внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост от тео марино Псих. Наверное, я действительно псих, раз решился на такое. Наверное, я действительно выжил из ума, если поддался похоти и решил, что лучшей местью бывшей жене будет переспать с её матерью... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 30°C
* jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » be a saviour


be a saviour

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Reggie & Ruthdecember 31th 2020 || Sacramento || t o w n h o u s ehttps://i.imgur.com/RrflmEi.gif https://i.imgur.com/0Rii1wJ.gif https://i.imgur.com/yYeXOG2.gifRescue me before I lose my head
Rescue me from the sight of regret
Cause only your love can stop me from wanting

I need a saviour, you're my saviour. ©

...and here's come Adamhttps://i.imgur.com/jWK3htK.gif


Отредактировано Reggie Palmieri (2020-10-18 14:13:46)

+1

2

слушать

31 декабря, за окном нет привычной зимы. Первый новый год в Сакраменто за последние шесть лет. Дико странно, непривычно, некомфортно и не уютно. Тем более, что я в больнице. Эта ночь должна была быть другой, в другой обстановке, с другой атмосферой. Кто знает, может быть мы бы даже с Фленаганом помирились под магией и влиянием этой волшебной семейной атмосферы. Шейн был бы счастлив, был бы рядом, а второго января мы бы дарили ему подарки на его седьмой день рождения. Я не отметила с ним ни единого и вот в очередной раз придется пропустить, потому что жизнь сыграла несправедливо, вновь выбила почву у меня из под ног. Я действительно много когда расплачивалась за чужие ошибки, если быть совсем честной, да и в этот раз так же не была той, которая оказалась виновницей ситуации. Виновник пропал, сбежал, скрылся. Все вокруг разбежались, осталась только лишь я одна наедине с собой. С обидами, с мыслями, с этими посещениями, в которых все смотрят сочувственно. Порой, в длительных размышлениях, себя ловлю на мысли, что всё случилось так, потому что то изначально пошло по кривой дороге. Изначально этого ребенка не должно было существовать и вот судьба мстит на неверные шаги, исправляет челюсть, сросшуюся неверно. Выбивает её, выламывает по новой, по новой ставит скобы, по новой ждём, чтоб срослась. Каждый раз восстановление длительное, мучительное. Ни говорить нормально не можешь, ни есть, да еще и скобы есть вероятность вытащить вместе с клыками, а там уж и зубы в порядок приводить. И снова по круг, снова по другу, от ошибки к ошибке.

Хорошо, что Шейн сейчас с Фредом - лучшей компании я и представить не могла для сына в зимний праздничный период. Во первых, у них с Рут Младшей разница в год и им конечно же весело вместе, во вторых, Уил и сам всё ещё огромный ребенок. Ему нравится возится с детьми и не важно при этом свои они или чужие, он такой себе большой папочка для всех. В его школе рисования есть класс для особенных детей, тех у которых различные пороки умственного или физического развития. Такого рода уроки он ведёт только в сопровождении их родителей, но группы собирает бесплатно, чисто на энтузиазме. Мне есть в чём гордиться своим братом, всем нам стоит поучится теплу у его сердца. Потому можно быть уверенной в том, что мой сын в хороших руках, в руках, которые позаботяться о нём, постараются приложить всех усилий для того, чтоб он не думал о плохом, отвлекся полноценно.

Что он вообще видел с того вечера? Заметил ли хоть краем глаза меня всю в крови? Надеюсь, что нет, ведь это травма для него, ведь он рано или поздно подрастет, вспомнит и спросит у меня правду. Правду, которую я не буду хотеть ему рассказывать, которая слишком жестокая, слишком уродливая, слишком гадостная. Правда, которая несет в себе всю тяжесть этого прогнившего мира. Может к лучшему, что у такой как я, таких, как мы не будет ребенка? Еще одного, который был бы в бесконечном побеге между родителями от дома к дому. И больше моей малышке никто не сможет угрожать, никогда и ни при каких обстоятельствах. Она всецело в безопасности. Её нет.

Я попросила Регнера поехать вместе с Шейном, мол какая мне уже может быть угроза, я справлюсь с лежанием в палате сама. Действительно, нет никакого труда справиться с подобным, но грустно и тоскливо настолько, что хоть волком вой. Мои монстры, мои чудища, мои страшные твари выползают из своих темных сундуков, скрипя замками. Она расползаются по углам, скрипят зубами, скалятся, шипят. Они требуют пищи и удовлетворения. Мне хотелось быть не здесь, хотелось быть счастливой, безмятежной, спокойной, а вместо этого счастье ускользнуло пёстрой птицей в окно. И подарочные букеты, расставленные по периметру палаты не дадут ощущения уюта и человеческого тепла, которое способно обнимать, подобно мягкому пледу. Я нуждалась в своём человеке, но рядом его не было.

Я приподнимаюсь на кровати, беру с тумбочки телефон, впервые за эти дни готова выйти на связь, проверить мессенджеры. Больше всего сообщений от брата, куча фото, где они наряжают ёлку, дети выглядят беззаботно и тяжелый камень с души немного сползает в сторону. Включаю видео, звонкий голос сына разрывает палаточный покой. Фред говорит ему, что снимает видео, малыш тут же оборачивается на камеру:
- Мааам, мам, мам, мам! Мам, я скучаю! Выздоравливай скорее! Уил научит меня готовить имбирное печенье, а я научу тебя!
Чертовски трогательно. Меня никогда не прекратит удивлять то, как просто и легко он принимает факт очередной моей пропажи, как в его сердце не остается ни капли зла, тьмы, обиды, как он заранее прощает мне все мои жестокие промахи. Он ждал меня так долго, видимо, потому ему настолько просто подождать еще немного, еще чуть-чуть. И я точно знаю какое желание он загадает в полночь.

Но не все сюрпризы закончились на сегодня. Дверь палаты открывается, я дергаюсь в испуге, но по факту что я могла бы сделать? Оружия никакого под рукой нет. Я женщина на восстановлении после операции, после потери крови, после стресса, со скачущими гормонами после прерванной беременности. Поздний вечер, на этаже лишь дежурный персонал и такие же слабые да немощные. Проскальзывает мысль о том, что мне нужен телохранитель, так дальше нельзя. Нельзя жить в постоянном страхе перед кем-то, чем-то. Нужен кто-то, кто прикроет своей спиной и сделает решительный выстрел в случае опасности. Мои страшилы тут же шипят, выгибаюсь позвоночник, подобно диким котам. Кто посмел потревожить сумрачный покой? Кто ворвался в их пространство?

Но в пороге стоит не враг, совершенно не враг, вполне себе знакомая высока фигура темноволосого мужчины. При тусклом свете глаза выглядят хищно-черными. В удивлении брови ползут вверх.
- Редж? Ты меня напугал, я не ожидала, что ты решишь сегодня зайти ко мне, - но честно, даже не смотрела были ли сообщения или пропущенные от него. Всё внимание забрал на себя диалог с Хансеном.
- Скоро новый год, ты опоздаешь на все вечеринки, - совершенно без злости или сарказма. Он и правда не успеет, если к ним нужно еще и собраться. Начало десятого, совсем скоро праздник, музыка, игристое, фейерверки. Людям необходимо веселье, необходим отдых, жизненно важно время от времени разгружаться от всей этой ежедневной кабалы  и просто двигаться под музыку где-нибудь среди себе подобных.

Отредактировано Ruth Oscar Hansen (2020-10-17 10:28:22)

+1

3

Будучи уже совершенно зрелой и сформированной личностью, он относился к приближению праздников всегда философски; жизнь складывалась подобным образом, что любое торжество можно устроить вполне внезапно и ничего не планируя. Финансовое положение позволяло любой желаемый шик и лоск. Да, только вот, даже спустя долгое время, Реджи так и не смог понять всех новомодных веяний, всё также оставаясь абсолютно старомодным человеком, который ценит традиции. Рождество он и вовсе не отмечал, как полагается; в прошлом году он выполнил обещание данное матери, сходил на утреннюю службу и исповедался, а далее посетил вместе с ней вычурный благотворительный бал. В этом же всё произошло по старой доброй схеме, и он провёл замечательный тёплый вечер в её загородном доме на озере Тахо; преподнёс подарок в виде дорогого постельного белья. А далее была вкусная индейка, запечённая с яблоками; долгие разговоры о старом добром Кингсбридже и о том, как неплохо было бы провести пару зимних деньков в их доме, где всё окутано историей. Достать старый сундук деда с охотничьими приблудами и трофейными ножами; ступать босыми ногами по скрипучему деревянного полу; слушать треск камина и морской ветер беспардонно завывающий в дымоходе; достать старую тетрадь с сочинениями, которую мать так любила почитывать в былые времена. Но вместе с тёплой истомой, окутывающей вдоль и поперек взбудораженные внутренности от чего-то вспоминалось и другое. То, от чего он сломя голову бежал в будущее, стараясь изо всех сил вычеркнуть из памяти, как дурной сон. Отвратительная явь подступающая к горлу. Смерть Элис, как раз в аккурат этого чёртового праздника. [float=right]https://i.imgur.com/yqGcY3m.gif[/float]
И мать прикусит язык, поймав тёмный, страшный взгляд исподлобья; осечётся на секунду, ведь тоже вспомнит её белокурые локоны и вечно холодные ноги, которые она даже летом кутала в шерстяные носки и мечтала уехать из того промозглого города. Смерть - это всегда страшно, а смерть некогда любимых - ещё и больно. Посему Палмери решил оставить затею провести новогодние праздники здесь, лишь бы снова не вспоминать. Ведь, в его сердце теперь поселился совершенно другой человек. И он сейчас, сиюминутно, сиюсекундно нужен этому человеку. По крайней мере, ему так казалось. По крайней мере, так хотелось.

Сегодняшний день он провёл с пользой, помогая матери организовать вечеринку для её подружек, да и про себя Реджинальд тоже не забыл. Первой и основной покупкой была ёлка внушительных размеров, которую они с Тони с трудом затащили на участок. Вся эта паршивая история про искусственные деревья и прочее была ни разу не про Палмери: новый год должен пахнуть хвоей и точка [конечно, можно приобрести освежитель воздуха, но уже не то]. После долгой и сложной установки, в ходе которой они вместе с бессменным телохранителем получили пару производственных ссадин, нужно было её нарядить.

- Босс, к тебе сегодня с детьми придут? Я, конечно, не профессионал. Но обычно ёлки у людей уже на Рождество стоят. Не знаю, как у вас в Англии принято, - запыхавшийся Тони опускает взгляд в пол, попутно разматывая длинную гирлянду.
- Праздник для девушки. Для очень важной девушки, - недовольно хмурится, перебирая в голове варианты словесного поздравления. Естественно, в речь ещё нужно добавить разного рода красноречивые пожелания, ну процветания, там счастья и не хворать. Над вот этим моментом и вовсе нужно поработать, одно дело впаривать новости фондового рынка отупевшим от алчности клиентам; другое дело: присутствовать на такого рода вечерах, где о чём-то всё же надо разговаривать.

После двух часов упорного совместного труда, который некогда всё же сотворил из обезьяны человека, а потом обратно превратил его же в лошадь, Палмери решил отхлебнуть из именной фляги немного джека. А то от праздничного настроения пока оставалась только праздничная заёбанность. Марджери вовсю шуршала на кухне, в попытках соорудить новогодний стол, достойный самой королевы. Сегодня она должна была составить компанию Вайлет и её подружкам, но прежде выполнить свои рабочие обязанности, коих было пруд пруди. По дому так и разносились запахи запечённой говядины, которую она обычно подавала на гарнир со сладким картофелем; разнообразные варианты брускетт с вялеными томатами, тунцом и авокадо, креветками и оливками; горячий дип с крабовым мясом; устрицы, которые покамест просто покоились в холодильнике на подушке из льда и, конечно же, коронный глинтвейн из красного сухого с нотками апельсина и корицы [к которому уже, конечно же, приложился Тони]. Реджи же, в свою очередь, отгрыз трубу от любовно сооруженного пряничного домика, всё, как детстве. В камине полыхал огонь, в гостиной свечи. Оставалось только положить под ёлку подарки. Обычно он поздравлял свой персонал, и оставлял один коробок для Плейса, который посетит его, пусть не в новогоднюю ночь, но на следующий день точно. У Адама, как и у Реджинальда не было семьи, девушки. И зачастую они проводили этот праздник в компании друг друга. Но сегодня друг ещё не звонил, и англичанин осторожно предположил, что у того какая-то пафосная вечеринка в "rio" или же "coleherne".

- Так, я поехал за своей гостьей. Всем желаю прекрасного нового года и надеюсь, что он будет гораздо круче, чем уходящий. Ваши подарки под ёлкой, - продекламировал Реджи, чмокнув напоследок в щёку Морган и Марджери, и заключив в дружеские объятия Тони, - Мардж, вы долго не возитесь, машина за вами приедет через полчаса. Надеюсь, вы прекрасно проведёте время на Тахо.

Сегодня был удивительный день, абсолютно нетипичный для старого Палмери. Находясь под впечатлением, он даже не особо заморачивается: садится ли за руль или же выбрать услугу "трезвый водитель". А впереди была ещё такая великолепная и долгая ночь. Проезжая мимо ярких витрин магазинов, где уже давно не гуляют покупатели, его взгляд зацепился за удивительное платье. А Рут, ведь, вряд ли брала что-то подобное с собой в больницу, конечно, у него для неё ещё припрятана замечательная, удобная флисовая пижама дома. Но праздник же. Останавливается, будто бы ведомый какой-то невероятной силой, забегает внутрь, едва успевает, прежде, чем хозяин перевернёт табличку "закрыто". Особо не интересуется размером, знает, что в самый раз; просто чувствует сердцем, кожей, головой. Не просит упаковать, просто отдать вот так на вешалке. После чего прыгает обратно в свой гелендваген, дабы по-быстрому домчать до больницы.

Постоянно что либо в мире меняется, совершенно неожиданно и неподвластно нашим собственным желаниям. Мы далеко не кукловоды, и уж точно ничем не руководим: встречи всегда абсолютно случайные, люди из близких превращаются в чужих или же наоборот, места повторяются, вызывая какую-то странную агонию в груди или же ощущение дежавю. Какова вероятность, что всё сложится именно так? Твой личный джокер, выберется из колоды, заблестит в твоём взгляде самодовольной усмешкой, а после никогда не будет волновать. Его жизнь совершенно неожиданно засияла яркими красками, будь то внеочередные отголоски новогоднего чуда или же он сам каким-то нехитрым образом всё контролировал и менял, Реджи не знал. Сейчас он стоял на улице возле больницы, немного захмелевший. Вдыхал морозный воздух, облокотившись на внушительных размеров машину и запрокинув голову наверх; взгляд в тёмные небеса, на которых всё ещё не видно ни одной звезды, ведь, огни Сакраменто ослепляют их и не позволяют зажечься. Чёрт возьми, а какие в Кингсбридже были звёздные ночи? Остаётся только ностальгически вздохнуть, и выудить из пачки одну сигарету, вспоминая как любил сидеть в одиночестве где-нибудь неподалеку от небольшого порта, и точно также мечтать об огнях большого города. Что ж, Палмери, от добра добра не ищут, в последний раз напоминаю. А твоя жизнь приберегла для тебя ещё не мало любопытных сюрпризов.

Наконец, находит в себе смелость проникнуть внутрь здания, которое на несколько бесконечно долгих дней стало для Рут пристанищем [домом], и ему так хотелось её спасти, вырвать из лап врачевателей, отключить от аппаратов, капельниц; поэтому он быстрым шагом шествует по коридорам, с платьем неосторожно закинутом на левое плечо. Каждый из нас хрупкий, каждый из нас заслуживает кого-то на подхвате, каждый из нас рождён в одиночестве, чтобы в будущем найти кого-то. Он от чего-то всё время стремился наложить на себя дополнительную ответственность за жизнь других. Филантропия ли это, тщедушные попытки помочь, муки совести за совершённые дела или же банальная детская травма. Он не знал. Будучи по жизни человеком, старающимся держать мир вокруг себя под контролем, ему было невдомёк, что некоторые вещи просто случаются без особых вмешательств. Но сейчас ему казалось, что вся жизнь зависит исключительно от сегодняшнего вечера.

- Я такой страшный? - немного нахмурившись он залетает в палату и присаживается на краешек больничной койки, как и несколько дней назад; кладёт платье поверх белоснежного пододеяльника и как-то заговорщески улыбается. Вот, правда, странно, беспричинно, как сумасшедший, - Вот именно, мы опоздаем. Я тут подумал, что очень хреново отмечать новый год без подарков. В особенности, когда мой где-то в больнице... не дело... - смешно мотает головой, цепляя пальцами кончики её непослушных волос, - к вечеринке все готовы. Я наряжен, Джо наряжен, ёлка тоже, а главная героиня всё ещё в халате. Если надо, я даже отвернусь.

Отредактировано Reggie Palmieri (2020-10-19 00:59:41)

+1

4

- Возможно для кого-то и страшный, но не для меня, - расслабляюсь, обмякаю. Ощущаю, как тепло расходится до кончиков пальцев. Кладу телефон около себя, обращая всё внимание на одного единственного человека. Странно это или ожидаемо, но я благодарна ему за его внимание, за его мысли обо мне, за то, что сейчас он вновь пришел сюда, хоть и предыдущая наша беседа была не из легких. Ему хотелось видеть меня, он не врал в этом тогда и его присутствие здесь и сейчас прямое тому подтверждение. Я благодарна ему за то, что в его сердце настолько много тепла к такой совершенно непутёвой мне. К моим сложностям, к моим ядовитыми словам. Сквозь все причиненные ему обиды, переживания и горести. И это просто удивительно - его тепло, его жар, весь он полностью и целиком. Настоящая новогодняя сказка, которую бы шептала метель сквозь сонные ресницы, если бы конечно в Сакраменто могла бы быть метель.

- Что это? - хотя прекрасно вижу, что это платье. И вряд ли он хочет его примерить для меня. Не сложно догадаться, что наряд Палмери принес специально для меня. Будто бы я вообще собиралась поддаться праздничной атмосфере. Мне положено, как любой приличной женщине, горевать долго и мучительно, истязать свою итак поверженную душу новыми и новыми надрезами. Только теперь в этом трауре не кто-то другой их должен наносить, а я сама. Ведь если ты не горюешь по утерянному ребенку - с тобой что-то не так. Значит ты сломан или сошел с ума.

- Мы? - я задаю непривычно много вопросов очевидным вещам. Он сидит рядом со мной, могу достать его не только рукой, но и укусить за ухо, если захочу. Он продолжает говорить вещи от которых я только лишь молча закусываю нижнюю губу. Я всё еще его подарок, не взирая ни на что, а мне, подобно дикой зверушке, страшно взять с руки большого и сильного человека, протянутый мне на ладони белый хлеб. Желудок сводит от неимоверного голода, а не знаешь что сильнее он или страх, что забирается на стенки легких, не позволяет вдохнуть на полную. Страшно, когда кто-то настолько безрассудно, наплевав на все предупреждения, на все знаки свыше, на других людей, на бесконечность обстоятельств.

- Ты решил нарядить свой подарок в достойную обёртку? - беру одной рукой платье, притягиваю к себе ближе, - Я стала толстой, без платья тебе на меня смотреть не стоит.
На самом деле вопрос совершенно не в этом, а в том новой разрезе, что рано или поздно превратиться в тонкую линию шрама. Едва заметного, потому что изначально сделан с хирургической точностью не дрогнувшей рукой. Придется выбирать купальник с плавками повыше для того, чтоб скрыть его, вернее пришлось бы, если бы я не носила полностью закрытые. Слишком много зарубцованной ткани на моей бледной коже может испугать посторонний взгляд, вызвать излишество вопросов. От куда у девушки может быть такое? Нападение в целью ограбить? Или просто утащить куда-нибудь в кювет? Чудом от туда выбралась для того, чтоб смотреть на солнце среди чистого голубого и бескрайнего неба.

Я показываю пальцем круги в воздухе, мол развернись и не подглядывай. Вручаю даже свой телефон "посмотри какой у меня сын милый, там свежее видео около ёлки". Сама же аккуратно поднимаюсь, еще совершенно не бегун. Снимаю с себя больничные тряпки, заменяю их на платье по фигуре. Практически греческая музы в новой интерпретации. Без каблуков в тапочках выгляжу скорее всего забавно. Ни прически, ни макияжа. Не такую принцессу ожидают увидеть в праздник около себя.
- Ну, что скажешь? Задумка совпала с исполнением? - вопросом даю понять, что готова. Не чувствую себя уверенно, хотя обычно для уверенности мне не требовалось ни острых стрелок над линией ресниц, ни ярко-красно помады. Я ощущала себя свободно и легко хоть в дорогих тряпках, хоть полностью голой, а сейчас...сейчас эта неуверенность - это что-то новое. Что-то непривычное само себе. Как и то, что кто-то задумал утащить меня в праздник, разогнать вокруг меня тучи.

- Стоп...ты сказал Джо. То есть ты хочешь меня украсть от сюда? - пусть и поняла его слова верно с первого раза, они не требуют подтверждения. Ведь ни ёлки, ни тем более Джо в моей палате не может оказаться сиюминутно \пса даже как сильно постараться\. Я словно возвращаюсь в прошлое, где никогда не играла по правилам. Где лежала в больнице, только если меня там держали там силком. Вернулась в те времена, где духом авантюризма бежала только вперед, чего бы там не приключилось за спиной. Это и есть настоящая Рут - ни о чем не сожалеть, ни на что не оглядываться. Реджи помнил меня такой, знал меня такой, а я, от чего-то, стала забывать.

- Но ты сможешь меня вернуть до утреннего обхода? Если меня не обнаружат в койке - поднимут шум, сообщат отцу, а тот сойдет с ума от волнения, - но подобная постановка вопроса в принципе говорила уже о том, что я готова была взять его руку и пойти, куда бы он меня не повел. Унести от этих стен, от того, что на меня давит, что грызет. Окунуться на несколько часов в ощущение свободы, откусить от неё сладостный кусок и не думать. Не думать вовсе. Это сложнее, чем кажется на первый взгляд.

- Как ты угадал с размером? - я улыбаюсь ему, - Только не говори, что тебе помогала его выбирать Морган.
Если соврет сейчас - точно узнаю. Увижу по выражению его лица, по интонации, по жестикуляции. Когда он врёт, он похож на нашкодившего мальчишку, как этого другие только не замечают? Это же так очевидно. Так же очевидно, как и то, что он абсолютно, бесконечно, до самых чертиков поглощен мной. Нырнул с головой, а выбраться не может, ведь лунка покрылась конкой льда и всё, что остается теперь - научиться дышать под водой. Я же вместо того, чтоб помочь, только смотрю с интересом, слегка наклонив голову на бок. Справится? Выучится? Получится ли у него, или всё же пойдёт ко дну?

+1

5

У мужчин есть идиотская привычка не напоминать женщинам о своих чувствах. Из серии банальных фраз, где чёрным по белому прописано, если я любил тебя десять лет назад, то люблю и сейчас. Обязательно дам знать, если что-то изменится. У него же личная жизнь катастрофически не складывалась, чтобы позволить себе просто сидеть и чего-то ждать. Она подобно кинетическому песку утекала сквозь пальцы, периодически неосторожно забиваясь в ногти и напоминая об упущенных возможностях. Единственной, пожалуй, увлекающей перспективой на сегодня было просто следовать зову сердца [да, впервые, не разума]. Интеллект от чего-то собрал свои вещи и вышел из чата в самый удобный момент. Непредсказуемость её реакций была, наверное, основополагающей наградой, за которую, действительно, стоит бороться. Поэтому он не отводит взгляда, стараясь не разрушать зрительный контакт и удивительный коннект, случившийся между ними снова. Кажется, это и называется счастьем, не так ли?

- Толстой? - вполне ожидаемо хохочет, стараясь прикрыть правой рукой рот, дабы подавить вырывающийся на свободу смешок, - Вот ты глупая, тебя ещё кормить и кормить, - и ему хочется растворить этот чёртов отвратительный сплин, соорудивший вокруг неё стену из вечных страданий; он пробирался под самые рёбра, в надежде вытащить наружу все кишки и скрутить их в бараний узел. Удары судьбы, которые она стоически принимала; груз ответственности, свалившийся на её хрупкие плечи - хотелось его забрать, помочь, выбросить. Отбить эту божью атаку, в конце концов. Но это, ведь, всё фразы Стэна о фатальности. Реджи совсем не из этой серии. В его реальности [как и в реальности Рут] основным и самым страшным бигбэдом были люди: моментами такие же слабые в своей мерзости. И к сожалению, не всех из них можно запросто уничтожить, если ты, конечно, не террорист сумевший подорвать башни-близнецы.

- Какой взрослый парень! Ты должна им гордиться. Вот увидишь, этими тёмными глазищами будет разбито не мало девичьих сердец, - на самом деле, он ей очень завидует белой завистью. Несмотря на проблемы с её бывшим мужем, у них удалось создать нечто совершенно бесценное и важное. Своё продолжение в тёмноволосой макушке озорного мальчугана. Ранее Палмери его не видел, конечно же, разговаривать о детях - это нечто за гранью у проституток и их клиентов; но раз уж они теперь перескочили всевозможные грани и он с лёгкой руки смог войти в клуб доверия Хансен - эта, казалось бы, мелочь чего-то и стоила.

Конечно же сейчас он не хочет, чтобы она чувствовала себя неловко, хотя все её движения предельно скованы и напряжены, а он, в свою очередь, не поворачивает голову раз за разом проматывая в телефоне видео, пока она не позволит взглянуть. Теперь же разворачивается, смотрит в ответ нетерпеливо и нервно, немного сглатывая и удивляясь, как же идеально на ней сидит платье. Она же сейчас напоминает потерянного котёнка, которого случайно подобрали на улице и добрый хозяин поставил перед ним плошку с молоком; но он настолько напуган жестокостью людей, что боится в очередной раз ошибиться.

- Ты невероятная, - отбрасывает мобильный в сторону, и подходит практически вплотную, чтобы рассмотреть поближе; прикоснуться хотя бы на секунду. Кладёт одну руку на тонкую талию, другой же совершенно безалаберно проводит по растрёпанным волосам, которые, как и сама Рут, никогда не слушаются. Ведь, правду говорят - красота она, исключительно, в глазах смотрящего. И сейчас любой разукрашенной королеве красоты из местечкового конкурса, он бы предпочёл эту обыкновенную, живую женщину без макияжа, пусть и в вечернем платье, - О, да! Я не мог тебе позволить здесь остаться в такой праздник, - идти на взаимные уступки, поддерживать друг друга - далеко не предел мечтаний, и до него было бы подать рукой, если бы не вся ужасная ситуация, которая с ней случилась. Но Реджи не унывал, продолжая упорно следовать к своей цели.

Естественно, она вспоминает о Морган, на что Палмери лениво усмехается. Говорит, значит ревнует, а это уже путь к успеху. Их отношения складывались самым непонятным и странным образом, никто не ставил друг на друге пробы [клеймо]; не заставлял принадлежать; быть исключительно в своём ореоле влияния. Никто не закатывал истерик, не хотел разрушать всё созданное совсем недавно громким "навсегда", но от чего-то сердце говорило громче, в попытках сломать рёбра в моменте абсолютной близости. Реджи же, в свою очередь, теперь смотрел на женщин совсем под другим углом, амплитуда изменилась и сломалось. Его не прельщали короткие свидания, что так и норовят закончится ничем, и уж точно его не интересовала его малолетняя горничная.

- Да, какая к чёрту Морган. У неё нет вкуса, в отличии от меня, - он выставляет указательный палец вверх и театрально обижено вздёргивает бровью, после чего поднимает девушку на руки. Лёгкая, как пушинка - главное, не уронить. Как-то неожиданно вспомнилась юность и деньки в Кингсбридже, когда они малолетние воровали мешки с цементом на стройке, чтобы перепродать и выпить пива в ближайшем пабе, - Такс, хватай шубу, куртку или что там у тебя и поехали? С твоим комендантских часом в этом богодельне разберёмся, - делает шаг навстречу больничного шкафа, едва цепляя плечом дверь.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » be a saviour


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно