внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост:
северина дюмортье
считать падение невесомых звезд и собственные тяжелые. собственные — они впитывались в тебя сладострастным искушением, смертельным ядом; падения собственного духа... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 23°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » radioactive


radioactive

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

https://i.imgur.com/CYkkRyn.jpg
Alice & Lorand
сентябрь 2020

[NIC]Alice Davenport[/NIC][STA]я понимаю, что вам нечем, но всё ж попробуйте понять[/STA][AVA]https://i.imgur.com/eWJEdAe.gif[/AVA][LZ1]ЛИССА ДЭВЕНПОРТ, 15 y.o.
profession: ученица частной школы;
headache: Lorand;[/LZ1]

+1

2

Ну вот и всё. [c'est la fin] Конец твоей вынужденной каторге, ежедневным ритуалам вежливости, прогулкам по окрестностям и разговорам о высоком, к черту всё. От этого тебе должно быть хорошо, не так ли? Ты даже немного устало, но упорно призываешь себя к безудержной радости. Тщетно. Хотя, твоя радость проявляется несколько иначе, не так, как возможно хотел бы отец, как ему было бы понятнее. Конечно, зачем заморачиваться. [пустое]
Сегодня ты попросил отвести тебя в город, это последний вечер каникул, моросящий дождь, совсем не холодный, даже приятный ветер, ему можно подставить лицо, можно даже поймать пару капель языком, пока водитель ползет сзади тебя вдоль дороги. Ему плевать на твои странности, он не вникает, вот для него ты всего лишь подросток, ему ты не демонстрируешь свою избалованность, а она ведь обязательно должна быть присуща тебе, отпечаток фамилии, цифры банковского счёта отца бегущей строкой на лбу. [hopelessness]
Ещё одна капля попадает на подбородок, бежит по шее, щекочет, усмешка касается губ и тут же лёгким дуновением ее слизывает ветер. Ты чертовски хочешь покурить. Оглядываешься, чёрный гладкий длинный "корабль" продолжает медленно плыть. Прищуриваешься, ускоряешь шаг. Интересно, что бы она сказала, если бы шла рядом. Точно закатила бы глаза в первую очередь, а ещё добавила, что-нибудь на французском, одно слово, обращённое к тебе, а кажется будто в воздух, слетело бы с губ на выдохе, поймать бы его на лету, сжать в кулаке и отправить ей обратно - мягкий бросок и слово застревает в ее горле, шейка начинает вздрагивать. поперхнулась? да неужели? постучать? ну как скажешь.
Дождь усиливается, словно хочет успеть за тобой, за твоим быстрым шагом. Впереди поворот, тёмный переулок, машина здесь не проедет, ты быстро сворачиваешь, несколько шагов и прячешься в нише, этот идиот пробегает мимо тебя, а ты выныриваешь, быстро идешь назад, бросая взгляд на мигающие аварийки и приоткрытую пассажирскую дверь. Нет, ты не сядешь в машину, ты скроешься в другом переулке, через улицу, чтобы просто выдохнуть, остаться наконец одному, ненадолго, всего полчаса своего собственного времени, без оглядки, без присмотра, без необходимости соответствовать.
Достаёшь из кармана намокшую самокрутку, прикуриваешь и прикрываешь глаза, на пару секунд задерживая дыхание. Сейчас она бы тоже что-то сказала, хотя - более вероятно просто красноречиво закатила глаза, а ты предложил бы ей затянуться [определенно]. Удивительно как здесь безлюдно и в то же время спокойно, такое непривычное для тебя место, такое странное желание - прогуляться по темному переулку, будто совершаешь променад по саду перед сном. Но пожалуй это лучшее твое решение и тебе плевать даже на выговор отца за ужином, укоризненный взгляд его женушки и так удивительно ловко прячущуюся улыбку на лице маленькой мисс Девонпорт. Вот только тебе ничего не стоит поймать ее. Это привычная практика, за год можно стать практически профи, спасибо твоей частной школе и тем, кто каждый день бросает на тебя вот такие недружелюбные взгляды, считая, что умело прячет эмоции. Ох уж эти детишки богатых родителей [потрясающая стабильность].
Ты поднимаешься к себе, заканчивая с едой раньше всех, никакого желания сталкиваться с ней у двери, прогулка была отличным завершением дня и ты не добавишь в него ложку дёгтя пожеланием спокойной ночи твоей "сестре". Вам предстоит встретиться утром, вот тогда и продолжится негласная война. Сколько бы раз вам не удавалось вполне сносно и даже с интересом провести время друг с другом, не проходит и пяти минут после, как ты снова красивым ровным почерком выводишь в своей тетради один из красочных эпитетов, пристегнутых к ней, как изящная запонка к твоему манжету [невыносимая]. А ведь ты понимаешь, что лжёшь себе, но понимание ничего не меняет.
- Готова к встрече со стервятниками? - вы едете в одной машине, конечно держась на максимальном расстоянии, таком, какое позволяет заднее сиденье лимузина. Ты говоришь, откинув голову на спинку, упираясь затылком в кожаную обивку, твои глаза закрыты, руки даже сидя ты держись в карманах. Почему вы должны ехать вместе, в гараже полно машин? Почему вообще она должна идти в твою школу, в твой класс? Почему тебе нужно "проявить благородство"...кривишься, слыша в голове голос отца. Твоя задача познакомить Алису с директором, учителями и одноклассниками. [fuck] Ладно, ты согласен на директора и одного из учителей, у вас как раз сейчас иностранная литература, преподаватель один из тех, кого ты действительно уважаешь, но остальные, а тем более одноклассники. Закатываешь глаза, вылезая из машины.
- До вечера, Винс, - ты даже не думаешь открыть дверцу для Лиссы, намеренно забывая, что сегодня ты не один и теперь это будет каждый день. Наверняка вас ещё и посадят рядом.
- Можешь лицезреть сие прекрасное заведение для особо одаренных, кому толстые кошельки предков позволяют переступить через дорог и не сгореть в адском пламени, - ты снова паясничаешь, разворачиваешься к ней, чуть наклоняя голову, один глаза закрывает кудрявая чёлка.
- Я забыл тебе сказать, что меня здесь ненавидят, - подмигиваешь и, поравнявшись с ней, идешь рядом. На вас уже бросают косые взгляды.
- Ну может быть с ненавистью я преувеличиваю, хотя...позволю тебе самой сделать выводы, - и надеюсь ты сделаешь правильные и будешь держаться от меня подальше.
Несколько человек все же кивают тебе, кто-то вскользь жмёт руку, но ты видишь кто их интересует на самом деле. Девочка рядом с тобой, сестра не похожая на тебя ни капли, уверенная, утонченная, идеальная. [repeat please]. И ты с ужасом чувствуешь, что тебе хочется сделать что-то совершенно дурацкое, вроде подножки, чтобы она растянулась прямо посередине коридора перед директором, спешащим вам навстречу. Чтобы вся эта самоуверенность, достоинство и безупречность с силой ударились об исчерченный каблуками пол [не_идеально] [глупо]. Поражаешься сам себе, такой по-детски банальной, идиотской мысли, методы, которые ты никогда в жизни не использовал. И не будешь.
- Это наш директор, мистер лижу_вам_задницы_за_ваши_деньги. Как ты понимаешь, на наши задницы это тоже распространяется, - говоришь тихим шепотом, наклоняясь к уху Лиссы, аромат ее шампуня приятно щекочет нос. По обе стороны от вас подозрительно увлекшиеся содержимым своих шкафчиков, ученики. Тебе понятно их любопытство. Ладно, черт с вами, сегодня маленькая мисс действительно выглядит очаровательно, при этом без всякой приторности.
- Только не морщи носик, он тут же подумает, что от него воняет и начнет нервничать. Поверь, это тебе не понравится, - ещё пару шагов и на лице директора Олгуда расцветёт улыбка. Он сама приветливость и гостеприимство [лицемерие высшего уровня].
- chenille, - произносишь совсем тихо, совсем близко, едва не касаясь ее волос губами. Директор и правда очень похож на гусеницу, долговязый, руки длинные, пытаясь идти прямо и держаться с достоинством, он выглядит скорее несуразно, огромный размер обуви, он будто ползет, а маленькая голова, с заученной за годы работы улыбкой, смешно посажена на длинную шею, которая оказывается на удивление гибкой, когда директор наклоняется и протягивает руку.
- Доброе утро, мистер Сомерсет. А эта прекрасная юная леди, как я понимаю ваша сестра?
[NIC]Lorand Somerset[/NIC]
[STA]ваша история едва ли интереснее моей[/STA]
[AVA]https://funkyimg.com/i/34ZC1.gif[/AVA]
[SGN]* * *[/SGN]
[LZ1]ЛОРАНД СОМЕРСЕТ, 15 y.o.
profession: ученик частной школы;
menace: Alice[/LZ1]

Отредактировано Apple Flores (2020-10-30 00:15:35)

+1

3

Ты пыталась. Честно. Пыталась сделать так, чтобы Лоранд, прости господи, тебе понравился. Приглядывалась к нему – зачастую он даже не замечал, что ты наблюдаешь за ним и внимательно изучаешь каждую его привычку; старалась его понять и полюбить таким, какой он есть. Ты вообще много чего делала, чтобы освоиться и привыкнуть. Лоранд был неотъемлемой частью дома и Лондона в целом, в твоих интересах было, если уж не подружиться, то наладить с ним хоть какие-то отношения. Но не получалось. Он тебя перманентно бесил. Ваши удивительно цивилизованные прогулки и такие же удивительно цивилизованные беседы заканчивались твоим некультурным фырканьем и закатыванием глаз. Тебе хотелось его задушить! И избавиться от тела, закопав его в мамином розарии под самой её лучшей розой. Доброжелательная и открытая улыбка всё чаще тебе самой напоминала вымученный оскал, но никто, кажется, не замечал твоих… попыток выглядеть чертовски дружелюбной и такой же чертовски милой.

Ваши слепые и глухие родители считали, что вы практически лучшие друзья, которые ни дня не могут прожить друг без друга. [Если бы тебя внезапно решили отправить обратно в Женеву, никто бы из вас не расстроился. Особенно ты]. Вы играли хорошо отрепетированный спектакль. Занавес опускался ровно в тот момент, когда ты захлопывала дверь своей комнаты и шумно выдыхала – мучения окончены. На самом деле, Лоранд был не так уж и плох. В некоторых местах он даже казался тебе милым. Но каждый раз, когда чаша весов начинала склоняться в сторону Лори, он выкидывал очередной фортель, и ты вспоминала, почему он так сильно тебе не нравится.

Разумеется, он тебе не нравится. Он и не должен тебе нравиться. Он всего лишь сын маминого нового мужа – и ничего больше. [Если повторять это достаточно часто, то можно вообще забыть о существовании Лори на одной с тобой территории].

Противный избалованный мальчишка уехал. Ты понятия не имела куда. Ты даже не знала, что он уехал, пока он тебе не понадобился. Очередной прилив сестринской любви (одиночество) толкнул тебя в сторону его комнаты. Захватив с собой одну из книг Германа Гессе [предлог: внеклассное чтение, Лоранд должен был признать, что немецким ты владеешь лучше, чем он], ты вышла из спальни и постучалась в соседнюю комнату. Тебе не открыли. Ты была возмущена и взбешена, пока одна из горничных не сказала, что «мистер Лоранд уехал». Ну и ладно, ну и не очень-то и хотелось. Ты не стала ни вкладывать записку, ни подпихивать под дверь книгу, просто ушла. В отличие от некоторых праздно шатающихся у тебя весь день расписан по минутам. И именно стоя у двери в комнату Лори, тебе пришла в голову мысль начать занятие по латыни на час раньше. Здесь у тебя не было учителя – ta maman так и не озаботилась поискам учителя, с которым ты могла бы заниматься языками. Зато они вместе с мистером как-его-там-зовут радостно нашли вам учителя бальных танцев. Это ведь так чудесно, из вас выйдет, господи прости, прекрасная пара. Ta maman просто сияла, когда сообщала тебе волнующую и чудесную новость. Новость тебе не понравилась. Лори – тоже. И это была ваша вторая одинаковая реакция – если считать первую, возникшую во время знакомства.

Весь вечер ты старательно не замечала Лоранда. У тебя много дел, и ты не собираешься нарушать собственный распорядок дня. Пожалуй, в некоторых местах ты немного перегнула палку, но с кем подобного не бывает в пятнадцать лет. Закончив с ужином, ты, гордо вскинув подбородок, пафосно удалилась в музыкальную комнату. Вообще-то фортепиано никогда не было твоим любимым инструментом, тебе больше по душе была виолончель, но сегодня ты решила третировать всё семейство Бахом – тебя слабо интересовало - нравится им или нет. Они заслужили. А у тебя раздраженной Бах всегда получался особенно ярко и чувственно. [Учителя музыки тебе тоже не хватало, но… «Бальные танцы! Очаровательная идея!» Идея, как лучше испортить детям жизнь].

Утром ты спускалась, как будто впереди тебя ждала не школа, а, как минимум, эшафот. Все были очень милыми и очень душевными, а тебе хотелось плеваться ядом и фыркать на каждое слово родственников. Даже Лори был вполне сносен – и это, пожалуй, раздражало тебя особенно сильно. Элитная школа – настоящий серпентарий, в этом ты не сомневалась. У тебя есть плюс: происхождение, но… Ты бы всё-таки предпочла учиться дома, не растрачивая силы и время на ненужную тебе социализацию и такие же ненужные предметы. – К этому можно подготовиться? – фыркаешь, отворачиваясь к окну. Главный стервятник милого и душевного заведения, где тебе предстояло учиться, сидит в одной с тобой машине, так что… Наверное, ты готова.

Выходишь из машины самостоятельно, одергивая форменный пиджачок. Идёшь, абсолютно никуда не торопясь и старательно не_разглядывая толпу школьников, упакованных в такую же, как у вас с Лори, форму. – Очень мило, - отвечаешь на его фразу – охотно веришь, что его здесь терпеть не могут. Такого заносчивого, противного и … и… и вот это вот всё мальчишку ещё поискать! Даром, что отпрыск очередной именитой семьи. Родовой герб, фамилия. И как тебя угораздило? Ты практически сразу замечаешь заинтересованные взгляды на тебе. Каждый из пытается оценить стоимость твоей блузки, туфель и идеальной прически. Они изучают тебя и не торопятся знакомиться. Пока тебя всё устраивает. Послушно следуешь за Лори, который уже занимает в этой иерархии определенную ступень – и что-то тебе подсказывает далеко не самую последнюю.

- Какая…ммм… - старательно подбираешь подходящее слово на английском, но так его и не находишь. Очаровательно улыбаешься директору – совершенно случайно ты даже имени его не знаешь. Задавливаешь внутри себя хихиканье – определение Лори оказалось чертовски точным, в самое яблочко. Если ты сейчас засмеешься, можно будет в принципе смело покидать сие учебное заведение, имеющее очень_много_положительных_отзывов.

- Алиса Дэвенпорт, - послушно протягиваешь директору узкую ладошку. На щеке появляется очаровательная ямочка – ты прекрасно знаешь, какое впечатление производишь. – Очень хорошо, очень…  - бубнит директор, пока ты незаметно вытираешь руку – у директора ладонь была потной и очень горячей. – Проходите в класс, не стоит опаздывать на занятия, - ему явно нечего вам сказать. Ты переплетаешь свою руку с рукой Лори, посылая ему взгляд «попробуй мне что-нибудь сказать», и отправляешься в школьный класс. Только идиот реально подумает, что вы брат и сестра. Но кто знает, может быть, некоторые и действительно идиоты…

В классе тебя сразу же окружает стайка девочек. Они оттесняют тебя от Лори. Ты улыбаешься, представляешься – морщишься, когда одна из твоих новых одноклассниц принимается поливать тебя Элайза – господи, имя Алиса так сложно запомнить?! – и молишься про себя о звонке. Но он случается только через пять минут. За это время на тебя вываливается уйма информации – в основном, конечно, сплетенки и куча имен [процентов восемьдесят ты вообще не поняла, но это детали]. Все время разговора – ты молчала, девочки говорили – твоё лицо выражало исключительно дружелюбие и очарование, зато глаза умоляли о помощи – но этот призыв мог понять только Лори, который на тебя и не смотрел.

- Доброе утро, класс! Дамы, по местам, - учитель ловко разбивает ваш кружок. Девочки упархивают на свои места, пообещав тебе рассказать остальное после уроков, ты же остаешься стоять. – Мистер Сомерсет, представьте нам вашу сестру, пожалуйста, - ты закатываешь глаза. Свободное место, разумеется, осталось только рядом с Лори – кто бы сомневался, ты – ни секунды. Официальное представление закончилось чересчур быстро, и ты уже выдохнула, но учитель только-только набрал в грудь воздух [merde!].- Где вы учились, мисс Дэвенпорт? И была ли у вас иностранная литература?

- Я училась в Швейцарии. У меня была мировая литература, акцент мы делали на немецкой и французской классике, - учитель кивает и разрешает тебе занять место. Аккурат рядом с твоим любимым и обожаемым братом. Урок начался. Спустя полчаса ты поняла, что из этой затеи ничего не выйдет: ты знала произведение, которые вы разбирали, но понимала только каждую пятую фразу учителя. Кажется, у тебя проблема. И зовут её отнюдь не Лоранд Сомерсет. А так хотелось!
[NIC]Alice Davenport[/NIC][STA]я понимаю, что вам нечем, но всё ж попробуйте понять[/STA][AVA]https://i.imgur.com/eWJEdAe.gif[/AVA][LZ1]ЛИССА ДЭВЕНПОРТ, 15 y.o.
profession: ученица частной школы;
headache: Lorand;[/LZ1]

+1

4

Неприятно, но приходится признать фактом, что ты наблюдаешь за ней. Нет, твой интерес не похож на тот, что испытывают вылизанные детишки, прилипшие к шкафчикам, они жаждут приблизится к симпатичной новенькой, прощупать ее /причем во всех смыслах/, понять может ли она быть полезна, здесь ведь нет ничего кроме выгоды, в этих стенах, где за побелкой может быть спрятано много чего любопытного. [не для тебя]
Ты же хочешь оценить масштабы бедствия, так ли она хороша?
Даже при директоре, ты не вынимаешь руки из карманов, можно подумать в них хранится что-то очень важное, требующее постоянной проверки на предмет исчезновения. Увы, это не косяк, догадка была бы слишком очевидной.
Пока это несуразное подобие слизняка обращает все свое внимание на Лиссу, ты делаешь почти тоже самое, хотя внешне у тебя привычно скучающий вид, ухмылка то появляется, то исчезает, когда ты видишь , что она справляется со смешком, с достоинством задирает свой аккуратный носик и протягивает руку. [упс, сюрприз] Неужели? Мисс Алиса Дэвенпорт вытерла руку чуть ли не о рукав благоухающего лучшим парфюмом Парижа пиджака. Нет, это всего лишь платок, ловко и незаметно вытянутый пальчиками из кармашка. [charmant] 
Кажется директор не находит других слов, как отправить вас в класс. Свою миссию он выполнил и может ползти обратно в кабинет грызть свои листья и перекладывать бумажки с места на место. Но ты можешь поспорить, что сегодня, возможно даже в ближайшие полчаса, он точно откроет личное дело маленькой мисс Дэвепорт и пролистает засаленными пальцами несколько страниц [тошнотворно]
- Я предупреждал, - наклоняешься к ней снова на радость глазеющим и хмыкающим, а на самом деле, чтобы ещё раз уловить запах ее шампуня и выдохнуть на нежную мочку ушка. Она была бы прелестной, если бы так не раздражала, даже ее рука, переплетенная с твоей могла бы казаться чем-то вполне естественным. Вот только между вами слишком много «но».
- Его зовут Дастин Олгуд. Эту говорящую фамилию полезно запомнить на будущее. И не морщи носик, Лисса, - успеваешь шепнуть, прежде чем на твою сестру, прости господи, не налетают девчонки. Тебя почти сшибает с ног щебетание и сладкое облако ароматов, от которых хочется отмахнуться. Где твой подоконник, дурманящий запах травки и такая потрясающая тишина. [привычная тленность бытия].
Ты наблюдаешь со стороны, прекрасно отмечая ее смятение, пусть и умело скрываемое за сдержанной и /вот это поворот/ дружелюбной улыбкой. Вся эта сцена выглядит очень забавно, особенно когда ты, присев на край парты и, сложив руки на груди /не в карманах, прошу заметить/, не скрывая ухмылки, смотришь куда-то в совершенно противоположную сторону. Ещё немного и ты начнешь насвистывать незамысловатую мелодию, показывая крайнюю степень равнодушия. Но стоит ей перестань взывать к тебе взглядом, как к манне небесной, ты поворачиваешься, чтобы с наслаждением поймать эти секунды ее мучений и твоего торжества. [oh, oui-oui, merci]
Как всегда учитель своим появлением портит все, тебе приходится вытянуться, демонстрируя идеальную осанку, правда ты умеешь это сделать с нужной долей вальяжности, избегая ощущения беспрекословного подчинения местным правилам. Без единой запинки, с неподражаемой уверенностью в голосе, ты произносишь полное имя твоей сестры, наверняка ее этим удивляя, но ты тоже успел заглянуть в ее личное дело, прежде чем оно попало в руки директора. Садишься на свое место, услужливо отодвигая стул, чтобы Лисса могла занять свое, конечно рядом с тобой. Она гордо озвучивает ответ на вопрос учителя, пока ты вырисовываешь вензеля на тетрадном листе.
- Уже можешь выдохнуть, первый акт нашей длинной пьесы окончен, - ты одновременно слушаешь учителя и краем глаза следишь за ней. Нервничает? Или тебе только очень хочется так думать? Конечно, она будет старательно записывать, напрягать слух и память, ни за что не признаваться, что, черт возьми, столкнулась с трудностями. Идеальная мисс Дэвенпорт, та, что на голову выше всех по всем предметам. [ууу, мне так жаль]
Во время урока ты не пытаешься вклиниться в ее личное пространство, ты даешь ей возможность самой понять насколько все плохо. Но когда урок заканчивается и Алису тут же снова норовят обступить, одним движением показываешь, что сейчас не время и этому жужжащему о глупостях рою лучше отвалить.
- На секунду, - ты обращаешься к ней и для убедительности берешь под руку, сжимая чуть сильнее, чем следовало, ведешь к столу преподавателя.
- Лоранд? Мисс Алиса? Какие-то вопросы ко мне? - если директор похож на гусеницу, то этот преподаватель напоминает сову. Круглые очки, глухой голос, густая седина, хотя ему кажется совсем немного за сорок.
- Да. Я бы хотел попросить ту книгу, которую вы мне давали в прошлом году для моей...сводной сестры.
- Дополнительные занятия не потребуются? - мистер Заменгоф /собственно его происхождением вполне объясняется схожесть с совой и скрупулёзность в каждом действии/ отворачивается, чтобы подойти к книжным полкам и начинает методично перебирать книги, пока ты бросаешь быстрый взгляд на Лиссу, взгляд из серьезного моментально превращается в смеющийся. Выжидаешь паузу.
- Нет. Я сам смогу позаниматься с ней, если вдруг возникнет необходимость, книги достаточно. Спасибо, - преподаватель вручает тебе книгу и вы выходите из кабинета, только за порогом ты отпускаешь руку Алисы, а свои поднимаешь вверх, изображая временную капитуляцию. Но через пару секунд снова засовываешь их в карманы, зажимая учебник под мышкой.
- Только давай не будем прямо сейчас переходить к третьему акту. Высший момент конфликта ещё не наступил. Разве тебе не хочется растянуть удовольствие? - мимо вас проходят другие подростки, кто-то задевает Лиссу плечом, тут же небрежно извиняется и перехватывает твой  взгляд полный раздражённого пренебрежения. [piece of trash]
- У нас есть десять минут. Пойдем выпьем кофе или чем ты запивала первый не совсем удачно сложившийся урок в Швейцарии? - подходишь ближе, подставляешь ей локоть, не особо надеясь, что она тут же примет твое предложение. Но пока рядом с ней ты никого не видишь, кроме себя.
Не пройдет и пяти минут, как ты об этом пожалеешь. 
[NIC]Lorand Somerset[/NIC]
[STA]ваша история едва ли интереснее моей[/STA]
[AVA]https://funkyimg.com/i/34ZC1.gif[/AVA]
[SGN]* * *[/SGN]
[LZ1]ЛОРАНД СОМЕРСЕТ, 15 y.o.
profession: ученик частной школы;
menace: Alice[/LZ1]

+1

5

Ты умеешь вести себя так, чтобы никто не догадался о наличии у тебя каких-то проблем. На твоём лице – уверенность и сосредоточенность. Ты следишь взглядом за учителем, напрочь игнорируя существования рядом Лори. В нос забивается запах его одеколона или чем он там пользуется. Запах тебе нравится, но ты в этом никогда и ни за что не признаешься. В моменты, когда речь учителя становится совсем непонятной, ты скользишь взглядом по другим своим новым одноклассникам. Напомаженные девочки, на которых крупными буквами написан статус, такие же напомаженные мальчики. Целый класс идеальных детей, в чьих руках с наманикюренными пальчиками находится будущее Великобритании. Кто-то станет министром, кто-то – наследником корпорации, кто-то получит место в парламенте. Никто из вас не станет никем, вы рождены совсем для другой жизни. И вряд ли кто-то из учителей думает, что вы просто дети. Не просто. Золотые слитки, требующие обработки – наверное, странно читать лекцию в классе, где все фамилии что-нибудь да значат.

Звонок, означающий окончание урока, звучит для тебя, как колокол спасения. Не позволяя себе суетиться, ты встаешь из-за стола, аккуратно убираешь в сумку вещи – всего одна тетрадь с записями, которые ты по привычке делала на французском, и пенал – в отличие от всего остального твоего имущества, простенький, тканевый и давно потёртый. – Только не говори, что соскучился, - фыркаешь, но послушно позволяешь Лоранду взять себя под руку – он мнёт пиджак, на что тебе абсолютно плевать. Он подводит тебя к учителю [за каким-то чертом] и просит для тебя какую-то книгу. В вашей библиотеке чего-то нет? В непонимании ты переводишь взгляд с Лоранда на мистера Заменгофа, но лицо старательной ученицы всё же делаешь. – Спасибо, - лучезарно улыбаешься учителю и выходишь из кабинета вслед за Лори.

- Это сейчас что было? – английская школа и англичане, черт бы их побрал. Вообще-то ты тоже англичанка – чистокровная, но ты всю жизнь прожила в Швейцарии и практически не вспоминала, где родилась ты и где родились твои родители. – Не очень-то и хотелось, - поджимаешь губы и качаешь головой. - Кажется, ты брал эту книгу для меня? - чуть отходишь, чтобы тебя не задевали другие ученики. Ты бы с удовольствием сейчас с гордостью удалилась куда-нибудь, но в этой школе ты никого и ничего не знаешь. Вынужденная необходимость доверять своему сводному брату. Сегодня у вас все уроки общие, зато завтра у тебя сдвоенный немецкий в то время, когда Лори будет корпеть над французским. Смежные классы, но хотя бы не одна парта [merci].

- Молоком. Я не пью кофе, - это вредно для здоровья. А в твоей жизни есть только то, что для тебя полезно. / Вряд ли, конечно, общение с Лори для тебя полезно, но так считает твоя мама, так что … Тебя в очередной раз не спросили /. Несколько секунд раздумываешь, а потом всё-таки цепляешься за руку Лори. Сам ведь предложил. Пропитываешься его запахом и не можешь сказать, что тебе это не нравится. Дружелюбно улыбаешься Лори – в школе тебе совсем не хочется показывать всем и каждому, что общение у вас с братцем не задалось. Воспитание не позволяет тебе выносить сор из избы. У каждого из этих напомаженных детишек есть проблемы в семье – кто-то кусается с братьями и сестрами, кто-то не может найти общий язык с родителями, но каждый из них скорее откусит себе язык, чем скажет об этом вслух.

- Ты всегда учился в этой школе? – пытаешься завязать вежливую беседу, пока вы идёте к столовой. Не то чтобы тебе слишком сильно хочется общаться с Лори. Впрочем… он вполне неплохой собеседник, даже хороший, в этом ты убедилась, пока вы вместе гуляли по парку и пытались показать родителям, будто бы подружились. – Один год я училась во Франции. В частной школе для девочек. Это было очень так себе, - заниматься дома с личными учителями тебе нравилось больше. Но это время осталось позади: если уж Арабелла Дэвенпорт что-то решила, то можно не сомневаться – решила она это окончательно. Ты немного жалеешь, что не попала на их с мистером Сомерсетом свадьбу, но пестрящих яркими фотографиями страниц в газетах и журналах тебе вполне хватило. К слову: ни на одной из них ни разу не мелькнул Лори. Единственный сын тоже пропустил торжественное мероприятие?

- Следующим уроком математика, - вытаскиваешь аккуратный блокнотик, где у тебя записано расписание, допиваешь своё молоко и салфеткой вытираешь губы. – Где это? – не слишком интересно, но нужно же как-то заполнять неловкие паузы. Вы всё ещё слабо представляете, о чем беседовать друг с другом. Вы чужие люди, которые по прихоти судьбы живут вместе. – Лори… а ты когда-нибудь прогуливал уроки? – во французской школе ты прогуливала. Сбегала как-то с урока рисования, тебе не нравилась учительница, и ты выражала своё отношение, как могла. Дома, конечно, ты не могла прогуливать, но иногда тебе разрешали отменить уроки на целый день – или заменить их, допустим, уроком музыки в преддверии конкурса. / Ты с ужасом ждёшь, когда кто-то из ваших родителей догадается, что вы должны сыграть ансамблем. Не-дай-бог /.

Ты собираешься спросить у него ещё что-нибудь, когда рядом с тобой появляется какая-то девочка. – Привет, Лоранд, - она сияющее улыбается твоему сводному брату. – Как прошли твои каникулы? – как они могли у него пройти, когда в августе ты приехала в его дом? – Ты ведь Элайза? Вы родные брат или сестра? – ты едва слышно вздыхаешь, понимая, что Лори не собирается избавлять ваше общество от этой странно-дружелюбной девочки, у которой ты даже имени не знаешь. – Меня зовут Алиса. И мы сводные брат и сестра, - как можно решить, что вы родные? Тебя что, всё это время в подполе прятали по их мнению? Ещё пару лет назад не было никаких поползновений к тому, чтобы вы стали родственниками, но у родовых семей свои видения правильной жизни. – Вы знаете, что с нами в один класс по истории будет ходить Джинни Гинсбург? – а вот и сплетенки. И сразу про Джинни – ваша, господи прости, семья дружила с её семьей. Идея вытащить ребёнка из привычного окружения и сунуть его в незнакомое пришла в голову не только твоей матери. – Извини, но нам нужно идти. Лори обещал мне помочь с математикой, - девочка что-то бормочет в ответ, пока ты дружелюбно улыбаешься, уводя Лори в противоположную сторону от кабинета математики. – Скажи мне, что есть другой путь к кабинету. И мне не нужна помощь с математикой. Просто я не люблю сплетни, - Лори тебе тоже нравится не слишком сильно, но больше, чем сплетни.
[NIC]Alice Davenport[/NIC][STA]я понимаю, что вам нечем, но всё ж попробуйте понять[/STA][AVA]https://i.imgur.com/eWJEdAe.gif[/AVA][LZ1]ЛИССА ДЭВЕНПОРТ, 15 y.o.
profession: ученица частной школы;
headache: Lorand;[/LZ1]

+1

6

Удивительно, но тебе нравится разыгрывать этот спектакль. Особенно не зная комедией или трагедией он в итоге обернётся. До появления Лиссы, здесь было чертовски скучно, обыденно [prévisible]. А теперь ее ручка аккуратно цепляется за твой локоть, удобнее перехватываешь книгу, взгляд исподлобья, изучающий мысы лаковых ботинок, усмешка с лёгким оттенком торжества. Нет, это нельзя назвать даже маленькой победой, но ваше шествие по коридору вполне подойдет для сравнения с проходом по красной дорожке the Royal Family. Тебе даже немного льстят взгляды в вашу сторону, пусть это и благодаря твоей маленькой сестренке или ее матери.
- Разумеется, молоко, я мог бы догадаться, - вы обходите компанию парней, идущих навстречу, легко уловимый дух презрения, ты даже поводишь носом по воздуху, ноздри подрагивают, чтобы втянуть его почти с наслаждением. Отношение к тебе изменится только в худшую сторону, и это вызывает ощущение сравнимое разве что с шоколадной пастой, текуче расползающейся по свежему ломтику хлеба. [pervers] твое личное. Это ещё один способ повеселиться, разбавить унылую школьную жизнь, не только же обмениваться сухими кивками, и пожимать руки, с осознанием того, что вот эта самая рука, сжимающая твою ладонь очень хотела бы оказаться на шее. Кстати, Лори, за что тебя так ненавидят? Задаваться этим вопросом тебе надоело ещё лет пять назад. И все варианты ответов давно забыты. [не_жаль, все они были скучными]
- Да. Можешь себе представить как мне повезло. Хотя..., - замедлив шаг, делаешь вид, что усиленно что-то вспоминаешь. Полгода, выпавшие из жизни, тебе не очень хочется вспоминать, болезнь матери, скандалы, выдуманная командировка, дележка тебя, как куска мяса молодого ягненка, горы, вечный снег... - Шесть месяцев на домашнем обучении, два года назад. Ерунда. Здесь есть то, что мне интересно, люди, вроде профессора Заменгофа, предметы, на которых я не сплю, - говоришь почти нормально, в твоих интонациях ни намёка на фальшь или позерство. Ты можешь быть собой. Как и она.
- Что не так было со школой для девочек? Девочки? - усмехаешься, отодвигая для нее стул. - Я принесу твое молоко.
Себе ты берешь крепкий кофе, ждешь когда он остынет, крутишь чашку за тонкую ручку на блюдце, издавая раздражающие звуки. Одна рука по обыкновению в кармане, закидываешь ногу на ногу, разминаешь шею, прижимаясь спиной к металлическим прутьям на спинке стула. Ты чувствуешь себя вполне комфортно, можешь наблюдать, как и всегда. Только сегодня все неуловимо меняется вокруг тебя, начиная с директора, ты не удивишься если он вызовет тебя к себе, может быть завтра, спросит, как юной мисс Дэвенпорт понравилось в школе и сможешь ли ты сделать все для ее комфорта. Ты скажешь «конечно», подразумевая - «и не подумаю». Но на самом деле вряд ли ты будешь столь категоричен. Зачем тебе ставить палки в колёса и заставлять эти очаровательные ножки спотыкаться о "вовремя" подставленный предлог. [разве что в порядке исключения].
- Где-то здесь, - улыбаешься, ждешь когда она закатит глаза, признаваясь, что тебе это нравится. - Ты всегда все записываешь? - упираешься локтем в стол, покачивая одной ногой. Отца это всегда дико раздражало, поэтому привычка выработалась до автоматизма. - Милый блокнотик, - в этот момент на твоем лице ни тени улыбки.
- Второй этаж, налево, прямо, ещё чуть левее, напротив окна с безвкусным цветочным горшком на подоконнике, двадцать четыре двенадцать, номер кабинета, - делаешь глоток кофе и облизываешь губы.
- Хм, дай-ка подумать, - да, - тебе ответ на этот вопрос кажется очевидным. А поддержание беседы в таком ключе, не хочется повторяться, но - скучным.
- А ты когда-нибудь курила травку? Или может быть подливала виски в пунш? Наверняка есть что-то такое, чего не за что не должна узнать о тебе Арабелла? - ты наклоняешься к Алисе, мимоходом заглядывая в ее блокнот. - Или мы будем говорить только об учебе и правильная девочка, которой не хватает идеальной коробки с ярким, нет, нежно-голубым атласным бантом, это и есть настоящая ты? - снова откидываешься на спинку стула. [оправдание собственной репутации]
Сейчас самое идиотское, что могло произойти - это появление Кирстен Флавье. Ты ненавидишь ее фамилию, ее акцент и чрезмерное дружелюбие [навязчивость].
- Кирстен, ты разве не в Канаде? - идиотское появление - идиотский вопрос. Ей ты намеренно не отвечаешь, впрочем твой ответ ей и не особенно нужен. Она пришла, чтобы рассмотреть Алису, Элайзу. Еле скрываешь усмешку.
- Уверен она станет твоей лучшей подругой. А нам с Элайзой действительно нужно идти, - ловишь взгляд своей милой [нет] сестренки, и прежде чем она, поднимаясь, уводит тебя, наклоняешься к уху Кирстен.
- Неужели так сложно запомнить имя? Или во время охоты на канадских медведей, пуля твоего отца просвистела над твоим ухом, Кирстен?
- Идиот, - девочка фыркает, но обижаться она не умеет, тем более, зная Лори с первого класса. Невольно произносит про себя "Алиса" и переключается на кого-то другого.
- Pardonne-moi, - подмигиваешь и присоединяешься к Лиссе, провожая взглядом нужную лестницу, ведущую к кабинету двадцать четыре двенадцать.
- Это всего лишь первый день, не придавай значения, - идешь вдоль кабинетов, начинающихся на ноль, цокаешь языком, останавливаясь напротив одного из них. - Иди сюда, - подзываешь Алису, встаёшь сзади нее чуть приоткрывая дверь. В кабинете темно, на большом полотне, служащем экраном идет фильм. В тишине слышится только скрип карандаша, редкое покашливание, шорох тетрадных страниц.
- Литераторы, мнящие себя кинематографистами, - говоришь шепотом, чуть подталкивая Лиссу к двери. - Что там показывают сегодня? Мне плохо видно, - наклоняешься, касаясь носом ее макушки, снова отмечая как приятно пахнет шампунь. Ещё пара минут и заиграет музыка, вам нужно будет идти на урок, длинным путём, через пару пролетов, не доходя безвкусного цветочного горшка, но зато с неплохими видами из окна на внутренний дворик, сад, за которым ухаживает школьный садовник Леонард, или просто Лео. На самом деле, здесь есть на что посмотреть, если абстрагироваться от разносящих сплетни девчонок и лощённых парней, гордо отметающих статус подростков.
- Ты любишь кино? - все также шепотом, делаешь паузу и не удерживаешься, чтобы не произнести это. - Элайза, - тут же отходишь назад и смотришь на нее, улыбаясь самой очаровательной улыбкой, на которую только способен, пока на фоне играет какой-то попсовый трек и вокруг становится слишком шумно. [конец первого действия. антракт]
[NIC]Lorand Somerset[/NIC]
[STA]ваша история едва ли интереснее моей[/STA]
[AVA]https://funkyimg.com/i/34ZC1.gif[/AVA]
[SGN]* * *[/SGN]
[LZ1]ЛОРАНД СОМЕРСЕТ, 15 y.o.
profession: ученик частной школы;
menace: Alice[/LZ1]

+1

7

Наверное, вы весьма очаровательно смотритесь со стороны. В большом зеркале, мимо которого вы идёте, проплывает ваше изображение. Вы неуловимо похожи: тонкие кости, несколько болезненная худоба, только подчеркнутая темнотой школьный формы, слишком бледная кожа с россыпью бледных созвездий-родинок. Наверное, вас действительно можно принять за брата и сестру – на первый, мимоходом брошенный взгляд. Если вглядеться внимательно, в глаза сразу же бросятся отличия. И дело не только в разном цвете и разрезе глаз или оттенке волос, а в том, как вы двигаетесь, воспринимаете и реагируете на окружающее вас пространство. Ничто не выдает в вас родных людей, впрочем, родными вы и не являетесь. Ты скользишь боковым взглядом по Лори, отмечая, что он вообще-то красивый и в такого совсем не грех влюбиться / особенно, когда тебе пятнадцать лет и глубоко в душе ты веришь, что настоящая любовь существует /. Идеальные черты лица – и оттенок легкого презрения, способный избавить парня от тяжкой ноши совершенства. Справедливости ради стоит отметить, что и форма на нём сидит, как влитая, нигде не морщась и вообще… / Тебя совсем немного (нет) раздражает, что Лоранд вот такой, какой есть. Тебе было бы гораздо проще, окажись он страшненьким и несуразным /.

- Слишком много ненужных мне предметов и программа обучения, которую я опережала на два года, - отвечаешь, всё ещё мимоходом отмечая особенности внешности твоего сводного брата. Того месяца, что вы провели вместе, тебе было явно недостаточно, всегда находились дела поважнее и поинтереснее. Но изучать его в школе – совсем другое дело, особенно в рамках принадлежности к одному дому. – Спасибо, - забираешь у него стакан с молоком, задумчиво упираясь взглядом в отполированный стол. Не то чтобы так интересно, но, наверное, хватит пялиться на Лори, как на что-то диковинное, ни разу в жизни не виданное. Делаешь несколько глотков и почти сразу облизываешь губы, перепачканные в молоке. Вообще для этого есть салфетки, но нет предела совершенству… По крайней мере, тебе так кажется.

- Ну, как сказать…. – ты действительно много записываешь, причина банальна: тебе нравится. – Ага, и стоит, как половина твоего гардероба, - индивидуальный заказ / этот блокнот ты получила в подарок на пятнадцатый день рождения с очаровательной запиской внутри. Ну, кому-то родители пони дарят, а кому-то вот блокноты, сделанные вручную /. Листаешь странички с выражением легкой скуки на лице, тебе в принципе не очень хочется разговаривать, но молча сидеть и заниматься каждый своим делом кажется тебе совсем уж глупым. / Просто признайся, хотя бы самой себе, что молчать тебе некомфортно /.

Вздыхаешь в ответ на его вопрос, ну, вообще-то, да, правильная девочка – это действительно и есть настоящая ты (или всё-таки нет? Скорее нет...). Но скука смертная, ты согласна. – Мне нельзя курить, а виски в пунш… Зачем, когда никто не запрещает мне пить, допустим, вино? Есть много вещей, о которых моя мама знать не должна. Ты, кстати, тоже не должен, - и не потому что растреплет Арабелле или что-то ещё такое же, наверняка Лори способен держать язык за зубами, а, ну, секреты на то и секреты, чтобы принадлежать одной тебе. Ты действительно редко делала что-то прям запрещенное, но раньше тебе очень нравилось гулять по ночным улицам в одиночестве и возвращаться домой с рассветом, залезая в комнату через окно. Тебе нравилось ходить подолгу в пижаме и рисовать на запотевшем стекле, оставляя на его идеальной чистоте свои отпечатки. Так себе запрещенные вещи, но в тебе всегда не хватало бунтарства. К чему оно? Все правила в твоей жизни всегда были достаточно разумны, чтобы их соблюдать.

Ты не спешишь обрести в новой школе новых друзей и в целом появление кого-то рядом с собой воспринимаешь, как вторжение в твое личное пространство. Наверное, тебе стоит быть более дружелюбной, а ты всё такая же отстраненно-вежливая, привыкшая к тому, что рядом нет никого / ну теперь Лори, однако его тебе навязали. Как и тебя – ему /. Ты бы с удовольствием сбежала отсюда, прямо сейчас, чтобы тебя, наконец, перестали разглядывать и оценивать, как выставочный экспонат. Тебе хочется домой, даже если домой – это там, где по соседству Лори, кстати, вполне умеющий становиться незаметным / спасибо-большое-ему-за-это /.

- Я бы хотела, чтобы первый стал заодно последним, - ворчишь себе под нос, двигаясь по коридору. Просто ты совсем не командный игрок и уже сейчас устала от обилия людей вокруг. Лори подзывает тебя к какому-то кабинету, и ты послушно идёшь, надеясь, что он решил показать тебе что-то интересное, а не какую-нибудь хрень. Твой взгляд почти сразу же останавливается на экране – смутно знакомый фильм. В классе тихо, но голосов актёров почти не слышно. Одно улавливаешь точно: фильм идёт в оригинале, кажется… немецкий? Ты силишься разобрать слова, но у тебя ничего не получается. - Что-то из артхауса, - отвечаешь шепотом, вглядываясь в экран. Лоранд прижимается к тебе, ты чувствуешь его дыхание на своей макушке и тепло его тела и… тебя это не раздражает. Есть в этом что-то – в том, как вы стоите совсем рядом, заглядываете в кабинет через крохотную щель и шепчетесь.

- Люблю, - успеваешь произнести до того, как твои глаза сужаются до двух щелочек, обстоятельно указывающих на то, что кто-то сейчас получит. Резво разворачиваешь к Лори лицом и шипишь: - ещё раз так меня назовешь, навсегда останешься мистер Как_тебя_там, - не то чтобы прям угроза… Но! В тебе плещется досада. Всё так было хорошо, а он взял и испортил такой момент! Идиот! Дурачина! Ну и пусть! Ты чуть было не расклеилась и не подумала, что вы действительно сможете быть друзьями. Он просто пошутил, а в тебе сразу же проснулось раздражение: потому что ты терпеть не можешь, когда кто-то коверкает твое такое просто имя. / Имя, как у той девочки из книжки, разве словно запомнить? /.

Берёшь себя в руки и мастерски стираешь с лица какие-либо эмоции. – Мы опоздаем на урок, - одергиваешь пиджак и отходишь от двери. Думая каждый о своём, вы мрачно плететесь к кабинету двадцать четыре двенадцать, где вам надлежит изучать математику. Не то чтобы твой любимый предмет. Уже у самой двери ты, неожиданно для самой себя, вдруг дергаешь Лоранда за руку и оттаскиваешь в первый попавшийся уголок / вы безбожно опаздываете – ну или задерживаетесь, потому что дети вашего положения не опаздывают /. – Давай не пойдем? – и всё-таки он здесь твой единственный друг… если у тебя вообзе есть друзья в этом мире. - Кажется, на сегодня с меня хватит уроков, - просто тебе даже представить сложно (и сразу начинает подташнивать от одной мысли), что придётся высидеть ещё несколько часов в классе, наполненном людьми, следящими за каждым твоим движением. – Если что, скажем, что мне стало нехорошо, а ты не мог меня бросить, все дела, - ты всё так же уверенно держишь его за руку, не давая свалить в класс. – Можем погулять по городу, я его почти не знаю, сходить в кино или ещё куда-нибудь. Вряд ли родителям сразу же доложат, что нас нет на уроках, - ты не уверена, что это работает именно так, но надеешься, в конце концов, кто запрещал тебе надеяться? – Ну так как? Или ты предпочтешь математику, а за ней ещё три урока? Ты спрашивал, правильная девочка – настоящая я, так вот: нет, - или что вернее: по обстоятельствам. Сейчас тебе, например, совсем не хочется сидеть в школе и внимать учителям, половину слов которых ты тупо не разбираешь…
[NIC]Alice Davenport[/NIC][STA]я понимаю, что вам нечем, но всё ж попробуйте понять[/STA][AVA]https://i.imgur.com/eWJEdAe.gif[/AVA][LZ1]ЛИССА ДЭВЕНПОРТ, 15 y.o.
profession: ученица частной школы;
headache: Lorand;[/LZ1]

+1

8

Тебе нравится вся эта тень раздражённости, скользящая рядом с выдержанностью, необходимость быть рядом и соблюдать этикет, при этом будто бы скрывая естественную ненависть. Тебя это забавляет. Ведь так намного увлекательнее, чем если бы ты как всегда был один. Алиса твой маленький бонус. И ты даже допускаешь, что к ее присутствию можешь привыкнуть. А ей ничего не останется, как сделать тоже самое и постараться грамотно тебя использовать. Ты даже позволишь [maybe].
Пока она рассказывает тебе о школе для девочек, об очевидно не верно составленной и скучной программе обучения, что тебе очень даже знакомо, отпивает молоко так, что над верхней губой не остаётся тонкой белой полоски и ты успеваешь об этом пожалеть, пока идёт за тобой по коридору, стоит у двери, отвечает шепотом на шепот, а потом так мило шипит на тебя [впрочем, именно этого ты добивался], ты наблюдаешь, теряя последние надежды на появление чувства хоть на йоту близкое к ненависти. Если она спросит, ты даже готов признаться, что тебе с ней рядом весьма комфортно. Естественно, твоя манера подначивать и цеплять ее после этого признания никуда не денется. Это то, что вместе с фамилией прилипло к тебе навсегда. [и то и другое отличный способ выкрутиться из любой ситуации].
Минутная пауза, лёгкий наклон головы, смеющийся взгляд из-под челки. Нет, ты не поднимаешь руки в сдающемся жесте, наверняка ещё пару раз ты используешь "Элайзу", чтобы походить по тонкой грани ради все той же забавы и выражения ее лица, но не сейчас. Тебе уже достаточно той короткой паузы в тесной близости у двери в класс и ее любви к кино. [charmant] Скоро это станет твоим любимым словом. Аккуратно, может чуть более острым почерком рядом с ее именем в твоём ежедневнике. Нет, - рядом с вариациями ее имени.
Ты все никак не можешь прогнать улыбку с лица в то время, как Лисса отлично справляется с эмоциями. Они у неё идеально вымуштрованы, этому можно было бы позавидовать, если бы ты причислял сие качество к достоинствам. [it´s a pity]
– Ууу, это будет обидно, - а потом ты просто идёшь, сохраняя расстояние не больше ладони между вами, насвистываешь себе под нос, ощущая ее напряжение и недосказанность. Тебе совсем не жаль, что это не ее школа, а твоя и что ей здесь так неуютно, что не ее знакомые будут коситься на вас двоих в течение всего года, потому что к таким как вы можно привыкнуть, но перестать искать за что цепляться - нельзя. Ты прекрасно ощущаешь это на себе не первый год. Тебе не жаль, но и кичиться своим положением здесь бессмысленно. Ты не на коне, не особо в своей тарелке и не звезда школы, скорее серый кардинал. Вполне возможно, что всех в этом заведении ты раздражаешь даже больше, чем ее. Но все же тебе приятно, что Алиса на твоей территории и именно ты тот, кому знакомы местные правила и пути их обхода.
Ты уже почти дотягиваешься до дверной ручки, чтобы равнодушным тоном извиниться за опоздание за вас двоих, но...
- Я сейчас не ослышался? - наклоняешься к ней поближе, чтобы чуть нахмурить брови, придать лицу очень сомневающееся и даже обеспокоенное выражение, при том, что внутри тебя что-то резко всколыхнулось и приятное щекочущее волнение заставило дернуться уголок губ. Но ты себя не выдашь, несмотря на всю внимательность твоей сестренки, сейчас она озабочена лишь собственным состоянием и словами, которые собирается произнести. Словами, адресованными тебе. [как же это льстит]
Поворачиваешь голову чуть на бок, обращая внимание на вцепившиеся в тебя пальцы, твоя рука все ещё на пол пути к ручке двери, но тебя оттаскивают от неё, в буквальном смысле. Ну хорошо, Лисса, что дальше? Настраиваешься, полностью обращаясь в слух.
- Не думал, что скажу это, но ты меня удивляешь, - смеёшься, но тихо, чтобы вас не услышали и не испортили сюрприз, неожиданно преподнесенный маленькой мисс Девенпорт. [и это только первый день]
- Быстро же ты сдулась, - накрываешь ее ладонь своей, чтобы не успела передумать. - Ладно, волноваться тут не о чем, пошли, неправильная девочка, - ты перехватываешь ее руку, тянешь за собой вдоль по коридору, к той лестнице, где сейчас вы определённо ни с кем не столкнётесь. Чтобы забрать верхнюю одежду тебе приходится применить чудеса очарования, но тебе это ничего не стоит, не в первый раз. Но в том, что родители не узнают о вашем отсутствии на уроках ты очень сомневаешься. Была бы это обычная школа, но вы же элита. Ты отмажешься, но придётся выслушать разочарованный тон и несколько фраз о твоём плохом влиянии на сестру [неоправданные ожидания, скучно]
Вы покидаете пустую территорию школы в молчании. Ты как-то даже не чувствуешь необходимости засунуть вторую руку в карман, надежнее держать сомнения Лиссы в своей ладони, пока в ней все ещё борются желание и то, что называется следовать правилам во имя репутации семьи.
- Значит прогулка по городу? - поворачиваешься к ней и идёшь, глядя ей в глаза, а не на дорогу, как когда-то во дворе поместья, играючи, не отпуская ее руку, но всего пару секунд, потом все таки расцепляешь пальцы, поправляешь волосы, и прячешь руки в карманы. - Ну что совесть все ещё мучает? - бесстыдно ухмыляешься, разглядывая ее лицо. - Тебе идёт быть настоящей, Эла...Лисса, - издеваешься, подмигиваешь ей. Уже поздно давать заднюю, она не передумает. Разве что вызовет такси и уедет домой, но тогда придётся объясняться вам обоим. Вот сейчас ты на коне, вне школы, без глаз и ушей перед которыми должен соответствовать.
- Кстати, в городе есть одно место, где мы сможем выпить вина. Никаких удостоверений личности. Но тебе придётся полностью довериться мне, - до города можно добраться на автобусе, хотя слишком велик соблазн вызвать Винса, а он ведь будет ждать вас у школы после уроков [gosh]
- Поедем на автобусе, помнишь что это такое? - ты ждёшь когда она закатит глаза, отвернётся, чтобы не смотреть на тебя. И ты тут что-то говоришь о доверии. Смешно, но в то же время, у неё нет выбора. Прошу напомнить, это не твоё решение. Ты лишь пошёл на поводу у своей неправильной сестры. Ты обещал быть рядом и вот он ты. С издевательской улыбкой [сама поддержка]
Ты даже помогаешь ей спуститься со ступеньки автобуса, даёшь время оглядеться.
- Какое кино ты любишь? Нет, лучше сначала какое вино? - ты бы должен контролировать свое настроение, но, с другой стороны, зачем? Ты можешь отплатить Алисе той же монетой, показать чуть больше себя настоящего, проявить симпатию, кажется это так называется [незнакомое чувство]
[NIC]Lorand Somerset[/NIC]
[STA]ваша история едва ли интереснее моей[/STA]
[AVA]https://funkyimg.com/i/34ZC1.gif[/AVA]
[SGN]* * *[/SGN]
[LZ1]ЛОРАНД СОМЕРСЕТ, 15 y.o.
profession: ученик частной школы;
menace: Alice[/LZ1]

+1

9

Чувствуешь себя абсолютной, непроходимой дурочкой. Крепко держишь рукав его форменного пиджака, мысленно ругая саму себя последними словами. Ты не успела прикусить язык раньше, чем предложила слинять с уроков. Тебе нестерпимо хочется дать заднюю, но ты вообще не представляешь, как это сделать. Отпустить Лоранда, сообщив ему, что ему послышалось, показалось, ты не такая и математика – это лучшее, что могло с тобой случиться в этой школе? Бред… Дергаешь прядь волос свободной рукой, закусываешь губу /тебе тысячу раз говорили так не делать/, ищешь какой-то вариант, но в голову так ничего и не приходит. А Лоранд… Неожиданно соглашается на твоё сомнительное предложение, за которое тебе дома открутят голову. Впрочем, одной проблемой меньше: нет головы, не нужно ни о чем беспокоиться.

Идёшь следом за братом к гардеробу, обдумывая, как бы защитить Лоранда перед родителями, если ваш побег вскроется. Ты не сомневаешься, что вскроется, родители будут разочарованно смотреть на вас и вздыхать, а потом… А потом вы, страдающие муками совести, вернётесь каждый в свою комнату и до конца своих дней будете несчастными, одинокими и вот это вот всё. Вообще-то тебе не очень хочется быть несчастной и одинокой, поэтому ты выкидываешь из головы все сомнения, предвкушая интересную прогулку. Можно, конечно, ещё вернутся в класс, но черт с ним, с классом.

- Ага, прогулка по городу. Подальше от дома, - уверенно киваешь, пока школа за вашими спинами становится всё меньше и меньше. Разочарованно вздыхаешь, когда Лоранд расцепляет пальцы и сует руки в карманы. Тебе было приятно держаться с ним за руки… Но ты, конечно, никогда ему об этом не скажешь, а то ещё возомнит о себе. По лицу видишь, что возомнит. – Non, - складываешь руки на груди, просто чтобы их куда-то девать. Повторять жест Лори тебе не хочется из принципа. – Неужели? – вскидываешь бровь вверх, раздумывая, ударить его за Элайзу-Лиссу прямо сейчас или немного подождать. Пожалуй, подождёшь, а то вдруг как не_джентльмен бросит тебя посреди города, а ты вообще здесь ничего не знаешь и вообще… удерживаешься от того, чтобы фыркнуть, в конце концов, сейчас твой брат кажется тебе почти милым.

- Можно подумать, у меня есть выбор, - пожимаешь плечами, всё так же послушно идя за Лори. Очень вряд ли он продаст тебя цыганам или кому там продают сводных сестёр, так что можно ему и довериться. Да и нужно ведь с чего-то начинать. Доверительное общение у вас получалось не очень, но, может быть, сегодня повезёт. Украдкой изучаешь профиль Лори. Он совсем не выглядит расстроенным, что покинул стены alma mater. Впрочем, особенно счастливым он тоже не выглядит. Не задаёшь вопросом, с ними Лори вполне справляется самостоятельно. – Помню, мистер_Как_можно_быть_таким_противным, господи, - не удерживаешься, закатываешь глаза, понимая, что именно этой твоей реакции он и ждал. Не хочешь быть предсказуемой, но… Получается так, как получается, что теперь, застрелиться?

Маленькой ты часто каталась на автобусе с отцом, вам очень нравилось. Арабелла никогда не понимала вашего восторга от общественного транспорта, она много чего не понимала, зато мистера Сомерсета понимает, как саму себя, и это совсем немного тебя раздражает.

Не отказываешься от помощи Лори, аккуратно спускаешься по ступенькам, изучаешь местность. Лондон – красивый город, наверное, тебе всё-таки здесь понравится, если ты приложишь хоть немного усилий к этому. Пока ты только ворчишь бесконечно, будто это как-то поможет тебе резко оказаться в Женеве, подальше от родственников. – М… - задумчиво касаешься губ подушечкой второго пальца левой руки, - белое. Но подойдет любое, - открыто улыбаешься Лори, раз уж у вас тут совместное… что-то совместное намечается.

Ты хорошо разбираешься в вине, но, по правде говоря, тебе разрешают пить не больше половины бокала. Из разведенного в половину вина ты вроде бы выросла, однако до полного бокала ещё не доросла. Арабелла что-то говорила про твой шестнадцатый день рождения, но до него ещё было, как до луны пешком, да и пить тебе не особенно нравилось. Хотя, разумеется, с вином переносить все эти улыбающиеся лица и бесконечные сплетни гораздо легче. Суешь руки в карманы дизайнерского плаща, подавляя в зародыше желание взять Лори под руку. – А кино я смотрю любое, кроме боевиков и совсем уж ужасных комедий, - в основном ты смотришь иностранное кино, Голливуд с изрядной постоянностью выплевывает на телеэкраны качественные фильмы, знать которые обязан каждый уважающий себя человек. – А ты? – вспоминаешь вдруг о вежливости и о воспитании, которое вбивали в тебя с упорством барана, стучащегося в закрытые ворота.

Вы никуда не спешите, ты с интересом разглядываешь здания и молчишь, не навязывая Лори общение с тобой. Достаточно того, что ты в принципе навязала ему свою компанию. Но тебе за это даже не стыдно, сам согласился, сам виноват. Мог бы открыть дверь в класс и запихать тебя туда, а не поддаваться на твои уговоры. Порывистый ветер треплет твою идеальную причёску, заставляет тебя ёжиться. Следом за ветром появляется и дождь – слабый, мелкий. – Мне нравится дождь, - делишься этой информацией так, словно сообщаешь нечто секретное. Ты умеешь это делать. Загадочное лицо, пониженный тон голоса. – А ещё мне нравится гулять в дождь. Может быть, возьмём по мороженому и просто погуляем? До кинотеатра погуляем, например, - чтобы не промокнуть сильно, вы ведь не около дома, приехали вы на автобусе, зонтов у вас с собой нет.

И, черт, кажется, Лори тебе начинает нравиться. Ловишь себя на том, что любуешься им. Осознание этого приводит тебя в замешательство и в возмущение одновременно. Ну, господи! Как такое могло вообще произойти? Он же несносный, ужасный, невозможный и ещё тысяча подобных определений! Правда, вот именно сейчас он таковым не кажется. Улыбается, в глазах нет насмешки и … Ещё не хватало в него влюбиться для полнейшего кошмара. Стряхиваешь с себя всё это дурацкое, ненужное, улыбаешься ему снова, надеясь, что на твоем лице не были написаны абсолютно все твои мысли, и тянешь его к симпатичному магазинчику с мороженым.

В магазинчике тепло и пахнет шоколадом. Разглядываешь чашки с мороженым, раздумывая, какое взять. – Я буду смородиновое, - останавливаешься на привычном тебе вкусе, не решаясь на эксперименты. Достаточно того, что ты сейчас не на уроках /и как такое вообще могло выйти…/. Вы расплачиваетесь, получаете в руки рожки и выходите на улицу. Дождь стал сильнее, но вы ведь не боитесь промокнуть. Разве что Лори сахарный, ты не уточняла. – Мне кажется, что сейчас мы… как это сказать… - напряженно пытаешься вспомнить нужные слова, можно, конечно, перейти на французский, но тебе ведь нужно тренироваться, иначе так и будешь списывать у Лори, чего тебе делать совсем не хочется. – Больше похожи на обычных детей, - стоило всего лишь школу прогулять. – Мы никому ничего не должны. Приятное чувство, - тянешь носом запах дождя, смешанный с запахом мороженого, и вдруг резко хватаешь Лори за руку и вытаскиваешь его из-под защитного козырька. По вам сразу же начинает барабанить дождь, и Лори кажется тебе таким забавным, словно не он ещё какой-то час назад раздражал тебя до ужаса. Дёргаешь его влажную прядь волос и смеешься, доказывая, что тебе всё-таки пятнадцать, а не сто пятнадцать, как иногда может показаться.
[NIC]Alice Davenport[/NIC][STA]я понимаю, что вам нечем, но всё ж попробуйте понять[/STA][AVA]https://i.imgur.com/eWJEdAe.gif[/AVA][LZ1]ЛИССА ДЭВЕНПОРТ, 15 y.o.
profession: ученица частной школы;
headache: Lorand;[/LZ1]

+1

10

Она любит белое вино. Да, бинго. Ты знал. Остается только сжать руку в кулак, вытянуться на мысках, потом раскачаться на пятках и сказать Yes! Про себя естественно. Но ты ограничиваешься ощущением внутреннего восторга, непродолжительного, иначе он отпечатается на твоем лице. Слишком рано, слишком опрометчиво. Но тебе нравится ее разгадывать, строить предположения до того, как она ответит на вопрос и попадать в точку. Ты тоже любишь белое вино, ледяное белое вино, на открытом балконе на десятом этаже твоего любимого отеля в Париже, когда пальцы покалывает от холодного стекла, а каждый глоток настолько свежий, словно ты только что выпил ветер, прилетевший с далеких виноградников. А потом можно опасно усесться на перила и закурить косячок. [Perfecto].

- А как насчет арт-хауса? – тебе нравится кино не для всех, такие картины всегда цепляют сильнее, после них ты долго отходишь, нравится погружаться, анализировать, записывать свои мысли спонтанно возникающими в голове фразами. Ты конечно не Цицерон, но отец всегда говорил, что быть тебе прекрасным оратором. Все началось с твоего ора в манеже, когда, оставаясь наедине с гувернанткой ты устраивал сольные концерты, но затронуть эту тему с Алисой все равно, что подписать себе смертный приговор. Сдаешься, опозориться в глазах этой девчонки ты не можешь. Все как-то подозрительно наоборот – ты делаешь все, чтобы ей понравиться.

- Это будет нашим фирменным знаком – профессиональное закатывание глаз. Можем как-нибудь посоревноваться, у кого лучше получается, мисс_совершенству_нет_предела, - ее палец касается губ и тебе невольно хочется сделать тоже самое, отзеркалить, руки в карманах так и чешутся, но лучше оставить их там и не спеша, в развалочку, словно ты и дороги-то не знаешь, просто идти, глядя то себе под ноги, то на нее. По правде говоря, тебе все равно куда идти, кафе-мороженое, кино, парк, тир, бар, где закроют глаза на ваш юный трепетный возраст и принесут два бокала с вином и даже лед в милом маленьком ведерке.

- На самом деле я смотрю исключительно ужасные комедии, - твои глаза смеются, озорные искры бегают вокруг зрачка, уголки губ то и дело щекочет улыбка. Спорим отец никогда не видел тебя таким. [une position difficile]. Впрочем, рядом с ним ты снова станешь другим.

- Это всего лишь шутка, Лисса, - перемещаешься, идешь то рядом с ней, то впереди, спиной к встречному ветру, спотыкаешься, но даже это выглядит будто так и задумано, и снова рядом, слегка подпрыгиваешь, чтобы идти в ногу, это выглядит забавно, твой шаг шире, но ты подстраиваешься под такую привлекательную сейчас мисс Девенпорт, нет, - маленькую мисс Девенпорт. [petite]. Осталось только представить, что ты говоришь это ей на ухо и оно медленно заливается краской в то время, как внутри Алисы разгорается чувство противоречия, борьба с самой собой, но все же желание врезать тебе определенно будет сильнее. Ты даже готов подставить щеку или убрать руки из карманов и задержать дыхание. Она без всяких сомнений прекрасна в секунде до принятия решения ударить или нет. [magnifique.] Твои мысли продолжают упрямо переключаться на французский и приобретать оттенки восторженности. Ты стряхиваешь их, вскидывая голову, безрассудные кудри спадают на лоб. Почему она не берет тебя под руку, при безусловном присутствии желания сделать это?

- Дождь, - поднимаешь голову, ветер мягкой прохладной ладонью убирает волосы, разглаживает черты лица, прикрываешь глаза, несколько острых капель касаются век. Тебе нравится появление этой непоследовательности в Алисе, она больше не держится за образ так упорно, вздернув носик, она говорит о простых вещах, о том, что ее действительно трогает. [дождь].

- Я тоже люблю дождь. Мне кажется, он смывает все лишнее, недоразумения, сомнения, маски, в которые выкрашены наши лица, цвета слоновой кости. Ты только представь, как краска стекает с лица, и что там под ней….мы настоящие. Ты помнишь какая ты настоящая, Лисса? – моросящий дождь покалывает лицо и шею, ты улыбаешься и слизываешь его с губ, а потом переводишь взгляд на свою сестру. И тебя даже не раздражает это определение. [перемены]

Ты просто киваешь и вы заходите в магазин, приятный антураж, миленькие витрины пестрят разноцветным мороженым. Алиса вбирает смородиновое, ты берешь такое же, никогда не пробовал этот вкус, даже удивительно. Дверь закрывается за вами, подталкивая под полосатый козырек, скрыться от дождя. Ты неожиданно получаешь ответ на свой вопрос. Значит такая она настоящая и вы выглядите обычными детьми…детьми? Ну уж нет, ты же Лоранд Сомерсет и ты уже родился тридцатилетним, даже когда орал в манеже, доводя гувернантку до белого каления.

- Ты, может быть. Но точно не я, - ты смеешься и когда Алиса толкает тебя под дождь, раскидываешь руки, мороженое, зажатое в одной из них нещадно мокнет, как и твои волосы и твоя одежда. Ты уже чувствуешь, как она прилипает к тебе и это ощущение такое же приятное, как и то, о котором говорит Лисса.

- Мы никому ничего не должны! - ты кричишь, собирая на себе взгляды пробегающих мимо людей, продавца магазинчика по ту сторону стеклянной витрины и еще один взгляд, такой же смеющийся и открытый, как у тебя сейчас. Настоящий, искренний. Черт, тебе хочется ее поцеловать, мокрые губы, со вкусом дождя и черной смородины. Она дергает тебя за волосы, и ты делаешь тоже самое, где ваша спесь, высокомерие, умные словечки и закатывания глаз. Все смыл дождь, все лишнее.

Откусываешь мороженое, стоя под дождем, облизываешь губы, совершенно не аристократический жест. На носу и щеках Алисы россыпь капель дождя, они словно веснушки и стирать их совсем не хочется, ты смотришь на нее и время замирает в этом моменте. Тебе просто хорошо и легко, словно ветер сейчас не вокруг вас путает мокрые волосы, а гуляет внутри.

Думаешь не о том сообщили уже вашим родителям о прогуле уроков или нет, а о том, что Алиса Девенпорт может быть не только своенравным монстром в дизайнерских костюмах и не воспалившейся занозой, которая никак не поддается, а лишь глубже забирается под кожу, а очень даже…красивой? [ты меня удивляешь, Лори]

- Давай не пойдем в кино. К черту арт-хаус, драмы, любовные истории. Найдем уютное кафе, с пледами, я использую весь свой талант красноречия и уговорю официанта на два бокала белого вина, а потом мы запьем его горячим кофе. Согреемся и обсохнем. Ты расскажешь мне, что еще тебе нравится, - ты стараешься не смотреть как рубашка облепила ключицы Алисы, по пиджаку стекают струйки воды, а дождь становится тише, небо светлеет. Всего на пару минут. [memento mori].

- Пока за нами не прислали лимузин, - доедаешь мороженое, бросаешь в урну пустой стаканчик и протягиваешь ей руку. Нет, не локоть, - именно руку, чтобы ее мокрые пальцы сцепились на твоей мокрой ладони. Пока не упущено время, пока дождь еще не закончился, и вы снова не нацепили свои привычные выражения лиц, не отвернулись друг от друга на заднем сиденье машины твоего отца, устремляя взгляды в противоположные окна, внутренне готовясь выслушивать нравоучения, смотреть в пол, кивать, безмолвно соглашаясь с каждым словом, чтобы потом только дорваться до своей комнаты, распахнуть окно, вдохнуть запах листвы после дождя, скрутить косячок прямо на подоконнике и невольно поймать себя на мысли, что ждешь стука в дверь.
[NIC]Lorand Somerset[/NIC]
[STA]ваша история едва ли интереснее моей[/STA]
[AVA]https://funkyimg.com/i/34ZC1.gif[/AVA]
[SGN]* * *[/SGN]
[LZ1]ЛОРАНД СОМЕРСЕТ, 15 y.o.
profession: ученик частной школы;
menace: Alice[/LZ1]

Отредактировано Apple Flores (2021-04-13 17:24:43)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » radioactive


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно