внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
гнетущая атмосфера обволакивала, скалилась из всех теней в доме, как в мрачном артхаусном кино неизвестного режиссёра... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 13°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » На год ближе к нежным объятиям смерти


На год ближе к нежным объятиям смерти

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

26/02/2018

Kira and Kaya
https://acegif.com/wp-content/uploads/tort-m.gif

День рождения — это такой праздник, когда собираются персонажи из настоящего, вспоминают прошлое и желают ещё лучшего будущего.

Отредактировано Kira Stertman (2020-11-03 18:02:34)

0

2

«Ты этого хотел. Так. Аллилуйя.
Я руку, бьющую меня
— целую».

Наверное, в какой-то мере Северайд мазохистка. А как иначе объяснить, что в тот день она молча сделала глубокий вдох и вышла из палаты? Знала, что стоит прийти домой - сорвется. Будет рыдать, бить посуду и много злиться, но какая разница? Всю свою жизнь она знает его. Знает иногда лучше чем он сам. И вполне ожидала такой реакции. И конечно, когда она разобьет последнюю тарелку - она успокоится. И простит. Сразу простит. Потому что невозможно злиться на того, кого так любишь.
Наверное она могла простить ему вообще всё. Почти сразу. Даже без этих излишеств вроде извинений. Но как же в этот чертов момент больно. Затем она умоется, позвонит в клининговую службу и как всегда скажет своё "срочно". Стекло будет похрустывать под каблуками, которые она так и не снимет, да и есть ли смысл? Кая возьмет косметичку и поправит макияж, без звонка и предупреждения поедет к Кире. Она понимает, чем вся эта история закончится, но хочет поддержать подругу. К тому же это не потребует фальшивой улыбки. Они обе переживают, обеим плохо, так почему не поддержать друг друга за чашкой чая?
Новую посуду, телевизор и парочку ваз Северайд закажет уже из такси. Хорошо, что не так и часто они ссорятся, иначе даже папенькиного бюджета бы не хватило покупать столько фарфоровых сервизов, плазм и прочих бытовых неуместно хрупких мелочей.
Хотелось бы сказать, что девушки много говорили, но на деле они больше молчали. Каждая о своем, но вполне комфортно. Иногда помолчать - тоже терапия. Особенно когда нет смысла говорить очевидное.
Так принимаются решения. В тот день Кая приняла своё.
- Я всегда рядом Кира, на расстоянии звонка. - Напоминает она напоследок, крепко, от души обнимая девушку, что стала ей настоящей подругой. А ведь обычно Северайд не переваривала девушек брата. Ревновала до чертиков. Удивительно, что заставляла себя улыбаться и даже не подсыпала в чаек мышьяк.
В тот день она снова позвонила Нейтану. Он единственный был в курсе всего, что произошло в ночь похищения. Потому что после именно с ним она пила и плакала, исповедуясь кажется во всем безумии своей светлой головы? Почему ему? Потому что его чувства к ней бы не изменились. Потому что ему эти слова не причиняли боли. Потому, что этот человек умел давать хорошие советы. Сейчас ей был нужен такой совет о Картере. Или, скорее, о том что она намеревалась сказать брату когда он объявится. Сам объявится. Девушка к нему не пойдет, хотя, конечно, будет приходить в эту больницу каждый день, как и прежде. Потому, что ей нужно слышать  "всё хорошо, он идет на поправку". Даже если один взгляд на палату будет напоминать о том, что они в "ссоре". Или скорее он в ссоре с ней. Может и в ссоре с собой.
В тот вечер она сидела в кабинете имиджмейкера, пила бурбон вместе с ним, на фоне звучит "Так поступают все женщины" Моцарта. Символично, иронично, она одобряет выбор.
- Он, отчасти, прав. Иногда я всё ещё вижу в нем того же мальчишку...когда он ведет себя, как в шестнадцать! - Хмыкает, делает глоток удивительно привычно. Почему-то Северайд любит совсем не женские напитки. Наверное из-за того, что пить она училась с Мразом. И в списке у того было всегда лишь то, что горит.
- Ну, значит и ты отчасти права, - Нейт пожимает плечами. Иногда кажется, что ему платят за то, чтобы мужчина озвучивал очевидные вещи.
- Права. - Охотно соглашается. - Только это всё равно не правильно. Нейт, ты...в последние годы знаешь больше, чем он. - Она инстинктивно сжимает левое запястье, скрывая шрам, неспешно прикрывает глаза, - так не должно быть. Я... как он. Тоже его отталкиваю, хоть и несколько иначе. Господи, Нейт, если бы я с самого начала позвонила тогда Картеру, а не пряталась от него, у меня может и не было бы столько срывов.
Ноймарк молчит очень многозначительно. Во взгляде читается: "А я тебе говорил! Говорил же! Но ты разве слушаешь? Никогда ты не слушаешь!" - аж бесит.
- Не смотри на меня так. - Она шипит сквозь сжатые зубы, - ты знаешь у меня были причины молчать.
- Да. Ты за него боялась. За взрослого мужика, работающего в пожарной части. За кого же ещё бояться.
- Я всегда за него боюсь.
- Но обычно веришь в него.
Северайд опустошает стакан, звонко ставит его на глянцевую поверхность стойки. Её каждый раз бесит, когда Ноймарк прав. А он, зараза, прав всегда.
- Да. Да, да, да. Как меня тошнит от тебя иногда! - Она судорожно вздыхает, - Сама знаю, что должна ему всё сказать. Потом... мне нужно время, чтобы...понять как. - Она закрывает глаза, - Как только он выйдет из больницы.
И это было обещание. Не Нейтану, конечно себе. И оно стало причиной, по которой Кая перестала брать трубку на звонки брата. Она всё внутренне искала отсрочки. Когда худшее происходило девушка боялась сделать брату больно. Теперь, когда это было вроде как пережито, она боялась сказать, потому что боялась...боялась чего? Того, что он не простит ей молчания? Наверное так.
Но решение было принято в тот день.
А сегодня она проснулась невероятно рано по собственным меркам. Тридцатый будильник был выключен с совершенно не переводимым на человеческий бурчанием.
"Девять утра... кто вообще придумал это утро?!" - Мучение. Она сова. Она не любит вставать в такое время. Даже ненавидит. Но сегодня нужно. У Киры день рождение, она всё спланировала заранее. И это "всё" было, конечно, очень "творческим". И приготовления требовали завершения. Последних, так сказать, штрихов. Например забрать торт из кондитерской, невероятно красивый, будто бархатный, с кремовой начинкой, соленой карамелью и прослойкой шоколада. В общем, сладко, красиво, и то что нужно для девочки в её день. Затем нужно было поехать в заранее снятое под празднование здание...мебельного магазина. Да, не стандартненько, но как весело! Она прошлась по нескольким возможным "столовым" помещениям, ей приглянулась кухня в мятных тонах, с крепким, но небольшим круглым столиком. Его и было решено накрыть. Легкий алкоголь (господи, извращение-то какое) в виде хороших вин на все мыслимые вкусы, доставка из ресторана должна будет прибыть по часам и единственный оставшийся в магазине сотрудник получил чёткую инструкцию что и как поставить. В целом, Кая в выборе еды пошла по классике: цезарь с креветками, паэлья с винным соусом, лазанья и тортик. Классика чревоугодия.
Музыку для вечера она тоже подобрала, решительно намереваясь вытащить подругу из всех навалившихся проблем и беспокойств.
Конечно, она приготовила и подарок - ну как без этого? И даже не картину. Что это за подарок от художницы? Она и так в любой момент готова написать портрет подруги. Нет. На самой прыгучей (да, да, да, она прыгала на кроватях, это важно!) была оставлена таинственная коробочка в цветастой бумагой. И только когда феншуй был завершен, а деньги за сию маленькую шалость переданы, Кая поехала к девушке без звонка. А зачем? Она уверена, что застанет ту дома.
Время было уже немного за полдень, когда Северайд постучалась в дверь Киры с кучей шариков - её рукой исписанных пожеланиями. И стоило двери открыться бодро пропела:
-Сюрприииз! С Днём Рождения, дорогая! - Она не дает подруге опомниться, крепко обнимает её, тут же ловко водружая на растрепанную голову Стертман изящную диадему, - Сегодня твой день и у тебя...минут тридцать чтобы осознать, проснуться, собраться и выйти со мной на улицу. Это не обсуждается, мы едем праздновать! Маленький девичник в твой день!

0

3

После ухода Картера, еще долгое время  я пребывала в смешанных чувствах. Поставив точку в наших отношениях, я надеялась почувствовать ту легкость и гармонию, что чувствовала с ним всегда прежде, но эти чертовы чувства никак не желали приходить, а противный голос на подкорках сознания вещал о том, что я снова осталась одна.
Никто не мог гарантировать того, что спустя пару месяцев мы будем общаться с Северайдом так, как пообещали друг другу минутами ранее. Общепринятый стереотип – дружбы между мужчиной и женщиной не существует, и как же тогда быть? Закрыв за ним дверь, я прислонилась к ней лбом, плотно зажмурив глаза, прогоняя перед мысленным взором последнее объятие, словно, никогда ничего подобного и не произойдет. И стало неимоверно тоскливо, словно, те самые дементоры высосали из меня и моего окружения всю радость.
Вернуться в кровать и провести там абсолютно весь день, не вспоминая о том, какой сегодня день, и даже не реагировать на входящие звонки – идеальный план, и повернув засов на дверном замке, я приступила к его исполнению. Однако чувствуя его запах, словно, я вся сама им пропиталась, в постели стало одиноко. Казалось, что это лишь очередной ночной кошмар, и он сейчас сгребет в охапку, обнимая рукой, и не выпустит до самого утра, до звонка будильника.
Честно? Внутри меня сейчас было нечто, похожее на белый шум – никаких идей или мыслей, лишь пустота, заполняющая каждый угол тела и души, раздражающая, сводящая с ума. Одна попытка уцепиться хотя бы за что-то в подсознании, как за спасательный круг, тут же проваливается, а за ней вторая, третья и еще бессчётное их количество. От самоедства такого рода меня отвлекает стук в дверь.
Не сразу решаю встать с постели, старательно делая вид, что меня нет дома, но стук повторяется, и приходиться вновь босыми шагами следовать к входной двери. Один взгляд в глазок, и я закрываю глаза, делая глубокий вдох. Куча воздушных шаров – вот, что я увидела в маленьком искаженном окошке. Скрываться от подруги не имело смысла, поэтому, решаю все же открыть дверь.
- Кая! – Восклицаю я, словно, день моего рождения был великой тайной для всех, кто мог услышать или увидеть блондинку на моем пороге. – Спасибо, конечно, но… - Я замялась, когда девушка надела мне что-то вроде диадемы на голову, по крайней мере, я предполагала, что это была она. Закрыв за ней дверь, я скрестила руки на груди, проходя вглубь квартиры. – Я не праздную этот день. – Говорю, как есть, не смягчая и не утаивая.
Что вы ждете от своего дня рождения в детстве? Допустим в десять лет? Праздника, игрушек, друзей и веселья? И я уверена, что вы это получаете. Я же в свое десятилетие получила ровным счетом ничего хорошего. Зато слова отчима навсегда врезались в мое подсознание:
- Скажи спасибо, что тебя не выкинули. – Произносит он со злым взглядом и звенящей яростью в голосе, смотря на случайно разбитую мной кружку. – Ты никому не нужна, даже папашка твой не появляется. – И на лице его ухмылка, а по моим щекам текут слезы.
- К тому же, ты не первая, кто меня разбудил.
– Признаюсь ей вновь, ставя варить кофе, после того, как тряхнула копной темных волос, выныривая из омута своих воспоминаний. – Дам подсказку - не первая из четы Северайдов, побывавшая в квартире за сегодняшнее утро. – Я стою к ней спиной, отчего не вижу реакцию на сказанное, но задумчивая пауза выдает все эмоции. – Он приходил, мы признались друг другу в любви, а после расстались. – Произношу, и, опираясь на столешницу кухонного гарнитура, вновь скрещиваю руки на груди. Был бы здесь психолог, непременно сказал бы, что я пытаюсь закрыться ото всех такой позой. И был бы прав. – Так сказать, уже официально.
Естественно, Кая знала, что я собрала свои вещи и съехала от Картера в тот же день, как мы поскандалили в больнице. Может, если бы не все мои проблемы решили разом надавить на больное, я отнеслась бы спокойнее к его срыву, и… А черт его знает, что было бы дальше, и гадать сейчас уже бессмысленно, так же, как не имеет никакого смысла и представлять иные развития событий. Все было решено и им, и мной, еще задолго до этого разговора.

+1

4

Пусть я сестры по крови не имею,
Тебя считаю я сестрой своею.

Когда ты с самого утра думаешь только о том, как поздравить близкую подругу с её днем, из головы совершенно выпадает момент того, что сама подруга может не пылать желанием отмечать. И это почти мгновенно было прочитано в её глазах, когда Кира открыла дверь. Наверное, будь на месте Северайд кто-то другой, кто-то, кто чуть менее эгоистичный - этот кто-то одумался бы и всё отменил. Но Стертман не повезло. Её подруга упряма. Да и нуждалась она в этом празднике после всего ничуть не меньше.
– Спасибо, конечно, но… - она закрывает дверь за художницей, в одно мгновение сжимаясь в комок, уходя вглубь квартиры, - Я не праздную этот день.
Блондинка устало вздыхает. Она в её тоне прочла огромные буквы: "ЗДЕСЬ СКРЫТ ВОРОХ ПРОБЛЕМ!" - но вот только эти проблемы не служили оправданием хандре. Дни рождения можно не любить бесконечно, но нельзя отказываться от праздника и возможности провести с близкими людьми дополнительный день.
- Кира. - Девушка скидывает туфли, проходя следом за подругой только ради того, чтобы заключить ту в объятия. - Слушай, после последних дней отдохнуть совершенно необходимо. Я не знаю почему тебе так не нравится этот день, не буду спрашивать, настаивать - всё расскажешь, когда будешь готова, а пока можем обозвать его, например, девичником, но я не принимаю отказа!
Она отпускает подругу из объятий навстречу кофе, а сама облокачивается на стол. Она не впервые видит её такой. Уютной, домашней, сонной. Видела такой и заявляясь к брату по утрам, что пусть не часто, но случалось. Ей это шло. Хотя иногда казалось, что даже дома Стертман не расслабляется.
– Дам подсказку - не первая из четы Северайдов, побывавшая в квартире за сегодняшнее утро. - Упоминание Картера напрягает. Они так и не разговаривали с того момента, как девушка покинула палату. И Кая ещё не была уверена, что готова к тому разговору, что их ждет. Но вместе с тем... он ведь не мог не поздравить Киру. И это правильно, что несмотря ни на что, Картер тянулся к ней. – Он приходил, мы признались друг другу в любви, а после расстались. Так сказать, уже официально.
- У вас всё ни как у людей! Обычно после такого женятся. Но, как ни странно... я ведь тоже не слепая. Понимала, что к этому идет. - Художница весело фыркает, покачивая головой, - Но я рада, что у вас всё... хорошо. В каком-то своём смысле.  Знаешь... он был счастливым. Кира, ты единственная девушка которая рядом с моим братом меня не бесила. - Северайд пожимает плечами, искренне улыбаясь, - И хотя бы за это мы обязаны выпить сегодня! Кира, не спорь, я с самого утра придумывала способы отметить. Так что просто доверься мне, ну! Будет весело!

0

5

Кая – такая яркая и живая, что глядя на нее, я невольно начинаю задумываться о том, могла ли я когда-то быть именно такой? Свободной от собственных демонов, терзавших душу, даже тогда, когда с виду казалось, что  все хорошо и прекрасно. Мои тайны, страхи и бесконечная череда проблем в голове, всегда были рядом со мной. Ее легкость была мне недоступна. Нет, я ни в коме случае не считала ее легкомысленной, я знала, какой она могла быть на самом деле, как эмоции иногда выбивали из нее воздух, но она была иной…
- Да, в этом ты права. – Усмехнувшись, я качнула головой, снова поднимая взгляд на девушку. – Мы слишком привыкли существовать в одиночестве, чтобы так надолго кого-то пускать в свой мир. Наверное, даже к лучшему, что это выяснилось все сейчас, а не позже, когда отношения зашли бы слишком далеко. – Хотя, куда еще больше? Внутренняя я сейчас вопросительно вскинула бровь и скрестила руки на груди. Разве не любовь друг к другу – это то самое «слишком далеко»? Или речь о свадьбе, детях и домике с белым штакетником?
Мы отпустили друг друга, простили обиды и недомолвки, чтобы жить с чисто совестью, но никто из нас не решил, как дальше жить?  Делать вид, что не было этих нескольких месяцев? И не было дней и ночей в одной квартире, завтраков в постели или любви на кухне? Или так и продолжать нести эту любовь дальше, надеяться, что не произойдет в наших жизнях чего-то такого, что сможет изменить это чувство? Развернуть его на сто восемьдесят, выставляя против нас? Тряхнув головой, я перевожу взгляд на Каю.
Мы подружились, не смотря ни на что, и несчастный случай с Картером сплотил нас еще больше. Как ни крути, а она всегда будет напоминанием о нем. Не появись она в моей жизни – я бы сбежала, наплевав на обещание данное Картеру – всегда быть друг у друга. Сбежала бы не навсегда, на пару недель, может, месяцев, привела бы чувства и мысли в порядок, а после, возможно, вернулась. Я поступала так же не в первый раз, обрубала все концы, кидала их в воду и исчезала. Но Кая, стоявшая посреди моей кухни, мне бы такого не позволила, а натвори я такое, и не простила бы. Да, и смогла ли я бы кинуть подругу и уехать? Вероятно, нет.
- Все будет хорошо. – Киваю в знак подтверждения своих слов, улыбнувшись уголками губ. Он был таким же счастливым и влюбленным, как и я, но, как мы и сказали друг другу, этого, порой, не достаточно для «долго и счастливо». – Ты ведь от меня не отстанешь, да? – Вскинув вопросительно бровь, я делаю глубокий вдох. – Хорошо, но, при одном условии. – Если уж Кая решила выдернуть меня из дома в тот день, когда я со всем своим старанием играю затворника, то должна же я с этого что-то поиметь. – Поговори с Картером. Дай ему возможность извиниться и покаяться в том, что иногда он бывает невозможным, упертым оленем… - Подобное вызвало на ее лице легкую улыбку. – Пообещай мне это, и я пойду переодеваться. – Склонив голову чуть на бок, я скрестила руки на груди, наблюдая за ее реакцией. Видя, как она сдается, я растягиваю губы в улыбке. – Вот и славно.
Шантаж, самый натуральный шантаж… А что поделать? Я знала о том, какая сильная связь была между братом и сестрой, ив свою очередь, понимала, какую боль приносит тот скандал, основанный, буквально, на пустом месте. И нет, совсем не при чем тот факт, что этот скандал стал отправной точкой для нашего разрыва.
Оставив Каю в гордом одиночестве, босыми ногами шлепаю в сторону своей спальни, чтобы выпотрошить гардероб в поисках чего-то более или менее подходящего. Люби я этот день, непременно надела бы что-то красивое и изящное, но я его ненавидела, а потому, мне хотелось сохранить комфорт не только снаружи, но и внутри.
Темно-синие джинсы, белая в черную узкую полоску блузка и темно-зеленый кардиган, который спускается вниз до колен. Бежевые лодочки и собранные волосы в хвост – завершают образ. Все прилично, мило и независимо от того, куда меня потащит блондинка, я везде смогу пройти по дресс-коду. Ну, или почти везде. Где-то внутри я лелеяла мысль о том, что подруга успела меня узнать достаточно хорошо, чтобы не тащить в модные рестораны и не заставлять вести светские беседы с незнакомцами.
- Расскажешь, что задумала? – Интересуюсь, когда выхожу из спальни.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » На год ближе к нежным объятиям смерти


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно