внешности
вакансии
хочу к вам
faq
правила
кого спросить?
вктелеграм
лучший пост:
тео джей марино
То что сейчас происходило было похоже больше на страшный сон, чем на реальность... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 40°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » kings


kings

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Benjamin Ovich x Kevin Erdahl
2020 год, 4 мая, ледовая арена школы Иглбрукс

полуфинал

https://i.imgur.com/QMBrjOM.png

+2

2

Если взглянуть на Бена со стороны, можно подумать, что он вошел в состояние анабиоза: расслабленные конечности, затылок катается по стене, глаза закрыты, один ботинок валяется под скамьей, а второй все еще не зашнурован. В голове с самого утра был дикий беспорядок, что после разминки перед ответственным матчем Ович не нашел лучшего выхода, чем просто вздремнуть. Команда уже ушла в тренерскую, чтобы разобрать контрольный раз игру соперника, и Бен воспользовался недолгим одиночеством, прекрасно зная, что толку от этого мероприятия лично для него не будет. Это Кевин прирожденный стратег, где-то рядом разыгрывает партии Лит, а Ович с Бубу используют совсем другую тактику, точнее - полное ее отсутствие. Непредсказуемый игрок - матч на минном поле, этим и славился иглбрукс, потому что при любом раскладе один снаряд взрывается. Беньямин в прямом смысле сотрясает лед, держа соперника в напряжении все таймы.

- М? - подает голос, открывает один глаз и щурится на вошедшего Амата, который замер в дверях.
- Тебя потеряли, - голос младшего сегодня был уверенным, это радовало. На период ответственных игр ребята забывали шеймить Амата, и мальцу казалось, что он в шаге от того, чтобы стать настоящей частью команды. Его было жаль.
- Да ну нахуй, что я там забыл, - корпусом подается вперед и облокачивается локтями на колени, - я просто сломаю их защиту. Ты видел этого Гибсона? Сорок килограмм костей, - пальцы цепляют белые шнурки, и по мере затягивания узлов, Беньямин ощущал, как нервы сковывают легкие. Обычно в стрессовых ситуациях Бен предпочитал минимум контактов, но малыша Ама походу разнесло в противоположную сторону.
- Тренер сказал, что я выйду с первым составном, - Беньи, не поднимая головы, утвердительно мычит, продолжая шнуроваться, - и Кевин поддержал его предложение, - на второй части голос дрогнул, Бен попытался даже улыбнуться.
- Вот видишь, - Ович нырнул ниже, пытаясь рукой найти кроссовок под скамьей, - со временем все наладится, только не обосрись сегодня, окей? - парень умел подбодрить, этого у него не отнять.

Перекинувшись еще парой фраз с Аматом, Ович прошел с ним в тренерскую и как кстати зацепил уже конец нудного разбора их предыдущего матча. Его приход оставили без комментариев, ну, почти без комментариев, потому что как только подворачивается возможность, об ответственности события обязательно начинает ему лить в уши Кев. На выходе из кабинета они поравнялись, Беньи демонстративно закатил глаза, тут же обнимая Кевина за плечо и притягивая друга к себе под бок.

- Капитан, дыши ровно. У нас есть твой опыт, новая молодая кровь, потрясающие стратегии лучших тренеров в Сакраменто, что еще нужно? Предлагаю лучше пойти поесть и обсудить вечеринку.
Сзади по заднице Бена хлопает Бубу:
- Тебе лишь бы нажраться, Беньи.
- Тусовка в поместье Эрдаль, я не могу упустить возможности наблевать в вазу в японском стиле семисотого года, - в этот момент было страшно смотреть на Кева, но их шутки с Бубу всегда были на грани дебилизма. Такое принято прощать.
- Огласишь нам меню, кэп? Только давайте без шардоне, а то вы с Литом любите, мы знаем. Я может какой-нибудь допинг еще подгоню. Один мой знакомый придет на игру, а он всегда приходит с подарками, если вы понимаете о чем я.
Ович не упускал возможности забить плотно трубку, желательно деревянную. У него было дома штук двадцать разновидностей, и еще пятерка бонгов, которые ему подгоняли знакомые из гетто на дни рождения. После победы (а другого не может быть) Беньямин рассчитывал на хороший стафф, который они поделят с Эрдалем на кровати его родителей, а вот что будет дальше, уже зависит от количества забитых шайб и наличия замка в чужой спальне.

+2

3

Кевин вошел в тренерскую первым, остальные были еще в раздевалке. Давид сидел за столом и задумчиво смотрел матч на ноутбуке. Он тоже был один.
- Какой состав? - Спросил Эрдаль, пренебрегая стуком и фразой вроде, может ли он зайти. Кев был на утренней тренировке и видел все своими собственными глазами: Амат разминался вместе со всеми, а потом, отойдя в сторону, еще общался с Давидом один на один. Давид очень по-отечески держал руку у того на плече и живо что-то объяснял. У Кев было чутье на такие вещи.
- Так, - Давид нажал на паузу и сел ровнее, понимая, что Эрдаль пришел не просить поддержки, как это бывало раньше, в детстве, а задать закономерные, интересующие его вопросы. Тренер вдохнул и выдохнул, собираясь с силами, чтобы ответить на них.
- Во-первых, тебе нужно успокоиться, тебе ничего не угрож...
Он не успел договорить, Кевин прервал его, складывая руки на груди, вздергивая подбородок и смотря на Давида, как на равного.
- Давид, я спокоен. Я задал тебе простой вопрос, на который хочу получить простой ответ. Я вообще-то капитан, если ты забыл, и я хочу знать составы всех звеньев до того, как ты об этом всем объявишь, вот и все, - Кевин и правда не был настроен агрессивно, просто выглядел сосредоточенно. Эта игра была важна не только для их школы, но и для него самого, на матче должны были присутствовать менеджеры нескольких клубов, куда бы он хотел попасть в ближайшем будущем, и ему нужно было показать себя.
- В любом случае выглядишь ты напряженно, - немного подумав, Давид сдался и стал рыться в распечатках на столе, ища среди десятков схем нужную.
- Пустяки, просто немного волнуюсь, - подойдя ближе к столу, Кевин посмотрел на лист, где ровным печатным шрифтом были написаны фамилии всех игроков, которых Давид с Сайрусом распределили по четырем сменам. Амат был в первой, вместе с Кевином и Беном. Лит был во второй.
- Ты серьезно? - Кев ткнул пальцем в фамилию Амата. Давид обнял себя обеими руками, притворяясь, что у него зачесалась спина.
- Он хорошо показал себя, мы оба это знаем. Он много работал и заслужил свое место среди вас.
- Ему всего пятнадцать, - напомнил Кевин, делая глубокий вдох носом, теперь уже чтобы действительно успокоиться, - сколько игр он сыграл? На скольких соревнованиях был? Какой у него коэффициент полезности, ты считал?
- Прошу тебя, - отняв руки от тела, Давид обогнул стол и положил ладони на плечи Кевина, слегка сжав их, - доверься мне, моей интуиции и моему опыту. Я понимаю, чем ты озабочен, и, даю слово, тебе ничего не угрожает. Ты верно заметил, ему пятнадцать, у него в запасе еще целых три года, чтобы всему научиться, раскрыться и заявить о себе. Он далеко пойдет, но сейчас это не главное. Этот матч и следующий - твой звездный час, и никто у тебя этого не отнимет. Ты меня понял?
Кевин молча закивал, чувствуя, как чужие слова успокоили его и вселили уверенность. Давид имел мощную способность оказывать поддержку и говорить нужные слова в самый нужный момент. Поблагодарив его, Кев сходил в раздевалку и позвал всех в тренерскую, чтобы разобрать игру сегодняшнего противника и найти их слабые места. Бен и Бубу идти отказались, оставшись сидеть на скамейках, и Кевин ушел, закрыв за собой дверь. Настроения выяснять с ними отношения у него не было.

Эти двое соизволили явиться, когда Давид уже заканчивал свое выступление и напоминал всем про их собственные ошибки в защите. Бубу зашел в кабинет следом за Беньи и, запнувшись обо что-то, наделал много шума, заставив всех обернуться и обратить на себя внимание. Давид недовольно раздул ноздри, вынужденно прервавшись, а Кев, деловито держа руки на груди, громко цокнул языком, во всеуслышание выражая свое недовольство.

- Сегодня самый важный день, как можно относиться к нему так легкомысленно? - Эрдаль был возмущен, ему хотелось отчитать Бена, почему тот такой беззаботный дурак, но сдерживал себя, понимая, что сегодня ссоры им не нужны. Несмотря на свой юный возраст, Кевин уже прекрасно понимал, когда и с кем нужно ссориться, а когда нет, кто более полезен, а кто - менее, и удерживал в себе эмоции, выплескивая их только в доступных ему местах - в тренажерном зале и на тренировочном льду.
Они шли к столовой, где-то в районе коридора со шкафчиками их догнали Лит, Фил и Зак, защитник, которого Давид сегодня выставил в первое звено вместо Бубу. Самое время было сменить тему, и вечеринка очень для этого подходила.
- Предупреждаю сразу, если кто-то вздумает блевать вне ванной, того я заставлю сожрать все это дерьмо, - вполне себе серьезно заявил Кев, толкая Овича локтем, чтобы не шутил на такие темы, - и не надо потом на меня обижаться. Давайте вести себя адекватно, а не как в прошлый раз.
- Но в прошлый раз ты сам блевал дальше всех, ты забыл? - Напомнил Лит и все дружно захохотали, вспоминая вечеринку на озере, где Кев так сильно напился и заблевал весь берег, что ему пришлось сутки после отлеживаться у Бена, потому что было стыдно идти к себе домой и показываться родителям.
- Будет пиво для разминки и текила, - объявил Кевин, заходя в столовую и направляясь к очереди из учеников, выстроившихся за обедом, - из еды - салаты, снэки и пицца. Если кто-то решил удариться в веганство, то у меня для него плохие новости - приносите еду с собой. Лит, позовешь девчонок из Сент Тринити?
- Да, они обещали придти на игру и кинуть свои трусы на лед, если выиграем, - засеял Вильям и очень активно заиграл бровями. 
Все дружно засвистели и заулюлюкали, громче всех Бубу, потому что для него это было целое событие, о котором он трепался весь обед.

Взяв себе картошки с митболами, тушеные овощи и салат из огурца и сельдерея без заправки, Кевин поставил это все на поднос и понес к столу, где сидели только хоккеисты из старших классов, и пока он преодолевал это расстояние, многие проходящие мимо хлопали его по плечу и желали удачи в предстоящем матче. Этого у Иглбрукс было не отнять, спортсмены часто конфликтовали между собой (поводы всегда находились): хоккеисты с футболистами, гребцы с легкоатлетами, но когда наступал день важных соревнований, все будто бы забывали о прошлых обидах и поддерживали друг друга, потому что знали, как это важно.

Поставив поднос на стол, переступив через скамью и сев рядом с Беньи, на подносе которого был целый шведский стол, Кевин собрался сесть, но вспомнил, что забыл взять смузи и воду. Бубу был еще на раздаче. Кев обернулся, крикнув ему.
- Чувак, возьми мне смузи, я забыл! И воды захвати! - Эрдаль сел, надеясь, что тот его услышит, и пока принялся за еду. Когда на столе рядом с ним появился пластиковый стакан с однородной зеленой консистенцией и бутылка воды, он, вытирая рот салфеткой, поднял голову, чтобы поблагодарить, то увидел перед собой не Бубу, а Амата, который стоял со своим подносом и очень надеялся подсесть к ним, раз Давид объявил, что он сегодня играет в первом звене.
- Можно мне к вам? - Спросил он, нервно кусая тонкие губы.
Все замолчали. Кевин отвел взгляд и фыркнул, слишком резко сворачивая крышку на бутылке с водой и делая глоток, стараясь вообще не смотреть в сторону пацана. Он не хотел говорить с ним, не хотел брать на себя какую-либо ответственность, обнадеживать и заводить дружбу с человеком, к которому не чувствовал никакой симпатии.

Пауза затянулась, и Кевин еле заметно, понятно только им двоим, толкнул под столом в бедро Бена, чтобы спас ситуацию и ответил пацану.

Отредактировано Kevin Erdahl (2020-10-20 14:57:23)

+2

4

Бен редко ловил все эти эфемерные настроения, которые обычно люди чувствуют чуть ли не кожей. Неловкое молчание или напряжение - все мимо, потому что Ович увлеченно копался вилкой в своем салате и самый последний поднял голову на новоприбывшего. Парень переводит с него взгляд на остальных, и все еще молчит, пытаясь прикинуть почему все так растерянно смотрят в его сторону. И только после того как Кев толкает его под столом, Ович сам отмирает и ускоренно начинает жевать огурец во рту.
- А че нет? - отвечает вопросом на вопрос и смотрит на Эрдаля, который присосался к бутылке, будто не пил воду месяцами, - ой, блять, да хорош,- дергает за нее и делает глоток, одаривая друга сердитым взглядом. Слова Беньямина срабатывают как стартер, команда продолжает копошиться на своих местах и обсуждать предстоящую игру. Амата усаживают прямо напротив Кевина, и в этот раз Бен был куда внимательнее, и не нашел ничего лучшего, чем просто наступить Кевину на ногу, чтобы тот прекратил так пялиться на ребенка. Холодный взгляд капитана сменяется на гневный блеск в сторону Овича, тот же отвечает только короткой ухмылкой.
- А с каких это пор у нас Вильям стал экспертам по девчачьим трусикам? - Ович тянет угол губ, накалывая овощи на вилку, - можно, пожалуйста, только без венерических шлюх. В этот раз у нас на тусовке будет несовершеннолетний, - взгляд скользит от одного лица к другому, и в конечном итоге Бен останавливается на Амате и подмигивает ему.
- Там такие тигрицы, Амат, я боюсь, что сегодня ты станешь мужчиной, - парни прыскают от смеха и только Кевину было не очень весело. Чертова заноза.
- Кев, ну ты не ревнуй только. Он молодой и красивый, а мы уже старая школа, понимаешь? - локоть нарочно утыкается сильнее положенного под ребра. Это был явный сигнал сделать рожу попроще, но это же Кевин мать его Эрдаль - мистер кислое лицо, если ему что-то не нравится.
После непринужденной беседы и негласным спаррингом под столом Кева и Бена, все парни двигают обратно в сторону арены, чтобы обсудить в очередной раз стратегии. Кто-то в углу жал гантели, парочка человек устроились на диване напротив плазмы, чтобы пересмотреть матчи, а кто-то закопался в бумагах вместе с тренером. Только Ович просто развалился на бесформенной груше, старательно переваривая обед.
- Может быть делом займешься? - Бубу пнул его в кроссовок, вытирая полотенцем взмокшие от снаряда руки.
- Может пойдешь нахуй, друг, - лениво отозвался Беньи даже не открывая глаз. Парень конечно испытывал волнение, но не в его стиле вырабатывать эти чувства, он просто своеобразно медитировал, представляя себя уже на льду, рассекающим чужие головы своей клюшкой. Периодически в сознании всплывало озадаченное лицо Амата, Бена непонятно за что терзала совесть, что он не выдержал и максимально тяжко выдохнул.
- Окей, - говорит сам себе под нос и рывком принимает положение сидя, оглядывая свою команду, - Кев, пойдем выйдем.
Не дождавшись ответа, Беньи встает с места, хлопает себя по широким карманам, где лежали ключи от дома, телефон и сигареты. Он выходит на задний двор и сразу подкуривает, непроизвольно щурясь на послеполуденное солнце. Через пару часов оно сядет, и примерно в это же время погаснет всякая надежда у их соперников выйти в финал.
- Ты можешь не шугать его хотя бы в такой момент? - шепелявит практически в каждом слове из-за сигареты в зубах, - он сейчас от нервов в обморок шлепнется. А ты в курсе как нам нужен против них Амат. Это эффект неожиданности и бла бла бла, - Беньи плевать на стратегии, но основные и важные моменты он всегда цеплял ушами. Иногда это поражало тренера, насколько можно быть безучастным и в тоже время внимательным к деталям. Возможно, по этой причине он не дергает своего буйного нападающего, по опыту зная, что самое важное он усвоил лучше всех.

+2

5

Из-за присутствия Амата за столом обед вышел отвратительным. Обычно Кевин поддерживал общую беседу и шутки, но в этот раз не сказал практически ни слова, злобно глядя то на мальчишку, который сидел напротив и в интересом крутил головой, внимательно ловя каждое слово и смеясь шуткам, не понимая их смысла, то сосредоточенно орудуя вилкой, нанизывая на нее овощи с такой яростью, будто бы это они были виноваты в происходящем. А еще на нервы действовал Бен, толкаясь и таким образом пытаясь разрядить обстановку. В какой-то момент Кевину захотелось взять поднос и двинуть ему им хорошенько, но вместо этого он с силой наступил Овичу на ногу и поднялся из-за стола одним из первых, не заботясь уборкой грязной посуды и беспорядка из салфеток и упаковок, оставленного после себя.

Вернувшись обратно, Кевин подошел к скамье со штангой, оказываясь в компании Лита и Фила, которые тоже облюбовали снаряд, в то время как все остальные рассосались по всему периметру помещения в попытках скоротать время ожидания.

Эрдаль лег на скамью первым, парни подняли штангу с держателя и вложили ему в руки. Они трепались обо всем и ни о чем, пока Кев жал, изредка вставляя свои реплики.
- Кем он себя возомнил? - Шепотом негодовал Лит. - Сел рядом с нами, шутить пытался. Вы вообще это видели?
- Мне до сих пор кажется, что я сплю. Давид просто спятил. Наши родители не для того платят взносы каждый семестр, чтобы с нами играл этот придурок, - сложив руки на груди, покачал головой Фил.
- Вот именно, пусть играет в своем лягушатнике, откуда он и вылез, ему там самое место, - поддакнул Лит.
- Почему Давид принял единоличное решение? - Не унимался Филипп, обращаясь к Кевину, который сделал уже больше двенадцати повторов, но подниматься со скамьи не собирался, решив выместить раздражение в физических упражнениях.
- Не было ведь никакого голосования, вообще ничего. Ему не интересно наше мнение?
- Похоже на то, - на выдохе сказал Эрдаль и крепко зажмурился, чувствуя дрожь в руках, но никак не унимаясь.
- Мать сказала, что если он будет продолжать в том же духе, то на собрании в конце сезона она поднимет вопрос об его увольнении, - шепотом поделился Вильям и тут же заметил, что Кевин значительно сбавил темп, - так, хорош, моя очередь.

Они помогли Эрдалю зафиксировать гриф на держателе и Фил передал ему чистое полотенце. Кевин сел, зажав полотенцем покрасневшее лицо. В глазах у него потемнело, но именно этого он и добивался, потому что только это помогало ему не думать.

Уступив место Литу, Кев поднялся, перекинул полотенце через шею, взявшись за его края обеими руками. Прислонившись спиной к стене, он какое-то время наблюдал за Литом, а потом перевел взгляд на Бена, который поднялся с насиженного места, - бесформенного кресла-груши, - и позвал с собой выйти поговорить. 

Они оказались на заднем дворе - залитой солнцем огороженной площадке, которую местный стафф часто использовал как курилку. Бен последовал их примеру. Кевин только раздраженно фыркнул, но не стал ничего говорить, внимательно прищуриваясь и всматриваясь в лицо Овича, не понимая, почему ему вообще есть дело до этого пацана.

- Чего ты за него впрягаешься? Он отсосал тебе, да? - Кев и сам не понял, шутит он или говорит серьезно. - Сколько раз? Мы можем победить и без него, как делали это и раньше. Да, может быть он и классный, и быстрый, но это серьезный матч, это ответственность, от которой он может наложить в штаны даже не выходя на лед. Тебе такой нужен эффект неожиданности? Мне вот нет, - Кевин повысил голос, потому что говорил совершенно искренне и никак не мог взять в толк, почему Бен не на его стороне.

- И в этой ситуации ты должен поддерживать меня, а не какого-то черножопого выскочку, вылезшего из помойки и решившего, что у него есть право играть с нами в одной команде. Как ты мне это объяснишь? Как?! Что между вами?

+2

6

Выяснять отношения перед матчем - хуевая затея, и Беньямин красочно дает это понять, когда закатывает глаза и недовольно цокает, отворачиваясь от своего друга. Легкие туго набирают никотин, и Беньи почти давится, выпуская дым через нос и откашливаясь. Бред. Кевин был неисправимым эгоистом, который топал капризно ногами, когда хоть что-то шло не по его велению. Ович больше всего ненавидел в нем эту черту; черту типичного уебка из зажиточного района, который дальше себя ничего не видит. Он думал, что достаточно раз проезжался по этой кукольной морде клюшкой в попытках выбить эту дурь, но как бы не так. Казалось, горечь от разочарования неприятно катается по языку, но это всего-лишь очередная кривая затяжка, что Бен даже снова вытаскивает пачку сигарет, чтобы удостовериться, что он случайно не стащил из раздевалки чужую. Отвечать на вопросы он не спешил, отстраняясь автоматически от Эрдаля после таких неоднозначных наездов.
- Если еще раз я услышу, что ты говоришь в адрес меня и Амата какие-то пидорские штуки, я сломаю тебе ногу и ты сядешь на скамью на полгода. Мне похуй, ясно? - Бен говорит с ним в полуоборота, смотря тяжелым взглядом. Недокуренная сигарета летит вниз, парень придавливает ее подошвой и тут же поджигает новую, будто что-то должно измениться, - кажется, ты мне говорил всегда, что решение тренера не оспаривается, так? -  в голове слайдами пролистываются эпизоды, где Кевин тушил его пожар в груди авторитетом тренера, - так вот блять, решение тренера не оспаривается. Он играет с нами.
Он держит какое-то время дым во рту, пытаясь выжечь такие "правильные слова". Никогда не мог подумать, что станет тем чуваком, который будет кому-то читать морали и тыкать правилами. Бен сам с трудом вынес тот факт, что на него мог наорать какой-то мужик со свистком. Ович единственный мужчина в своей семье и его слово слишком рано стало решающим. Но Кевин...Кевин просто выебывается периодически, вот и все.
- Засунь свою ревность в задницу, - возможно, Бен слишком груб сейчас, но он действительно злился на Эрдаля. Как он мог думать о каких-то чувствах и цепляться за них, когда через несколько часов они должны были выйти на лед. Если сам Усама бен Ладен принесет им победу в этом чертовом полуфинале, Бену будет похуй на все принципы и он даст ему пас.
- С какого хуя я должен поддерживать тебя, а? - парень повышает голос и резко разворачивается к Кеву, сокращая между ними дистанцию на несколько шагов, - какого черта? Ты кто блять, святой отец? Ты сейчас не прав, Кевин, слышишь? - Бен тыкает в него пальцами, которыми зажимал сигарету, - ты не прав, я сказал. И ведешь себя как заносчивый мудак. Он ребенок, который сегодня принесет нам победу. И если ты будешь дальше себя так вести, то она будет исключительно на его счету.
Никто не любит разочаровываться. И Беньямин всеми силами пытался отогнать от себя это чувство, когда Кевин раз за разом на тренировках дергал бедного мальчишку. Кто бы мог подумать, что в восемнадцать может так больно дергать чувство справедливости, более того, откуда оно в принципе могло взяться у такого человека как Бен.
- Я не прошу любить его или принять, просто оставь его в покое, - пальцы с силой трут брови, а следом и глаза, пытаясь отогнать нарастающую боль в голове от нервов и каких-то идиотских разговоров, - не создавай проблем. Выражай это все на арене. Я жду от тебя победы. От тебя.

Отредактировано Benjamin Ovich (2020-11-25 12:55:23)

+2

7

Разговор принял какой-то совсем скверный ход, и чтобы защитить себя от негатива, Кевин закрылся, отпустив наконец края полотенца, которая было перекинуто через шею, и сложил руки на груди. Он стоял и старательно делал вид, что ни угрозы, ни тон Бена его не трогают, но на самом деле все это било точно в цель, в самое сердце, что желания продолжать диалог оставалось все меньше и меньше. Ситуацию не даже слова о победе, что Бен ждет ее именно от Кевина, а не кого-то еще.

- Знаешь, - негромко сказал Кев, опустив глаза на свои кроссовки, когда Ович наконец замолчал, - я просто не хочу жалеть о том, что произошло вчера, - его сердце бешено билось, потому что говорить о таких вещах было очень непросто, просто было трогать Бена, целовать и прижимать к себе, но говорить с ним об этом - совсем нет, потому что больше всего на свете Кевин Эрдаль боялся стать для того очередной сексуальной победой, в то время как сам Беньи был для Кевина целой жизнью.

- А на счет пацана, - тут Кев уже поднял взгляд и посмотрел в лицо Овича, который стоял в непосредственной близости, продолжая меланхолично пускать дым, - до этого весь сезон мы как-то справлялись без него и дошли до полуфинала. Я серьезно не понимаю, что вы все в нем нашли. Подумай об этом на досуге, я пошел, - хлопнув Бена по плечу, Кевин и правда оставил его одного, скрывшись в здании школы.

До матча они больше не разговаривали, да и особо было не о чем. Те несколько часов, что оставались до разминки на льду, Кев коротал в компании Лита и Фила, стараясь забыть о прошедшем разговоре, но тот никак не шел из головы до самой последней минуты, пока его нога не ступила на свежий нетронутый лезвиями коньков лед.

Кевин проводил разминку сам, пока Давид и Сайрус были заняты организационными моментами. Заняв свою половину площадки, - на другой разминалась команда из спортивной академии Милтона, - парни сделали все необходимые упражнения, и когда до начала игры оставалось меньше часа, покинули лед и ушли в раздевалку.

Обстановка там была напряженной, но кто-то все же пытался разряжать ее шутками. Кевин никак не реагировал на эти попытки, сосредоточенно обматывая крюк собственной клюшки клейкой лентой еще на один раз. Сейчас он был целиком и полностью был сконцентрирован на игре, его не трогали ни глупые разговоры, ни ситуация с Беном, ни Амат, ни даже отсутствие собственных родителей на трибунах. Он дышал ровно и держал в голове мысль о том, что он должен выйти и сделать, что умеет лучше всего - победить.

Давид и Сайрус появились за пятнадцать минут до начала, оба тоже были на нервяке и Кевин очень хорошо понимал их, такие важные матчи безэмоционально не проходят не для кого, ведь они все на пороге очень важного события - финала, возможность сыграть в котором они упустили в прошлом году, но теперь они не допустят такой ошибки.

- Я буду краток, - начал Давид, окинув всех присутствующих в раздевалке тяжелым взглядом, - место в этом полуфинале досталось нам не просто так, вы и я прекрасно знаем, чего нам это стоило и какой большой путь мы прошли. Я хочу сказать спасибо каждому из вас, потому что все вы - части одного целого, - он поднял свою правую ладонь выше, чтобы все видели этот жест, и поочередно сжал пальцы один за другим, пока не получился кулак, - а когда части объединяются и образуют несокрушимую силу, то ничего уже не сможет устоять на ее пути. Идите и разъебите этот ебучий Милтон! - Обычно Давид не позволял себе таких крепких выражений, но сегодня позволил и это произвело нужный эффект, парни тут же одобрительно загудели и застучали рукоятками клюшек по полу.

- Покажите им, чей это лед и чей это дом, - из-за шума Давиду пришлось повысить голос, - я верю в вас и жду победы. Бейтесь достойно. Это будет хорошая игра!

Заряженные словами тренера, парни повскакивали со своих мест, сбились в кучу и образовали зеленый круг, обняв друг друга за плечи, они делали так перед каждым матчем и именно в такие моменты сплочения и единения забывали друг другу все обиды. Многие из них после школы метили в профессиональный спорт, в котором перед выходом на лед все существующие проблемы должны были оставаться за дверью раздевалки, и неважно есть ли между вами разногласия, на площадке все должны быть едины и работать во имя общего блага - победы.

- Орел взмывает вверх! - Закричал Кевин и все хором повторили.

- ОРЕЛ ВЗМЫВАЕТ ВВЕРХ!!!

- Мы победим!

- МЫ ПОБЕДИМ!!! ПОБЕДА! ПОБЕДА! ПОБЕДА!

Стоя между Литом и Филом, Кевин не отрывал горящих глаз от Бена, у того они были точно такие же. Неважно, что было между ними вчера, неважно, что было днем, сейчас есть только они и еще трое игроков - первое звено, есть лед, двое ворот, одна шайба и только один победитель, когда прозвучит финальная сирена.

+2

8

- Я серьезно не понимаю, что вы все в нем нашли. Подумай об этом на досуге -
Он не скользит по льду. Он будто летит над ним, игнорируя все законы физики. Бен катился следом и его внимательный взгляд не мог уцепиться за шайбу - так было только с Кевином, но Амат; Амат -  это свежий ветер. Ветер перемен Иглбрукс.


Его душа была взбудоражена. Голоса в раздевалке сливались в удушающий бас от которого перехватывало дыхание. Бен смотрел на Кевина с широко раскрытыми глазами, наполненный надеждой на победу. Надежду на то, что капитан приведет их к ней. На льду Беньямин преображался. Привыкший рассчитывать только на свои силы, становился в звено в этом сложном механизме под названием хоккей. Парень всем сердцем верил в каждого придурка в этой раздевалке, но его взгляд всегда был нацелен на одного. Может, именно это Кевин хотел ему донести, когда ревниво задирал Амата. Смотри на меня, на меня, только на меня.

- Раскатаем их как детей, - Беньямин перекинулся парой слов с вратарем, шагая следом за Кевином и как только они вышли на арену, от напряжения невозможно было даже открыть рот. Рев болельщиков будто разогревал воздух, Беньи с усилием сделал вдох через нос и не сразу повернулся на легкий толчок в плечо. Сквозь защиту на шлеме на него смотрели горящие глаза Лита, которому впервые за долгое время придется выходить играть не с первых минут.

- Раздави их, - Бен с трудом кивнул в ответ на просьбу. 
- Говно вопрос, - парень подмигнул и пошел следом за Кевином, ощущая даже легкий дискомфорт от образовавшегося между ними расстояния. Бен был его тенью, которая падает на любого соперника, что посмеет заслонить его звезду.

Парни выстраиваются на позиции. Ович шинкует лед на резком повороте и оглядывает трибуны, выискивая рыжее пятно среди серой стены из людей. Его родня ходила на все матчи, заполняя память старенького фотоаппарата до отказа, чтобы потом пополнить семейный альбом. Это было очаровательно, но Беньямин еще слишком юн, чтобы достойно оценить старания своей матери.

- Только не убить кого-нибудь, только не убить, - повторяет как мантру про себя, когда встает в позицию и бьет клюшкой по льду. Раздается сигнал. Это было похоже на погружение. Бену казалось, что во время матча он даже не помнит как его зовут. Его мысли не успевают формироваться во что-то последовательное, всплывая только короткими фразами, побуждающими к действию: пас, отбил, держи, шестнадцатый - уебок. Парень работает как животное на инстинктах, и в силу не шибкого ума, тело реагирует раньше, чем он успеет обдумать свой поступок. До Бена доходит не сразу, что он переборщил с силовыми и только свисток судьи возвращает парня в нормальное состояние. Ович машет рукой и откатывается от шестнадцатого, которого секундой ранее чуть не раздавил по стенке. Этот пиздюк слишком нагло играл, исподтишка пытаясь зацепить Кевина за коньки, но Беньи всегда знал как остановить этот прессинг, лишь одним силовым показывая всей команде, что Эрдаля трогать не стоит. Он не всегда успевал, но репутация Беньямина без демонстрации останавливала соперников от попыток вывести из строя капитана Иглбрукс.

Беньямин оборачивается на Давида, который наверняка сейчас благодарил всех известных богов, что его нападающего не посадили на скамью. Мужчина вздернул кулак, но Овича это позабавило. Напряжение как рукой сняло, и он продолжил игру, наконец отбросив тревогу. Темп у соперников явно был сбит, это отличный шанс для команды провести атаку. Тренер рвет глотку, гоняя ребят вперед. Шайба в бешенном ритме перескакивает от одной клюшки к другой, Иглбрукс блестяще сыграли в пас, оставляя напоследок дело за шустрым новеньким. У Кевина был сильный удар, он стрелял точно пулями, но в тонких руках Амата не было столько мощи, поэтому, парнишка продемонстрировал отличную обводку и очень деликатно загнал шайбу в нижний угол. Это был фурор.

Вся команда стянулась к арабу, который родился там, где люди никогда даже снега не видели. Это был прирожденный талант, который видели все, но не все признавали. Беньямин сделал круг рядом с Аматом и одобрительно кивнул, возвращаясь на линию к Кевину. Он бьет своей клюшкой по его, обозначая, что следующая шайба должна быть за Эрдалем. Шайбы Кевина были особенными, Бен давно заметил, что каждый гол друга воспринимался как свой собственный. Любая победа Кевина была поводом для радости, Ович не понимал почему это так работает, но ему ничего не приносит так много удовольствия, как видеть счастливым этого человека.

+1

9

Трибуны заревели, когда шайба наконец оказалась в воротах. Иглбрукс открыл счет на одиннадцатой минуте, заставив абсолютно всю арену вскочить на ноги, громко зааплодировать и заскандировать название школы, никто не остался равнодушным. Шайбу записали на счет Амата Бандака, его же имя высветилось на кубе под потолком, Ович и Эрдаль значились как ассистенты. Это был настоящий фурор, будто бы это был не школьный ежегодный чемпионат, а чемпионат мира, не меньше.

Когда их звено сделало круг по площадке, выстроившись друг за другом и подъехав к своим, чтобы дать пять всей остальной команде, сидящей на скамейке, Кевин ехал последним, буравя сердитым взглядам затылок низкорослого сирийца. В Эрдале было больше злости, чем радости, эта шайба должна была быть его, но за одиннадцать игровых минут его ни разу не пустили к воротам и приходилось бить издалека, но вратарь Милтона либо брал шайбы, либо ему просто везло. Амат был более подвижен и изворотлив за счет своего роста и комплекции, поэтому  воспользовался единственным выпавшим шансом и открыл счет. В первом периоде играть оставалось еще девять минут.

После ободряющего хлопка по плечу от Давида, Кевин подъехал к точке вбрасывания и стукнулся крюком своей клюшки о клюшку Бена, кивая ему. Поддержка Овича всегда много значила для него, наверное даже больше, чем кто-либо мог себе представить. От родителей Кевин не получал ничего, кроме возможности играть там, где он захочет, в лучших условиях и в лучшей амуниции, но этого было мало. Хоккей - очень эмоциональный спорт, где нужна вера не только в самого себя, но и друг в друга, и ее Кевин находил в Бене, в единственном близком человеке, и эту связь он не мог объяснить даже если бы хотел.

Выиграв вбрасывание, Эрдаль метнулся к воротам, расталкивая плечом защитников, вставая на пятак перед вратарем, чтобы подправить шайбу, когда будет нанесёт удар по воротам. Защитник под номером двадцать семь, старательно опекавший его, несколько раз толкнул Кевина в спину, но тот был так увлечен беспокойными метаниями шайбы от борта к борту, что никак не реагировал.

- Бей! - Заорал он, когда шайба пришла к Овичу и тот немного замешкался, потому что Бандак только что оказался прижатым к борту и, потеряв равновесие, оказался на льду. - Бей сам! Не смотри на него!

И Ович ударил, лупанув по шайбе практически не глядя, на удачу, запуская ее в самую гущу перед воротами. Кевин заранее знал, что в такой ситуации нельзя ничего просчитать наверняка, сейчас им поможет только удача. Он очень удачно подставил клюшку и шайба оказалась в воротах.

- Да! - Радостно завопил он, бросаясь к Бену с объятиями под восторженный вой трибун. Не прошло и минуты с последнего гола, как Иглбрукс забили еще один. Это чувство окрыляло, Кевин чувствовал себя королем на вершина мира, и рядом был Бен, его Бен, больше ему ничего не нужно было для счастья.

- Молодцы, - похвалил их Давид, когда они наконец всем звеном оказались на скамейке, дотронувшись до каждой спины или плеча, - до конца периода играем на удержание счета, не давайте им подходить к воротам, но жестко не встречайте, удаляться сейчас нельзя, - Давид не назвал конкретного имени, но обращение было явно к Овичу, игра которого была прямо-таки на грани.

- Это он про тебя, - беззвучно посмеялся Кевин, забирая у Бена бутылку с водой, надавливая на нее и направляя струю себе в рот, а после и за шиворот нагрудника, чтобы немного охладиться. Жарко было неимоверно, а их ждало еще два тайма, а возможно и овертайм. Милтон будут царапаться до последнего, нельзя было из недооценивать, это был полуфинал.

- Эй, Ахмед, - наклонившись вперед к борту, Кевин позвал сидящего от него на расстоянии двух человек Амата, нарочно называя его чужим именем, - ты как, порядок? Нехило они тебя приложили. Продержись до конца игры, лады? Сдохнуть сможешь потом.

Амат не ответил, но это и не потребовалось,  потому что Иглбрукс пропустили шайбу и по трибунам покатился безрадостный вой.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » kings


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно