внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост от тео марино Псих. Наверное, я действительно псих, раз решился на такое. Наверное, я действительно выжил из ума, если поддался похоти и решил, что лучшей местью бывшей жене будет переспать с её матерью... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 30°C
* jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » abendstern


abendstern

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://funkyimg.com/i/37TaC.png

july 16-17 2020, Sacramento
Alesta Myers & Angel Grey


всё в тебе есть,
все твои тревоги остаются скрытыми от меня
улыбкой, которая прощает.
если ты встречаешь мой вопросительный взгляд,
Я следую за тобой слепо в свет
... *
megaherz   —   abendstern

https://i.imgur.com/XPBz38c.gif

* ориг. нем. megaherz

Отредактировано Angel Grey (2020-10-10 14:48:55)

+3

2

i paced around for hours on empty,
i jumped at the slightest of sounds,
and i couldn't stand the person inside me,
i turned all the
mirrors around...

Отблески неонового свечения рисуют на стенах замысловатые узоры, ловя очертания шумной толпы; громкая музыка бьет по барабанным перепонкам, буквально до боли, оглушает и путает мысли, образовывая в голове неимоверный хаос; едкий запах чужих духов, вперемешку с приторно-сладким ароматом искусственного дыма, алкоголя и сигарет, дурманит рассудок лучше элитного виски. Хороших девочек просят держаться как можно дальше от столь пагубных мест, где из святого разве что только тату в форме креста на шее у бармена. Здесь им делать нечего, от слова совсем, если, конечно, в их планы не входит стать объектом внимания в хлам обдолбанных ублюдков, и под утро [в лучшем случае] проснуться в чужой постели, не помня ничего о прошедшей ночи. Приятного мало, верно?

Но, у нее давно уже нет тех, кто раздает поучительные предостережения, тем самым уберегая от непоправимого...

Протиснувшись между кучкой танцующих девчонок и целующейся парой, Алеста опирается о край барной стойки. Взгляд изумрудных глаз цепляется за знакомый силуэт в противоположном конце танцпола, но... секунда, блондинка оборачивается - лицо чужое. Показалось. Где тебя носит, Сара? Телефон подруги не отвечает, лишь пара коротких гудков и надоедливый голос автоответчика. Они приехали сюда вместе, но ей почти сразу позвонил жених. Сославшись на шум, из-за которого невозможно разговаривать, светловолосая, коротко бросив что-то вроде ", никуда не уходи, сейчас вернусь", поспешила к выходу из клуба. К слову, "сейчас" было полчаса назад. Или уже больше? Вечер скатывался по наклонной, как и настроение, медленно, но верно, подобно столбику термометра, ползло вниз. Она ловит себя на навязчивой мысли о том, что зря вообще поддалась на уговоры и приехала сюда. [float=right]https://i.imgur.com/dR1SA18.gif[/float]Сидела бы сейчас дома, на излюбленном диване, с ноутбуком на коленях и ладони грея о чашку с травяным чаем. Так нет же... Выходной. А значит, сам Всевышний велел выбраться из зоны комфорта: оторвать свою задницу от мягкой поверхности, нацепить самое короткое платье, которое найдется в гардеробе, каблук повыше, макияж и шагом марш покорять ночной город. Именно с такой воодушевляющей речью Сара появилась на пороге ее квартиры. И где она теперь? Впрочем, подобный исход был почти предсказуем. Это тебе не Фред, которая за ручку водить будет и от себя даже на полметра не отпустит, не смотря на то, что из вас двоих старшая ты и все должно быть в точности, да наоборот.
- Скучаешь, красавица? - от неожиданности, Лесса вздрагивает и резко оборачивается, сталкиваясь с незнакомым парнем. Хотя... Кажется, она уже видела его в университете. - Не хочешь присоединиться? - он кивком указывает на крайний столик в вип-зоне, за которым разместилось еще трое парней. А вот это уже точно в планы не входило. - Спасибо, конечно, но я откажусь. - Едва заметно улыбнувшись, темноволосая мягко отталкивает ухажера. Только пьяных подкатов ей сейчас не хватало для целостности картины. Что же... Пожалуй, самое время заканчивать сей провалившийся спектакль одной невезучей актрисы. И покинуть душное помещение через черный ход показалось наиболее удачным вариантом.

Прохладный ночной воздух обдает кожу приятной прохладой. Девочка на секунду прикрывает глаза, облегченно выдыхая. Узкий тускло освещенный переулок, сразу за клубом, захламленный какими-то коробками и кучами непонятного мусора, выходил на безлюдную улицу. В столь позднее время в этом районе даже проезжающих мимо машин не наблюдалось, не говоря уже о случайных прохожих. То еще местечко, если честно. В следующий раз придется хорошенько подумать, прежде, чем соглашаться посетить заведение, о котором прежде не слышала ровным счетом ничего. Достав телефон, Майерс собралась вызвать такси, но, раздавшийся позади скрип отворяющейся двери и громкий смех, отвлекают ее. Оглянувшись через плечо, девушка узнает ту самую "дружелюбную" компанию.

- Уже уходишь? - они моментально отрезают пути к отступлению, обступив ее со всех сторон. Шаг назад. Еще один и... Шершавая кирпичная стена, исписанная уродливыми граффити. От всех четырех разит алкоголем, но, к несчастью, принятой дозы было недостаточно, потому на ногах держались твердо. Интересно, каковы шансы у хрупкой девочки вырваться из рук подвыпивших мужиков, чей глас разума застрял где-то на дне опустошенной бутылки? - Ну же, детка, не надо бояться. Мы не обидим, тебе понравится, обещаю.

Внутри все сжимается, а в огромных кукольных глазах отражается неподдельный испуг. Не так уж сложно догадаться, каким будет исход. Брюнетка вжимается в стену [словно надеясь в ней раствориться], когда один из них подступает ближе, практически впритык. Горячие грубые пальцы скользнули вверх по обнаженному бедру, сминая тонкую ткань платья. Выше, впиваясь в нежную кожу. Мерзко... Не выдержав, Лесса пинает его в живот, стараясь отпихнуть от себя, жаль только, что силы совсем не равны. Пронзительный девичий крик обрывается звучным отголоском удара: нижняя губа начинает неприятно саднить, а во рту появляется металлический привкус. Здесь ее никто не услышит. Звать на помощь - бесполезно. Надеяться на чудо - глупо. Ее рывком разворачивают лицом к стене, нещадно вдавливая в каменную преграду, и обе руки заламывают назад, вырывая из горла болезненный стон. Все это кажется какой-то издевкой, чьей-то злой шуткой...

- Пожалуйста, не нужно...

+3

3

i hear the roar of a big machine
two worlds and in between
hot metal and methedrine
i hear empire down...

https://i.imgur.com/b2slMmh.gif https://i.imgur.com/n7uzKAR.gif
the Sisters of Mercy // lucretia my Reflection
[extended \ remastered]
look; place
Ты всегда появляешься там, где тебя ждут наиболее всего. Ты словно отбираешь боль, чувствуешь самую сердцевину тьмы. Ты можешь её взять в руки. Нащупать пульсирующую темную вену и сдавить в пальцах. Ты всегда идешь против системы, избегая ярких софитов, кричащих людей поколения Z, несмотря на то, что сам к ним, так или иначе, относишься. Белая ворона в кожаных штанах, с распущенными волосами и с серьгой, в виде птицы, в левом ухе. Твой взгляд слишком наивен и прост, и ты так нелепо смотришься в двадцатых годах этого века. Тебе бы вернуться в девяностые или восьмидесятые, где готика витала в воздухе, распространяя пугающие нотки революции.

Саша познакомила вас не по своей вине. Скорее, так получилось. Обычный случай в большом городе, таких могут быть десятки тысяч или миллионов. Просто кто-то может невзначай перевернуть кофе на чужой пиджак, запустив при этом нелепую вереницу событий, далеко не прогнозируемых и не связанных между собой. Кто-то закинет не вовремя газету на газон, притормозив на велосипеде именно в тот момент, когда легковой автомобиль развернет на дороге. Разносчика газет несколькими мгновениями ранее мог сбить водитель того самого авто. Или одно банальное столкновение в стеклянном лифте огромного торгового центра за несколько минут до взрыва. Встречи взглядами, или гаджетами (такими дорогими сердцу в это темное время). Цифровая сексуальная революция — смесь унисекса, искусственных сигарет, интеллекта и псевдо-оргазма. Заменители настоящих ощущений на фоне новой эпидемии.
Саша сидит на полу в твоем жилище и рассказывает о том, что этот карантин дерьмо. Так невозможно жить. Еще бы, для нее это сущая пытка усидеть на месте. Она говорит, что мисс Майерс того же мнения. И ты спрашиваешь её в ответ: кто — кто?
Девчушка указывает рукой, с яркими побрякушками на нитках вместо браслета, и с разноцветными ногтями. Говорит, что вы уже встречались, когда ты вытащил ее из дерьма. Совсем недавно. Пару недель назад.
А потом Саша говорит, что ей пора домой, иначе органы опеки что-то заподозрят. Она хватает свой скейт и встает на него. Едет через длинное и широкое помещение, оставляя за собой перезвон между стенами, которые ты еще не успел разрисовать. Ты слышишь ее, даже когда она тормозит у двери и прикрывает ее за собой.

Ты смотришь в огромное окно. Оно настолько большое, что при солнечном свете кажется, что в зале возникнут большие станки и дорожки; включатся механизмы, загорятся лампочки и металл начнет скрежетать в трении, загоняя поршни в ниши. Когда-то здесь была маленькая фабрика, позже обычные склады, но с приходом технологий и компьютерных систем многие фабрики утратили свою актуальность. Многое изменилось с тех пор. Машины и правда начали заменять человеческий труд. Сами люди вынуждены идти вверх. Естественный отбор в двадцать первом веке. Безработица на фоне компьютеров, работающих без авансов и выходных. Детали способные лишь ломаться, и механизмы, ржавеющие от времени. Большая центрифуга, иногда сбавляющая скорость, чтоб после взлететь в космос на поиски новых систем и миров. Илон Маск уже почти готов.

Ты стоишь в небольшом супермаркете, в трех кварталах от дома. На часах начало первого ночи, но ты радуешься, что хоть как-то жизнь оживилась. Набираешь продукты и пачку сигарет. За прилавком толстый поросёнок Нуф — Нуф. За его спиной недорогой телевизор, постоянно орущий голосом местного первого канала. Мистер Джерси или просто Джер ведет носом. Чешет маску на подбородке и недовольно отзывается:
Я тебе говорю, Энджел, это всё тайный сговор Китая и русских. Ты посмотри, как узкоглазые быстренько вылезли из жопы. У них карантин прошел, а у русских как посмотреть, так на всю страну столько зараженных, что можно оргию устроить с их этими, как они. С этими блядскими инструментами, — Джер щелкает толстыми пальцами, подбирая слова.
Ты улыбаешься в ответ и молчишь. Тебе на следующей неделе ехать в ЛА к агенту Стемпу, чтобы подтянуть нескольких ребят и научить их чему-то. Ты еще, конечно, сам не решил, как это поможет. Ведь о каких боевиках может идти разговор, когда общее количество людей в съемочном процессе не может превышать десять или пятнадцать человек, и то незаконно. Всё меняется с ковидом, и кинокомпании начали выживать, как могли. Съемки вернулись к камерному формату, с небольших количеством героев ...
Эй, сынок? Ты тут? — Джер машет перед твоим носом рукой, затем улыбается, а под маской это больше похоже на шевеление, где не ясно, то ли человек тебя послал, то ли обрадовался, — с тебя двадцать восемь баков и десять центов.
И на прощание ты оборачиваешься к Джеру:
Good Night, Jer.
Ты встречаешь её спустя квартал или полтора, по дороге домой. Ты привык в последнее время ходить. Особенно ночью, хотя первое время патрульные и спрашивали твои документы. После начали интересоваться местом работы, а потом спросили, какого хрена ты в заброшке живешь. Иногда тебе кажется, что система слишком предвзята. Да и у тебя нет кpeдита, ради которого живут многие другие.
Ты встречаешь её голос. Поначалу он кажется далеким, тонким и неизвестным. Но по привычке ты уже напряжен. Любой звук всегда важен и бывает редко пустым. Ты пытаешься вспомнить. Словно дуновение бриза океана на берегу Манхэттен Бич. Её имя застревает в подкорке сознания, голосом Саши говорит, что мисс Майерс хорошая и добрая, а иногда тоже умеет вляпываться в дерьмо. Как известно, устами ребёнка часто глаголет истина. Ты слышишь её крик. Пакет падает на дорогу.

Откат системы. Поршни набирают свою силу. Они забивают, оставляя за собой вмятины и треснувший металл.
Ты уворачиваешься от ударов, практически танцуешь, чтоб после подставить подножку и ударить кулаком в переносицу. У тьмы есть сердце. Оно обдает жаром огня, напрягает мышечную массу и нейтрализует на какое-то время рецепторы, отвечающие за самосохранение, например. Адреналин переполняет мышцу в груди.
Она запомнит с той ночи твой смех. Потому что ты лежишь на дороге и смеешься. Смотришь в бездонное небо. Туда, куда спешат ракеты Илона Маска, и откуда нет возврата. Через черные дыры в самую сердцевину тьмы.
Да он больной ублюдок, — говорит один из них, а потом обхватывает мисс Майерс за шею и пытается увести, — ты же не хочешь остаться с ним наедине?
Ты садишься и смотришь уже на ублюдка. Костяшки на руках зудят. Умолкаешь, а затем отвечаешь:
Насилие нечестивых обрушится на них, потому что они отреклись соблюдать правду.1
В твоих глазах правда, это скорее мечты любого ребенка, их банальные вопросы и откровенность, которой так не хватает взрослым. Ты смотришь несколько секунд на неё, кто-то готов напасть на тебя сзади. Тогда она кричит, а ты шепчешь:
Всё будет хорошо, они не причинят тебе больше вреда, — откат системы, шестеренки цепляются зубьями друг за друга, заводят адскую машину тьмы и света.

Ты больше не слышишь ничего, кроме визга и ругани парней. Выставляешь блок, чтоб после ударить в живот, и с разворота добавить ударом ноги по уху. Еще чуть позже толкнуть в стену другого, лбом о бетон. Но с визгом сирен, твой механизм останавливается. Только потому, что никто не поймет.
Ты хватаешь ее за руку и тащишь туда, откуда пришел, совсем недавно. Пробегаешь мимо разорванного бумажного пакета, который ты тащил минут двадцать назад. Хватаешь пачку сигарет. Ведешь ее между улочками, избегая большой дороги и тусклых фонарей. Ты не спрашиваешь ничего. Твоя кожа горит, любимая рубашка разорвана, ты прокусил губу. Зудят костяшки.
Но потом она тормозит. И ты вместе с ней. Оборачиваешься. Выдыхаешь и оседаешь вместе с ней. Подхватываешь, обнимая так, словно на вас сейчас нападут опять. Ты тихо говоришь, едва слышно, убаюкиваешь и пытаешься успокоить:
тс-с-с. Всё хорошо. Всё позади, — так, словно этого никогда не было, и вот опять, — я думал, только Саша попадает в передряги, — улыбаешься ей, как можешь только ты, — помнишь меня?

1. Ветхий Завет,
Книга Притчей Соломоновых,
21:7

Отредактировано Angel Grey (2020-10-13 22:22:35)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » abendstern


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно