внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
гнетущая атмосфера обволакивала, скалилась из всех теней в доме, как в мрачном артхаусном кино неизвестного режиссёра... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 13°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » 2 SOULS


2 SOULS

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://funkyimg.com/i/38i1m.gif https://funkyimg.com/i/38i1p.gif
jay & ester // in the club [16/08]


make me feel some type of way.
TWO SOULS ON FIRE.

Отредактировано Ester Parson (2020-10-29 23:48:17)

+4

2

сердце — сломанный градусник, переломанные кости в обители стерильности ледниковых бинтов. рецепторы обезумели — взрываются. мысли свободным потоком мечутся в голове, бьются о своды висков беспокойными криками. вдох, и ментоловый запах стирает потеки сомнений. мир вокруг окрашивается в ослепительно белый, а к звездной ночи ее, сверкающих влагой, глаз хочется добавить терпкость солнца.

до смешения морозных облачков с озябших губ улыбалась, так и не разобравшись — чему или кому именно. улыбалась широко и счастливо, с задранной башкой и запущенными в карманы до самых запястий ладонями.

    и он сжег его.
    сжег ее смех.

третья затяжка действует безотказно, но не проснуться, услышанным богам — привкус ее губ разбивает цепи.

терпкий сгусток серого дыма проникает в сосуд легких. пальцы перебирают тонкую сигарету. джей — нарушитель спокойствия, просто чуждо любое проявление мира. отчаянно  нагнуть бы систему привычных правил, отвлекаясь на безумство своего дерзкого нрава. война, как ошибка системы. камень преткновения перед всем, что попадается под отблеск расширенных зрачков агрессии. хаос для него — излюбленная игра на скрипке.

скучает по постоянному шуму города, запаху бензина, гулу смешанной речи бесконечного потока людей. скучает по горячему, обжигающему лицо летнему солнцу, по любимым местам. не хватает жизни, не хватает адреналина — пытается выбрызнуть его себе в вены.

все эти воспоминания — повороты на извилистой дороге жизни.
было по-другому. по-своему.

сейчас же приглушённый свет, пара коктейлей — это всё ещё слишком похоже на свидание, но романтика убивается слишком быстро об иронию ситуации.

время заворачивается в спираль — явь хуже кошмара. нимфа словами_бинтами завязывает глаза одержимца, что не может оторвать взгляд от манящего изгиба ее губ.

  и пускай пахнут ненавистным скотчем.
  пускай пьяна.
  пускай толкает их в пропасть.

запястья сдавливает, жалят — сбрасывает. разрушающая злоба цепляется за сухожилия, вязнет в грудном рычании. волосы, изгиб губ, оттенки тона и намеки на знакомую манерность — прекрасно знает все это. только сейчас — неуверенные и мягкие. обычно обладательница этих губ и глаз не уступает в наглости, и с удовольствием отвечает на все выпады играючи, с равной издевкой и ядом.

    сейчас же в темной дымке ее глаз удивление.

у неё голос приятный и тёплый, но ностальгия отдаёт на языке чем-то сгоревшим и застревает на зубах раздражающе; воспоминания у мертвецов по закону жанра — непременно со вкусом пепла. выдыхает шумно.

зарывается в душистое облако локонов, втягивает приторно ядовитую смесь соблазна и цветов.

  — под ноги смотреть не учили?

          на секунду и отстраняется.

за спиной голоса не слышит, чувствует на плече сильную ладонь и толчок в сторону. танцпол — арена для бешенного пса. готов вцепиться в горло, разорвать острыми когтями грудь и бросить, щурится, отмеряя, как лучше сделать первый бросок. джей же знает парня, заочно, неспециально, а тот — то ли не помнит, кто такой, то ли находится в счастливом неведении. губы невольно изгибаются в полуулыбке.

девушка все еще наблюдает за ним, внимательно изучает, препарирует под микроскопом, пытается разложить эмоции на спектр в умирающем неоновом свете.

  — да ладно, подумаешь полапал твою крошку. не поделишься?

не враг. соперник. кажется отражением джея в кривом зеркале. кажется неправильным, каким-то отвратительно самоуверенным. но первый удар прилетает ровно в челюсть.

+2

3

cжимаясь там где-то под ребрами, мое сердце едва бьется. а голова слишком забита мыслями, чтобы его услышать.
внутри меня выбивается все на раз лишь из-за одного твоего появления.
терять мышление при виде тебя это так нормально. даже спустя столько лет.
теряться от переполненных эмоций, чувств и желания прикоснуться к твоему лицу. теряться в ощущениях, что ты во мне вызывал. когда хотелось тонуть, не просить руку помощи и, не думая о последствиях, отказываться от предложенной.

ты сменил все это на гнев, обиду и разочарование. но никак не равнодушие.

разбилось все на такие куски мелкие, что попробуй только собрать и обязательно не только поранишься, но и не избавишься потом от осколков, что вонзились под самую кожу. и я не знаю, что я хочу больше. чтобы ты прошел мимо и не узнал или увидеть твое лицо когда заметишь.

узнал? прошепчи моё имя и обожги своим дыханием сомнения.

сотри наше прошлое и поведи себя нормально хоть сейчас.

ты был тем зыбким и хрупким, что я боялась потерять. вошел в мою жизнь, когда мне было нужнее всего. я тогда готова была держаться за тебя из последних сил. переживая, что лишившись тебя, потеряю не только любовника, но и своего друга.
я старалась умножить все свои чувства к тебе на тысячу, чтобы наши отношения не были подделкой. и, кажется, я настолько заигралась, что в какой-то момент перестала понимать, где заканчивается правда и начинается обман. какие чувства к тебе у меня настоящие, а какие пропитаны ложью и страхом остаться одной.

холодные пальцы воспоминаний вновь обвиваются вокруг моей шеи_притягивают к себе_манят и я опять изменяю своим принципам. изменяю самой себе. потому что позволяю себе в них на минуту окунуться. проклинаю приступы прошлого, где удаляла свои сообщения // зарываясь под теплое одеяло одиночества.

я отворачиваю лицо, прячу глаза и хочу ударить тебя_хочу сделать больно_хочу отомстить. хочу.
проклинаю судьбу, за то что ты когда-то застрял в моей голове и опустошил меня // хочу выплюнуть тебя и забыть [нас не было], и этот кошмар только иллюзия. считаю внутри себя до десяти и пытаюсь не сорваться_пытаюсь быть сильнее [чем есть].

удерживая гнев в сжатых ладонях и стиснутых зубах [будто поможет], я разворачиваюсь в попытке уйти, но врезаюсь в мощное тело впереди. пытаюсь руки убрать грязные, что так тянутся к телу и брезгливо бью по ним не давая ни один повод для знакомства, игнорируя все слова, что слышу вперемешку с громкой музыкой.

сердце бешено бьется // словно вот-вот и я перестану дышать_сойду с ума // но еще слишком рано.
мне кто-то в спину сзади ударяется. достаточно один раз повернуться на 180º, твои руки на моем теле и я вдыхаю в себя твой запах и молчаливо смотрю_ я противна сама себе.

что-то там говоришь. господи. заткнись. заткнись, пожалуйста.

шум_хлопок и тысячи осколков бокала разлетаются по разным сторонам_ и мне вроде бы фиолетово // пусть хоть взрывают и сносят половину клуба. я бы поставила жирную точку // ушла бы прямо сейчас оставив тебя одного. только застряла_осталась и прикрываю рот руками, когда ты пятишься назад от удара. выдаю все свои эмоции своим криком громким и подтверждаю свое не безразличие, когда подбегаю к тебе следом.

стою лицом к тебе выставляя свою спину для твоих "обидчиков". девочку же не ударят, верно?

ты держишь рукой место куда пришелся удар, а я не хочу проверять хочешь ли ты им ответить. оттаскиваю тебя, тяну за рукав как ненормальная и скоро разорву ткань твоей рубашки, а ты мои нервы.
- какого черта ты творишь? - пихаю тебя в грудь от злости.

я уже выдала свое беспокойство?

может быть я надеялась, что смогу отпустить и навсегда забыть - но в итоге сама же оступилась_на пару шагов назад. но теперь отчетливо понимаю, что помню [не забывала]. даже, когда алкоголь в сердце гнал в никуда [я помнила] // хоть и очень старалась стереть навсегда.

+2

4

сбившееся дыхание и почти болезненное сердцебиение успокаиваются, кровь из разбитой губы постепенно подсыхает,  где-то под кожей тлеет ярость, она не утихает, глубоко в нем сидит, напрочь гвоздями забита. медленно выдыхает, чувствуя как что-то тяжелое и мутное проникает прямо ему во внутренности, заполняя до краев. ее запах душит прокуренные легкие.

-----
ты в этом клубе как самый дорогой рисунок,
единственный образ твой непредсказуем.

-----

  позволяет, позволяет себя увести.

она — черная. свет в ней напрочь отсутствует. ловит в ее взгляде отголоски напряжения и чего-то еще, туманного и скрытого под тонким льдом спокойствия, готового разбиться в ту же хрупкую секунду, стоит сказать что-то не то. вся соткана из ненависти, и это едко выжигает словно окурками следы и шрамы на его коже.

всегда помнил.
всегда не мог надышаться.
всегда бежал, чтобы [не] задыхаться.

голос джея грубый, голос песочный, голос его никогда не сочетается с ее хрупкой внешностью. тянет свои пальцы, касается острых плеч, сжимая, оставляя синие отпечатки. и даже удар в грудь вызывает смешок. практически не изменилась — разве что в жестах и движениях стало резче и болезненнее, во взгляде — чуть больше холода и безразличия. джей мажет взглядом по бледному девичьему лицу, и память услужливо подкидывает ему обрывки прошлого в картинках — помнит все, даже те самые судорожные вздохи и пьянящие укусы в шею.

отпускает. молчит, не напряжен, но не хочет говорить; полиция забирает быстро. джей плотоядно смеется и кричит  ее не забыть как соучастницу, а тени города успокаивающе ложатся на плечи, скрывая непривлекательные черты огней от неоновой вывески клуба. когда-то он строил изощренную паутину лжи, сейчас же лгать нечего.

в полицейской машине взгляд скользит по женскому силуэту, с интересом — смотрит в глаза. ее голос с нажимом ввинчивает когда-то собственные же слова прямо в мозг сквозь черепную коробку. джей смеется. смех у него хриплый и надсадный, и напоминает он сейчас не человека, но больше зверя больного, хищника в клетке — спокойного лишь урывками, держащего маску адекватности исключительно ради приличия.

темные льдинки ее глаз не вызывают холод, знает, сама — пантера, сама такая же хищница. они кружат вокруг друг друга, не сводя взглядов, и никто из них не атакует первым, выжидая подходящего момента.

----
мы горим в огне на дне фальшивой правды.
ты моя пьяная, пьяная боль.

-----

воздух в участке тяжелый и густой, долбит по сознанию, размазывает под собственной тяжестью. джей облокачивается на стол инспектора, наблюдая за девчонкой. с расстояния пары метров чувствует, как бьется её сердце, гоня по жилам кровь.  с закрытыми глазами может пальцами нащупать каждую вену, каждое ребрышко. знает, куда нажать, чтобы дать воздух.

пара купюр, и они на свободе.
еще пара купюр, и их уже везут в полицейской машине к квартире.

вызов лифта, пересечение притихшего холла, до двери — двенадцать шагов, и он ведет ее как игрушку, как куклу следом. слишком дорогую. бесценную. ее талия — ошпаренный хлыст — брошенная в грубость ладоней крыжовника. бумажный журавлик, сложенный крыльями острых ключиц, царапает взгляд нефритовых глаз.

пробирающийся в приоткрытое окно ветер колышет ленты штор, струящийся сигаретный дым свободно гуляет по квартире, оплетает им ножки дивана и сливается с фотографией с треснувшим стеклом на подоконнике.

—ты мне должна обработать сие безобразие.

передней ней он черный-черный. как черт. он и есть черт. ослепительно усмехается, слизывая засохшую кровь с разбитой губы.

— а еще может быть расскажешь, как тебя занесло в этот город?

      дверь за их спинами хлопает:

          для кого-то — облегчение,
          для кого-то — с треском рухнувшее небо.

+2

5

она больше не хочет к нему никаких привязанностей.
эстер отказывается вспоминать любую мелочь с ним связанную. любое событие за время проведенное с ним рядом.
она ничего с ним не хочет. и вновь его присутствия в своей жизни тоже.
но джей не спрашивает и выбивает все ее желания с размахом лишь одной ноги своей, стремительно без спроса вваливаясь в ее мир по новой.
страйк блять.

сомнения, которые ранее не оставляли за собой следов, начинают кусать как только в клубе увидела. и теперь, когда она так рядом с ним сидит в машине, то ее вовсе на смех истерический сламывать начинает.
эстер хочет лицом в ладони свои зарыться и отрицательно мотать головой в разные стороны, как игрушка поломанная. будто сможет вульфа из этой реальности тем самым вытряхнуть.

и дело тут не в том какой спектр эмоций и чувств она к нему должна или не должна испытывать.
дело в том, что джей такой раной рванной на ней расписался когда-то, что он тем стал, кого эстер ни под каким предлогом видеть в своей жизни не хочет. сколько бы времени не прошло.

он для нее не только молодым человеком был, а еще другом таким близким.
все это вперемешку такими корнями в парсон вросло когда-то, что после всего это ей из себя вырывать его пришлось не иначе как с мясом.
и всё то, что она выстраивала многие годы, в течение нескольких секунд к чертям уже летит. лишь из-за этого призрака прошлого, который когда-то был для нее слабостью такой предательской.

встреч с ним не искала. во всех соц сетях блокировала и вульфа, и друзей его. чтобы точно никогда на глаза не попадался.
стерев все в памяти, решив, что это будет лучшим решением. теперь же, всё вновь открылось, заставив остро ощутить свои собственные воспоминания, будто бы они были лишь вчера. неприятный комок, застрявший в горле, мешает на его лицо взглянуть.
что там искать:
правду или родное что-то... себя? у них давно право утеряно хоть на шаг приблизиться друг к другу, как бы неприятно и гадко при этом не было.

- я тебе ничего не должна. - кто угодно, но точно не она. эстер огрызаться пытается, но голосом таким тихим, что слышно едва. в любую точку смотреть пытается, лишь бы не на него. а сама все равно в поисках аптечки взглядом рыщит.
я раньше всю твою квартиру наизусть знала. закрытыми глазами могла каждый угол обойти. только ты, джей, все в своей жизни поменял. и я там уже ничего не узнаю. там ничего моего нет, включая тебя.

смачивает полотенце на кухне и ровным шагам идет обратно в гостиную, но застревает где-то на половине и взглядом на нем, стоящего у стола, повисает. потому что осознанность того, что касаться его придется пришла только сейчас. а вульф непоколебимый и равнодушный такой. его непринуждённость больше усугубляет ощущение ее неприязни, которое парсон и так не скрывает.

эстер вздыхает тяжко и подходит наконец. ткань мокрую к губе джея прикладывает. чувствует его взгляд на себе, но голова опущена все равно и беспощадно не дает ему взглянуть на себя. держит глаза свои только на ране, убивая все порывы встать к нему лицом.

- может еще спросишь как дела и что делала все это время? разговор по душам с тобой - это последнее, что мне сейчас нужно. - голос парсон неуверенно дрожит и она списывает все на зыбкий холод пронизывающий тело ее насквозь. из головы давно выветрился алкоголь, но девчонку все еще шатает из стороны в сторону, да и держать равновесие едва удается с той твердой уверенностью, с которой она хочет, чтобы звучал ее голос, ни капли не внушающий хоть кроху убеждения в озвученных ранее словах.

- и вообще, твое состояние уже не моя забота. - но все равно тряпку переворачивает и аккуратно растертую кровь на лице протирает.

вся ее забота о нем в прошлом осталась. она когда-то тряслась над ним. от любой глупости отговаривала. сама творила, но ему не давала.
все ее беспокойство о нем стерлось также, как и он сам из ее жизни, когда ему это вдруг нужно стало.

эстер всю злость свою и желание высказаться в себе глушить пытается. потому что после драки кулаками не машут.
потому что им ведь не станет легче от признаний, которые так стремительно могут слететь с губ.
она вообще не уверена, что сможет выдержать груз данных слов, и кому-то из них после придётся в скором времени пожалеть о сказанном.

в конце полотенцем так сильно мажет, всю силу прикладывая, еще больше ссадину раздирая. специально конечно.
а затем, словно ничего не заметила, руки свои убирает и взгляд наконец свой поднимает. - тащи аптечку. и выпить. ты меня вечера нормального лишил. - а еще спокойствия как минимум на год когда-то.

в сторону шаг делает, путь ему освобождает и напоследок в спину кидает: у тебя были возможности узнать о моей жизни. сам не стал.

а сейчас все что парсон остается это: чувства свои перекачивать, перезагружать свои ресурсы, самой топиться в своей злости, горечи, усталости и безнадежности.
эстер не будет больше цепляться за него как раньше, будто за спасательный круг, словно через секунды ко дну пойдет.
эстер не будет стараться после этой встречи общение с ним выравнивать.

- я не стану тебе оправдания искать за твои поступки, j... - в конце имя его напрашивается. но парсон произносить его отказывается. поступки за сегодняшний вечер или жизнь - она не уточняет.

Отредактировано Ester Parson (2021-01-18 02:33:54)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » 2 SOULS


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно