внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
Джейн в очередной раз была в бешенстве. Сесть за руль в таком состоянии и настроении было огромной ошибкой, но об этом она будет думать потом... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 13°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Звучит ли правда в свадебной клятве?


Звучит ли правда в свадебной клятве?

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Свадебный дворец в городе Сиэтл | 10.03.2015 | от 14:00.

Кэйтлин и Рина
https://i.imgur.com/dezqjaz.gif https://i.imgur.com/KwTz7My.gif

Второй брак. Она была так счастлива, пока не получила весть о махинациях мужа. О тех махинациях которые нельзя простить. Некоторые ошибки искупаются смертью, но знать об этом другим не обязательно. Так что ты слышала, милая, стоя за дверью? Что теперь тебе солгать?

Отредактировано Rina Farneze (2020-11-16 16:03:48)

+2

2

Свадьба - важный день в жизни каждой женщины. И не имеет значения, какая она по счету, как не важно, состоится брак по расчёту или любви. Лично я принципиальной разницы не видела. Любые отношения, это всегда выгода, всегда вопрос ресурса. Даже любовь, которую даёт партнёр - это ресурс. И что бы не говорили романтики : конечный. В большинстве случаев.
Тонкие длинные пальцы достойные рук хирурга лёгкими движениями скользят по волосам, поправляя локоны. В отражении высокого зеркала с позолотой я выгляжу прекрасно, хотя куда более пошло бы мне свадебное алое сари, но такова дань семье мужа - классическое белое платье в пол. Оно не пестрит вышивкой, та обрамляет исключительно тонкую шею и хрупкие покатые плечи. Никаких излишеств. Лёгкая ткань облегает фигуру, но вместе с тем полностью скрывает тело, что красивая обёртка конфеты. Шлейф мягко шуршит по светлым плиткам пола, дополняя этот образ.
-Ты прекрасна, мама бы гордилась тобой, - хорошо знакомый голос заставляет обернуться. Я счастлива видеть его в этот день. Его, и его традиционный наряд. Отцу так это идёт. - Жаль, что она не видит, какой взрослой стала её девочка.
Грубая рука касается острого подбородка, краем глаза я замечаю в зеркале румянец на собственных щеках. Давно ли я так чувствовала себя? Словно в сказке.
- Отец, я рада, что ты решился приехать. - Накрываю его ладонь своей, не идущей ни в какое сравнение. Именно глядя на разницу в наших руках я всё ещё могу чувствовать себя той самой маленькой девочкой, что бродила в гетто Дхарави. А он смотрит всё с той же нежной улыбкой.
- Ты уверена, что этот человек тот, кто подходит тебе, Рина? В нём нет духовности. Быть может я сужу поспешно, но я не разглядел в нём человека достойного.
Улыбка прячется в уголках губ. В этом весь мой отец. Он разбирается в людях лучше, чем кто либо другой, но старательно закрывает глаза, когда дело касается меня. Так обычно и бывает, да? Свой ребёнок, каким бы он ни был, кажется самым прекрасным созданием на свете. Вот только я всегда любила чудовищ. Любила тех монстров, что скрывала благопристойность за недосказанностью и вышколенными манерами. Я находила их демонов на дне глаз и принимала их без капли сомнений или опаски. Таким был мой ресурс: я умею быть гаванью, тихим ночным пристанищем, открывающим свои объятия под покровом ночи. И эта мягкая ласковая тьма живёт в моих глазах так же, как в глазах мужа живёт малодушный лицемерный властолюбец.
- Я уверена лишь в том, что люблю его, отец. - Шаг навстречу и поцелуй укрывает старческие морщинки притаившиеся в уголках губ отца. Мы так не похожи и такие одинаковые одновременно. В его глазах такая же гавань, но полная света. Он из тех, кому нечего будет отрабатывать после смерти, его реинкарнация была бы лёгкой и достойной. Быть может, он стал бы священным животным? Ведь им живётся куда легче, чем людям.
Мужская рука вплетает в волосы цветок розового жасмина. Его аромат такой лёгкий и мягкий, за ним хочется тянуться. Он благословляет меня. От себя и матушки. Это лучший подарок в такой день.
- Ну что же, тогда я оставлю тебя принимать поздравления и готовиться к церемонии, дочка. Надеюсь в этот раз твой выбор принесёт тебе только радость и покой.
И он уходит. Закрывает дверь неспешно и мягко, оставляя меня один на один с его словами.
"Покой", да? Может ли быть покой, который будет нравиться мне? Разве не скучно просто жить? Хотя... Если бы я отыскал сына...
Пушистые ресницы скрывают чёрные глаза. На мгновение сердце пронзило болью. Даже дышать стало немыслимо сложно. Есть вещи, которые я не смогу пережить никогда, сколько бы силы не таилось во мне.
Благо, мой супруг обещал задействовать свои связи...
Взгляд падает на телефон мужа, что был оставлен здесь до окончания торжества. Обычно я никогда не позволяла себе в нем копаться. Но сейчас я нуждаюсь в ответах. Конечно, можно попросту выйти в зал, где он принимает поздравление от гостей, но Джеймс сам желал, чтобы впервые я вышла именно на церемонию. В сомнении кусаю губу. В сомнении ли? Большим пальцем я уже ввожу пароль. Всегда его знала. Всегда один и тот же, у Джеймса плохая память на числа.
Пролистываю контакты переписок, пробегаюсь глазами, отметая большинство с элементарным заключением: "не то". Но вот замираю. Глаза цепляются за имя в сообщении. Это именно то, но...
Лжец! Ох, чего я ожидала, право? Что он будет достаточно разуме, чтобы его желание чувствовать власть ограничилось лишь мной!? Но мой сын...
Телефон летит в стену. Где-то в глубине застывает ярость. Холодная, прочная, вечная как льды Арктики. Мне бы заплакать от обиды. Но разве я когда-то умела плакать?
-Как он смел? - С губ срывается шипение. Я смотрю в зеркало снова. Так странно выглядит эта ярость в сочетании со свадебным нарядом. Рывок, и со столика летят многочисленные вазы с цветами, духи и косметика, разбиваясь о пол. Вода струится под ноги, огибая туфли. Мне нужно было выплеснуть это, пока я одна. Такой милый подарок к свадьбе! Он знал, как много значит для меня мой сын. И делал всё, чтобы я не сумела его найти.
И денег не пожалел, мерзавец. Связи, как и сказал, подключил отличные... Джеймс, Джеймс, Джеймс...
- Ты подписал себе приговор, мой хороший, - продолжаю вслух, оборачиваясь к зеркалу вновь, только для того, чтобы подобрать локоны в высокую причёску. Почти такую, с которой я хоронила первого мужа, - Как же там было, любовь моя? Ах, кажется : "А дальше интриги, и с милым пажом адюльтер, улыбки со вкусом отравы и яд в декольте" - да? - Ладони упираются в позолоту зеркальной рамы, медленный глубокий вдох отрезвляет, - Столько классиков пишут о том, что нет в мире ничего страшнее обиженной женщины, но всё же находятся те, кто не внемлет мудрости веков... Не думала, что и Джеймс столь скудоумен, а впрочем? За всё всегда платят, правда? Быть вдовой не так уж и... - обрываюсь на полуслове, когда цепляюсь взглядом за приоткрытую дверь, из-за которой видно чужое платье. Так не вовремя, - трудно, когда тебя поддерживают любящие люди.
Тон, до того яростно шипящий мгновенно возвращается к привычной мягкости. Всё в порядке. Я выкручусь. Всегда выкручивалась. Просто у невесты паника перед свадьбой, такое ведь бывает? Сейчас главное думать о приятном.
В голове возникает картинка той ночи, когда умер мой первый муж. Он получил результат ДНК теста, который доказывал, что этот параноик отдал в приют собственного сына. Нашего сына! Он тогда много пил. Много плакал. Просил у меня прощение. Я сама взяла пистолет из его стола. Взяла осторожно, тканью платка. И вложила ему в руку. Я хорошо помню, как сказала ему, что некоторые грехи смывает только смерть. А после поцеловала его на прощание и сделала несколько шагов назад. В его глазах я видела, что до последнего он надеялся, что я остановлю его. Но курок был спущен. Я смотрела, как жизнь погасила для него и чувствовала любовь. Он умер и искупил ту боль, что причинил. А теперь... Теперь его подвиг предстоит повторить Джеймсу. Не сразу, конечно. Но со временем...
Пальцы отправляют платье, подтаскивая к себе подол, чтобы тот не намок, и только теперь я оборачиваясь, словно невзначай наталкиваясь взглядом на дверь.
-Ох, я не одна! - Смущённо отвожу взгляд. Какая оказия, право. - Простите, дорогая, я кажется немного перенервничала, но вы входите!
И расскажите, что видели. А ещё лучше, что слышали. Как не вовремя!
Такая любовь в жизни тоже случается. Разрушительная. Особенно, если любят два чудовища. Но стоит ли об этом знать посторонним?

Отредактировано Rina Farneze (2020-11-09 12:51:27)

+1

3

Чужая свадьба. Опять. Сколько я видела праздников за свою жизнь? Чужих торжеств, чужой радости.  Вспышки фотокамер ослепляют мгновенно, но мы все уже привычно притормаживаем на входе, автоматически улыбаемся. Идеальная семья, мы даже одеты так, чтобы сочетаться. Высокий, поджарый мужчина с благородной сединой, потрясающе красивая женщина с темными волнистыми волосами и я. Дочь, которая поразительно похожа внешностью на мать, а манерой поведения на отца. Даже не скажешь с первого взгляда, что чужая.
Кажется, моя семья всегда была в топ-листе желательных гостей на любых официальных мероприятиях.  Моя семья и я, как придаток.  Все рады видеть среди гостей наследницу О'Нил. Следуя протоколу, мы ровным строем движемся к жениху: сначала приветствует отец, затем сердечно поздравляет мать. О, а вот и время моей реплики!
- Дорогой дядя Джеймс, ты выглядишь просто потрясающе! - Моя улыбка идет прямо от сердца, а объятия крепкие и спокойные. Ласково расцеловывая мужчину в щеки, я сияю от счастья. - В этом костюме, с радостью в глазах, ты выглядишь как мой ровесник! Мечтаю поскорее увидеть твою невесту!
Странно было видеть, как разрывают дядю противоположные чувства: показная радость, скрываемое презрение и раздражение. А я улыбалась ему искренно, ведь новая свадьба отвлечет его от вопросов наследования на некоторое время. Отец сможет отдохнуть и подготовиться лучше перед новыми судами. Прошло уже два года, а они все еще не могут поделить наследство деда. Впрочем, он сам все усложнил, когда составил такое запутанное завещание с сотнями поправок.
- Как, говоришь, ее зовут? Рина? Это полное имя? Рина О’Нил… Звучит очень достойно! – На радостях снова приобнимаю мужчину, ласково поглаживая по плечу и с интересом отмечаю, как мрачнеет лицо дядюшки при последних словах. Что-то не так с именем? С фамилией?
Вообще-то, обычно я так себя не веду. Но дядя изрядно потрепал нервы всей моей семье, не говоря уже о том, как часто за их спиной шептал мне «выродок», «нищенка», «помойный щенок». Он многому меня научил за эти десять лет, а сегодняшний вечер пусть будет своеобразным зачетом полученных навыков.
Но вот, игру прерывают: миссис О’Нил обнимает меня, разворачивая к объективам, отец становится по другую сторону от брата и… вспышка, вспышка, еще одна. Улыбка застыла на губах, как любимые маменькой альгинатные маски, пока сама она щиплет меня со спины, намекая остановиться.
- Дядя Джеймс, твоя невеста появится только к церемонии? Может, ей нужна какая-то помощь? – Мужчина тянется к карману, чтобы достать телефон, совсем не изящно охлопывает себя по бокам и бросает на меня откровенно враждебный взгляд.
С чего бы это?
- Давай навещу ее, дядя? Заодно попрошу кого-то из персонала принести твой телефон, - улыбнувшись родителям и подмигнув Джеймсу, я тут же ухожу из зала, не замечая, как напрягся дядя под градом новых вспышек фотоаппаратов.
Мной владеет интерес. Какая она? Женщина, которая согласилась разделить жизнь с таким человеком, как Джеймс. Женщина, готовая пойти против семьи и общественного мнения. Слухи говорят, что она вдова. И моя ровесница. Интересное сочетание, учитывая, что у меня и отношений-то серьезных не было к этому возрасту.
Звон разбитого стекла, стук о стены и дверь настигает меня почти сразу. Даже не пришлось побродить в коридоре. Девушка из персонала в нерешительности застыла перед дверью, испуганно вздрагивая при каждом резком звуке. Новенькая? Светские дамы в преддверии таких торжеств часто бывают… нервными. Неужели видит такое впервые?
Подойдя к девушке так, чтобы она заранее меня заметила, аккуратно приобнимаю ее за плечи и кивком показываю уходить. Машу головой на готовые сорваться возражения и выразительно киваю на новый резкий стук за дверью. Девушка заметно расслабляется и уходит. Доверчивая.
Не думая о последствиях, тянусь к закрытой двери, приоткрываю и…
- Ты подписал себе приговор, мой хороший, - яростно шипит незнакомка прекрасным голосом. Ее ярость такая… искренняя, что это обезоруживает. Сквозь щель я вижу только ее спину и половину лица в зеркальном отражении. Этих обрывков хватает, чтобы сложить невероятный образ. Кажется, в этой комнате я встретила воплощение Немезиды. Мифология всегда была моим любимым факультативом и развлечением, так что видение возникло мгновенно.
Я смотрю на женщину завороженно, как будто вижу что-то ужасное и чудесное одновременно. Перестаю дышать. Она выглядит даже моложе меня, но этот взгляд… Ускорившееся сердцебиение заглушает часть ее слов. Легкие горят от нехватки кислорода и резкий вздох звучит оглушающе громко в наступившей паузе.
Ох. Заметила!
- Кажется, я слышала звон из этой комнаты, - открываю дверь так, словно не подслушивала несколько минут. Растерянно обвожу взглядом комнату, в последнюю очередь фокусируясь на девушке у зеркала. – С вами все в порядке?
Прохожу в комнату, осколки под каблуками характерно хрустят. Смотрю на них так, словно не понимаю, что произошло.
- Вы точно не поранились? Стоит ли вызвать прислугу? – С тревогой оглядываю женщину и ее наряд, ища признаки повреждений. Чихаю от концентрированной смеси духов, убийственным озером растекшихся по полу. Достав платок, прикладываю к лицу, чтобы облегчить дыхание. – Вероятно, нам стоит пройти в смежную комнату, пока тут все приведут в порядок.
Говорю всю эту чепуху, но по-прежнему не смотрю девушке в глаза. Плохо. Пусть я и отвлеклась на образ невесты, пропустив пару фраз, но начала и завершения было достаточно. И слова «быть вдовой» в контексте новой свадьбы звучали точно не как пожелания долгой и счастливой жизни. И, пусть Джеймса я почти ненавижу, но он… семья. И только Бог знает, в моей жизни были родственники и похуже!
Приблизившись к туалетному столику, замечаю телефон с еще не потухшим дисплеем. Джеймса? Или… ее? Скольжу взглядом по столику, стене, пока не нахожу электронную панель. Пара нажатий и клининг вызван.
- Дорогая, пройдемте пока в соседнюю комнату, - настойчиво повторяю, предлагая девушке руку. Касаться ее откровенно страшно, но это мой стиль поведения. Нельзя выдавать этот страх раньше времени. – Аккуратно, не запачкайте платье! Оно так идет вашему образу. Я помогу вам.
- Меня зовут Кейтлин. О’Нил. Скоро и вы станете О’Нил, Рина, так что я позабочусь о вас сейчас. Семья ведь для того и существует, чтобы помогать в беде, правда?

Отредактировано Caitlin O’Neal (2020-11-11 08:25:21)

+1

4

"Когда выживаешь в клоаке - быстро понимаешь, что абсолютно всё в тебе, это рычаг. Это способ и средство манипуляции", - так говорят.  Говорят умные люди, никогда не жившие в нищите и не знавшие голода. Люди, которые с назедательным видом поправляют очки и твердят, что нас определяет среда. Глупцы, на мой вкус. В одной семье не найдёшь двух одинаковых по характеру детей, даже если это близнецы. А ведь условия им заданы равные.
Я, как человек росший в антисанитарии, нищите и голоде могу смело сказать, что понимают как устроена жизнь не всё.  Даже не четверть.
Куда больше, чем обычно способны вообразить себе люди, зависит от индивидуальной осознанности, навыка мышления и, как не странно, созерцания. Всё это можно развить, но и до этой истины дано дойти не каждому. Именно поэтому в Дхарави умирает до шестнадцатилетия каждый второй ребёнок. Именно поэтому окажись все эти умные начитанные люди в тех условиях, в которых суждено было расти мне - они бы, в лучшем случае, побирались, преследуя туристов. В худшем - умерли от самого банального аппендицита. Шутка ли, когда медицина, на которую все так любят сетовать, замерла на уровне молитвы?
Было бы ложной скромность, скажи я, что выжила в Дхарави случайно. Отчего-то я родилась той, кто умеет созерцать, умеет получать знания и реализовывать их. Отчего-то у меня был талант мыслить. Именно поэтому свое детство я находила вполне счастливым. Иногда нам даже удавалось купить еды, ту, что магазины и разного рода заведениях готовили на списание. Но куда чаще всё уходило на чистую воду. Откуда деньги, у людей спящих в картонной коробке? Маленькая я тайком смотрела за танцовщицами и повторяла. Так научилась танцевать сама. Ходила в храм, чтобы научиться петь. А после выступала перед туристами, за пожертвования.
А теперь я в платье, которое стоит, как хорошая машина, меня ждёт вторая свадьба и с ней вместе второе предательство. Но, к счастью, сейчас я знаю о нем заранее. Сейчас оно не причиняет столько боли, сколько в первый раз. Но как и тогда на лицо надета мягкая, полная тепла улыбка.
- Ох, не стоит беспокоиться. Это нервы... Всё так остро воспринимается сейчас. - Виновато пожимаю хрупкими плечами, окидывая взглядом царящую разруху.
- Вы точно не поранились? Стоит ли вызвать прислугу?
Прислугу? Значит гостья. Со стороны Джеймса, конечно. Их, пожалуй, очень много. Кажется я впервые вижу эту мисс...
Чёрные живые глаза скользят по одетой с иголочки женщине, по виду моей ровестнице. Это платье очевидно сшито на заказ для праздника. И идеально в тон заданной лютеме лаванды.
Подумать только, лаванда... Что ж. Нужно соответствовать образу современной невесты, знающей цену тематическим свадьбам. И не в меру нервной.
-Да, полагаю и правда стоит. Пойдёмте, конечно, но могу я хотя бы поинтересоваться, как вас зовут? - Вижу, как новая знакомая цепляется взглядом за телефон, в одно мгновение ранимо поджимаю губы в раздражжении, - Телефон Джеймса. Знала бы, как он воркует со своей бывшей, не открывала бы его. Хотела сделать фото, а у него переписка оказалась открыта...
Идиотская причина. Внутренне приходится сдерживать смех. Но ревнивая невеста несравненно лучше, чем невеста убийца.
- Меня зовут Кейтлин. О’Нил. Скоро и вы станете О’Нил, Рина, так что я позабочусь о вас сейчас. Семья ведь для того и существует, чтобы помогать в беде, правда?
- Ох! Кейтлин, так вы племянница Джеймса? Он так много о вас рассказывал! - Позволяю вывести себя из комнаты, тут же надевая маску воодушевления и радости. Нет, я и правда хотела познакомиться с семьёй Джеймса, пусть они и не ладят. Просто это знакомство планировалось немного другим. Даже немного печально, что я не могу искренне и без оглядки радоваться ему в данной ситуации, - Только.... Он не сказал, да? Я думала... Дело в том, что я не меняю фамилию. Знаю, это странно, но... Я уже была замужем. И когда Паоло умер - это была большая трагедия. У меня не так много осталось в память о нем. Фамилия это часть того, что я решила сохранить. Джеймсу всё ещё трудно это принять. - Робко отвожу взгляд, снова вспоминаю глаза мужа, когда он умирал, унося с собой свой грех. Для него эта боль была лишь одним днем. А я живу в ней уже целую жизнь. И всё не вижу конца. Странно, но иногда убийство, это тоже способ любить. - Какие-то у нас не весёлые темы для такого дня и первого знакомства. - Входя в комнату отпускаю чужую руку, тепло, даже почти нежно, улыбаюсь О'Нил. Как бы ужасно не поступил Джеймс эта девушка не виовата. -В любом случае, я рада наконец-то познакомиться с его семьёй. Вы прекрасно выглядите. Жаль, что мы... Не совсем подрбающим образом представились друг другу.
Часть правды. Часть правды всегда необходима лжецу. Я была рада девушке, была рада нашему знакомству и даже собственной свадьбе. Я не солгала о фамилии, но всё это скрывало одну большую игру ставкой в которой теперь была жизнь будещего супруга. За ошибки придётся нести ответственность. Так или иначе.

+1

5

"Все страньше и страньше", как говорила в детстве сестра. Ситуация приобретала какой-то юмористически-гротескный оттенок: реплики, переходы из комнаты в комнату, преувеличенно-доброжелательное поведение двух женщин. Я живу в обмане десятилетия. Поэтому, наверное, чувствую неправильность ситуации еще острее. Что-то пошло не так еще в самом начале подслушанного разговора. Завуалированные угрозы в тех фразах находят отклик даже сейчас, когда девушка мягко и немного равнодушно упрекает мужа в измене.
Измене? Ну надо же.
Позволяю удивлению просочиться сквозь доброжелательное внимание, хотя в голове так и крутится: "почему ты удивлена?". Джеймс всегда был таким: ветреным, легкомысленным, эгоистичным и самоуверенным. Интересно, как давно они встречаются, что эта информация продолжает удивлять невесту? Как близко они вообще знакомы? Может, для своих женщин он припас совершенно противоположную маску? О'Нилы вообще большие любители масок, маскарада и изобразительных искусств. Интересно, как многого они смогли бы достичь, концентрируясь на культуре, а не нефтепромышленности и фармацевтике? Впрочем, такие увлечения гораздо слаще в качестве семейного хобби. Увлечения.
А вот загадка с фамилией оказалась решена даже без наводящих вопросов. Как интересно!
Мне вообще все в Рине любопытно. В воображении она представляется как старинная шкатулка с изысканной гравировкой и множеством потайных ящичков. Шкатулка приветливо приоткрыта, кажется: только прикоснись, и под чудесную мелодию миловидная балерина станцует свой гипнотический танец. Отвлекая, завораживая и лишая рациональности. Но какова вероятность, что на неловкое движение не сработает потайной механизм, а в лицо не полетят отравленные иглы? Секреты всегда идут в комплекте с ключами молчания. Не хочу получить один из таких под сердце. 
- Фамилия это часть того, что я решила сохранить. Джеймсу всё ещё трудно это принять. - в глазах девушки я вижу боль и тоску, с легкостью принимая эти чувства за ностальгию по погибшему мужу. Я все еще чувствую дискомфорт и настороженность в компании невесты дяди, но... кажется, решение уже принято. Не хочу преждевременно лезть в чужие тайны. Лучше послушаю то, что будет сказано добровольно и сделаю выводы по этим обрывкам. Нельзя срывать свадьбу именитого родственника только по подслушанным фразам. Нельзя же?
- Наше прошлое с нами на всю жизнь. Как бы мы не пытались от него бежать, скрывать и игнорировать, именно прошлые события, старые друзья и недоброжелатели сделали нас такими. Кажется, это называют формированием личности? - За неловкой улыбкой и нескладностью последней фразы мне хочется скрыть собственную боль. Разговор зашел куда-то не туда, и я все глубже погружаюсь в собственное болото воспоминаний. Рина очень кстати переводит тему, чему я рада и даже не стараюсь скрыть облегчение.
-В любом случае, я рада наконец-то познакомиться с его семьёй.
- О, только не говорите так при Джеймсе, если не хотите его уязвить! - Я шутливо прикладываю палец к губам, с трудом сдерживаясь от смеха. - Поверьте, такие слова для него как брошенная в лицо перчатка. Уверена, он раньше даже не упоминал обо мне напрямую.
Если, конечно, не заводил речь о "нищей, собачке брата".
Пауза драматически затягивается, пока я аккуратно присаживаюсь на софу, оправляя платье и волосы.
- Раз уж мы с вами будущие родственники, Рина, лучше я сама посвящу вас в странные переплетения семейного древа О'Нил, - снова нервно поправляю ткань на коленях, невольно пряча взгляд от невесты. Такие разговоры всегда ставят в тупик, даже если повторяются десятки раз - все как впервые. - Я приемная дочь Артура и Лилиан. Приемный, но единственный на данный момент их ребенок. И дядя... кхм. Дядя не сразу положительно воспринял эту новость.
Усмешка сама собой рассекает лицо. Естественная реакция на воспоминания от их первой встречи, но все равно слишком откровенная для разговора с его невестой!
- Уверена, вам, как его невесте, отлично известно, что Джеймс... многогранная личность. Он интересный, но сложный человек, а его чувства часто идут вразрез с ярко выраженной рациональностью, - говорить так, чтобы не оскорблять напрямую, но четко передавать нелицеприятное впечатление я все еще учусь, спасибо дяде. Поджимаю ноги под себя, стараясь закрыться, но взгляд неотрывно следит за девушкой. - Мы все еще учимся признавать сильные качества друг друга, Рина. Может, вы мне в этом немного поможете?
Кокетливо склоняю голову набок, улыбаюсь. Опираясь рукой о софу, в нетерпении подаюсь вперед, сверкая любопытным взглядом. Прядь волос от этого движения выбивается из прически, завитком ложась вдоль скулы.
- Какие качества Джеймса кажутся вам самыми привлекательными? За что вы в него влюбились? За что готовы были бы... возненавидеть? Если бы не эта любовь, конечно.

Отредактировано Caitlin O’Neal (2020-11-17 22:28:36)

+1

6

Ты смотришь искоса с упрёком
Мне уроком будет мой синдром творца

+

Мы устраиваемся в полупустой комнате, занимаем кушетки, вдыхая смесь запахов из стоящих цветов и весны расцветающей за открытым окном. Хороший аромат для торжества. И ещё более хороший для лжи и игры в радушие.
Ведь если смотреть в глаза правде - я не ревнива. Измены, право, достаточно условны. Джеймс мог бы со вкусом и последовательно поиметь весь Сиэтл, а с моего лица не сошла бы улыбка, когда вечером за ужином мы предались бы рассуждениям на статистические итоги: приятнее с брюнетками или рыжими?
Не говоря уже о том, что на самом деле мужчина не изменял. Он был несколько до болезненного одержим этими отношениями, не имеющих под собой ничего похожего на стандарт. Но уловка была принята, а это позволило усыпить первичную подозрительность О`Нил, хоть и не исчерпывало её полностью.
- Прошлое ничего не определяет, дорогая. - Голос звучит по-сестрински тепло и мягко, - Люди очень любят носить с собой багаж, но на деле нас формируют извлеченные выводы, ставшие опытом. Сами по-себе события, какими бы тяжелыми или нелепыми не являлись: означают не столь уж много. А уязвить его не так уж просто, даже нежелательными упоминаниями.
Так ли? О, по иронии Джеймс в моей жизни совсем недавно. Но я чувствую его хорошо. Даже слишком хорошо. С первой встречи наши демоны спелись.
- Поверьте, такие слова для него как брошенная в лицо перчатка. Уверена, он раньше даже не упоминал обо мне напрямую. Если, конечно, не заводил речь о "нищей, собачке брата".
Устраиваю ладони одну поверх другой на коленях, под ними чуть приминается ткань платья. Повисает тишина.
- Раз уж мы с вами будущие родственники, Рина, лучше я сама посвящу вас в странные переплетения семейного древа О'Нил. Я приемная дочь Артура и Лилиан. Приемный, но единственный на данный момент их ребенок. - Хах. А вот этой детали паззла не хватало. Всё могло быть совершенно иначе...Чушь. Всё так, как есть, и было бы так же не смотря на время. Месяц, год, хоть пять. Стыдясь родства Джонатан скрывал бы семейство до последнего, всё того же дня свадьбы, а значит понять эту его сторону было бы невозможно. Фатализм. Но он лучше всего позволяет принимать действительность трезво, - И дядя... кхм. Дядя не сразу положительно воспринял эту новость.
- Вот как. Порой полюбить ребенка как собственного родственникам сложнее, чем самим родителям. - Киваю с пониманием, возвращаясь мыслями к собственному сыну. Становилось яснее, почему он так препятствует нашему воссоединению. Становилось понятно, что с ним никогда не будет семьи настоящей. Если не отказаться от своего ребенка, конечно.
- Мы все еще учимся признавать сильные качества друг друга, Рина. Может, вы мне в этом немного поможете? - Этот вопрос вырывает из раздумий, за которыми все предыдущие слова были успешно прослушаны с вежливой улыбкой и механическим киванием в такт. - Какие качества Джеймса кажутся вам самыми привлекательными? За что вы в него влюбились? За что готовы были бы... возненавидеть? Если бы не эта любовь, конечно.
- Ох. Это довольно личные вопросы. Прежде всего мне стоит обозначить… сегодня наша с ним, кажется, пятая встреча лично. - Пауза. Наблюдаю, как меняется её лицо и невольно смеюсь. - Впервые мы встретились практически год назад, я тогда только планировала переезд в Сакраменто. В ту встречу он сразу сказал, что я стану его женой. Это мне в нём нравится. Решимость, умение идти на риск, склонность к авантюрам. Однако тогда я не была готова открыть новую страницу своей жизни и, предсказуемо, не сделала этого. Вернулась в Индию, - воспоминания о времени дома захватывают. Воспоминания о человеке, что был со мной там захватывают. Буквально десять минут и рука об руку я буду с супругом, но раз за разом сердце нежностью откликается на мысли об Александре, - Жила там, а вернувшись встретила его. Буквально неделю назад. Он тут же повторил свое предложение и предложил переехать к нему, в на другой день я уже изучала его работу. Ваш дядя, по нему может и не скажешь, но он умеет доверять без остатка и границ, он умеет любить отдавая себя всего, но и забирает взамен всё, - жаль, есть вещи за попытку отнять которые люди умирают, - я полюбила его за это. И за это же ненавижу до боли. У нас не самый простой брак. И точно не самая привычная история отношений. Но мы такие, какие есть. И думаю он готов отдать мне свою жизнь.
Нежная улыбка прячется в уголках губ. Словно его отражение, я проживу наш брак по его заветам. Я заберу всё, что он готов отдать. А жизнь - это далеко не всё, но последнее из списка.

+1

7

- Прошлое ничего не определяет, дорогая, - покровительственно сообщает девушка, не то успокаивая, не то поучая свою же ровесницу.
Я не согласна с этими фразами, хоть и пытаюсь это скрыть. Чтобы вести аргументированный спор, нужно прежде всего открыться собеседнику. Выложить все карты, достать козыри и шестерки. А я все еще неопытна в вопросах искренности. Мне проще делать вид, что чего-то нет, чем доказывать несущественность этого чего-то.
Поэтому я предпочитаю думать, что до жизни в семье О'Нил у меня ничего не было. Ни семьи, ни смертей, ни насилия. Ничего. Но произошедшие события уже изменили меня настолько сильно, что возврата к исходному просто не может быть. Мысли путаются, барахтаются в вязком желе обрывочных воспоминаний. Неприятное чувство, которое я предпочитаю давить. Как и сейчас.
- Вы правы, - вынужденно соглашаюсь, несмотря на все сомнения и внутренний простест. - Новую жизнь всегда проще строить с чистого листа, скомкав и выбросив неудавшиеся черновики.
- А уязвить его не так уж просто, даже нежелательными упоминаниями.
- О? - звук вырывается сам по себе, бровь приподнята в саркастичном удивлении. Это высказывание рушит картину доверительных отношений между влюбленными. Может, дело в том, что при ней Джеймс старается казаться мягче, лучше? А, может, он и правда становится мягким в компании возлюбленной? Выстроенная цепочка умозаключений неожиданно сильно расстраивает. Сложно представить Джеймса к кому-то искренне расположенным, а когда наконец этот образ выстраивается... нет, неприятная картина.
- Он тут же повторил свое предложение и предложил переехать к нему, в на другой день я уже изучала его работу.- Вот оно как! Пятая встреча и уже второе предложение. Да, дядя всегда добивается желаемого, но впервые своими глазами вижу женщину, которую он так хочет. Почему-то от развязки этого разговора становится неловко и неприятно. Но я все равно намеренна продолжать. Guilty pleasure.
Получается, они действительно плохо знакомы. Но, если верить дядиным привычкам, про нее он знает уже все. Особенно то, что девушка хотела бы скрыть.
Вырисовывается очень интересная картина.

- ...У нас не самый простой брак, - хочется въедливо поправить: "вы еще не женаты", но крепко сжатые зубы хорошо удерживают нежелательные комментарии. Злость накатывает волнами, дезориентируя. Я давно так ярко не чувствовала. И очень давно не вела себя настолько неосторожно. Осознание этого бесит еще сильнее, хотя должно бы отрезвлять. Нельзя! Нельзя! Нельзя! Мысленные уговоры отвлекают от разговора, но конец фразы слышу отчетливо. Папа всегда учил: что бы люди ни говорили, внимательно прислушивайся именно к словам в конце.
- И думаю он готов отдать мне свою жизнь.
Отчетливый треск разрывает кокон тишины. Ткань обивки, которую я незаметно, но судорожно сжимала на протяжении нескольких минут, разошлась под длинными ногтями. Наполнитель тут же вырвался на свободу, светлым по темному ярко возвышаясь над тканью софы. Брезгливо отдернувшись, я поспешно встала и отошла к окну. Прирожденный хирург, я никогда ранее не высказывала брезгливости по поводу чьих-то "внутренностей"... особенно если речь идет о предмете неодушевленном. Но фабула разговора, его сладкий тон и странный подтекст трансформировались в вязкую, неприятную смесь. Я чувствовала тошноту. Тошноту и страх.
- Необычная и яркая история отношений, - отстраненно произношу, слепо глядя в окно. Говорю, потому что что-то надо сказать на такие откровения, пусть больше и не хочется ничего слышать. Короткий разговор словно высосал из меня все силы, оставив одну оболочку: иссушенную, пустую и разочарованную. Что я хотела услышать?
Размытое отражение в зеркале смотрит в ответ темным, пристальным взглядом. Бледное лицо, огромные глаза, влажный блеск которых виден даже в неверном отражении прозрачного стекла. Еще не слезы, но уже близко. Мне требуется хотя бы минута, чтобы взять себя в руки и вернуться к нейтрально-доброжелательному поведению, но спиной ощущая чужой взгляд, я понимаю: этой минуты нет.
- Страсть, осознание с первой встречи, что вы созданы друг для друга... Не думала, что когда-то услышу лично такую чудесную историю, - поворачиваюсь лицом к Рине, поясницей упираясь в подоконник. - Раньше мне казалось, что такая любовь существует только на страницах книг. Рина, вы и Джеймс будете поистине волшебной парой. Ослепительно-яркие чувства, любовь до гроба.
Сама не знаю, что меня смутило в последней фразе. Что зацепило. Подсознательно я чувствовала какой-то подвох, мысли словно спотыкались, возвращаясь к подслушанному монологу невесты.
- А вы? Вы готовы пожертвовать собой ради Джемса? - вопрос вырвался быстрее, чем сработала осторожность. Я напряженно смотрела на невесту, даже не пытаясь скрыть заинтересованность в ответе. Важно было увидеть ответ, а не услышать.
Трель телефона заставила вздрогнуть. Удивительно, что во всей этой суматохе маленький клатч с телефоном внутри я продолжала верно сжимать в руке. Хорошо, не в той, которой неосмотрительно испортила обивку. Порча техники все еще воспринималась болезненнее, чем других вещей. Отсылка к прошлому?
- Прошу простить, нужно ответить, - говорю автоматически, прежде чем ответить на звонок. 
- Слушаю, Лилиан. Да, все в порядке. Уже? Хорошо, мама. Скоро. 

+1

8

Рина и Джеймс, Джеймс и Рина. Мы сложились в одно мгновение, сложились, потому что моя темнота нуждалась в его демонах. За эти свидания оба говорили о многом. Я узнала о страхах будущего мужа, о планах и мечтах. Узнала об ужасной привычке пить молоко прямо из пакета и его не любви к острому. Узнала, что он совершенно не может заснуть без снотворного, и что Ницше предпочитает Форбс. Не то, чтобы сама так уж любила Ницше. Все философии лишь множили оценочные сущности, а те в свою очередь, всегда были нелепы. Любая оценка оказывается не столь твердой, если сделать обстоятельства критическими. Или добавить личную заинтересованность в купе с эмоциональной увлеченностью. И всё же именно это почему-то меня в иные разы коробило.
Может дело было в том, что прочти он Ницше - согласился бы с каждым словом? А может в том, что во мне живо было стремление познавать и хотелось разделять его с кем-то, как это было в Индии... С призраком теперь уже прошлых дней.
А вот призраки этой девушки были отнюдь не в прошлом. Глупо верить женщине, если та говорит, что у неё нет соперниц. Это подсознательное. И это подсознательное не обошло меня стороной. На беду или счастье? Как знать... Но перемены на её лице говорили крайне красноречиво обо всем, что она принесла за собой. Это была ревность. Ревность молодой женщины. Ревность которую не можешь сдержать или контролировать потому, что не признаешься в ней себе самой. Вот только если Кейтлин не могла сказать себе "я ревную", то я смотрела на происходящее чётко отдавая отчёт в происходящем. И в чувствах, что одолевали мою новую родственницу. Они же, впрочем, позволяли ей мыслить куда как более пытливо и видеть между строк смысл, о котором другие бы и не подумали.
- А вы? Вы готовы пожертвовать собой ради Джемса? - Словно по щелчку на лице появляется неподдельное замешательство. Брови ползут вверх, ресницы пушистым лесом обрамляют распахнутые глаза, а губы сжимаются, будто только что мне был дан лимон на съедение.
- Пожертвовать, прости? - Переспрашиваю медленно, вкрадчиво, пытливо впиваюсь в неё взглядом, - Мы о... Чём? О какой-то ситуации, где оба окажемся в заложниках? Тебя интересует, заслоню ли я его от пули? - Свожу в шутку, позволяя себе весело рассмеяться, но добавляю серьёзнее, - Разумеется я обещаю прожить с ним жизнь. В этом и суть создания семьи, в конце концов.
Жаль, что ещё до создания этой семьи в моей спине красуется нож... Но лучше так, чем прожить жизнь в неведении.
К счастью разговор прерывает телефонный звонок, тонкие пальцы поправляют причёску почти механически, а взгляд скользит к стрелке часов. Действительно скоро. Время идти к алтарю и произносить заранее заготовленную клятву. Заготовленную любимому человеку до того, как узнала, что он лжот мне в глаза кажий божий день. Стоит ли читать её? Может стоило бы поклясться в том, что я готова исполнить?
- Полагаю нас ждут. - Спокойно резюмирую, поправляя юбку, - Идем? Тебе стоит присоедениться к семье прежде, чем марш зазвучит.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Звучит ли правда в свадебной клятве?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно