрячешь, а на коже проступили уродливые красные пятна, как всегда бывает после того, как я сильно поплачу, не то, чтобы я делала это так уж часто… но сегодня во мне что-то надломилось окончательно. Я потеряна и разбита, вся моя жизнь летит в тартарары и впереди нет даже луча надежды. – я…я не специально. Простите еще раз.
Стараюсь обойти его, но мы снова сталкиваемся и чертыхнувшись сквозь зубы, я поднимаю глаза на мистера Марино, по которому сохнет весь мой курс и два соседних и вздыхаю.

+1

3

Каждый Новый год был для меня началом чего-то нового. Началом новой жизни, новых свершений, новых целей. Этот год не стал исключением. Лучше будет сказать правилом. Новая работа. Новое дело и как следствие новый я, к которому стоило ещё привыкнуть. Новая роль в виде дельца. Ещё бы - собственное дело, которое требовало от меня новых качеств. Быть более решительным, уверенным в себе и перестать оглядываться назад. Мой дядя Карло всегда говорил мне о том, что я смогу добиться много, стоит только избавиться от лишней учтивости и скромности. Подначивал меня словами о том, что будь он на моём месте, да с моими мозгами, то устроился бы в этой жизни на все сто процентов. Эти слова не давали мне покоя пока я наконец не решился поменять свою жизнь.
Уйти из госпиталя было не просто. Его стены давно стали для меня родным домом. Даже больше, чем собственная квартире, где я появлялся чтобы поспать. А люди... Сколько близких людей появилось в нём за годы интернатуры и работы. Но всё это пришлось оставить и начать новую главу жизни, в которой я одевался во всё чёрное, чтобы встречать клиентов своего нового похоронного бюро. Новое для меня место не сумело увлечь меня так сильно, чтобы я смог позабыть о своей страсти - медицине. Уйти от госпиталя и людей в нём было делом сложным, но ещё сложнее было отказаться от дела всей своей жизни. От дела, которым горел все эти годы. Не спал ночами, писал научные статьи и гонял на конференции на другой конец страны, чтобы познакомиться с новыми и интересными людьми своей профессии. И теперь предстояло всё это оставить лишь для комфортной жизни. Для большего достатка и хорошей доли, которую я заносил своему капитану.
Эти мысли не давали мне покоя. День и ночь нависали надо мной чёрными тучами, пока я не нашёл для себя выход из ситуации. Одним августовским утром мне поступил звонок от ректора медицинского мистер Саймон Томпсон. Этот седовласый мужчина всегда охотился за острыми умами, выискивал среди студентов, подмазывался к ним и водил дружбу. Выгодное вложение в будущее, чтобы потом хвастать своими связями перед людьми. Меня же он подметил с самого начала. Ещё бы, сын звезды нейрохирургии и такой же отличник, как его отец. Вопрос о моём зачислении даже не поднимался - всё было решено заранее. И вот теперь он решил поиметь с меня хоть что-то, предложив место одного из преподавателей.
Конечно, я согласился. Но сделал это тонко, выпросив время для размышления, как и любой другой набивающий себе цену человек. Три дня трудных размышлений для Томпсона и три дня радостных мыслей для меня, ведь у меня появился шанс остаться рядом с медициной. Пусть и не рядом с пациентами и коллегами. Впрочем, эта новая роль была интересна для меня тем, что теперь я буду тем самым человеком, который будет учить новое поколение, высматривать в них настоящих любителей летела и тех, кому лучше пересмотреть свои взгляды на профессию.
Месяц занятий был позади. Мне было нелегко в этот период. Пришлось подгонять учебный план, оставшийся после преподавателя, который ушёл на пенсию, до ума и знакомиться со своими учениками разных мастей и взглядов на жизнь. Все они смотрели на меня с недоверием и опаской. Ещё бы, внешне меня можно было бы записать в их ряды, но не как матёрого преподавателя и любителя своего дела. Но стоило мне провести несколько пар, как все их сомнения развеялись. И появились новые - халявы не будет. И это кольнуло где-то внутри "ты становишься похожим на своего отца". Отмахнуться и забыть. Просто в нашем деле нельзя быть полуспециалистом. И всё.
Сегодня я заехал в университет, чтобы забрать документы и тесты, которые сдали студенты уже два дня назад. Со всем ворохом дел я забывал их проверить. Но былая паника сменилась уверенностью. Теперь я на месте преподавателя, а не студента, который выискивает преподавателей, чтобы подчистить долги.
Совсем погрузившись в мысли я не заметил того, как в меня влетела студентка, словно собралась взять меня на таран. Что ж бывает. Опаздывает на пару или совсем потеряла счёт времени.
- Ничего страшного. - Я улыбаюсь девушке, узнавая в ней свою студентку. Как же её звали? Андерсон, кажется. Да, точно. Элис Андерсон. Та самая девушка, о которой часто говорят в преподавательской курилке. Кто-то нахваливает внешний вид девушки и жалеет о преподавательской этике, а кто-то восхвалял её цепкий ум. Разговоров о последнем было всё же больше. И мне не терпелось познакомиться с ней ближе, чтобы увидеть того самого студента, который сможет пробить себе хорошую карьеру в медицинском поприще. Но предо мной раз за разом представал растерянный человек или она вовсе пропускала занятия. И вот теперь она стыдливо прячет от меня свои красные глаза от слёз. Будь оно не ладно! Я зачем-то нарочно преграждаю её дорогу. - Ничего страшно. - Сново повторяю, словно мантру, когда девушка снова упирается в мою грудь. - С вами всё хорошо? Не ушиблись? - Куцая Попытка поймать испуганный взгляд и заглянуть в глаза. Что я там надеялся увидеть? Правду или ещё одно оправдание неуклюжести? - Не хотите немного отдышаться? У меня в кабинете есть прекрасный чай. Сам-то я его не пробовал, но вот миссис Дэвис разрекламировала его так, что я задумался о том, что её место в рекламе. Пойдёмте-пойдёмте. - дружественным жестом зазываю за собой студентку, делая вид, что я не вижу её растерянного вида и красных от слёз глаз. - Не пить же его мне одному. Да и должен же хоть кто-то помочь мне прикончить печенье.
Я улыбаюсь и делаю шаг вперёд, когда вижу, что Элис пошла за мной тихой мышкой. Она не проронила ни слова пока мы шли к моему кабинету. Зато я болтал без устали об истории здания, в котором мы были. Слишком сильно мне хотелось забить неловкую тишину между нами.
Войдя в кабинет, я бросил на стол, заваленный бумагами, охапку ключей и, поставив руки в боки со всей важностью заявил, оглядывая свои владения:
- Да, - тяжёлый выдох разочарования, - как же я найду их? Честно, Элис, я потерял где-то здесь тесты. - Мать всегда говорила, что стоит начать говорить самому искренне, без прикрас и человек рядом с тобой ответит тебе тем же. - Вот дела. Я даже подумать не мог, что быть преподавателем это тонуть в ворохе макулатуры. - Я смеюсь и обхожу стол, чтобы поставить чайник. - А как дела у тебя Элис? Нравится у нас?

+1

4

О мать твою. О мать твою. Нет ничего хуже, чем в моем возрасте, когда мужчины должны обращать на тебя внимание исключительно из-за неземной красоты, свежести и молодости, вызывать жалость. Лучше бы я провалилась сквозь землю от стыда на месте, потому что я не самая лучшая по посещаемости студентка, и едва ли мистер Марино может хоть как-то меня помнить, разве что упоминанием среди других преподавателей. Все они как один твердят про мой незаурядный ум, и, смешно сказать, даже психолог, мистер Беннер, пригласил посещать свой кружок, потому что /цитирую/ У вас крайне необычное мышление, Элис. Но что толку быть семи пядей во лбу, когда они не насытят твой желудок немедленно, не оплатят счета, не наймут няню для Оливера.
Вздыхаю, и покорно иду следом за мужчиной, потому что мама учила уважать старших, потому что не могу отказать, ну и еще потому, что голос мистера Марино мягкий и тон участливый, а это мне так необходимо именно сейчас, и чай, конечно же, чай. Что еще поможет моим расшатанным нервам.
- Что? – погруженная в свои вечные мысли, где достать деньги, чтобы хватило хотя бы на все понемногу, не сразу слышу вопрос мужчины, а подняв на него испуганный взгляд, тут же снова опускаю глаза, разглядывая свои руки, сцепленные между собой, и чуть усмехаюсь, в ответ на его вопрос, потому что ответить правду не могу и не стану. Кому на хрен сдались мои проблемы, уж точно не ему, хоть он и пытается поддержать беседу, но задницей чувствую, это лишь потому, что я налетела на него с лицом гремлина, после своей истерики, которая была уж слишком очевидна. – У меня все хорошо, только… - глубокий вдох. – Только сейчас такой период, когда времени на учебу почти не хватает. Но я сдам зачет и вам, мистер Марино, у меня осталось всего два зачета. Обещаю. – Улыбаюсь, убирая непослушную прядь волос за ухо и оглядываю бардак в кабинете преподавателя, здесь не грязно, просто нет порядка и систематизированности, как например у меня дома. Хотя Оливер быстро наводит хаос, после моей итак ежедневной уборки. Улыбаюсь шире, думая о мальчике и глядя на спину мистера Марино, который колдует над чашками у низкого ящика в углу кабинета, прихожу к выводу, что он по сути такой же ребенок, которому нужен взрослый, что разгребет его бардак. Еще даже не успев подумать как следует над тем, что собиралась сделать, беру в руки ярко-красную папку с бумагами, и кладу ее на край стола аккуратно. И это действо захватывает меня просто с головой, вырывая из реальности на некоторое время, я слышу лишь, как тихо щелкает вскипевший чайник, звон кружек друг об друга, шелест фольги, в то время как мои руки наводят красоту на большом столе преподавателя. Самоуправство как оно есть, но ему ведь нужны чертовы тесты или нет? А найти их в этой куче можно лишь все разобрав.
- ну вот, теперь почти хорошо. – Свесив голову на бок, смотрю на результаты своего труда спустя наверное минут десять. Кабинет больше похож на себя самого, а не на пункт сдачи макулатуры, хотя до идеала ему, конечно, далеко, но все же, смотрится уже лучше. Когда руки заняты делом, голова освобождается от мыслей, во всяком случае у меня это работает именно так, а еще я почти расслаблена, когда играю с Оливером, он моя отдушина, способ убежать от проблем. Перевожу взгляд на мистера Марино и брови хмурятся сами собой, он стоит у окна, помешивая чай в своей кружке, и вроде бы не сердится, но кто его разберет,  я проявила инициативу в чужом мире, внеся в него свой распорядок, а может ему все это и на хрен было не нужно и просьбу найти тесты, я восприняла все же слишком буквально. – кажется, ваши тесты здесь. – Говорю, переминаясь с ноги на ногу, указав глазами на папку с краю стола, почти готовая сбежать от стыда, чувствую, как кровь приливает к щекам, делая до этого бледное от слез лицо, пунцовым. Черт, да что ж за день то такой сегодня? И как апофеоз, начинает звонить мой стремный кнопочный телефон в заднем кармане джинс. Подстава подстав. Кусая губя достаю его и отвернувшись от мистера Марино, принимаю вызов, даже не взглянув на номер, хотя что толку, эти люди обычно не представляются и не предлагают вбить их номер в контакты. Их интересует только одно.
- где деньги, Элис, твою мать, я дал тебе времени более, чем достаточно - этот голос, хриплый и насквозь прокуренный, я бы желала никогда не слышать, но Томас находит меня с удивительной точностью каждый раз, требуя лишь одного - денег. Мэри-Кейт благополучно проходила курс лечения, оставив разгребать оставшееся после нее дерьмо, в котором можно утонуть с головой и сейчас бывший наркодилер сестры требовал с меня пятьсот долларов, целое состояние по моим меркам и я не знаю, что ему ответить. таких денег у меня не будет никогда и все это лишь верхушка айсберга.
- ты прекрасно знаешь, что у меня их точно нет и не будет, поэтому отвали. - Это по телефону я смелая, в безопасном кабинете мистера Марино, а на деле даже боюсь идти домой, и скинув вызов, засовываю телефон обратно в карман и поворачиваюсь к мужчине лицом, - простите, небольшие проблемы, но уже все в порядке.

+1

5

Она врёт. Так неумело и наивно. Смотря на Элис, я вспоминал самого себя, когда был вот таким же студентом. Да, проблем с обучением у меня не было. Да и откуда им было взяться, когда твой отец был светилом в медицине и тираном дома. Я не мог спокойно дышать пока не вызубрил очередной конспект, а после… долгие беседы с отцом на эту тему. Ему нравилось проверять мои знания, смотреть, как из глупого паренька я превращаюсь в молодого специалиста. Его опора в глубокой старости и его гордость в настоящем. И только сбежав из дома на съёмную квартиру я смог вздохнуть с облегчением. Я смог, наконец-то, получать удовольствие от учёбы. Я делал это для себя и своего будущего, а не потому, что дома меня ждали долгие разговоры о медицине. В то время я был таким же чистым и наивным. Не умел врать и все мои эмоции отражались на юном лице. Я знал это, знал и злился на самого себя, что не умел приврать хоть немного. Сегодня же я в этом преуспел. Даже слишком. Никто из моего окружения даже не догадывается о том, чем я занимаюсь на самом деле. Мечты сбываются. Только вот мечтать надо осторожно и чётко формулировать свою цель.
- Такой период. – Я стоял спиной к девушке и возился с чайником и заваркой. Медленно раскладывая по кружкам пакетики зелёного чая, я прислушивался к звукам за моей спиной. Подумать только, ещё совсем недавно у меня и в помине не было такой привычки, а сейчас я всегда был на стороже и смотрел на людей и их поведение внимательней, чем того требовала ситуация. И вот сейчас я слышал, как Элис перекладывала папки бумаг за моей спиной. Что-то новое. – Да, в нашей жизни бывает всякое. – Продолжаю непринуждённую беседу. – Мои старшие коллеги всегда говорят, что не понимают, какие у молодых могут быть проблемы. Я всегда смеюсь над ними. Старики уже позабыли, сколько проблем бывает в юном возрасте. Особенно, когда шалят гормоны и ты боишься начать свою жизнь неправильно.
Чай заварен и я поворачиваюсь к Элис и с удивлением замечаю, что на моём столе царил подряд. За такой короткий промежуток времени ей удалось то, что не давалось мне месяц. В голове промелькнула мысль о том, что может мне стоит выйти из кабинета «по делам», чтобы весь этот хлам вокруг наконец-то был разобран. 
- Да, теперь тут можно найти хоть что-то. Спасибо. – Улыбаюсь уголком губ и иду к столу с двумя кружками чая, чтобы занять своё место в кресле за столом. – Да, ты только посмотри, спасла меня и ребят от ещё одного теста. – Смотрю на стопку работ, предвкушая, что сегодня вечером точно придётся их проверить. Никаких других отмазок для самого себя уже не придумать.
Трель мобильного телефона раздаётся так же внезапно, как и меняется настроение и голос Андерсон. Теперь, после такого разговора ей уже не получится соврать, что всё хорошо. Медленно отпивая напиток глядя на хрупкую спину девушки. И в какое же дерьмо ты успела вляпаться? Ведь именно поэтому твоя успеваемость стала такой плохой, а появления в институте редкими?
- Всё в порядке? – Удивлённо поднимаю брови, ставя кружку с горячим напитком обратно на стол. – Элис, ты же понимаешь, что враньё ни к чему хорошему не приведёт. Ни твой разговор по телефону, ни твой внешний вид не поддерживают твои слова. – Сейчас мой голос стал более чем серьёзным. Да и весь мой внешний вид говорил о том, что врать дальше не стоит. Я всё прекрасно вижу. И красные от слёз глаза, и распухшие от слёз щёки. От моего взгляда не укрыл и тремор хрупких рук. – Всё хорошо. – Повторяю фразу девушки, глядя глаза в глаза. – Эту фразу можно повторять сколько угодно для других, для себя самой, чтобы в неё поверить. Но станет ли это реальностью? Нет. – Пожимаю плечами и откидываюсь на спинку кресла. – Ты только сильнее увязнешь в своей трясине и не заметишь, как опустишься на самое дно. От туда уже будет не выбраться. Так может стоит перестать врать? Внимательно осмотреться вокруг и принять помощь, пока не поздно. Да, Элис, я могу тебе помочь, только вот не знаю чем, пока ты неустанно твердишь, что у тебя всё хорошо. Принимать помощь не стыдно. Стыдно запускать свою жизнь.
На этих словах я начинаю перекладывать тесты, чтобы найти один единственный, который волновал меня сейчас больше всего. Знакомая фамилия в верхнем правом углу. Идеальный подчерк. Я блуждаю по белым листам бумаги взглядом в полной тишине кабинета. Пока не прохожу взглядом весь тест.
- Садись, Элис. Не стоит стоять. – Тяжёлый выдох и я поворачиваю белые листы к девушке. – Это твой тест. И знаешь, что самое интересное? Он выполнен на отлично. Мне даже не к чему придраться. Будет очень обидно, если ты вылетишь из университета без возможности восстановиться. Таких, как ты, Элис, очень мало. Даже при всей твоей рассеянности и непосещении курса, ты умудряешься сдавать тесты на отлично. Это не каждому дано. И только в твоих руках есть шанс сохранить и применить этот дар.
Я замолчал, давая возможность студентке выговориться. Сейчас она сама решала снова ей сказать свою заученную фразу «всё хорошо» или же рассказать всё как есть и принять помощь из моих рук. Между нами повисла тишина, которая вот-вот должна была нарушиться словами Андерсон.

+2

6

Слова мужчины звучат как прописные истины, и в целом он говорит доброжелательным спокойным тоном, таким, что хочется довериться ему и открыться, но я медлю, все никак не решаясь на это, потому что мне в принципе тяжело говорить о своих заботах посторонним людям, я неизменно ощущаю себя жалкой неудачницей и начинаю смущаться, а от смущения из-за своего положения во мне просыпается злость. Да и о чем говорить, о долгах оставшихся в наследство от непутевой сестры, о том как вздрагиваю по ночам от каждого шороха, боясь что угрозы по телефону не пустой круг и когда нибудь за мной придут злые дяди и хорошо, если просто изнасилуют, а не убьют, потому что в моей реальности такие мысли в голове молодой девушки это видимо норма.
- А что не так с моим внешним видом, - огрызаюсь наконец, оглядывая себя, почему то разозлившись на слова мужчины. Так сильно, что даже скриплю зубами. Ну естественно я не красотка, как многие студентки, не хожу в миниюбках, чтобы не оставлять парням и шанса для фантазии, ведь итак видно больше, чем можно себе даже вообразить. У меня нет дорогого смартфона и я не делаю селфи с регулярностью в минуту. Мои волосы не блестят от кондиционера, но они хотя бы чистые, на кондиционер у меня не остается средств. А одежда хоть и не новая, но имеет вполне себе опрятный вид. Конечно же, я преувеличиваю и драматизирую, мистер Марино не имел в виду ничего такого, просто…я и сама знаю, что совсем перестала следить за собой, поглощенная заботами и мыслями под гнетом своих проблем. И все же не могу утерпеть, продолжая - некоторые и похуже ходят, с красными глазами не от слез, а потому что провели всю ночь без сна под таблетками и не говорите, что не знаете об этом, не поверю, вы ведь не старый профессор, который и себя то плохо помнит. Вы мужчина в… - прикусываю язык вовремя, ну или почти вовремя, чтобы не сморозить очередной бред, и один черт сказала уже достаточно, чтобы начать краснеть. Дурацкая привычка, от любой нелепости, высказанной вслух, на щеках и носу проступает яркий румянец. Как говорит моя подруга, Кларис, мне нужно просто начать трахаться с парнями и тогда смущаться я буду оооочень редко, и щеки перестанут алеть и делать из меня вид круглой дуры. Проблема лишь в том, что я не хочу просто трахаться. Хотя и не мечтаю о шелковых простынях и сопливом первом разе, как в мелодрамах. Мы ведь не в «50 оттенков» и едва ли найдется тот самый мистер Грей, который сначала оближет с ног до головы через каждую секунду спрашивая не больно ли мне, а потом смущенно предложит встать на колени и «отсосать ему, пожалуйста». Вот взять хотя мистера Марино. Картинка в голове всплыла мгновенно и четко, так четко, что я даже закусила губу до крови, дабы не начать хохотать прямо ему в лицо, потому что говорил он серьезные вещи, а я опять со своей херней в голове, но что поделать, если мой разум устроен именно так, что предпочитает закрываться от нежелательных вторжений из вне, если дело касается моих проблем. Вот и сейчас вместо того, чтобы угрюмо молчать в ответ на его вопросы, я напротив оглядываю его с ног до головы украдкой. Уверенный в себе и это бросается в глаза, мужчина говорит четко, а его лекции на самом деле наиболее интересны из всех тех, какие я посещала.  – Мои проблемы, они только мои и никому на хрен не нужны. Если только вы не вытащите из кармана свою кpeдитку и не оплатите с нее все мои счета, которые растут день ото дня, словно снежный ком.  Моя сестра наркоманка со стажем, и сейчас проходит курс лечения в одной из клиник, лечение, конечно же, покрывает страховка, но вы же понимаете, что многое требует и отдельной оплаты. Моя мать умерла два года назад, и мы остались вдвоем с сестрой. А еще я не хочу спускать свою жизнь в унитаз и идти работать на полный день, вместо учебы, потому что ну куда я пойду? Недоспециалист? Мыть горшки и ставить клизмы старикам? Или на всю жизнь застрять в каком-нибудь кафе, отрастить себе задницу, поедая бургеры, оставшиеся от клиентов? Сомнительная перспектива. – Пожимаю плечами и смотрю на мистера Марино, проводя языком по прокушенной нижней губе, на которой уже образовалась капля крови, и ощущая ее вкус, громко вздыхаю, когда он пробегается по моей контрольной, я писала ее практически на автомате, измотанная бессонной ночью, когда Оливер приболел. Ну вот, я все и сказала, нет, он конечно же ничем мне не поможет, лишь сочувственно покачает головой, ну может еще напоит чаем, на который кстати говоря мой желудок тут же начал реагировать и громко заурчал, потому что ела я уже давно. Но действительно стало немного легче дышать. Тиски давившие грудь немного отпустило. Рассказывать про Оливера не хотелось совсем, потому что я не знала мистера Марино от слова совсем, и кто знает, как он поступит, узнав, что на моем попечение находится младенец сестры наркоманки. Служба опеки все же не дремлет, а отобрать Оливера я никому не позволю. Он моя путеводная звезда. – Так что ни черта у меня не в порядке, мистер Марино. Но мне не к кому с этим пойти, и даже мой блестящий ум не сможет исправить этого.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Thankless Job


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно