внешности
вакансии
хочу к вам
faq
правила
кого спросить?
вктелеграм
лучший пост:
джеймс рихтер
Боль в ноге делилась на сотни импульсов, а вместе с ней закипала запоздалая злость... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 33°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Easier to run


Easier to run

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Риверсайд | 03/11/20 | неудачное

JORGE BORGES & MILES QUINN
Иногда тебе может показаться, что ты на самом дне, а на самом деле до дня тебе падать и падать.

Отредактировано Miles Quinn (2020-10-24 04:55:39)

+1

2

Не смотря на то, что Фрида все чаще была в отъездах, находясь в Мексике, бордель еще вполне себе был на плаву. Здесь, в отсутствие сестры, рулила Бонни, поэтому особых хлопот блядюшник Хорхе не доставлял. Он продолжал заниматься своими делами – организовывал сбыт мета, ну и попутно хватал любые другие заработки. В том числе оказывал услуги перевозки кокаина мелкими партиями для местных дилеров, у кого была возможность торговать им здесь, ну или в ЭлЭй, который был в часе езды. В общем, Борхес возможности заработать по-прежнему использовал по максимуму. Настолько, насколько вообще мог их использовать после отъезда сестры.

- Ты молодец, - Хорхе сидел на скрипучем стуле, отсчитывая деньги, чтобы заплатить рыжему за очередной переброс порошка. Ему все еще везло. – Мы с тобой не ошиблись.
Он, конечно, считал это полностью своей заслугой. Не то чтобы зацепить очередного бегунка было так уж и сложно, но они быстро палились при перевозке, поэтому процесс поиска получался безостановочным. Редко, кто задерживался, а этот парень уже в который раз получал в свои руки плату и все оставались довольны. Правда, на его беду Хорхе уже начал прикидывать варианты о том, что везение штука непостоянная, и его могут взять рано или поздно, а парень здесь уже много, чего повидал. Мог бы что-то слить про это место.

- Знаешь, что, - мекс уже отчитал деньги и теперь держал их в руке, но в ладонь к Майло они так и не перекочевали и Борхес внезапно сунул их обратно в карман. – Я думаю, что пришло время перейти на новый уровень наших отношений. Согласен? – мекс нехорошо усмехнулся и медленно поднялся со стула. – Идем. Поможешь мне кое с чем.

Все это время они торчали за стойкой перед коридорами с рядом комнат, где шлюхи обслуживали своих клиентов. Сам Майлз недавно вышел из одной из комнат с отмытыми капсулами с кокаином и передал их Хорхе, но теперь Борхес уверенно спускался на первый этаж, где был небольшой холл с баром, а потом двинул к двери, ведущей в подвал.
- Не нервничай, окажешь мне небольшую услугу, - жестковато накрыл бледную шею парня сзади, не давая остановиться, но и особо не усердствуя с давлением, и пропустил его вперед, когда дверь открылась, явив перед ними лестницу вниз. – Мне нужно еще раз убедиться, что мы друзья.

По мере того, как они спускались, становилось предсказуемо прохладнее, и вскоре в нос ударил подвальный сыроватый душок. Хорхе пялился в рыжий затылок, пока шел следом и подпихнул парня пройти дальше, когда тот остановился у лестницы. Посреди подвала, между клетками, лежал труп, завернутый в пленку. Он был частично выпотрошен, но с ним еще предстояла кое-какая работенка, так что Борхес стянул со стола увесистый тесак, умело крутанув им в ладони.

- Умеешь этим пользоваться? – отошел, свободной рукой откидывая края пленки и открывая взгляду парня потрошеное человеческое тело, в котором уже сложновато было признать молодую девку, потому что труп был чутка полежавший и не только был характерного цвета, но и начинал издавать соответствующие запахи. – Это не сложно, я покажу, - мекс прихватил труп за руку и сделал надрез подмышкой, а потом размахнулся и всадил в надрез тесак – раз и другой, отделив руку от трупа и скинув ее рядом, после чего выпрямился и поглядел на парня. – Видишь? Не сложно! – улыбнулся белозубо и вернулся к Майлзу, протянув ему окроваленный тесак. – Давай. Я пока пакеты принесу, нам с тобой надо избавиться от этого.[NIC]Jorge Borges[/NIC][STA].[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2Qrqg.jpg[/AVA][SGN]http://funkyimg.com/i/2Qrqi.gif[/SGN][LZ1]ХОРХЕ БОРХЕС, 35 y.o.
profession: sicario (Риверсайд)[/LZ1]

+2

3

Деньги заканчивались очень быстро, а после небольшого скандала в клубе, требовалось возместить еще и ушиб Адаму. Меня всегда пугали его холодные, как у мертвой рыбы, глаза – я ежился под его взглядом, и сохранять самообладание было не так просто с тем, от кого непонятно что можно ожидать. Свой предыдущий долг я уже отдал, полностью загладив свою вину за то, что один раз обокрал клиента, которому не слишком хотелось сосать. Сосать и дальше не особенно хотелось, но приходилось, чтобы получить на руки чуть больше денег за смену. Это позволяло сохранить мою квартиру в неплохом районе, но не давало подняться самооценке выше уровня мирового океана. Странное дело, еще пару лет назад я считал, что у моих ног лежит весь мир, а теперь я готов вставать на колени перед каждым, кто шуршит купюрами перед моим лицом.

Видимо, именно поэтому участь быть мулом не казалась мне самым страшным, что есть на свете – очередная поездка за товаром была удачной. Причем дважды: первое – я довез товар в целости, набив пакетами желудок под завязку. Второе – ни один из пакетов не топнул внутри, вызывая острое отравление и смерть. Я все еще был жив, а Хорхе, что сидел напротив, отсчитывал своими смуглыми пальцами мою долю за доставленный груз. Деньги были хорошие, но я сомневался, что мне и дальше будет так вести, как сейчас – слишком уж приметная внешность, рано или поздно, кто-то заподозрит что-то неладное. Или же сам Хорхе решит, что мул уже готов уйти на покой с пакетом на голове и пулей в затылке. Все больше и больше я влипал в это дерьмо и понятия не имел, как из него выбраться. Ничем хорошим все это не кончится, оно просто не могло кончится хорошо. Много ли встречается престарелых барыг и бегунков? Негусто, все они исчезают бесследно, будто бы их и вовсе не существовало. Расходный материал для рыб покрупнее, которые не считаются с сопутствующим ущербом. После знакомства с Хорхе я понял, что моя жизнь не стоит ничего. Совершенно ничего, я лишь еще одно лицо, которое мелькнет, а после пропадет с радаров. И вот это начинало пугать – я не знал, как соскочить, не знал, как долго смогу быть им полезен. Уверен, что и Бохес раздумывал над тем, как утилизировать все ненужное в его отлаженных схемах.

Утилизировать меня.

Как мусор.

Деньги он мне так и не отдал, сунув обратно в карман – плохой признак, очень плохой. Да и разговор сейчас уходил в сферу, которая явно мне не понравится. Новый уровень грязи, в которой мне предстоит извозиться? Хорошо если так. Помощь явно подразумевала что-то отвратительное, я не сомневался ни секунды.

- Мы друзья. – Я повторил это бездумно, пока мы спускались в подвал. Мне это не нравилось, я ощущал себя загнанным в ловушку зверем, у которого не было шансов выбраться из клетки. Либо убьют током, либо заморят голодом, а шкуру разложат перед камином, если она будет не слишком плешивой. Пахло сыростью и затхлостью подвалов – тут всегда с вентиляцией было не идеально, зато шумоизоляция была отличное. Шлюхи наверху и их клиенты не могли даже догадываться, что происходит здесь. Меня явно пригласили не на вечеринку-сюрприз, и я пытался прикинуть, на что меня толкнет Бохес, чтобы оценить мою преданность. Сделает соучастником убийства, чтобы я не мог никого сдать, не попав под внимание полиции?

Помещение, куда меня привели было знакомо – клетки, где обычно сидят люди, которые живыми отсюда не выйдут. И свидетельство моей правоты лежало на полу в пластиковой пленке. Я догадывался, что с ним сделали и отчего он умер, но вслух озвучивать ничего не стал, лишь обернулся на Бохеса, сглатывая слюну, чувствуя, как рот пересыхает. Даже в сырости подвала ощущался запах падали, от которого тошнило. Тесак в руке мексиканца явно намекал на то, что мне предстоит. А после он показал…

Под пленкой было то, что раньше было девушкой, но теперь было лишь оболочкой, тухнущей и пахнущей. Вряд ли ее кто-то искал, а ведь она была чьей-то дочерью и сестрой, может, даже возлюбленной. Я гнал прочь эти мысли – мне нельзя было сейчас думать о том, кем она была. Я смотрел, не отрываясь на то, как Бохес умело отделил руку по суставу, как откинул ее, будто очистки, а после сунул тесак мне.

Он хочет, чтобы я расчленил этот труп. Чтобы я разрубил тесаком то, что никто не собирается хоронить. И у меня нет выбора. В юности мне приходилось разделывать свинью – не самое приятное воспоминание, но теперь я чувствовал, что мне это должно помочь. Я знаю, как ведет себя плоть под лезвием, просто это будет не свинья, а человек. То, что было человеком. Я принялся за вторую руку, откидывая ее так, чтобы мне было удобно – ледяная кожа, цветом уже не белая, а синеватая, с трупными пятнами, я не думал, я очень старался не думать, что делаю. Первым ударом наметил место, по которому придется отделять руку. Хорошо, что и с анатомией у художников все отлично – я знаю, тело и его строение. Рубить кости бесполезно и очень долго, а суставы куда податливее в этом плане. С первого удара рука не отделилась, пришлось замахнуться сильнее, чтобы теперь разрубить и плоть, и кожу, и все сухожилия. Край тесака вошел в пол, а я в ужасе смотрел на то, что сделал. Но я лишь отер со люба выступивший пот, откидывая пластик с ног тела. Теперь предстояло заняться ими.

+1

4

Хорхе сейчас не вспомнил бы, когда впервые увидел мертвого человека и когда сам первый раз кого-то убил. Ему было лет семь или восемь. Может быть, это был какой-то бухой боевик, которых немало терлось на асьенде старухи, у которой Хорхе и Фрида росли, и который посчитал хорошей затеей лезть к Фриде. Может быть, это был такой же сопляк, который решил забрать у него деньги, вырученные с продажи крэка? Да черт его знает, кто это был. По меркам картеля, Борхес жил уже долго, а это многое значило. И за все это время он избивал, пытал и убивал десятки людей, а может и сотни. Теперь мертвые тела не вызывали в нем никаких эмоций, но когда-то он, возможно, тоже задумывался о том, что делал. О том, кто эти люди и как они жили, и кому они были дороги. Здесь и сейчас важным оставалось то, что он сам еще пока жив и делал все, что необходимо, чтобы жить дальше. У них с сестрой не было выбора, об их жизнях решили другие люди. Они выросли в картеле и когда-нибудь умрут за картель точно так же, как и их родители когда-то.

Мекс еще с минуту наблюдал за тем, как гринго неуверенно топчется возле тела, как на бледном лице почти неуловимо мелькает отвращение к происходящему и, наверное, в какой-то степени получал удовольствие от разворачивающегося перед глазами действа, но потом отошел. Прихватил все с того же стола какую-то пыльную тряпку, чтобы стереть с ладоней вонючие липкие багровые следы.
- Знаешь, теперь я вижу, что мы с тобой друзья, - одобрительно хмыкнул, откинув тряпку и проследив за тем, как парень на пару мгновений завис над результатами своих действий, а потом выпрямился и скинул пленку с синюшных ног, чтобы продолжить начатое. – Отлично. Продолжай, я вернусь через пару минут.
Оставил Майлза, неторопливо поднявшись по лестнице вверх и захлопнув тяжелую металлическую дверь, чтобы сунуться в подсобку в коридоре и найти подходящие мусорные пакеты. Скотч, правда, пришлось поискать, пошатавшись по борделю, но вскоре мекс вернулся, прихватив до кучи пару бутылок пива. Скотч пока отложил на стол, следом поставил бутылки и принялся отрывать и расправлять пакеты, поглядывая на гринго.

- Ты какой-то бледный. Пить хочешь? – взял один из пакетов, которые притащил с собой и принялся пихать в него отрубленные от тела руки. – Понимаю, не каждый день приходится заниматься подобной хуйней. Но кто еще за нас это сделает, м? Ты хочешь заработать, я хочу заработать. Каждый делает это по мере своих возможностей. Иногда нам выпадает счастье выбирать, а иногда нет.
Как и любой, Хорхе понятия не имел, как все сложилось бы, если бы он с сестрой вырос при родителях. Скорее всего, сейчас они торчали бы в мексиканских трущобах и прозябали в нищете. Никакого образования им не светило, отец с матерью работали в маковых полях и получали гроши, и умерли на этих полях, удобрив пыльную красную землю своей кровью. Они не жили в доме с белым заборчиком, не ездили на уикенды к озеру, но научились выживать в любых условиях. Борхес не видел себя в другой жизни. Тем более теперь, когда была велика вероятность того, что Арельяно заставит сестру остаться в Мексике. Дерьмовый расклад, как ни крути.

- Не заляпайся. Чистых шмоток для тебя у меня нет, - когда рыжий закончил с ногами, Хорхе двинул его плечом в сторону и забрал тесак, чтобы закончить самому. Разрубил туловище на несколько частей и бросил в отдельный пакет. Все они скинутся в разных местах. Самый простой способ опознать тело – по зубам и отпечаткам пальцев, так что голову и руки нужно было спрятать понадежнее, но пока на этом мекс остановился. Прихватил со стола бутылку, скрутив крышку и жадным глотком прикладываясь к горлышку.
- Выпей. До автовокзала я тебя подброшу, - или закопает вместе с последним пакетом?
Рыжему хоть и поплохело слегка в процессе, но надо было отдать должное той выдержке, с которой он делил труп на части. Хотя, Хорхе это особо не помогло понять, чем для Майлза кончится вся эта история, но в его «отлаженной схеме» были и другие варианты проверок.
- Отмой руки, - кивнул ему на замызганную раковину в углу. – Надо перетащить все в багажник.[NIC]Jorge Borges[/NIC][STA].[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/2Qrqg.jpg[/AVA][SGN]http://funkyimg.com/i/2Qrqi.gif[/SGN][LZ1]ХОРХЕ БОРХЕС, 35 y.o.
profession: sicario (Риверсайд)[/LZ1]

0

5

Я старался не думать о том, что делаю, просто свести все к машинальным движениям, просто представлять себе то, что это не человек. И не было никогда человеком со своими мечтами и мыслями, с надеждами. Как он попал сюда? На этот холодный пол? Под тесак неумелого парня, который последнее чем хотел заниматься в этой жизни – это разделывать трупы. Неизвестных людей, которых никто не ищет. Или еще хуже – ищут. Кем он вообще он был? Думаю я, пока снова замахиваюсь тесаком, чтобы нанести еще один удар. Вряд ли многие представляют, насколько тяжело расчленять тело, даже молодому и сильному мужчине, даже имеющего навык. Этот парень, он не похож на свинью с фермы моего отца – он совсем другой, и я стараюсь не смотреть на его лицо, чтобы яснее представить перед глазами тушу животного. Но мне чертовски сложно отделаться от мысли, чем я сейчас занят. В тот раз, когда нам пришлось в спешке закапывать труп, после студенческой попойки вышедшей из-под контроля, я был хотя бы пьян, я был не один, и мне не нужно было размахивать лезвием с такой силой, чтобы разрубить крупный сустав человеческого тела.
Наедине с телом я пробыл недолго – только отделил руки, как мексиканец нарисовался с пакетами, начиная укладывать в них все, что лежало на полу. Тошнота подкатывала к горлу, и я покачал головой, отказываясь от любых напитков. Слишком велик был шанс того, что меня вырвет прямо на себя, на мертвеца, на пол… Я и так с трудом подавлял в себе позывы, когда чувствовал запах трупа, сырости подвала и рубленного мяса. Философия мекса проста и понятна, но мне не нравилось то, что у человека по сути, не было выбора – все зависело от удачи, от стечения обстоятельств, но не от него самого. Мне не нравилось думать, что ничего нельзя сделать с тем, что творится в твоей жизни, но я сейчас снова взмахивал тесаком, не в силах остановиться. Если я не сделаю этого, то следующий бегунок будет уже разделывать меня. И меня тоже никто не станет искать – ни родные, ни близкие. Просто, потому что никого не было рядом. Никто не хватится моего отсутствия, никто и не вспомнит, что я вообще существовал. Все мои картины заперты в хранилище, которое вскроют тогда, когда я не оплачу очередной месяц. Их вынесут на свалку, как до этого вынесли меня в нескольких пакетах, завершая историю о мальчике, который хотел славы. Но слава его не хотела.

Мне кажется, что запах въедался мне под кожу – он не был таким явным, каким казался мне, но он точно будет преследовать меня еще очень долго. Если я выберусь, и если меня не убьют, как свидетеля. Работу заканчивал сам мекс – опытной рукой расчленил само тело, отчего часть внутренностей не удержалось в полости. Последнее, чего мне хотелось – это выпить. А первое – сбежать, хоть своим ходом, но избавиться от всего этого кошмара, который внезапно стал реальностью. Под ногтями было черно от свернутой крови, и мне потребовалось невероятное количество времени, чтобы привести руки в приличный вид. Или я тянул время, чтобы не тащить куски тела в багажник, куда, возможно, затолкают и меня. Мне не нравилось то, как все оборачивалось, и я ощущал эту чудовищную беспомощность, которая может свести с ума.

Но я молчу, беру пакет с кусками ног, следуя за мексиканцем в машину, я не думаю, о том, что делаю, я просто не хочу оказаться следующей партией на выброс.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Easier to run


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно