внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост от эдо хоффмана Тебе так редко бывает стыдно, чтобы по-настоящему, чтобы пробрало липким ощущением до кончиков пальцев; не любишь, когда эмоции так - громко, резко, внезапно. Билли делает глоток из бутылки, и тебе хочется... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 26°C
* jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
eva

[telegram: pratoria]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » real dope dealers


real dope dealers

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

M & M, Renato Barriano, Christian Lewis (Thomas Rice), Isaya Taylor & ko
подпольный бойцовский клуб "Барракуда", ночь
5.11

Отредактировано Martin Juhl (2020-11-06 18:23:51)

+2

2

Барыга сидел в одной из раздевалок, на лавке, привалившись лопатками к стене и прикрыв глаза, будто задремал, но в пальцах тлела сигарета и он периодически затягивался, выдыхая дым к потолку. На самом деле, раздумывал над предстоящей встречей и дожидался Ринальди, слыша через хлипкую дверь шум голосов тех, кто уже собрался. Они, конечно, не ждали, что главари банд явятся сюда без сопровождения, но прибывающих настоятельно просили сдать оружие на входе. Учитывая, что в этом цветном разнообразии планировалось присутствие Льюиса, - лидера скинхедов, - совсем уж тихих мирных переговоров и полного согласия с его предложениями, ждать не приходилось.

Со всеми, кто здесь сегодня должен был объявиться, Юля связывал наркотрафик. В этом городе, он больше ничем и не промышлял, не считая легального бизнеса в виде небольшого охранного агентства. Банда из порта, Тейлоры, скинхеды, Крипс и кубинцы брали у него кокс и мет, которые шли из Мексики, с тихуанцами его связывали общие маршруты. У братьев Тейлор Юль закупался разной химией для развлекательных заведений, которые были под его контролем, и между ними тоже когда-то были разногласия, но теперь это было в прошлом.

На эту встречу Мартин взял и Мишу. Трафик таблеток с фармзавода в Тихуане они организовали не так давно, но учитывая, что они были чистыми, ими многие могли заинтересоваться, кто еще об этом не знал. К тому же, в его отсутствие блондинка уже успела сама познакомиться с кем-то из тех, с кем дилер работал. С лидером Крипс, например, когда тот охуел и похитил одного из людей Юля. Насчет этого инцидента они пока еще не общались, но Юль планировал это сделать, если не сегодня, то на днях. Нигеры должны были компенсировать эту хуйню и попутно научиться договариваться словами, а не хвататься за автоматы при каждом удобном случае.

О месте встречи Юлю думать не пришлось, когда итальянцы узнали и предполагаемом собрании, то андербосс сразу предложил клуб, избавив барыгу от лишнего головняка. Они ждали шесть человек, у каждого из которого должна быть компания, - сопровождение или охрана, но сам Мартин после последних событий до тюряги тоже не пошел бы ни на какую сходку в гордом одиночестве, - так что из подготовки пришлось сдвинуть столы, на которых поставили пепельницы и бутылки с водой. Больше здесь ничего не требовалось.

Первым в «Барракуду» явился новый командир «Грузчиков», которые промышляли в порту и нельзя сказать, что встреча была теплой. С Криси Бичемом барыга пока был не знаком, как и с новым главой кубинцев – Рамоном Ортой, который явился следом. С их покойными главарями, для них самих, ситуация все еще не была решена, виновные не были найдены, а значит Юль оставался главным подозреваемым в убийствах Пако и брата Криси. Сам он был уверен, что это кто-то из них подослал к нему киллера в тюряге, но теперь об этом придется забыть. Лично он готов был забыть, если сегодня все пройдет нормально.

- Итальянцы приехали, - в раздевалку коротко сунулся Кёртис и Юль открыл глаза, повернувшись к нему и кивнув. Поднялся с места и затушил еще тлеющую сигарету в урне, после чего вышел и направился к кабинету Барриано. Майк оказался в компании хозяина клуба, но это было и не удивительно, учитывая перестановки в их рядах. Новоиспеченный андер, видимо, вникал в дела и был здесь только по этой причине. Он-то уж точно должен был быть в курсе, что происходило на улицах, а вот Ринальди со спокойной душой можно было уйти в тень, чтобы лишний раз не возбуждать федералов своими телодвижениями.
- Майк, - Юль пожал руку Ринальди, а следом и Ренато. – Сейчас подтянутся остальные, и можем начинать. Еще минут пятнадцать, - тихо усмехнулся. – Кто не успел, тот опоздал. Как у тебя дела? – оглядел Майка с ног до головы. – Надо будет многое обсудить после этого собрания.

После того, как Мартина выпустили, они с боссом виделись впервые. Самому Юлю было пока что не до этого, он даже с Кови еще толком не разбежался, потому что федералы до сих пор мурыжили его дела. Обложили, блять, налогом замороженные счета! К тому же, Майк продолжал все это время получать деньги за наркотрафик без всяких перебоев, так что особых причин для беспокойства не было.

Когда барыга снова объявился в зале и осмотрелся, то понял, что все уже были на месте и причин задерживаться здесь больше не было, так что неторопливо приблизился к столу, за которым устроились шесть человек – Криси Бичем, Исайя Тейлор, Дженго из Крипс, Орта, Льюис и по правую руку барыги уселся лидер тихуанцев, которые остались после Борхесов. Очень предусмотрительно.

- Так, давайте разберемся с этим, и каждый пойдет по своим делам, лады? – он уселся за стол вместе с подоспевшими итальянцами и осмотрелся. - У нас весной возникли некоторые непонятки, когда меня пытались подставить из-за смертей Бичема и Пако, но мы разобрались с этим дерьмом. Этих смертей на моих руках нет, я здесь ни для того, чтобы устраивать подобную хуйню, я здесь для того, чтобы подзаработать. Если у кого-то другая цель, если вам интересны конфликты, если готовы дальше терять людей в бессмысленных терках, то я держать не буду, - он сделал паузу на тот случай, если кто-то хотел возразить, и снова посмотрел на каждого, сидящего за столом. – Да, мы можем дальше пытаться урвать лишний кусок, разбираться из-за спорных улиц, еще хуй знает чего, а можем объединиться, решить здесь все вопросы и спокойно делать деньги, не привлекая к себе лишнего внимания. Город делили не мы, это делалось до нас и у каждого здесь обрисованы границы, от нас всех требуется не выходить за них. Что до событий, произошедших весной… Меня подставили и, пока что, я сам не знаю, с какой целью, но надеялся услышать это прямо сегодня, здесь, - повернулся к мексу, сидящему справа. – Ты же объяснишь собравшимся? Кто и зачем заварил всю эту кашу. Что за люди явились от моего лица предлагать дешевый разбавленный товар?

У самого барыги сомнений в том, что всю эту кашу заварили мексы, не осталось. Лидер Тихуанского картеля не жертвовал бы собственным родным братом, чтобы вытащить Юля из тюряги, если бы это было ни так.

+2

3

«Барракуда». Мишка начинала здесь администратором, заполняла карточки, вешала сетевую рекламу спортклуба и принимала ставки на бои. Но в основном писала за стойкой диплом. С интересом узнала, что теперь «Барракуда» полностью принадлежит Барриано. Бойцовский клуб встретил девчонку знакомым запахом пота и тестостерона, пропитавшим стены. Запах отозвался прохладным испугом за грудиной. ПТСР. Здесь столько всего случилось. Сейчас не хотелось вспоминать. Все события двухлетней давности стерлись под натиском впечатлений последних месяцев, и Мишка чувствовала себя совершенно другим человеком. К Юлю она не лезла, ему нужно был сосредоточиться перед новым боем. Впервые здесь не в клетке. Расставляла воду и пепельницы с тихой рачительностью неприметной хозяйки. Им всем лучше запомнить ее такой. Если кто-то знает о Мише немного больше правды, это останется их уютной тайной. Ласково поздоровалась с итальянцами, и с крестным отцом, теперь, по-настоящему крестным, и с Барриано, с которым успела пережить пару изумительных моментов, пока расширяла свой бизнес в Сан-Диего и вот недавно здесь, в Сакраменто. Не мешала им выпить в тишине хозяйского кабинета, отрезанного от общего зала забитым жалюзи стеклом. В этом зале собирали фуршеты в дни тотализатора, но картель создавали впервые.

- Миша Юль, - дреды Дженго дернулись коротким кивком узнавания. Девчонка не поняла, чего в этом приветствии было больше – насмешливой почтительности или угрозы. Зато Дженго помнил, как девчонка поймала его в ломке и бешенстве от стремной ширки, наглухо разбодяженной кофеином, и внезапно выкатила ему партию товара, на которой он уже не рассчитывал настолько, что начал искать контакты на стороне.

Остальные главари Мишу лично не знали, с ними по-прежнему работали барыги Юля все время, что тот оставался за решеткой. Начиная с марта все они пережили полгода взаимных драк, упреков, сплетен, убийств и ограблений; у каждого были потери, были обчищенные тайники и раненые люди. С конца июня по август налаживался новый сбыт, возник дефицит товара, активно зашевелились местные повара, домашний мет подрос в цене, кокаин уступил свою нишу на несколько недель, его мешали с чем придется. Оставалось только догадываться, но были жертвы и были предьявы по количеству чистого опта. Тогда Миша предложила барыгам продавать временно дефицитный кокс вместе с тубами фенацитина, бензокаина и прочих анальгетиков. Пусть мешают сами, но мешают с чем-то уместным. Как минимум аптечной химии у них было в избытке. Колеса тогда пошли очень хорошо и, откровенно говоря, за 6 недель окупили ей все затраты на адвокатов. Вся эта кодла бурлила еще пару месяцев, пока не наладился нормальный трафик и раздача опта. Все эти люди имели вопросы к Юлю и друг другу. К Юлю - потому что его банду кражи и убийства словно обошли стороной. Мелкие инциденты, инициированные уже сами присутствующими – каждый из них отлично помнил о своих решениях – не в счет. Все они были по-своему в бешенстве из-за происходящего, и никто из них не ожидал увидеть, как из хаоса рождается новый порядок.

Но Мартин стал тем, кем он стал, потому что умел смотреть над ситуацией. Оказаться в нужном месте в нужное время. Никто из этих людей не придумал в свое время заключить сделку с мафией. Да и кому это, вообще, может прийти в голову? Как Юлю удавалось смотреть шире и дальше статуса кво, Мишка не понимала никогда. Видимо, это и есть криминальный гений. Теперь она слушала мужа с таким же изумлением, с каким слушали его и все остальные.

Криси Бичем кивнул, для него ситуация с убийством брата, действительно была улажена в тюрьме. Убил его Юль или нет, выигранный бой снимал с него обвинение. Если настоящий убийца остается на свободе, найти его теперь – задача копов. А там уж ирландцы вернутся к нему в тюряге.

- Да! - Рамон Орта, лидер кубинских мариелитос, двинул задом стул и ткнул мозолистым пальцем через стол в главу грузчиков. Эти две банды делили пограничную территорию и исторически имели претензии по большей части друг к другу. – Давайте разберемся, кто убил Пако! Кто сжег наших людей на фасовке и пиздил наш товар все это время! Я не желал сидеть за одним столом с этими людьми, пока мы не отомстим за наших кровников.

- Мы не имеем к вашей срани никакого отношения! – Бишем грохнул пудовыми кулаками о столешницу, молниеносно теряя терпение, и вода в бутылках дрогнула. - Пусть не сидят! Валите отсюда!

- Подождем, когда они перебьют друг друга, и перепилим город, - поскалился Дженго, черный как смоль предводитель Крипс, оборачиваясь к своему подручному, стоявшему за спиной. Но сказал он это так громко, чтобы услышали все. Словно это было предложение и другим бандам присоединиться к издевательски выжидательной позиции.

- Вот, - приземистый мексиканец вскинул из-под стола мешок для мусора, и он бесформенной грудой раскинулся между спорщиками, заставляя всех замолчать. Темные глаза Уго Роча толкались в лица главарей, точно он проверял, все ли видят его добычу. Только убедившись в общем внимании, Роч развязал мешок, раздернул его и явил затихшей публике подгнившие окровавленные головы с высаженными глазами. Бурая жижа – уже обсохшая – слепила волосы, завязла в ушах и окрасила мертвенно желтые щеки. Мишка невольно зажала рот ладонью и отшатнулась от тухлой вони, утыкаясь в плечо Мартина, куда-то за него, в лопатку, а потом опасливо выглянула оттуда и собралась с силами, снова выпрямляясь на стуле. Если она хотела без стыда сидеть за этим столом, ей нужно было иметь нервы не хуже, чем у прочих.

- Это люди картеля Бельтран, - Уго и не думал завязывать мешок, оставляя всем возможность полюбоваться следами пыток. Если бы глаза вынимали покойникам, на лицах бы не было столько крови. – Они хотели зайти на рынок и вытеснить Тихуану, которая снабжала вас все это время. Ни к нам, ни к Юлю они не полезли, опасаясь открытого конфликта не здесь, на улицах, а там, - вильнул башкой куда-то в сторону границы, где война в такие моменты становилась настоящей. Бойней, а не метафорой. - Но они изрядно вам всем подосрали и испортили нам репутацию. Подставили Мартина, вывели его из игры. Нам пришлось долго прояснять, что происходит. Мы не работали в городе до этого дня, и нам пришлось напрячься, чтобы разобраться в ваших делах и выйти на этих сук. Мы потеряли много людей и денег, пока раскопали это дерьмо. Так же как вы.

Мексиканцы действительно прежде торговали только в округе, а Юлю сдавали опт из-за стены, который он перепродавал в Сакраменто уже мелкими партиями. 

- Хорхе, –  а вот прежний лидер мексов в городе был на слуху, потому что толкал мет и держал притоны с дешевыми девками, - отозвали на родину. И наказали за эту накладку. Но теперь вопрос решен, Тихуана по-прежнему поставляет лучший и самый дешевый кокс, героин и мет в Калифорнии. Вы сами видите, что дела вернулись в нормальное русло. Но мы хотим зайти в город и торговать на вашей территории. На тех же условиях, что и вы – брать у Юля.
Больше им трафик не доверили.

- Если вы хотите зайти в округ, - мелкие города вокруг столицы. – Мы вас пустим.
Теперь Тихуане это было безразлично. Цена везде оказалась одинаковой, а округ неожиданно перешел Юлю целиком. Рассчитывал он на это или нет.

+2

4

Льюс сегодня с самого утра не в лучшем расположении духа и не ясно, во всем виновата прогрессирующая болезнь и чувство, что ты недостаточно  делаешь для общего дела или то, что выблядок  решает, будто будет умно усадить за один стол белую расу со всяким отрепьем.  Казалось бы, насильно-то никто и не заставлял, мог бы послать нахуй и искать других возможных поставщиков мета, но дело это непростое, времени у него мало, чтобы так растрачивать  драгоценный ресурс, денег нет, как и нет уже терпения у людей, ряды которых неплохо покосили, да и в намеченном мероприятии можно воочию на все обезьяньи рожи взглянуть и при лучшем раскладе найти способ вышибить крошечные мозги каждому, сделать этому миру подарок напоследок. Льюис не был против цветных и прочих подобных тварей, которые умудрились выжить, он против их нахождения в Америке – в стране белых. Они отравляют  ее, словно холера, словно чума распространяясь по территории, вытесняя белых, портя белую кровь. Падение великой началось с того момента, как стали завозить черномазых. Все проблемы от этих грязных обезьян.
-Чак, Шустрый, не забывайте в каком зоопарке нам сейчас предстоит побывать. Глядите в оба. Хуй знает, кто в чьей заднице держит пистолет.  –  несмотря на то, что у входа попросили все оружие выложить, Льюис не верил в честность ни одного из присутствующих, но верил в изобретательность, после всего дерьма, что недавно  щедрым потоком лилось не только по улицам  родного Уиллоу-Крик, но и во всем городе. Особые вопросы были к Дженго. Какого хуя его люди лезут на  территорию patrol 14  еще  имея наглость демонстрировать силу.  Давно с этим говнюком стоило разобраться.  Чак – коренастый мужик лет 30 и Шустрый – едва ли уступающий по комплекции, но на голову выше своего напарника, были не менее скептично и враждебно настроены к предстоящей встрече. Оба умели обращаться с оружием и собственными кулаками и никогда не останутся без туза в рукаве, иначе для чего именно этих двоих Льюис с собой  взял.
Вошел он в зал последним, найдя себе место рядом с кубинцем. Оно и ясно, свою страну обосрали, опустили по горло в выгребную яму и теперь оседают в Америке. Это самое настоящее испытание – держать себя в руках и ждать подходящего момента. Льюис сел на стул на пол шага отодвинувшись от стола по нескольким причинам, одна из них – соблазн был слишком велик, чтобы  расквасить кубинскую рожу о стол  до того как Юль договорит. Сразу же закурил.
Суета началась быстро. Каждый имел претензии друг к другу, но каждый при всем сдерживался от того, чтобы ничего не выяснять словами, а как привычно всех присутствующим. Ироничная вышла бы встреча, в которой все главы банд полегли от собственной тупости и наивности. Естественно рядом с Льюисом первым начал кудахтать кубинец и тут же черномазые подхватили общее настроение, создавая эту какофонию звуков и заставляя чувствовать уже какую-то невыносимую головную боль.
-Скоты ебаные… - процедил сквозь зубы нацист, когда услышал слова Дженго. – А тебе, Дженго, хуесосу черномазому, все неймется. Природа берет верх, так пиздуй нахуй в свои африканские джунгли. - Льис с места не вставал, он знал, что Шустрый неспроста назван Шустрым. И обезьяна сама подойдет, если захочет прям здесь отхватить пиздюлей – Нам давно надо выяснить, какого хуя на моей территории разгуливают твои люди, да и не только это.
Всеобщая тишина настала, когда мексиканец посреди стола продемонстрировал всю красоту преступных разногласий. Может быть, оно бы и не имело такого сильного эффекта, не будь уже на приличной стадии разложения и не заполнила густо воздух тошнотворным запахом.   Чем больше мексиканец говорил, тем меньше Льюису все это нравилось. Разобрался с зачинщиками проблем каждого в зале, очередными цветными рожами. Должно быть легче? Все должны, видимо, посочувствовать и сказать «спасибо». Так вот Льюс вместо  благодарности чувствовал, что его пытаются наебать. И высказал бы это, но что остается, когда перебои с поставками привели к проблемам уже внутри банды, люди недовольны, положение его самого слишком шаткое, средств на продолжение  активной пропагандисткой деятельность не хватало, как и сил, чтобы перейти к более активным действиям.
Льюс молча ждал продолжения. Иного выхода не видел.

[NIC]Christian Lewis[/NIC] [STA]white power[/STA] [AVA]https://alchetron.com/cdn/keith-jardine-8a07c10e-db3b-4670-ab63-76cd4d94c9e-resize-750.jpeg[/AVA] [LZ1]КРИСТИАН ЛЬЮИС, 45 y.o.
profession: глава банды неонацистов "patrol 14";
[/LZ1]

Отредактировано Thomas Rice (2020-11-11 12:35:05)

+2

5

Дрейк и Исайя

https://i.imgur.com/uvrC0i3.jpg

https://i.imgur.com/hMKvcXR.jpg

Со мной пошел Дрейк по настоянию Баако и меня это раздражало. Бесился я совершенно не потому что иду не один, наоборот, свой нигга рядом это уже лучше, чем быть одиноким пугало в огороде. Причина раздражения кроется в том, что Бакс мне всё ещё не доверяет в вопросах мирных переговоров. От чего он не берет в расчет то, что я весьма успешно справлялся, пока он лежал в больнице, да и после того, как его выписали, не понятно. Я вырос за эти полгода на три головы вверх. Я больше не бью морду каждому, кто пытается сыграть на расизме и целенаправленно вывезти меня на эмоции, я научился не вестись на провокации. Конечно, могу согласиться, что к хладнокровию Дрейка мне ещё расти и расти.

Дрейк - взрослый мужик, ему перевалило за сорок, семью его убили из-за рода деятельности. Точную причину он никому не называет, возможно потому, что всё еще тяготиться виной за унесенные жизни любимых. Однажды он вернулся домой, а там кровавый погром, жену изнасиловали, избили и перерезали ей глотку. Десятилетнюю дочь повесили на турнике в детской. Дрейк неразговорчив, универсален и кажется, что для него нет ни единой задачи, с которой он не смог бы справиться. Он может доставать пули, латать раны, организовывать слежки, вести коммуникацию на всех уровнях и процессах. Может заметать следы, избавляться от трупов, подстраховать и прикрыть. Он не делит работу на статусность, не считает, что личная просьба Баако или моя будет ниже его достоинства и он никогда не набивает себе цену. А ещё он жарит ахуенные блинчики, поливая их кленовым сиропом. За них просто отдельное место в моём сердечке.

На горизонте того мира, в котором вертится каждый из нас виднеются волнения. Криминальный мир в принципе представляет из себя огромный океан, где с разной периодичностью и силой разворачивается стихийное бедствие. Порой можно отыскать уголочек с полным штилем, но тот в принципе не может длиться долго. Когда ты вступаешь на этот путь, ты либо выживаешь, борешься, воюешь, выбираешь себе соратников и обозначаешь врагов, либо тонешь на корм более сильным. Иного не дано. И раз уж я пришел сегодня сюда, я всё еще на плаву, как и все те люди, которые стоят за Тейлорами. Я усаживаюсь, практически разваливаюсь, беру бутылку с водой и делаю пару глотков. Дрейк становится рядом со мной, немного сзади и по правую руку. Чувствую себя совершенно без напряжения. Расслаблен. Это всего лишь очередной будничный вечер, в котором мне нужно поговорить и подумать. Возможно просто подумать, если слов не потребуется.

Мы с Баако доверяли Юлю настолько, насколько можно доверять тем, с кем работаешь и кто не является членом твоей семьи. В конце концов любое сотрудничество так или иначе строится на определенных доверительных отношениях. Да, в прошлом между нами возникали определенного рода тёрки за возможность заниматься тем, чем мы занимались, но этот конфликт остался только лишь памятью на листах календаря. Где-то в прошлом. Сейчас едва ли нам есть что делить, куда выгоднее сотрудничать. Мы с успехом брали его кокс, он отправлял на реализацию нашу химию. Мет - король спальных районов, ЛСД - лучшая сучка ярких вечеринок. По итогу все оказываются в выгодном положении со своим куском дохода. Деньги никогда не бывают лишними. Новой волной недопонимания стали события этого года. Для меня всё вовсе наслоилось скопом, смешивая трудности с товаром, брата с инфарктом, его бывшую жену, родившую не в самое спокойное время и новоиспеченную приёмную дочь \тоже его, не мою\. Я по итогу просто ахуевший и всё еще не пришедший в себя.

Март говорит и я перевожу взгляд на мексиканца, которому тот предлагает обрисовать черные пятна в данной истории. Я странно оставался спокойным и молчаливым тогда, когда за столом петардами взрывались другие. Слишком заёбан для того, чтоб пылить во все стороны тут же, не разобравшись в сторонах конфликта. Наши люди тоже умирали. И каждый был ценным кадром. Я говорю о тех, кто отвечает за свой участок, мелких одиночек никто не считает, они мало кому интересны в крупных масштабах. Всегда можно найти парнишу, который хочет заработать больше и быстрее, чем ему позволяют его способности, знания, статус. И тут появляемся мы, как спасение, как мессия, толкаем им на реализацию, а они, наши маленькие мамины помощники, разносят пакетики с граммами домохозяйкам и подросткам, офисным клеркам и напрочь отбитым идиотам. Всем, кто хочет полакомится, кто истосковался, изголодался, заскучал.

Черный парень, один из Крипсов, выдает абсолютно самонадеянную фразу, переключая моё внимание теперь уже на него. Ненадолго, но всё же. Херли дерзкий такой? Или дурной. Ненадолго потому что ухо режет едкая фраза со стороны:
- Что ты нахуй сказал про черных? - молниеносно выдаю лысому, Дрейк тут же сжимает моё плечо, даёт понять, чтоб я держал себя в руках, но...но, - Засунь язык в зад своей мамке, снежок, раз она не смогла развить в твоей голове ни единой извилины.
И возможно конфликт шел бы дальше, приобретая иные масштабы и трансформации, если бы не пакет из которого вывалились подгнивающие головы. Данный жест буквально заткнул меня \и не меня единого\, брови поползли вверх.
- Интересно, - резюмирую, готов слушать дальше. После того, как я помогал Баако растворять порубленных обидчиков его бывшей шлюхи в ванной с кислотой, это едва может слишком сильно впечатлить, но от того аппетита конечно же не прибавляет. Гниль - всегда мерзко.
[NIC]Isaya Taylor[/NIC]
[STA]эндорфин[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/iP1OdGW.gif[/AVA]
[LZ1]ИСАЙЯ ТЭЙЛОР, 26 y.o.
profession: продавец счастья;
family: Baako, Aimee, Sam, Damon, Dan[/LZ1]

Отредактировано Ruth Oscar Hansen (2020-11-14 14:15:35)

+3

6

Юлю было плевать на цвет кожи, а потому на все разборки, связанные с этим, он смотрел совершенно равнодушно. Когда дело касалось денег и бизнеса, то ему становилось плевать не только на цвет кожи, но и на многое другое – на национальность, вероисповедание, пол и гендер, сексуальную ориентацию. По большей части, ему было плевать и на имена, и на людей, их носящих. С одной стороны это сильно упрощало дела, позволяя смотреть поверх всего этого и не брать в расчет лишнюю информацию, с другой стороны, в какой-то момент не учитывать все это становилось сложно. Как сейчас, например, когда он пытался примирить и объединить этих людей. Все их многолетние разборки, все распри, он никогда решить не сможет, если они сами этого не захотят. У собравшихся людей были разные взгляды и разные судьбы, но их объединял род деятельности. Один из них, который и собрал их вместе. По крайней мере, насчет одного он был уверен – если бы эти люди не готовы были договариваться, то он бы никогда не увидел их за этим столом.

Когда он наедине встречался со всеми этими людьми, у каждого были свои претензии и видение того, как должен идти бизнес в городе, и как этот город должен пилиться. Каждый думал только о себе, не брал в расчет остальных, и это было нормально. Но одно дело видеть, а другое дело всеми силами этого добиваться, и вот пока все эти люди не взялись решать самостоятельно, - каждый сам по себе, - как все должно быть, пока город находился под контролем мафии, еще был шанс все уладить.

Барыга нахмурился, когда Орта вскочил с места, и проследил за их короткой перепалкой с Бичемом. Он, видимо, упустил тот момент, когда эти двое перестали обвинять его в своих бедах и перекинулись друг на друга. Это было плохо, добавляло еще один конфликт между бандами в копилку. Уж лучше бы их дальше объединяла ненависть к нему, это-то как раз было решаемо. Юль задумался об этом на пару мгновений, но после комментария главаря Крипс и сам еле сдержался, чтобы не высказаться, Льюис его опередил, а следом вскинулся и Тейлор. Однако все разом успокоились, когда мекс повысил голос, чтобы заглушить перебранку, и выкинул на стол головы виновников.

Очень поучительная хуйня. Где-то в этот момент барыга задумался о том, что вот мексов-то он как раз недолюбливал, но дело было не в национальности, не в ассоциациях и ни в чем-то еще неопределенном, а в том, что однажды на себе прочувствовал всю их отбитую изобретательность в способах вытянуть нужную информацию. Наверное, из-за этого вид отрезанных, явно полежавших, голов, не вызвал в нем ни отвращения, ни каких-либо других эмоций. Он даже не был уверен, что это действительно головы тех, о ком говорил Уго. Зато точно знал, что Роча пиздит про Хорхе и переехал тот не так, чтобы очень далеко, обосновавшись в Риверсайде. Как бы то ни было из-за притихших главарей, у него появилась возможность продолжить, так что он первым делом глянул на глав Грузчиков и мариелитос, которые пять минут назад обвиняли друг друга в потере своих лидеров.

- Меня хотели выжить с города. Они прикинули, что после моего ухода, из-за проблем с товаром, вы друг другу перегрызете глотки и, как вы уже поняли, они все правильно рассчитали. Именно поэтому я вам и предлагаю объединиться, чтобы никто не сидел в неведении – что за хуйня творится в городе и кто виноват. В своих терках вы не только теряете людей и бабло, но и привлекаете никому ненужное внимание копов! Кому оно, блять, нужно?! Может тебе, Льюис? У вас, конечно, все подковано в тюрягах и вас там встречают, как дома, но я сомневаюсь, что из-за этого твои люди торопятся туда попасть. Или я ошибаюсь? Нет, не ошибаюсь, - усмехнулся тихо, глянув на лидера нацистов, пока снова закуривал, но потом перевел взгляд на Дженго. – Если бы я наивно думал, что вы способны сами решить свои споры, я бы не собирал вас тут. Я не призываю к тому, чтобы вы жали друг другу руки, вам не надо дружить, достаточно будет желания тихо вести дела! Или это хуйня?

- Уиллоу-Крик раньше был нашим, - черный недовольно махнул рукой.
- Раньше. Но Льюис собрал людей и выжал оттуда Крипс еще задолго до того, как ты стал их главарем, а значит, не тебе это оспаривать, - все еще сверлил внимательным взглядом парня. – Дело не в них, твою мать, а в тебе. Или хочешь сказать, что Джеймс Оуэн тоже твоя собственность? Он, блять, мой человек! И ни ты, никто другой, не будет запихивать моих людей в сраный багажник, - процедил уже сквозь зубы, чувствуя, что и сам раздражается, но вовремя вспомнил, что ему-то как раз не надо этого делать. Личные претензии они разрулят потом, когда цель этого собрания будет достигнута. – Ты сильно хотел меня видеть? Вот он я. Но Миша уже предложила вам отличную альтернативу и хотя я теперь здесь и могу вам гарантировать, что перебоев больше не будет, мы решили, что ксан, перк и все остальное теперь автоматом будут накидываться в ваши партии. Все чистое, медицинского качества. Домохозяйки тоже хотят подзависнуть, а у вас уже налаженные каналы.

На таблетках, к слову сидели не только домохозяйки, но и студенты, да и другая молодежь, так что разнообразить ассортимент никому здесь лишним не будет. А с Тейлорами они смогут развить еще один взаимовыгодный канал, организовав им стабильные поставки прекурсоров отличного качества.
- Мы с вами объединимся и будем действовать сообща. Вместе решать возникшие проблемы, чтобы больше не было никаких непоняток и лишней суеты, нам всем это только на руку. И каждый будет знать, что став причиной наших общих проблем, он будет нести ответственность перед нами всеми, - еще раз повернулся к Дженго. – Споры по Уиллоу-Крик закрыты, лады? Я подумаю над тем, как мы можем тебе это компенсировать, но с этого момента ты прекращаешь соваться на чужие улицы, - а потом посмотрел на Уго. – Округ ваш, но товар вы будете брать у меня, и отстегивать долю за возможность торговать, - последнее касалось уже мафии и мекс знал, как все устроено, но Юль все равно напомнил. - Если у тебя на этот счет другое мнение, то мы еще вернемся к этой теме.
Если бы Роча не считал, что Борхесы им мешали, то свалил бы вместе с ними, забрав людей и выгодно отдав насиженное место кому-то другому, но он остался, а значит, готов был соблюдать определенные условия и проблем с ним не возникнет.

+3

7

- У меня все ровно. Побывал вот в твоей шкуре недавно. – отозвался Майкл на слова своего зятя и устало провел ладонью по отчаянно зудящим глазам.  Едва избавиться от риска пожизненного заключения, фактически пройдя по острию ножа  и не нажить мигрень было задачей невыполнимой.  – Да, поговорим.  Надеюсь, блять, что они смогут  просидеть в этой комнате десять минут без того, чтобы кто-то кому нибудь башку не оторвал. Оказавшись на улице, Ринальди опять взялся за дела. Как говорится, business as usual. Впрочем, «обычным бизнесом» в полном смысле слова, грядущее мероприятие не было. Собрание лидеров торгующих дурью банд – латиносы, черномазые, «Грузчики» да еще и нацисты впридачу. Коктейль из гремучей смеси – и им всем сегодня предстояло его глотнуть. – На тюряге постоянно крутили «Американский пирог», блять! «Американский пирог», вы прикиньте? Целую долбаную неделю. Я собирался пересмотреть «Бронкскую историю» - но сегодня, вместо кино,  нас ожидает собачий цирк видно.  – шутливо заметил Ринальди, обращаясь к своему андербоссу. Затем прошел в зал и занял одно из кресел.  Распорядился налить виски – немного скотча сейчас не повредит. Затем крестный отец окинул взглядом Льюиса, Дженго,  Тейлора, Бичема, Орта, Мишу.  – Доброго вечера,  дама и джентльмены. Не помешал?
Дальше все пошло по понятному сценарию – склоки и взаимные обвинения.  Бичем и Орта крысились друг на друга из-за той истории с сожженными людьми на фасовке, скинхед Льюис ожидаемо закусился с гуталином из Крипсов. Мартин взвешенно и спокойно  объяснял ситуацию – но как перекричать тех, кто пока что слышит лишь себя? Шквал взаимных укусов прервал мекс,  предъявивший благородному собранию очень весомый аргумент – мешок с прогнившими головами бельтрановцев. За этим последовали и слова – но такое вещественное доказательство весомее любимых слов.
Когда Юль закончил свою речь, то Майк отставил в сторону стаканом и с силой опустил ладонь на стол, призывая собравшихся к паре минут внимания. Долго растекаться по мыслями по древу он не собирался – однако пришла время  подкрепить своим словом  заявленное ранее. –  Теперь я скажу. Все ведут бизнес по-своему. Может, кто-то считает, что грызться за каждый угол и украшать наш любимый город оригами из трупов – это венец мудрой политики. Жизнь показала, что это не так – если идти по такому пути, то бизнес тех, кто это делает, скоро накроется пиздой. Кто-то окажется в гостях у дяди Сэма, а кто-то – на погосте… Но лично моему бизнесу это мешает. Мне нужен порядок в городе. Такой порядок, при котором все смогут зарабатывать, не составляя проблем другим. «Делайте деньги, а не заголовки» - слышали о таком слогане? – из уст  дона самой кровожадной в США группировки Коза Ностра, недавно вымостившей мертвыми Локосами полРиверсайда, это, может, прозвучало бы сомнительно – но сейчас речь шла не о войне за чужие территории, а о проблемах родного города. Города, за который отвечал крестный отец.  И от всех этих уличных разборок он точно не выигрывал. Семья Торелли выполняла в Сакраменто роль криминального арбитра – но арбитраж возможен, когда люди, в общем и целом, играют по правилам. Знают свое место – и место чужое. Конечно, с теми погрешностями, без которых их преступный мир невозможен. – То, что вам предложил мой родственник – разумно. Четкие границы. Совместная работа. Бесперебойные поставки. И жесткий спрос с тех, кто будет мутить воду в чужом стульчаке. Совместный спрос, как с людей понимающих. Вытащил гильйотинку для сигар, начал аккуратно, не спеша, обрезать коричневую манилу. Уже шаря в поисках зажигалки,  хмыкнул. – Кто-то, конечно, может послать остальных в жопу и отправиться в свободное плавание. Но вопрос в том – долго ли он продержится на плаву, если остальные будут плыть вместе?

+4

8

Головы изрядно пованивали, и Дженго поймал себя на том, что ждет, когда из пустой глазницы вывалится жирный опарыш. Но еще недельку, видно, придется подождать. Перевел взгляд на Уго. Мекс был для него человеком новым. Если с его предшественником Хорхе, черный был шапочно знаком, тот этот мужик, похоже, действительно все это время отирался в провинции. Надо понимать, что этот бизнес слоится не только по горизонтали, но и по вертикали. И если аптечные колеса – удел школьников, студентов, клерков - всех глаженых мальчиков и девочек, которые научились зажевывать стресс еще в детстве по рецепту врача – и это огромная прослойка среднего класса, опасно балансирующая на грани между кокаином с одной стороны и метом с другой, то пустить девку и взять ее товар им не сложно и даже на руку. Территории она не требует, а всю накрутку за розницу можно положить себе в карман.

Кокс лопатами жрут клубы, творческие личности и все, кто уже может себе позволить эту строку в бюджете. Но мет – товар для нищих кварталов. Тысячи грустных гастарбайтеров, привыкших к грошовой наркоте на улицах Тихуаны, приезжали в Штаты поднять бабла и понимали, что здесь кокаин им не по карману. Здесь их ждал только крэк, мет и вся эта дешевая бадяга. И пока в городе не было мексиканского центра,  все эти люди: трудяги, горничные, шлюхи, сиделки, портовые рабочие затаривались у Крипс, у Тейлоров, у кубинцев, и ирландцев. Не у нациков же им закупаться. Теперь латиносы приходят и просят их всех подвинуться. Они хотят работать в городе. В городе они будут работать там, где живут их кровники – везде. И вот сейчас банды пустят сюда латиносов и начнут сосать хуй примерно на треть своего дохода.

Для себя Дженго не слишком хорошо видел выход в пригород. Криппс выползли в Сакраменто из Южного Централа Лос-Анджелеса и давно захватили Калифорнию как раковая опухоль. В каждом городке уже были свои ячейки Крипс, и никто из их лидеров не подвинется, чтобы пустить людей Дженго. Юля он знал давно и относился к нему неплохо, но сейчас этот хер забитый предлагал ему пойти в политику и провернуть локальную революцию в Калифорнии, подмять под себя все банды округа, чтобы сказать «спасибо» мексиканским друзьям, не теряя доход?

Мексов Дженго тоже мог понять. Судя по тому, что поставки возобновились, а на улицах наступила относительная тишина – латиносы все же выиграли свою войну и награду просили справедливо. Справедливо было и уважить предложение Юля: тишина и дешевый опт – что еще надо честному бизнесмену? Если Мартин хочет разгребать их проблемы, это его право. В конечном счете, такой подход берег людей самого Дженго.

Ниггер пригнулся к столу и вперился взглядом в итальянского Дона. Тот, наверняка, большой человек, но в их грязных уличных сварах понимает он ровно ничего, поэтому вещать о равенстве и братстве ему очень удобно: из его кармана ничего не вынимают. Не стучи на меня, дедуля, на бабку свою будешь стучать.

- Охуенно, если вы решили эту херню, охуенно, - встал и потянулся через стол, чтобы пожать руку Уго. Тот, конечно, стиснул черную ладонь ниггера, спеша заручиться общей поддержкой. Прокуренный голос Дженго звучал негромко, отдавал сиплым шепотком. – Я за то, чтобы наши цветные братья вошли в город. Я за то, чтобы брать товар по минималке, и за то, чтобы не было терок. Это тоже охуенно, бро.

Он протянул руку Юлю.

- Но давайте посмотрим на ситуацию: чтобы впустить наших мексиканских братьев мы должны подвинуться. Я, Тейлоры, мариелитос, ирландцы – у них в порту тоже полно латиносов, не в обиду, бро, - глянул на мекса. – Мы все скинемся по куску им на территорию, так? Сдадим свои притоны, свои точки, своих покупателей. Они сдадут нам свои в округе. Лично мне это не уперлось. В округе я должен отдать эти точки тем, кто там уже работает. Крипс есть по всей Калифорнии. Остальным придется вложиться, чтобы развить торговлю в округе. Это значит, что все мы потеряем бабло, если впустим наших  мексиканских братьев. А они это безусловно заслужили.

Темный маслянистый взгляд Дженго скользил с одного лица на другое.

- Все мы здесь не скоты ебаные, - отмахнул широким жестом в сторону нацика, цитируя его дословно. - Наши черные братья, кубинцы, итальянцы, ирландцы, мексиканцы - все мы приехали, чтобы выжить и вывезли эту страну на своем горбу мозолями отца и слезами матери. Рубили леса, строили дороги, добывали золото, работали на заводах – мы беремся за все дерьмо, которое делает эту страну великой, а теперь горстка белых хочет отнять у нас плоды наших трудов, когда это уже наша страна - вовсе не их, и обливает нас дерьмом из жратвы, которую мы приготовили… Но я не о политике, нет.

Примирительно показал лидеру нацистов смуглую ладонь.

- Мне нет дела до политики. Но мы приносим тебе 80% дохода, – обернулся к Дону. – Это мы торгуем в гетто и спальных районах, в клубах, в барах на улицах, на вокзалах… Нам достаточно белых людей Юля, которые нас уважают, и не устраивают лишнего срача. Разве не мы хотим мира? Давайте избавимся от них здесь и сейчас. Пока нас здесь 20, а их 2. А остатки банды разгонят копы. Black lifes matter,- движение, обосравшее им порядок этим летом, оказалось очень на руку осенью. - Иначе ты не получишь мира. Все мы здесь не устраиваем только его.

Ткнул пальцем в Льюиса, пригибаясь ниже к столу, чтобы каждому из сидящих заглянуть в глаза.

- Через месяц-два-пять на этом месте так или иначе будет его голова, - кивнул на грязный мешок. – Давайте освободим место для Уго и его людей прямо сейчас.

Знал, что не рискует ничем кроме рукопашной, в которой все одинаково сильны, и пока не бросается первым, держать будут не его. Но предлагал подумать и Юлю не в последнюю очередь, как он будет решить этот вопрос, постоянно подспудно бурлящий в Сакраменто.

- Или что? Он нам поклянется навсегда завалить ебало? А мы ему поверим?

[NIC]Jengo[/NIC][STA].[/STA][AVA]https://i.imgur.com/AhXVqf6.jpg[/AVA] [SGN][/SGN][LZ1] Дженго, 39 y.o.
profession: лидер Crips
[/LZ1]

Отредактировано Misha Juhl (2020-11-15 14:27:49)

+3

9

Ради общего дела, ради достижения цели глобальнее, нежели сбор денег у нариков, Льюис держал себя в руках. На его слова, естественно тут же отозвался еще один представитель четвероногих. Оно и не удивительно, негроидная раса не способна обучаться – они тупые, агрессивные и шумные. Они готовы наебывать всех, потому что не способны ни на что другое. При всех предоставленных возможностях и правовой защищенности, ты обязательно наткнешься на черного, который спиздит нагло сумку или кошелек, кто сидя жопой на асфальте будет бросать тебе в след провоцирующие  фразы, стоя в центре занятости, они делают все, чтобы их возненавидели на работе и уволили, а после возвращаются назад, чтобы сказать – «это все потому что я черный», они чаще берутся за пистолет нежели живут и играют по правилам. И после всего этого начинают удивляться, почему в анкете при приеме в вуз или на работу есть графа о цвете кожи. Обиженные еще со времен Линкольна, не знающие ценности ни семьи, ни места в котором проживают, до сих пор ведут образ жизни, который тянет Америку на дно. Даже их оскорбления на уровне младшего школьного возраста.
-Ты еще приплети сюда жену, сестру, детей и на что недоразвитый объебаный ниггерский мозг  способен. -   головы, речь Уго, а после слова Юля несколько сдержали неизбежное. Находясь здесь, Льюис понимал, что рано или поздно кто-то выведет из себя, и он не сможет продолжать участвовать в этом сказочном представлении, потому что не знает ни одного черного, кто бы мог правильно вести дела, адекватно и продумано. Слова Мартина были разумны, что не удивительно, будь его кожа на пару оттенков темнее, он бы говорил совсем другие вещи. В тюрьму естественно, никто не спешил, зная, что благополучие нации и страны в целом зависит только от их решительных действий, тюрьма сильно ограничивала, как и ослабляла позиции на улицах. Юль прав и мог это согласие спокойно прочитать и выражении лица главы неонацистов. Дженго не мог угомониться даже тогда, когда пытались тому донести прописную истину, и Льюис знал, что только пуля в лоб того заткнет навсегда, Юль же давал этой обезьяне шанс, доходчиво объясняя положение дел. Перехвативший эстафету в наведении порядка итальянец был неправ только в одном - он разговаривал с «людьми понимающими», но ниггера никогда нельзя считать за человека, действуя по инстинкту отхватить побольше, кому чего бы это не стоило, он не примет разумных правил. И Дженго поспешил это доказать. Встав с места и озвучив первые слова, Льюис сразу же напрягся. Ему ничего не стоит достать складной нож и всадить свинье в глотку острие, просто потому что слишком много выступал. Театрально пожав руку кубинцу, тот явно привлекал к себе всеобщее внимание. Шустрый и Чак нервно сжимали кулаки, по мере того, как бред сказанных слов целиком и полностью расходился с истиной. Только в черномазом интеллекте могла родиться такая хуйня.
За спиной Шустрый бросил фразу в сторону человека Дженго, которая красноречиво заявляла о месте черножопых в пищевой цепи ниже одноклеточных из-за неспособности думать башкой, а не жопой. Льюис пожалел лишь о том, что не решился взорвать все здесь к чертям собачьим, а наивно понадеялся на конструктив.  Как только Дженго ткнул в него пальцем и прямым текстом заявил, что скоро голова Льюиса будет украшать стол, неонацист не выдержал и швырнул одну из тех голов, что была ближе всего в рожу дредоголового, и с ревом взбешенного зверя перемахнул через стол быстро и  ловко следом. Ему было похуй кто что скажет и кто во что встрянет, сначала он навсегда заставит «завалить ебало» этого черного, оставит его башку прямо сейчас на этом столе, а после уже донесет до Юля, что таких следует валить сразу и не пытаться с ними договориться. Первый удар должен был прийтись по роже. Когда Льюис в ярости, он может не осознавать и своих увечий, стремясь превратить причину потери контроля в нормальный человеческий фарш.
Шустрых и Чак не остались в стороне, все ранее сказанное белыми не имело ровным счетом никакого веса, пока кто-то продолжает топить одного из присутствующих. Чак по примеру главы банды тут же поспешил убрать человека Дженго, а Шустрый не даст легко и просто оттащить главаря от черномазого. Кто-то сегодня здесь сдохнет.
[NIC]Christian Lewis[/NIC] [STA]white power[/STA] [AVA]https://alchetron.com/cdn/keith-jardine-8a07c10e-db3b-4670-ab63-76cd4d94c9e-resize-750.jpeg[/AVA] [LZ1]КРИСТИАН ЛЬЮИС, 45 y.o.
profession: глава банды неонацистов "patrol 14";
[/LZ1]

Отредактировано Thomas Rice (2020-11-17 12:01:24)

+3

10

Внимательно слушаю каждого, я не перебиваю. Взрослый правильный мальчик.  По крайней мере я стараюсь им быть. Дрейк у меня за спиной служит мне совестью, ангелом хранителем, наставником и кем угодно еще. Без него я бы уже бил рожу этому конченому нацисту. Быть честным, желание \естественно\ почесать кулаки, никуда не пропало, но это всегда можно успеть при подобной обстановке и в таком сборе. Потому да, я слушаю.

Слушаю о том, что говорит Март. О, эта прекрасная речь о мире, о равенстве, о том, что мир давно уже поделен и сейчас не стоит нарушать эту тишину в эфире. Словно государства пытаются на собрании убедить собратьев с ядерным оружием не пускать его в ход. Пожалуйста, не стоит жать кнопку, третья мировая никого не пощадит. На деле же мир никогда не прекращает войну. Большие государства пытаются откусить кусочек от тех, кто слабее и полноценно поглотить тех, кто мал и слаб. Это природа, это естественный отбор. И природа не знает, что такое остановится. Природа не понимает, что место отжали до твоего прихода к власти. Какая к черту разница? Если Крипс достаточно сильны для того, чтоб выгнать этих ублюдских белозадых с территории, которая когда-то им принадлежала, значит они должны это сделать, и не важно какой предводитель на данный момент у руля.

Но вместе с этим я согласен с тем, что домохозяйки тоже хотят зависнуть. Более того расширять аудиторию за счет колёс очень удобно. Покупатель не создает тебе проблем, потому что сам относиться к той касте людей, которым эти проблемы не нужны. Они хотят тишины и сбросить стресс, они хотят, чтоб никто не знал о том, что под бокал вина заходит маленький мамын помощник, который делает жену покорной, спокойной, убирает бесконечную раздражительность и стервозность. И дети уже не настолько сильно нервируют. Мужику похуй что там пьет его бабища, мужику нравится, что после рабочего дня она его не пилит. Все счастливы, все довольны, все не замечают огромной проблемы наркозависимости, которая разворачивается прямиком у них на глазах.

Март предлагает нести коллективную ответственность. Мы с Тейлором старшим разделяем подобную политику, когда дело касается нашей банды, когда дела мы рассматриваем внутри нашей системы. Но нести коллективную ответственность за тех, кто мне чужд, кому я не доверяю и кто при удачном раскладе ради собственной выгоды воткнет мне нож в спину, какая-то слишком уж скользкая перспектива. Те, кто отойдут от данной новой системы смогут плыть и плыть достаточно успешно, если будут не едиными в своих помыслах. Дело в том, что не существует единой правящей партии. В мафии, в криминале,  всё устроено точно так же, как и в любой политике. На правящую партию обязательно найдется оппозиция. И эта оппозиция имеет шанс оказаться настолько сильной и привлекательной, что смены власти не избежать. Черный из Крипс вполне имеет все данный для того, чтоб повести за собой толпу. Толпа следует за оратором. Гитлер был лишь художником-неудачником, но вместе с этим шикарным оратором. Именно поэтому его лицо возглавило движение. Каждая фигура в истории, за которой следовал народ, в первую очередь яркое очертание, личность, персонаж и уже после всё остальное. Стратегией правят серые кардиналы, лиц которых мы никогда не узнаем.

Black lifes matter.
- Это всё прекрасно, - наконец-то подаю голос, - Все эти высокопарные речи, вся это водичка в словах. Абстракция. Руководитель кружка ораторского искусства ставит пять всем. Но меня тут вот что на самом деле волнует. Я хочу видеть цифры. Реальные прогнозы, с которыми следует приходить, и которые следует озвучивать, когда с подобным предложением собираешь людей из разных территорий, с разными взглядами и интересами. Пока что я слушаю красивый рассказ о мире, дружбе и баблгам. Ииии...всё. Сколько своих точек, сколько своего места на карте я должен уступить для новой касты? Сколько я потеряю дохода с этих мест? Сколько мне придется вложить в окружные территории и, теоретически, как быстро я окуплюсь и получу выхлоп. Я не играю в дружбу, я считаю время и деньги.

[NIC]Isaya Taylor[/NIC]
[STA]эндорфин[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/iP1OdGW.gif[/AVA]
[LZ1]ИСАЙЯ ТЭЙЛОР, 26 y.o.
profession: продавец счастья;
family: Baako, Aimee, Sam, Damon, Dan[/LZ1]

Отредактировано Ruth Oscar Hansen (2020-11-21 00:27:27)

+2

11

Для самого Юля дело было даже не в поставках, он ведь уже работал с этими людьми, с каждым из них, и поэтому объединять их лишь для того, чтобы оптимизировать этот процесс, было для него не так важно, чем объединение для координации действий. Это нужно было не только ему, но и мафии, которые, по сути, должны были следить за порядком в городе, и для тех, кто действительно нацелен на прибыль и понимает, что любое отвлечение несет им убытки. Как братья Тейлор, например, которые не лезли на рожон, не пытались отхапать лишнего, но уверенно держали свои районы под присмотром от чужих нападок. Он это уже озвучил, в принципе, до того, как заговорил Ринальди.

Слово босса здесь было не лишним, хоть и дублировало практически речь самого барыги. В конце концов, собравшиеся должны были услышать позицию тех, кто по-настоящему управляет городом, имея связи во всех сферах и обеспечив желающих доступом к качественному товару, который они сюда поставляли. Ведь именно Торелли пустили в свое время Тихуану на этот рынок, наладили с ними контакты и продолжали сотрудничать уже много лет. Они и сейчас выделялись среди собравшихся тем, что сидели в дорогих костюмах и в целом имели вид в разы представительнее остальных. Всех тех, кто был людьми улиц, привыкшими решать силой, а не договорами.

Дальше Юль, как и все остальные, слушал рассуждения Дженго, которые с самого начала пошли неверно. Наверное, нужно было оборвать его на полуслове, чтобы не накалять ситуацию, но черный предпочитал сам сделать выводы, не задавая лишних вопросов. Скорее всего, именно поэтому и случалась всякая срань на улицах – один что-то не так понял и все схватились за стволы. Каждый хотел выглядеть победителем в любой ситуации, но это не они потеряли время за решеткой, а Юль, который умел ценить время и которое тюряга почти полностью обесценила. Трафик хоть и был хорош по объему, но у него имелись налаженные поставки и покрупнее, чем посылки в Фолсом.

Впрочем, Исайя, подхватил тему Дженго с территориями и Юль понял, что эта сторона договора всем оказалась неясной. Да, они могли урвать территории от всех и подвинуть банды, чтобы мексы вошли в город со своей торговлей, но Юль не собирался этого делать. У него и у мафии хватало еще контроля, чтобы отхватить место для мексов от себя. Мартин при этом ничего не терял, ему так даже было выгоднее в какой-то степени. Товар даже мелким оптом, пусть и сбывался дешевле, но зато продажи шли за счет этого быстрее. Так что, в каком-то смысле, он даже выигрывал, если пускал Уго торговать на своих районах, ведь мафия получит не только канал сбыта, но и плату за разрешение обустроиться здесь.

- Блять, - тихо выдохнул себе под нос, замечая, что люди Льюиса занервничали и уже подался вперед, чтобы в очередной раз взяться объяснять, зачем здесь всех собрал, но в этот момент нацисты кинулись к черным. Крис и вовсе перемахнул стол, в считанные секунды вылавливая главаря Крипс. Видимо, решил опередить его с угрозами, не распаляясь на них, а сразу приступив к делу. – Эй!!!
Пока люди Дженго цапались с подручными Льюиса, сам Юль рванул прямиком с сцепившимся в драке черному и нацисту, пытаясь вклиниться между ними, чтобы разнять.

- Да хватит, блять! Хватит! – эти двоим на потуги барыги явно было похуй, потому что его не просто пытались отпихнуть, в его сторону летели точно такие же удары. Зарычал, когда Льюис в запале заехал ему крепким кулаком по морде, - Ты охуел?! - благо, особо размахнуться мужик не смог и барыга отделался тем, что выворотку щеки вмазало в зубы и во рту ощутился металлический привкус крови. Дилер раздраженно зарычал, но попыток вклиниться между этими двоими не оставил. Следом подтянулись мексы, а за ними вскочили и кубинцы, но те взялись за людей Кристиана, оттаскивая их в стороны, и все это превратилось в матюгающуюся и ревущую толпу людей, пытающихся угандошить друг друга. А когда Дженго и Льюиса каким-то чудом, - совместными силами, - получилось оттащить друг от друга, барыга нервно одернул кофту и ткнул пальцем в черного. – Сядь, твою мать! Успокойся! С этого момента, если ты станешь проблемой Льюиса или кого-то еще, то будешь иметь дело с остальными! – подошел вплотную, заглядывая в темные глаза тому, из-за кого заварилась эта буча. – Ты станешь нашей общей проблемой, если догоняешь, о чем я. Этот вопрос решен.

Обернулся, коротко оглядывая остальных, каждого, будто хотел убедиться, что все это услышали и приняли к сведению. У него еще и у самого в крови гулял адреналин после небольшой потасовки, но превращать это собрание в побоище он не собирался ни при каких обстоятельствах. Не для этого все затевалось.

- Никто не будет делиться своей территорией, Уго займет мои районы, блять! Никто ничего не теряет в городе! Вы только выиграете за счет того, что каждому достанется небольшой кусок пригорода! Да, я говорю про сраный мир между собравшимися и вы будете его придерживаться! – повернулся к Льюису. – Уиллоу-Крик твой. Если с этим возникнут проблемы, то эти проблемы мы будем решать уже совместно. Кому-то тут еще что-то не понятно?! – глянул в сторону кубинцев и ирландцев. Бичем согласно кивнул, показывая, что он с Юлем, а следом и Рамон. Мекс стоял рядом, так что вопросов тут не возникало, он сам зашел к барыге с предложением. Мартин посмотрел на Тейлора, дожидаясь согласия, а потом глянул на Дженго. – Так ты с нами или понты для тебя превыше всего? Подумай хорошенько, потому что завтра отказываться будет уже поздно.
Юль, в принципе, вовремя и сразу вмешался в драку, чтобы не дать никому из присутствующих ощутить хоть какой-то перевес в ней, так что у него еще оставалась надежда на относительно мирное решение вопроса, вставшего на повестке дня.

+2

12

Отлично понимал, что белый психопат  рванется защищать свою тощую жопу, не разбирая дороги и не пытаясь действовать в рамках картеля, которому готов был подсосать на словах. А на деле, на улицах им придется жить с этим дерьмищем. Если главарь не может держать себя в руках, в чем он собирается держать своих мужиков. Нормально смотрел бы на ситуацию, осади его сам Юль. Это выглядело бы респектабельно. Ты взялся управлять и управляешь, у тебя есть право затыкать рот. Если ты затыкаешь его деньгами. Но барыга не успел.

Черный увильнул от летящей гнили и отмахнул своим людям прочь от стола. Им не нужно ввязываться в эту свару. Не свара нужна была Дженго, а увидеть, кто тут реально чем-то рулит, и показать публике, что лидер «патруля» не в себе. Он даже не планировал защищаться. Лучшая защита в этой ситуации - изобразить из себя черную жертвы белого произвола на глазах у потрясенных зрителей. Что и требовалось доказать, как говорится. Голова покатилась к стене, оставляя на полу влажный след липкого подкожного месива.

Дженго свалился на пол под весом матерого белого тела, вильнул башкой, когда кулак вписался в скулу, вышибая кровь в глотку. Люди над ним замелькали в россыпи слепящих вспышек. И ниггер понял, что красивого показательного шоу с жертвой нихуя не выйдет. Что люди неожиданно на его стороне, но подошвы топчутся у самого носа. Как бы не наступили на хаер.  Рывком перевернул нациста и придушил, без жалости ломая гортань, пока всаживал острые черные костяшки в бугристое кисельное ебало. Кто-то сдернул его наверх, оттаскивая от пассажира, и тот успел промазать по Юлю, прежде чем снова бросился вперед. Вмиг весь солидный заговор превратился в уличный беспредел, вскипающий тестостеровновой бурей и пузырящийся кровавыми соплями.
- Стой! - Дженго вынырнул из толпы, разгоняя своих людей, в пару не лишних и приятных ударов они охолонули, отступая. Черный утер рукавом подтеки крови под носом и теперь не без хмельного веселья смотрел на Дона. Этот, наверно, такого поворота на чинных посиделках не ожидал. Но Юля по-своему, по-уличному зауважал. Барыга своих позиций не сдавал.

- Ты бы с этого и начал, - рухнул на стул и отер руки о понтовую майку, размазывая по эмблеме Найка свежую кровь. Присосался к бутылке. Вода тяжело ухнула в пересохшую глотку. Никто не поверил бы, что Юль готов уступить свои районы мексам. Даже за собственное спасение. – Это щедро! И мудро, - нормальная подача для старого растомана, выросшего на Марли, когда крэк еще даже не изобрели. - Тогда по рукам. У меня нет вопросов к этому договору. У меня не было их и в начале собрания, если все помнят.

Он оглядел присутствующих. Память вроде у всех была крепка. Единственное, что Дженго глубоко возмущало, это выговор, который он получил от барыги. Вернее то, что получил его только он. Хотя ситуация возникла из-за манер Льюиса. Понтами тут бросались вовсе не черные. За понтами должно что-то стоять, и очень опасно, если нацист решил, что теперь он под особым покровительством белого собрата.

- Решай этот вопрос с идейным, - вопрос был не только не решен, он был даже не замечен. Не черные провоцировали постоянное напряжение. Черная молодежь, составлявшая большую часть уличной торговли Дженго, хотела курить крэк, воровать и ебаться и танцевать c-walk. И если до людей 25-30 лет еще можно было донести правду выгоды, то юные братья слушали свои яйца в первую очередь. А яйца говорили им пиздить тех, кто нарывается и доебывается. И никаких других детей на районах нет. Искать других  - не выбор. Они не боролись против белых. Они даже не боролись за свои права, привыкли жить в убогом гетто. Права-то им зачем больше тех, что уже отгрохало государство? Не нужно ходить в отдельные сортиры и пользоваться отдельным входом в кино. За права черных боролись не лузеры с районов, за права черных боролись те, до кого Льюису с его убогим печатным станком не дотянуться, хоть жопу надорви. А отыгрывался он на шпане с притонов. - Чтобы он вежливо здоровался. Это будет плюсом к его же конспирации. Я могу проглотить кусок его дерьма при солидных людях, если мне откинется зеленью. Я старый. Но если его бойцы будут швырять говном в наших людей на улицах, как ты прикажешь им объяснить, что надо жевать и сглатывать? Сколько ты сам мог проглотить в 18, потому что твой барыга сказал тебе, что это позволит заработать? Решай вопрос не со мной. Я не предлагаю убирать людей, которые соблюдают уважение ко мне и таким, как я. Если не будет провокаций, с нашей стороны не будет никаких проблем.

[NIC]Jengo[/NIC][STA].[/STA][AVA]https://i.imgur.com/AhXVqf6.jpg[/AVA] [SGN][/SGN][LZ1] Дженго, 39 y.o.
profession: лидер Crips
[/LZ1]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » real dope dealers


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно