внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
гнетущая атмосфера обволакивала, скалилась из всех теней в доме, как в мрачном артхаусном кино неизвестного режиссёра... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 13°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » открытки с того света


открытки с того света

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

КВАРТИРА ДЖИА И ЛИЗЫ | ФЕВРАЛЬ 2021 | ПОЗДНО ВЕЧЕРОМ

Lisa Clover & Diego Méndez
https://64.media.tumblr.com/8a1dcaf565a7ab24c44ac7195be32089/tumblr_ol4gpiNuN21qzhvd4o1_400.gif

Я здесь, в самой верхней нише северной стены кладбища.
Сквозь щель в нишу забивается снег и лежит здесь месяцами.

Отредактировано Diego Méndez (2020-10-23 18:26:53)

+2

2

Поначалу наши близкие хотели бы нас вернуть. Потом они свыкаются с тем, что нас нет. Потом всех устраивает, что мы там, где мы есть.
Франко Армино / Открытки с того света

Это был февраль. Неделю назад меня выписали из больницы. Говорили, что нужно делать все сразу. Меня сразу прооперировали, а затем сразу начались осложнения. В свой день рождения я пил через трубочку и ел через нос. Честно говоря, я думал, что на этом моя история подошла к концу. Но уже спустя неделю ко мне вернулась способность передвигаться и полноценно жить. Чудо из чудес. Однако теперь не оставалось никаких сомнений в том, что я действительно умираю. Мои усредненные пятнадцать месяцев начали свой отсчет.
Раньше, мне всегда казалось, что если мне сообщат, что я смертельно болен, то я, как обычный персонаж из кино, захочу осуществить кругосветное путешествие, попробую сделать или испытать что-то новое. Но, по факту, мне ничего не хочется. Меня выписали, но не вылечили. Это странное чувство. Возможно, я поддался депрессии. А еще было сложно убедить Ма, что ей не нужно жить в моем доме и донести до нее, почему вообще что-то менять сейчас в проживании - это плохая идея. Мое мнение было услышано, но не до конца принято. Спасибо Фелисити за то, что она отстаивает мои интересы, когда у меня на это больше нет сил и времени.
Сегодня вечером я отправляю сообщения Джиа. Одно за одним, как долбанный маньяк. Вот только дрэг-квин не фига не отвечает. Мы не виделись, кажется, с начала осени. Периодически переписывались, сохраняя достаточно теплые, хотя и нестандартные отношения. Чаще всего мы общались о высоком, реже о личном. Иногда - это были воспоминания из детства или впечатления из мира искусства. Мы не вдавались в состояние душевного самочувствия или же в повседневные дела. Нам было просто интересно зацепиться языками или же пальцами за темы, которые мы едва ли обсуждали с другими.
Абонент не доступен уже несколько часов. Я знал где и с кем он живет. Мы знакомились с Лизой. Я стоял в коридоре и, в очередной раз, куда-то тащил Джиа. Торопил, пока та покрывала губы толстым слоям помады. Я возил ее на шоу в дорогих тачках. Ей это было не столько нужно, сколько забавляло. Все это у нее итак было. В другой жизни… Лиза курила, забросив ноги на подлокотник кресла. Такой я ее и запомнил.
В этот раз я приехал на такси. В это время года в Сакраменто еще прохладно. Я никогда раньше не носил шапки, а бейсболки делали из меня упыря, подчеркивая слишком тяжелый подбородок. Теперь я ношу либо то, либо другое, а сверху капюшон. Чтобы не шокировать общественность швом на полголовы, а заодно и не мерзнуть. Мои кудри снова вырастут, если, конечно, успеют. Кто я без своей знаменитой шевелюры? Неизвестное никому и даже себе существо. Вот и Лиза меня едва ли узнала, а может дело и не в этом. Когда ближе к полуночи кто-то не совсем знакомый стучит тебе в дверь, то вполне легально поддаться желанию ее не открывать.
- Лиза, это я - Диего. Мне нужно увидеть Джиа,  - сосредоточенно улыбаюсь, когда ее лицо, наконец, появляется в дверном проеме. - Его нет в программе выступающих сегодня. Или он сменил клуб? Он не отвечает мне на сообщения. Решил проверить, что с ним все в порядке. Он дома?
Конечно, ни в какой клуб я не ездил. Мне нельзя громкую музыку, мне нельзя сигареты, нельзя алкоголь, нельзя есть копченые продукты, дрожжевой хлеб, все виды сладкого. Кажется, я умер еще тогда, в декабре, когда врач озвучил мне диагноз. Тогда же я и похудел на два килограмма. От слез.

Отредактировано Diego Méndez (2020-10-23 17:35:35)

+3

3

Сегодня она дома, это ее себе подарок - выходной день, один на один с собой. Джонни где-то проебывается. У него, кажется, роман или типа того. Может, увлечение. Недавнее, поэтому пока никаких деталей. Лиза не лезет к нему с расспросами: когда дозреет или когда будет, что рассказать, он сделает это сам. Такие у них отношения. Это мог бы быть чудесный гостевой брак, если бы они не жили вместе. Или если бы он не был геем. Иногда он знакомит ее со своими приятелями, и ей не интересно, спят ли они. Ему не интересно, с кем спит или не спит она. Или, может, с кем она хочет спать. Ну, по крайней мере, никто из них не навязывается другому, а это очень ценно. Такие душевные беседы лучше работают, когда они оба выпьют. Красное сухое расслабляет, от него приятно тяжелеет голова, а цвета становятся чуть более приглушенными. Сегодня Лиза, пожалуй, откупорит бутылку в одиночку, налет в бокал и ляжет в ванну. Даже не "пожалуй" - она так и делает, и лежит в пене потом час или два, пока вода наконец не начинает остывать. Она предпочитает высокие температуры, такая слабость. Бутылка под рукой постепенно пустеет, Дневник Бриджит Джонс постпепенно заканчивается, начинается вторая часть. Лиза принимает душ, насухо промокается полотенцем. Потом делает обертывание и надевает целлофановые штаны. От горячего обертывания ей жжет задницу, она терпит, потом, спустя положенное время смывает все. Ей кажется, как будто эффект уже на лицо. Ну, вернее, на жопу и бедра, так что тоже подходит. Она остается довольна, она надевает трусы и длинную футболку, идет в кухню и достает арахисовую пасту. Ест ложкой, облизываясь. Можно. Ей так хочется. Потом звенит звонок. Это не телефон, это звонок дверь. Джонни снова потерял ключи или слишком пьян, чтобы попасть ключом в замочную скважину? И то, и другое вероятно.
Лиза идет открывать, и даже если там не Джонни, ей похуй, что она встретит нежданного визитера (у них редко бывают гости) в футболке с Мэрлин Монро, прикрывающей, впрочем, все, что можно счесть неприличным. За дверью стоит бита, так что она сможет отбиться. Ха.
На пороге, кажется, знакомый чувак. У нее стремная память на лица. Или, наоборот, отличная, просто она предпочитает не запоминать или забывать их. Иначе в голове не останется места на важное - столько харь она перевидала и продолжает видеть ежедневно. Не хватало, чтобы они все потом ей снились как грибы снятся грибникам.
- Привет.
Она не понмит его имя, даже если Джонни придставлял этого парня ей. Но, кажется, он его приводил, да. Выглядел он посвежее. - Привет, Диего, - клево, что он понимает все. Смышленый. - Не знаю, где-то шляется. Вроде, сегодня он не должен выступать.
Лиза смотрит на него и думает: как-то ему херово. Обдолбанный? Не похоже. - Выглядишь так, как будто щас ебнешься в обморок, - говорит она и сторонится. - Ну, проходи, - это в ее планы не входило, но, блядь, с другой стороны, если она поймет, что напрасно кипишует, что он откинется на лестничной площадке под дверью, то в любой момент скажет ему проваливать. Такая она гостеприимная, да. Или просто знает цену времени (о, она знает цену и себе, и своему времени, кстати!).

+1

4

Лиза то ли меня не помнит, то ли просто не узнает. Однако пускает в квартиру. И за это я ей благодарен. Я был здесь всего один раз, но хорошо запомнил обстановку, особенно, торчащие из всех шкафов платья и корсеты, расшитые блестящими пайетками, бусинками, кристаллами сваровски, а также цветастые парики на подставках и свисающие с каждой полки. Квартира, в которой живет королева и порноактриса. Впрочем, едва ли Лиза имела хоть какое-то отношение ко всему этому цыганскому гардеробу. А вот бита возле входной двери - явно принадлежала этой женщине.
- Прости. В последнее время я плохо сплю, а еще мне делают лучевую терапию, потому что у меня рак, - пытаюсь шутливо оправдать свой хуевый внешний вид. - Но я даю обещание, что не откинусь у вас дома в ожидании Джиа. Хотя, конечно, лучше бы ему поторопиться.
На Лизе удлиненная футболка унисекс и трусики, которые за последнюю минуту я случайно увидел уже дважды. Совершенно не испытываю никакого смущения. Во-первых, потому что оно мне не свойственно. Во-вторых, мое состояние к этому не располагает. Как бы то ни было, ляжки у Лизы были красные, будто бы с пылу с жару, но я решил не уточнять подробнее.
- Угостишь меня чаем? - спрашиваю я, направляюсь за соседкой Джиа на кухню. Удивительный выбор напитков. Потому что мне даже долбанный кофе нельзя. Пока любовь к жизни берет надо мной верх, но это не значит, что совсем скоро я не сорвусь. - Черным или зеленым. Вот и все мои чаевные познания. Сажусь на стул, забираюсь пальцами под шапку и чешу под ней шов, не снимая ее. Знаете, такие маленькие шапочки в стиле Кусто. Сегодня бежевая, завтра красная.
Лиза меня не знает, поэтому воспринимает происходящее просто как поток информации, идущий своим чередом. Мне это нравится. Можно расслабиться и побыть самим собой. А то у меня эту возможность отобрали в больнице. Там я постоянно чувствовал себя больным и обокраденным. Не было у меня там ничего личного. Самое мерзкое - это то, что у всех имелся доступ к моему телу. А еще каждый лез в голову и в прямом и переносных смыслах. Знаю, что из лучших побуждений, но мой годами сформированный характер этого едва ли выдерживал. Так что с тех недавних пор, как мне снова стали доступны не только личная гигиена, но и личная жизнь, я стараюсь пользоваться этими дивными благами.
- Вы с Джиа давние друзья? - интересуюсь я, подглядывая за трусиками Лиза, пока та ищет на ощупь чай на полках, высоко подвешенного кухонного гарнитура. - Ты тоже итальянка? У меня есть медицинская марихуана к чаю. Высший сорт. Будешь?
О, да! Должен же я хоть как-то расслабляться. Причем, травка довольно годная и крепкая. Отпускается по бессрочному рецепту, который положен мне до гробовой доски. Можно дымить прямо при Ма и Па. Рак все-таки добавил немного легалайза в мою бренную жизнь.

+2

5

Лиза не знает, что говорят в таких случаях. Ну, в таких – в которых кто-то смертельно болен и понимает, что скоро откинется. Она, конечно, смотрела кино, но в жизни никто ни для кого не пишет сценариев, так что хуй пойми, как правильно соболезновать. Особенно чуваку, которого видишь, может, второй раз, и вряд ли можешь увидеть когда-нибудь потом. Нахер ему твое сожаление? Или, наоборот? Лиза думает над этим, закуривая, и произносит:
- Пиздец, конечно.
А что дальше? Спросить: как ты держишься? Ну, блядь, можно догадаться. Ходит, двигается. Не прыгнул с моста, не порезал вены. Не обпился снотворным насмерть. Может, все еще впереди. Плохие мысли, Лиза, конечно, сука, но кое-что человеческое ей не чуждо.
- Угощу, - а был бы здоров, сказала бы пойти на хуй. Или бы не попросил. – Выглядишь ты, конечно, дерьмово. Я вообще не ебу, что надо говорить в таких случаях, - признается Лиза. У нее будничный тон. У нее в углу рта тлеет сигарета, у нее в руках чайник, в него она наливает воду из-под крана. Потом она включает чайник, достает чашки и ставит на стол. Следом – чайные пакетики. Они пьют только пакетированный, зеленый. Типа, зеленый дохуя полезный. Мануэлю, конечно, похуй уже. Его можно было бы и разведенной зеленкой напоить, наверное. Зеленка внутрь это же не очень полезно, да? И вообще его зовут Диего, но она почему-то думает, что Мануэль. Она в детстве смотрела «Мятежный Дух», для нее все латиносы – Мануэли.
- Я американка, из Техаса, а с Джиа мы знакомы… - пытается прикинуть, но, в общем-то, какая разница? – Недавно. Мы женаты, кстати, - чайник выключается, Лиза льет кипяток в чашки. На руке у нее нет кольца – она не носит его дома. – Он не говорил? – усмехается, тушит сигарету в пепельнице, садится напротив, поджав ноги. – Марихуана? Отлично. Ты хороший гость, Диего. Ты не приходишь с пустыми руками! Будешь другом нашей семьи? – сколько там ему осталось? Лиза это не подразумевает. Она вообще уже забыла. В конце концов, он же не пришел за психологической помощью? Потому что, если так, то Лиза не умеет. Джонни, может, помог бы, но хуй знает, где его черти ебут.

+1

6

Лиза разливает кипяток по чашкам для чего угодно. Можно чай пить, можно кофе, можно бензин налить и поджечь. У Джиа без Джиа. Странновато, но меня все устраивает. Я и раньше был не привередливым, а сейчас так вообще попустился. Зелёный чай из пакетика. Цвет у него как кошачья моча, но аромат очень даже приятный. Возможно, он даже с жасмином. Есть какие-то знакомые нотки. Пить ведь его не обязательно. Пододвигаю кружку к себе поближе, чтобы меня не разоблачили. Хотя Лизе вроде как пофигу. Она вообще не из тех, кто парится и это видно. И я все ещё мельком смотрю на ее трусики, выглядывающие из-под не самой длинной футболки. Она их не прячет. Лиза порноактриса. И я знаю это не только от Джиа. Не. Когда Джиа сказал, я, конечно же, намеренно пересмотрел парочку фильмов. Так что мы все известно. Как и то, что у неё на теле много татуировок.
- Не парься. Я и сам не знаю, что должен говорить, чтобы никого не шокировать. Молчать глупо, говорить в лоб как есть - тоже не очень. Есть риск неловких пауз, причитаний и взрыва мозга в попытках найти нужные слова. А их нет. Нет таких слов. И заклинаний тоже нет. Так что я сам экспериментирую. Вот тебе сказал так. Кому-то по-другому.
Незнакомым людям говорить проще, чем знакомым. Лиза мне вроде как чужая. Если я не дождусь Джиа, то она сама ему все расскажет. Так даже удобно. Пару дней назад моя сестра Иззи прислала мне ссылку на статью, где говорилось примерно следующее: "У сына испанского винного короля подозрение на рак". Там еще была моя не самая удачная фотка столетней давности и фото отца у госпиталя Святого Патрика. Из всего этого, меня обидел тот факт, что про меня не вспомнили, как художника или достаточно именитого скульптора. В Сакраменто есть всего один человек, который выставляет свои скульптуры на мировых выставках и при этом ему меньше шестидесяти пяти. Впрочем, статья не пользовалась популярностью. Один шутник написал в комментариях: "Какой из десяти сыновей?". Не таким образом я хотел прославиться. Перекинул ссылку на статью Армандо. Он у нас занимается внешними коммуникациями. Пусть разбирается.
- Если ты в очередной раз скажешь, что я дерьмово выгляжу, то у меня разовьется комплекс неполноценности, - предупреждаю я, а затем делаю вид, что пью чай. - Мама говорит, что я красивый, - смеюсь, давая понять, что мне пофигу и я готов над этим иронизировать. - Тейлор Глубокая,- добавляю. Пусть ей будет приятно, что я ее узнал.
Новость о женитьбе Джиа стала для меня правда неожиданной. Фиктивный брак между порноактрисой и дрэг-квином. Интересно. Наверняка, так они решают чьи-то трудности. Скорей всего, трудности Джиа. Я не против. Мне сложно представить его с Лизой. В сексуальном плане. Так то они смотрятся весьма гармонично.
- Надо же! Поздравляю! Вы красивая пара, - говорю я, впрочем, отнюдь без сарказма. - Джиа мне ничего не говорил. Решил, наверное, сделать сюрприз. Мы давно с ним не виделись. Кажется, последний раз осенью.
Лиза тушит сигарету и садиться напротив меня поджав ноги. Стриптиз окончен. Треугольник ее трусиков теперь надежно скрывается под футболкой. Я все равно продолжаю разглядывать супругу Джиа. Теперь к основному набору Лизы добавилась еще одна роль.
Беру из тары, отдаленно напоминающей вазу для фруктов, большое зеленое яблоко. Поднимаюсь, чтобы взять с подоконника обыкновенную шариковую ручку. Делаю загадочный вид, а затем принимаюсь дырявить ручкой яблоко таким образом, чтобы получилось сквозная дырка - одна сверху, а другая сбоку.
- Вы трахаетесь? - спрашиваю я немного осторожно, но при этом совершенно беззастенчиво. - Ты и Джиа. У вас есть секс друг с другом? - уточняю, будто бы она меня не поняла с первого раза, продолжая заниматься яблоком. Устанавливаю сверху ситечко, которое можно купить в любом табачном магазине, а затем высыпаю на него щепотку марихуаны. Один тип в больнице показал мне этот способ.
- Держи, - отдаю яблоко и подсаживаюсь максимально близко к Лизе. - Прижмись здесь губами. Поджигаю траву зажигалкой. - Теперь держи как можно дольше в легких, тогда почувствуешь яблочный вкус. Кухня тут же наполняется запахом жженой марихуаны. Кайфово. - Давай еще раз, - говорю я и снова поджигаю.

+2

7

- Блядь, никто не любит правду, - говорит Лиза так, как будто она вправду расстроена этим несовершенством мира. Ей, разумеется, нет дела, просто к слову пришлось. Ну и она тоже хороша, конечно. Да, Диего выглядит дерьмово, зачем лишний раз напоминать? То, что он так выглядит, очевидно, не отражает и сотой доли того, как дерьмово он себя чувствует. Ему ведь делают химию, наверное. Пичкают всякой дурно пахнущей медикаментозной херней. – Но ты красивый. Подбородок, правда, знаешь… - она жестом обрисовывает собственную физиономию. – Зато удобно колоть грецкие орехи, да? Осанку вроде не портит, – смеется. Ну а что теперь, сидеть и скорбно молчать?
Диего между тем дает понять, что он в курсе ее профессионального занятия. Ну, если он рассчитывает получить очки к репутации в ее глазах, то напрасно. Если бы она правда заморачивалась о популярности, то скорее удивилась бы тому, что ее кто-то не знает, чем наоборот. – Ой, ну, давай, порази меня, - Лиза кладет ладонь под щеку, выражая крайнюю заинтересованность. – Какой фильм твой любимый? – фильм, ага. Ну, вообще-то у нее они есть, в одном она даже играла Супергерл. У Бэтмена в нем, кстати, тоже был выдающийся подбородок. Как известно, бэтменовский подбородок – король среди подбородков, но Диего мог бы претендовать на титул графа. Она добавляет в чай сахар и размешивает, затем облизывает ложку. – Я думала взять Голд, а не Дип. Ну, знаешь, типа золотая глотка, но потом передумала. Глубокая – звучит перспективнее. – Если бы ты был порноактером, то какой псевдоним бы взял? – Лиза не любит говорить про работу, но сейчас делает исключение. Может, порнушка с ней принесла ему радость? Напоследок это важно.
- Ревнуешь? – Диего доебывается насчет ее секса с Джонни. Ну, надо думать, он в курсе ориентации их общего знакомого. И вполне вероятно, что они близки весьма тесно. Джонни та еще блядь, надо сказать, но кто его осудит? – Ну, - она наблюдает за его манипуляциями с яблоком, накручивая прядь на палец, - скажем так, мы делаем друг другу приятно по настроению, - принимает яблоко из его рук, затягивается до приятного ароматного вкуса на языке. Классная находка, она прежде так не пробовала. А легкие у нее что надо (если не думать, сколько она курит), жадные. – Охуенно, - прикрывает глаза. – Теперь ты.
Делает глоток чая. Столешница чуть трогается, отражение в черном глянце плывет. Натощак – ощущение что надо, да и трава зачетная. – Охуенно, - повторяет Лиза уже более блаженно. – Шапка у тебя ужасная, конечно. Жалко твои кудри, - ей реально становится благостно.

+1

8

- А я смотрю, ты все никак не успокоишься, - смеюсь я, когда Лиза продолжает говорить о моей внешности. Теперь уже о подбородке, которым можно колоть орехи. - Никогда не получал столько комплиментов за десять минут. Мне страшно представить, что будет, если я разденусь перед тобой и сниму трусы.
У меня не было иллюзий по поводу собственной внешности. Моей самой сильной стороной была широкая грудная клетка, отсутствие жировой прослойки и шикарные кудри. Вот кудрей больше у меня не было и лицо, в целом, без них выглядело громоздко и уныло. Зато я был уверен в себе и в своей харизме. Да, шарма во мне было хоть отбавляй!
Лиза тоже не стандарт красоты, но она у неё определенно есть, причем очень даже зовущая. Я наблюдаю за тем, как она прижимается своими губками к почти глянцевому яблоку, и у меня в штанах начинает шевелиться. Это все ее порноактёрское мастерство. Сложно на него не купиться. Я никогда раньше не общался с представителями ее жанра. Со шлюхами - да. С порно актрисами или актёрами - нет. А она вот, видимо, с онкобольными не общалась так близко. Так что мы друг для друга, своего рода, диковинки. Причём, от слова «дикость».
- Мне нравится фильм, в которым ты вместе с двумя бородатыми дальнобойщиками едешь на Запад. Люблю роад муви и классику, - хитро улыбаюсь я, вспоминая пару действительно горячих моментов. -Как вам удаются все эти диалоги в начале? Лично я их не очень люблю, потому мне нравится думать, что все участники фильма изначально друг с другом не знакомы. Меня это заводит.
У меня был обширный сексуальный опыт с незнакомцами. Чаще всего именно такой случайный перепих вызывает бурю эмоций. Я любил не знать тело, с которым вступаю в интимную связь. Изучать его походу, предугадывая реакции. И уж точно из всех трахов зачастую именно эти становились самыми запоминающиемися. Определённо таким был наш секс с Джиа. У меня до сих пор мурашки от воспоминаний.
- Не то чтобы ревную. У меня плохо с этим чувством. Оно отпарифировано у меня с рождения. Когда растешь в семье, где кроме тебя есть ещё шесть детей, то иногда такое случается. Мне просто интересно. Вот и все. Сложно представить, что Джиа спит с женщинами. Мне он видится, скорее, в другом амплуа. Но он умеет быть нежным. Некоторые женщины такое любят.
Я улыбаюсь, видя, как Лиза чуть плывёт от кайфа. Трава и вправду так прикольней ощущается. Тем более, что она чистенькая как слеза младенца. Можно было сделать ещё одно курительное яблоко, но Лиза отдаёт мне его и мы курим на двоих, как школьники сигарету.
Прижимаюсь губами. Поджигаю. Вдыхаю. Чувствую как раскрываются легкие. Те самые, что подвели меня после операции. Всем тогда было очень страшно.
- Да, кудри жалко. Надеюсь, они успеют отрасти. Теперь Лиза обзывает мою шапку. - Шапка ей моя не нравится, - шутливо хмыкаю и снимаю ее с себя. Кладу на стол. Голова у меня, впрочем, не совсем лысая. Кое-где волосы успели отрасти. Ключевое слово здесь «кое-где». Потому что росли они как хотели и где хотели, а на ощупь были как пушок. Его надо сбривать и ждать лучших времён. Наступят ли они? С правой стороны - длинный шов. Он не болит, но чаще всего чешется. За кудрями его бы не было видно. Но кудрей пока нет и не предвидится.
- У тебя же есть парик? Наверняка же, есть. И точно не один. У Джиа их вообще сотни. Как думаешь, какой мне пойдёт? Только давай без пошлостей.

Отредактировано Diego Méndez (2020-11-26 20:53:11)

+2

9

У нее дохера фильмов. Может, есть среди с них и с двумя, тремя и даже целым автопарком дальнобойщиков. Просто в ее фильмографии нет ни одного, который стоило бы помнить. Может, когда-нибудь она снимется для фестивального Сандэнса, и вот тогда засмотрит это кино до дыр. Ну, если, конечно, она там не будет играть саму себя. Эта роль ее уже подзаебала.
- Да похуй если и не отрастут, - говорит Лиза, у нее полные легкие приятного дурмана. Кудри, конечно, были зачетные, но лучше бы ему бы быть живым и здоровым, пусть и лысым. К тому же некоторые считают, что лысина - сигнал для самочек об избытке у объекта тестостерона. Диего тоже затягивается. Она наблюдает за ним, подставив под щеку ладонь. Рассматривает и как будто в то же самое время смотрит сквозь.
- Ты влюбился, что ли? В Джонни? - тянется к сигаретам и зажигалке. Они всегда на столе. Закуривает. Ну, а что, Джонни из тех, кто нравится всем, в нем это есть. Видимо, это что-то врожденное, наследственное. Природная притягательность, типа. Если бы Лиза так не ненавидела себя, то, может, позавидовала бы. Но она просто равнодушно наблюдает, замечает что-то и забывает. - Он был нежным? - усмехается, затягиваясь. - Ну что ты смотришь, мужчины тоже любят нежность. Я, знаешь, за гендерное равенство и против всякой дискриминации. - Нежный ли Джонни? Ну, наверное. В сравнении с нею так точно. Чувствовала ли она его нежность по отношению к себе? Хуй знает. Он не делал ей больно, не поднасирал. Она не притязательна по части человеческого. Как все дворняги.   
- Я спрашиваю, потому что, ну, вряд ли он задолжал тебе бабла, и ты пришел его выбивать. Не похоже, - пожимает плечом. - И ты сидишь и тратишь время, драгоценное, между прочим, чтобы дождаться его. А он хуй знает, когда придет, - Лиза говорит, пожалуй, больше, чем стоит. Дело в траве? Вряд ли только в ней. Просто такое ощущение. - Он съебывается и может пропадать днями. Знаешь, Диего, мне кажется, ему просто на самом деле похеру на всех, кроме себя. Он добрый, да, но важнее его самого для него никого нет. Такое ощущение. Это не плохо, просто все мы тут дерьмовые люди.

+1

10

После жжённой травы и яблока приятное послевкусие. Я уже выучил ощущения, как и своё состояние от того, как она сочетается с моим лечением. Позволяет расслабиться, не концентрироваться на таких вещах, как недомогание после химии и, например, унимает дрожь в руках. Трава действует на меня не так как прежде, когда я закуривал ей кокаин или же обезболы из оранжевых баночек, которые без рецепта мне доставал один местный фармаколог. Так то подумать, рак ведь помог мне слезть с наркотиков. Даже после операции, когда я лежал в больнице, врачи довели мне обезболивающие очень дозировано. Многие на них подсаживаются. Все знали, что у меня была зависимость…
- Конечно, похуй! Это же не твои волосы, - смеюсь я, складывая ноги на стоящий рядом табурет. Вспоминаю про зеленый чай из пакетика, чувствую тягу к тому, чтобы его все-таки испробовать. Лиза выглядит то ли уставшей, то ли потерянной. Я не спешу принимать возможный факт, что ей просто не до меня. А затем она закуривает и я жадно шевелю ноздрями, чтобы в них залетел такой желанный запах никотина. У меня, блин, ломка. И кто сказал, что я не могу курить. Врачи? Да что они знают!
- Дай сюда, - достаю из пачки Лизы сигарету и теперь прошу у нее зажигалку. Делаю пару неспешных тяжек, а затем оставляю дымиться в пепельнице. Яблоко нужно было перезарядить. Я не видел причины, чтобы не упороться в ожидании Джиа.
- Джонни? Ты так его называешь? Мне он представился как Джиа, а сам называл меня "Зайчиком". Знаешь, как-то совсем не пошло это звучит из его его рта. У него какой-то талант называть вещи своими именами и не опошлять при этом.  - И он был нежным, да. Мне понравилось. Мы трахались пару раз и он всегда был в женских шмотках. Ничего подобного я раньше никогда не делал. Может быть поэтому ощущения оказались настолько яркими.
Коротко смеюсь.
- Ты права, я немного влюблен в его легкость. И еще в его язык, который так много всего говорит. Тут, конечно, он отобрал у меня мое чемпионство по болтливости. Я был согласен с Лизой - не стоило ждать Джонни. Мы оба это понимали. Но мне не хотелось уходить. Поэтому я перезарядил яблоко и снова протянул его Лизе. - По сути, я такой же дерьмовый, как и Джонни. Можно я его еще подожду?
Мне не хочется домой. Я слегка заебался в мастерской. Мне нравится Лиза. Мне с ней интересно. Похоже, что она немного зла на Джонни. Брак и совместный быт оставляет отпечаток. Не думаю, что у них когда-нибудь будут дети. Этот брак, наверняка ради гринкарты.
- Куда вы ездили на медовый месяц? - спрашиваю я, вспоминая о своей истлевшей сигарете. Ее осталось на одну затяжку. И я скуриваю ее до самого фильтра.

+2

11

- Не мои, - соглашается Лиза. Ей правда похуй на его волосы, а свои она лелеет. Гигиена полости рта, интимная гигиена, здоровье волос - все само собой разумеющееся. Она тратит дохера денег на процедуры, она все покупает себе сама: массажи, пиллинги, хуиллинги. Зесь у нее есть свой стоматолог, свой гинеколог, свой косметолог и, разумеется, парикмахер. Ну, еще тату-мастер, но он не здесь, а в Вегасе. Познакомились на Лоллапалузе лет пять назад или того больше. - Зато ты можешь набить татуху. На весь череп. Хочешь, придумаю эскиз? - и набила бы тоже, но ее упражнения с машинкой начались и закончились тогда же на курсах. Очень большая ответственность, а он ей немного нравится, и она даже сочувствует ему, чтобы истязать его.
Между тем Диего пускается в ностальгические воспоминания о Джонни-Джии, об их нежном трахе. Лиза дает ему закончить излияния, высовывает язык: - А потом вы еще два часа не могли разлепиться жопами, - хохочет. - Джиа - это его баба, Джонни - это почти как его итальянское имя, забыла как там точно, - Лиза не видела его паспорт, она не носит его фамилию. Впрочем, фамилия бы очень пошла ей, если бы она решила начать приличную жизнь. Лиза Абелли - что-то бухгалтерское, может. Или имя флористки.
- Блядь, я не хочу говорить о нем. Как будто он умер - ты слишком много говоришь о нем, - Лиза морщит свой идеально сделанный нос. - Найди лучше какого-нибудь другого его любовника, которому он разбил сердце, и понойте вместе. Я слишком молода для диабета, - отмахивается. - Жди, сколько хочешь, - она никуда не собирается, сегодня у нее выходной. Никаких свиданий (ей еще не стало скучно), хотя в Тиндере у нее порядка десятка извращуг ждут ответа.
- Чем ты занимаешься? - даже если она была в курсе, сейчас забыла. У нее в голове травка.

+1

12

Лиза забавная. Она мне нравится, потому что в ней сочетаются ярость, обаяние и непосредственность. Хотя, я почти уверен, что именно в их с Джиа союзе, именно Лиза служит тем самым якорем, способным угомонить его темперамент словами. Ну, или пристегнуть наручником за ногу. Я даже мог это себе представить. Знаю, что их совместная история намного глубже, чем обычный фиктивный брак ради гринкарты.
- Это было не жопа к жопе, если ты хочешь знать, - смеюсь я, забивая яблоко марихуаной уже по третьему кругу. Оно уже прилично износилось, но стало максимально удобным для раскурки. Медицинская марихуана не славиться тем, что забирает слишком быстро. Наоборот, она легкая, способствует уменьшению боли и расслаблению. Но если ее забивать столько, сколько это делаю я, то эффект достигается в разы быстрее. Вижу, что Лиза тоже смеется. Она не пропускает своей очереди, а ее зеленый чай из пакетика давно остыл. - Честно говоря, я уже сам толком не помню, но впечатления остались приятные.
Лиза за что-то злиться на Джонни. Кстати, он мне никогда не представлялся мне этим именем. Я и не спрашивал. На нашей встречах он всегда был в драге. После нашего первого знакомства я больше не ходил смотреть на него в клубы, но встречал после. Чаще всего, мы покупали мороженное и ходили на мою секретную скамейку провожать поезда. Джиа любил высокопарные слова и поднимал темы, которые я последний раз обсуждал разве что в Академии Сан-Фернандо, когда изучал искусство реставрации в Мадриде. Секс не был основой моей привязанности к нему. Скорее, дополнение. Когда нам надоедало говорить и провожать поезда, мы шли в гостиницу и трахались. Или же, я просто избавлял Джонни от парика, шпилек и тугого корсета и мы мирно засыпались, сложив руки и ноги друг на друга.
- Он тебя чем-то обидел? Или просто достал своей заумной болтовней? - спрашиваю я у Лизы прежде, чем пыхнуть и передать ей. Честно говоря, не думал, что дойду до такой жизни, когда единственное чем можно догнаться будет марихуана по рецепту от моего онколога. Я пробовал алкоголь. Мне его нельзя. Не из-за химиотерапии, благодаря которой моя жизнь теперь отмеряется циклами, курсами и перерывами между ними. А из-за вида опухоли, который не приемлет спиртное. Любые другие таблетки, которыми я привык закидываться тоже могут прикончить меня раньше рака. Мне даже при простуде почти ничего нельзя. Кроме того, у меня так часто берут кровь, что в ней невозможно скрыть никакие следы посторонних наркотических развлечений.
- Ладно. Можем не говорить больше о Джонни. О моем раке уже поговорили. Давай тогда обо мне. Я скульптор. Вообще я больше отношу себя к свободным художникам, но последние пару лет мне интересно работать с камнем. Выставляюсь в Америке и в Испании, в основном. Обо мне даже пишут. Я единственно широко известный в узких кругах скульптор, которому не за шестьдесят. У меня и агент имеется. Он индус. Хватка у него пиздец мощная. Если что-то попадет в его руки, то он не отпустит.
Мне сейчас немного жаль Кита. Ему всегда было сложно со мной работать. У меня был низкий процент усидчивости и, как следует из этого, продуктивности. Мы могли вместе сделать очень многое, а теперь я устаю, едва начав.
- Теперь расскажи ты. Почему порно? Эта какая-то грустная история или мечта детства? - улыбаюсь немного ядовитой улыбкой.

Отредактировано Diego Méndez (2021-01-12 22:01:54)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » открытки с того света


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно