внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост от алекто торнхилл [романа вилсон] Иногда Алекто казалось, что она совершенно не знает собственного супруга. Да и могла ли она знать, если они, по сути, были друг для друга совершенно чужими людьми? Они оба словно застряли... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 26°C
* jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Disabled parking spot


Disabled parking spot

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

SACRAMENTO | DECEMBER 2020

Marco Renzo & Lauren Meyer
https://forumstatic.ru/files/0010/82/18/20682.png

Меня не было на той гонке с тобой, Марко, и я плохо помню день, когда все изменилось. В прямом эфире тебя вытащили сначала из автомобиля, вылетевшего на огромной скорости с трека, затем - с того света, и рискнуть твоей жизнью еще раз, доверившись врачам, я не была готова. "Без операции ваш муж не встанет из инвалидного кресла, вы же понимаете, Лорен? Но риски существенные," - и с этим моим решением нам придется научиться жить обоим. Мы справимся, Марко?

[NIC]Lauren Meyer[/NIC]
[STA]the news is only half the story[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/aSqIcz4.jpg[/AVA]
[SGN] ~[/SGN]
[LZ1]ЛОРЕН МЕЙЕР, 27 y.o.
profession: ведущая утреннего шоу
husband: Marco Renzo
[/LZ1]

Отредактировано Eva Moran (2020-10-11 19:48:25)

+1

2

"Политика является частью спорта. Она бывает отвратительной.
Многие из твоих соперников сдадутся раньше тебя.
Успех в гонке зависит от твоего упорства.
Если хочешь быть сильным на трассе, нужно быть сильным и вне ее."

Стенли Престон, отвечающий за фоновые съемки (кадры без конкретики и смысла, которые нужны в том случае, когда нужно добрать хронометраж - массовка, толпы, общие планы) спортивного американского канала ESPN и активно пытающийся пробиться в ведущие, зачитывает фразы с листка ещё раз. Несколько раз про себя и два раза вслух. Сегодня вокруг события и так много камер, он может расслабиться и попрактиковать дикцию и тон освещения спортивных новостей, пока их команда из двух разложилась за ограждением "клюва" - так называется поворот. Он и Тим Доусон - оператор, гораздо старше и опытней, и сегодня они оба не на работе, но по привычке где-то в центре событий. Гонка уже началась и они оба следят за её развитием на слух, подключившись к англоязычному комментатору, но вместе с этим, заняты чем-то другим. Стенли Престон учится говорить в камеру.
— Политика является частью спорта. Она бывает отвратительной. Многие из твоих соперников...
— Стоп.
Престон вопросительно замолкает.
— Ты что, читаешь с листочка? Неужели ты читаешь с листочка. Это короткие текстовые векторы. Развивай мысль.
Стенли начинает снова, но замолкает ещё раз, вжимаясь головой в плечи, когда несколько болидов проносятся по трассе за ограждением, проходя "клюв" на замедленных 200км/час. Начинает снова, импровизируя.
— Политика является частью спорта. Она бывает отвратительной - в особенности, когда появляются дилеммы выбора пилота. Талант в противовес спонсорству...
Стенли замолкает в третий раз, под оглушительный металлический скрежет и мощный удар позади себя, ошалело сжимается и по выражению Доусона понимает, что он увидит, когда повернется.

— Столкновение на "клюве"! У нас серьёзное столкновение! Один из двух болидов Red Bull только что влетел в ограждение! Кажется, пилот не справился с управлением! Кто это - это Ферстаппен? Кажется, это болид Макса Ферстаппена, - комментатор выходит на эмоции, донося свою мысль простым языком и намеренно повторяясь - так проще донести острую новость до масс. И разумеется, он знает, чей это болид, как и положение каждого пилота в этой гонке, в прошедших и во всех следующих - но сейчас отличный момент заставить зрителей волноваться, как фанатов Макса Ферстапенна (и всю Бельгию вместе взятую), так и фанатов Марко Ренцо и итальянцев.
А это, вне всяких сомнений, не прошел поворот на "клюве" болид именно Ренцо.
Все произошло за считанные секунды.
— Нет! Ферстаппен все ещё на девятой позиции! Это Марко Ренцо!
Он держит буквально секундную паузу и повторяет, освещая эмоционально, громко и выразительно:
— Ведущий пилот Red Bull Марко Ренцо только что потерял контроль над машиной и потерпел серьёзное столкновение!
Ему бы хотелось сейчас знать больше деталей, но на место аварии из его ребят ещё никто не прибыл.
— Марко Ренцо влетел в ограждение!
— Марко Ренцо...!

Первое, что видит Стенли, когда дрожь от мощного акустического шока отпускает его - это дым, валящий клубами из передней части машины. Болид, смятый после столкновения, загорается, но огонь не обхватывает его полностью, собравшись там, где раньше был двигатель. Переднего крыла нет - оно отлетело на трассу - очевидно, пилот пытался взять поворот и влетел в ограждение не корпусом, а боком. Железный ограничитель даже не пошатнулся.
— Снимай, твою мать. Снимай, - сдавленный от срочности тон Доусона и рывок за плечо выводит его из ступора.
Они сейчас единственные на "клюве". Этот поворот не считается проблемным и зрелищным.
Престон настраивает камеру за считанные секунды, и начинает записывать, как оперативно появляется из пит-лейна на трассе команда скорой, маршалы с флагами и safety-кар.

— Марко Ренцо остается в болиде!

Первая помощь действует оперативно - медики в белом окружают автомобиль, но пока ничего не понятно, гонка продолжается с расставленными флажками "обгон запрещен" и "сбавить скорость" на повороте. Стенли Престон пытается поймать под прицел камеры что-то кроме белых медицинских комбинезонов. Ну же, черт возьми. Через пять минут здесь будут все существующие каналы. Сейчас - тот момент, когда можно снять острую, эксклюзивную картинку. Наконец, когда пилота достают из оставшейся половины болида, становится что-то видно.
Престон уверенно приближает фокус.
— Это невероятно. Невероятно. Несколько минут монтажа и можно пустить ведущему на озвучку, следом в эфир. О Престон, покажи, на что ты способен, - Доусон снимает сам, но контролирует весь процесс.
— Если зацепишь в кадр кровь или что похуже, плавно отведи. Это не пропустят. Слишком жестко для телезрителей. Стен, ты меня слышишь?
Престон сосредоточенно кивает, прикусив язык и не видя перед собой ничего, кроме объектива и разыгрывающейся сцены. Хоть бы сняли шлем. Хоть бы с Ренцо сняли шлем, здесь, на записи, прямо сейчас. Но его вшестером перекладывают на носилки, пока десяток подъехавших машин безопасности блокируют часть обочины, лишая действующие болиды возможности вылететь за поворот, прямо в толпу медиков и сотрудников.
— Сними зрителей. Несколько лиц крупным планом - лучше, если будет видно эмоции. Плавным, медленным переходом. Черт возьми, здесь есть кто-нибудь из родственников?
Престон пожимает плечами, случайно захватывая кадр, где носилки с Марко Ренцо поднимают, чтобы погрузить его в вертолет и там, на асфальте, где он лежал до этого пару минут, отчетливо видно кровь.

Завтра большинство заголовков будет посвящено Марко, чуть больше, чуть меньше, покажет исход сегодняшнего дня.

***

5 часов до старта:

Мне приходит новое сообщение.
— O mio Dio [ит. Боже ты мой], - бодрый и беспокойно участливый голос матери звучит с экрана на первых секундах видео, но её лица не видно - она пытается снять происходящее и я вижу это по трясущейся невнятной картинке, как будто она сжала ладонью телефон вместе с камерой. Собираюсь сообщить, пока не вспоминаю, что это запись. Вызывает улыбку. Оно же не полностью такое?
— O mio Dio Riccardo! Adesso cadrai, te l'ho detto [ит. Боже ты мой! Ты сейчас упадешь, я тебе говорила], - её тон повышается, перерастая в тот, которым она обычно отчитывает - а делает она это, по определению, часто. Всегда. И если бы хоть немного серьёзно. Я научился пропускать такие отчеты мимо ушей в восемь лет. Вопрос - за что она сейчас отчитывает своего отца и моего деда.
Я с легкой улыбкой продолжаю смотреть в экран.
— Come faremo a tirarti fuori da lì [ит. Как мы тебя оттуда будем вытаскивать], - на фоне слышно, как Рикардо в ответ что-то ворчит, - Sei già vecchio per questo! Mateo, non intralciarti! [ит. Ты уже старый для такого! Матео, а ты не путайся под ногами!] — на следующей фразе её тон мгновенно меняется, и я ощущаю через экран, что она соскучилась, — sto registrando un video per Marco [ит. я записываю видео для Марко].
Короткая пауза, звуки копошения, я слышу её "ой" и картинка появляется. Шумно выдыхаю, не сдерживая от увиденного искренний смешок. И сейчас практически закрываю рукой лицо.
— O signore... [ит. О господи...]
Я вижу спину своего деда в движении - он опирается трясущейся рукой на белую скатерть стола, пока садится. На нем мой красный гоночный костюм Red Bull Aston Martin Racing Team прошлого сезона, который я намеренно отвез домой в качестве трофея. И вспоминаю - cazzo, сегодня у Рикардо anniversario. Точно, сегодня у Рикардо anniversario. Они собрались на семейное застолье.
Мама продолжает, повысив эмоциональность снова до её привычной близкой к истерике:
— Оra siamo in un ristorante [ит. мы в ресторане].
Это звучит, как "посмотри, в чем твой дед сидит прямо в ресторане".
Я тру переносицу, пока по лицу расползается улыбка. Надо показать Лорен.
Четырехлетний Матео катается между столами на деревянном велике. Камера опускается в ноги, где происходит столкновение, и я вижу надетый на племянника большой ему, мотоциклетный шлем. Мамину руку, которая стучит по нему три раза. И её требовательное "а ну не носись! Ты меня слышишь? Ты вообще слышишь что-нибудь?"

— Что ты смеешься? - Чавез проходит мимо, хлопает меня по плечу, — Марко, скоро на старт. Нужно все проверить ещё раз.
— Иду.
Нажимаю на "воспроизвести" снова.

—  Non sente [ит. не слышит], - её тон полон возмущения, камера возвращается к Рикардо. Дед сидит с таким же суровым, непроницаемым, волевым выражением. За столом ресторана, по горло в моем красном гоночном костюме, на свой восемдесят-четвертый день рождения. Я слышу на фоне громкие разговоры остальных родственников, пока мама продолжает.
— Dimmi come ti prenderemo [ит. скажи мне, как мы тебя доставать будем оттуда].
— Me ne vado io solo [ит. сам вылезу].
— Verrai fuori da solo? Verrai fuori da solo?? [ит. сам вылезешь?]
Рикардо отмахивается.
— E se non esco, seppelliscimi in questo vestito. Bellisimo!  [ит. А если не вылезу, то похороните меня в этом костюме. Красиво!]
За столом громко возмущаются, кто-то начинает смеяться. Мама цокает языком в безмолвном "начинается..."
Рикардо сообщает, что если она не перестанет ворчать прямо сейчас, он добавит это в завещание.
Мама на эмоциях отвечает, что черта с два он потащит с собой в могилу мой гоночный костюм.
Я слышу безобидные ругательства. Смех. Плач Матео на заднем плане. Звон бокалов и видео обрывается.

Десять минут, и приходит новое сообщение:
"Марко, мой хороший, я записывала видео, чтобы мы пожелали тебе удачи. Я забыла пожелать тебе удачи. Это все твой дед. Передавай привет Лорен."
Мне желают удачи, как делают перед каждой гонкой в сезоне без исключения. И перед каждой квалификацией.
И еще сообщение:
"Мы включили трансляцию. На телевизоре в ресторане."

Я возвращаюсь к видео и нажимаю "переслать". Первой строчкой в вариантах всегда имя Лорен.
Комментарий: вот, что тебя ждет, когда я состарюсь, amore.
Комментарий: это предложение убежать или подготовиться.
Улыбаюсь в экран. Это своеобразный флирт, а не предложение. И я знаю, что она мне на него ответит.
Из-за разницы во времени звонки в это Гран-При стали реже сообщений. Немного пролистываю диалог вверх, как будто от этого уменшится ощущение соскученности. Фотка: моя рука и два карпа в фонтане, без комментария. Фотка: фонтан издалека, без комментария. Фотка: узкая улочка, немного европейской архитектуры, без комментария. Еще несколько фоток всего подряд, тоже без комментариев.
Она всегда жалуется на это - сегодня я решил что-то подписать.

30 минут до старта:

— Тебя ждут на решетке, на четвертой позиции.
— Понял.
— Марко, два часа, семьдесят кругов. У тебя, как минимум, два пит-стопа.
— Понял.
— И не перегревай мотор, ради бога.
— Понял.
— На связи.
— Понял.
И Чавез полностью прав в осторожности, но есть кое-что, сейчас противостоящее безопасности. Ликвидация в середине сезона стала бы катастрофой. Если ты ошибаешься на трассе, все говорят об этом. А баллы в команду говорят сами за себя. Сейчас я готов и сосредоточен - борьба за второе место меня не интересует. Ожидания высоки, когда требуется кого-то впечатлить, даже если этот кто-то - ранняя версия себя. Я плавно выезжаю с пит-лейна на решетку, пока в глазах мелькают вывески Rolex, Johnnie Walker и Fly Emirates на первых рядах и вдоль по всей трассе. У меня отличное предчувствие, отличная позиция и лучшие результаты классификации, чем когда-либо.
Red Bull - это безусловно, уровень.
Но в следующем сезоне мой рассчет идет на Ferrari.
О моем снятии с гонки сегодня не могло быть и речи. Если болид перегреется - есть какая-то вероятность - я добавлю дополнительный съезд в пит-стоп, и остановлюсь, если это будет критично. Чавез нашел кое-какую неисправность в моторе - таких неисправностей всегда до черта. Болиды отказывают, болиды ломаются, болиды живут и отзываются под руками во время гонки.

Тогда я категорично сказал ему, что это нормально.
И что хуже и критичней всего - неуверенность и страх пилота или его команды. Ничего не произойдет. Он отвечает мне, что существует реальный риск.
Что в профессии гонщика - не реальный риск?
— Вероятность, Чавез? Это больше 50%?
— Марко...
— Чертова вероятность. Чавез. Больше 50%?
У нас напряженный зрительный контакт. Он знает этот взгляд.
— Не больше.
— Тогда отдавай мне мою малышку. Мне на ней ещё гонку выигрывать.

15 минут до старта:

Звуковой сигнал и пит-лейн закрывается, мотор заглушен, я занимаю свою позицию на решетке, передо мной - Хэмилтон с Mercedes-Amg Petronas, Вуд с Scuderia Ferrari на второй, на третьей тоже Ferrari и Эриксон, я на четвертой, за мной Ферстаппен, на шестой Renault Dp, оба McLaren и - слегка улыбаюсь - второй Mercedes не прошел субботнюю квалификацию, их второй пилот не умеет не горячиться. Позиции с 11 по 20 меня сейчас не интересуют. Табло загорается и я вижу свое имя, сосредотачиваюсь, опускаю шлем. Адреналин предвкушения гонки подскакивает, но дыхание выравнивается. Сейчас весь остальной мир, кроме болида, трассы и указаний Чавеса - перестает существовать.

Старт:
Гаснет последняя пара красных сигналов светофора. И этот звук - с детства знакомый мне звук.

До того поворота на 26 круге я ничего, кроме гонки, не воспринимаю.
Что я скажу Лорен.
- единственное, что проскальзывает в голове, когда отказывает все.

***

— "Ты наиболее силен, когда терять нечего." — громко цитирует речевой вектор Стенли, осмелившись встать перед камерой, чтобы записать пару фраз на фоне образовавшегося столпотворения и отлетающего от места аварии вертолета. Крушение болида, произошедшее прямо за спиной, преисполнило его ситуативной уверенностью. А может, это был короткий звонок от ESPN с указанием срочно выслать им материал для срочной трансляции. Он едва ли удерживается от улыбки, но вовремя делает встревоженное лицо, пока импровизирует собственный текст.
— Правда ли, говорят, что многим пилотам победа важнее жизни? Правда ли, что Марко Ренцо так уж и нечего терять?

[NIC]Marco Renzo[/NIC]
[STA]tratto a casa[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/WDS2Hcy.jpg[/AVA]
[SGN] START[/SGN]
[LZ1]МАРКО РЕНЦО, 32 y.o.
profession: Formula One driver
she wife: Lauren
[/LZ1]

Отредактировано Ethan Hault (2020-10-26 16:43:14)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Disabled parking spot


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно