внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост от тео марино Псих. Наверное, я действительно псих, раз решился на такое. Наверное, я действительно выжил из ума, если поддался похоти и решил, что лучшей местью бывшей жене будет переспать с её матерью... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 30°C
* jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Враг моего врага - кто он?


Враг моего врага - кто он?

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Сакраменто | Сентябрь 2020

Douglas Austin,  Serena Austin & Guido Montanelli
https://funkyimg.com/i/37HnQ.jpg https://funkyimg.com/i/37Hos.jpg https://funkyimg.com/i/37HnP.jpg


Там, где ночь разотрет тревога,
Там, где станет невмоготу -
Вот туда тебе и дорога,
Наверстаешь свою версту.

Отредактировано Guido Montanelli (2020-10-02 11:14:40)

+3

2

Кто с нами, кто против нас, кто "за", а кто нет... (с)

  События 2 дня назад.

  - Чё за дела??!!!
  Мой крик посреди чистой, красивой, благоустроенной улочки примерно в полдень. мы подрулили к одной из пиццерий в Сакраменто, которую мне порекомендовал навигатор. Я с женой в этот день решил выехать в город, мы проголодались, и решение схомячить пиццу с шипучкой показалось нам лучшим решением. На самом деле нашлась (о, чудо) деталь для автомобиля "форд - мустанг" 1979 года, который мы с отцом взяли на реставрацию. Тяжёлый свёрток с запакованным переходником мирно покоился у меня в рюкзаке, рюкзак мирно покоился в одном из двух больших кожаных чемоданов, прикрепленных к седлу "харлея", а дома сегодня было шаром покати а плане чего-то готового. И к родителям бежать чтобы покормили - конечно, не откажут, но моя гордость не позволит. А готовить что-то, нет, мы проголодались здесь и сейчас. Я выбрал пиццерию и даже сделал онлайн заказ. Оставалось только приехать и забрать коробку, чтобы уже перекусить дома. Скоро уже мы так гонять не будем, у Серены начал проявляться, пусть пока и не сильно, живот.
  Я припарковался, Серена вышла размяться, я уже вышел было с заветной коробкой пиццы с салями и помидорами, когда увидел сцену, вызвавшую у меня этот крик. Смуглый амбал тащил мою жену к чёрному автомобилю, заткнув ей рот ладонью и удерживая так, что невозможно оказать сопротивление, остаётся только идти спиной вперёд за ним, а он ведёт её, держа в руках пульт от машины, писк, открывается дверца багажника длинного седана. Ещё и в багажнике везти?
  я подлетаю сбоку, притом врезаюсь всем телом, вспоминая высказывание одного из членов общины, бывшего военного. "Чем тяжелее шкаф, тем громче он падает". А весовые категории у нас конкретно разные. Так что только так. Если не получится... тут нет ни камней, ни арматуры - самые верные помощники в уличных драках. Даже бутылки никто не оставил. но этого и не понадобилось. Громила среагировал на мой крик, а вот что-то сделать уже было поздно. Он падает на мостовую, я вижу, как он хватается за предплечье и его лицо сморщилось от боли. Да, я его вывел из строя, и мы можем уезжать. Мало ли кто сейчас появится ещё. я не стал добивать его. Отбил Серену, и мне достаточно. Что он хотел, в бордель своровать что ли? Я слышал о том как похищают молоденьких девушек, и что с ними бывает. Мы бежим обратно к мотоциклу, и спешно отъезжаем, я в последний момент вспоминаю о брошенной пицце, и понимаю, что не до неё...

  Сегодняшний день.

  Я страшно горд. Мою картину с вечерним Сакраменто на фоне заката решили приобрести. Цена пятьдесят долларов, и она ушла сразу же. Там действительно красиво, я удачно подобрал ракурс, и Солнце так удачно играло красками на листьях деревьев. Картина, написанная за один вечер, пробыла на сайте художников четыре часа. Договорились, что я сам доставлю картину. Она уже упакована. Посмотрел на карте адрес, респектабельный район, я бы и там, если будет возможность, потусил бы с мольбертом возле мотоцикла. Панорамы на сайте города так и влекли меня засесть за написание ещё одной картины. Кажется, даже мои родители рады моей удаче больше чем я сам. показываю с гордостью сайт, мою страничку, где картина заката уже убрана с торгов. У меня даже появились новые подписчики. Есть пожелания. К примеру, рисую ли я космос. А что, течение не столь модное, но мне нравится.
  Я завезу картину, потом мы купим новые краски, холсты ещё есть, а ещё моя мама всё же будет обучать Серену тому что знает и умеет сама. Серена хочет ехать со мной, что же, я не против. Мы садимся на байк, выезжаем за ворота. Завтра, кстати, я дежурю на входе с другими, да, мы не пускаем на свою территорию случайных людей. Их и не бывает почти, так что это дежурство больше напоминает некую тусу без алкоголя. Тут строго. Никак не обойти такие запреты. не понимаю, что плохого если байкер выпьет бутылку пива, но дисциплина, и ей приходится подчиняться. можно травить истории, болтать, и многое другое, но если что крепче кока колы, то это уже нарушение. Учитывая, что одна из банд пытается спалить то мастерскую, то кафе, нам приходится быть наготове. Если что, как в той драке, сразу же съедутся другие байкеры, в беде не бросят. Машу рукой нашим парням и мы выезжаем на трассу. Впереди примерно час езды, я поеду по объездной дороге, минуя пробки. Иногда там машины стоят настолько плотно, что мой "харлей" не протиснется. А трасса притягательна и там можно ехать на скорости, наслаждаться очередным обгоном, чувствовать себя королём дороги и чувствовать свободу на двух колёсах. Да, этакий ангел дороги, который выехал на патруль. Моя жена прижимается ко мне, обнимает меня, я даже сквозь кожанки, свою и её, чувствую её сердцебиенте. А может, и не только её, но это иллюзия. Рано ещё. Сердцебиение того, кто в перспективе будет называть меня "предком", говорить "папа, ты ничего не понимаешь в этой жизни", и тому подобное, я услышу только приложившись ухом к его груди. Не пройдёт и года, я улыбаюсь про себя, пряча улыбку в шлеме. Нам пора заворачивать. Скоро уже дом заказчика.
  Мы заходим, заказчик явно очень респектабельный человек. я вижу припаркованный большой "хаммер", внедорожный монстр, тяжёлый, вездеходный, просторный - я был ещё подростком, когда отцу достался в ремонт такой легковой тяжеловес, перед которым остальные машины кажутся этакими карликами. неважно. Нам открывают дверь, я захожу в большой холл, мы проходим в зал. Я оборачиваюсь к жене. Она бледнее листа бумаги. Что-то не так. Что конкретно? Да, нас привели к заказчику, но что не так? Я пока что стою, не понимая ничего. Решили отжать картину? Из-за полсотни баксов что ли? Нет. Соображай, Дуглас. Соображай, желательно быстро. Да, память услужливо подсказывает. Тот самый разговор с Сереной, где она в своё время перешла дорогу с бывшими подельниками итальянской криминальной структуре. Зелмя, ты реально слишком тесная, а Сакраменто, похоже, слишком маленький город. Раз бывают такие совпадения. Хм... так, мой байк припаркован у входа, но добраться до него столько же шансов, сколько до Луны. Я бы драпанул сейчас с Сереной за руку. ободряюще сжимаю ей ладошку, как бы говоря "я рядом", думаю, что сказать типа "за мной тоже стоят крутые люди", не прокатит. Наверное. Так, не зароют же тебя здесь, Дуглас. Это не похоже на ловушку. К примеру, а если бы мы приехали большим количеством? Нет, нет, нет... совпадение, не более.
  - Ваша картина, мистер.
  Так, какова будет реакция?
  - Точно, это он сломал Нунцио руку. И эту девку отбил. Он точно из банды...
  - Он мою жену хотел в багажник упихать и увезти. Мне что, молча смотреть? Или в полицию звонить?
  Я резко перебиваю человека, опознавшего меня. На полицию у меня точно нет иллюзий, после того, как полицейские в своём большинстве решили просить прощения перед погромщиками из БЛМ за вековое угнетение.
  - Я не из какой не банды, я из "Ангелов дорог". А Серена моя жена, с бандой давно покончено у неё, и её не трогать. Она ждёт малыша.
  Да, моё "кто её тронет, будет иметь дело со мной" если не прокатит, то вот насчёт того что на в положении.
  - И к тому же над ней уже едва не расправились. Её же бывшие подельники. Она не в банде.
  Я вспоминаю тот случай, когда и сам наполучал конкретно по лицу, потом подоспели наши, избили тех бандюков, а потом мы с разбитыми лицами, чуть подшаманив свои разбитые лица, отправились в капеллу, где нас обвенчались. Вспомнилась даже моя шутка, от которой вся община взорвалась хохотом а Серена колотила меня кулачками по груди. А вот что будет сейчас. Я не загадываю.

+3

3

Два дня назад...

Серена открывает глаза, стоит только Дугласу присесть на кровати. После двух попыток поджогов, девушка научилась реагировать даже на каждый шорох. Первые пару дней после попытки поджога в кафе, она и вовсе несколько ночей подряд просыпалась, вскакивая от ночных кошмаров.
Так и сейчас она открывает глаза с единственным вопросом: "куда едем?".
Удачная покупка заканчивается быстро и легко и уже через пару часов они едут обратно. Это первый выходной, после нескольких дней работы и Дугласа в мастерской, и Серены в кафе.
Девушка старается не напоминать об этом мужу, помня его "радостный" взгляд, когда она сказала, что у неё пару дней не будет выходных, потому что она хочет подменить Агнесс, чтобы та хоть немного отдохнула.
Впрочем сама Агнесс тоже была против, но упрямство миссис Остин в этот раз сделало свое дело. И долго-долго не желая оставлять Серену одну, Агнесс все таки согласилась взять "маленький отпуск".
Серена, помимо всех кардинальных изменений в своей жизни, не могла привыкнуть ещё к одному моменту. Девушка не знала, как это называется, потому что до этого к ней так никто не относился.
Это нельзя было назвать отсутствием ожиданий от неё. Ведь все от кого-то что-то ожидают. Да и забота не совсем точное название.
Поэтому перерыв в своей голове кучу определений и не найдя подходящего, Остин забросила эту идею и просто думая об этом описывала ситуацию без названия. Это просто было и есть только с Дугласом. Как это назвать она решит позже.
Такие моменты бывали часто и как правило приводили девушку в тупик. Она не знала, как реагировать.
Как и сейчас, на её: "Да ладно тебе, сейчас доедем, 15 минут и всё будет готово", Дуглас решительно качает головой и оформляет онлайн заказ. В её прошлом на неё бы разозлилась и сказали, что нужно было подумать об этом утром, а не в последнюю минуту.
Мотоцикл останавливается в паре метров от пиццерии и Серена, решив немного размяться, заодно и побыть на солнышке, улыбается мужу:
- Я тут побуду, хорошо?
Она наблюдает за тем, как за Дугласом закрывается дверь и оборачивается обратно, решив немного осмотреться.
- Так-так-так, кто тут у нас? - солнце заслоняет огромная тень.
Блондинка оборачивается и не успевает произнести не слова, как огромные руки хватают её за тонкие запястья и скручивают их за её спиной:
- Отпусти! Кто...ммм...- огромная ладонь накрывает ей рот и девушка без зазрения совести вцепляется в неё зубами. Громила мычит и на секунду отпускает руку. - Ты...
Ей снова затыкают рот, но на этот раз сильнее. И Серена вдруг осознает, что не справиться. Логика врезается в затуманенный адреналином разум и девушка чувствует, как на глаза наворачиваются слёзы. Она не может сильно сопротивляться, ведь это не так, как раньше. Раньше даже ударь он её, ничего страшного, даже если бы он ей вообще переломал что-нибудь, но сейчас в ней их с Дугласом ребёнок и... Остин готова скулить от бессилия, которое оказывает её с ног до головы.
В следующую секунду всё происходит очень быстро. В амбала  "врезается" Дуглас, и тот падает на мостовую, потянув за собой Серену, но сильные руки не дают ей упасть, возвращая обратно. Не слова ни говоря, Дуглас берет её за руку и они бегут к мотоциклу. Ну, как бегут... Дуглас бежит твёрдым размашистым шагом, его рука держащая руку Серены чуть сильнее чем обычно, тянет её вперёд, а сама блондинка пытается поспеть за разъяренным мужем.

Сегодняшний день…

- Урааааа! - её тонкие ручонки обвивают шею мужа, когда она видит изменения в профиле Дугласа на сайте художников.
Она помогает ему упаковать картину. Действительно красивая с хорошо подобранной игрой света и тени.
Серена рада, что кто-то решил её приобрести. Дуглас хороший художник и если он решит посвятить себя этому, то однозначно добьётся успеха. И эта картина только начало.
Когда Серена говорит, что очень хочет поехать с мужем, всё внутри разделяется на две половинки. Первая - счастлива за Дугласа и как бы это эгоистично не прозвучало, но хочет быть первой, кто увидит новые эмоции в его глазах. Вторая - упорно притворяется первой, как бы убеждая что Серена едет только чтобы увидеть радость мужа и разделить её с ним, но на самом деле не находит себе места от беспокойства.
Серена обычно доверяла своему шестому, потому что оно не раз вытаскивало девушку из передряг, а иногда и предостерегало от них же. Она не знала и не понимала что может быть опасного в передаче картины покупателю, но стоило только подумать об этом, как её накрывало беспокойство. И как позже оказалось не зря.
Внедорожник, стоявший во дворе, почему навевает смутное дежавю. Серена с трудом подавляет в себе желание развернуться и бежать со всех ног, когда они с Дугласом проходят в просторный зал. Её взгляд, который старается не встречаться с взглядом мужчины в шляпе, настойчиво рыщет по помещению в попытке найти хоть что-то, что может им выбраться отсюда.
Дуглас оборачивается к ней и поднимает брови в недоумении. Серена хочет что-то сказать, приоткрывает губы и… ничего. С них не срывается ни звука. "Нет, не сейчас." - проносится в её голове. Потеря голоса - защитная реакция девушки на страх и опасность проявляется в самый неподходящий момент.
На лице мужа недоумение постепенно сменяется осознание и спокойствие. Он сжимает её ладошку и Серена выдыхает, опуская напряжённые плечи.
Дуглас как ничем не бывало сообщает о том, что привёз картину.
"Сломал руку? Банды?"
Серена удивленно смотрит на Дугласа, когда тот прерывает телохранителя мужчины в шляпе. С самого момента их знакомства, она видела его таким раза два-три. Непривычно ещё и то, что впервые кто-то отвечает за неё, защищает её, даже понимая, что шансов, что всё закончится хорошо очень мало.
"Её не трогать." - эхом звучит в голове.
Пальчики девушки переплетаются с его, и она на тыльной стороне его ладони лёгким движением указательного пальчика рисует маленькое сердечко.
Слова о ребёнке приводят её в чувство и Серена успокаивает я. Вернее, её отношение к ситуации меняется.
Девушка поднимает взгляд и смотрит прямо в глаза мужчины, стоящего напротив. Её взгляд становится холодно обжигающим, предупреждающим. Она не сдаться просто так, не позволит навредить ни своему мужу Дугласу, которого любит, ни своему ребёнку, который ещё не родился.
"И не родителям Дугласа. И Роуз…Роуз!"
Серена неосознанно касается ножика, который лежит в заднем кармане. "Если меня два дня назад схватил этот громила, думая, что я в банде, то они могли выйти и на Роуз, если кто-то из тех проговорился.
- Вы всех ищите, кто был или есть в банде, или только я под руку попалась? - Серена произносит это спокойно, даже немного язвительно, пытаясь скрыть волнение.
Но её знает Дуглас и у неё практически на лице написано, что она за кого-то очень сильно переживает. Единственное Дуглас из банды видел только парней. Он знал, что лидер банды девушка, но знал, что у Серены с ней мягко говоря не очень хорошие отношения. А вот про Роуз Серена пока успела рассказать только его родителям, и то мельком. В этот момент, разволновавшись за Роуз, Серена совсем не подумала о том, что он не зная Роуз, мог подумать, что она переживала за кого из парней в банде.

Отредактировано Serena Austin (2020-10-10 02:45:31)

+2

4

Глядя на такой большой дом, сложно поверить в то, что его владелец, вообще-то говоря, на самом деле большую часть своей жизни привык обходиться малым. Но это было правдой. Гвидо Монтанелли не был привычен к роскоши, - в определённый момент своего жизненного пути, несколько лет после ареста и смерти своего отца, в детстве ещё, вообще можно сказать, что он соприкоснулся с чертой бедности; такие вещи, пожалуй, не могут не оставить свой отпечаток на мировоззрении, - может, это тому виной, а может, и нет, но Гвидо никогда на самом деле не испытывал тяги к материальному богатству, не стремился украшать своё жилище шелками и золотом, не ставил такой цели, чтобы автомобиль, на котором он передвигался, держался бы в какой-то определённой ценовой или престижной категории, и совершенно не был жаден. Он любил быть обеспеченным, но чтобы чувствовать себя таковым, Монтанелли всю жизнь хватало довольно немногих вещей - места, где он мог бы выспаться, и где можно было бы приготовить себе еду, машина, на которой можно было бы передвигаться без дополнительных проблем, и телефон, с помощью которого можно поддерживать связь с родными и друзьями; приложить к этому, разве что, возможность одеваться достаточно прилично, чтобы выходить в свет, - и большего, пожалуй, было даже и не нужно. Он прекрасно обошёлся бы и без каких-нибудь мраморных статуй, персидских ковров, выводка слуг, - вообще всего того остального багажа, который прилагался к жизни богачей; оно его и сейчас скорее тяготило, нежели наоборот. И каких-то десять лет назад ещё можно было увидеть Гвидо живущем в своём небольшом домике в одноэтажном районе Сакраменто, рядом с которым стоял не представительный "Хаммер", а куда поменее пафосная "Шевроле Тахо"... он и не желал большего, на самом деле. Он не думал, что в его распоряжении даже и окажется что-то большее; разведённый мужчина немолодого уже возраста, с двумя довольно взрослыми и самостоятельными уже детьми, и занятый, пусть и в довольно опасном, но и довольно уникальном по сути своей, ремесле, Гвидо думал, что в таком ритме его жизнь и будет протекать до самого своего завершения. Пожалуй, расскажи ему кто-то о том, где он будет сейчас, году в 2012-ом, на крыльце его маленького коттеджа... посмеялся бы.
В действительности же, когда оглядываешься назад, редко бывает смешно. Правда, несправедливо было бы сказать и то, что Монтанелли был несчастлив: судьба дала ему возможность стать отцом ещё трижды, и в возрасте довольно преклонном он смог полюбить и снова стать любимым, и материальное положение, пусть и не ставил он его во главу угла, действительно скакнуло вверх, что тоже явно не такое уж горе. Отчасти, может, оно и действительно помогло со всем остальным, впрочем. И уж точно было бы глупо от него отказываться. Хотя, несмотря на это, пользоваться богатством в быту Гвидо и до сих пор умел так себе... если бы его супруга не распоряжалась хозяйством так умело, скорее всего, его жилище было бы похоже скорее на самолётный ангар - с хорошо отлаженным жизненно необходимым минимумом функционала и огромным пространством, которое оказалось бы пустующим; с огородом на заднем дворе, где росли бы помидоры и морковь, - в лучшем случае. На определённом этапе жизни, особняк, где он жил, и действительно выглядел примерно так. Когда из десяти комнат, что есть в распоряжении, фантазии хватает занять только две - в остальных восьми селится эхо и ложится пыль. Миссис Монтанелли сумела сделать так, чтобы живым и занятым чем-то выглядел каждый уголок дома.
Гвидо не любил привязываться к вещам; в его деле это можно было бы отнести к привычкам определённо вредным. Чем больше привыкаешь к каким-либо предметам, неважно, будь то нечто крупное, вроде автомобиля, или какая-то мелочь, ювелирное украшение, или что-то декоративное, тем сложнее оказывается с ним расставаться, если сделать это вдруг придётся. В результате очередной бандитской войны, или если придётся расстаться со свободой, или случится что-то... из того, в общем, длинного списка, что случиться может. Он сознательно воспитывал в себе это качество. Однако, в абсолют его возвести всё-таки не сумел, к счастью или несчастью - вокруг него было немало чего, чем он в действительности дорожил; и даже более того - он и окружал себя, в какой-то мере, в основном тем, что было для него так или иначе примечательно, что вызывало интерес или являлось чем-то памятным, хранило часть какой-то истории. Ту крупицу истории его собственной, - которая на самом деле и делает любую вещь чьей-то собственностью. Неважно, что написано в товарном чеке и насколько велика его сумма.
И эта картина, которую он купил за не такие уж баснословные пятьдесят долларов - исключением не была; Монтанелли не стал бы покупать чего-то, и скорее всего, вообще почти не заметил бы её даже, забыв о ней почти сразу же, как перелистнул бы виртуальную страничку - если бы не обнаружил в рисунке нечто действительно своё. Что-то, что отозвалось в его сердце... в тот момент Гвидо находился на винограднике - с начала эпидемии и по время недавнее, почти полгода, он вообще ни разу не покидал его территории; ни разу не выходил в город, не имел возможности прогуляться по набережной Сакраменто-ривер, прокатиться по мосту, пройтись по улицам и парку, знакомому ему с детства - ради того, чтобы сохранить собственное наследие, этот особый для его фамилии сорт винограда, ему пришлось отрезать себя от своего дома. Разумеется, в таком положении человек имеет право скучать по родным местам. Так что рисунок Дугласа Остина изображал не просто закатный Сакраменто - картина была квинтэссенцией этой тоски Монтанелли по дому, - и он уже сейчас знал, что, глядя на неё, будет вспоминать о том, что чувствовал, оказавшись в добровольной изоляции на своей виноградной плантации.
Но оказалось, что история этой картины станет ещё более глубокой. Жизнь снова преподносила сюрпризы...
Движение Серены оказалось быстро подмечено и совершенно недвусмысленно истолковано: вслед за тем, как её рука оказалась заведена за пояс, на молодых людей устремляются дула двух пистолетов и щелчки предохранителей звучат почти в унисон. Следом раздаётся рычание собаки - старый дог Боппо, почувствовав общее напряжение, тоже подал голос и ощетинился. Резких жестов в доме Монтанелли не жаловали.
- Так, это ещё что такое?.. - Гвидо, недовольный тем, что его гостиная превращается в поле для разборки - насторожился столь же моментально. Но, наблюдая за перепалкой, спускается по лестнице, чтобы стать к ним ближе - присматривается к вошедшим, чуть щурясь: - Серена, это ты, что ли? - вот уж не ожидал подобной встречи у себя же дома. Да чего уж - вообще как-то не ожидал того, что он снова когда-либо вообще увидится с той девчушкой, с которой они тогда так продуктивно пообщались в том фургоне в феврале - это не значило, что он её забыл, впрочем. Хотя даже если бы забыл и он - один из тех ребят, что держали молодожёнов на мушке, и был тем же самым человеком, что записывал её показания в блокнот той ночью. - Тебе же было сказано - не соваться больше на нашу территорию. Tranquillo, Боппо... - мимоходом обращается Монтанелли к разворчавшемуся псу, коснувшись ладонью его затылка. - А ты, значит, и есть тот, благодаря кому Нунцио в гипсе ходит? Интересная у нас компания... - ребята производят впечатление скорее встречающейся парочки, чем супругов - словосочетание "моя жена" из уст настолько молодого господина звучит даже несколько аляповато, впрочем, желание защитить свою даму сердца от этого менее похвальным ничуть не становится. - Вот что, парни: обыщите наших гостей и проводите на кухню. Похоже, нам есть, что обсудить. - рассудил Гвидо. И скрывается в кухне - жестом привлекая внимание пса, чтобы следовал за ним.
Когда Дугласа и Серену вводят - он уже расположился за одним из двух, размещённых на кухне, столов, с чашкой кофе в руке - и ладонью другой руки указал на стулья напротив, предлагая молодым людям присесть. То содержимое их карманов, которое предоставляло потенциальную опасность, охранник выкладывает перед ним - и ножик девушки тут же привлекает его внимание:
- Кажется, я его один раз уже видел... - с буковкой "Р", вырезанной на рукоятке - пальцем поддев лезвие, Гвидо разворачивает нож к себе так, чтобы букву оказалась возможным прочесть. Затем поднимает взгляд на ребят снова: - "Ангелы дорог" - это мотоклуб, что ли? - байкер, значит... Серена, насколько он помнил в их прошлую, первую и последнюю встречу, - не собиралась больше не во что подобное влезать; выходит, человек - предполагает, а Господь, всё-таки, располагает...

Внешний вид
Боппо

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Враг моего врага - кто он?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно