внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост от акари юкимура (ханны мерсер) Нет ничего хуже звонка по телефону, возвещающего об очередном убийстве. Диспетчер сообщает кратко данные. Как жаль, что такие вызовы нельзя отменил. Застали ее прямиком за утренними процедурами...читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 13°C
* jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » ἀπὸ μηχανῆς Θεός


ἀπὸ μηχανῆς Θεός

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

https://i.imgur.com/5GtZB0i.gif

μφιτρίτη x γήνωρ
Ancient Greece, 404 B.C.

[NIC]Agenor[/NIC][STA] Σκιάς όναρ άνθρωπος.[/STA][AVA]https://i.imgur.com/YKIl6Kr.png[/AVA]
[SGN]____[/SGN]
[LZ1]АГЕНОР, 35 y.o.
profession: вынужденный триерарх;
[/LZ1]

Отредактировано Hannah Mercer (2020-10-06 12:44:06)

+4

2

Исход был предрешен. Сражения можно продолжать вечно, но зачем? Каждому понятно, что эпоха великого Перикла канула в лету. Афины не будут сильны, армии потерпели несколько сокрушительных поражений, а сам полис был поражен болезнями. На море дела шли еще хуже. Когда Агенору было не больше пятнадцати отец рассказывал, как афиняне властвовали в Эгее. Им не было равных, никто не мог противостоять мощи их кораблей и смекалке их флотоводцев. На суше спартанцы зачастую оказывались сильнее, но боевые корабли с синими флагами раз за разом добирались ща Киферу а  дальше, в тыл спартанцам, наносили резкие и точные удары, грабили и несли слово демократии. Все изменилось со временем, к сожалению, не в лучшую сторону. Не стоит вдаваться в подробности того, почему и как это произошло, факт – на лицо. Агенор был командиром небольшого отряда. Ему прочили карьеру таксиарха, но судьба распорядилась иначе. Отца убили, когда Агенору было двадцать с  небольшим лет. Он успел послужить вместе с величайшим полководцем всех времен и народов, каждый грек обожествлял своих предков, Агенор – не исключение. В наследство парню досталось вооружение, отличные доспехи, не раз проверенные в боях, вот только один раз они своего бывшего владельца все таки подвели. Хотя, дело, наверное, даже не в них. Возраст брал свое, делая из некогда прекрасного солдата неповоротливую разваливающуюся корягу, которой не место в армии. Отец сохранял ясность ума до самых последних лет, до финальной битвы в своей жизни, наверное, поэтому его не «уволили» раньше.
Настала пора сына, вот только ему не светило стать прославленным стратегом или великим воином. Все медленно шло к завершению. Переменный успех Афин был лишь прикрытием для трагедии, которая подкрадывалась незаметно. Не без помощи восточных друзей спартанцы смогли организовать свой собственный флот, который не уступал в мощности флоту морского союза. Проблемой были и многочисленные пираты, перебежчики или дезертиры обеих армий, искатели приключений с Пропонтиды, Понтия, Одриссии, Кипра и Киранаики. После того, как главный полис Аттики был взят в длительную осаду, всем стало ясно, что на суше делать нечего. Самым печальным стало то, что и на море – тоже. Лисандр оказался хитрее и умнее аттикийских флотоводцев, и каждый знает, чем закончилась стоянка кораблей в устье Эгоспотамы. У Афин, однако, остались еще способные вести бой солдаты, раскиданные по островам и внутренним морям. У них имелись корабли, вооружение и силы сражаться, вот только не было никакой цели, ведь горстка смельчаков не изменит ход истории. В четыреста четвёртом году до рождества Агенор находился в странствовании. Его приписали с отрядом солдат-гоплитов к триремам, сражающимся в Икарии. Пираты, именно они стали основной и единственной проблемой этого региона. Организовывали свои мелкие острова-государства, совершали набеги на мирные поселения. С ними приходилось бороться довольно жесткими методами, других они не понимали. Несколько боевых трирем рыскали по морям, от острова к острову, выслеживая преступников. Каждый раз завязывался бой, схема была одна. Корабельная баллиста делала несколько залпов, гребцы налегали на весла, таранили  сбоку, разламывая судно врага на две части.  Стрелки добивали пиратов, пытающихся забраться на афинское судно. Иногда встречали и сопротивление. Сначала затонула бирема Алексиоса, экипаж спасли практически полностью, но некоторые моряки решили завязать с путешествиями. Вторым ударом стало потопление первой в своем роде кватремы. На нее «накинулось» пять или шесть вражеских судов. Стрелки с башен обстреливали нападавших, а элитные гоплиты-ветераны, превозмогая себя, сражались с бандитами. Те поняли довольно быстро, что в лоб такую махину не взять. Не обделенные сообразительностью любители наживы применили средство, о котором говорилось в записях сражения при Делии. Через две с половиной тысячи лет люди назовут это напалмом или же просто горючей смесью, но рецепт был, на самом деле, чрезвычайно простым, но при этом – весьма действенным. Смотреть на гордость флота Икарии в огне было больно, в тот раз пираты победили.
Примерно через дней десять-пятнадцать они нанесли еще одну тяжелую рану, напав на лагерь моряков с суши. Пришлось сражаться, в ту ночь  победа осталась за афинянами, но пало несколько храбрых бойцов, среди которых триерарх, под началом которого ходил по морю и Агенор. Провели голосование, результатом которого именно грек с опытом командования стал новым лидером и капитаном судна. Пришлось учиться справляться с новой возложенной обязанностью. Командовать было сложно, учитывая, что уже несколько недель из Афин не поступало никаких новостей. Моряки понимали, что теперь они сами по себе. Но ни у кого и в мыслях не было вставать на путь пиратства и грабежей. Раз уж начали свою собственную священную войну, доведут ее до конца. Провели в стоянке еще одну неделю, пытались получить хоть какие-нибудь новости с большой земли, но все безрезультатно. Говорили об осаде, о том, что ни одна птица не может покинуть пределов длинных стен. Не самые радостные новости, но вполне логичные. Сражаться всем надоело, да и никто из некогда союзников никто не желал тратить последние силы на бессмысленные военные действия. Возвращаться? Нет, в местах, которые для Агенора никогда не были домом, родился и вырос он не в Афинах, для отрядов, все еще ходивших под знамением мудрой совы, не были ничего кроме гибели. У мужчины под началом осталось всего два корабля, под сотню бойцов, если не считать гребцов, некоторые из которых способны сражаться. А, ну и одна корабельная баллиста, что не сыграет своей роли в прорыве блокады.
Посовещавшись, решили продолжать рыскать среди многочисленных островов, занимаясь отловом пиратов. Тяжелым вопросом  нависло решение о смене протектората. Думали над тем, чтобы в ближайшее время убрать все опознавательные знаки, дабы не попасть под огонь вражеских кораблей. Теперь эти два судна – частные. Крайне редкое явление в Греции, но моряки говорили о богатых людях, что живут на  Самосе и Родосе. Они будут рады принять на своеобразную службу несколько отрядов на выгодных условиях. Даже особой платы не требовалось. Моряки защищают товар или водную гладь от набегов, наниматель снаряжает команду, обеспечивает провиантом и чистой водой. Сделка весьма  выгодная. Решили действовать именно таким образом. Чем дальше от Афин, тем лучше. Курс на Патмос, и дальше по цепи островов к месту, где через столетие поставят величественный памятник, что будет носить имя Колосса. По пути надеялись на пиратов, ведь за некоторых предводителей можно было получить хорошие деньги. НА следующий день оба судна снова вышли в открытое море. Хорошо, что при таком ветре можно идти под парусом, не растрачивая попусту силы гребцов, среди которых, кстати, были и свободные граждане. Теперь дни стали слишком похожими друг на друга. Сначала добираешь до острова, пополняешь ресурсы, отправляешься в путь, затем, раз в три-четыре дня сталкиваешься с каким-нибудь дряхлым кораблем местных разбойников, отправляешь его на дно, меняешь паруса, затем снова в путь. И так на протяжении недель. В конце концов, решили на некоторое время остепениться, часть людей отправится на Родос на меньшем корабле, чтобы узнать, что к чему, а остальные пока встанут лагерем на Астаркиде, небольшом всеми богами (возможно) забытом островке недалеко от вулкана, что спал уже тысячу и даже больше лет. Команде тут нравилось, ни единой души, небольшой лесок, дающий тень в жаркие дни, прекрасная тихая бухта, где на якорь встало судно. А пляжи лучше, чем на некоторых излюбленных местах. Сами жители Мегар наверняка позавидовали бы. Радовало и наличие источника на небольшом островке всего в километре, а в том месте, где греки встали лагерем росли оливки, разные дикие фрукты и инжир. Место будто бы специально дожидалось их появления.
- Отправлюсь на разведку, - сказал своим парням Агенор, собираясь в путь. Свой гоплон он оставил в лагере, предпочел взять только лишь излюбленную махайру и дори – копье, длинной чуть более трех метров. В лагере оставил и большую часть своих доспехов, на таком острове они ни к чему. Все же, на другом конце могли обосноваться пираты, разбойники, спартанцы или даже сами афиняне, никто не исключал персов или киренцев. Поэтому с Агенором вызвались еще три человека. Они так же оставили часть своего вооружение, но один решил захватить как гоплон, так  и шлем, мало ли. Остров был небольшим, однако из-за леса  не было видно другого края. Насчет животных тут, скорее всего, было туго, никто не может существовать в подобной замкнутой экосистеме, не имея возможности встретить своих сородичей. Птицы – пожалуйста, рыбы в заводях было тоже полно, но  ни единого оленя, волка, лося или какого-то другого четвероногого, что мог стать как пищей, так и источником опасности. Тем лучше. Двигались не быстро, соблюдая дистанцию, чтобы в любой момент иметь возможность атаковать возможного врага копьями. По пути перекидывались фразами, говорили ни о чем, просто обсуждали местные виды, говорили, что хорошо бы таком местечке заложить алтарь Посейдону или Афине, вот только строить никто не умел, к тому же ни материалов, ни средств не у кого не имелось. Надо просто запомнить местоположение этой частички Элизиума, чтобы в будущем, лет через десять сюда вернуться, построить небольшие усадьбы, привести в порядок сады, завезти коз и кур, превратив этот островок в место, где несколько старых солдат (желательно со своими спутницами) закончат свое существование, оставив потомками прекрасное место.

[NIC]Agenor[/NIC][STA] Σκιάς όναρ άνθρωπος.[/STA][AVA]https://i.imgur.com/YKIl6Kr.png[/AVA]
[SGN]____[/SGN]
[LZ1]АГЕНОР, 35 y.o.
profession: вынужденный триерарх;
[/LZ1]

Отредактировано Hannah Mercer (2020-10-06 20:15:51)

+3

3

Древние боги, могущественные боги. Кровожадные и непредсказуемые. Те, кто обладают неограниченной властью и привыкли смотреть на людей свысока. Надменно и с презрением. В их глазах люди - всего лишь жалкие букашки, не заслуживающие своего места под солнцем. Забавно, что сами Боги порой придаются тем же грехам, что и простые смертные. Жадность, похоть, гордыня. Можно было бы целый трактат написать об обитателях Олимпа. Причём каждое Божество расписать далеко не в выгодном свете. Другое дело, что Амфитрита всегда была далека от остальных Олимпийцев. Их скандалы и интриги ничуть не прельщали светловолосую океаниду. Так что она не придавала особого значения похождениям того же Зевса. Разве что неодрбрительно качала головой и пожимала губы. Боги не должны впутываться в жизнь простых людей, тем более вовлекать последних в свои конфликты. Ни к чему это. Вокруг итак слишком много проблем. Взять хотя бы бесконечные войны, ведущие к упадку цивилизаций и опустошению земель. Но, конечно, Амфитрита не одобряла олимпийцев молча. Издалека.
Для неё самой океан был колыбелью и домом. Символом чего-то незыблемого, постоянного. Огромного и чудовищно могущественного. Неизведанного и таинственного. Никто вам не скажет, о чём на самом деле шепчут набегающие друг на друга волны, куда они спешат и что несут. Радостное послание о скором возвращении или скорбь о погибших в море воинах. Сколько загадок хранит мрачная синева. Там, где цвет воды буквально сливается с чернильным. Океан - живое существо. Дышит и растёт, меняется на глазах. Становится всё необъятнее, и отчаянные попытки соприкоснуться с дружественным берегом, оказываются обречены на провал. Поэтому в одной части света океан тёплый и прозрачный, а в другой - ледяной и мрачный. Но что неизменно, не смотря на температуру воды, остаётся колыбелью жизни. Взращивает великое множество существ. Маленьких и огромных. Мирных и опасных. Симпатичных и откровенно странных. Можно целую вечность вглядываться в зеркальную гладь, но так и не найти ответов.
Амфитрита помнит, как встретила предложение Посейдона о замужестве. Причём могущество и статус будущего супруга не вызвали у вечно юной океаниды ничего, кроме страха. Девушка ужасно боялась, что её вынудят остаться во дворце без права вылазок на поверхность.
Много ли надо хрупкому божеству, привыкшему танцевать с подругами и весело болтать о происшествиях с моряками? Только видеть иногда лучи солнца, не отраженного в воде, да слагать мелодичные песни, сливающиеся с перекатами волн.
Амфитрита бежала, чтобы укрыться в одной из глубоких пещер. Ей даже на глаза своему потенциальному супругу не хотелось показываться. Вожделение  не могло затуманить юный рассудок. Но, у жизни были свои планы. На переговоры к океаниде отправили говорящего дельфина, и вот это существо смогло убедить девушку не отказываться от предложения руки и сердца. Даже родителям океаниды это было не под силу. В итоге Амфитрита сменила свой дом и спустилась к супругу во дворец, чтобы править с ним мудро и рука об руку.

Но иогда даже самым могущественным богам становится скучно. И тогда они ищут себе развлечения среди людей. Вариантов несколько. Можно принять человеческий облик и отправиться странствовать. Или же, сделать ставку на конкретного человека и помогать тому преодолевать все невзгоды и препятствия.
Как юная и очарованная жизнью незнакомых ей существ богиня, Амфитрита решила самостоятельно влиться в мир людей. Вернуться домой никогда не поздно. И если уж её супруг разозлится, то несомненно разыщет беглянку сам. Чего бы, честно говоря, Амфитрите не хотелось испытать на собственной шкуре. Поэтому она пообещала себе, что посмотрит на мир буквально одним глазком, а после сразу же переместится во дворец.
Для выхода в свет было решено принять облик одной светловолосой девушки - дочери местного правителя. Правда, её не так давно похитили, а домой всё ещё не вернули, и у отца уже начали появляться мрачные, тяжёлые мысли о том, какое великое множество опасностей может грозить юной красавице.
Таким образом Амфитрита и напала на след пиратского корабля. Едва ли путешествовавшие на нём люди разбирались в правителях дальних земель и их дочерях. Зато отлично понимали, какой социальный статус у того или иного странника и сколько за этого самого странника можно выручить продовольствия.
Убивать Амфитриту никто не стал. Вместо этого девушку заставляли выполнять черную работу и периодически подгоняли, упираясь наконечником стрелы между лопаток. Никто не любил женское присутствие на корабле. Многие поговаривают, что это к беде. Амфитрита же чутко улавливала изменения в чужом настроении и в ответ устраивала мелкие пакости. Так что в конце концов команда не выдержала. Остановиться было решено на одном острове, где буквально всё кричало об изобилии ресурсов. А девушку собирались пустить в расход. Скормить акулам или же оставить среди незнакомых существ, привязанную к какому-нибудь дереву.

Чужаки появились, когда связанную Амфитриту вели подальше от воды. Девушка беспомощно пыталась пошевелить онемевшими пальчиками. Расшитая туника и выгоревшие на южном солнце волосы только дополняли образ похищенной принцессы. Но чем дальше оставалась колыбель жизни, тем хуже чувствовала себя богиня. Связь с водой ей была крайне важна.
И, не смотря на прессинг со стороны захватчиков, Амфитрита как никогда напоминала отнюдь не девчонку, а женщину с огромной властью. Гневно вспыхнувшие глаза, надменно изогнутая бровь. Будь океан ближе, уже барахтались бы там все абьюзеры.

[NIC]Amphitrite[/NIC]
[STA]выпускайте кракена[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/Psuw0VW.png[/AVA]
[LZ1]АМФИТРИТА, 17 y.o.
profession: океанида[/LZ1]

Отредактировано Charlotte Fain (2020-10-13 17:26:30)

+3

4

Арголида, Киренаика, Сиракузы, Коринфия. Казалось, что от пиратов и разбойников нельзя было скрыться ни в одном регионе. Отчасти, это верно, ведь эти падальщики привыкли наживаться на войне. Не вступая открыто ни на одной из четырех основных действующих сторон, эти люди занимаются не самыми честными вещами, грабят мирных жителей, похищают их, заставляя платить выкуп, наносят ущерб армиям, поджигают припасы, портят имущество, нападают на обозы с провиантом, многие из которых предназначены для крестьян и гражданского населения. Почему-бы не схватить наследника полиса, а затем не пустить его в расход, если родители не захотят раскошелиться? Даже корабли не становились для них проблемой. Большинство, конечно, оседало небольшими группами в лагерях, иногда перемещались с места на место, словно кочевники, если чувствовали приближающуюся угрозу. Мистиям неплохо платили за головы главарей таких формирований. А что будет делать змея без свой головы? Довольно быстро загнется. Шайки, лишенные предводителя в большинстве случаев распадались. Несколько более мелких, например, и в таком случае с ними мог справиться даже гарнизон города или деревенское ополчение. Бывали случаи, когда бандиты возвращались домой, занялись переосмыслением, вставали на путь истинный. Мало кто мог доказать их непосредственную причастность к запретным деяниям, поэтому уйти куда-нибудь далеко, в другой регион и стать подмастерьем у кузнеца, чем не новая жизнь?
Эти ребята, однако, явно не думали о том, чтобы хоть сместить ориентир своих моральных принципов. Одна бирема, корабль несколько меньше, чем тот, на котором плавал Агенор, но довольно быстрый и мобильный. Команда, судя по всему, наполовину, как минимум, состояла из рабов, причем те явно даже подумать не могли ни о каких восстаниях или бунте против капитана. – Малака, у них какие-то важные пленники, даже клетки соорудили. – Констатировал триерарх, наблюдая за лагерем потенциального врага, находясь в довольно выгодном положении. Мужчина со своим небольшим отрядом занял место на вершине уступа, откуда открывался вид на лагерь морских пиратов. Находились греки с подсолнечной стороны, так что даже если бандиты решат изучить горы вокруг себя, то ничего кроме слепящих лучшей, бьющих в глаза, не увидят. Нападать не было никакого смысла, афинян гораздо меньше, хотя вооружены они, объективно, куда лучше. Нужно отослать одного из бойцов за подкреплением, в голове у грека складывался план. – Напасть можно на рассвете, - он провел в лежачем положении на камнях, изредка разбавленных комьями земли уже около часа, тело начинало онемевать,  - У нас преимущество, они о нас не знают. – Скорее рассуждал вслух, делился мыслями о предстоящем, - да и в бою вряд ли смогут нас одолеть, ты погляди, - обращался к Тесиосу, одному из бойцов, оставшихся в разведывательной точке, - у них максимум несколько щитов на всех, луки не самые лучшие, да и мечи больше похожи на тренировочные. – Товарищ командира не мог не согласиться с наблюдениями лидера. Поэтому просто кивал и поддакивал. Сколько всего этих пиратов? Сосчитать не так уж и сложно. Несколько занимались костром, другие соорудили клетки для «особых гостей», еще несколько пытались возвести временные укрепления из острых кольев, все же эти люди оказались не совсем безмозглыми, элементарные правила собственной безопасности знали.
Один пират, гигант, был явно головы на три выше всех своих компаньонов, начищал свой шлем, стоя по колено в воде. Их корабль сейчас стоял в приливной зоне, убраться прямо сейчас точно не смогут, придется ждать, как минимум, следующего дня, так что время на разработку плана нападения имелось. Главное – не выдать себя, поэтому ближайшее время придется обходиться без костров, либо с помощью парусины избавляться от дыма. Наверняка они отправятся на охоту, отличная возможность напасть. Чащоба всего одна, дичь искать более негде – затаиться в ожидании, а затем – резко перейти в наступление. Используя обмундирование противника, можно даже подослать своего человека в лагерь для диверсии. На этом и решили. Самое приятно в том, что все шло по плану, будто бы сами боги благоволили очищению этого острова от недостойных. Пираты отправили вглубь шесть человек, остальная группа осталась на берегу. Не считая гребцов, что вряд ли будут ввязываться в бой с профессиональными солдатами, среди пиратов оставалось не больше трех десятков человек. Никаких шансов на победу. Первые несколько стрел вонзились в головы охотников спустя мгновения после того, как их скрыла листва деревьев. Кто мог ожидать засады? При себе у врага не было ничего, кроме легких шлемов, явно самодельных, туник, луков с пятью-семью стрелами и легких кожаных нагрудников, которые им, конечно, не помогли.
Знать бы еще, кто именно у них в плену! Эта информация бы очень помогла, вполне вероятно, что либо та белокурая девица, либо кто-то из трех парней в клетках, мог принадлежать весьма обеспеченному роду. Почему бы не вернуть их домой, став героем-освободителем, да еще и корабль получить в придачу. Бирема лишней  не будет, подлатать в паре мест, а потом продать в ближайшем  порту, вместе с гребцами.  Все произошло как раз на рассвете. «Отряд охотников», что вернулись уже затемно лишили своих «коллег» оружия, закопав их мечи, чтобы дать сигнал, подожгли палатки, в которых отдыхал командир мореплавателей со своими приспешниками, только одному удалось выбраться из огненной ловушки,  но он буквально тут же получил удар мечом в район шеи. Распрощался с жизнью куда быстрее других. Еще нескольких пиратов зарезали в попытках добраться до мечей, которые, по их собственным словам, куда-то неожиданно подевались. Буквально за пару минут количество грабителей уменьшилось в два раза. Но всех убивать не стали, их мораль улетела в самые недра Тартара, зачем оказывать услугу, отправляя к Аиду, если можно еще выжать соки. Их теперь сделают гребцами на триреме Агенора, а некоторые из свободных граждан, что изъявили желание некоторое время назад отправиться в море, могли либо сойти в ближайшем порту, либо занять место на палубе, вооружившись гоплоном и копьем.
- Гетера, вы свободны, - обратился Агенор к спасенной женщине. Свободна весьма условно, ведь избавившись от одних, она теперь будет некоторое время плавать с другими, но разница была. Вторые не причинят боли, возможно, попросту помощи в некоторых корабельных делах, либо на суше, но уж точно не заставят трудиться день и ночь. Парни сознались буквально сразу. Один из них состоял в родстве с семьей чиновников из Кефалинии, что была, кстати, очень далеко от этих мест. Сказал, что его взяли вместе с двумя слугами, потому что не знали  точно, кто из них настоящий наследник (нужно заметить, что все трое были похожи, а у Агенора не было сто процентной уверенности в том, что с афинянами говорил не один из слуг). В общем, история довольно печальная, потому что плавали они больше года, переходили в руки от одних пиратов другим, и только это спасало их положение. Говорящий предположил, что родители уже бросили все попытки найти своего сына, ведь с каждым днем он оказывался все дальше от них. В его словах прослеживалась логика, ну а Агенор пока явно не собирался пересекать полмира ради того, чтобы вернуть парня (парней) семье.
- Мы держим курс на Родос, - заявил грек, обращаясь не только к троице, но и к женщине. - Один наш корабль ушел на разведку, поэтому мы будем ждать возвращения тут, наш лагерь на другой стороне острова. Лучше всего сейчас дождаться отлива и всем вместе перебраться в лагерь на этом, - концом клинка указал на пиратскую бирему. – У нас будет время немного отдохнуть, набраться сил и запастись водой.  Если вам повезет, - эти слова были адресованы наследнику, - то на Родосе сможете найти кого-нибудь, кто доставит вас домой, если только опять не наткнетесь на пиратов, поэтому лучше выбирать боевые корабли. Кто знает, сколько денег можно выручить с продажи этого корыта, но часть этих денег я смогу отдать вам, и помолиться, чтобы Посейдон присмотрел за вами со своего глубинного трона, - осмотрел девушку. Молодая, хорошо сложенная, явно не из тех, кто привык выполнять грязную работу каждый день. – А ты? Наследница? Беглянка? Наемница, попавшая в беду?
Сказать честно, что бы ни ответила девица, дальнейшее развитие событий вряд ли как-то изменится. Разве что наемница смогла бы стать неплохим усилением команды, но любители наживы слишком часто прельщаются более крупными суммами, покидают корабли, а то и прихватят кого с собой (хорошо, если не на тот свет). Самым идеальным вариантом станет, если девушка окажется потомком богача с Родоса, так подобных было немало, шанс велик. Папенька явно обрадуется возвращению блудной дочери, вот только что если ее никто не ждет? Она сейчас может сказать что угодно, никакого подтверждения ее слов не найти, поэтому девица запросто может воспользоваться своими чарами, но это ей не поможет. Курс уже определен, а уже дальше – куда угодно, если найдет деньги. Оставалось лишь ждать. Среди вещей были найдены письма, подтверждающие принадлежность одного из трех похожих молодых людей к знатному кефалийскому роду, а так же немного золота, припасов, стрел и куча всякого хлама. Что же, трюмы их боевого корабля, что вот-вот готов развалиться не должны пустовать. Свалят все в кучу, такой же кучей и продадут, может, выручат двадцать-тридцать драхм.

[NIC]Agenor[/NIC][STA] Σκιάς όναρ άνθρωπος.[/STA][AVA]https://i.imgur.com/YKIl6Kr.png[/AVA]
[SGN]____[/SGN]
[LZ1]АГЕНОР, 35 y.o.
profession: вынужденный триерарх;
[/LZ1]

+3

5

Быть заключенной в теле смертной женщины - удовольствие ниже среднего. Богиня хмурится, когда понимает в полной мере, как слабо человеческое тело, как ограничено в способностях. С той лишь разницей, что никто не загонял Амфитриту в эти рамки. Она сама пожелала отправиться в путешествие, ибо мир Богов успел наскучить, а огромный подводный дворец навевал тоску. Океанида всё ещё хотела резвиться с другими нимфами, а не иметь статус супруги Посейдона. Не сказать, конечно, что она так уж сильно была недовольна собственной участью. Просто время от времени всем нужно побыть наедине с тишиной.
Какие-то варвары решили, что имеют право нарушить божественный покой. Хуже того, они обращались с Амфитритой даже не как подобает вести себя с девушкой из состоятельной семьи. Нет же, Богиня превратилась в пленницу и практически рабыню отвратительных пиратов. А ближе к ночи для неё и трёх других пленников соорудили клетки. Как глупо. Разве мощь морской стихии остановит нагромождение из каких-то палок и камней?
Устало выдохнув, девушка смирилась с положением дел и прижалась к прутьям временной тюрьмы. Не самое удачное решение, надо заметить. Ибо какой-то нахал тут же потянул свои руки в сторону юного тела, пахнущего свежестью морского ветра. Богиня отшатнулась как от прокаженного. Её, если честно, разбирал праведный гнев. Но приходилось сдерживаться. Повелевать настоящими волнами и потоками песка - совсем не одно и то же. Далеко не одно и то же. Но этих наглецов Амфитрита запомнила. Оставалось только надеяться, что у богинь судьбы приготовлен особый подарок для каждого, кто не способен сдержать низменные порывы. Незачем напрягаться, если жизнь сама порой наказывает хуже самого кровожадного палача. Рано или поздно возмездие случится. Чаще всего это происходит в самый непредсказуемый момент, когда уже никто не ожидает. Помощь может подоспеть со стороны и принять диковинные формы. Каждый получит по заслугам. Кто-то - милость олимпийцев, а кто-то - дно морское и хищных рыбешек, привыкших раздирать жертву на части.
Думы об этом смогли пусть и немного, но успокоить Богиню. Девушке больше не хотелось метаться по клетке, продумывая в мелочах и подробностях ужасную месть. А с наступлением темноты жизнь в лагере словно бы замерла. Перестали обсуждать что-то члены команды. С тремя пленниками, сидящими по соседству в таком же комфортабельном убежище, Богиня пока не заговаривала. Да и смысл? Если спасется сама по себе, в компаньонах не будет нужды. А если сбежать получится только объединив усилия двух команд, Амфитрита это сделает. Сначала надо разведать обстановку и оценить целесообразность намерений.
Слабой девушке ни за что не одолеть целый отряд, даже если под миловидным обликом скрыта самая настоящая владычица морская.
Постепенно усталость взяла своё, и Амфитрита задремала. Ей, к счастью, хватило нескольких часов сна, чтобы больше не чувствовать себя разбитой. Развлечений в кромешной тьме не так уж и много. Для себя Богиня выбрала особую тактику: прислушиваться ко всему, чем богат остров. Когда скучно, можно обратить внимание и на лесных обитателей.

Да только вместо милых зверьков, на пиратский лагерь напали воины. Причём они явно успели подготовиться, ведь оставили противника в меньшинстве. Невольно ахнув, девушка отступила в глубь клетки. Обеспокоенный взгляд скользил по незнакомым лицам, стараясь разглядеть в каждом особую тайну. А после все смешалось в кучу. Полыхала палатка, кричали воины, раздавался звук сражения. Не совсем масштабного, но тем не менее, случившегося.
- Благодарю Вас. - ответила учтивым наклоном головы. Амфитрита обратила внимание на благородство спасшего её воина. Чуть позже мужчина получит награду, о которой даже не смел и помышлять. А пока девушка позволяла отвести себя к другому судну. Отличная возможность оказаться как можно ближе к морю. Почувствовать, как ветер играет со светлыми волосами, ощутить привкус соли на губах. То, от чего Богиня сбежала, но какая ирония, именно море она и любила больше жизни. Море и всех его обитателей, начиная мелкими рыбешками и заканчивая опасными хищниками.
История других пленников оказалась более чем интересной. Что и позволило девушке задуматься если не о побеге, то хотя бы о собственной красивой легенде. Ситуация, впрочем, банальная. Похитить богатого наследника, чтобы впоследствии нажиться на горе родителей. А потом все пути теряются в море, проходит какое-то количество времени, и пропажу перестают искать. Любое горе имеет пределы, как и человеческие возможности.
- Радостно слышать, что Вы относитесь к богам с таким почтением. - на самом деле - к одному лишь Посейдону. Но некоторые не делали и этого. Продолжали бороздить моря до тех пор, пока хозяину не надоедала сия комедия. Расплата получалась ужасной.
- Боюсь, родители не вспомнят больше моего лица. Сдаётся мне, окончательно потеряли веру. Я поплыву с вами, куда скажете. И готова помогать по мере сил. - от одной только мысли об этом, сердце болезненно сжалось. Хотя, с чего бы? Родственники какой-то смертной - не заботы божественного разума. - Не переживайте. - мягко улыбнулась, приглушая голос - Я ещё смогу удивить вас своими талантами. В хорошем смысле. - поспешила уточнить, разумно не раскрывая всех карт одновременно.
[NIC]Amphitrite[/NIC]
[STA]выпускайте кракена[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/Psuw0VW.png[/AVA]
[LZ1]АМФИТРИТА, 17 y.o.
profession: океанида[/LZ1]

Отредактировано Charlotte Fain (2020-10-18 20:52:20)

+2

6

В те времена просто невозможно было найти человека, который бы не молился тому или иному богу. У каждого города, полиса, деревни были свои покровители. Пантеон един, хоть и  количество обителей было огромным. Всем сразу молиться просто невозможно, ведь  помимо духовной активности, от жителей требовалась еще и физическая. Конечно, для моряков главным покровителем был именно владыка морей – Посейдон, считавшийся одним из самых могущественных богов. С его подачи корабли успешно бороздили морские  просторы, и так же именно он был причастен ко всем неудачам моряков. Нередкими были случаи, когда греки вынуждены были менять своего покровителя, потому что менялся род их деятельности. Так, крестьянин, взявший в руки оружие и отправившийся защищать родную вотчину от иноземных захватчиков, уже не приносил жертв Деметре. Теперь он просил защиты у Афины и Ареса. Вынужденные меры, которые не обошли стороной и самого Агенора. Раньше он не выходил в море (практически), разве что несколько раз, когда армии перебрасывались либо с острова на остров, либо полководцы предпринимали маневры по обходу  противника с тыла, используя водную гладь. Сейчас же все изменилось. Грек и забыл, когда последний раз видел континент, когда его нога ступала на твердую землю. Конечно, он со своими командами останавливался на островах, но в таком случае условие можно слегка переформулировать. Он забыл, когда  последний раз ступал на землю, где не было бы очередного моря в радиусе пары дней пути.
- Боги изредка наш защищают, - ответил он женщине (или девочке). Выглядела она довольно молодо, но держалась статно, так что сразу так и не скажешь, сколько ей лет. Наверное, прожила больше пятнадцати, но, скорее всего, меньше двадцати двух зим. Сама не говорила, да и спрашивать пока необходимости не было. – Хотя часто бывает и наоборот. – Военные, наемники, пираты и прочие люди, которые связали свои жизни с убийствами и жестокостью видели всю изнанку этого мира, отворачивались от тех, кого все так почитают. Что могут этим олимпийцы, если судьба нас самих зависит только от наших поступков и ни от чего больше! Агенор не мог сказать однозначно, есть ли какие-то сущности на Олимпе, прилетает ли Зевс в обличии орла к смертным женщинам, порождая очередных героев, не знает, попадет ли солдат после смерти в Элизиум или каждого из нас ждет Харон, что доставит бренную душу к Церберу. Эти вопросы пока не сыскали своих ответов. Главное, во что верил Агенор, так это в свои доспехи и в свой меч. – Не вспомнят лица? – Это предложение несколько удивило командира крошечной греческой флотилии. Неужели родители способны хоть когда-нибудь забыть лицо своего чада? Разве что им сотрут память, такое случалось, когда, например, воители получали серьезные травмы головы, но в их отсутствии, что может заставить людей вот так говорить о своих предках?
- И даже  пробовать вернуться нет никакого желания? – Узнал Агенор у спутницы. Дело, в общем-то, ее личное. Если не хочет возвращаться, пусть не возвращается, главное, чтобы потом у грека из-за подобных происков девицы не возникло проблем. Ведь если она просто сбежала из дому, если просто пытается скрыться, но рано или поздно, ее могут выследить охотники за головами, которых, кстати, развелось в последнее время слишком много. Выследят, а затем силой заставят вернуться в отчий дом. Мужчина рисковал, принимая ее предложение о помощи, но какой смысл отказываться сейчас от лишних рук, готовых помогать безвозмездно? – Хочешь попасть в команду? Прояви себя, заслужи уважение других моряков. Если  ты говоришь правду, если ты талантлива и рвешься плавать, то кто я такой, чтобы запретить? – Хиленькой биремке понадобилось несколько часов, чтобы обогнуть остров. Можно было бы соорудить  временный док, чтобы подлатать судно, вытащить ее на  берег с помощью бревен, а затем заделать отверстия и заменить прогнившие доски. Этим моряки займутся в ближайшее время. Теперь у них было на один корабль и одну команду больше, оставшиеся пираты согласились стать гребцами, у них просто не было иного выбора, либо раб, либо мертвый. Капитаном нового судна, стал один из закаленных  моряков команды Агенора, а его помощником назначили бывшего гребца. Вероятно, если судно не пустят на щепки после продажи, у того человека был шанс стать новым капитаном. Имя судну дали предварительно посовещавшись,  назвали «γέρος» - старичок, что весьма подходило.
Все были заняты своими делами. Кому-то приходилось сейчас заботиться о еде, другие пересчитывали и распределяли припасы,  одна группа людей была отправлена за питьевой водой на плоту, что сделали в первые часы пребывания в этом месте.  Агенор же занялся освободившимися пленниками, стоило показать, что теперь они могут чувствовать себя в полной безопасности. Наилучший способ -  дать  им вина. Те трое напились очень быстро и заснули даже до захода солнца. Агенор не пил, не прикладывались к дару Диониса и члены его  команды, в отличие от тех,  кто раньше был вынужден ходить под пиратским флагом. Люди почувствовали вкус свободы, впервые за долгое время. - Впервые встречаю столь юную особу, что  не хочет вернуться в родительский дом. – Мужчина слегка ухмыльнулся. Они устроились рядом с костром. Было довольно тепло и  уютно.  Атмосфера идеально располагала  к общению, и раз уж на то пошло,  то почему бы этим шансом и не воспользоваться? – Расскажи о себе, дочь Афродиты. Как твое имя, откуда ты?

[NIC]Agenor[/NIC][STA] Σκιάς όναρ άνθρωπος.[/STA][AVA]https://i.imgur.com/YKIl6Kr.png[/AVA]
[SGN]____[/SGN]
[LZ1]АГЕНОР, 35 y.o.
profession: вынужденный триерарх;
[/LZ1]

+1

7

Зевс всемогущий, как только разговаривают со смертными все эти обитатели Олимпа? Как строят диалог, какие подбирают слова и фразы? Как много, оказывается, нужно учесть деталей для того, чтобы не выглядеть подозрительно. Как минимум, выбрать более земное имя и продумать легенду. Кто ты, откуда, с какой целью отправилась в путешествие.
Не удивительно, что раньше Амфитриту это не волновало. Да и с чего бы. У неё ведь есть своё собственное имя и вполне конкретная цель. Как насчёт погулять среди простых смертных и понаблюдать за их миром? Развлечение весьма занятное. Но где гарантии, что за такую информацию девушку не сбросят в бушующее море на корм акулам? Или, чего доброго, посчитают обычной сумасшедшей. Не каждый день симпатичные беглянки представляются богиня и, чтобы реагировать на это хладнокровно. Нет, говорить об этом, находясь на берегу, явно не стоит. Никаких доказательств у Амфитриты не было. А в море она хотя бы сможет продемонстрировать собственные силы. Развернуться в полную мощь.
- Как думаете, кто будет хранить Вас в этом путешествии? - загадочно улыбнулась, словно знала некий секрет. Совершенно особенный, надо сказать. Наверняка мужчина расскажет ей про Нептуна, в этом не приходилось сомневаться. Но на самом деле оберегать покой моряков будет она, его законная супруга. Впрочем, Амфитрита никогда не перемещалась по морю при помощи этих сооружений, именуемых кораблями. Что опять же разжигало её интерес. Девушка увлечённо наблюдала за тем, как ремонтировали отвоеванное судно. Неужели смертные и впрямь надеются только на собственное мастерство, когда спускают на воду подобную посудину? В странствии ведь может случиться всё, что угодно. А с дырой в боку не очень-то и поплаваешь. Но, судя по всему, перед Амфетритой сейчас находился отряд доблестных воинов, готовых на любой подвиг. Так обычно поступают или очень безрассудные, или те, кому уже нечего терять. И девушке хотелось надеяться, что у каждого из находящихся на корабле мужчин есть что-то, ради чего им стоит вернуться домой.
- Вы рассуждаете разумно. - девушка чуть склонила голову в знак своего расположения. - Надеюсь, другие члены команды окажутся с Вами солидарны. - например, никто не будет тыкать в сторону Амфитриты пальцем и кричать, что женщина на корабле способна принести только беду. Хотя, некая доля правды в этом была. Если подобными выходками разозлить могущественную богиню, ничего хорошего ждать явно не придётся.
Да и чем можно испугать бывшую пленницу? Грязной работой? Это смешно и совсем не смертельно. Быть вдали от морской стихии - вот самый главный страх для той, что была рождена морем и привыкла резвиться со своими сёстрами у берега. Остальное Амфитрита точно способна пережить. В крайнем случае сменит обличие и покинет компанию путешественников так же стремительно, как и они обнаружили её ранее. Но для этого нужны веские основания, которых у девушки пока ещё не было.
Выбирая из двух зол меньшее, Амфитрита решила просто не мешать мужчинам делать их работу. Кто она такая, чтобы повелевать командой и вмешиваться, когда никто не просит. Даже прямолинейный и уверенный в собственном могуществе Зевс сначала наблюдал за нечестивцами, и только после этого посылал карательные молнии.
С интересом девушка наблюдала за тем, как на недавних пленников действовали дары Диониса, превращая усталых путешественников в бессознательные тела. А потому, когда напиток предложили ей самой, Амфитрита отрицательно покачала головой. Не так уж тяжела её судьба (в том числе и судьба девушки, чьё обличие выбрала себе богиня), чтобы напиваться до беспамятства. Тем более в компании мужчин. Дурной тон, не иначе. Когда же на улице стемнело, ещё бодрствующие люди начали собираться возле костра. Пламя дарило ощущение тепла и уюта. Убаюкивало яркими всполохами, в которых виделся причудливый танец, совершаемый под тихое потрескивание хвороста. Было очень тихо и спокойно. Такое обычно называют затишьем перед бурей. Но грех не насладиться этим умиротворением, пока есть возможность.
- Моё имя Иантина. - почти столь же мелодичное и напевное как Амфитрита. Подходящее морской богине. Фиолетовый цветок. Что же, за исключением цвета, ведь сама девушка больше предпочитала все возможные оттенки синего, вновь придуманное имя раскрывало сущность юной девы. Рассказывало о том, кем Амфитрита хотела быть как можно дольше. Нежным, прекрасным созданием, не успевшим ещё побывать в чужих, грубых руках.
- Всё началось с того, что родители собирались выдать меня замуж за уважаемого человека. А он оказался совсем не уважаемым. Точнее, не таким, каким хотел выглядеть в чужих глазах. Обманом он присвоил наши земли, а родителей пощадил только для того, чтобы рано или поздно я вернулась в родной город. - не самая идеальная история, но другой у девушки просто не было. Оставалось надеяться, что Агенор не посчитает свою спутницу достаточно проблемной для того, чтобы рисковать головой. Хотя, по сути, команде ничего не угрожал ровно до тех пор, пока богиня не решит сойти в ближайшем же порту.
- И когда я вернусь, мне нужно быть достаточно сильной. Ну, или достаточно хитрой, чтобы суметь остановить гнусные происки этого человека. Наверняка все думают, что я утонула в море. Но обглоданное акулами тело тоже не нашли. Я не прошу помогать мне с этим. А если сочтёте моё присутствие обременительным, можете высадить в любом городе. - на удивление, монолог получился длинным, да и голос девушки придал рассказу весьма яркую эмоциональную окраску.
Так и прошла ночь, а на утро команда была готова к отбытию. Агенор командовал на корабле в то время, как Амфитрита помогала с различной мелочью. Она даже не гнушалась грязной работы и настойчиво оттирала палубу. Разумеется, не привычные к таким занятиям ручки пострадали весьма скоро. Девушка поранилась до крови, содрав кожу. Пришлось остановиться и поднести несчастный палец к губам. Не долго думая, Амфитрита оторвала от края своей туники маленький лоскуток и перевязала им повреждение. Ситуация не приятная, но явно не заслуживающая постороннего внимания или даже участия.
[NIC]Amphitrite[/NIC]
[STA]выпускайте кракена[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/Psuw0VW.png[/AVA]
[LZ1]АМФИТРИТА, 17 y.o.
profession: океанида[/LZ1]

Отредактировано Charlotte Fain (2020-10-27 11:40:47)

0

8

Люди теряют веру, с каждым днем, с каждым новым столкновением. Когда одни греки нападают на других, когда сжигают их дома, уводят скот, убивают стариков и женщин. Где все эти боги, когда сейчас самый подходящий момент, чтобы вмешаться и прекратить этот ад на земле? Где они, когда нужно объединиться, доказать всему остальному миру, что нет цивилизации сильнее и могущественнее? А ведь греки оказались далеко не центром мира, как им хотелось бы думать. Наивные. Южнее новых западных провинций, там,  где находятся славные Сиракузы, набирала мощь небольшая держава, которая на долгое время станет главным противников потомков великих греков. Карфаген не спал, его торговцы отправлялись по северному побережью Африки до Египта, меняли товары, возвращались обратно. На плодородных почвах земледельцы взращивали культуры, которыми питались бравые солдаты. С другой стороны была Персия, чьи границы доходили до ойкумены. Когда-то Леонид сражался с огромной армией, во многие разы превосходившей его отряд по числу при Фермопилах. Он смог выиграть время, в то время как из Афин все жители перебрались на Саламин. Именно в узких протоках у этого острова греки дали бой персам. Ходит история, что сам великий царь Ксеркс наблюдал за течением сражения со своего золотого трона, расположенного на крутом обрыве. Вот только тогда победа была за греками.  Они хорошо знали воды, да и числом их одолеть оказалось невозможно, что сделаешь в проливе, шириной в километр. Численное превосходство персов сведено было до минимума, а их армия тогда потерпела поражение, изменившее ход войны. Восточный правитель нехотя уводил солдат со священных земель, заметив сплоченность защитников. Казалось, что после поражения его империя рухнет, сгниет и погрязнет в долгах и междоусобных войнах. Но как бы ни так. Атраксеркс сумел добраться до бразд правления свои государством во время смуты, подавил восстания, даже пропагандировал политику сотрудничества с бывшими врагами – непобежденными греками.
Во время его правления страна расцветала, набиралась мощи, и не за горами тот час, когда восточная империя снова попробует распустить свои лапы на соседей. Однако, многие упускали тот факт, что небольшое государство, что тоже в свое время решило вступить в войну с Афинами, скоро может стать империей, о которой говорить будут тысячи лет. Македония пока что была не так сильна. В общем, ситуация не самая приятная, куда ни глянь. Повсюду войны, противостояния, борьба за землю и ресурсы, поэтому самым правильным вариантом было отказаться от этой бесцельной гонки, занимаясь делами куда более важными. Борьба с пиратством в этих водах велась всегда, и даже в условиях войны должен был быть кто-то, кто станет защитником моряков (помимо богов).  – Я никогда не молился Посейдону, ибо практически не выходил в море. Своей покровительницей всегда считал Афину, она защищала в битвах, по крайней мере, - Агенор даже задумался. Тут, вдали от всякой цивилизации,  можно было говорить откровеннее, - я даже не знаю, когда мы шли в бой я не думаю о богах, о существах и эйдосах. Моя задача реагировать на удары врага, самому быстро принимать решения, так же и на море, сейчас. Если завязывается бой, мне не до молитв, как и всему экипажу. А теперь, Иантина, нам всем пора спать, я рад, что выслушал твою историю, когда-нибудь поведаю тебе и свою, а она куда менее интересная.
Типичная ситуация для Греции, которая оказалась переполнена не совсем добросовестными людьми. Продажа в рабство, обман, подкуп, ростовщичество и незаконный оборот земель. Такие вещи невозможны в больших городах, в которых обитают тысячи людей, но стоит отойти от подобных на несколько сотен стадиев, как на поверхность всплывают все пороки современного общества. Агенор сам разбудил свою новую спутницу. Решили более не задерживаться, теперь  цель одна – добраться до Родоса, где сойдет часть экипажа. На вырученные деньги запасутся припасами, кто-то даже обновит снаряжение. Зачем делать стрелы, если можно купить у торговца? – В команде ты наберешься опыта, в этом я даже не сомневаюсь. Твои родители обучали тебя чему-нибудь помимо основных культур? Может, ты умеешь держать меч? Как насчет того, чтобы сегодня попробовать примерить на себе роль мистии, а, Иантина? – Море сегодня было спокойным, а легкий ветер позволил идти на  парусах. Гребцы отдыхали, переговаривались, солдаты расположились на палубе небольшими группами, аналогичная ситуация и на втором судне, что шло следом. Грек передал бразды правления своему помощнику, а затем предложил гостье своего судна, проследовать за ней. Он закричал, чтобы его услышали другие. – Каждый на этом судне должен уметь владеть мечом. – Затем обратился к Иантине обычным голосом. – А тебя я могу научить, весьма полезный навык, если хочешь вернуться домой. – Он заметил ее порез, взял ее небольшую ладошку в свою руку. Она умело замотала порез, что ж, это не должно помешать первому уроку, девочка просто возьмет меч, примерится, посмотрит, как он лежит, ощутит его вес – с этого когда-то начинали все, вот только мальчишкам было лет по пять-шесть, а может и того меньше.
- Движения плавные, ты должна знать, что клинок - продолжение тебя самой. – Следующий этап, возможно, для него пока было рановато, поэтому грек просто взял довольно неплохой короткий критский клинок, такой покупался не меньше, чем за полсотни драхм, а затем протянул его пассажирке судна. – Не бойся, никто ничего не скажет, все когда-то начинали с этого, и мне кажется, что каждый член экипажа будет рад научить тебя сражаться, но честь эта сегодня выпала мне, поэтому прими его, посмотри, не слишком ли тяжело для тебя. – Все могло бы пойти наперекосяк, идея вообще странная, но не лучший ли это способ придать девочке уверенность в своих силах? Ведь, по ее собственным словам, рано или поздно, ей придется вернуться обратно, в дом, где ее никто не ждет, сражаться за свое будущее, и куда лучше это делать, когда ты умеешь держать оружие. Даже не важно, что это именно – короткий меч, длинный ли, копье или вообще – лук, каждый мог подобраться что-то свое. Что-то, чем будет защищать свою жизнь, а так же жизнь своих братьев по фаланге. До такого, конечно, не дойдет, ни о какой фаланге сейчас и речи идти не может. Агенор теперь командует судном, а с относительно небольшой командой, да еще и на воде вообще сложно принять хоть какое-то адекватное построение.
- Ты не должна стесняться, все, кто находится здесь – твои друзья и соратники, никто не посмеет тебя и пальцем тронуть, и я уверен, что каждый из нас готов отдать жизнь за такую красоту! Я было подумал, что ты настоящая богиня, которую коварные пираты смогли каким-то образом заточить, может это реально так? – Немного комплиментов явно не помешает, просто, чтобы разрядить обстановку. Интересно, что с мечом девушка смотрелась абсолютно не комично, понимала, куда и как класть руку, хотя, судя по всему, опыт раньше у нее если и был, то весьма небольшой. Однако, жизнь еще только впереди, если она юна, то сможет всему  научиться, а затем вернуться обратно, чтобы с новыми силами и умениями, а еще, вероятно, компанией новых друзей, поставить все на свои места, лишив власти тех, кто забрал ее незаконно.

[NIC]Agenor[/NIC][STA] Σκιάς όναρ άνθρωπος.[/STA][AVA]https://i.imgur.com/YKIl6Kr.png[/AVA]
[SGN]____[/SGN]
[LZ1]АГЕНОР, 35 y.o.
profession: вынужденный триерарх;
[/LZ1]

+1

9

Ночь прошла спокойно, но только лишь на первый взгляд. Если смотреть откуда-то со стороны, но не примерять ощущения непосредственно на себя. Что же касается Амфитриты, она давно уже не позволяла себе отдыхать так долго. Бессмертные Боги на то и бессмертны, что на свете практически ничего не может угрожать их здоровью. У Богов нет такого понятия как недосып или же упадок жизненных сил. Например, вечно юные и прекрасные нимфы готовы с раннего утра и до глубокой ночи кружить в танце. И страшно удивятся, если им сказать, что при таком поведении энергия может иссякнуть довольно быстро. А поскольку сама Амфитрита не так давно была обычной океанидой, она никак не могла предвидеть тех неудобств, что несёт в себе тело смертной. Взять хотя бы банальную усталость и желание поскорее восстановить силы. В любое другое время Богиня ни за что не стала бы отдыхать среди такого количества воинов, но организм неумолимо требовал своё. Пришлось подчиниться, ведь так быстро сбрасывать с себя морок не хотелось. Ещё бы, Амфитрита только выбрала себе имя, придумала историю, и ради чего? Чтобы её слова превратились в ложь, а предвзятое мнение о Богах только окрепло? Ну уж нет.
Но не только сон стал для океаниды открытием. Ей пришлось столкнуться и с таким явлением, как реалистичность сновидений. По-крайней мере, она верила в происходящее ровно до тех пор, пока не открыла глаза. И ещё пару секунд после. Снилось Амфитрите, что её заключили в тело смертной женщины, связав этот ритуал особым заклинанием. А каждый из предметов, изначально сложенных воедино, капитаны разобрали себе, чтобы чуть позже растащить по разным частям света. Так далеко, что одни только поиски способны превратиться в сущее мучение. А её, связанную и практически лишённую каких-то особых сил, вынудили остаться на берегу. Вдали от всего, что любо. Вдали от Посейдона и его милости, вдали от моря и всех его обитателей, начиная с дружелюбных дельфинов и заканчивая безобразными чудищами глубин. Всё это у Богини отобрали в одночасье, потому что мир людей коварен и жесток. А древние Боги не зря привыкли никому не доверять.
Проснулась Амфитрита с часто бьющимся сердцем. вся кожа была покрыта мурашками, а во рту подозрительно пересохло. В полнейшей тьме девушка поднесла ладони к лицу. Единственной доступной взору жидкостью было вино, так расточительно забытое пиратами. Понадобилась лишь пошевелить пальцами, чтобы алые капли поднялись в воздух. Правда, спустя пару мгновений Богиня вернула жидкость обратно в сосуд. Всё увиденное ей ранее оказалось далёким от реальности. Амфитрита всего лишь пережила ночной кошмар. Первый в своей жизни, надо заметить. И что-то пребывание в теле смертной женщины приносило пока больше разочарования, нежели радости от невиданных приключений. С другой стороны, лучше уж это будет просто мрачной картинкой чем правдой. Возможно, это стресс так повлиял на психику хрупкой девушки. Ведь сама Богиня искренне опасалась только гнева своего супруга. Но Посейдон пока молчал, вместе с ним молчало и море. Оставалось только закрыть глаза и приготовиться к новому дню. Дню, который принёс забот не меньше чем предыдущий.

Судно, наконец-то, стремилось куда-то вперёд. Ветер задувал в паруса, и в целом погода была более чем просто благоприятной, что позволило команде расслабиться. Отдыхали гребцы, не спешили предпринимать какие-то активные действия и прочие члены команды. В то время, как Иантина упорно драила палубу и успела даже пораниться. Девушке предстояло узнать не только о слабости тела, но и о многих моментах, способных вскружить голову юной гречанке. Что было, пожалуй, даже забавно. Скажи Богине кто-нибудь, что она будет вскакивать от ночных кошмаров и путешествовать по морю не в собственной колеснице, а на чужом корабле, Амфитрита бы наверняка рассмеялась. Но теперь у её реальности были новые очертания, и к ним ещё следовало приспособиться.Чем, собственно говоря, девушка и собиралась заняться. Но её отважные планы нарушил мужчина, ранее назвавшийся Агенором. Он подошёл ближе и взял её ладонь в свою, явно с целью осмотреть порез, перебинтовать который девушка своевременно успела. И этот простой жест вызвал у Богини целую бурю эмоций. Пришлось даже отвести взгляд и задержать дыхание. Не хватало ещё влюбиться в простого смертного! И всё же... где-то в глубине души Амфитрита начала понимать своих собратьев, так любивших спускаться в подлунный мир и устраивать людям различные испытания.
Агенор не поклонялся Посейдону так рьяно, как Богине бы хотелось слышать. Да и чтил более Афину, а о ней самой не обмолвился и словечком. Но при этом вёл себя почтительно и выказывал уважение. С пленниками обращался весьма гуманно, особенно для того времени. Да и в целом создавал впечатление благородного воина. Командира, которому не повезло оказаться в плену определённых обстоятельств. В любой другой ситуации Агенор бы наверняка получил всё, что ему причиталось. И Богиня собиралась помочь ему. Не так явно, чтобы это могло как-то нарушить ход истории, но весьма ощутимо для самого мужчины. Небольшие фокусы и проделки. Игры с морем и едва различимая магия. Никто не доверяет ведьмам, а покинуть судно в таком качестве Амфитрите бы не хотелось.

Что же, если мужчина хотел привлечь внимание команды, следует признать, что ему это удалось. Теперь на них смотрело несколько пар глаз. Это немного мешало, ведь ранее девушке не доводилось сражаться. И её первый урок был, как бы мягче выразиться, был таким элементарным, что  справиться мог и ребёнок. Но Богиня не стала спорить и послушно взяла меч в руку. Немного помедлила, прикидывая вес и стараясь найти равновесие. Самое главное, чему следовало научиться. А затем нанесла своему учителю несколько неловких ударов, отразить которые Агенор мог бы и с закрытыми глазами. Приходилось обдумывать каждое движение вплоть до направления шагов. Удар, ещё удар, и вот клинок приставлен к шее Богини. Амфитрита нахмурилась, и волны стали сильнее захлёстывать судно, заставляя его ускориться. Но воин  успел выпустить свою спутницу из захвата довольно быстро. Ещё и отвесил пару комплиментов, из-за которых девушка вдруг смертельно побледнела и опустила руку с клинком. Но удивлённое выражение лица позволило сделать вывод, что Агенор просто попал пальцем в небо. Он, разумеется, и знать не мог об истинной личности Иантины. И когда девушка в очередной раз вытянула руку перед собой, море вернуло себе былую безмятежность.
[NIC]Amphitrite[/NIC]
[STA]выпускайте кракена[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/Psuw0VW.png[/AVA]
[LZ1]АМФИТРИТА, 17 y.o.
profession: океанида[/LZ1]

+1

10

Девушка  с мечом в руке всегда производит неизгладимое впечатление на  своего визави. Будь то простая крестьянка, что взяла в руки клинок для защиты своего родного дома, либо профессиональная наемница. Последних, кстати, стало в разы больше из-за этой длительной войны. Большая часть мужчин ушла на фронт, остальные же попросту неспособны сражаться, кто-то уходит от всех противостояний в леса, чтобы вести нечестную игру. Именно женщины все чаще и чаще становятся теми, кто вершит правосудие, защищает тех, кому нужна помощь, тех, кто не может справиться с невзгодами самостоятельно. Ходили слухи о внучке великого спартанского царя Леонида – Хозяйке Орла, что билась наряду с великими героями. Конечно, спутнице Агенора, что попала на этот корабль еще рановато думать о подвигах, о битвах за свое отечество, о сражениях на море и суше, но первые шаги она делала прямо сейчас. Чем дальше продвигалась эта инсценировка, тем больше в греке было уверенности в том, что когда-то этой девице уже приходилось сражаться,
Она двигалась статно, грациозно, хотя лучше бы в ее руке сейчас оказался букет полевых цветов, они шли ей куда больше обнаженной холодной стали. Всего лишь новичок, которой трудно будет противостоять мощи и мастерству капитана корабля. Но своей целью он не ставил доминирование, не пытался показать своим подчинённым, что способен взять верх в противостоянии со спасенной девицей, нет, лишь один урок – первый из множества. Ей следует научиться не только правильно вкладывать орудие в свою аккуратную и нежную ладонь, но и быть готовой нанести удар в нужный момент. Они плавают по морям, кишащим разбойниками, пиратами, солдатами противостоящих фракций. С первыми врагами столкнулись совсем недавно, и нужно сказать, что команде повезло. Они вели бой на суше, напали первыми, сделав это максимально внезапно, превосходство в тактике и  мастерстве было на их стороне, но что  если вдруг появится кто-то, способный дать отпор? Три-четыре корабля, доверху забитые голодными моряками, что своей целью ставят наживу и разбой? В таком случае все члены экипажа обязаны будут сражаться за свою жизнь. В том числе и Иантина. Почувствовал, что в момент, когда девица эта могла быть повержена, что-то будто бы ударило  по борту. Всего лишь  волны, всего лишь море.
Дал ей вырваться, слегка наигранно расслабился, позволяя девушке перехватить инициативу поединка. Теперь атаковала она, делала это не самым лучшим образом, но очень старалась, за что невозможно ее не уважать. Прошло не меньше десяти минут, кто-то за это время уже мог бы потерять все силы, ведь для настоящего сражения каждая минута сопряжена с огромными нагрузками, но это всего лишь тренировка, спарринг, игра. Она делает замах, когда Агенор прикидывается наиболее незащищенным. Он даже меч убрал, просто отставил клинок в сторону, раскрываясь, но это всего лишь обманный маневр. Как только лезвие оказывается в опасной близости, мужчина делает шаг в сторону, затем вперед, моментально перехватывая инициативу сражения, которую, казалось, только что самостоятельно отпустил.- Никогда не думай, что противник так легко сложит оружие, - урок для юной красавицы, которая моментально оказывается в его объятия. Держать таким образом юную деву слишком долго было бы просто непростительно. Агенор отпускает хватку, улыбается. – Ты весьма неплохо держишься, я было практически проиграл! – Добавил стратег, убирая свой меч. – Мне кажется, что у тебя большое будущее, вот только всю страсть  и энергию следует направить в нужное русло! – Добавил в заключении.
Нельзя стоять на месте. Впереди неблизкий путь – день или два непрерывного морского перехода,  опасного и непредсказуемого. Они не будут двигаться от острова к острову, а сразу отправятся к месту назначения. Такие переходы довольно опасные, слишком сильно зависят от погодных условий, ведь если вдруг неожиданно разыграется шторм, если непогода возьмет верх, то корабли просто отправятся ко дну вместе со всеми, кто находится на борту. Остается лишь надеяться на опыт рулевого и благосклонность богов, под чьим непосредственным покровительством приходится перемещаться по водной глади. – Мне нравится море, - неожиданно завел разговор триерарх. К этому времени команда уже успела перекусить, проверить скудную оснастку корабля, занять свои места. Весла не требовались, поэтому все гребцы просто отдыхали, разговаривали, обсуждали немногочисленные планы на будущее. Найти единственную девушку на корабле среди всех этих просоленных морских волков было не так уж и сложно. – Оно будто бы отражает настроение. Только вот все не могу разгадать, чье именно. – Они стояли у самой кромки борта, одно неосторожное движение и можно свалиться в пучину, не имея ни единого шанса на возвращение. – Пожалуй, эта загадка дается мне тяжелее всего. Я привык к суше, привык ощущать под ногами твердую землю, но тут все иначе, не находишь? – Странный вопрос, адресованный бывалым воякой молодой беглянке. Однако, в ней самой присутствовала какая-то сила, притягивающая, неуловимая, в какой-то степени даже очень опасная. Сама Иантина была той самой загадкой, которую разгадать суждено далеко не всем.

[NIC]Agenor[/NIC][STA] Σκιάς όναρ άνθρωπος.[/STA][AVA]https://i.imgur.com/YKIl6Kr.png[/AVA]
[SGN]____[/SGN]
[LZ1]АГЕНОР, 35 y.o.
profession: вынужденный триерарх;
[/LZ1]

+1

11

Вопреки заветам Агенора девушке хотелось направить энергию и страсть совсем не в то русло. Все её мысли занимало отнюдь не шуточное сражение, скорее уж сам воин. То, с какой уверенностью он двигался, как легко использовал обманные маневры и, наконец, как аккуратно прижимал нимфу к себе, стараясь не нанести вреда.
В его руке меч был не просто оружием, продолжением самого капитана корабля. Тогда как Иантине следовало ещё многому научиться, ведь ипостась воительницы была для неё чуждой. Как впрочем и лик беззаботно девы. Внутри беглянки таилась особенная сила, по своей мощи даже превосходящая умения Агенора. Но всему своё время. А пока девушка внимательно слушала наставления, отмечая про себя, как улыбался воин, признавая почти преимущество своей соперницы.
Поединок закончился весьма мирно. И как только это произошло, все остальные члены команды вернулись к своей обычной деятельности. Кто-то принялся отмывать палубу, другие рассредоточились по периметру.
- Для меня честь - учиться у воина, владеющего мечом столь искусно. Как и находиться под Вашей защитой. - чуть склонила голову, выказывая уважение. Меч, позабытый и не нужный покоился у ног девушки. Что-то с самой первой встречи влекло богиню, и теперь она чётко осознала, что причина была сокрыта глубже, чем мог добраться человеческий взгляд. Где-то там, за рельефом мышц таилось истинное благородство души. Сокровище, которое невозможно купить ни за какие деньги. И как жаль, что о нём начали забывать, когда к власти пришли деспоты и тираны, позволяющие своему народу страдать.
- Не важно, каким богам ты молишься, я знаю, что править ты будешь мудро. И я помогу тебе на пути к заветной цели. - к счастью, слова богини были сказаны уже после того, как Агенор направился прочь. Они разбились о его спину, но раз ни один мускул не дрогнул, девушка пришла к выводу, что её никто не услышал. Значит, можно было и дальше продолжать заниматься своими делами. Когда же солнце начало клониться к горизонту, богиня решила подойти ближе к борту корабля и ещё раз полюбоваться красотой морских волн и причудливыми бликами, переливающимися на их поверхности.
Присутствие капитана корабля стало приятной неожиданностью. Той мелочью, что согревает обычно сердце. На каждый вопрос, на каждую озвученную мысль у девушки было заготовлено множество ответов. Но, увы, далеко не все из них следовало озвучивать прямо сейчас.
- Если честно, мне не очень нравится долго находиться на суше. Вся эта жара и пыль как будто удушают. Я чувствую себя словно зверёк, запертый в клетке. Там, где я выросла, море всегда было рядом. Можно было выйти из дома и ощутить дыхание легкого бриза. - Иантина прикрыла глаза, вспоминая ту радость, что всякий раз охватывала всё её существо, когда они с другими океанидами резвились на берегу. Сочетание двух начал, земного и водного миров, и представляло собой самое потрясающее зрелище.
- Море удивительно. Оно может продемонстрировать всё разнообразие своих настроений, сменить за считанные секунды гнев на милость. Словно женщина, встретившая, наконец, своего верного воина из длительного и опасного похода. - богиня улыбалась, глядя куда-то в даль. Её слова отчасти предназначались Агенору, и когда их руки случайно соприкоснулись, девушка не поспешила разорвать этот контакт. Как сказать о море, если она сама и есть одно из его творений? Если каждый её вздох совпадает с шумом волн, а настроение стихии созвучно с её собственным? Быть может, загадка заключается в самой беглянке? Поняв её, получится понять и суть самой миссии.

Разбудил Иантину какой-то шум. И когда девушка вскочила на ноги, смогла разглядеть причину всеобщего беспокойства. Глупо было надеяться, что путешествие пройдёт как по маслу, когда набеги головорезов стали вполне привычным делом. Судно противника неумолимо приближалось, и сражение было единственным выходом из ситуации. Но никто не уточнял, каким именно оружием нужно владеть. Так что Иантина решила прибегнуть к своему излюбленному средству. Проскочив под рукой у какого-то громилы, невзирая на гневный окрик Агенора, беглянке неслась по палубе дальше. До тех пор, пока едва не вылетела за борт. Тормозить тоже нужно уметь. Быстрого взгляда хватило для того, чтобы оценить обстановку. Мужчины справлялись неплохо, но до вражеского судна добраться не представлялось возможным. Чужая помощь явно никому не помешала бы.
Иантина едва удержалась на ногах, когда судно накренилось в бок. Но спустя мгновение кораблю удалось вернуть равновесие. В то время, как показавшееся из воды гигантское щупальце ударило по борту противника, разнося его в щепки.
[NIC]Amphitrite[/NIC]
[STA]выпускайте кракена[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/Psuw0VW.png[/AVA]
[LZ1]АМФИТРИТА, 17 y.o.
profession: океанида[/LZ1]

Отредактировано Charlotte Fain (2020-12-18 17:04:17)

+1

12

Хорошо, если подобные уроки никогда не пригодятся девушке. Но какова вероятность мирной жизни, когда вокруг все воюют? Политики между собой, а из-за них страдают солдаты, что становятся орудием в руках власть имущих. Цари Спарты или мудрые правители Афин? Не такая уж большая разница, каждый из них хочет блага для своего народа, а добиться такового можно лишь путем проливания вражеской крови. Другие города и небольшие государственные объединения утрачивали свою независимость, втягивались в войну или на одной, или на другой стороне. Очевидно, что победили те, кто сделал ставку на могучую Спарту. Острова и города порою даже ни единого солдата не отправляли на линию фронта,  но почивали на лаврах, будто бы в одиночку изменили ход истории. А ведь нет, ее пишут люди. Люди, которые действуют, которые сражаются, любят и умирают за свои идеалы. Умирать Агенору было рановато, однако некоторые товарищи явно намекали на пенсионный возраст. Частично, они были правы, четвертый десяток, но сколько вокруг примеров того, что сражаться можно было и до пятого и даже до шестого!
Ясно было лишь одно: чего точно не собирался делать грек, так это становиться каким бы то ни было правителем. Краем уха услышал напутствие женщины, и даже, возможно, улыбнулся. Приятно слышать, но ведь не более?? Казалось, что у этих двух даже несколько больше общего, чем может показаться на первый взгляд. Он любил сушу, она – море,  но их всегда тянуло куда-то в далекие края, может, путешествовать, а может – совершать подвиги, для которых каждый из них и был в свое время рожден. Молодая, но настроенная более чем серьезно. Она не хотела возвращаться домой, не хотела сидеть, сложа руки. Мужчина не разгадал,  какие именно силы были причастны к подобному поведению, но явно не самые обычные. Они поговорили еще немного на закате, этого вполне хватило, чтобы еще чуть-чуть узнать друг друга. Идти оставалось не так уже и много, по самым лучшим расчетам, добраться до нужного порта команда двух суден сможет уже к завтрашнему вечеру. Тогда пополнят запасы продовольствия, воды. Сойдет на берег и часть команды. Признаться честно, сон сегодня был каким-то слишком тревожным. Перед глазами то и дело возникали отрывки былых битв и приключений. Не самое лучшее предзнаменование, пророчество которого сбылось уже следующим утром. Все началось с небольшой точки на самом краю горизонта. Казалось бы – ничего обычного. Чем больше времени проходило, тем понятнее становилось, что к ним приближался чей-то корабль, но еще слишком трудно было различить хоть какой-то опознавательный знак, а такое обычно бывает в тех случаях, когда корабль перешел к контролю любителей простой наживы.
Триерарх разбудил большую часть команды, солдаты надевали обмундирование, готовились к столкновению, когда стало понятно, что враг приближается с одной лишь целью. Корабль морских разбойников был быстрым, в скорости он превосходил оба судна греков. Команда там была довольно большая, каждый – вооружен и желал как можно быстрее отправить заплутавших путников на одно. Вполне вероятно, что они могли быть «дружками» тех самых разведчиков, либо все это лишь случайное совпадение в местах, что оказались переполненными волками на быстрых суднах. – Приготовиться к столкновению! – Скомандовал капитан, когда вероятность абордажа стала максимальной. Нос их корабля был украшен какой-то неуклюжей бронзовой статуей, что скорее напоминала ассирийских или шумерских богов. Какого Аида на палубе оказалась эта девчушка?! В такой ситуации же инстинктивно понятно, что нужно сидеть и не высовываться, но нет же, куда-то понеслась. Следовало отдать ей должное, очень юркая, но это могло быть всего лишь везением или временным покровительством богов.
Агенор двинулся в ее сторону, сокращая расстояние. Все его парни взялись за канаты, что не позволяют бойцам упасть с палубы во время подобных столкновений. Он не успел добраться до девочки, когда их судно качнулось с неистовой силой. Казалось, его самого отбросило немного назад. Хуже того, что потом и вовсе начался крен, и завязалась битва. Правда, довольно пассивная, умирать явно никто сегодня не хотел. Она уже почти упала в пучину, но грек оказался рядом в самый нужный момент. Он подхватил девушку под талию, крепко прижал к себе, схватившись другой рукой за веревку оснастки. Выронил меч, черт с ним, сейчас пираты уже понимались, что им сегодня справиться будет слишком тяжело. Капитан не видел, что происходило с вражеским кораблем. Не видел щупальца морского чудища, что решило встать на их сторону. Об этом ему рассказывали соратники, а он не верил, хотя очень зря. Хруст древесины, крики людей и мольба о помощи. Агенор лишь смотрела на Иантину, что чуть не отправилась в гости к покровителю морей. Пусть она любила морскую гладь, но подобные путешествия пока еще можно было бы отложить. – Не пугай меня так, - с долей воспитательской суровости произнес мужчина.
Казалось, что в этой прекрасной незнакомке, в милой девочке, что довольно рано может стать женщиной, он нашел нечто большее, чем простую спутницу. Музу или даже покровительницу, которая принесет, не только покой и  умиротворение, но и смысл в его бренную жизнь.

[NIC]Agenor[/NIC][STA] Σκιάς όναρ άνθρωπος.[/STA][AVA]https://i.imgur.com/YKIl6Kr.png[/AVA]
[SGN]____[/SGN]
[LZ1]АГЕНОР, 35 y.o.
profession: вынужденный триерарх;
[/LZ1]

Отредактировано Hannah Mercer (2020-12-25 16:56:42)

+1

13

Испытала ли она хоть какое-то облегчение, когда поняла, что капитан их судна не заметил ничего необычного? А значит, и истинную сущность беглянки тоже не смог распознать.
На самом деле, для Иантины это было не так уж и существенно. По-крайней мере, сжимая пальчиками меч, девушка рисковала куда больше. Она ведь не опытная воительница, не отважная амазонка, да и к холодному металлу прикасалась впервые в жизни. Однако, двигалась грациозно и весьма успешно постигала, пусть и самые простые, но всё же уроки. Откуда в ней столько упорства и силы? Пусть и не физической, но зато внутренней. Иантина была не просто дочерью какого-то правителя, она играла роль куда более значительную, чем Агенор вообще мог себе представить.
А пока, в пылу сражения он не видел ни чудище, ни перекошенные от страха лица разбойников. Хотя бы потому, что мужчине явно было не до этого. Он едва успел перехватить Иантину за талию, прижимая к себе и тем самым удерживая от неминуемого падения. Если бы не сильные руки воина, девушка давно бы уже познакомилась с обитателями дна морского. Впрочем, многие из них итак были ей известны. Например, всё тот же кракен. Гигантский осьминог с огромными щупальцами, одного удара которых хватило для того, чтобы пираты посыпались за борт как спелые маслины от варварских нападок нерадивого садовника.
Разумеется, в любой ситуации есть свои риски. Морские создания легко могут разбушеваться и начать громить всех подряд. Свои и чужие корабли. Но кое в чём Иантина была уверена. Все эти создания едва ли осмелятся нанести вред своей госпоже. А если по глупости исполнят подобное, то от гнева Посейдона им не укрыться. А её дражайший супруг, в отличие от самой океаниды, умел наводить ужас. К тому же бывал непомерно жесток к любому, кто норовил причинить вред водному царству в целом, и самой Амфетрите - в частности. Поэтому девушка оставалась столь безмятежной. И если её сердце ускорило свой ритм, то скорее от близости воина, а не от страха оказаться погребенной под тёмными водами.
С трудом прогнав с губ улыбку, Иантина послушно опустила ресницы под суровым взглядом Агенора. Этого было достаточно, чтобы неуместное в данной ситуации веселье выветрилось из буйной головы. Когда же девушка вновь посмотрела на своего спасителя, её словно магнитом потянуло навстречу. Хотелось прижаться к губам мужчины и раствориться в поцелуе, забыв обо всем на свете. О том, что где-то под боком гремит битва, что случайная близость может вызвать много неуместных вопросов у других членов команды. В конце концов, просто непозволительно выставлять капитана корабля в подобном свете. Сначала команда, а всё остальное уже потом. Не нужно никого провоцировать. Если уж на то пошло, Иантине несказанно повезло, что её вообще взяли на корабль. Обычно женщина - залог бедствий и дурных новостей.
Перегнувшись через удерживавшую её руку, девушка попыталась дотянуться до лежащего поблизости оружия. Безуспешно. Тогда Иантина позволила себе заговорить- Твой меч. - весьма красноречиво увела взгляд в сторону. Этого хватило, чтобы опомнился и сам Агенор. Осторожно выпустив спутницу из рук, мужчина легко подхватил меч и одним отработанным движением отодвинул Иантину к себе за спину. С чем девушка не стала и спорить. А спустя некоторое время и вовсе покинула палубу.
Вернулась лишь когда звуки сражения стихли. Команда приходила в себя. Пусть схватка оказалась не такой уж серьёзной, и никто не погиб, однако раны и царапины следовало обработать. Этим Иантина и занялась. Она молча перевязывала плечо Агенора, опустившись рядом с мужчиной на колени. Едва различимо улыбнулась, закончив свое дело.

Но на этом испытания не закончились. И когда по меркам капитана оставалась всего пара дней пути, корабль попал в совершенно не те условия, чтобы продвигаться дальше. Сгущавшиеся на небе тучи не поедвещали ничего хорошего. Команду ждало очередное сражение, но на этот раз с куда более могущественным врагом. Поспорить за право жить и рассекать бесстрашно по волнам, следовало не с какими-то разбойниками, но с самой стихией. Непостижимой и могущественной. Одних умений было недостаточно, а удача дарила лишь шанс, а не саму победу. Противопоставить следовало нечто столь же могущественное. К счастью, их гостья была полна загадок и возможностей, о которых не догадывался никто из присутствующих.

[NIC]Amphitrite[/NIC]
[STA]выпускайте кракена[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/Psuw0VW.png[/AVA]
[LZ1]АМФИТРИТА, 17 y.o.
profession: океанида[/LZ1]

Отредактировано Charlotte Fain (2021-01-16 19:47:04)

0

14

В этом мире и дня нельзя прожить без приключений. Мифы не врут. Люди часто сталкиваются с тем, чему не могут дать никакого рационального объяснения. Иногда, на первый план выползает, медленно и коварно, богатая фантазия. Человеку может многое  почудиться, особенно, когда он сильно напуган. Так бывало во множестве историй о чудищах могучих и ужасных, что жили в самых отделенных концах этого мира. Ходили слухи о гидре: девятиголовой твари. По слухам, отрубив одну голову, путник натыкался на проблему. На прежнем месте появлялись сразу две, причем такие же опасные и прожорливые. Истории ходили разные, говорили, что она охраняет болота и никогда не нападает первой. Другие путники заверяли, что видели тварь своими глазами, видели, как она разрывала сразу нескольких лошадей, делала это одновременно несколькими из своих голов. Были легенды и о том, что победить ее возможно, как побеждали некоторых других существ – гарпий, кентавров, враждебных русалок. Ко всем можно найти индивидуальный подход, главное – изучить врага.
Одна из самых интересных историй была связана с животным – львом. Мощный зверь обитал где-то недалеко от Немея и Клеоны, опустошал земли, охотился на людей. Много сказаний о людях, которые пытались его убить, но ведь чудище оказалось вовсе не таким уж и страшным. О львах греки знали не так много, но мореплаватели рассказывали, что есть места, далеко отсюда, на юго-востоке. Когда-то те земли были частью великой Персии, но долгое время пытались добиться независимости от своего брата. Некогда великий, Египет мог бы снова попробовать восстановить былое  величие, вот только  никаких новостей с тех мест уже слишком давно не поступало. Все были заняты своими делами, своими войнами. Так вот, ближе к делу,  в тех местах водились странные звери, некоторых из которых, Агенор видел на рынке в Афинах. Верблюды, будто бы лошади, но нет – копытные, в этом были  схожи, но никаких других параллелей провести невозможно. Со странным горбом на спине, куда больше  лошадок, а главное – куда более выносливые. Говорили, что они могут прожить несколько недель без воды. Торговцы с востока явились, ведя их за поводья. Собирали на себе взгляды толпы, а услышав историю про Немейского льва, рассмеялись. Говорили, что корабль,  груженный диким зверем для продажи, мог потерпеть крушение, лев выбраться, а еды в тех местах для  него оказалось более, чем достаточно -  люди просто не знали, куда от него деться.
С другой стороны, ходили слухи о человеке, которого прозвали Немейским Львом. Возможно, именно он завалил дикого зверя, либо вовсе нашел тушу на берегу, надел шкуру и вместе со своей разбойничьей шайкой наводил ужас на окрестные деревеньки. Поэтому Агенор не поверил своим морякам, когда те начали наперебой рассказывать о ужасных щупальцах, что будто бы выросли из морской пучины. Они клялись, что морской гад помогал, утаскивая вражеское судно подальше, готовы были поклясться всеми богами, даже собственной жизнью. Поверить было слишком  трудно, мужчина приказал лишь приводить себя в порядок, ведь скоро  они доберутся до места (должны добраться, рано или поздно). Был приятно удивлен, когда за него взялась Иоланта. Не просил о помощи, да и особых ранений на его теле не наблюдалось, но ее прикосновения… действовали так умиротворяюще. Хотелось забыть обо всех сражениях, о своем плаванье, забраться на какой-нибудь остров, где есть небольшой участок земли под посев и  домик, желательно, в пару этажей, остаться там, наслаждаясь нежностью рук, но все грезы растаяли так быстро.
- Убрать паруса, убрать весла, держаться крепче! – Кричал триерарх, когда первая из волн с силой врезалась в борт судна. Кто-то упал за борт, ему сразу кинули веревку, но было уже слишком поздно. Моряки успели убрать оснастку, ведь такой ветер мог перевернуть целый корабль. Гребцы убрали весла, противостоять такой стихии – самоубийство, однако, каждый из них был наготове. Возможно, по команде придется предпринять какие-то действия для сохранения устойчивости и возможности маневрирования по волнам, что становились все выше и грознее. Вторая ударилась в борт с той же стороны,  но команда оказалась готова  к природным пертурбациям. Кого просить о помощи в такой ситуации, на кого уповать? Боги их вряд ли услышат, только если  среди команды  не окажется какого-нибудь дальнего родственника властителя морей. Людей заливало соленой волной, с корабля смыло часть экипировки – стойки со стрелами, несколько мечей и десяток щитов оказались выброшенными в пучину. Потеря щита для воина была сродни потери чести, но в такой борьбе за жизнь ничто иное не имело смысла – главное, сохранить себя и своих друзей.
Почему она не держалась, почему эта девчонка отправилась на палубу?! Агенор был зол, ведь при ударе следующей волны ее может выбросить за борт, неужели она туда так стремилась, второй раз мужчина может просто не успеть, они отправятся в плаванье вдвоем. Но нет, она не боялась, напротив, вела себя уверенно. Зажмурился, готовясь к новому столкновению, и… открывает глаза в тот момент, когда волна должна была нанести свой  удар,  но все масса воды буквально аркой обогнула судно сверху. Как так вышло? Не мог выговорить ни слова, ведь теперь судно будто бы оказалось окруженным спокойным течением, в то время как буквально в паре десятков локтей бушевал шторм. Второе судно шло сзади, тоже под защитой спокойной воды. Неужели это она? Возможно, моряки не врали насчет мифического создания из пучин? Что если это… начал было перебирать океанид, но не мог вспомнить ни одного имени. Богиня, не иначе, она проявила свою силу, свой характер в самый нужный момент, а что делал он – обнимал, прикасался, был на недозволительно близком расстоянии от этой молодой красавицы, думал о будущем, о нежных прикосновениях ее рук. Что делать в таких ситуациях? Склонить колено, уповая на милость, но ведь она сама находилась в плену, сама присоединилась к команде. Такая мощь скрыта в столь хрупком девичьем теле. Встал со своего места первым, можно было не бояться стихии, ведь с ними была та, кто может укротить море. – Кто же ты, Иантина? – Вполголоса спросил триерарх, касаясь обнаженного плеча повелительницы волн.

[NIC]Agenor[/NIC][STA] Σκιάς όναρ άνθρωπος.[/STA][AVA]https://i.imgur.com/YKIl6Kr.png[/AVA]
[SGN]____[/SGN]
[LZ1]АГЕНОР, 35 y.o.
profession: вынужденный триерарх;
[/LZ1]

Отредактировано Hannah Mercer (2021-01-16 20:56:52)

+1

15

Ошибочно предполагать, будто для осуществления своих желаний боги не прикладывают ни малейших усилий. Отнюдь, для контроля столь великой мощи нужно обладать стойким духом и умением не поддаваться соблазну. Правда, далеко не все обитатели Олимпа в этом преуспели. Некоторые, наоборот, погрязли в пьянстве и блуде. Безнаказанность порождает всё большие проступки. К сожалению, чаще всего расплачиваться приходится простым смертным.
Есть и ещё одно отличие. Люди слабы по сути, физически и морально. Даже самые благородные из них едва ли могут устоять, едва только на горизонте появляется призрачная перспектива. А если человек слаб, то и приложить должное количество усилий не в состоянии. Вот и весь секрет.
Однако, вопреки предвзятому мнению, именно к Аненору богиня была благосклонна. Мужчина уже доказал свою отвагу, когда решил спасти её из плена. И проявил благоразумие, не прикоснувшись к беглянке и пальцем. Под его руководством Иантина с удовольствием путешествовала, училась новому и... Человечности.
Она шла по палубе, потому что не могла допустить подобного преждевременного и крайне неприятного завершения этого путешествия. К тому же, Амфитрита считала не достойным для богини её уровня вот так бросить на произвол судьбы смертных, фактически приютивших её на своём корабле. И, конечно, не малую роль играли личные мотивы, о которых обязательно мы упомянем в ближайшем будущем.
А пока богиня стремительно перемещалась по палубе, не оглядываясь назад и не сбавляя. Нет, дело вовсе не в том, что Амфитрита боялась передумать. В своих намерениях она была уверена. Если уж решила, обязательно доведёт задуманное до конца. Скорее уж девушка опасалась, что во второй раз не сможет так ускользнуть от Агенора. А воин посчитает своим долгом спасти непутевую и непослушную спутницу. Да только вот, спасая её, обречет на гибель себя самого и всю команду в придачу. Поэтому океанида спешила как можно скорее оказаться в опасной близости от такой уже родной стихии. И когда очередная волна решила ударить о борт, девушка вытянула руку перед собой и сжала пальцы. Как будто хотела удержать всю эту энергию в замершем состоянии. Когда же удалось утихомирить шторм, Иантина сделала лёгкое движение рукой, и над кораблем образовалась переливающаяся на свету полупрозрачная арка. Со стороны казалось, будто девушка творила свою магию легко и беспечно. На самом же деле, лицо океаниды сохраняло выражение крайней сосредоточенности. И только распределив потоки в нужные стороны, вернув воду туда, где ей и положено находиться, Иантина смогла хоть немного выдохнуть. Теперь многое зависело от гребцов. Да, спокойное море едва ли способствует скорому перемещению, но при этом оно гораздо лучше чем шторм. А люди хоть и считаются слабыми созданиями, не так уж и бесполезны. Кое что под силу даже им. Например, вывести корабль в безопасную зону. Иантина со своей стороны подстрахует и с материнской нежностью укроет от опасности. Если только один отважный воин не будет отвлекать её от великих дел.
- Твой главный шанс поймать удачу за хвост. - тихо рассмеялась, и эти мелодичные звуки заполнили пространство, словно перед Агенором стояла совсем юная девчонка, а не могущестаенная супруга Посейдона.
- Боги благославили тебя, отважный воин. Твоё сердце не ведает страха, а дух неподвластен соблазну. Я помогу тебе добраться до порта, но едва твои ноги коснутся суши, нам придётся расстаться. Я исчезну, и только пена морская напомнит о моём существовании. Но кто знает, возможно, нам суждено увидеться в следующей жизни? - к моменту, когда богиня закончила свою речь, она смогла обернуться и посмотреть мужчине в глаза. Провести пальчиками по его щеке и замереть, когда Агенор решит взять маленькую девичью ладошку в свою, чтобы почтительно поцеловать, едва касаясь губами прохладной, белоснежной кожи.
- Я не знаю, покровительствует ли вам Афина. Да вы и не уповаете на милость олимпийцев. Но я хочу, чтобы ты помнил. В море обрести удачу вам всегда будет помогать Амфитрита. - девушка улыбнулась тепло, и волны слабо качнули судно. И штиль, и шторм удалось преодолеть. Это значит, что время прощания приближалось неумолимо. Всё, что оставалось во власти богини - насладиться последними моментами близости и верить, что богини судьбы однажды сплетут две нити воедино.
[NIC]Amphitrite[/NIC]
[STA]выпускайте кракена[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/Psuw0VW.png[/AVA]
[LZ1]АМФИТРИТА, 17 y.o.
profession: океанида[/LZ1]

Отредактировано Charlotte Fain (Сегодня 07:24:39)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » ἀπὸ μηχανῆς Θεός


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно